эпизод недели: with the snow
пост недели:

Сидеть в четырех стенах — паршиво. Кисе в принципе не любил сидеть на одном месте, ему всегда нужно куда-то двигаться, что-то делать. Сколько всего Рёта перепробовал, прежде чем заняться баскетболом, который наконец-то будто что-то зажег в нем, заставил развиваться, совершенствоваться… Плевать даже, что на самом деле делать все это Кисе заставляло прежде всего стремление превзойти Аомине. По крайней мере, в самом начале. читать далее

shakal

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » завершённое » Мои черти в твоем омуте


Мои черти в твоем омуте

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Мои черти в твоем омуте
Dean WinchesterSam Winchester
https://i.ibb.co/mB6GsK6/image.gif


2014 /10 сезон/ Северная Дакота - Канзас

Жизнь редко была справедлива к братьям, и даже смерть не могла уравнять шансы на весах. Разлучить - в том числе, поскольку в любой ситуации есть лазейка не смотря на колючую проволоку вокруг и огромную надпись WARNING!


Отредактировано Dean Winchester (2022-05-17 11:21:43)

+1

2

Остатки воспоминаний прыгали перед глазами стайкой безумных заячьих образов в театре теней, один из которых был в шляпе, а остальные до ужаса напоминали клоны то ли Баггса Банни, то ли Роджера. Дин пытался поймать за хвост одного из них, но тот ускакал, громко хохоча и махая ему стянутым с лапы кедом, который затем запульнул ему в голову. Это было последней каплей перед тем, как Дин очухался, резко сев на знакомой постели и ошарашено глядя на фейс напротив. До боли знакомый и радостно ухмыляющийся настолько, что он сам не смог сдержать ответную кривую улыбку, походящую на... предплечье удобно согнулось, когда ладонь приняла идеально легшую рукоять Первого Клинка. В неявном свете ламп он сиял тусклым светом, отбрасывая бледно-зеленые блики на кирпичную стену. Великолепный. Восхитительный. Невероятный. От него вдоль запястья до метки прошлась волна искр почти экстатического порядка, наэлектризовывая кожу и посылая знакомые импульсы прямо в мозг. Дин глубоко выдохнул, принимая их до конца и с восторгом ощущая неизменную силу, текущую по его жилам. Память предусмотрительно подсунула мерзкую рожу Метатрона, и то, как охранявший от собственной безнаказанности ангел расписывал будку Дина словно пасхальное яйцо. Гнев метнулся горячей волной, захлестывая с головой и погружая в пучину почти что неведомой ранее ярости, заставляя тело подхватиться с кровати и встать в полный рост. Его визави это, кажется, забавляло.

О-оу, - Кроули помахал пальцем, тоже вставая на ноги. Не знаю, чего ты там вспомнил, но писаря божьего, - это словосочетание Король Ада едва ли не выплюнул, - взяли под белы крылышки и проводили куда-то его соплеменники. Разумеется, райские тюрьмы наверняка отличаются от моих, но если была бы возможность, я дал тебе поразвлечься... а сейчас нам пора, - Кроули кивнул в сторону выхода. Иначе той чересчур рьяный брат решит разузнать, с какой это стати я не пришел на его призыв снова, и соблаговолит выбраться из подвала, чтобы проверить твое состояние. На всякий случай, - он удовлетворенно усмехнулся, потирая руки. Ну, или напиться. За последние сутки за ним повелся такой грешок.

Сэмми решил возродить нашу любимую семейную традицию? - отпускать Клинок Дин не собирался, по-прежнему крепко сжимая его так, словно от этого зависела его жизнь. Отчего-то страдания брата не приносили ни капли эмоций, только нечто, отдаленно напоминающее скрытое удовлетворение от подобного внимания. Надо же. Я думал, после Чистилища он подзабил на подобную ерунду; зачем нужен брат, когда под боком всегда бегает очередная собачонка или баба.

Именно, - Кроули согласно кивнул, подливая масла в огонь. Ты ему никогда не был нужен также, как он тебе, просто подумай об этом. Конечно, мы можем допустить, что у него вдруг взыграла совесть, но проверять это не станем, есть дела поважнее. Ты идешь?

Дин неопределенно пожал плечами. Метатрона скрутили, Аббадон мертва, а значит он полностью неповторимо свободен. Это потрясающее чувство затопило, почти вытеснив знакомую волну ярости, и осталось колыхаться у берега. Во рту ощущался терпкий привкус крови, будоражащий сознание и заставляющий смотреть на мир иначе... или дело было не в ней? Совершенно неважно. Дин в первый раз за последние полгода ощущал себя словно заново рожденным, наполненным и сильным настолько, что готов был свернуть горы и весь мир, и если известный затейник Кроули мог предложить что-нибудь интересное, готовое удовлетворить его непомерно растущую жажду - что же, тому и быть.

Не знаю, что ты придумал, но дай мне одну минуту для братского послания. Не хочу уходить по-английски, - а еще это сможет помучить Сэмми как следует. Эта мысль заставила Дина ухмыльнуться еще шире и достать из комода листок бумаги, чтобы широким росчерком оставить брату краткое послание, которое можно было расценить по-разному. Просьбой, желанием, прощанием, наконец. пусть сам разбирается и вкладывает смысл слова - Сэм, в конце концов, обожал заниматься подобным. Сложив листок пополам, Дин проследовал за Королем Ада, прикрыв за собой дверь в спальню и растворяясь в тенях бункера, оставив за собой унылое прошлое.

Нас ждут великие дела! - провозгласил Кроули, и Дин отчего-то был этим доволен. Какой изумительный симбиоз.

***

Неизвестно, скрыл ли местоположение Кроули специально, или это была какая-то очередная сложная игра - Дина подобное интересовало мало. Как и его новая сущность, раскрытая позже. Стоило удивляться, отчего он сам не захотел подобного раньше, зачем отказывался от дара и продолжал жить тупоголовой, унылой жизнью простого смертного, больше похожую на жалкое существование. Сейчас он понимал это объективно так же отчетливо, как жажду, скребущую изнутри. Пять дней назад Кроули переместил их в один из переулков какого-то провинциального городка, где Дин смог выпустить пар, орудуя Первым Клинком. По словам Короля, это был лишь скромный подарок его новой натуре, презент в знак примирения и их новой дружбе, зародившейся еще до того, как проклятый Метатрон устроил свое фаер-шоу среди фанатов. Откровенно говоря, самому Дину было абсолютно параллельно на это и то, к чему привели события. Его не интересовала прелюдия, он жаждал подступить к самому акту, к крови и боли, к убийствам. Эта потребность росла и множилось с каждым ударом кинжала, наполняя его невиданной мощью, заставляя передвигаться в невероятном ранее танце скорости и изящества. Дин и раньше не жаловался на физическую подготовку вместе со стилем ведения боя, но сейчас, казалось, его инстинкты начали работать на пике своих возможностей. Он даже не напрягался, уворачиваясь от ударов и уходя в тень. Он вообще мог не шевелиться - достаточно было взмаха кисти руки, чтобы головы бывших последователей Аббадон летели из под нее, словно из-под плахи.

Неплохо сработанно. Продолжим так дальше, и все у нас будет прекрасно, - Кроули вытирал батистовым платочком попавшие на лицо брызги крови, удовлетворенно пиная носком туфли очередной труп. Наш тандем рожден луной и благословлен силами ада.

Хватит с меня этого пафоса на первое время, - Дин с удовольствием провел по кромке рубахи Первым Клинком, вытирая алые пятна и слушая свое сердце, которое по время боя, казалось, ни на грамм не превысило количество ударов, ускорив пульс. По телу расплывалось глухое удовлетворение от содеянного, оставаясь пульсировать наряду с ощущением не покидающей его жажды. Я захочу еще. Надеюсь, твой личный парк развлечений включает достаточно аттракционов? - он развернулся на пятках и поднял бровь, разглядывая Короля. Собственная изгвазданная в крови одежда и кожа Дина не волновали вообще.

О, я полом сюрпризов, часть из которых приберег на сладкое, - Кроули довольно потянул его за собой. А теперь давай расслабимся. Нас ждет неплохой бар - как раз в твоем вкусе, гора купающихся в жиру бургеров и море ледяного пива. Все, как ты любишь, и никакой изжоги, прикинь?

Демонические бонусы? - Дин даже не сопротивлялся, когда их перенесло в типичный захолустный бар с крохотным мотелем на втором этаже. "Черная Шпора". От подобной "оригинальности" хотелось закатывать глаза, однако он смог проигнорировать этот импульс, удобно усаживаясь на благовременно подставленный одним из приспешников Кроули барный табурет. Здесь вовсю орали собравшиеся фанаты бейсбола, прилипнув к экрану плазмы едва ли не носами, а симпатичная длинноногая официантка тут же притащила им по бутылке.

За плодотворное будущее и настоящую дружбу, - Кроули звонко коснулся стекла в руке Дина и безмятежно расплылся на стуле, пока Винчестер оценивал ситуацию. Вдаваться в мелочные разборки настроения не было: он не успел привыкнуть к нынешнему состоянию, хотя нечто внутри него воспринимало происходящее максимально благосклонно и с видимым удовольствием. Первый Клинок был напоен до основания, Метка молчала, а остальное не волновало от слова "вообще". Казалось, реальность рассыпалась и собралась заново свежими алыми очертаниями, и это состояние Дин ощущал как начало нового. Как ни крути, Кроули оказался прав.

За узы крови и Каина. Что бы мы делали без этого засранца, - спустя пять минут им принесли еду и Дин выкинул из головы все лишнее, начиная от ангело-демонской войны, заканчивая мокрым от слез лицом брата, настырно маячившим где-то на кромке сознания, словно привет из прошлой жизни.

+1

3

Что, испугался за свою драгоценную задницу и корону по совместительству? - Кроули снова полез решать управленческие дела, и судя по брезгливому выражению, тот его совершенно не радовал. Дин сделал глубокий глоток, вливая в себя практически все содержимое бутылки, чтобы тут же махнуть хорошенькой официантке, мельтешившей поблизости. Милая блондиночка вполне в его вкусе, как раз чтобы этот самый вкус удовлетворить часов на десять, и Дин схватил ее за руку, в тот момент, когда она тащила поднос так, что пустые стаканы звонко зазвенели и едва не разбились. Свободна сегодня? - размениваться на комплименты и долгие разговоры он не собирался, как и применять силу: вокруг прыгало достаточно привлекательных тел. Дина и раньше не особенно интересовала моральная сторона вопроса, теперь он полностью отошел на задний план, обнажая чистые инстинкты и желания. У меня для тебя заманчивое предложение с фейерверком и показательной акробатикой на ограниченной площади. Впрочем, можем ее расширить, - он подмигнул и отпустил тонкое запястье. Официантка слегка колебалась, переводя взгляд то на Кроули, то на Дина, но самоназванный Король в это время что-то громко перетирал по мобильному так активно, что аж покраснел. В итоге она кивнул, а через пару минут на их столе нарисовались еще несколько бутылок. Кроули не жадничал и не сдерживался, и Винчестер одобрительно похлопал его по плечу. Свобода и чистая, незамутненная ясность. Никаких границ, преград и закона, никаких ангелов и небес, людей, путающихся под ногами, обмудка-Метатрона, надоедливых ангелов с их проклятым желанием совать носы куда не следует, и, определенно, никаких младших братьев-зануд, за которыми глаз до глаз, с самого детства. У Дина с момента воскрешения словно груз с плеч свалился. Ни беспокойств, ни волнений, ни совести. Это ли не идеальное существование?

Дин, а ты не хочешь навестить брата? Раньше вы, мальчуки, вдвоем куролесили. А теперь твой братик ушел в отрыв и кромсает моих поданных в капусту. Все нас с тобой ищет. Может, пригласишь его в гости? Решите свои дела семейные...

Мне Сэма хватило за всю жизнь выше крыши, если ты об этом, и в моей жопе не свербит ни одно мало-мальски значимое желание видеть его снова. Задолбало нянчиться с переростками, которым до лампочки внимание. Вот мы с тобой прекрасно сосуществуем вместе без необходимости опекать друг друга. Это ли не идеал? - пожалуй, за несколько фраз Дин покорил и побил собственный рекорд философских размышлений, которыми и ранее не блистал. Поэтому он просто заткнулся и сосредоточился на еде. Не самой плохой, кстати. Кроули явно знал, на какой козе подъехать и как это сделать аккурат вовремя. Они еще немного потрещали, периодически прерываясь на беседы с подопечными Короля, бросавшими на Дина взгляды, полные плохо скрываемой зависти и ненависти. К их счастью, даже будучи демоном, Дин не расшвыривался самомнением и не имел желания показательно красоваться ни перед кем.

Сцена, меж тем, наполнялась. Бухие дальнобои, их потрепанные мадам, какой-то левый люд из близлежащего города... Обычная публика паба где-то в глубинке, стоящего в крайне удобном месте возле пресловутого перекрестка. Стоило удивляться, что здесь весь персонал работал на ад, выторговывая себе при жизни право демонического существования после нее. Людей сюда тянуло магнитом не только ради сделок, но для пособничества и ритуалов, необходимых Кроули. Дин пол-жизни провел в таких, еще в бытность сопливым ребенком, когда отец в первый раз позвал его сначала за карточный стол, а потом, подставив под ноги высокий табурет, за бильярдный. Наверняка и сейчас Кроули пытался разболтать очередного наивного клиента на счет продажи души или хотя отсрочки за его счет с указанием подходящих услуг, - Дин просто не вслушивался. Он плыл по волнам музыки, криков болельщиков футбола, собравшихся возле побитой временем плазмы, которых перебивал лишь звук голоса из микрофона - какой-то мужик вылез пропеть Red Hot Chili Peperrs, Californication. Дин лишь показательно закатил глаза и выпил еще одно пиво. Как назло, алкоголь не добирал в обычных порциях, и он до сих пор не ощущал желанного расслабления. Хотя может виной тому была Метка и вечный драйв, заставляющий кончики пальцев дрожать.
Когда где-то слева возникла быстрая тень, Винчестер перехватил Первый Клинок рукой, пока второй рисовал узоры на запотевшей бутылке. Пока никто из подчиненных Короля не старался нападать лично, придерживаясь пиетета и послушно подчиняясь требованиям Кроули. Волноваться было не о чем, просто вопрос привычки. Демоница явилась крайне внезапно, и по ее виду опытным глазом Винчестер мог сказать только: даму пытали самыми примитивными, а оттого действенными охотничьими способами - ее ранения от святой воды и креста еще не думали заживать на вместилище сосуда. Видимо, поменять его она еще не успела и судя по полному злобы взгляду, именно Дин был виноват во всех ее горестях, оттого сдерживаться она не стала.

Твой брат! Еще один проклятый Винчестер! Попортил меня и сделал больно. Восемь часов, да я даже в аду такого не переживала! - видимо, пытки или накопившаяся демоническая злоба, сыграли свою роль, и она бросилась на Дина. Крайне непредусмотрительный шаг в присутствии вышестоящего начальства, поскольку сработали они с Кроули слаженно: пока Первый Клинок вспарывал грудь нападавшей, собутыльник Дина с вздохом щелкнул пальцами, позволяя дыму покинуть занятую плоть.

Раз уж ты вспомнила про ад... туда и направляйся. Считай, надежды не оправдала и подвела мое хрупкое доверие, - еще одна грешная душа вернулась на свое "законное" место, но Дин уже успел остыть и многозначительно хмыкнуть в ответ. А я о чем говорил? - Кроули уселся удобнее и постучал бокалом по столу, требуя повторения. Никак не уймется, я уже пару дюжин своих перевел на это возмутительное безобразие, а теперь вообще контролировать каждый их выход на сделку. Не велика потеря конечно, там все равно работают новички, но среди них была парочка весьма многообещающих. Страдающим Кроули не выглядел, поэтому дальше заморачиваться на это тему не было никакого смысла. И когда время сдвинулось к трем часам ночи, Дин отловил ту самую выходящую со смены официантку, что дала ему обещание на встречу. Подобное никогда не представляло для него особой сложности, поэтому стало лишь очередной ночью снятия напряжения, которое его демоническое теперь уже тело требовало чем дальше, тем жаднее. Прислушиваться к собственным ощущениям в планы Дина не входило, но растущая и клокочущая в глубине ярость постоянно желала найти варианты выхода и положения, которые эта во всех отношениях симпатичная и умелая девчонка дать не могла, как ни старалась. Дин продолжал ощущать мучающий его голод, и вопрос заключался отнюдь не в мышечных зажимах или сексе, ему требовалась разрядка иного рода. По всему телу то и дело гуляла будоражащая дрожь плохо скрываемого желания, а руки сжимались в кулаки в поисках Клинка. Поэтому когда не совсем довольный положением вещей Кроули нашел повод ввалиться в комнату, Дину потребовались все остатки его прошлой выдержки, чтобы отреагировать спокойно и даже лениво, создавая иллюзию взаимного благополучия. Оказывается, для него нашли подходящее дело, но ни Король, ни он сам еще не подозревали, насколько фатально-бессмысленной окажется эта попытка припрячь Винчестера к такому мутному делу, как переговоры.

+1

4

Время чудес начиналось под вечер: в бар заглядывали редкие живые люди, разбавляя скучную атмосферу демонического лизоблюдства из каждой щели, и создавая возможности для очередного смертельного тотализатора. Каждую ночь здесь кто-нибудь погибал, не обязательно в самой "Шпоре", мест поблизости было достаточно для проведения массовых и единичных мероприятий любого толка. А перекресток вообще обязывал организовывать праздники для местной мелкой шушеры с завидной регулярностью.

Сезон выдался таким себе. Осень в Северной Дакоте вообще была относительным развлечением: один из самых холодных штатов, погодка - говно, да еще рано наступившие холода скрадывали провинциальный шик местности и делали федеральные трассы пустынными. Мало кто ездил люди просто так ради отдыха или иным причинам: лишь малочисленные туристы и завсегдатаи заходили сюда на адский огонек. В этом смысле "Шпора" была идеальна для любого прикрытия. Да в общем и целом она в принципе была не плоха. Дин привык к таким местам с детства, прикипел всей натурой, еще когда отец и Бобби брали его пацаненком с собой, чтобы научить очередному бильярдному финту, подставив под ноги пустой деревянный ящик из-под виски, или показывали карты, терпеливо объясняя позиции. А грудастые девчонки наливали ему огромные стаканы молочного коктейля наклоняясь так близко, что Дин мог сунуть маленькую ладонь им в расстегнутое декольте блуз и потрогать их. И ведь нифига ему бы за это не было, ну как можно было быть таким тупицей и не воспользоваться случаем? Милый мальчик, - трепали они своими уставшими ладонями его по волосам и касались кончика веснушчатого носа, когда он им лучезарно улыбался. С ума будет сводить скоро, - смеялись эти красотки, особенно светловолосые, которые так напоминали ему маму. Это уже потом он научился рисовать баллонами взбитых сливок на сиськах одноразовых девчонок сердечки и прочие подростковые глупости, гордясь собой, словно Эверест покорил. Ну, на деле там бывали горы и не такого масштаба, и уж что-что, а фетиш на грудь у Дина остался на всегда. И если к нему прилагались раскосые глаза и чуть желтоватая кожа со стыдливым персиковым румянцем, он готов был выпрыгнуть из штанов тут же.

Очередное завывание со сцены отвлекло от приятных мыслей об окончательно ушедшем прошлом. Твою мать, и после этого ему говорили слезть назад и положить микрофон? Да этим тварям было мало оторвать языки и засунуть в задницы на свое законное место. Кажется, Кроули было плевать на подобное, он вообще не особенно обращал внимание на творящийся вокруг беспредел. И это отчасти отрезвляло самого Дина, точнее, его Метку. Двенадцать часов назад он вернулся из рейда с демонами, где они изловили а насладились воплями очередных неплательщиков душой,  считавших себя слишком умными для демонов в своей совершенно провальной попытке их обмануть. Они пытались укрыться в местной церквушке, обложившись крестами, которые на самого Дина имели слабое воздействие. Он дал себе волю выпотрошить их смертные тела, не обращая внимание на сопровождение: выволакивать жертв пришлось самому, поскольку демоны не горели желанием соваться в храм божий. Позже они стояли молча, держа несчастных и не давая уйти от разящей силы Первого Клинка, пока Дин выворачивал им кишки, выдавливал глаза и вырывал сердца. Последним повезло больше - они умерли слишком рано для того, чтобы ощутить на себе силу его возмездия. И это не был вопрос договоренности с Кроули, он сам ощущал необходимую праведность этого жеста. Адский Король стал его катализатором, отчасти наркотиком, и будь Дин человеком, он мог бы назвать это дружбой. Но Дин перестал им быть ровно в тот момент, когда у Метатрона перемкнуло в его долбанутой на все места ангельской башке, и он попытался убить носителя Метки Каина. Очень глупая затея, и странно, что божий писарь не знал о последствиях. Видимо, заигравшись в творца он вообще дохрена о чем предпочитал не думать, и эта тактическая ошибка стала началом его будущего конца. Сам он этого, разумеется, не знал, и Дина это немного смешило. Совсем чуть-чуть. Потому что небеса должны были пасть. Потому что пасть должен был весь мир, потопленный в крови и боли, играющие на нервах и в жилах Винчестера-старшего, взращённого и пестованного лучшим адским палачом. Аластора могли не упоминать, считая его пережитком той преисподней, которая готовилась принять Люцифера, что в нынешних реалиях звучало едва не ересью. Кроули не любил упоминаний о падшем архангеле, а самого Дина подобные вещи не волновали. Его вообще мало, чего трогало. И обычно оно имело под собой вполне осязаемые вещи, вроде упругих мышц или рваных выдохов, извергавших потоки крови. Как ни крути, но с момента получения Метки все остальные его привычные развлечения начали постепенно отходить на задний план, и каждая жертва вкладывала в основу его демонической сути новые кирпичик. Пока Дин ощущал это слабо и неявно, но оно продолжало расти и множится, закипая в венах каждый раз, когда его собственное внимание или мысль вскользь касались чего-то приятного.

Что у нас в планах? Давай найдем парк аттракционов и соорудим адскую карусель, - шот сменял шот, а Дина все не пробирало. Единственный минус его нынешней оболочки, но пьянел он действительно медленнее. Или парк для взрослых. Такие вообще бывают? - девушка со своим спутников, каким-то немытым долбоебом в потертых джинсах прошла мимо, понура слушая его мудацкие излияния. Раньше бы Дин посочувствовал девчонке и может быть пригласил на танец в качестве утешения и контраста, но сейчас дурная кровь закипала иначе. Я сейчас, - хрипло выдохнул он Королю Ада и шаткой походкой двинулся в сторону пары. Те решили усесться за столиками у стены, отчасти ограждёнными от основного пространства и затемненными, что давало шанса на многое. Эй, макака. Не нажил себе мозгов, так нехер и начинать, верно? - Дин даже настал размениваться на оскорбления, им двигало проклятие. И оно жаждало крови. Крепко сжатые кулак прилетел в лицо ничего не понимающего парня, обернувшегося на звук голоса. Девушка отпрянула и осела на диван, прижимая к груди клатч. Кажется, она о чем-то просила или говорила, Дин не слышал. Его рука то и дело работала, влетая в голову незадачливого кавалера, вздумавшего оскорбить Рыцаря Ада своим поведением. Он бил, пока не заныли мышцы, пока демоны им свиты Кроули не подобрались ближе, старательно и аккуратно пытаясь не лезть на рожон, но отодвинуть уже почти бездыханное тело. Девчонка, наверное, кричала, но в ушах Дина звенела разгоряченная кровь, адреналин и кортизол, которые вместе с Меткой превращали его в безумную машину убийств. Кажется, он избил оболочку одного из демонов, который не вовремя полез к нему с советами или попыткой остановить, Дин не помнил. Он краем глаза видел приближающегося к ним Кроули, но это лишь подстегнуло огонь в венах, когда он напоследок ударил лежавшего на полу парня носком ботинка, а потом просто затупил ему на горло, перекрывая кислород. Последняя серенада? - его мягкий баритон был адресован побелевшей и осевшей вниз девушке. Назови любимую песню, и он исполнит ее. К сожалению и на свое счастье говорить девушка отказалась, и ее увели куда-то, а на плечо Дина легла уже отчасти знакомая рука.

Знаешь, множество столетий назад один китайский правитель, метивший на императорский трон, был готов отдать что угодно за одного прославленного воина из лагеря своего врага - истинного наследника престола. Он совершал все возможное по человеческим меркам, чтобы добиться расположения воина, но тот оставался тверд духом и не предал своего повелителя. В итоге тому правителю досталась лишь голова, когда воин сложил ее на поле брани, и он берег ее, словно единственное сокровище, - Дин развернулся к говорившему Кроули, и его глаза из демонических снова сверкнули светом людских.

Если ты собрался меня кормить сказками, то ошибся адресом, - вместо ответа адский король улыбнулся, взял Винчестера под локоть и повел к барной стойке обратно.

Давай не будем забегать вперед. Я лишь хотел сказать, что наша история мне по вкусу больше той, что произошла больше тысячелетия назад. Жаль, я не мог увидеть ее собственными глазами, поскольку еще не родился. Ну да неважно, - на стол опустился набор очередных шотов и ледяное пиво. Я предлагаю тебе занятие поинтереснее, чем беготня за никчемными грешниками, и она утолит жажду Клинка быстрее. Видишь ли, обнаглевшие любители бывшей королевы сочли ее смерть необоснованной, и собирают мятеж. Это не единицы, а целые отряды достаточно сильных демонов, готовых пойти в наступление и если не вызволить эту стерву, то по крайней мере добраться до Клетки. А дальше можешь додумать сам.

Звучит интригующе. С тебя - координаты, с меня - головы, могу принести на блюде, - думать тут было нечего. Павший архангел его не интересовал так же, как симфоническая опера под луной, зато возможность кромсать и резать - вполне.

Отредактировано Dean Winchester (2022-05-12 14:35:10)

+1

5

Как выяснилось на практике, у демонов имелось достаточно воспоминаний о прошлой жизни, которые просто тускнели со временем, позволяя полностью погрузиться в свою новую суть отринув все, связанное со смертной оболочкой. У Дина подобный процесс шел в ускоренном темпе благодаря Метке и все былое чем дальше, тем сильнее начинала затягивать алая пелена забвенья. Он сам не испытывал по поводу этого никаких эмоций, воспринимая происходящее как должное. Единственным, что не желало мутнеть со временем и не теряло своих ярких красок, был его брат. Образ Сэма то и дело маячил где-то на периферии зрения, не давая до конца расслабиться и отпустить собственную обновленную суть в кровавый ураган бесконечной череды смертей. Это бесило и раздражало, и желание избавиться от назойливого негласного присутствия рядом играло в крови крепче, чем литры алкоголя, заправляемые Дином в свой организм.

Дин, не надо, - до боли знакомая ладонь отвела зажатый в руке клинок над головой полуобморочного от страха мужчины, который сидел на полу ночного маркета на заправке и вжимался в стеклянную витрину с напитками. По его лицу обильно тек пот, от него раздражающе-остро пахло страхом и выделениями человеческого тела, по которому проходили волны крупной дрожи ужаса. Этот человечек решил оттолкнуть от витрины Винчестера, позарившись на последнюю бутылку пива, чем заслужил адскую кару от его рук. Даже будучи смертным и не в настроении, Дин за такое вполне мог обматерить, а получив ответ - дать в челюсть, чего уже говорить о демонической оболочке, жаждущей кровавой расправы? В итоге короткой борьбы с самим собой и видением, Дин развернулся и вышел из магазина яростно хлопнув дверью так, что задрожали стекла. С этим следовало что-то делать, и пока из возможных вариантов он видел только один: каким-то образом нейтрализовать брата. Безусловно, он мог в легкую убить того, но душа младшего наверняка попала бы в сети Короля, а значит Дину пришлось бы снова иметь с ней дело в аду, не прерывая ни на секунду этой бесконечной и прочной, словно стальной канат, связи. Следовало поговорить с Кроули на этот счет и найти совместное решение проблемы: учитывая размах действий и количество сил, они вполне могли сообразить достойный выход из ситуации. А пока он завел мотор и вырулил на трассу. До Нью-Йорка оставалось добрых полутора суток пути не считая тех двух, что он успел провести в дороге без сна и пищи, которые демону просто не требовались. Будь ситуация иной, Дин непременно воспользовался возможностью как следует гульнуть в пути, особенно с учетом того, что денег теперь у него водилось столько, что в жизнь не истратить. Все остальные вопросы решались стандартными силовыми методами, ну вот как эта ситуация на заправке. Однако подначиваемый Меткой Каина и Первым Клинком, он гнал, словно умалишенный по трассе с выкрученной на максимум ручкой магнитолы, во весь голос подвывая в такт Бону Скотту. Его ждала резня, резня кипела в его крови и била в голову самым желанным на всем свете наркотиком.

Нью-Йорк встретил закатными лучами, играющими в витринах и зеркалах Импалы. Дину когда-то давно приходилось несколько раз бывать тут, и хотя сориентироваться на хитро сплетенных улицах и авеню было сложно, вело внутреннее демоническое чутье, поэтому навигатор не понадобился. Он знал, где обитают подлежащие уничтожению враги Кроули, которые вскоре должны были повторить участь своей королевы, и это вселяло во все существо Дина приятное чувство предвкушения, от которого слегка начинали дрожать пальцы. Близилось время утопить Первый Клинок в крови, тем более последняя попытка сделать это закончилась фиаско. А после он сможет заняться братом вплотную, чтобы тот прекратил доставать его даже в посмертии. Спустя почти три часа езды по городским пробкам, он вырулил к огромной гостинице неподалеку от Манхеттена. Размах обитавших тут демонов было сложно недооценить: видимо прикормленное место считалось важной точкой сбора и было странно, что их не вычислили ранее приспешники Кроули. Видимо, враги новой империи умели неплохо теряться в рамках огромного города, успешно копируя смертных и подбирая себе подходящие сосуды на каждый случай. Раньше Дин никогда не задумывался о количестве этих тварей, бродивших среди смертных, теперь ситуация начинала проясняться. Мало того, он получил способность для ощущения монстров, которых здесь тоже водилось достаточно. Вон та шикарная блондинка в черных очках и шубе, спешившая по пешеходному переходу дорогу на светофоре с кучей брендовых пакетов, была оборотнем, наверняка натянув на себя кожу какой-нибудь элитной шалавы. Двое утянутых в костюмы, словно доспехи, типов, выходивших из банка, являлись вампирами. Дин успел обнаружить тут даже нескольких сбившихся в кучку сирен, подмигнув им, проезжая мимо. Твари всегда держали нейтралитет с демонами, и те жеманно улыбнулись ему вслед, ощущая неподвластную и незнакомую им силу: в образе Рыцаря Дин качественно отличался от рядовых обитателей ада. Это должны были почувствовать и демоны в гостинице, однако в данный момент подобное не имело ровно никакого значения.

Вышедший навстречу портье был несколько неприятно удивлен видом Винчестера, поэтому попросил его удалить машину со стоянки, за что получил колотую рану в бок и вырванный язык, чтобы спустя примерно час тяжелых мучений, скончаться неподалеку от Импалы в бесполезной попытке выбраться и найти помощь. Дин бы не стал тратить на него время, не оскорби он Детку. Дальше все было намного-намного проще, и начинало превращаться в восхитительную кровавую охоту, к которой он привык за прежние годы жизни. Только вот раньше большей частью на кону стояли их с Сэмом жизни, и приходилось не только атаковать, но и беречь собственные тела от возможного разрушения. Теперь подобная ерунда Дина больше не волновала: уничтожить его не мог никто, Метка делала его неуязвимым перед любыми способами воздействия, отчего азарт нарастал с каждой секундой. А пока он вошел в фешенебельное фойе, украшенное огромными хрустальными люстрами и обвешенное золотом так, что все вокруг сияло до рези в глазах, и двинулся в сторону лифтов, когда ему наперерез бросилась администратор и охранник.

Сэр, если вы хотите поселиться, мы будем рады предоставить вам номер, - выгляди девушка менее симпатичной и с более мелким разрезом блузки на груди, Дин скорее всего пырнул ее Клинком так же, как портье у входа, однако сегодня ей повезло не смотря на многозначительные взгляды охранника. Видимо парня тоже смутил внешний вид посетителя, но он пока благоразумно молчал. Что же, идея поиграть в эту замысловатую игру возможно имела смысл, поэтому Дин внимательно рассмотрел девицу с ног до головы и похотливо улыбнулся.

Пожалуй, сегодня я в настроении. Сообрази-ка мне самый роскошный номер и поднимайся туда, - шлепнув на стол золотой картой для оплаты, Дин растекся по стойке, барабаня пальцами. Будь место менее респектабельным и без демонов, его наверняка бы приняли за вора и уже искали тревожную кнопку вызова полиции. Однако тут явно предпочитали служить не закону, а деньгам, поэтому девушка благожелательно улыбнулась и протянула ему ключи после того, как оплата прошла. На ценник Винчестер даже не смотрел: карты Кроули содержали такое баснословное количество денег, что хватило бы снять всю эту халупу на сто лет вперед, и это не говоря о всяческих бонусах.

Я тебя жду, - Дин развернулся и подмигнул девушке, хотя та приняла несколько отрешенно-дружелюбный вид, старательно изображая невинность и верность служебному долгу.

Сэр, мне не положено... - начала было она.

Вообще-то я тоже не плачу за секс, но один раз можно сделать исключение. Сколько? - Дин приложил карту к валидатору. Или наличкой? Просто назови цену и позови свою сменщицу, которой сегодня повезло меньше. Как ни крути, но внешность всегда играла на стороне Дина даже в самые плохие времена, и если мужчины предпочитали видеть в нем соперника, то женщины в большинстве своем относились крайне благосклонно, даже если им обоим ничего не светило. Поэтому девушка поломалась еще пару минут, после сняла трубку с телефона внутренней связи и позвала на место напарницу, чтобы якобы показать элитному жильцу его новые апартаменты, помогая с подселением.

Если об этом узнают, - начала она, когда Дин толкнул ее к зеркальной стене лифта, прижимая крепко и запуская руки под подол короткой форменной юбки, - меня уволят...

Не успеют, - выдохнул ей на ухо Дин прежде, чем впиться в губы. Девица на своих огромных каблуках была на пол-головы выше Дина, и это ужасно напоминало ему то, о чем было лучше не думать. Когда лифт затормозил на тридцатом этаже, они вывалились из него наполовину лишенные одежды, продолжая ее терять до подступов к номеру, благо, в коридоре никого не было. Главный инстинкт на время забрал бразды правления у кровавых потребностей, дав демонам фору, если они, конечно, успели его почуять. Проблем в этом Винчестер не видел - догнать их и уничтожить он всегда успеет. А пока были пару часов отличного времяпрепровождения на огромной кровати, на которой вполне могло поместиться четыре человека, под звездчатым темным потолком, отражающим все происходящее. Как ни крути, в подобных местах были свои прелести, и Дин заценил их достаточно быстро, чуть позже обнаружив огромный бар с напитками, которые в жизни не пробовал. Виски более, чем двадцатилетней выдержки, редкие настойки, джины и местные специалитеты, и это не говоря о закусках, которые чуть позже в номер вкатил на покрытом белой накрахмаленной скатертью стюарт, которого Дин бесцеремонно выпроводил за дверь до того, как тот увидел свою товарку без одежды с сигаретой в руках, лежащую в откровенной позе в постели.

Приятного аппетита, - не размениваясь на мелочи и хлебнув марочный виски прямо из бутылки, Дин жадно поцеловав девушку, вдохнув терпкий дым. А после бросил на постель пачку наличных, на которые администратор могла позволить себе как минимум спорткар. Мне надо отойти на полчасика, жди тут и никуда не уходи. Я вернусь и захочу продолжить, - довольно улыбаясь и беря Первый Клинок за тяжелую рукоять, Дин выдвинулся по коридору к служебной лестницу, чтобы подняться три этажа до конца и зайти на огороженную стеклянной стеной территорию пентхауса на крыше. А вот и вы, мои маленькие обнаглевшие друзья.

Отредактировано Dean Winchester (2022-05-13 21:28:24)

+1

6

Его услышали и почуяли, время словно замерло на несколько секунд прежде, чем начать свой дальнейший ход. Эта небольшая фора вряд ли могла сослужить демонам пользу кроме возможности быстро покинуть свои сосуды и свалить нахрен в вентиляцию. Однако Дин был уверен: для обитания здесь эти самые тела подбирались с особой тщательностью и вниманием, поэтому просто так оставлять собственные вместилища твари не хотели. Кроули считал это своего рода признаком сентиментальности, однако за ним крылся вполне обоснованный расчет, который Дин успел заметить после того, как за ним звякнули стеклянные двери. Он не особенно хорошо разбирался в политике, однако по пути в город видел достаточно рекламных щитов, агитирующих жителей на выборы сенатора округа. Часть из присутствующих здесь носили облик людей с некоторых групповых фото, а один являлся главой партии либералов: он-то и подошел к Винчестеру с хорошо заученной улыбкой до ушей, демонстрируя показное дружелюбие и радушие. Типичный представитель высокопоставленной власти с седеющими волосами, идеальными зубами, шикарным костюмом и свежим загаром. Он благоухал неизвестными экзотическими ароматами и хорошим сигарным дымом и, прежде чем поздороваться, приложил руку к груди.

Мистер Винчестер, какая честь. Мы ждали вас на нашей небольшой вечеринке, вы как раз успели к началу, - его мягкий глубокий баритон тепло обволакивал и создавал ощущение надежной и крепкой стабильности. Удивляться политическим навыкам и тому, что за ним идут люди, не стоило: этот демон в образе человека наверняка когда-то служил на перекрестках и обладал отличным даром убеждения. Дин понятия не имел, откуда в голове всплыла эта информация, видимо виной тому был какой-то местный аналог ангельского радио, которое позволяло узнавать ранги и примерные расклады среди обитателей ада. Меня зовут Джулиан Леонид Лоуренс, и я рад приветствовать вас в кругу, как мы будем надеяться, будущих единомышленников, - он обвел взглядом присутствующих и те почтительно склонили головы. Огромный пентхаус от открытого неба отделял лишь высокий стеклянный купол, под которым вились гроздья длинных лиан и зелени, стрекотали птицы и разносилась негромкая музыка. Лоуренс бросил настороженный взгляд на зажатый в руке Дина Первый Клинок, но быстро стер страх с собственного лица, заменив его очередной сладкой улыбкой. Вам незачем тратить время на подобные пустяки, у нас имеются вещи намного более интересные. Как и предложения, - он указал на бутылку виски, болтающуюся в другой ладони Винчестера, которую тот забыл оставить в своем номере. Видите ли, мы прекрасно понимаем, что наша позиция отношений с нынешним Королем имеет некоторые расхождения, - проводив Дина к ближайшему столику, Лоуренс открутил пробку широкой бутылки со стертыми и едва заметными надписями, - это скотч найденный в трюме одного из затонувших кораблей. Ему более ста пятидесяти лет, думаю вы оцените букет и аромат напитка, - бокал из плотного стекла наполнила янтарная жидкость и Дин взял его, поднеся к лицу и попробовал. Он не собирался идти на поводу этого высокосветского общества, а лишь оттягивал восхитительный час расправы ради того, чтобы в итоге насладиться им сполна. Лоуренса он выпотрошит последним после того, как тот насмотрится вволю на своих дохнущих демонят вокруг, а пока Дин действительно выпил и поднял бровь.

Похоже на попытку подкупа. Знал бы, что это, - он раскрутил в пальцах Первый Клинок, - может заставить демонов бегать на цыпочках и услужливо вилять хвостами как собачонкам, давно бы сходил в гости к Каину, - если Лоуренса и остальных его приспешников сказанное Дином и оскорбило, то они старательно не подали виду, хотя выражение лиц отчасти изменилось. Вы так боитесь Кроули, что готовы ползать тут на коленях, чтобы Клинок служил вам, да? Давай, - Винчестер ткнул кончиком острия мистера Экстравагантность в грудь, - ты начнешь шоу, остальные присоединяться. Как оно там называлось? Человеческая многоножка? У нас будет демоническая. Вперед. Надо отдать должное Лоуренсу, тот быстро взял себя в руки, хотя отшатнуться успел.

Мистер Винчестер, давайте я вам все объясню. Кроули для нас никто, но мы с удовольствием...

Хватит распыляться перед этим ничтожеством! - низкий женский голос перебил очередной виток дипломатии и в зал вошла рыжеволосая женщина. Если бы Дин не был уверен, что собственными руками покромсал Аббадон, то вполне мог подумать, что та ожила и здравствует. Он все равно не поймет нашего величия, пока так называемый Король потакает его отвратительным привычкам и сам становится дешевкой. Королева одна и останется ею после того, как мнимые идолы падут! - ее лицо исказила гримаса и она плюнула под ноги Дину. Очень напрасный жест.

Знаешь, а твой приятель со своей отповедью и бухлом почти смог совершить невозможное, - теперь пришла очередь Дина криво ухмыляться. Я даже было решил перенести вашу казнь на полчасика, и надо же было тебе все так паршиво испортить. Прости, Джули, твоя подружка - недальновидная стерва, но ты сделал все, что мог, - участливо похлопав мужчину по плечу и потрепав по волосам, испортив его идеально уложенную прическу, Дин бросился вперед. Бесценное содержимое его стакана выплеснулось в лицо той, что решила сама себя короновать, а следом пошел в дело Клинок. И хотя женщина успела ловко отскочить в сторону избежав фатального удара, рана пришлась ей в живот и далеко уползти она не смотря на отчаянные попытки выбраться наружу в сторону, где на крыше сверкала гладь воды бассейна. Дин не спешил и действовал даже отчасти лениво, прорубая себе дорогу сквозь пособников неудачливой королевы, которые более не старались держать лиц и стали теми, кем являлись на самом деле. Эта кровавая пляска забавляла и заставляла пламя в крови разгораться с каждым убитым демоном так, что вскоре одежда Дина и его руки были покрыты плотной кровавой коркой. Кровь застилала в глазах, попадала на Метку и та начинала пылать еще ярче, подначивая своего носителя и заставляя того быть ловчее, быстрее и смертоноснее до тех пор, пока не остался тот самый опавший вниз Лоуренс, который вместе с последним приспешником загораживал дверь на террасу.

Мы.. дадим тебе все, что захочешь... - из его почти перерезанного горла доносились хрипы и лезла кровавая пена. Мамона может...

...Весьма некрасиво и быстро сдохнуть? Разве что так, однако попытку я заценил, - прикончив их, Дин вышел наружу. Тело повелительницы тьмы, которую звали Мамона, еще продолжало жить. К ее сожалению ничего более подходящего поблизости не было, лишь водосборы в бассейне, на которые та метнула острый взгляд: видимо поняла, что кучка раболепствующих тварей по какой-то причине не смогла выстоять против Рыцаря Ада, и теперь готовилась сбежать - изо рта женщины острой и плотной струей принялась вырываться струя черного дыма, однако Дин оказался быстрее, хотя и понятия не имел, сработает ли трюк.
Сработал. Видимо Первый Клинок был в состоянии уничтожать демонов не только в физической оболочке, но и в истинной, потому что клубья взвились на мгновение выше, перекрутились и с грохотом лопнули, рассыпаясь вокруг пустотой, когда Винчестер несколько раз вспорол воздух лезвием. Передавай привет Аббадон в Чистилище, вас обеих там ждет тпелый прием и дружеский разговор, - самодовольно хмыкнув и обтерев лицо краем некогда белой майки, Дин круто развернулся на каблуках, услышав движение сзади. Почувствовав его всем своим существом, без возможности перепутать с чем-то еще.

Сэмми, какой сюрприз, - ухмылка Винчестера стала еще шире, и он сунул Клинок за пояс, вышагивая в сторону брата. Тебе разве не говорили, что подглядывать за старшими не хорошо? Впрочем, ты всегда у нас был непослушным, - подойдя к Сэму почти вплотную и не обращая внимания на то, что тот попытался отшатнуться и вытащить пистолет, Дин быстро скрутил его здоровую руку за спину, резко развернул и придал ускорение, отправляя в бассейн. Поднялся целый сноп брызг, но вряд ли это могло причинить младшему вред: глубина этого места для развлечений была совершенно детской, особенно для его роста. Что, стоило мне уйти и недосмотреть за тобой, как попал в передрягу настолько печальную, что заработал серьезный перелом? Какой же ты никчемный и слабый, Сэмми, а ведь когда-то был намного сильнее. Демон, чудовище, сосуд самого Люцифера... Теперь посмотри на себя, - цокнув языком и неудовлетворенно покачав головой, Дин спрыгнул в воду вслед за братом и толкнул его к бортику, крепко прижав. Где-то далеко внизу на улице начали выть приближающиеся к зданию сирены - полиция не заставила себя долго ждать, и виной тому видимо был младший. И кто тебя просил лезть? - Дин шепнул на ухо брату, отодвинув непослушную мокрую прядь волос. Теперь у нас с тобой есть два выхода. Либо ты дашь мне убить всех копов, а сам спокойно спустишься по пожарной лестнице вниз, сядешь в машину, уберешься отсюда и забудешь о моем существовании навсегда. Либо... либо уйду я сам и укажу им дорогу сюда. Как думаешь, сколько дадут человеку в окружении более, чем двадцати трупов, среди которых находится будущий сенатор штата? И это не говоря про липовое удостоверение агента, которым ты наверняка размахивал при входе. Ах да, еще орудие убийства, - брат видимо попытался его вытащить, но Дин больно схватил того за запястье, едва не ломая вторую руку так, чтобы тот бросил оружие. Но тебе нечего опасаться, с обретенными в жизни навыками ты и в федеральной тюрьме не пропадешь. Слать открытки на Рождество не обещаю, но я тебя не забуду, - губы Дина растянулись в усмешке. Это было вполне неплохой идеей, упрятать младшего за решетку и избавиться от того раз и навсегда, но Дин обещал дать ему выбор, поэтому лишь улыбнулся мягко, по-человечески, и посмотрел в глаза.

Отредактировано Dean Winchester (2022-06-09 10:28:16)

+1

7

Откуда ты собрался меня изгонять, пупсик? - вот теперь Дин хохотал искренне, от души, открыто и честно. Наивный Сэмми похоже действительно думал, что его тело прибрал к рукам какой-нибудь черноглазый клептоман на пару с Кроули, и это звучало настолько нелепо, что Винчестер-старший вынужден был отпустить брата, чтобы отсмеяться всласть. Жаль, Сэм его уже не услышал, занятый какими-то своими внутренними переживаниями настолько глубоко, что замерев, отрешился от реальности и смотрел сквозь Дина так, словно тот был стеклянный. Ну что, сообразил чего-нибудь конструктивное? Я ведь могу подбросить копам несколько идей, которые их изрядно пропитые и просаженные коксом мозги будут не в силах додумать сами. На счет тебя, малыш, и твоего соучастия, скажем. А еще в их тела могут вселиться шестерки Кроули, которых поблизости тьма, и как думаешь, в какую сторону пойдет расписывание дела и передача его в суд? Отсмеявшись, Дин замер, ощутив нечто до боли знакомое: волны энергии, проходящие вдоль тела брата и огненными искрами оседающие на его собственном. Неужели?... Ты снова за старое, братец. Какой плохой мальчик, - Дин успел оставить чувственный поцелуй на губах брата до того момента, как тот вцепился ему в горло своими большими ладонями, и будь ситуация иной, происходящее могло иметь вполне определенный окрас.

Дин не боялся. Метка стирала не только большинство эмоций, она напрочь убирала любые страхи, зажимы, комплексы, все, что мешало воплощению замысла ее давнишнего создателя по части дела убийств и крови. Их заменяла ярость напополам со звериной жестокостью, и сейчас сила Проклятия Каина закипела в крови самого Винчестера, противостоя демоническим попыткам Сэма уничтожить его. Это было восхитительно? Интересно? Жестоко? Пожалуй, все вместе и понемногу. В какой-то мере их силы были равны, и чем сильнее Сэмми пытался совершать свои попытки экзорцизма, тем жестче возгорался знак на предплечье Дина, заставляя воду бассейна вокруг них натурально закипать. Брата от попытки свариться заживо спасала природа сосуда, накачанного кровью, Дину подобные мелочи в принципе были ни по чем. Он дышал получаемой болью, купался в ней и наслаждался светящимся гневом взглядом напротив, отдаваясь этой безумной и дикой силе, которая все никак не могла его сломить. Сэм сделал правильные выводы, не взяв с собой ангельского клинка: видимо понимал, что эта игрушка будет бесполезна перед лицом Метки, но совершил то, чего больше всего страшился с момента возвращения из Клетки, нарушив собственную клятву. Это граничащая с отчаянием надежда брата сводила с ума и заставляло ощущать почти мазохистское желание поддаться, однако проклятие на дало поступить подобным образом, лишь позволив еще пару минут поиграть. Как ни крути, даже сила сосуда архангела была не в состоянии стереть древнюю печать, уничтожив ее владельца, поэтому когда Сэм лишь на секунду ослабил бдительность, переключив внимание на самого Дина под маской демона, тот воспользовался ситуацией и свалил младшего вниз, под воду, сдергивая с себя его руки и крепко прикладывая головой о замысловато украшенный кафель дна и ударяя кулаком поддых, чтобы заставить легкие онеметь, а сердце замереть на несколько мгновений. Много сил для подобного не потребовалось, и подержав младшего под водой в профилактических целях еще с минуту, Дин вытащил его на воздух и закинул корпусом вперед на парапет бассейна.

У них была фора примерно в пять минут, за которые копы могли подняться сюда и устроить шумиху. Еще недавнее желание оставить брата им на растерзание и призвать мелких демонов для подселения, быстро сменилось на новое: Дину понравилась новая трансформация Сэма. Он ощущал ток его проклятой крови, словно родную и это казалось еще одним очередным забавным штрихом: даже будучи разделенными смертью, их организмы продолжали существовать на одной волне и в едином ритме. Они продолжали оставаться братьями, и как бы мерзотно-сентиментально подобное не звучало, оно было правдой, и Дину хотелось еще. Больше борьбы, страданий, крови и их попыток уничтожить друг друга. Впервые за время собственного становление в ранге демона он ощутил нечто действительно интересное и равное себе, и кто бы мог подумать, что этим символом для него снова станет брат? В итоге небольшой спор с собой решился единоличным признанием необходимости оставить Сэма живым и свободным, поэтому взвалив тело себе на плечо, Дин направился к пожарной лестнице, по которой уже поднималось несколько копов в качестве группы поддержки основному отряду, поднимающемуся на лифте. Троих людей Винчестер просто размазал посредством Клинка, четвертый оказался прихвостнем Кроули, который помог изничтожить остатки смертных, прикрыв Дину спину. Впрочем, рассусоливать и устраивать торжественное прощание он не собирался: Сэмми ясно дал понять свое мнение об одержимости, и хотя это продолжало веселить, тратить время и дальше на препирательства не хотелось. В итоге младший оказался в уютно прикрытом грузовиком с мусором переулке, в который лишь по ночам заглядывали редкие бродяги, заботливо прикрытый газетками и шапочкой-пилоткой из них же, которую ради хохмы Дин водрузил ему на голову.

***

Если Кроули и был недоволен, то тщательно это скрывал, к тому же сама по себе операция по уничтожению приспешников Аббадон прошла хоть и радикально, но успешно. Газеты округа Нью-Йорк пестрели огромными заголовками о зверской резьне, произошедшей в отеле, в которой погибли будущий сенатор, несколько высокопоставленных лиц и офицеры полиции. Такого разгула преступности и размаха садизма даже по меркам Большого Яблока случалось нечасто, и желтая пресса вовсю обсасывала причастность инопланетян к грядущим выборам, а самые радикальные выдвигали теории об участии потусторонних сил и их влияния на членов правительства даже не подозревая, насколько были правы в своих диких догадках. В итоге выборы перенесли на несколько месяцев до закрытия дела, нашли виновных, наградили посмертно павших и объявили в розыск по штату одного лже-агента ФБР, впрочем, достаточно вяло. Фоторобот Дина также мелькал на некоторых кадрах в интернете, и со слов пойманной в непристойном положении служащей отеля, именно он был причастен к убийствам, покинув ее как раз к началу трагедии. Однако слушать с громким шумом уволенную женщину никто особо не стал, тем более никаких доказательств вины Винчестера у полиции не было.

Кроули ликовал и иногда выбирался обратно в ад протирать запыленный трон, временами торжественно казнить провинившихся демонов и устраивать показательные порки тем, кто пытался лишь на мгновение усомниться в качестве его власти. Дин отчасти поддерживал эту вакханалию и иногда сам торчал на ужасно каменном и ужасно неудобном сидении трона, наслаждаясь полными ненависти и зависти взглядами вокруг себя. А спустя несколько дней и пары бокалов пива в уже родной "Шпоре", Кроули заявился раскрасневшийся и злой, словно его любимые песики.

Ты не сказал, - он тщательно отмерял количество гнева в голосе, но из ушей разве что дым не валил, и Дин лениво протянул ему миску со льдом, в которой лежали редкие для этого места мидии.

Джетс Цинциннати выиграли у Баффоло в новом сезоне лиги? Подумаешь, новость дня, - прикрыв почерневшие вмиг глаза, Дин расслабленно лизнул пену с кромки своего бокала.

Я не о футболе, и ты прекрасно это знаешь! - Кроули стукнул кулаком по стойке, и сидящие вокруг демоны притихли. Однако спустя пару мгновений Король все же взял себя в руки и принялся громко и эмоционально шептать, стараясь не повышать голос. Что вас, Винчестером, вечно тянет вляпаться в какое-нибудь дерьмо? Ладно, тебя я еще понимаю, тем более мы друзья. Но какого дьявола твой брат снова взялся за старое? Ты понимаешь, чем это грозит?! Тем самым дьяволом, и я не про себя. Я выше этого!

Не с твоим ростом, прости, - Дин похлопал его по плечу и участливо улыбнулся. Как ни крути, в чем-то Кроули был прав, а желание ссориться сегодня отсутствовало. Ну выпил немножко, завяжет потом. Это же Сэмми, ему мораль не позволит торчать на дури дольше положенного. Судя по выражению лица, веры в слова у Короля было немного, и все же он слегка успокоился. На время.

Отредактировано Dean Winchester (2022-05-17 11:24:59)

+1

8

После того, как Мамона не совсем эпично сдохла, дела у нынешнего Короля явно пошли на лад и настроение слегка улучшилось: видимо ощущение того, что в спину кто-то тыкает острым предметом, было совсем не тем, чего хотелось бы, влияло даже на Кроули. Именно это Дин ему озвучил, за что получил козью морду и целую эпическую тираду на счет грядущего достославного правления адом и воцарения на земле немыслимого количества демонов ради сделок. Впрочем, баланс Кроули все равно соблюдал, прекрасно понимания страхи будущего электората и не особо серьезно выпрыгивал из штанов, как любил это делать раньше. В их общение с Дином стала все чаще прокрадываться нота легкой прохладцы, словно взаимное доверие и все пьяные разговоры по ночам в "Шпоре" так и остались там, подобно приятным ностальгическим воспоминаниям. По всей видимости причиной перемены настроения служило своеволие Винчестера и внесение собственных корректировок в каждое дело, порученное ему Королем. А еще подначивания демонов рангом пониже, чьи ряды Дин ради собственного развлечения иногда потрошил, чтобы слишком уж не залупались. На деле его совершенно не интересовали эти мелкие сошки из недавно вышедших злобных человеческих душ, но показывать, кто в прайде главный, смысл имело. Некоторые даже настолько уверовались силой проклятия Метки Каина и мощью Первого Клинка, что втайне сопровождали Дина в его темных делишках, не будучи при этом науськанные конкретно Кроули ради тупой слежки. В аду ввиду наличия в основном вполне однообразных развлечений, любили находить себе новые занятия, и по всей видимости тотализатор на тему "Король vs Рыцарь" также имел место быть: как ни крути, Кроули при всех его талантах был демоном перекрестка, ранг Дина предполагал должность в разы выше, да и не все черноглазые любители смертных душ поддерживали политику неприкосновенности их самых и скучали по временам разгула, которые им ненадолго подарила Аббадон. Видимо это в какой-то мере тоже стало причиной натягивающихся отношений, теряющих своих краски с каждым днем. Единственное, что совершенно точно продолжало примирять их с Кроули - это желание самого Дина иногда пребывать в аду, выполняя грязную работенку палача. Аластер мог бы гордиться своим лучшим учеником, который после долгих лет ломки смог, наконец, взять в руки иглы и резцы, чтобы продолжить его дело. Большинство демонов давно прекратили рваться на эту должность, предпочитая развлечения в смертном мире среди людей, поскольку тамошнее разнообразия на порядок превышало унылое нахождение среди четырех мрачных и грязных стен среди воплей жертв. Сам Дин относился к процессу достаточно философски и творчески, постепенно оттачивая несколько позабытые навыки до нужного уровня: руки помнили работу хорошо, а тонко настроенный демонический разум прекрасно улавливал все необходимые моменты, делая из него отменного мучителя.

К сожалению, конечное смертоубийство в аду было уже невозможно, а купаться в крови Первый Клинок любил, заставляя Дина выходить на регулярную охоту и пополнять личную уже коллекцию грешников собственноручно. В такие моменты ему казалось, что именно для этого он и был рожден, получил Метку и оказался обращенным. Демоническое бытие с его простотой, силой и возможностями полностью удовлетворяло все его бывшие и уж тем более нынешние агрессивные потребности и дарило такое восхитительное освобождение от чувств морали и долга, которыми его пичкали всю прошлую глупую жизнь. Подумать только, положить ее на алтарь служения людям, которые даже не знали имен тех, кто освобождал их жалкие тела от кошмарных смертей, а души - от возможности попадание в ад... людей, которые слишком часто презрительно смотрели на охотников, никогда не платили и относились к большинству спасителей как к чему-то ужасному, что следовало как можно скорее вычеркнуть из своих никчемных жизней. И это не говоря о вечной ноше на плечах, которую Дину взвалили в четырехлетнем возрасте, и которую он был вынужден тащить постоянно без сна и отдыха, лишь бы Сэму не прилетело по голове. Брата следовало оставить в Клетке, а со смертной его оболочкой он бы вполне мог справиться на два счета. Дин вообще понимал, что по собственной глупости проворонил массу прекрасных возможностей, которые могли существенно облегчить его участь. Подрезать крылья всем возможным ангелам в том числе, особенно одному, который постоянно лез не в свое дело и мешался под ногами не хуже братца. Но этот вопрос он еще собирался решить с Кроули, втайне надеясь на возможность устроить тотальное нашествие на небеса и полное свержение их власти. Кто сказал, что апокалипсис должен был совершить какой-то архангел? Они вполне были в силах переписать историю никчемной книжонки, которая не годилась ни на что, кроме подтирания задницы.

В этот раз Дин подзадержался среди смертных и посеял телефон, пропажу которого тоже забыл обнаружить - девайс оказался совершенно бесполезным в нынешнем его бытии и предполагал лишь связь с Кроули. Забавы ради Дин купил себе новый, совершенно не похожий на те, чем он пользовался в своей уже начинавшей стираться в памяти прошлой жизни, и отличающийся не только весомой ценой, но и количеством функций. Как оказалось, эту штуку вполне можно было приспособить для веселых развлечений вроде игр, за которыми он иногда коротал время, пока его жертвы орали и дергались на крестах подземелий. Он даже иногда обсуждал с ними стратегию и давал послушать музыку. В этот раз повезло больше: ему в руки попала душа какого-то захудалого на вид программиста, который не справился с наркотой, двойным непреднамеренным - а именно так окрестили это газеты (хотя в аду знали правду), убийством и управлением своей тачки, загремев прямо в гостеприимные ручки Винчестера. Еще слегка оглушенный количеством недавно пролитой крови, Дин не спешил браться за инструменты всерьез, пока потихоньку вырезая на коже грешника замысловатый ковер тупым лезвием ножа. Точнее сказать, выпиливая, когда телефон пискнул с уведомлением о начале катки.

Видал? - обтерев руки окровавленной тряпкой, Дин сунул под нос бедолаге экран своего мобильного. Тот, видимо, то ли оказался впечатлен, что в аду пользовались связью, то ли охренел от боевых успехов Винчестера, но потерял сознание. Пришлось окатить его ледяной водичкой и продолжить. Хлипкий ты, а всего-то пару дней прошло. Парень, точнее его душа, ловил воздух искусанными губами, на которых пузырилась кровь и силился что-то сказать, поэтому Дину пришлось интереса ради приложить усилия и прекратить свое макраме. Как выяснилось, тот имел отношение к разработке любимой теперь уже диновой игры, и за возможность пары часов отдыха от пыток с учетом того, что в аду они равнялись суткам, согласился выдать несколько секретов и даже помочь взломать систему. Предложение было любопытным, Дин находился в благодушном состоянии, если так вообще можно было назвать носителя проклятия, поэтому он оставил парня распятым на месте и даже сунул ему попить. В этот момент слишком не вовремя позвонил Кроули, предложив встретиться в одной из своих личных комнат и решить парочку важных вопросов касательно следующих шагов по вылавливанию уже жалких остатков демонического сопротивления. Голос Короля звучал до удивительного доброжелательно и оптимистично, словно тот торчал где-нибудь на курорте с поллитрухой человеческой крови и в окружении пары красоток погорячее. Подвоха предложение не предполагало, поэтому Дин оставил рабочее место и выдвинулся в сторону центральной части ада, где предпочитало тусоваться большинство демонов. Все, кто попадался на пути, старались исчезнуть как можно быстрее, а около двери вообще никого не было, и этот факт мог показаться странным, если бы Дин не был так занят обдумыванием грандиозных планов обратить захудалого программера в демона, чтобы тот взламывал ему игрушки и вообще веселил посредством вторжения в технику. Было даже странным, что никто из их братии не додумался до таких чудных вариантов, хотя что тут сказать... в адских рядах, как и на земле, заправляли старперы, которые признавали лишь классику и не давали ходу свежим идеям.

Что, очередной грешник обложился килограммами соли и сожрал ее же, и твои псины не могут прийти и укусить за бочок? - Дин осмотрелся, зайдя вовнутрь, однако в богато обставленной какими-то раритетными безделушками комнате никого на первый взгляд не было. Тут вообще было на удивление тихо и как-то слишком уж непривычно, отчего Винчестер замер, медленно доставая из-за пояса Первый Клинок. Если у тебя есть сюрприз, то давай его сюда, у меня там дело в пыточной заждалось, и рейд не дремлет. Кроули и вправду иногда устраивал довольно забавные шоу для них двоих, и уж чего Дин точно не подозревал, так это подставы от своего "напарника". И даже не просто подставы, а того, кто знакомой тенью высился среди колон комнаты, медленно приближаясь к нему. И снова "здравствуйте". Это уже походило на преследование и несколько раздражало. Сэмми, не помню, чтобы назначал тебе свидание. Знаешь, я ведь могу позабыть обо всем, и через полчаса ты окажешь там, внизу. Не Клетка, конечно, но я постараюсь создать для тебя максимально похожие условия для большего комфорта. За залом велось наблюдение издалека: Дин ощущал незримое присутствие и более того, врата были приоткрыты. Кроули, сукин ты сын, когда я разберусь с братом, то приду за тобой, ты же в курсе? Адские стены молчали, но напряжение осязаемо повисло в комнате плотной пеленой, сквозь которую Дин ощущал источающего демоническую энергию брата. Можешь использовать весь ад в качестве собственного коктейльного бара, но со мной, малыш, ты все равно не справишься. Или может ты пришел за чем другим, а? Сэмми? - на лице Дина расцвела предвкушающая ухмылка, которая должна была быть хорошо знакома Сэму. Даже слишком хорошо и слишком близко.

+1

9

Получалось у Сэма неплохо, но эти фокусы действовать перестали: Дин лишь равнодушно пожал плечами. Вряд ли и брат, и Кроули настолько серьезно желали его уничтожения, а значит все выливалось в одно - избавление от Проклятия Метки или демонической сущности, а скорее всего, и то и другое вместе взятое. Сейчас энергия Сэма ощущалась иначе. Тот успел накачать себя серьезнее, чем прежде, однако даже за этой масляно-черной пеленой скверны оставался собой, не теряя контакта со своей смертной оболочкой. Если бы младший действительно был голоден так же, как семь лет назад, когда источником его насыщения помимо мелких демонов служила Руби, то он бы не разглагольствовал тут, а уже давным-давно накинулся в желании выпить и уничтожить: ту кошмарную жажду в глазах было сложно забыть даже сквозь основательно путающиеся теперь воспоминания. Она походила на яростные позывы самого Дина, когда тому требовалась кровь для Первого Клинка и всей его сути, поэтому он лишь презрительно передернул плечами, не собираясь особенно напрягаться. Их недавний "контакт" в отеле лишь подтвердил подозрения о носителе Метки, и Сэмми, кем бы он ни был, не был в состоянии что-либо с этим сотворить. А вот Дин вполне себе мог, и ощущал, как дрожит в его руке тяжелая рукоять, уже когда-то познавшая братской крови и жаждущая утолить это желание снова. Что же, Винчестер-старший действительно не собирался доходить до этой грани, но теперь его вынуждали ее коснуться и перейти последнюю черту.

Кроули слишком высокого мнения о своей тушке, раз словно крыса бежит с корабля. Вот только его попытки избавиться от меня лишь подтверждают его же страхи. Боится за свою задницу, за свой трон, за место в аду, прекрасно понимания, чем для него это все закончиться. Для вас обоих, Сэмми, и заметь, это не я к тебе пришел, это ты второй раз напрашиваешься на ускорение финала. Адский Король вполне себе правильно рассудил, что с Винчестером может справиться только Винчестер, но просчитался в неравенстве сил. А его самого Дин скорее рано, чем поздно все равно найдет: в его власти было все время мира, теперь уже все. Боль от телекенетического удара легкой волной прошлась по всему телу, погаснув также быстро, как успела вспыхнуть. Сэм мог швырять его хоть целый день - это все равно ничего бы не изменило. В какой-то момент его силы, не подкрепленные кровью иссякнут, тогда как энергия Дина помноженная на демоническую суть лишь окрепнет, и тогда брата будет ждать уютная камера на задворках ада, куда старший собственноручно проводит его душу и запрет ее там навечно. Может быть Сэм и гордился своим прохождением испытаний в Клетке, так пусть продолжит их теперь уже в вечном одиночестве без надежды на спасение и то, что где-то на воле находится его брат. Мне не нужны даже пытки, - поднявшись по весь рост, Дин вытер слегка пересохшие губы. Ты как обычно начнешь сам себя изводить так, как не сможет никто другой. Тебя каждый день, час и секунду станет убивать мысль о том, что ты бессилен против меня, что так и не смог спасти и ничего сделать. Что сотворенное чудовище навсегда угнездится внутри, и имя Винчестеров будут произносить, словно проклятие. Ты так боишься всего этого, иначе бы не спустился сюда, - дальнейшие разговоры были ни к чему, и Дин с рычанием подался вперед, буквально в прыжке толкая брата к стене и вжимая в холодный камень. Глаза Дина полностью заволокла тьма, убив все возможные чувства, которые еще несколько минут назад едва заметными искрами вспыхивали глубоко внутри. То, над чем смеялся Сэм и что считал грубым проявлением инстинктов, несло в себе легкий остаточный след личности Дина, но сейчас и оно исчезло, полностью подавленное жаждой Метки.

Схватив брата за ворот куртки, Дин крепко дернул его на себя и с разворота свалил на пол, крепко приложив ударом ботинка по ребрам. В сжатой ладони сверкнул Клинок, и если бы Сэм не успел чуть откатиться в сторону, тот бы прошил его в самом уязвимом месте, вспоров грудную клетку и вгрызаясь в сердце. Это сердце Дин лично бы съел сырым, сидя прямо в крови на останках брата - последняя честь и трапеза перед тем, как конечное человеческое полностью угаснет в нем, оставляя лишь хищную демоническую суть адского рыцаря. А пока скрипнув зубами от досады, он вновь бросился вперед, сопротивляясь проявленной силе Сэма и едва вновь не падая неподалеку от него. Хрустнувшие кости постепенно становились на место, кровь начинала вскипать вновь, кидая его в бой и полностью отключая голову. Сейчас перед Дином висела лишь багряно-алая пелена смерти и желания полного, тотального уничтожения цели. Он больше не видел за ней ни брата, ни его образа, даже фигура казалась чем-то размытым и вычеркнутым из памяти. Кажется, Сэм пытался что-то сказать, но вместо звука голоса в ушах шумел гул стучащей в висках крови, кровь была на руках Дина, и он перестал осознавать, чья именно. Это было неважно: ее запах подначивал и заставлял кидать снова и снова, пока в какой-то момент они вдвоем не покатились в сторону каких-то ящиков в углу, сбивая их с места и заставляя содержимое падать сверху. Кажется, это были пергаменты с выполненными договорами и бутылки вина в качестве символа завершения сделок: вспыхнувшие искры состаренной бумаги полетели в воздух подобно снегу, а осколки принялись жадно жалить кожу, впиваясь в ладони и шею.

В какой-то момент сознание Дина выхватывало картины продолжающегося боя: вот он прижат к полу и кашляет кровью; вот восседает на брате, приставив Первый Клинок к его горлу и вдавливая его в кожу не смотря на яростное сопротивление силы; вот они оба глядят друг на друга черными провалами глаз, готовые выцарапать их, и, кажется, почти совершая это, потому что секунды спустя Дин временно слепнет и сквозь багряную пену успевает заметить, как брат также со стоном прижимает израненные ладони к лицу. В этот короткий миг что-то глубоко внутри Дина щелкнуло, словно невидимый тумблер повернул ручку на противоположное направление...

... Сэм лежит на кровати, прижав к животу подушку и тихо плачет от боли, заставляя старшего метаться, словно зверь в клетке. У них почти нет денег, а брат неудачно ударился головой, прыгая с тарзанки в воду илистого пруда, на который они решили сходить в свободное от школы время. Простыня измазана кровью из пробитого виска и Сэма следует показать врачу, вдруг это вдруг он серьезно повредил глаз? У Дина трясутся руки, он оставляет младшего одного всхлипывать в номере и бежит на ресепшен, буквально пришпиливая дежурящую там администратора к стене и умоляя о помощи. На их счастье и везение сердобольная девушка оказывается по совместительству медсестрой, которая помогает родне в мотеле, и она спустя полчаса приходит к ним в номер, чтобы внимательно осмотреть рану Сэма, осторожно промыть, вколоть антибиотик и дать обезболивающе, по ходу негромко ругая беспутных родителей мальчиков, которые совершенно за ними не смотрят и не помогают. Она даже приносит им куриный суп, и Дин помогает как может, убирая со стола и кормя успокоившегося младшего из ложки. Уже будучи взрослым и вспоминая этот момент Дин понимает, что им помогли не столько благодаря его напору, сколько благодаря смазливой ряхе, которая успела обрести мужественные черты и вовсю воспринималась как почти взрослая. А забота о брате проецировалась на собственный счет. Но это неважно, потому что Сэму стало лучше и к приезду отца он поправился настолько, чтобы тот не задавал вопросов и вообще так никогда не узнал об этом эпизоде их прошлого.

Сэмми?... Ты... - Дин не успел закончить, хватаясь за голову. Короткая вспышка воспоминаний явно дала Сэму легкое преимущество к моменту, когда Дин пришелся в себя и вновь ощутил знакомый ток ярости, заволакивающий сознание и подавляющий все, что услужливая память внезапно решила ему подбросить.

+1

10

Ведомый неконтролируемой злобой Дин едва не пропустил нужный момент, практически дав себя сковать, совершенно забыв про проклятые наручники, обнаруженные ими в первый раз посещения подвала бункера. Тогда они сослужили хорошую службу, и кто мог подумать, что эти штуки решат использовать против него? Сэмми неплохо все рассчитал, и этот момент старший действительно упустил из виду, полностью сосредоточившись на возросших паранормальных способностях брата. Сэм бил целенаправленно и четко не смотря на то, что его правая рука все еще продолжала болтаться на перевязке и действовал он медленнее. Однако старая наука, которую им с детства вбивали в головы и не только весьма прозаичным и практическим путем, все же давала о себе знать: бойцом младший был отменным, а вкупе с ростом и силой вообще становился смертоносной машиной. Не будь Дин поглощен демонической оболочкой, вполне мог всерьез огрести не смотря на собственные отличные боевые умения и острые инстинкты. Но сейчас отравленная кровь стучала в висках нескончаемой линией силы, заставляла облизывать пересохшие и сбитые ударами губы, с которых капала кровь и сверлить брата полным ярости и предвкушения взглядом. Эта игра до одури заводила и горячила кровь, взвинчивая все инстинкты до небывалого уровня и заставляя Дина едва не смеяться в голос от ощущения своей силы и могущества. От противостояния с почти равным себе. Будь Сэмми здоровым и места побольше, они могли бы устроить отличный и долгий матч на пару суток, молотя друг друга в мясо, восстанавливаясь и приступая снова. Дин был даже не прочь напоить брата собственной кровью, чтобы тот продержался дольше, и эта шальная мысль обожгла, подобно удару хлыста по пояснице, раскручивая возрастающий жар ниже и сильнее настолько, что его начало ощутимо потряхивать, словно от высокой температуры.

Ох Сэмми, ты доигрался, - слова шелестящим шепотом слетали с губ, но Дин знал, что брат его слышал. Возросшая чувствительность делала младшего восприимчивым и чутким, и мысль об этом придала новых сил. Стоило наручникам захлопнуться на его левом запястье, Винчестер использовал правую руку с зажженной Меткой, чтобы ударить Сэма прямо в грудную клетку, выбивая из легких дыхание и заставляя валиться на пол. Ему повезло, что в этот момент в руках Дина не было Первого Клинка, который он подобрал секундой позднее, чтобы как следует размахнуться и опустить вниз, целясь чуть выше удара. Не смотря на злость, Дина начинали раздирать другие ощущения, и убивать младшего, не наигравшись вволю, он не собирался. Второй удар Сэм успел блокировать, и хотя его правому плечу тяжко досталось и кровь начала пропитывать рубашку, демоническая энергия придала ускорения и он бросился в коридор. Дин мог бы его нагнать, но спешить не собирался: в аду брат был в его власти, а Кроули все равно жаждал завершения боя, поэтому вряд ли бы вывел младшего на поверхность так быстро без получения ощутимого результата. Куда же ты, пупсик? Мы только начали наши горячие раунды, - ухмыляясь, Дин сжал скользкими от крови пальцами рукоять Клинка и вышел наружу из комнаты, где они устроили знатный погром. В коридоре было до невозможности тихо, словно всех демонов ветром сдуло подальше, и скорее всего, так оно и было. А Дину хотелось больше. Больше крови, боли и взаимного жара, больше черных глаз брата, которые с долей ненависти и нескончаемой жажды смотрели на него, словно душу выпить пытались. Дин собирался дать ему выпить, но только не душу и не сейчас, а чуть позже - эта идея его забавляла и вдохновляла, взвинчивая нервы до предела. Если бы Сэмми мог, если бы он согласился... Дин вырезал бы их имена на телах павших врагов во славу брата и его нескончаемой силы. Кромсал крылья ангелов, вырывал их с благодатью, чтобы преподносить в дар своему единокровному демону, украшая их просторные покои, словно боевыми трофеями. Дин хотел, чтобы братец остался в аду вместе с ним, правя и купаясь в лучах славы. Но тот убегал и не желал слушать то, что Дин говорил попутно, не торгуясь, в отличии от Кроули, а предлагая в дар. Останься со мной, Сэмми, и я напою тебя своей кровью, буду кормить своей плотью, сошью в единое целое и наши души сольются, как должно. Занятый сладостными мыслями и грандиозными планами Винчестер едва не угодил в ловушку и нахмурился - младший вел себя предсказуемо и нахально, устраивая здесь охоту. А раз так, следовало быть осторожным: в собственную бытность смертным он ни раз и не два ловил легкомысленных и упивающихся своей властью демонов в подобные неожиданные силки, и теперь попасться в такие самому было невероятно глупо.

Довольно убегать, мелкий, я тут! - остановившись на одном из адских перекрестков, Дин втянул воздух и прислушался к переговорам демонов и страдающих душ, точно определяя нужное направление. И если первые предпочитали разойтись подальше, то вторые ощущали энергию мощной сущности, уже второй, и жались по своим тесным клетушкам. Наконец, добавив темпа Дин свернул в нужный проулок прекрасно понимая, что брат тоже чует его, едва не угодил в очередные сети и перепрыгнул через них, почти задев ногой. Почти. И Сэму этого хватило, чтобы тут же выскочить из-за угла и накинуться на старшего, пытаясь затолкать в магический круг и заставить лишиться возможности перемещаться, чтобы застегнуть наручники полностью. Но сегодня удача играла на стороне Дина, а может быть дело было в том, что душа брата плохо переносила нахождение в аду, или он был серьезно ранен, кто знает? В любом случае Дин оттолкнул его в сторону, заставив удариться с силой о прутья решетки и повалиться вниз от секундной потери сознания и шока. На памяти Винчестера в ту бытность, когда брат злоупотреблял кровью проклятой сучки Руби, которую он сам к сожалению не встретил в Чистилище, чтобы прикончить собственными руками еще раз, Сэм мог держаться до тех пор, пока регулярно подпитывался и делал это долгое время. Пока старшего пытали в одной из соседних комнат поблизости, например. Сэм занимался этим почти полтора года, но сейчас он пил кровь явно не более месяца, и не обладал прежней силой. Старался, как мог, но не в случае с Меткой, и Дин подхватил его за ворот куртки, заталкивая в свободную камеру и хлопая дверью за их спиной. А ну, проваливайте к херам! - рявкнул он на появившихся снаружи демонов, которых наверняка подослал Кроули для помощи младшему. С королем он еще поговорит, а этих сошек размажет по стенкам Клинком: каждого из них он запомнил в лицо лично. Но пока пришло время заняться братом всерьез.
Сэм ожидаемо сопротивлялся, бился раненой птицей в руках старшего, пока тот застегивал кандалы уже на его руках, крепко сжимая свободной ладонью за горло, чтобы несколькими минутами спустя попытаться успокоить иным и всегда действенным способом. Сейчас помогало слабо, но Дин был настойчив и даже отчасти нежен, а уж когда он прокусил себе руку и прижал брызнувшее кровью запястье к губам младшего, тот практически сдался. Не смог удержать позывы требовательной силы в крови, от которой его собственная должна была уже кипеть на радость старшему.

...Спустя примерно четыре часа, Дин распахнул врата преддверия ада, вынося бессознательное тело Сэма наружу. На улице уже сгущались сумерки, а неподалеку стояла одинокая и единственная на территории заброшенной психиатрической лечебницы машина, в которую Дин погрузил брата. Стоило удивиться, почему он, имея возможность, уже во второй раз не пользуется случаем уничтожить младшего, но на этот вопрос у него не было ответа.

Я снова спас твою мелкую задницу от тебя же. Ну, условно говоря, спас, - ухмыльнувшись, Дин раскопал в вещах на заднем сидении пустые бутылочки из под крови и вновь теперь уже Клинком полоснул свою руку, чтобы наполнить одну и сунуть ее, еще теплую, в сжавшуюся ладонь Сэма. Тот никак не отреагировал, но это случится попозже, а пока Дин сел за руль этой ужасно неудобной и уродливой тачки, чтобы завести мотор и выехать в городскую черту, где припарковал ее на круглосуточной стоянке одного из крупных супермаркетов. Сэм еще не пришел в себя, но шевелился и посапывал, заставляя Дина слишком уж пьяно и сыто улыбаться на это зрелище. Он понимал, что рано или поздно в этом противостоянии будет поставлена точка, но сейчас его от всей души повеселило происходящее, пожалуй, сильнее, чем две недели назад в отеле. Не ищи меня больше, Сэмми, если хочешь жить, - прошептал он и вышел наружу, тихо прикрыв за собой дверь и не замечая, как из сумки Сэма на колени тому упало их фото с далекого девяносто седьмого, снятого на Полароид. Оба дурачились в камеру, а на фоне сзади сияли огнями ночные аттракционы луна-парка.

+1

11

То, что должно было принести облегчение и отчасти избавить от мучительной зависимости, лишь подогрело интерес и разгорелось знакомым пламенем преисподней. Дину хотелось смотреть в него и созерцать алую сердцевину, купать в ней руки до кровавых ожогов и обугленной кожи и даже засунуть туда свою голову, чтобы выбить, наконец, измучившие мысли. То, что он осознал еще в первые дни обращения набрало обороты и обрело окончательный смысл, и для разрыва порочной связи ему было жизненно необходимо держаться подальше от брата. Сэм не отпускал его ни в каком виде, постоянно маячил на периферии сознания и проникал в мозг остаточными человеческими чувствами, которые была не в силах изгнать никакая демонская кровь, как бы он ни старался. Его разгоревшийся интерес в камере не смотря на унизительное и жестокое обращение с братом лишь подогрелся от этой связи, возрос и всколыхнулся багрянцем. А воспоминания о том, как жадно Сэм прижимался губами к его руке, силясь буквально прогрызть тело через кожу и выпить все возможное, что старший мог ему дать, сводило с ума не меньше Печати Каина. В итоге в ад Дин так и не вернулся: его злость на Кроули и происходящее набрала обороты и остро подтачивала изнутри, заставляя свирепеть сильнее и срываться на ни в чем не повинных смертных. Насколько ему стало известно чуть позже, его портреты развесили по трем штатам и объявили в розыск, но Дина это не волновало: он убил и полицейских, следовавших за ним по одной пустой дороге не смотря на десяток пуль, которые они предварительно в него всадили. Это была хорошая ночь для Клинка и богатая для жнецов, беспристрастное присутствие которых он ощущал поблизости. Вымещение злости принесло некоторое успокоение, после которого Дин с чистой совестью и грязными руками, если можно так сказать, отправился в уже знакомые места в сторону "Черной Шпоры". Идиотский бар его умиротворял, и в какой-то мере стал островом спокойствия посреди океана бушующей нескончаемой злобы. Не то, чтобы Дину не нравилось это, скорее он просто искал небольшого разнообразия среди своих привычных занятий. Как ни крути, но даже будучи демоном он следовал основным путям своей прошлой смертной жизни, не собираясь менять знакомый распорядок. Но когда машина съехала на проселочную дорогу к бару, телефон внезапно тренькнул. Закатив глаза, Винчестер не спешил отвечать, но в нынешнем состоянии практически любой раздражитель мог довести до критической точки, поэтому в итоге взять трубку все же пришлось. А табло высветило имя Сэма, заставив криво ухмыльнуться.

Надо же, я уже было думал, что смогу заставить тебя уползти обратно и не высовываться как минимум пару месяцев. Сэмми, я уже дал тебе ответ, и мое терпение не безгранично. Следующая наша встреча будет последней, поэтому сходи-ка лучше в бар и оттянись как следует, я открыл для тебя счет, - на другом конце послышалось какое-то шуршание и ответивший голос совершенно не походил на знакомый баритон брата.

Я подумаю над этим захватывающим предложением, потому что место в баре вакантно: твой брат его освободил. И освободит окончательно и посмертно, если не прибудешь по сказанному мною адресу, - в ответ на эту многозначительную тираду Дин лишь сильнее нажал на газ и машина слегка подпрыгнула на кочке. Он не любил, когда с ним разговаривали в таком тоне и медленно, но верно, начинал закипать не смотря на недавнее тройное убийство.

Не знаю, кто ты такой, да и неважно. С чего мне верить тебе? Может быть Сэм уже мертв, а ты пытаешься продать мне мешок с воздухом, - не то, чтобы Дина действительно всерьез волновал этот вопрос, даже больше: такая неожиданная возможность избавиться от брата внезапно показалась ему не самой плохой перспективой на будущее и снимала часть головной боли в этом вопросе. Другое дело, что его пытались шантажировать и вообще разводили на эмоции, а за это следовало как минимум разбить лицо. На другой стороне связи в ответ на этот вопрос послышалась возня, звуки шагов и удара, после которого фоном всплыл голос брата и стон боли. Ну что же, хоть здесь все было по-старому и Сэмми снова досталось. Какая неожиданная неприятность, которая, впрочем, никак не отразилась на состоянии самого Дина. Судя по всему, теперь ему следовало поверить в то, что младший жив - а именно этого ждал от него голос на проводе.

А теперь, когда ты убедился в моей правоте, записывай адрес, иначе я пущу твоему брату пулю в лоб, - количество злой экспрессии и надменности превышало все разумные пределы.

Знаешь, мне плевать кто ты и как тебя зовут, но просто знай - когда-нибудь, когда ты меньше всего будешь этого ожидать, я найду тебя и откручу голову собственными руками. А может быть распилю на шесть кусков и раскидаю по всем сторонам света, - судя по всему, от Дина ждали немного другой реакции и как минимум напряжения в голосе, которого он не выдавал.

Ты меня плохо слышал? Я собираюсь убить твоего брата, или тебе все равно? - теперь выходить из себя начал уже этот голос и Дин лишь самодовольно улыбнулся.

Я несколько раз говорил Сэму оставить меня в покое и отпустить. Можно сказать, вбивал в него собственноручно и не только. Видимо, плохо и мало старался, раз он оказался таким упорным. Поэтому можешь закончить это дело за меня. Адьос, - щелкнув выключением вызова, Дин бросил трубу на сидение рядом, скользя равнодушным взглядом вдоль темной линии полей возле стоянки бара, к которому как раз подъехал. Что же, возможно сегодня одной проблемой в его жизни станет меньше и за это следовало выпить.

К несчастью или радости стоило ему приземлить пятую точку на уже знакомый барный табурет, неподалеку нарисовалась фигура, которая быстренько подгребла, чтобы усесться рядом. Надо было обладать немалой смелостью и наглостью, чтобы лезть к Дину после всего, что случилось, но Кроули как обычно в избытке хватало того и другого. Как выяснилось, вся та потеха в аду была создана исключительно ради блага самого Винчестера-старшего, удовлетворения потребности Метки и поучения мелких демонов, которым следовало понимать расстановку сил и видеть, с кем они имеют дело. Лгал Кроули безбожно и настолько витиевато, что в какой-то момент заставил Дина улыбнуться. Ну и само собой разумеется, не последнюю роль в деле сыграло ощущение избавления от брата. Какая-то часть глубоко внутри него билась о крепко запертые стены темницы, выла и кричала не своим голосом, но Дин уже успел влить в себя как минимум литр пива и два шота текилы, поэтому с каждым глотком голос слабел все сильнее, пока окончательно не исчез. И Дин даже слегка попустился от откровенной лести и грандиозных планов на будущее, пока Кроули вновь не начал свое нытье на счет работы и сделок, объясняя это возможностью перехода на новый уровень их взаимодействия с открывающимися для ада перспективами. По-хорошему, короля следовало послать куда подальше, а еще лучше пощекотать ему ребра Первым Клинком, но Дин решил отложить этот чудесный момент на потом.

Один раз. Я сделаю это один раз, и если ты снова отмочишь какую-нибудь херку по типу того, чтобы тащить моего брата в ад, я тебя выпотрошу, обещаю. В ответ Кроули смотрел таким чистым и незамутненным взглядом, словно был невинным младенцем.

Ну что ты, больше никаких сюрпризов. Ты убиваешь - я храню слово. И наш прекрасный тандем летит вперед на крыльях взаимной кровавой любви, ну или как там тебе понравится. Нравилось Дину убивать, поэтому получив на телефон координаты жертвы, для которой следовало выполнить заказ, он неспешно допил начатое и двинулся с места.

+1

12

У них с Кроули был всего единственный шанс по мнению короля, и его самый Дин успешно размазал кровавым пятном, которым должна была стать жена тупой жертвы демонической сделки. Но что-то не срослось и этот отвратительный в своей самоуверенности и наглости гаденыш быстро успел вывести из себя и без того не стабильного Винчестера, чтобы тот не дожидался необходимого финала и совершил то, чего хотелось больше всего. Это было приятно. Это было полезно. И самое главное, Дин ощущал себя правым во всех отношениях. Не потому, что спас шалавистую жену предателя, а просто из собственных принципов рассуждения о добре и зле. Пожалуй, за время своего становления демоном это был первый случай, когда Клинок искупался в крови реального грешника, который чуть-чуть не дожил до рандеву с адскими псами. Подумаешь, всего лишь десять лет, кому какая разница? Но оказалось, что разница есть и принципиальная, об этом ему напрямик сообщил Кроули спустя пять часов на очередном нерегулируемом адском собрании в баре. Злой, раскрасневшийся, вышедший из себя и до одури смешной, отчего Дин откровенно ржал ему в лицо и дразнил собственным всесилием. Причин было достаточно: он изначально не собирался служить на побегушках адского короля, и все было прекрасно, пока тому не пришло в голову начать использовать Винчестера как галимого демона перекрестка, прикрываясь якобы благими идеями с заботой о Метке и постоянном насыщении Первого Клинка, будто бы Дин без него не имел представления, каким именно образом удовлетворить свою жажду. Видеть, как Кроули просчитался и обломать ему кайф, было практически осязаемым удовольствием из редкого теперь разряда тех, когда Дин не убивал. Окружившие Кроули демоны явно слегка пошатнулись в вере в своего владыку, а зная его характер, подобное поведение и отношение было немыслимым - тот карал и за много меньшее. Вот только одна беда: поделать что-либо с Рыцарем он не мог, силенок не хватало, зато имел вполне неиллюзорную возможность огрести самому, поэтому решил ретироваться, свалив вину на Винчестера. Дину было без разницы. Он в этот цирк с показной дружбой не играл с самого начала и участвовал в нем исключительно потому, что ощущал временный комфорт в компании и этом баре.

А пока наступивший полдень встретил вышедшим из-за туч солнцем и возможностью расслабиться перед очередным приятным вечерним времяпрепровождением, которое он определил для себя в качестве выходного. Теперь спешить было некуда, отчитываться - тоже, и на Дина накатила приятная ленца, которую он с удовольствием полировал посредством виски. В баре имелось фортепиано, и дабы отметить свое отделение от покровительственного крыла Кроули, Дин внезапно обнаружил себя сидящим перед инструментом, чтобы начать наигрывать старую и давно позабытую мелодию одной из любимых песен Мэри. Кто-то бы мог сказать, что демоническую суть Винчестера прихлопнуло ностальгией, но дело, скорее, было в простом акте прощания. Возможно Кроули все-таки сдерживал его агрессивную натуру, старательно ища для нее наиболее оптимальный и менее хлопотный выход, направляя в самое безопасное для других русло. Теперь это осталось в прошлом. Возможно вместе с братом - Дин не цеплялся за эту мысль, просто позволил мелодии течь и улетать в пустое пространство бара, еще не заполненное людьми и густым сигаретным дымом. Эта тихая прелюдия к его новой жизни должна была послужить завершающим аккордом для старой, но как оказалось, с выводами он поспешил. И когда в поле зрения неподалеку от входа показалась размытая высокая фигура, Дин глубоко втянул воздух и хлопнул рюмку одним жестом, словно расставляя точки.

Зря ты сюда пришел, Сэмми. Я же просил, и был довольно корректен, ты не находишь? Дважды спас тебя от себя самого в том числе, и что я получаю в благодарность? - отойдя от порядком расстроенного фортепиано, на котором большей частью лабали местные пьяные завсегдатаи, Дин прошел мимо Сэма и упал у барной стойки, предложив бармену оставить их одних. Тот дураком не был и за два месяца насмотрелся достаточно для того, чтобы узнать Дина получше и хорошо усвоить, чем может закончиться спор с демоном. Поэтому спустя несколько секунд им с Сэмом уже никто не мешал. Итак. Как вижу, пулю с лоб тебе не пустили и ты успел смыться до получения тяжких телесных. Побольше тех, что уже имеются. Оставленные мною раны до сих болят, а, Сэмми? Ты знаешь о чем я, - на этот раз откровенно заигрывать или провоцировать Дин не собирался. Он уже завершил все с Кроули, пришла пора брата. Больше не будет попыток склонить его на свою сторону или наоборот, целиком и полностью отвадить от поисков старшего. Игры действительно кончились, и этот бар должен был подвести финальную черту в их взаимодействии. По счастью, початая бутылка того же виски продолжала стоять на стойке и Дин не стал себе ни в чем отказывать, вновь наполняя бокал до краев - алкоголь по-прежнему практически его не брал. Давай признаем честно. Все твои попытки воззвать ко мне с твоей стороны оказались провальными, но так и быть, Сэмми. Я дам тебе один и самый последний шанс прямо сейчас развернуться и свалить отсюда, - на стол лег тяжелый Первый Клинок, которым Дин играл свободной рукой просто для демонстрации брату орудия его возможного убийства. Давай ты будешь хорошим мальчиком и не станешь меня провоцировать, потому что я едва сдерживаюсь от того, чтобы прямо сейчас не перегрызть тебе горло зубами и терзать до тех пор, пока ты окончательно не истечешь кровью, захлебываясь ею и сожалея о том, что пришел сюда.

Лезвие Клинка со звоном упало на столешницу, когда Дин, раскрутив, его отпустил. Его взгляд поднялся за жестко напряженное лицо брата, скользнул вдоль острых скул и воспаленной линии глаз: за время его отсутствия Сэмми существенно изменился и сильно похудел, даже привычная рубашка болталась на странно-тощих плечах и вся его фигура была чуть ссутуленной, хотя раньше подобного никогда не наблюдалось. Будь Дин человеком, он обязательно озаботился этим, но сейчас ему было откровенно все равно - просто глаз констатировал факт. Кажется, Сэм оказался настроен решительно, и его жест с заведенной назад рукой выдал попытку достать противодемонический кинжал, а решительно сжатая линия губи и сверкающий взгляд делал почти что опасным. Почти, и это смешило. Что же, значит все будет решено здесь рукою самого Дина и произойдет того, что случилось несколько тысячелетий назад на заре человечества, точь-в-точь вторя братоубийственному бою. Правда тогда Авель вряд ли сопротивлялся, но Винчестеры не были бы Винчестерами, если бы не внесли свои коррективы в события.

... В итоге что-то пошло не то когда в разбитое окно влетела дымовая шашка, заставившая брата броситься к аварийному выходу для персонала, а Дину, который тоже ни черта не видел, однако стоял ближе к главному входу - в него. Дым не действовал на демонов, но его густота мешала обзору, вдобавок хотелось узнать, какая смелая тварь решилась влезть в их с Сэмом семейные разборки. Тварь оказалась вполне себе человеком, и Дин узнал его голос: тот самый парень, который собрался убить младшего, но решил с его помощью выйти на след самого Дина по одной из идиотских причин, которые Винчестера не волновали от слова "вообще". За свою охотничью жизнь он успел положить столько монстров в людском обличье, что вспомнить каждого не представлялось возможным, тем более сейчас, когда моральная сторона дела его целиком и полностью перестала волновать. Зато появилась причина развлечься и размяться перед тем, как насадить на клинок младшего, чем Дин и воспользовался. Напавший на него Коул - а именно так он успел представиться помимо совершенно ненужных и скучных фактов биографии, хорошо подготовился к этой встрече, однако не учел множество нюансов, включая обращенную демоническую суть Дина. Справиться с ним оказалось проще простого, настолько, что было даже скучно и больше напоминало какую-то нелепую детскую игру, где более старший ребенок с шутками и издевательствами измывался над младшим, попутно отбирая каждую игрушку, в случае Коула - оружие, которым тот был напичкан по самое не могу. И когда Дин удобно его умостил, прижав к двери машины, чтобы как следует вмазать и отпустить из садистского желания причинить еще большую боль, его собственная кожа шеи и рук вспыхнула, словно ту обожгло открытым и мощным огнем, и он попятился в попытке сбить это невидимое пламя. Что за нахер? - его рычание лишь усилило жжение, мгновением позже распространившееся по задней поверхности головы и ладоням.

Отредактировано Dean Winchester (2022-05-27 16:19:04)

+1

13

Сэмми определенно постарался, или везение на этот раз сработало на его стороне, или еще что, неважно, суть одно: Дин попался настолько неосторожно и глупо, что впору было записывать себя в неудачники. А ведь все начиналось так хорошо, и даже возможность отметелить Коула подняла настроение после визита брата, до которого оставалось всего-ничего. Дин почти ощущал победу и конец этой незамысловатой, но сильно затянувшейся во времени истории в своих руках. Ощущал его под лезвием Первого Клинка, пьянел от резкого запаха крови и чувствовал, как его собственная вскипает до алой пены на поверхности. Все разворачивалось идеально и наступила возможность одним махом убить двух зайцев, а после при случае добраться до третьего в черном пальто с избытком пафоса, чтобы обрубить ему все остатки самодовольства. Дина не трогала сама суть предательства и слива информации - в этом был весь Кроули и ничего нового в общем-то не произошло, но за подобные действия следовало держать ответ просто потому, что они требовали ответной мести без эмоциональной составляющей. Наверняка адский король дежурил где-то поблизости, старательно выискивая победителя на поле боя. Не вмешивался, чтобы не быть обвиненным в предвзятости, хотя вполне мог поучаствовать в процессе, чтобы потом, в случае удачи, содрать с Сэма три шкуры за содействие. Но видимо что-то мешало ему довести дело до конца, оставаясь лишь безучастным наблюдателем: его демоническое присутствие остаточным следом висело в воздухе все то время, пока Дин отделывал нерасторопного вояку. И когда обжигающая боль на коже сменилась кошмарной ломотой в костях и щелкнули оба наручника, он едва позорно не упал на землю и не отключился. Казалось, всего лишь на несколько мгновений Метка дала сбой, словно проходила процесс перепрограммирования, особенно когда из рук Винчестера-старшего грубо вырвали Первый Клинок. Нарушенная связь подбавила масла в огонь и Дин ощутил, словно его ощутили животворящей темной энергией, отхлынувшей от души и тела словно огромная волна отлива. За все время своего становления демоном он ни разу не разлучался с оружием Каина, в буквальном смысле спал с ним даже будучи в компании девиц - оно всегда находилось в досягаемости его тела и рук. Теперь же, лишенный такой тесной связи, он оказался словно обнаженным и взвыл не своим голосом, хватая ладонью Метку и слепо шатаясь из стороны в сторону, когда слишком знакомые руки его подхватили, буквально заталкивая на заднее сидение машины. Еще одна пара наручников обхватила запястье правой руки для того, чтобы она оказалась прикованной к ручке, словно это могло как-то удержать Дина от возможности сбежать.

Оказалось, что могло. Винчестер понятия не имел, сколько минут или часов прошло с момента, когда очухался и смог восстановить зрение, но через передние стекло видел изнуренного брата, протягивающего клинок из ослиной челюсти гаденышу Кроули, который до и дело зыркал в сторону машины и самого Дина, наверняка не испытывая ни капли раскаяния от содеянного. Дин на его месте бы не испытывал. Не надо было особо включать мозги и напрягать слух, чтобы догадаться о просьбе брата. Паршивое дело, но ничего, Дин справится с этим, он был уверен. Сначала разберется с Сэмом, потом придет очередь Кроули и тот крепко пожалеет, что решился на эту сделку. Первый Клинок вернется к законному владельцу и они начнут новый круг воссоединения настоящей семьи Дина. Единственной и неповторимой в виде него самого, Клинка и Метки. А остальные могут катиться в бездну - именно это отчасти примиряло его с действительность и давало силы не дергаться, чтобы беречь энергию на будущее. Сэм вполне недвусмысленно дал понять, как именно собирается избавлять его от демонической составляющей, и чем ближе они подъезжали к границе Канзаса, тем злее становился Дин. Не потому, что взаправду боялся уколов и ненавидел их - хотя это действительно было так, но демону на такие мелочи было плевать, а потому, что подобное могло реально закончиться обратным обращением и этого ему хотелось меньше всего. Как никогда кстати в памяти всплыло отчаянное желание младшего не возвращать себе душу, и вот теперь Дин хорошо его понимал, как понимал и необходимость пойти на преступление. Впрочем, напоминать брату об этом было бессмысленно, хотя пока тот едва ли не волоком тащил его в подвал, Дин попытался, чтобы в итоге услышать ожидаемую тираду о том, что Сэму-то это в итоге не помогло и как он счастлив был снова оказаться человеком с душой.

Смотреть на карцер с ракурса заключенного было непривычно. Непривычно было вообще находиться здесь в таком положении, особенно когда Сэм ощущал себя главным и командовал, как не в себя. Дин старательно дергался и пытался выбраться, когда брат временно уехал, но наручники держали на совесть, а печать не давала активно шевелиться. Злоба вскипала и шипела, грозя превратить мозги в кашу, отчего мысли то путались, то наоборот, становились кристально-ясными, словно Дин видел мир в его чистых незамутненных тонах. И лишь когда брат вернулся с полным саквояжем не оставляющим вариантов для надежды содержимым, Дин задергался уже ощутимо.

Сэмми, ты ведь не станешь этого делать? - начал он вкрадчиво. Голос обрел мягкие, бархатистые ноты, так похожие на тембр и тон настоящего Дина. Дина, который от всей души уговаривал младшего для чего-нибудь, был нежным и ласковым, словно старался уберечь от глупого и необдуманного шага. Например от того, чтобы браться за шприц и подходить все ближе. Ты ведь в курсе, как я ненавижу подобные процедуры. Мы бы могли найти иной вариант... - не могли, судя по решительному лицу брату, на котором, впрочем, скользнула гримаса боли. А потом она передалась Дину, стоило острой стальной игле воткнуться в предплечье. Брат его не жалел: он не выбирал вену или не старался быть аккуратным, а колол резко, несдержанно и жестко, словно вымещал всю накопившуюся злость. Кажется, Дин кричал и дергался настолько, насколько позволяли путы и кандалы, рот наполнялся желчью и металлическим привкусом, а собственная кровь из прокушенного языка текла из уголков рта, впрочем, быстро сворачиваясь, как и тут же заживающая ранка. Ты пожалеешь об этом, маленький ублюдок! - пытаясь дернуть рукой для удара, Дин яростно зарычал, но его сил не хватило, чтобы вырваться. Я ведь доберусь до тебя, Сэмми, и ты будешь долго, очень долго жалеть о том, что притащил меня сюда. В этот раз никакой пощады и осторожности. Я выбью из тебя все крики, которые смогу перед тем, как уничтожить.
Следующая процедура началась спустя два часа, за которые Дин раза три отчасти терял сознание и дрожал всем телом, словно у него началась лихорадка. Метка боролась с инородным вмешательством так же, как организм боролся с инфекцией, пока мерзкая освященная кровь старательно прокладывала путь по его венам. Брат пришел вновь, заставляя Дина едва ли не подпрыгнуть на стуле и сжать руки в кулаки.

Думаешь, я такой плохой, а ты у нас один святоша? Я все про тебя знаю, Сэмми. И знаю, что ты не тот, кем притворяешься. Кроули все мне рассказал, - промелькнувшая боль и ужас на лице брата стоили попытки Дина сбить в кровь запястья, пока он дергался в кандалах. Удовлетворенно усмехнувшись, Дин продолжил, - ты принес в жертву невинного человека ради того, чтобы просто выследить нас. Науськал на него демона, думал успеть вовремя, но вместо этого бедный мужик успел продать свою душу, обрекая ее на вечные муки. И кто из нас монстр, ответь мне? Посмотри мне в глаза, Сэм Винчестер, и скажи, что ты не виноват. Ты не просто чудовище, ты еще хуже меня. Я ведь никого не убивал так изощренно и продуманно, хотя да, твоя горе-жертва заслужила свой нож. И если тебя это утешит, в ад он отправился быстро, и все благодаря тебе. Растягивая рот в жуткой улыбке, Дин сверкнул черными глазами и насладился тем, как начали дергаться руки у брата, взявшего шприц. Как покраснели глаза и задрожали губы Сэма. Что, вот-вот расплачешься, как девчонка? Как это на тебя похоже, Сэмм... - договорить он не успел - брат вонзил очередную иглу в основание шеи.

+1

14

Как оказалось, от физической боли в ее истинном проявлении Дин успел отвыкнуть. Настолько, что даже неприятный, но терпимый укол казался колючей проволокой, проникавшей под кожу и расползающейся по венам: удушье охватило мгновенно и он закашлялся, сплевывая кровь и вновь закричал почти до того, что сорвал себе горло. Однако его демоническая составляющая все еще продолжала работать, включалась, словно по щелчку вместе с Меткой, адским огнем пылавшей на руке. Сэмми даже не думал останавливаться, хотя прекрасно видел, в какое состояние загоняет старшего. Не то, чтобы Дин изначально верил в возможность погибнуть от вколотой освященной крови, но с каждым часом подобная вероятность все сильнее маячила на горизонте, пугая уже по-настоящему. Слабые места в некогда всесильной оболочке все же имелись, и понимание этого сводило с ума не меньше, чем острые иглы стали, которые в него отточенными движениями втыкал брат. Медленная, неторопливая пытка, от которой Дин выл не своим голосом и извивался в наручниках так, что едва не ломал себе кости. Кроули на его месте не реагировал так: должно быть для короля подобная процедура была не больнее обычной щекотки, тогда как для Дина чем дальше, тем сильнее оборачивалась наихудшим из кошмаров за все недавнее время. Сознание то выпадало из реальности, то жестко возвращало его обратно, заставляя помутневшим взглядом выискивать фигуру своего мучителя, поливая Сэма всеми проклятиями, которые он только знал, напополам с матом. Теперь Дину стало не до изощренных обещаний издевательств: он желал вырваться с этого места просто для того, чтобы накинуться на брата, прижать к столу и схватить за эту длинную шею, сдавливая на артерии большие пальцы до тех пор, пока тот не начнет задыхаться и и его глаза не потухнут.

Как же ты меня достал, Сэм... - очередной перерыв, очередной обмен "любезностями". Ты мог бы меня просто отпустить и мы забыли о существовании друг друга навсегда, - напрасная надежда, судя по скользнувшей по лицу брата отчаянной боли. Ты мучаешь меня здесь и никогда не задумывался, что я сам всего этого хотел. Хотел уйти от той отвратительной жизни, которую нам навязал отец, хотел уйти от тебя, от бесконечной необходимости подтирать тебе задницу и спасать ее же из любой ситуации. Даже сейчас... даже сейчас мне пришлось тебя спасать, потому что сам ты - никчемное существо, не способное ни на что стоящее, - Дин хрипло откашлялся и поднял на брата полный ненависти взгляд. Вся моя жизнь прошла ради тебя, я все отдал этой сраной охоте и тебе, сукин ты сын, и что получаю взамен?! Вместо того, чтобы меня отпустить и дать жить так, как мне хочется наконец, ты пытаешься снова навесить это ярмо, потому что сам не вывозишь. Какой же ты слабак, Сэмми.
Еще одна бутылка святой воды, и Дин яростно замотал головой взревев, словно раненый зверь и дергая стул так, что тот трещал под ним. Все его существо мутило и разматывало, чтобы собрать снова - Метка не давала чужеродной освященной крови течь по токам, проклятие с силой боролось с попыткой проникновения в свои владения, и Дин вновь закричал, когда увидел, как брат приближается к нему с очередным шприцем.

Все из-за тебя, все дерьмо в моей жизни из-за тебя! - он выплевывал ядовитые слова, и если бы глаза имели возможность метать молнии, Сэма бы давно испепелило. Из-за тебя, ублюдка, я потерял мать. Если бы ты не рождался, она бы не умерла! Лучше бы тебя никогда не было на свете! Ты настоящее чудовище, Сэм, а не я. И это тебе нет здесь места. Кажется, брат в отчет говорил что-то о семье и отце, на что Дин раскатисто расхохотался - на это у него еще оставалось немного сил. Проклятый гад, испортивший мне жизнь. Я бы мог быть свободным, а вместо этого положил свою судьбу ради какой-то охоты на тех, кто почти ничем не отличается от нас, уж тебе-то об этом не знать, правда, Сэмми? - гордо вскинув подбородок, Дин ощутил, как ледяная игла вновь вонзается под кожу, выпуская очередную порцию расплавленной боли в кровь, смешивая и сворачивая ее. Он снова кричал, его трясло и подкидывало, а искусанные в мясо губы уже едва успевали заживать прежде, чем Дин вгрызался в них снова. Тебе ведь все равно, потому что тебя всегда пригревали и защищали... как же, любимый младший сын и брат.. все дерьмо всегда жрал я, а ты выходил чистеньким и невинным....

Сколько еще продолжалась эта долгая пытка, он не понял, но в какой-то момент ощутил, что остался один в карцере. Вокруг стояла глухая тишина, а брата не было видно: видимо Сэм решил взять небольшой перерыв и оставил его подыхать тут одного. Как это было на него похоже.
Эй, Сэмми?! Тебе было мало моего ада и Чистилища, хочешь и тут меня бросить? А впрочем иного я от тебя не ждал. Ты как был подлой тварью, которая не думает ни о чем, кроме собственного благополучия, так ею и остался. Неизвестно, слышал его брат, или нет, но внезапно Дин понял, как нечто в нем изменилось. Боль продолжала толкаться по жилам, заставляя сердце то сжиматься в жестком ритме, то замирать на мгновения, но в целом... Что же, в целом все ощущалось немного попроще и легче. Чуть-чуть, но вполне достаточно для того, чтобы Винчестер дернулся в кандалах снова и с удивлением обнаружил, что наручники больше не обжигают запястья с прежней силой, а он вполне может сдвинуть стул с места, как следует поерзав на нем. Эти маленькие открытия заставили его удовлетворенно выдохнуть и широко улыбнуться в предвкушении. Сэм, ты предусмотрел все, кроме одного большого нюанса, - пошевелив руками, Дин сжал пальцы крепче, расшатывая крепления наручников. Вытащить из них запястья он не мог, но сдвинув один сильнее и крепко дернув, сломал одну из дощечек подлокотника стула, к которой те были прицеплены. Ну а за остальным дело не стало - благо, умений на этот счет у него было достаточно для того, чтобы спустя еще десять минут полностью освободить свое тело из сковывающего железа и веревок и подняться с места, спокойно перешагивая через оградительные чары знака на полу.

А жизнь-то налаживается, - рукоять молотка, безусловно, плохо походила на ручку Первого Клинка, но для брата сгодится и это оружие. Для Сэма сгодятся и собственные руки Дина, после того, как он доломает брата окончательно, чтобы тот не мог шевелиться и в полной мере ощутил все то, что старший перед смертью с ним сделает. Коридор подвала встретил приятной прохладой, а комнаты сверху - пустотой. Сэм даже не озаботился тем, чтобы пригласить кого-то из охотников для дополнительной помощи. Наивность брата и его слепая вера просто поражали, и было даже немного жаль, что его сгубят именно они.

+1

15

Сэмми, хватит этих затей, выходи! Поговорим по-братски, посидим, дернем пивка. Что ты как маленький прячешься по углам? - натянутая улыбка Дина больше походила на оскал, чем на привычное выражение радостных чувств, но это ничего не меняло. Освобождение из оков помогло несколько выпустить пар и прийти в себя, и это захватывающей чувство предвкушающей победы, собственной силы и могущества подталкивало изнутри, заставляло Метку распускать свои алые щупальца подобно хищным цветам, охватывающим всю сущность Дина. Иногда сквозь нее прорывалось нечто знакомое и не такое приятное, как восхитительная уверенность и контроль, прошивало болью виски и пыталось заставить Винчестера выбросить чертов молоток и как можно скорее рвануть к брату, чтобы... Продолжение подобных мыслей Дин пока что успешно затыкал, не давая им выбраться на поверхность и захватить его разум полностью. Во вливаниях человеческой крови нашелся существенный плюс, позволивший ему практически беспрепятственно освободиться от противодемонических наручников и даже переступить через знак, хотя это было довольно болезненно и заставило едва ли не упасть, но имелся и минус: прежняя смертная сущность отчаянно пыталась захватить бразды правления, изгнать чужеродную власть из своего тела, и это злило. Бесило даже сильнее, чем играющий в прятки брат. Может быть потому, что демон внутри него ощущал, что еще немного, и он не сможет выстоять против напора человечности? Поэтому в тот момент, когда он прохаживаясь по коридорам бункера звал брата, отчасти действительно желал просто увидеть его и поговорить? Эти намешанные ощущения следовало остановить как можно скорее, давая возможность некогда исцелившему его проклятию снова взять свое и поглотить надоедавшую своими соплями смертную суть.

Прекращай прятаться! Я все равно найду тебя, - притормозив у двери собственной спальни, Дин, секунду подумав, выбил дверь в нее. Не потому, что ожидал там увидеть младшего - хотя подобный вариант мог оказаться вполне себе к месту, а для того, чтобы убедиться в сохранности помещения - и это опять был голос тихого зова изнутри, помноженного на его агрессивные действия. Но когда погас свет, знаменуя собой переход на аварийное освещение и блокировку всех входов и выходов, Дину вернулось былое самообладание, и он лишь цокнул языком, разворачиваясь. Умно, Сэм. Запечатал помещение. Двери не откроются. Я понимаю. Но вот какая штука… Я не хочу уходить, пока не найду тебя, - чем дальше по коридору, тем более ощутимо в воздухе пахло страхом, болью и кровью. Сэмми боялся, и правильно делал, потому что сжимающие свое потертое оружие руки старшего уже подрагивали от предвкушающего последнего раунда. Им оставалось совсем немного, буквально несколько долгих минут, после которых они оба поставят точку в этом глупом и никчемном противостоянии, из которого Дин выйдет победителем.

Дверь в серверную оказалась не заперта, видимо брат впопыхах не успел ее за собой закрыть, и Дин спокойно проник вовнутрь, неспешно обходя помещение. Аромат железа продолжил щекотать рецепторы, и в нем угадывались знакомые ноты: Сэмми все же воспользовался предложенным даром и выпил его кровь. От этого осознания внутри Дина что-то дернулось от восторга и стало почти искренне жаль, что их тандем с братом закончиться настолько неважно и скучно. А ведь они оба могли править миром, наслаждаясь всеми его благами и друг другом, но младший сделал свой выбор и теперь пришло время за него платить. Повернув ручку рубильника в изначальное положение, Дин обернулся: освещенное помещение не показало ни следа присутствия Сэма, а секундой позже дверь захлопнулась и в замке повернулся ключ.

Ты серьезно думаешь, что это поможет? - взлетев по ступенькам наверх, Винчестер размахнулся, опуская тяжелую головку молотка на хлипкое дерево. Просвещенные много чего учли в своей системе защиты, но не предусмотрели, что двери станут ломать изнутри. Какая ужасающая ирония и трагедия, и как же прекрасно, что Дину хватило мозгов взять с собой именно инструмент в качестве оружия, а не дурацкий кухонный нож. Впрочем, даже сложись обстоятельство по-иному, он бы мог вгрызться в дверь зубами и руками, ломая доски и проделывая себе путь наружу, это просто стало бы вопросом времени. А теперь под его мощными ударами летели щепки, пока с другой стороны не показалась напряженная фигура брата: тот понятия не имел о молотке и видимо искренне надеялся, что эта тонкая преграда сможет остановить старшего. Дин размахивался от души и бил со всей силы быстро и мощно настолько, что спустя пару минут освободил для себя достаточно места, чтобы пролезть в образовавшуюся дыру и отряхнуть стружку с пылью с рукавов. Он не торопился бросаться бегом за братом - Сэм находился уже на пределе, это было отлично заметно по его лицу и сквозящей через гримасу страха боли. Будь Дин человеком, он бросился вслед бегом, чтобы помочь и утешить, прижать к себе и сделать все возможное, чтобы его маленький брат успокоился и пришел в себя. Но сейчас им правил демон, жаждущий крови, и не смотря на продирающуюся сквозь пелену проклятой крови истинной сущности, в нем оставалось достаточно демонического для совершения самого страшного греха.

Путаница коридоров бункера в первый раз привела их обоих в недоумение, заставив неоднократно бродить тут в поисках входа и выхода: это место явно было рассчитано на квартирование как минимум дюжины человек, и это не говоря о санузлах и подсобных помещениях. Сейчас все пути были известны и Дин шел на зов крови, который с момента "лечения" слегка подзаглох, но все еще продолжал работать, посылая чувство направления. Впрочем даже без него бояться было нечего: у Сэма закончилось оружие, а демонический кинжал он как-нибудь сможет пережить. Если, конечно, младший действительно решится пустить его в ход, в чем Дин откровенно сомневался: горящая решительность во взгляде, которую он наблюдал из-за двери, говорила о многом, но не о желании убивать, поэтому завернув за угол и заметив неподалеку фигуру брата, заглядывающего за угол, Дин подкрался ближе и занес молоток.

Плохо прячешься, мелкий, - кошмарный по силе и смертоносности удар пришелся по тому месту, где секунду назад была голова брата, а теперь железо чиркнуло по кафелю, разбрасывая гранитную крошку в стороны ровно до того момента, как к горлу прижался клинок. Что, Сэмми? Дорвался? Ну, давай, - опустив собственное оружие, Дин придвинулся ближе и чуть сильнее запрокинул голову, позволяя лезвию впиться в кожу горла. Хватит быть слабаком! Сделай уже хоть что-нибудь стоящее в своей ничтожной жизни! - в этих словах скользило напополам ярости демона и отчаяния человека, желающего упокоиться вместо своего брата. У Сэма действительно был отличный шанс, практически идеальный, чтобы избавить Дина от мучений, но глупый брат упустил даже его, с рваным вздохом опуская нож. От ожиданий внутри все задрожало, но миг триумфа прервала иная сила, от воздействия которой Дин не смог сдвинуться с места и пошевелиться: касания посылали импульсы по всему телу и подавляли любые попытки метаться в желании выскользнуть из захвата, несущего искры уже знакомой боли. Демон извивался и выл, переходя на рычание, бился и снова кричал, но вырваться из клетки рук не мог. Не сейчас, когда оказался ослаблен человеческой кровью настолько, что с ним мог справиться не до конца восстановившийся ангел со своими крохами благодати. Спустя пару мгновений этой неравной борьбы тело словно бы отключилось, а рассудок упал в знакомую темноту.
Кажется, прошло несколько часов, прежде чем Дин пришел в себя, ощущая кошмарную ломоту в костях всего тела, словно его долго и жестоко били, а голова плыла и взрывалась, будто от крепкого похмелья. Перед его взором размытыми пятнами маячили знакомые фигуры, на который он поднял почти отсутствующий взгляд, скользнув сверху вниз в попытке сосредоточиться на лицах.

Ребята, вы чего? - он чуть дернул рукой, но та не двигалась, зафиксированная. Он сам не двигался, но это с чего-то не волновало: сил у Дина практически не было, и лишь спустя еще полчаса и помощи, добравшись до своей спальни и рухнув на кровать, он начал по крупицам воссоздавать картину произошедшего. И чем дальше заводила его услужливая память, тем сильнее он мрачнел. С ним остался Кас, поставивший на прикроватную тумбочку стакан с водой и обезболивающее, трогательно сжав ладонь Винчестера и присев рядом. Во взгляде ангела не было обвинений, лишь спокойное принятие и поддержка.
А Сэм не остался, но Дин не мог винить его в этом: после произошедшего брат имел полное право уйти или вообще разорвать с ним любые контакты, полностью прекратив общение и вычеркнув старшего из своей жизни.

Отредактировано Dean Winchester (2022-05-28 10:43:29)

+1

16

В своих сравнениях Дин ни разу не ошибся, с привычной точностью определяя масштаб поражения, словно кутил накануне в каком-то отвязном баре совершая то, о чем после неприлично рассказывать даже в самой откровенной и понимающей компании. Единственным приятным моментом во всей этой вакханалии было то, что в кармане обнаружилась платиновая карта, принадлежавшая Кроули. И очень хотелось надеяться, что она пока не заблокирована: Дин собирался оторваться на полную катушку, заказав все, до чего ранее или не доходили руки, или не имелись средства, или, что вероятнее, он был занят другим. Об этом самом "другом" им еще следовало поговорить с Сэмом и разговор предстоял явно не из простых, заставляя заранее содрогаться от моментов, которые придется поднять. А пока он старательно перебрасывался фразами с участливым Касом, искренне благодаря за присутствие рядом и спасение: не будь этого поистине ангельского вмешательства, все закончилось бы плачевно, хотя вряд ли самому Дину в тот самый момент было до этого дело. Напряжение постепенно уходило из атмосферы, сменяясь тяжелой усталостью - тело еще не привыкло к смене сущности хозяина и пыталось подстроиться под новый ритм, который, в частности, требовал сна и топлива. Чем дальше, тем сильнее, и эта привычка стала некоторой неожиданностью для уже отвыкшего к регулярной заправке Дина, которому всю энергию отдавало проклятие и кровь. В итоге не смотря на волнения, Сэм явился в компании нескольких пакетов еды, которые существенно подняли градус настроения Дина, и хотя ни брат, ни ангел желания присоединиться не проявляли, Винчестер-старший решил себя не ограничивать и напихать вовнутрь как можно больше таких важных для него сейчас калорий. Чудо, но Сэм не поскупился даже на соусы и огромную порцию истекающей жиром картошки, на которую обычно смотрел с таким презрением, словно она унижала его достоинство самим фактом присутствия рядом. Сейчас это значения не имело, и брат даже улыбался, когда Дин влил в себя пиво и умял как три бургера из четырех, после хватаясь за пирог. Такой порции вполне хватило бы на двух человек минимум, но кого сейчас волновали подобные мелочи? Поэтому окончательно очухавшись и приведя в добропорядочное состояние свой организм, который тут же потребовал сна, Дин заполз под одеяло и поблагодарил архитекторов бункера за то, что те построили его под землей и не сделали дурацких окон, свет из которых мог помешать уснуть.

Когда Дин смог продрать глаза, ощущая себя вполне здоровым и более-менее адекватным, будильник рядом с кроватью показывал восемь вечера. Судя по ощущениям, он вполне мог проспать еще как минимум полсуток, однако следовало привести себя в относительный порядок внешне и разобраться с внутренними ощущениями. А еще поговорить с братом, но сначала добрести до душа. Вокруг было подозрительно тихо, и Дин было решил, что младший после еды и нервного потрясения тоже решил всхрапнуть для порядка, поэтому слегка успокоился. И уже свежий и чистый прямиком из объятий горячей воды поплыл на кухню в поисках представителей живой материи, но ни Сэма, ни Кастиэля там не оказалось, словно тех ветром сдуло. Та же ситуация наблюдалась в библиотеке и в гостиной, что уже заставило Дина нахмуриться и направиться в сторону спальни младшего, тоже оказавшейся пустой. Он заглянул в гараж и осмотрел холл: они всегда предупреждали друг друга об уходе, на самый крайний случай пришпиливая на доску магнит с бумажкой прямо рядом с лестницей на выход, но сегодня пустовала и она, и телефон. Поэтому выругавшись, Дин отправился в последнее место в бункере, куда идти совершенно не хотелось.
К сожалению, этим надеждам было не суждено сбыться, и стоило ему спуститься вниз, как он нос к носу столкнулся с Касом, запирающим за собой дверь карцера. Вид у ангела был слегка виноватый, и хотя Дин не желал подливать масла в огонь происходящего, нахмурился и остановил его руку, уже почти повернувшую замок.

Сэмми там? Это из-за крови? - собственная моментально сработала, получая щедрую порцию кортизола, и Дин сжал кулаки и сцепил зубы: ему совершенно не нравилось происходящее и он считал подобные меры лишними.

Дин, послушай... это объективно нужная мера. Вспомни, что было в прошлый раз. Тем более он сделал это по своей воле, - Кас хоть и выглядел свежим, но глаза отражали усталую печаль.

Я хочу с ним поговорить, потом и решим, что за меры принимать дальше. Это касается нас всех, и моего мнения до сих пор никто не спросил, - наверное, вышло несколько резко, а может быть Дин не до конца отошел от своего прежнего образа, но оставлять брата в подземелье одного после всего, что тот перенес, он не собирался.

Вряд ли сейчас он в состоянии. Понимаешь ли, алкоголь подействовал на его рассудок слишком активно, и хотя я хотел помочь, разложив молекулы быстрее, чем Сэм мог окончательно... отрубиться? Он не согласился. Говорить сейчас вряд ли сможет, думать тоже, - в словах ангела была своя правда, и Дин об этом прекрасно знал. Сэм совершенно не умел пить, пьянел чересчур быстро и отрубался слишком легко вне зависимости от крепости напитка. И если пиво еще могло составлять легкое исключение из правил, то все остальное вышибало из младшего дух и делало невменяемым в кратчайшие сроки. Значит сейчас Сэм определенно накачивался кое-чем жестким.

Только не говори, что он вылакал мой марочный виски. Я берег его на день рождения, а до него еще три месяца! Вынуждаете меня затариваться бормотухой, и потом не жалуйтесь, что башка трещит, - юмор был, прямо скажем, не к месту, но принимать сказанное в чистом виде Дин сейчас не мог. Ему требовалась отдушина и хоть какая-то опора среди этих расшатанных балок собственного бытия.

Дин, я не... - Кас начал говорить, но закончить не успел: изнутри карцера послышался кашель и звон цепей, заставивших сердце Дина сжаться, а руку схватить за засов, резко дергая его в сторону и распахивая дверь. Уже сама по себе картина места, где его несколько часов назад лечили кровью и доводили до безумия, явно не способствовала поднятию боевого духа, но Дин старательно держался, пытаясь переключить все внимание на брата. Тот болтался в цепях все в том же кругу демонической печати, наклонив голову вперед так, что осунувшегося лица не было видно за длинными волосами. Брата потряхивало и знобило, и вид у него был мягко сказать, отвратительный даже в таком положении.

Если откажешься - я пойму, - Дин повернулся к Касу и кивнул в сторону Сэма. К тому же таскаться сюда каждый раз, чтобы избавить его от сушняка я не буду. Пусть торчит в своей спальне у меня под присмотром, а дальше поглядим. Кастиэль покачал головой в ответ и понуро улыбнулся.

Он хотел, чтобы мы с тобой ушли и оставили его в покое на несколько дней, пока не придет в себя и не очиститься от крови, Дин. Возможно стоит послушаться воли брата.

Вот и очистим его в комнате. А будет сопротивляться - влеплю ему клизму для большей детоксикации, - проворчал Дин, отстегивая наручники от стула и подхватывая брата так, чтобы рука того опустилась ему на шею и плотно обвила ее. Со второй помог Кас, хотя при такой разнице в росте это было проблематично. В итоге они волокли Сэма до спальни примерно минут пятнадцать, пока тот фыркал, что-то ворчал и бормотал, пытаясь сопротивляться и путаться в своих длинных конечностях. Да-да, Сэмми, напился - веди себя прилично. Постель, по счастью, была разобрана, и Дин аккуратно приделал основания наручников к боковым железным балкам возле матраса, а после свалился рядом переводить дух. Сэм тут же попытался свернуться клубочком рядом, видимо почувствовав его, но стяжки не позволили этого сделать, поэтому пришлось сходить за инструментами и намного удлинить крепления для большего удобства брата. Молоток Дин старательно избегал взглядом, стараясь его даже не касаться и подумывая о том, чтобы купить новый, словно имеющийся был проклят. В итоге этой возни им с удалось устроить Сэма достаточно комфортно для того, чтобы тот мог отдохнуть, и когда дверь спальни закрылась, Дин кивнул Касу в сторону кухни.

Знаешь, моя очередь надираться.

Отредактировано Dean Winchester (2022-05-28 13:30:24)

+1

17

Если бы я был рядом, я бы сумел найти слова и отговорить Сэма от этого опасного мероприятия с кровью, - Кас устроился напротив на краю табуретки, словно на жердочке и подобрался, прячась в воротник плаща так, словно считал себя виноватым.

Брось, - первый шот зашел на "ура": Сэмми не смог выдуть всю бутылку, поэтому Дин начал с бренди для усиления и разогрева. Возможно после произошедшего ему не стоило пить, пить много - тем более, но основательное желание вытрясти все из рассудка, рассмотреть и обозначить на карте самые важные моменты на трезвую голову он не мог. Постепенно, с каждой минутой и пройденным часом он вспоминал происходившее с ним ранее. Не все: некоторые вещи видимо остались тайной в демоническом сознании и до них не было ходу. Они висели в пустоте словно дыры провалов и пытаться заглядывать в эту бездну Дин не спешил. В остальном он предпочитал быть с собой честным так же, как был честным с Кастиэлем, которому постепенно, шаг за шагом собрался выкладывал произошедшее с ним. Ты бы не смог его остановить даже будучи в полной силе, не говоря уже о нынешнем состоянии полуангела, или как там тебя можно назвать. Кто-то ширяется кровью, кто-то - благодатью, - кулстори про то, как внезапный Кроули спас Каса от верной гибели, заставила поморщиться, но он попытался скрыть это за горькой крепостью напитка. У всех свои грехи, и если бы Сэмми не принялся за старое, кто знает, может тебе бы давно некуда было успевать. Истинная правда, и будь брат не накачан демонической кровью по самое не хочу еще в первый день их встречи, кто знает, чем закончилось то свидание в бассейне? Явно не сломанной рукой: в сознании тогда еще пребывающего под властью Клинка и Метки Дина могло что-то не сложиться, не почуй он знакомый запах, и некролог про одного человека, притворяющегося агентом ФБР, уже месяц как вышел краткой заметкой в какой-нибудь мелкой нью-йоркской газете. И это не говоря про попытку проникнуть в ад, которая могла закончиться вполне успешно, употребляй Сэм свои "коктейли" хотя бы полгода. Все это до отвращения и ужаса сдавливало нутро, и алкоголь лез в него плохо, но Дин себя не щадил. Его желание к самоуничтожению росло, и если бы не присутствие Каса и не необходимость следить за братом, он вполне мог наложить на себя руки в таком состоянии, чтобы избавить этот прекрасный мир от своего недостойного существования. Видимо, ангел почувствовал это его настроение и взял за руку, накрыв своей ладонью. Всего один жест поддержки сделал так много, что спустя мгновение Дину пришлось свободной рукой вытереть уголки глаз и крепче сжать дрожащую челюсть, вливая в рот бренди.

Возможно вы оба не идеальны, но делаете друг для друга все, что в ваших силах. Именно поэтому никто не может сломить Винчестеров, - теплые слова упали на благодатную почву, и Дин на несколько минут был вынужден прикрыть лицом рукавом рубашки, чтобы успокоиться и прийти в себя. Наверняка Кас многое знал и видел, в частности то, что происходило с ними в аду и теперь Дин вообще не представлял, как вообще сможет приблизиться к брату, как тот сможет его подпустить и позволить возобновиться их отношениям. Вполне может быть, что Сэмми просто откажется продолжать и захлопнет наглухо эту тяжелую дверь, чтобы выбросить ключ навсегда. И Дин прекрасно знал, что примет подобный выбор от брата и согласится с ним, хотя боль в груди от этого только усилилась. За всю жизнь они творили много дерьма друг с другом и прошли через такое, что мало кому из людей могло присниться в самых ужасающих кошмарах. Сэм справится, я... я заглянул в его душу, Дин. И тебя он уже давно простил. Сложность в другом...

...Он не простил себя, - еще один шот, и Дин со всей дури треснул кулаком по столу. Крепкое дерево столешницы выдержало удар, а он сам сбил костяшки пальцев до крови, хотя его это не волновало. Зато волновало Каса, который снова коснулся его, посылая легкую волну благодатной энергии. Не надо, Кас, у тебя без того ее на пересчет. А ты уже второй раз на меня тратишь, - стыд всколыхнулся волной, но вряд ли ангела волновали подобные мелочи. В итоге они просидели до позднего вечера, пока Дин не добрел до своей спальни, падая лицом в матрас: Кастиэль обещал присмотреть за Сэмом при случае, поскольку старший Винчестер был не в состоянии здраво соображать. Кажется, брат дергался в путах и кричал, но полностью убитый алкоголем и усталостью рассудок Дина на этот раз спас его от нервотрепки, хотя с утра пораньше, влив в себя литр холодной воды, он сунулся к брату на проверку. Сэм был... не очень. Но живой и и даже не поранил себя, поэтому наскоро дожевав остатки вчерашнего пиршества, Дин остался сидеть с братом до вечера, держа того за руку и рассказывая его любимые детские сказки. Кажется, младшего это слегка успокаивало, потому что стоило Дина отлучиться, как тот начинал метаться по кровати и стонать. В итоге в какой-то момент вновь материализовался Кас, принесший еще пакетов с едой и ящик пива: они договорились коротать ночь в спальне Сэма, сила жажды которого набирала мощь. Ночь прошла бессонной, а с утра они оба, вымотанные, обрабатывали запястья младшего, поскольку пока тот метался, сделать подобное возможным не представлялось.

По моей памяти, еще дней пять. И потом пойдет на убыль, - в первый раз это длилось почти три недели, но тогда Сэм злоупотреблял кровью очень долгое время. Сейчас имелся существенный минус в интоксикации кровью Рыцаря, но Дину очень хотелось надеяться, что их присутствие рядом облегчит участь брата. Но как выяснилось, все только начиналось, и первые признаки безумия обнаружились уже следующей ночью. В этот момент Дин всерьез опасался не только за их здоровье, но и жизни, потому что в какой-то момент ему пришлось срочно убраться из комнаты за огнетушителем - благо, те были развешены по коридорам бункера, и достать один не представлялось сложным. И конечно, не последнюю роль сыграл Кас, в одну из ночей успевший взмахом крыла отбить ментальную атаку, которая едва не лишила старшего головы. Баш на баш, братишка, - прошептал тогда Дин, лежа лицом в пол, пока Сэм не своим голосом завывал и кидался тяжелыми предметами, которые они на следующий день полностью вынесли из комнаты. Еще спустя двое суток Кастиэль настоял, что раз Дин отказывался запереть брата в подвале, значит обязан был не присутствовать в комнате, которую он собственнолично опечатал вновь. Охотник пытался было прорваться, но ангел просто вырубил его одним касанием, и очнулся Дин уже у себя в спальне. Ну хоть голова не болела - и то плюс. Он пытался узнать, что именно происходило с Сэмом той ночью, после того, как встретил друга на кухне с опустошенным и тяжелым взглядом, держащим в дрожащих руках чашку с кофе, количество которого превышало все разумные пределы. Пришлось уже Каса усаживать на стул и отпаивать виски, вместо кофеина, но он так и не признался в том, что видел. Это слегка раздражало, однако давить в такой ситуации Дин счел как минимум неправильным.

В итоге спустя примерно неделю жизни в, без преувеличений, сумасшедшем доме, Сэм, наконец, пришел в себя и даже вышел утром - Дин столкнулся с ним нос к носу, и тут же схватил в крепкие объятия, вжимаясь всем телом. Подхватил и сунул в ванную, заставив лечь и включить горячую воду: выглядел и пах младший соответственно, поэтому Дин не поскупился вылить пол-флакона какого-то его ароматного средства и оставил отмокать, пока сам готовил омлет. Сэм в воде едва не уснул, но посредством необходимой помощи все же смог добраться до кухни и удобно устроиться, облокотившись на стену.

С возвращением, Сэмми, - отзеркалил он фразу, которую ему выдал младший после исцеления от демона. Кас вчера улетел по делам, поэтому мы тут вдвоем отдыхаем, как в старые добрые времена. Так что давай жуй свой белковый омлет, и в программе у нас, ты не поверишь! Марафон фильмов на новом телеке. Кроули и его карте скажем спасибо потом, в том числе за набитый холодильник. Если наступит зомбиапокалипсис, нам жрачки хватит года на два вперед, - хмыкнув, Дину указал пальцем на еще один новый девайс: между полок стояла блестящая и хромированная морозильная камера в человеческий рост.

Отредактировано Dean Winchester (2022-05-28 20:48:11)

+1

18

Новости о спокойствии на небесах и стабильности в аду в кои-то веки принесли желанное расслабление и возможность послать все подальше для решения более насущных вопросов. В том, что их будет много и придется решать оперативно, Дин не сомневался: Сэм всегда относился к людям, которые долго могли терпеть недосказанности, а потом их прорывало на длительные беседы, которые могли длиться часами. Ужасно, просто ужасно, но сам он подобное ненавидел, хотя ради брата старался. И сейчас не смотря на дружелюбную и теплую атмосферу единства, легкая струна напряжения все же висела в воздухе словно дожидаясь, пока ее трунькнут. Если бы Дина спросили, он предпочел забить и замять: в конце концов они оба остались живы, живым был и Кас и даже дурацкий Кроули, хотя за некоторые вещи ему действительно стоило сказать спасибо хотя бы мысленно. Быть должником адского короля - такое себе развлечение, но Винчестеру-старшему казалось, что они все же квиты. Карта не в счет: у Кроули имелось столько бабок, что потеря их небольшого количества со стороны братьев была максимум, что каплей в море, поэтому довольно ухмыльнувшись на предложение младшего, делая себе пометку заняться приятными покупками в ближайшее время, пока канал достатка не обрубило стандартной процедурой блокировки. И когда Сэм по своей воле и желанию пошел переодеваться, отказавшись от помощи, Дин припер в комнату с кинотеатром и его ноутбук, и все, что было необходимо для приятного проведения времени вместе, ну, за некоторыми исключения ввиду их общего состояния. Ничего серьезного на самом деле, но ведерко с мороженым было моментом потакания маленьким личным слабостям: в детстве они от силы могли позволить себе по одному рожку, который иногда честно делили на двоих. Теперь в распоряжении был большой выбор - уж об этом Дин позаботился тоже, поэтому малина с фисташкой и мятой ждала их на столике, а еще темный эль, тянучка, лакричные конфетки и крылышки в медовой глазури. Для Сэма он быстро сварганил органическое какао, которое купил по совету всплывающей рекламы магазина для веганов. Они расхваливали его на все лады и говорили, что одна чашка напитка способна творить чудеса, отчего Дин натурально ржал, но эффекта поджидал все равно.

Когда он принес мороженое, Сэм уже удобно гнездовался под одеялами, закутываясь в них и устраиваясь во весь рост. Легкое мгновение радости от того, что все было почти таким, как раньше, а всякие "но" они обсудят потом и решат - Дин был в этом уверен. Сейчас говорить не хотелось, хотелось укутаться рядом, обнять и прижать крепче, старательно не глядя на все еще алые полосы на запястьях брата и его изможденное лицо, словно только оправившееся от тяжкой болезни. По сути, так оно примерно и было, они оба отходили медленно, но верно. И когда брат к середине фильма начал дышать ровнее и прикрыл глаза, Дин сделал звук потише и тоже прикрыл свои, позволив сознанию скользнуть в легкий и мягкий сон. С момента его собственного исцеления прошло более десяти дней, но видимо организм все же не до конца восстановился, да и происходящее с младшим наложило отпечаток, не давая уснуть по ночам, и не только из-за шума за стеной. Его собственные мрачные мысли, перетекающие в сны, очень напоминали то, что творилось с ним после воскрешения и возвращения из ада. По факту, сейчас произошло то же самое, но в первый раз он не опустился до того, чтобы мучить собственного брата и творить с ним то, от чего волосы становились дыбом. На самом деле границы в их отношениях были сильно размыты и они многое позволяли себе. Многое из того, что выходило за рамки обыденного, но одно дело творить подобное с согласным на это человеком, а совершенно другое - применять насилие над не имеющей никакой власти жертвой. И это если не брать в расчет то, чего Дин успел наговорить брату, будучи уже в бункере - уж это дерьмо он помнил отчетливо, включая каждое брошенное слово и фразу. Более глубокий и крепкий сон накатил на него внезапно, словно все напряжение рядом с Сэмом спало, позволяя, наконец, как следует расслабиться и дать себе волю. Дин сам не заметил, как один фильм плавно перетек во второй, а его энтузиазм по поводу заказа для бункера растворился до следующего раза, ожидая своего часа. В тепле одеял и объятиях брата было легко и комфортно, и он обхватил того покрепче, устраивая его голову на своем плече и позволяя обвить себя этими длинными тощими конечностями, которые еще и кололись; Сэму следовало нормально питаться, и делать это как минимум пять раз в день, чтобы прийти в нормальное состояние. Хотя по мнению Дина, вся эта хрень началась с младшим еще два года назад, когда им пришла идиотская мысль на счет закрытия адских врат. Испытания уже тогда начали серьезно подкашивать здоровье Сэма, пока не пришлось прибегать к помощи проклятого предателя Гадриэля, который едва их не погубил. А потом это вот все, с обращением Дина и кровью демонов, отчего брат окончательно вылетел из финальной лиги на скамью запасных, и пускать его на охоту в таком виде старший не собирался. По крайней мере временно.

В тот момент, когда Сэм зашебуршелся и начал просыпаться, Дин еще дремал, практически не ощущая движений брата, и только когда тот вздрогнул и едва не свалился с дивана, пытаясь отползти от него подальше, очухался окончательно. Этот жест со стороны младшего был отчасти понятен, но все равно болью резанул вдоль груди, проходясь еще одним шрамом по сердцу. Конечно, Дин сам был виноват, но эта их небольшая идиллия во время сна словно сгладила острые углы и позволила стать друг к другу чуть ближе, словно как раньше. И старший осторожно обнял за плечи Сэма, чтобы не дать тому упасть и помочь сесть поудобнее. Мороженое почти растаяло. Впрочем они успели съесть почти половину, а пока Дин отодвинул ведерко подальше, чтобы не опрокинуть сладкую массу друг на друга. Пара глотков аналогично потеплевшего эля помогли заземлиться и быстрее вернуть его из сна к реальности, Поэтому можно было поправить подушки и сесть удобнее, вырубая закончившийся фильм, чтобы переключиться на канал со зверюшками: именно то, что любил иногда смотреть Сэм. Экран показывал жующую эвкалипт коалу, а диктор за кадром вещал настолько занудным и заунывным голосом, что впору было уснуть снова.

Сэмми, я не хотел поднимать никаких тем, но уверен, ты начнешь первым. Да, у тебя на лице это написано. Поэтому прежде, чем ты приступишь, давай скажу я. Ты мой единственный брат, ты самый близкий для меня человек, которого я не променяю ни на кого и ни на что. Когда-то давно, лет десять назад, я уже сказал тебе и сейчас повторюсь снова: мне не нужен никакой рай, в котором нет тебя. Ад тоже. И мир. Мы... мы оба совершали ошибки и совершим их еще столько, что хватит для сожалений до конца жизни. Поэтому давай побережем силы на них, а то нечем будет заняться оставшиеся лет... сорок? - Дин рассмеялся и чмокнул брата в лоб. Надеяться на то, что его небольшая уловка сработает и Сэмми не станет поднимать крайне болезненные для них обоих темы, не стоило, и вероятность составляла три к десяти в лучшем случае, но не попытаться Дин не мог. Или по крайней мере отодвинуть этот разговор до лучших времен, когда оба придут в форму, эмоции улягутся и они смогут общаться более спокойно.

+1

19

Конечно, Дин все понимал, ну или пытался в меру и силу своих возможностей. Он не считал, что Сэм хоть сколько-нибудь виноват в произошедшем: брат делал все необходимое, чтобы его самого вытащить из глубокой задницы, в которую он нежданно провалился, хотя подобные вещи в их жизни давно и объективно пора было воспринимать как привычные. Сам Дин никогда не задумывался, насколько израненными и измученными были их рассудки и души, однако вполне обоснованно подозревал: ни одному, даже самому дипломированному и высококвалифицированному психотерапевту, было не по силам исцелить эти ужасающие шрамы до конца. Попробовать сделать это могли только они сами, ну может быть с каплей божественно-ангельского вмешательства, которая ни раз их обоих вытаскивала с того света. По правде сказать, у старшего летала шальная мыслишка обращения к Кастиэлю с такой просьбой, когда тот сможет уже окончательно восстановить свой статус и вернуть благодать. Он мог попробовать стереть им обоим воспоминания о самых тяжких моментах взаимодействия, но отчего-то казалось, что Сэм не согласится. Брат вообще предпочитал с трудом, болью и кровью нести свою ношу, не размениваясь на мелочи, и это был один из тонких моментов, которые сам Дин понять так и не сумел. Не будь проклятой памяти и страшных снов, он бы давно на многое забил и махнул рукой, разве что попытался обуздать собственный гнев, который, как он уже понял, ни раз ранил младшего. Но прошлого было не вернуть их нынешними силами, зато они могли менять свое настоящее, чтобы создать подходящее для обоих будущее. По крайней мере такое, где смогут существовать без необходимости настолько тяжко страдать. Ну а мелочи вроде противных зеленых салатом он как-нибудь переживет.

Сэм, я хочу, чтобы ты знал, - Дин помог брату удобней усесться и взял того за тонкий подбородок, разворачивая к себе. Если бы что-то подобное случилось с тобой, я сделал все возможное. И пил кровь демонов тоже. Я не оправдываю твоего поведения, своего - тем более, но когда нет иного выхода, хороши все средства, да и я сам согласился принять Метку, когда встал вопрос об Аббадон. Возможно, поищи мы чуть дольше, не пришлось переживать это все, - он придвинулся ближе, скользнув губами вдоль линии скулы младшего и зарывшись лицом в его волосы. Но я не позволю тебе казнить себя, и никуда ты один не поедешь, - сказанное Касом о временном спокойствии сейчас давало надежды и силы. К тому же Дин инстинктивно чуял, что оставлять брата одного даже на пару дней по любому было отвратительной затеей. Им следовало вновь начать привыкать друг к другу и перерабатывать полученный опыт, чтобы он поскорее исчез и позволил жить хоть чем-то, отдаленно напоминающим нормальную жизнь. Или хотя бы ту, которая была раньше. А пока Дин придвинул к себе на колени ноутбук и наугад ткнул в поисковике на несколько сайтов, предлагающих услуги кемпинга или типа того. Конечно, всегда оставался вариант с охотничьим домом Бобби, но сейчас было не лучшее время туда возвращаться снова-таки из-за тяжелых воспоминаний. Сэм был прав: им следовало выбрать место, где никто и ничто не станет напоминать о случившемся. Они остановились на западной части побережья, хотя сам Дин был не против Техаса и тамошних баров, видимо из-за впечатлений от недавнего просмотра, ну или Луизиане - близость джунглей и самобытность местных наверняка могли развеять любую хандру. И все же слишком заманчивое предложение на окраине Сан-Сити сделало свое дело: туристический сезон должен был вот-вот начаться, и они успели отхватить совершенно потрясающее бунгало прямиком около океана. Спасибо Кроули и его вложениям в дело морального и физического восстановления Винчестеров. По правде сказать, Дин подозревал, что тот не с проста "забыл" про свою карту и дал им разгуляться вволю. Учитывая последние события, король то ли еще находился в хандре из-за окончания их дружбы, то ли действительно отчасти считал себя виноватым в случившемся, раз так активно содействовал. В последнем Дин несколько сомневался, однако кто знает, возможно это был тот самый случай, когда часть человеческой крови в его теле сыграла не последнюю роль. Давай, Сэмми, что ты хотел там для бункера? Данные вбиты и сохранены, так что ни в чем себе не отказывай, - самодовольно хмыкнув и потянувшись всласть, Дин все же выполз из-под одеяла размяться. Завтра с утра и поедем, к этому времени ты можешь не только выспаться, но и сделать маникюр там, педикюр... или что еще делают приличные девочки, когда едут с парнями на пляж, - хохотнув и похлопав брата по плечу, он пошел собирать вещи.

Тех самых вещей оказалось немного. Как выяснилось, они никогда не планировали не только отдых, но именно отдых поблизости от океана, поэтому никакой подходящей одежды под рукой не было. На это следовало забить и ориентироваться уже по месту прибытия, что было намного целесообразней, чем пытаться решить это вопросом судорожных поисков по такому далекому от южных широт Канзасу, где сейчас было сумрачно и накрапывал холодный дождь. Тащиться в такую даль как Калифорния на пару дней Дин счел бесполезным расточительством времени: одна дорога до места должна была занять как минимум двое с половиной суток, и это не говоря об остановках на ночь. Поэтому они забронировали место на две недели, и когда Импала выехала из гаража утром, солнце только начало подниматься над горизонтом, едва освещая его слабыми рассветными лучами. Сэм все же предпочел устроиться на заднем сидении под пледом, завернувшись в него едва ли не с головой, пока Дин в тишине, еще не разбиваемой музыкой, вливал в себя кофе. Ощущение предстоящей дороги всегда вселяло в него чувство приключений и какую-то легкую дрожь предвкушения еще с тех времен, когда они с отцом не начали охотиться на пару, а разъезжали по разным штатам с остановками. Тогда эти тайм-ауты в мотелях казались самому Дину чем-то захватывающим и интересным, как и новые города с людьми, и это восхитительное чувство свежести и свободы расцепляло ледяную хватку в груди, оставшуюся после его обращения. Их ждал дальний путь, с пит-стопами в поле, и он даже планировал одну из ночевок именно тут, в машине, в качестве напоминания о приятных и безмятежных временах радости. Вещи снова вернулись на круги своя: Сэмми, Детка и бесконечная лента трассы до самого горизонта. Если бы Дина спросили определения счастья, он называл именно это не задумываясь.

Отредактировано Dean Winchester (2022-06-02 21:48:34)

+1


Вы здесь » shakalcross » завершённое » Мои черти в твоем омуте


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно