эпизод недели: experience
ви пишет: удивительно недурная погода как для найт-сити. удивительно недурное положение вещей. да, было лучше и в общем-то должно было стать ещё лучше, но не сложилось, не срослось. повезло хоть живой остался. как говорится – и на том спасибо и колон прямо до земли. читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » фандом » в аду лишь двое: ты и я


в аду лишь двое: ты и я

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

в аду лишь двое: ты и я
кевин дэй ✦ рико морияма
https://i.imgur.com/URKyUnp.gif https://i.imgur.com/O4Zk6Nm.gif https://i.imgur.com/4jslP9G.gif


прощайся с детством, всяк сюда входящий.


+1

2

Сегодня Кевину ничего не снится. Сегодня Кевин снова угодил в штрафники и оставался приводить поле в порядок, не падая рядом с инвентарем лишь из страха, что если его заметят, то накажут еще и за это. Едва добравшись до комнаты, сил хватило лишь упасть на кровать прямо поверх покрывала и отключиться еще до того, как голова коснулась подушки. У Кевина все болит. Он чувствует это даже во сне, когда тревожно ворочается в постели, и глухо стонет сквозь стиснутые зубы. Экси - жесткий спорт. Но настоящие тренировки Воронов - спорт жестокий. Кевину сегодня ничего не снится, но он по-прежнему взвинчен и ждет удара.

Обращаясь к крестному за помощью, Дэй боялся остаться в одиночестве, но теперь ему страшно, что он никогда не останется один. Многое теперь под запретом: нельзя называть Тетсуи никак, кроме хозяина; нельзя ходить одному; нельзя ошибаться; нельзя просить смягчить наказания; нельзя противиться правилам; нельзя покидать Эвермор без разрешения - нельзя ничего.

Раньше, до того, как Кевин окончательно вымотался из-за этого кошмара, ему снился склеп, но парень хорошо знал, что это саркофаг. В саркофаге было просторно, но темно и мрачно, а еще там нечем было дышать. Там не было дверей и окон, не было никого, и Дэй задыхался, его засыпало землей, как мамин гроб когда-то. Просыпаясь в холодном поту, он тихо всхлипывал от ужаса и закрывал рот ладонями, чтобы случайно не разбудить Рико. Старался уснуть снова, но сон редко возвращался к нему. Ровно до тех пор, пока у организма не кончились силы.

И вот, Кевину ничего не снится.

Он лишь тревожно мечется по кровати и судорожно вздыхает, сжимая пальцами ткань покрывала или одежду. Любое движение отзывается мучительной болью, как ни повернись, как ни старайся избежать. Кевину больно - снаружи и внутри, потому что его предали и бросили на растерзание. Швырнули на пол, как какое-то животное, никчемный подарок. И кто? Человек, которого Дэй считал своим названным отцом. И это оказалось не шуткой и не проверкой: господин Морияма - хозяин - больше не был тем, кем казался столько лет.

Остался только Рико.

Рико, в глазах которого видно и понимание, и боль, и страх - точно такие же, как у Кевина. У него больше привилегий, но золотой ошейник - все еще ошейник, а уходящие наружу шипы в кожу впиваются так же остро, как и всем остальным. Однажды Кевин спросил у него, неужели так всегда было? И он ответил: да. Он ответил: постоянно. Но так и не сказал, почему никогда не рассказывал об этом маме.

Кевин продолжает держаться рядом, но все чаще ему кажется, что с ним нет никого - и ему снится черное, бесконечное падение.

Кажется, из ночи в ночь оно начинается по новой, но Дэю больше и больше хочется надеяться, что это продолжение, и однажды он все-таки упадет. Упадет и внезапно почувствует мамины руки, услышит негромкий джаз из ее любимых колонок, почует запах духов... И никогда не проснется.

Потому что реальность оказывается страшнее потерь и черной неизвестности.

Реальность оказывается такой кошмарной.

+1

3

Рико терпеливо сидит на скамейке запасных в одиночестве и смотрит за тем, как Кевин без сил перемещается по опустевшему полю в жалких попытках собрать  конусы и мячи. Тренировка закончилась уже давно, но Дэй не продвинулся даже на йоту. Дядя запретил ему помогать, Рико стыдно за свое бездействие, но уйти он не может - не потому что запрещено, а потому что дал слово:

«дождусь».

Прошел ровно месяц с тех пор, как не стало Кейли и как Кевин поселился здесь, у них. День за днем, неделя за неделей ему открывалась новая, все более ужасающая правда о месте, ставшем ему не домом, а тюрьмой, и Рико приходилось прятать глаза каждый раз, когда он туго бинтовал кровоточащие ссадины на чужом теле, мазал мазью синяки и слушал болезненный, рвущий душу, вой. Ему было очень жаль, что Кевину приходится все это терпеть, но в то же время маленькое сердце бесконечно радовалось и трепетало:

он больше не один. У него есть друг.

Рико следовал за ним молчаливой тенью. В раздевалку, в душ, в комнату. Готовясь подхватить, подставить плечо в любой момент, когда чужие ноги вдруг подкосятся, но Кевин справился сам, рухнув на кровать в чем был: в одежде и обуви. Это не было исключением из правил, Рико относился с пониманием. Он знал, что так бывает с непривычки, что рано или поздно Кевин окрепнет, станет сильнее, выносливее и многочасовые, изнуряющие, высасывающие силы тренировки перестанут казаться адом. Нужно лишь еще немного времени, нужно лишь еще немного подождать.

Он никогда не оставлял его так, как есть, всегда раздевал, укладывал под одеяло и возвращал одежду в шкаф. Рико поступил так и сейчас, стараясь действовать как можно тише и осторожнее, хотя знал, Кевин вряд ли проснется в этот момент.

Сейчас он утопал во тьме.

Все начиналось ближе к утру, к трем или четырем часам. Беспокойные сны терзали чужое сознание, заставляя звать умершую мать, ворочаться с боку на бок, сбивать одеяло и простынь в единый ком, просыпаться в поту, беспомощно хватать губами воздух. За прошедший месяц Рико хорошо его изучил, он спал чутко, но ни разу не упрекнул Кевина, не поднял эту тему за обедом и не жаловался на то, что не выспался. Он все понимал, но всякому терпению приходит конец.

- Кевин, - негромко позвал Рико, склоняясь над спящим, не зная, как к нему подступиться и разбудить так, чтобы не напугать.

- Кевин, проснись, - тронув за плечо, Морияма слегка его потряс, заглядывая в напряженное во сне лицо. Даже сейчас оно искажалось от боли.

- Тебе опять снятся кошмары? Я не могу нормально спать. Из-за тебя.

Отредактировано Riko Moriyama (2022-05-04 22:25:08)

+1

4

Кевин просыпается резко, словно выныривая из-под ледяной воды - натянутый, как струна, шумно вдыхающий через рот и машинально приподнявшийся на локте. Ему требуется некоторое время, чтобы понять: никакой угрозы нет, как и необходимости куда-то бежать. Он находится в комнате, в своей постели, а рядом стоит Рико. Хмурый, со слегка поджатыми губами, беспокойный. Чтобы осмыслить его слова, Кевину требуется ещё немного. Только после этого неясная тревога сменяется чувством вины и стыда.

Он разбудил Рико. Так сильно шумел?

- Прости, - сипло ото сна говорит Дэй, растирая глаза костяшками пальцев. Как будто сам выбрал кошмары, а не спокойный сон, и это простое движение способно согнать морок и вернуть всё на свои места. Боль возвращается. Она повсюду, в каждом мускуле тела, но от такого положения первым делом моментально сводит плечи, лопатки и живот. С шумным вздохом Кевин прикрывает глаза и опускается на подушку, заслоняя лицо ладонью. Облизав пересохшие губы, снова роняет. - Прости... Ложись, я буду тихо.

Скорее всего из-за того, что не сможет уснуть вовсе, снова и снова думая, насколько шумным на самом деле может оказаться его сон. Это почти забавно: ничего не ощущать, но разбудить друга - и чем? Вознёй, голосом? Спрашивать совсем не хочется. Им обоим лучше как следует отдохнуть, ведь на завтрашних тренировках никто не станет разбираться, почему они показывают плохие результаты. Не можешь играть - отвечай за это. Не хочешь расплачиваться - играй хорошо.

Сейчас Кевину не хочется ничего.

Только теперь, окончательно избавившись от сонного морока, парень снова замечает себя под одеялом, разутым и раздетым. Не в первый, впрочем, раз. Рико мог бы оставить его спать так, как в койку рухнул, но всегда предпочитает помочь, независимо от того, в сознании Дэй находится или нет, просит или же молча тащится вперёд, ведомый лишь нежеланием растянуться в коридоре. Как будто Морияма сам не устал. Вынуждать его терпеть ещё и свой неспокойный сон - несправедливо.

Всё, что происходит в Эверморе - несправедливо.

Как можно было не замечать всего этого раньше? Если бы у Кевина был шанс, он бы обязательно сбежал отсюда и забрал с собой Рико. Лучше по детским домам или бродяжничать, чем это. Впрочем, мысли о побеге спотыкаются, не выдерживая критики - хозяин перевернёт все штаты, чтобы найти своего племянника и вернуть в гнездо. Возможностей и влияния у него для этого достаточно. А о том, какие последствия будут ждать Рико за побег, лучше не думать.

Сейчас вообще лучше ни о чем не думать.

Кевин разбит. Саднит и снаружи, и внутри, хочется взвыть и в то же время навсегда замолчать. Подтянув одеяло до самой шеи, он осторожно поворачивается лицом к стене и закрывает глаза. Отдохнуть. Хоть кому-то из них сегодня следует набраться сил.

+1

5

Кевин просит прощения, но Рико хмурится, ведь ему нужно совсем не это. Больше всего на свете ему хочется, чтобы Дэй прекратил извиняться за все подряд и наконец-то стал собой, тем Кевином, какого Рико знал с самого первого дня, когда они только познакомились, когда Кейли была жива и улыбалась им, когда они вдвоем сидели на трибуне плечом к плечу и следили за тренировками Воронов, когда подбадривали их выкриками на матчах, радовались победам и когда сами впервые взяли в руки клюшки. Рико нужен был именно тот Кевин, живой, упрямый, быстрый, настоящий.

Нужно дать ему время, - напоминал он себе каждый раз и одергивал руку, когда хотелось сжать чужое запястье чуть крепче, чем следует. Привести в чувства. Напомнить, что жизнь продолжается, что у них есть цель и им нельзя сворачивать с предначертанного им двоим пути. Жаль, что терпение не самый верный союзник для ребенка. Интуитивно Рико все понимал, чувствовал, переживал, только вот ждать больше не мог.

Кевина нужно было вернуть.

- Я вряд ли усну, - и дело не в чутком сне. Казалось, Рико физически ощущал ту боль, которую чувствует Дэй. Внутри, снаружи, по всему телу. Он не мог забрать ее себе полностью, чтобы тот хоть сколько-нибудь поспал перед рассветом, но зато он мог ее с ним разделить, и Рико без раздумий пошел на это.

- Да и ты тоже. Здесь хватит места для двоих. Подвинешься?

Ответа он не дожидался, тот просто был ему не нужен, ведь если Рико чего-то хотел, он всегда это получал. В голове даже не было мысли, что Дэй будет против. Они ведь теперь всегда вместе, это нельзя изменить.

Потянув за край одеяла и подняв его вверх, Рико, как маленький проворный варвар, забрался в чужую постель, устраиваясь рядом с Кевином, плотно прижимаясь телом к телу. Тот был горячий, возможно, у него поднялась температура из-за нагрузки на мышцы, и чтобы это проверить, Рико, развернувшись на бок, положил ладонь на лоб.

- Кажется, у тебя жар, - он сказал просто, будто речь шла о чем-то рядовом и незначительном. Хотя, по сравнению с гематомами от трости дяди, температура действительно была такой. Она сойдет до утра, синяки - останутся с тобой на подольше.

Не спеша убирать руку, Рико погладил Кевина по лбу, а затем по волосам, будто успокаивая и прогоняя не только жар, но и плохие сны.

- Тебе снова снилась мама? Как она...там?

0


Вы здесь » shakalcross » фандом » в аду лишь двое: ты и я


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно