эпизод недели: experience
ви пишет: удивительно недурная погода как для найт-сити. удивительно недурное положение вещей. да, было лучше и в общем-то должно было стать ещё лучше, но не сложилось, не срослось. повезло хоть живой остался. как говорится – и на том спасибо и колон прямо до земли. читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » принятые анкеты » supernatural ✦ rowena macleod


supernatural ✦ rowena macleod

Сообщений 1 страница 1 из 1

1

ROWENA MACLEOD
Ровена МакЛауд

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/408/288133.png

— supernatural —


акция/твинк
История моей жизни началась более трёхсот лет назад в крохотном и ничем не примечательной шотландской деревушке, без магии и Великого Ковена. К сожалению, будучи ведьмой с врождённым талантом, я и не подозревала о нём до тех пор, пока на пороге дома не появилась Эйла, взявшая меня в ученицы, однако случится это лишь через  шестнадцать лет, а до тех пор…  До тех пор я была никем – просто Ровеной, дочерью падкого на поганое спиртное кожевника. Маленькая, испуганная девчонка, окружённая лишь грязью и смертью, практически пропитавшаяся этой унизительно безнадёжностью и оттого ещё более жалкая – вот кем я была до тех пор, пока случай (а может быть, какой-то особенно падкий на подобные вещи демон) не подбросил на моём пути Родерика. Он был молод, довольно привлекателен, весьма обеспечен и проявлял интерес к моей персоне. Следовало догадаться, что ему было нужно, но я была всего лишь пятнадцатилетней наивной девчонкой, не устоявшей перед очарованием мужчины и таившей надежду на то, что ребёнок, которым он меня «обеспечил», поможет выбраться из нищеты, но увы, этого не произошло. Хотите узнать, как было на самом деле? В ту ночь, когда родился Фергюс, Родерик с минуту глядел на меня, а после сказал, что любит, развернулся  и… Ушёл. В свой богатый дом. К своей знатной уродливой жене. Бросив меня на противном соломенном матрасе, с окровавленными ногами и визжащим младенцем под боком. Момент рождения ребёнка, с такой радостью происходящий в любой семье, не вызывал у меня никаких чувств. Каждый раз, когда я смотрела на своего сына, то понимала, что стоит только полюбить его, как я снова превращусь в ту жалкую и уязвимую девчонку, что довела себя до такого состояния, а испытывать подобное унижение вновь как-то не особо хотелось, поэтому я избрала, как мне казалось на тот момент, самый лучший способ - ненависть. Так было лучше как для матери, так и для её сына - пусть привыкает к тому, что жизнь жестока.
Где-то спустя год после этого меня и нашла та самая Эйла, начав обучать магии, а ещё года через два, когда я была достаточно подкована в основах колдовства, она замолвила за меня словечко перед Великим Ковеном, которым, разумеется, не понравилось наличие Фергюса, выставлявшее меня "неразборчивой" и "легкомысленной", однако моя наставница или была слишком убедительна, или имела достаточный авторитет - не важно, главное что моя кандидатура была одобрена и ближайшие шесть лет прошли в попытках воспитывать сына, усыпляя того с помощью виски, дабы не ныл и не мешал, и совершенствоваться в колдовстве. Последнее мне удавалось гораздо больше, в моменты радости от достижения успеха я даже пыталась кое-чему обучить своего ребёнка, немного сомневаясь, что он был способен что-то понять. Когда Фергюсу стукнуло пять, а передо мной возникла возможность обучаться у одной из величайших ведьм, проблема совмещения семьи и призвания стала особенно острой и я решилась на совсем не материнский поступок, отправившись на рынок и попытавшись продать малыша хотя бы за трёх свиней. К сожалению, никто не согласился "поменяться" и сын ещё на три года висел на моей шее бесполезным грузом, по внешнему виду которого казалось, будто его судьба - сдохнуть в канаве, захлебнувший собственной рвотой, и где-то там за деревней медленно, но верно, начинает образовываться эта самая канава.
Мои же амбиции становились всё больше, и на это, между прочим были все основания: потенциал Великого Ковена огромен, а никто не желал проявить его. Все заклинания, которые я создавала, они считали бесполезными, стараясь скрыть свою зависть к моим талантам, и в один прекрасный день верховная ведьма Ковена (Оливетта) наложила на меня заклинание, ослабившее меня, выгнала и запретила колдовать. Словно в качестве "бонуса" к этому унижению спустя два года у меня начались проблемы с местными, тоже не оценившими подход, выбранный для практики полученных знаний. Изо дня в день я смотрела на них и видела, что лишь какая-то неизвестная причина сдерживает их от того, чтобы прикончить меня, поэтому выход был очевиден - бежать, как можно дальше. В спешке взяв с собой немного еды и денег, оставив что-то пусть для нелюбимого, но всё же сына, дабы не оставлять его умирать голодной смертью (даже если это его судьба, то пусть она нагрянет тогда, когда я буду уже далеко отсюда), затем пообещав Фергюсу вернуться, я покинула свой дом, спасаясь от разъярённых крестьян и от Ковена, почему-то решившего преследовать меня (скорее всего, из-за сомнений в том, что я не буду колдовать).
Вынуждена заметить, что побег без единого гроша является далеко не самой лучшей идеей, особенно тогда, когда закончилась еда, а магия... Я едва передвигала ноги, так что можно было говорить о сотворении заклинаний? В какой-то момент, ведомая отчаянием и ощущением неминуемо приближающегося обморока, я постучалась в дверь какой-то лачуги, надеясь договориться с её обитателями, но разговор с ними состоялся гораздо позже, когда я очнулась и обнаружила, что нахожусь внутри того самого дома, а рядом находился мальчишка, на вид ему можно было дать лет восемь. Как выяснилось позже, я попала к бедной польской семье, которая приютила и выходила меня, помогла восстановить силы. Ребёнок же был их сыном, Оскаром, и я сама не знаю как, но привязалась к нему и полюбила всем сердцем, как и он сам, только вот... Спустя пару дней выяснилось, что мальчик неизлечимо болен и вскоре умрёт, а допустить этого я не могла. Особенно, когда могла помочь ему и заодно отблагодарить этих добрых людей за всё, что они для меня сделали. Всего лишь одно заклинание даровало ребёнку исцеление, а ещё одно, мой персональный подарок, вступит в силу тогда, когда он вырастет. Пробыв с Оскаром ещё пару дней, я собрала вещи и отправилась путешествовать, стараясь узнать как можно больше, восполнить свои запасы, необходимые для создания ведьмовских мешочков и, возможно, даже найти учеников, стараясь по возможности не забывать про осторожность, дабы вновь не встретиться с подругами из Великого Ковена.
Правда, желание не привлекать внимание моих бывших "подруг" было не так легко осуществить, поскольку стремление познакомиться с величайшими деятелями Эпохи Просвещения и попытаться создать собственный ковен было слишком сильным, к тому же на тот момент мне практически удалось подобрать составные для ведьмовского мешочка, который при прочтении заклинания гарантировал необходимый эффект - возможность убить демонов. Кажется, тогда они неплохо резвились в милой Франции (обеспечив меня подопытными в своих лицах), чего стоит одно лишь возвышение Наполеона? Жаль, что мы с ним не поладили и мне пришлось покинуть эту страну (всё равно в ней не было ни одной талантливой или хотя бы подающей надежды кандидатуры на роль моей ученицы), отправившись искать убежище в другом месте, которое я смогла найти в Соединённых Штатах Америки, на ближайшие лет семьдесят ставшие мне домом и даровавшие знакомство с таким выдающимся деятелем, как Линкольн. Жаль, что обещанная весёлая ночь в театре закончилась для него настолько трагично. После этого инцидента я спустя дней десять вновь пустилась в путешествия, точнее, даже бега, поскольку случайная встреча с болгарской стервой из Великого Ковена по имени София дала понять, что больше оставаться здесь мне нельзя, и следующей более-менее длительной остановкой станет... Германия. Вначале остановка в Берлине и наблюдение за восхождением Гитлера, после - отъезд в более скромный город, поблизости которого располагался один из концентрационных лагерей. Возможно, для кого-то не самое завидное место жительства, но для меня и моих опытов с магией - самое то, да и отыскать потенциальных учениц среди тамошних девиц было не так сложно. Один из таких поисков случайным образом вывел меня на одного из демонов перекрёстка, пытавшегося заключить сделку с бедняжкой, а я никогда их не любила, хотя особенности моего "дома" порой обязывали. Единственной компенсацией за такое "соседство" для меня был случайно услышанный разговор между обитателями Ада, в котором пусть мельком, но прозвучало имя того, о ком я уже забыла и считала давно гниющим в могиле, но Фергюс оказался более живучим, чем я думала...
С тех пор, кажется, многое изменилось, причём не только для меня: ходят слухи, будто бы мой дорогой Фергюс сумел продвинуться по адской карьерной лестнице и занимает там неплохое положение, а раз так, то пора встретиться


пример поста

Когда с приветственными фразами было покончено, в голове Маклауд пусть с опозданием, но всё же промелькнула мысль о том, что она могла и ошибиться в тот самый момент, когда приняла сидевшего напротив мужчину за своего давно покинутого сына.Ведь, если подумать, то в последний раз она видела Фергюса маленьким мальчиком, и лишь провидению известно, что из него выросло, если, конечно, какая-нибудь эпидемия не подкосила его в детстве, не говоря уже о том, каким образом покинутый матерью ребёнок умудрился прожить три с лишним сотни веков.
Единственное, за что Ровена не переживала, так это за то, что неожиданный собеседник примет её за полоумную знаменитость здешних мест. Слава небесам, в своих репликах она не упоминала такие определения, как «сын», работный дом» и им подобные. Лишь общие фразы, от которых можно будет с лёгкостью откреститься и сказаться перепутавшей мужчину с кем-то другим, ведь «они так похожи с её давним знакомым», после чего следовало попрощаться и отправиться в другую сторону, искать нужную ведьму и, в случае неудачи, пытаться привлечь её внимание, допустим, каким-нибудь заклинанием. Она, быть может и отшельница, но опыт неоднократных встреч гласит о том, что никто не терпит соперничества, а наглого вторжения в личное пространство – тем более.
Но все домыслы и составленные варианты дальнейших действий пали под одним словом, произнесённым мужчиной. Для кого-то ценного, для кого-то, пожалуй, священного, для неё – лишённого всякого смысла, однако если до этого Маклауд ещё могла выкрутиться, то теперь – нет, потому что она сказала слишком много лишнего. Не имеющего никакого смысла для незнакомца, но раскрывающего женщину перед собственным сыном.
Подумать только, он всего лишь сказал «мама», а я уже в замешательстве. – Впору было усмехнуться подобному заключению, только вряд ли это будет сейчас уместно, ведь, в конце концов, она волею случая стала главным действующим лицом сцены семейного воссоединения, и усмешка здесь не подойдёт, поэтому лучше продолжать изображать радость, добавив туда пару капель материнского участия. Простой смертный не мог прожить триста лет, но и колдуном Фергюс бы не стал, а поскольку он вряд ли благодарен ей за жизнь в работном доме, следует быть осторожнее.
Как я его узнала? – Справедливый вопрос, на который сама Ровена была бы рада получить ответ, поскольку и сама толком не могла объяснить почему. Любовь? Точно нет. Пусть все мамочки в мире забросают её осуждающими взглядами и высказываниями, но шотландка никогда не испытывала к своему ребёнку тех чувств, которые принято называть материнскими. Да, он, если подумать, не был виноват в деяниях своего отца, но при всём этом именно он был результатом наивности шотландки. Его появление на свет заставило почувствовать себя слабой, беззащитной и никому не нужной, оставленной в том жутком месте с кричащим младенцем под боком. Существуй в этом мире хоть какая-нибудь справедливость, Фергюс бы умер в первые месяцы своей жизни – так было бы милосерднее, причём не только к самой Маклауд, но и к нему самому.
– Я же твоя мать, милый, как можно не узнать собственное дитя? – Наглая ложь, но ему вовсе не обязательно знать об этом. – Твой взгляд. Удивительно, учитывая возраст, однако способность жалобно смотреть от тебя никуда не делась.
Хотя она по-прежнему не вызывает у меня никаких эмоций, кроме равнодушия, словно это не мой сын вовсе, а незнакомец с улицы, которому от меня что-то нужно. – Мысленно дополнила свой ответ, решив оставить последние реплики при себе, не столько с целью не рушить трогательность момента, сколько с желанием не играть с неизвестностью. Пусть их связывает кровное родство, едва ли подобное может служить показателем и гарантом безопасности. Сейчас он на удивление спокоен, возможно, благодаря удивлению, вызванному её явлением спустя столько лет… Что мешает в одно мгновение сорваться и попробовать отомстить за не самое счастливое детство в мире? Особенно с учётом неожиданных подробностей биографии Фергюса, которыми он в силу своей любезности поделился, тем самым опередив вопросы Маклауд относительно судьбы сына.
Через Ад? Какая нелёгкая привела его туда? Неужели моё дражайшее дитя совершило столько отвратительных поступков при жизни, что после смерти его душу приняли только в Ад? Или он был так безнадёжно бесполезен?
– Вряд ли в таком месте можно остаться прежним, но как ты там оказался? Заключил сделку, вероятно? О, это сейчас так модно! Какая помощь тебе понадобилась от демона перекрёстка? Чего ты не смог добиться самостоятельно? Ты призвал его сам или он нашёл тебя, как среднестатистический менеджер? – Как он убил тебя? Нужно будет непременно поинтересоваться. – Кроули? – Кто дал ему такое прозвище? – Твоя выдумка или кто-то подсказал? Не пойми меня неправильно, Фергюс, сопоставление новой жизни и нового имени – довольно избитая тема во все времена, однако есть в ней одна, пожалуй, вечная, истина. Знаешь, какая? Как себя не называй, ничего не изменится и прошлое, каким бы неприглядным мы его не считали, всегда останется в памяти. Наша с тобой встреча тому доказательство.
Это ещё как называется? – Задалась шотландка немым вопросом в тот самый момент, когда сын неожиданно повернулся к ней спиной, демонстрируя данным жестом то ли нежелание продолжать беседу, то ли ещё что-нибудь.
Я тоже не испытываю особого удовольствия, но всё же не позволяю себе подобного.
– Невежливо поворачиваться к собеседнику спиной посреди разговора, Фергюс. Как это понимать? – Обратилась к Маулауду с ноткой раздражения в голосе, после чего на пару шагов приблизилась к нему. – Ты что-то от меня прячешь? – Или заманиваешь? Впрочем, не важно. – Я ищу способ разобраться с давними обидами. Говорят, ведьма, которая может подсказать верное направление, обретается здесь, распугивая туристов. Кстати, а ты что забыл в таком месте, мой милый? Тебе больше негде жить? Или тоже хочешь проверить реальность слухов?

личное звание (оберните в код)

Код:
<a href="https://shakalcross.ru/viewtopic.php?id=952#p91005 class="link3">Ровена МакЛауд;</a>  Love is weakness. And I'll never be weak again</a>

ваши твинки


твинков нет

Отредактировано rowena macleod (2022-05-03 21:06:14)

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » shakalcross » принятые анкеты » supernatural ✦ rowena macleod


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно