эпизод недели: dying to live
пост недели:

Розария себе врет и ненавидит себя за это. Она знает, что Альбериха что-то связывает с алхимиком, у неё уши и глаза повсюду. Она как чертова гончая чует запах интриг и предательства, им пронизан весь этот блядский город, сладковатый аромат переспевших яблок и закатников, гниющих в траве. Но из-за дыма нотки исходящие от Кэйи практически не чувствуются, а потому она всегда закуривает вторую. читать далее

    shakalcross

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » shakalcross » альтернатива » when night comes


    when night comes

    Сообщений 1 страница 6 из 6

    1

    WHEN NIGHT COMES
    Сяо СинчэньСюэ Ян
    https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/422/567004.png


    — Захожу в гостиную, а мой прекрасный старинный диван залит кровью!
    — Это который красный?
    — Ну, теперь он красный, да!


    Поднебесная/наше время

    +1

    2

    — Вот ведь… Ни в одном глазу? — Ворчливо произнес мужчина, и Синчэнь не нашелся, что ответить, лишь виновато улыбнулся. Алкоголь и правда на него не особо действовал. — Ну ничего, я все равно тебя перепью. Бармен, повтори!

    — Нет-нет-нет. — Спохватился Сяо, закрывая ладонями оба их стакана, чтобы в них не попало больше ни капли спиртного. — На сегодня пора завязывать, мне точно хватит. Да и такси скоро подъедет. Давай, Сюань-сюн, надо собираться.

    — Вот ты душнила! — Отзывается тот и соскальзывает с высокого барного стула. Его ведет, и Синчэнь лишь в последний момент успевает подхватить его, чтобы не дать встретиться лицом с полом.

    — Ты мне тоже очень симпатичен. — Он только усмехается, прикладывая немало усилий, чтобы натянуть пальто на выворачивающегося из его рук и требующего продолжения банкета мужчину. Все их посиделки заканчивались примерно одинаково, и Синчэнь был готов, когда соглашался пойти после работы в бар с коллегой, для которого перепить его, кажется, стало смыслом жизни.
    В конце концов, мог себе позволить — завтра был выходной, а с понедельника он числился в отпуске. Блаженная неделя, когда можно будет заняться приятной домашней рутиной, в тишине и без спешки доделать все проекты и забыть, как страшный сон, о наступающих на пятки дедлайнах и о заказчиках, которые разве что не тыкали его вилами в пятую точку, чтобы помочь ускорить выполнение работы.

    Он, наконец, застегивает последнюю пуговицу на чужом пальто и приваливает коллегу к барной стойке, чтобы расплатиться и одеться самому. В голове немного шумело, тело ощущалось непривычно расслабленным и было немного жарко — хотелось поскорее покинуть душное помещение, оказаться на воздухе.

    — Выпили ведь одинаково, так почему же ты еле на ногах стоишь? Как же ты собирался перепить меня? — Подтрунивает над коллегой Синчэнь, перекидывая его руку через плечо, и смеется, когда тот разражается гневной тирадой.
    На улицу они фактически вываливаются под бубнеж Сяо, что кому-то было бы неплохо похудеть.

    — Давай со мной, выпьем, посмотрим что-нибудь. Сестрица тебе будет рада. — Цепляется Сюань Цзи за рукава пальто Синчэня, пока тот изо всех сил пытается затолкать его на заднее сидение машины.

    — В другой раз, я и так перебрал. Сестре привет. Смотри, не запачкай салон. — Улыбается он, захлопывая дверцу.

    Еще какое-то время он так и стоит на месте, наблюдая за удаляющимся автомобилем и размышляя о том, стоит ли взять такси или пройтись пешком. Синчэнь глубоко вдыхает холодный ночной воздух и спешит закутаться в шарф — похолодало...

    До дома он добирается пешком — безбожно промерзает, зато в голове немного проясняется. Петляя дворами, чтобы сократить путь, Сяо сворачивает в очередной переулок, когда слышит странное шебуршание.
    «Кошка, наверное…» — решает он, всматриваясь в самый темный угол неосвещенного проулка, но все же достает из кармана мобильный.

    «Вот те раз», — думает Синчэнь, стоя над человеком, распластавшемся на асфальте в том самом углу и разглядывая живописно поблескивающую под светом телефонного фонарика лужу крови под ним, стараясь не влезть в нее своими новыми ботинками.
    Стоило вызвать скорую. Хотя, судя по виду незнакомца, а выглядел тот изрядно потрепанным и не слишком живым, возможно нужен был сразу катафалк.

    Сяо присаживается рядом на корточки и прижимает пальцы к шее мужчины, ощущая пульсацию под кожей. Сердце билось ровно, хотя и редко.
    Он набирает 911 и ставит на громкую связь, продолжая осматривать свою находку.

    «Вот те два», — с губ срывается удивленный вздох, когда он приподнимает верхнюю губу незнакомца и видит слегка удлиненные острые клыки.

    — Вы позвонили в 911. Что у вас случилось? — Раздается голос из трубки, и Синчэнь вздрагивает, успев напрочь забыть про звонок.
    — Простите… Я немного перенервничал. Помощь не нужна, уже все в порядке. — Бормочет он и сбрасывает вызов, запихивая телефон обратно в карман. — И что прикажешь с тобой делать?

    Обращается он к незнакомцу, прикидывая, как бы его получше перехватить, чтобы дотащить до дома и не умереть.
    Может быть Луна была в Скорпионе, а может Меркурий в ретрограде или вообще наступил коридор затмений, но судя по всему Вселенной была нужна его сорванная спина. А может это был знак свыше (второй за сегодня), что ему стоило подкачаться?

    Сяо с трудом перекидывает тело через плечо и возобновляет свое шествие к дому, попутно прощаясь со своим светлым кашемировым пальто. Потому что легче было купить новое, чем объяснить в химчистке, почему оно все заляпано кровью.

    Выглядывая из-за угла дома и наблюдая за парочкой, что никак не могла расстаться, Синчэнь чувствует себя немного не в своей тарелке. Хотелось есть, лечь, массаж, и особенно разогнать к гую этих романтиков, что уже минут пятнадцать миловались прямо у дверей его подъезда. И чего людям в такой час дома не сидится?
    Но он был человеком взрослым, порядочным, да и светиться с окровавленным почти трупом не хотелось, поэтому терпеливо дожидается, пока все разойдутся и только после этого проскальзывает в подъезд, остервенело тыча на кнопку вызова лифта.

    Квартира встречает его тишиной. Он кое-как включает свет в комнате и сваливает свою ношу на диван, устраиваясь рядом на полу. Спину нещадно ломило, и у Синчэня имелись серьезные причины сомневаться что завтра вообще получится разогнуться. Похоже, возраст все же брал свое.
    — Подожди, не помирай. Дай мне пять минут передохнуть, иначе тут будет два трупа. — Говорит он, даже не ожидая услышать ответ, и все же ползет в ванную комнату, набирая в таз горячую воду, а заодно прихватывая аптечку.
    Стягивая одежду с мужчины, он ожидает увидеть что угодно, но не то, что видит в итоге. На первый взгляд все было плохо, на второй… очень плохо. Множество гематом и порезов, какие-то поверхностные, какие-то более глубокие, хуже всего выглядела рана на животе — уходит куча времени на то, чтобы обработать их все, наложить повязки и обтереть кровь.
    Сяо чувствует себя выжатым настолько, что даже не обращает внимания, когда, отрезая бинт, задевает ножницами палец. Порезался и ладно — царапина все равно почти даже не кровит, а закончить хочется как можно скорей.

    Под конец этого увлекательнейшего занятия сил у него хватает только на то, чтобы доползти до кресла. Он планирует после перебраться в спальню, может быть даже душ принять, но в итоге так и засыпает, уронив голову на подлокотник.

    [icon]https://i.imgur.com/o1WJf4o.jpg[/icon]

    +1

    3

    Горло сушило, словно он добрую неделю ничего не пил, бок тянуло, в голове стоял туман, а желание разорвать ублюдку горло сводило с ума. От Яо и раньше было много проблем, но теперь тот превзошел самого себя, натравив гребанных охотников, с их напыщенными речами и отравленными болтами вместо пуль.

    «Ничего личного», — говорил он, сладко улыбаясь зло скалящемуся Яну, — «просто теперь ты для меня бесполезен».

    Придет время, и Сюэ Ян с особым удовольствием выпотрошит эту самодовольную дрянь, вырвет кишки голыми руками, намотает на шею да так и подвесит к потолку, оставив болтаться пока не найдут. Современное искусство, чтоб его, дивное украшение для кабинета, Ян по дружбе подсобит.

    Вскоре, не осталось сил даже на ругань, образы померкли, и он свалился у ближайшей стены. Рана на животе выглядела хуже прочих, и болела как последняя тварь — сейчас бы неудачника какого-нибудь, заглянувшего в темный переулок по глупости, уж Ян ему устроил бы приключение, впившись клыками в глотку. От желанной картины, он слишком сильно закусил губу, и кровь выступила, прежде чем он слизнул её, заприметив силуэт неподалеку, появившийся словно в ответ на молчаливую просьбу.

    Подарок судьбы, жаль не схватить, повезло придурку.

    ***

    Когда он вновь открыл глаза, последним воспоминание перед тьмой, оказалось светлое кашемировое пальто и бесконечная жажда, сушащая горло. Сюэ Ян должен был умереть, а не прийти в себя на диване в чьей-то квартире. Рана, нанесенная охотниками, была смертельна, уж в чем, в чем, а в этом он большой спец, сам убивал не раз себе подобных. Но вот на тебе, вместо посмертия мягкие подушки под задницей и подозрительно сладкий аромат в воздухе, от которого он невольно сглотнул.

    Подняться с места оказалось куда сложнее, чем думалось поначалу. Болело все так, что хоть помирай, лишь бы не испытывать этого адского жжения. Какой дрянью пользуются чертовы самозваные борцы со злом, что сдохнуть проще, чем жить после? Небось и здесь Яо подсуетился, ублюдок прозорливый.

    Со старческим кряхтением (вполне подобающим его возрасту, к слову), Сюэ Ян таки скинул себя с дивана, матерясь вполголоса. Кто бы ни затащил его сюда, он проделал неплохую работу, стянув половину одежды и перевязав раны, да так аккуратно, что не сразу заметишь бинты.

    Небольшая комната, минимализм во всей красе — Цзинь Гуанъяо, этот любитель позолоты да пионов, не оценил бы, а все, что эта сволочь не оценила бы, Сюэ Ян приветствовал с распростертыми объятиями.

    Сделав на пробу шаг, он резко выдохнул, кривясь от того как потянуло живот, но продолжил идти, следуя за тихим сопением. Самое время поприветствовать несчастного, решившего помочь раненому, элементарная вежливость, мать её, а со стороны спасителя не убудет от пары глотков, Ян даже постарается быть аккуратным и не разодрать горло клыками, пока будет пить.

    Шаг, еще один, и вот он уже был рядом с задремавшим человеком, прикорнувшим прямо на подлокотнике кресла. Идиллия просто, для полноты картины не хватало только теплого пледа, да выпавшей из рук книги с любовно загнутыми страницами. Наклонившись совсем близко, Сюэ Ян оперся ладонями по обе стороны от спящего незнакомца, выдохнув прямо ему на ухо:

    Ну, — усмехнулся он, борясь с желанием сейчас же укусить, насытившись вдоволь, — и кто ты таков будешь?

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/423/45567.jpg[/icon]

    0

    4

    Сначала была лишь блаженная темнота. Синчэнь любил такие ночи, когда воспоминания, наконец, переставали одолевать его, когда не было никаких сновидений — он словно растворялся в этой темноте, переставал существовать.

    Но чернота почти всегда сменялась картинками, серыми и неясными, как выцветшая краска на старом холсте, постепенно набирающими силу и сочность. Подсознание услужливо подбрасывало образы: реальные и вымышленные; из настоящего и прошлого; до боли родные и, казалось бы, давно забытые, погребенные на самых глубинах памяти и те, что забыть никак не получалось.
    Все это яркими пятнами вспыхивало под веками, причудливо переплеталось между собой, и по обыкновению забывалось по утру, тем не менее оставляя после себя неприятную тяжесть в области груди — там, где под ребрами билось сердце.

    — И кто ты таков будешь? — Горячее дыхание обжигает ухо, и незнакомый голос бесцеремонно вырывает его из дремы. Синчэнь лишь тихо стонет на выдохе и прячет лицо в изгибе локтя, отчаянно цепляясь за остатки сна.
    Проходит несколько секунд, прежде чем он поворачивает голову и приоткрывает один глаз, сонно поглядывая на гостя, словно пытаясь вспомнить, кто это вообще такой и что тот забыл у него дома.

    — Уже утро? —  Хрипло спрашивает он и все же отрывает голову от подлокотника. Осознание о событиях вчерашней ночи настигает его вместе с болью и покалыванием в затекшем теле — все же стоило дойти до спальни. Синчэнь бросает взгляд на настенные часы, при этом щурясь, чтобы сфокусировать зрение на плывущих цифрах, и недовольно морщит нос — прошло всего пару часов с момента, как он заснул. Желание незнакомца получить ответы кажется ему понятным и логичным, но зачем же действовать так нагло и грубо?

    Сяо откидывается на спинку кресла, оказываясь практически нос к носу с парнем, который не спешит отстраняться, и, недолго думая, закидывает руки ему на плечи, приобнимая, притягивая ближе к себе. Клин клином вышибает, а приступы наглости иногда неплохо купируются наглостью еще большей.
    — Про личные границы никогда не слышал? — Синчэнь пристально смотрит вампиру в глаза, слегка толкая того ладонью в плечо, отстраняя от себя и, наконец, поднимаясь на ноги.
    — Хотел бы я возмутиться, что ты забыл прекрасную ночь, но все прекрасное в ней закончилось как раз на нашей встрече. Убраться поможешь? — Без особой надежды спрашивает он, осматриваясь вокруг: на полу так и стоял таз с окрашенной в красный водой, валялись окровавленные тряпки и обрывки бинтов, а при взгляде на любимый старинный диван, который был куплен на одном из аукционов добрые полсотни лет назад и путешествовавший с ним из квартиры в квартиру, хотелось разве что плакать. Похоже к списку дел на сегодня стоило добавить еще и уборку.

    — Так какого гуя ты встал? Хочешь, чтобы раны снова открылись? Я и без того потратил кучу времени, чтобы подлатать тебя. — Он возвращает парня обратно на диван, стараясь не замечать расползшиеся по светлой обивке алые пятна, вместо этого сосредотачивая внимание на своем госте.

    — Мое имя Сяо Синчэнь. Нашел тебя вчера по пути домой. — Сообщает Сяо и присаживается рядом, осматривая повязки на вампире. — Нужно будет сменить бинты. Еще кровит рана на животе, но она и выглядела хуже всего. Ты на удивление живучий. Я не был уверен, что выкарабкаешься, а ты уже даже передвигаться можешь. Хорошо, что не попал в больницу, было бы сложно объяснить твое быстрое восстановление.

    — Голоден, наверное. Да и крови потерял много. — Синчэнь неуверенно подцепляет указательным пальцем высокий ворот водолазки, оттягивая его, и приподнимает голову, доверчиво открывая доступ к шее. — Если будешь осторожен, можешь кусать. Но если не уверен, лучше я воспользуюсь старым добрым ножом. Порезы на руках, конечно, долго заживают, но хотя бы останусь с целой глоткой.

    [icon]https://i.imgur.com/o1WJf4o.jpg[/icon]

    +1

    5

    От человека, завозившегося под ним, пахло почти выветрившимся алкоголем. Резкий запах, и будь на месте Сюэ Яна кто-то почувствительней, точно бы скривился, а не придвинулся еще ближе, с трудом сдерживая жажду, чтобы дождаться ответа. Если бы Сюэ Яна спросили, а на кой он вежливый такой, то вместо ответа тот лишь огрызнулся бы, недовольно отмахнувшись, прежде чем вернуться к объекту своего нежданного интереса.

    Потребность немедленно укусить, разодрать к чертям чужое горло, казалась невыносимой, но он все равно терпел, находя происходящее невероятно увлекательным. Ни страха, ни ужаса, только легкое раздражение да толчок в плечо, чтоб отодвинулся — где еще такого найдешь. Глупо конечно, тут не поспоришь, но необычно же!

    Такую ночь, я бы точно не забыл, — многозначительно подмигнул он, усмехаясь еще шире, когда его посадили обратно на диван, — могу придумать пару причин, чтоб не вставать до самого утра.

    Бок тянуло болью, рана явно была не из простых, раз еще не зажила. Гребаный Яо с его гребаным предательством, лучшего момента просто не подобрать, чтобы воткнуть нож в спину. А как хорошо все начиналось: Ян был сыт, доволен, выпивал досуха придурков, на которых этот ублюдок указывал, идиллия, мать её. Что именно пошло не так, он до сих пор не понял, да по правде и не хотел разбираться, не теперь, когда в животе дыра, а злость клокочет в горле от одних только воспоминаний.

    Ну здравствуй, Сяо Синчэнь, — слизнув соль с губ, оскалился Сюэ Ян, едва не шипя из-за того, как неудачно он задел свой бок, — ты каждого встречного тащишь к себе домой? Не очень-то это добродетельно.

    Может дело было в светлой одежде и явно пацифистских взглядах, раз его и впрямь пустили в квартиру, да еще и перебинтовали аккуратненько, заливая диван кровью, но избавиться от странного ощущения, что вся эта ситуация словно из дрянной дорамы про каких-нибудь благодетельных монахов с горы, ему не удавалось, от того и рассмеялся, глядя на то, как покраснели бинты из-за небольшой прогулки по комнате.

    Смелый, а? — широко улыбнулся он, позволяя клыкам блеснуть на свету, — не в моих правилах от подобного отказываться.

    Тут бы удивиться, почему этот Сяо Синчэнь так спокоен, приглашая явно голодного вампира перекусить, не говоря уже о том, откуда ему о них вообще знать, но Сюэ Ян и не подумал спрашивать, судорожно сглотнув прежде, чем уткнуться носом в приветливо открытую шею. Клыки чесались от несдерживаемого желания, и ждать дальнейшего разрешения он не стал, неаккуратно разрывая зубами нежную кожу, чтобы добраться до вены.

    Сюэ Ян уже и не вспомнил бы тех дней, когда это казалось ему отвратительным. Гадкое соленое послевкусие и иногда металлическая горечь сопровождали каждый укус, но стоило отдаться жажде и все исчезало, обращаясь эйфорической дрожью, от которой разве что сойти с ума можно, глотая больше и больше, до последней капли. Он не контролировал себя раньше, не собирался начинать и теперь. Прошлый интерес оказался позабыт, едва Сюэ Ян ощутил кровь на языке, издавая подозрительно неприличный стон. Цепляясь пальцами за водолазку, он чуть ли не навалился сверху, выпивая предложенное жадно, пока не утих зуд, здесь бы и остановиться, но… Какого черта он должен?

    Хватит с него игры в благородство, Сяо Синчэню следовало знать, чем обернется его великодушное приглашение.

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/423/45567.jpg[/icon]

    Отредактировано Xue Yang (2022-05-27 07:39:14)

    +1

    6

    — Да что ты знаешь? Я сама добродетель, так что никаких «встречных» в моем доме. Исключительно оборванцы из подворотен, истекающие кровью. — Усмехается Сяо Синчэнь, постукивая указательным пальцем по шее, давая понять, что столь великодушное предложение не будет действовать долго, и гостю стоит поторопиться. — Шутишь… это хороший знак.

    Горячее дыхание обжигает шею, и острые зубы вонзаются в кожу, разрывая ее. Он морщится, сминая край рукава в кулаке, стараясь отвлечься от неприятных ощущений, переключиться на что-то другое.
    «Стоило воспользоваться ножом», — с досадой думает он. Все это оказывается куда больнее, чем он ожидал. Может потому, что вампир не слишком осторожничает, несмотря на все его просьбы, а может просто отвык. Если когда-то подобное и было для него привычным, даже обыденным, то вот уже на протяжении почти десяти лет и до сего дня Синчэнь в связях, его порочащих замечен не был — жил себе спокойно, с кровопивцами дружбы не водил и предпочитал, чтобы так все и осталось.

    — Полегче, не слишком то увлекайся… — просит Сяо, легонько похлопав того по плечу. Похоже, вампир ему достался весьма юный, с самоконтролем и умеренностью знакомый лишь понаслышке, из-за чего видимо охотники им и заинтересовались. А может были другие причины, кто ж его разберет — глупо рассчитывать, что ему поведают биографию, учитывая, что незнакомец даже не удосужился представиться.

    Вскоре в ушах начинает шуметь, перед глазами задорно заплясали «мушки», а в теле поселяется нарастающая слабость. Синчэнь узнает в этом признаки кровопотери, но двинуть словно налитыми свинцом конечностями кажется сейчас настоящим подвигом. Интересно, если он без сопротивления позволит голодному вампиру выпить себя досуха, будет ли это считаться самоубийством?

    — Хватит, ты убьешь меня… — Он все же упирается ладонями парню в грудь, делая попытку оттолкнуть, но тот лишь сильнее наваливается сверху, придавливая к дивану. Сяо судорожно пытается сообразить, что делать в подобной ситуации, но мысли в голове ворочаются медлительно и неохотно. Зато тело не подводит — ведомое инстинктом сохранения, движется будто само по себе.
    Синчэнь бьет кулаком в живот, по ране, которую недавно так усердно пытался залатать. Это не спасает, но дает возможность дотянуться до тумбы сбоку от дивана. Элегантный, со сложной декоративной отделкой корпус часов, выполненных из дерева и металла, отлично ложится в руку, ничуть не хуже прикладывается и об вампирскую голову; с таким треском, от которого внутри что-то болезненно сжимается.

    Хватка ослабевает, и Сяо, наконец, спихивает с себя наглеца, подрываясь, как ошпаренный, с дивана, отскакивая в сторону. От резкой смены положения все вокруг кружится и плывет, и сохранить равновесие удается с трудом.
    — Какого черта?! Что с тобой вообще не так?! — Он зол и расстроен, но смотрит не на вампира, а на обломки часов у того под ногами. — Англия, 19 век, я лично их выбирал…

    Синчэнь все же берет себя в руки, устало трет переносицу. Вот уж точно «утро добрым не бывает». — Твоя одежда на полу возле дивана. Собирайся и уходи. Когда вернусь, надеюсь, что не увижу тебя в своей квартире.
    Он хватает со стола аптечку и направляется в ванную, захлопывая за собой дверь так, что трясутся стены.
    Включает воду, разглядывая отражение в зеркале, и не узнает себя: взъерошенный, бледный, осунувшийся, с заострившимися чертами лица. Все-таки ничего не изменилось — помощь вампирам была крайне вредна для его здоровья.

    — Почему все еще здесь? — Интересуется он, когда обработав многострадальную пожеванную шею и приведя себя в подобие порядка, возвращается в комнату и видит вампира на том же месте. Это совсем не удивляет, вряд ли он теперь так легко  избавится от подобрыша.

    [icon]https://i.imgur.com/o1WJf4o.jpg[/icon]

    Отредактировано Xiao Xingchen (2022-06-09 15:18:25)

    +1


    Вы здесь » shakalcross » альтернатива » when night comes


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно