shakalcross
дейенерис пишет: Неожиданная ухмылка веселит её. Она старается спрятать улыбку, но губы совсем не слушаются, потому она чуть наклоняет голову, сухо кашляет и снова выпрямляется. Предложение Геральта звучит дельно, если отбросить все шутки. У неё хотя бы будет имя — и это уже что-то. читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » фандом » И будет свет


И будет свет

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/91/70690.gif  http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/91/175255.gif
Philippa & Geralt
http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/91/546119.jpg  http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/91/496981.jpg
Как глупо проиграла даже не свою войну
И надо было раньше думать о реванше

http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/91/126911.gif  http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/91/695752.gif

Отредактировано Philippa Eilhart (2021-05-16 19:54:03)

Подпись автора

http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/91/939950.gif  http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/91/184727.gif
Этот мир – веретено, совпадений ноль [indent]
[indent] Все переплетено, но не предопределено
ava by sharona

+2

2

[icon]https://i.imgur.com/NoR4QQ1.gif[/icon]Разве мог Геральт, хоть когда-то в своей жизни считать, что судьба полного отшельника настигнет его? Сумеет выйти на заслуженный отдых, как… человек? Даже не ведьмак, который будет обучать кого-то в крепости, ухаживать за ней и разводить лошадей. Перестанет бегать по сёлам, занимаясь тем, чем, собственно говоря, и должно таким как он. Всё это перейдёт на плечи его дочери и воспитанницы. Теперь легенды слагают о другом мутанте с пепельными волосами, но уже более приятной внешности. Без острых клыков, мёртвых глаз и ужасно белой кожи. Нет. Цири заслуживала всегда других похвал, и описания своей фигуры. Конечно же, когда она приходила, то половина заказов превращались во что-то более знакомое Геральту, нежели чем рассказы в таверне. Это не было для него секретом, ведь и сам часто диву давался, когда слышал баллады, сложенные Лютиком. Все они были приукрашены, романтизированы и всячески возведены, обходя все острые углы и скучные моменты. Кому будет интересно слушать о том, что ты не убил того домового, который повесил мужика? Оставил жить его, потому что он спасти пытался, вот только жена его против была. Травила всячески хозяина избы, не давала ему мужа в спокойное состояние вывести. Лишь бы забрать часть его денег, владений, да свободной стать. Люди не хотели слышать правду о том, что они чаще страшнее. Увы – нет.

Потому то ему и было непривычно. Жил он недалеко от Каэр Морхена. Сумел построить себе хату, руны расставил, да дорожку вытоптал прямую до деревни одной. В ней можно было и бочонок пива купить, на отложенные после Туссета деньги, молока, сливок. Изредка и заказ взять. Твари иногда подбирались к деревне, и тогда-то Геральт вновь выходил на охоту. Вспоминал какого это, расследовать, разыскивать, да сражаться. Меч в руках становился чем-то непривычным, а зелья всё чаще вызывали самые негативные воспоминания. Не рыбий жир, конечно, то во времена его постоянной работы, казались они обыденными. Ты привыкал ко вкусу трав, горечи и последствиям. Всё это становилось словно вода. Но сейчас… Подходил к каждому по-особому. Иногда через зажатый нос, порой и через ругань и зажмуренные глаза. Словно после самого противного первака или самогона. А уж как плохо ему было после подобных снадобей и говорить не приходилось. Организм начинал воспринимать их враждебно. Раньше все обходилось сном, слабостью и головной болью. Сейчас же даже желудок выворачивался. Все кости начинали болеть, а мышцы разрывались. Тело зудело, словно сотни муравьёв бегали по нему, кусали и царапали. После подобных приключений, ему требовалось действительно продолжительное время для восстановления. То ли от долгого перерыва, то ли от возраста ведьмака. Быть может и новые мутации, как-то давали сбой в работе всех органов. Ведьмак точно не знал, но всячески старался не прибегать больше к элексирам, ограничиваясь маслами, да иными методами борьбы с монстрами. Где не хватало скорости, он предпочитал дольше рассматривать окрестности, чтобы знать, как использовать это в своих целях. Силы? Всегда можно было брать скоростью и количеством ударов. В темноте огонь, да и кошка была не настолько опасной, нежели чем Ласточка. Раны тоже болели сильнее, да и заживали чуть дольше. За столь короткий промежуток, на теле добавилась пара новых ссадин. Одно вдоль бедра, от полуденницы. Второе на бицепсе, от камня, прилетевшего во время сражения с гулями.

Да и дни его проходили уже куда более спокойными. Тяжёлые латы и доспехи, сменялись более лёгкими тряпичными одеяниями. Теперь не приходилось тратить несколько десятков минут, чтобы снять одну часть одежды. Всё становилось проще и, от этого, даже спокойнее. Мечи он хранил над самодельным камином, чаще хватая только обычный. Из того металла, что добывался от падающих комет. Плотва тоже начинала ощущать прелести жизни без постоянных погонь и встреч с различными тварями. Спала, да овёс ела. Напрягаться ей приходилось, лишь когда Геральт запрягал её до ближайшей деревни. А в остальном, только одна проблема. Скука. Безжалостная и убийственная тоска по былым временам не проходила. Руки чесались, глаза замаливались от однообразности действий. Он жил по расписанию, в которое загнал сам себя. Вынуждено, конечно, чтобы просто заиметь хоть какие-то привычки. Долгие прогулки, сон до полудня. То, что не получалось делать, будучи Ведьмаком, Геральт успел осуществить ещё в первую неделю своего «отпуска». Начал понимать слова дочери о свободе, которой стало уж слишком много в жизни. Той, когда и опьяняет тебя, пленит собой. Связывает руки тем, что ты просто не представляешь на что её потратить. Путешествовать ему явно не хотелось, как и слишком долго времени проводить, просто бродя по лесам. Этим он занимался и ранее. Ягоды собирать да грибы надоедало. Больше всего ему нравилось просто отмокать в горячей воде, нагретой около бани. Просто сидеть в ней, наслаждаться и позволять своим мышцам расслабляться. Они, всё ещё, по какой-то привычке продолжали напрягаться, как перед боем и только там отпускало. Гостей у него тоже было не так уж и много. Цири заглядывала, да спускался Эскель с Трисс из своего замка. Йенифер заглядывала больше ради небольшого количества нравоучений, а Лютик, дабы спрятаться на время от очередных любовных проблем. Балладу написать он тоже любил. Оставался его друг около костра, тихо потрескивающего, смотрел на звезды, да что-то брынчал на своей лютне. Другие же становились некими сюрпризами для Белого Волка.

Ведьмачий слух не покидал его, как и острое зрение. А от того, Геральт лишь оторвался от деревянной стены бани, в которой находился, убирая спавшие на лицо волосы. Ветер доносил странные слухи, звуки. Хлопанье крыльев, а затем и шаги, раздающиеся около двери. Уверенные, чёткие и решительные. Кто-то специально искал Ведьмака, как мог рассудить он, вот только какую цель преследовал этот путник, всё ещё оставалось загадкой.
Мутант медленно вышел из парилки, поворачивая голову в сторону входной двери. Висевшее полотенце на двери, начинает служить неким объектом, прикрывающим его стыд перед гостем. Мало ли кто решит пожаловать? Никто не отвергал возможности о появлении жителя из деревни, с целью сообщить об очередном набеге трупоедов или утопцев, которых когда-то он перебил на побережья и в лесах.

На крыльце стояла Филиппа, повернувшая голову в сторону мужчины. Ведьмак лишь нахмурил брови, да отбросил полотенце обратно на ручку двери. Перед ней явно можно было совершенно не стесняться того, что она могла бы увидеть.

- Давно не виделись, - тихо проговорил Геральт, поворачиваясь к ведру холодной воды, - Йен говорила, что ты бежала из Новиграда и никто не знает куда.

Его руки опускаются на верхушку ведра, поднимая его и переворачивая, обливая тело холодной водой и остужая, таким образом, его. Сам же Ведьмак издаёт звук, похожий больше на раздражение. Деревянный сосуд вновь опускается на землю, а рука касается головы, вновь убирая седые волосы назад.

- Что привело тебя ко мне? Дай угадаю, - Геральт развернулся, слегка ухмыляясь, - в твоей местности появился более опасный летающий хищник?

Кисть вновь хватает белое полотенце, которое подносится к лицу, дабы убрать чать воды, текущей прямо с его волос на лицо, а затем и обернуть вокруг талии. Теперь уже он спокойно начал подходить к ведьме, дабы открыть перед ней запертую дверь и пригласить в дом. Негоже же на пороге встречать незваных гостей?

Отредактировано Geralt z Rivii (2021-05-23 15:39:37)

+1

3

Худощавый и совсем еще молодой паренек с кривой стрижкой - видать, стригся сам, глядя в отражение воды, чтобы скорее убрать мешающие и вечно лезущие в глаза отросшие волосы - бесшумно ступал по лесу. Он явно чувствовал себя как дома среди высоких деревьев - явно не боялся ни волков, ни медведей, ни монстров, которых таит в себе любой лес, готовый заглотить неопытную добычу и с хрустом пережевать: волколаки, лешие, накеры - если одичавшая собака не закусит случайным путником, то любой из монстров с радостью это сделает. Но парнишка, словно бы не боясь всего того, что скрыто за низкими ветвями деревьев, аккуратно выбирает себе дорогу, избегая хрустящих ветвей под ногами, и останавливается, когда его взгляд замечает добычу. Также, не издавая ни звука, он снимает с плеча самодельный лук, достает из колчана стрелу и прицеливается, завидев птицу. Громко ухнув, сова слетает с ветки дерева - стрела пролетает мимо, мальчишка чертыхается и бежит в ту сторону, куда, как ему показалось, улетела стрела, коих в его колчане было не так уж и много. Ему еще невдомек, что его дом полыхает огнем, а когда ветер донесет до него запах бушующей стихии - будет уже поздно.

Сова же, тем временем, улетает в обратную от полыхающей деревни сторону.

Филиппе и не нужны были глаза, чтобы чувствовать, как сгорает мир вокруг неё: как горит деревушка Белый Сад, что к востоку от Вызимы, оккупированная Нильфгаардом после кончины короля Визимира, она недолго продержалась под натиском Редании и пала практически без боя - местные мужики с вилами да израненные и изможденные партизаны в лесах, иногда покупавшие черствый хлеб и остатки вчерашней похлебки в местной корчме - вот и вся защита, которая едва ли могла противостоять вооруженным острыми мечами солдатам. Не нужны глаза, чтобы слышать истошные крики кошек, запертых в горящих домах, плач немногих выживших женщин и ругань мужиков, оставленных без дома.

Ей не нужно было видеть, чтобы чувствовать запах жженого мяса - еще на подлете к Новиграду она слышала крики, полные боли и страха, теперь же перед ней лишь сожженные тела: то, возможно, были чародейки, эльфы, а может и самые обычные люди, на которых указал перепуганный сосед, которому надо было перекинуть подозрения с себя на кого-то другого. Соваться в город было большой ошибкой и огромной глупостью, но что-то тянуло её туда, поближе к родному Третогору, где некогда у неё было если не все, то многое и уж точно больше, нежели сейчас - жаль, искусство времени ей неподвластно, и вернуть прошлое она, увы, не сможет.

Филиппе не хотелось считать, скольких чародеек уже потеряла Ложа, как не хотелось и видеть кого-то из них на костре - любые конфликты очень быстро забываются на фоне опасности, когда на костре в любой момент может оказаться каждая из них. Она спешит скорее улететь прочь от стен Новиграда, пока городская стража или охотники за колдуньями не заприметили белоснежную сову - чутье подсказывало Филиппе, что Радовид мог довести все до абсурда, приказывая отлавливать всех сов в поисках той единственной, чьи внутренности он желает выпотрошить самолично.

Радовид был её ошибкой, последствия которой ныне приходится расхлебывать всем - многие погибли на кострах и от рук охотников за колдуньями, многих замучают в темницах, и многим еще предстоит сложить головы в этой войне. В опасности не только чародеи и нелюди - армия Редании доберется и до простых жителей, разорит дома, сожжет деревни, пройдется опасной стихией везде, до куда только сможет дотянуться, и сейчас, как никогда остро, Филиппа понимала, что это была её ответственность.

Филиппа врывается в своё убежище - каждый раз в голове звучит голос Тиссаи, а ему насмешливо вторит Дийкстра: “Неужели ты и правда думаешь, что Радовид не будет искать тебя здесь дважды?” Она заигралась, управляя, как марионеткой, королем Визимиром, она была жестока с Радовидом, она повинна в смерти Визимира, и она - причина озлобленности Радовида. Король умер. Да здравствует король! Он вырос жестоким, он годами взращивал в себе ненависть - Филиппа облажалась, думая, что сможет управлять им также легко, как и его отцом: пустые глазницы, прикрываемые повязкой, свидетельство того, что мыслями о расправе с ней он и подпитывает свою ненависть - так не проще ли было сдаться? У Тиссаи точно был бы ответ на этот вопрос - а у Дийкстры, быть может, план. Только вот первая, увы, больше не сможет помочь своей бывшей ученице, а ко второму Филиппа ни за что не сунулась бы - только если бы пожелала сразу же отправиться в застенки королевского дворца.

Она раздраженно взмахивает рукой, открывая портал - разговор с Йеннифэр и увиденное в Белом Саду и Новиграде лишь сильнее убедило чародейку в необходимости срочных действий.

Пока это пламя не поглотило и их.

Она уверенно шагает в портал, а вылетает из него уже белоснежной птицей - так быстрее, так проще. Ей никогда ранее не приходилось бывать в Каэр Морхене, и в образе совы отыскать убежище Геральта у неё куда больше шансов - ведьмак явно не обитал в разваливающейся крепости, а потому искать его стоило где-то неподалеку от неё. Филиппа усаживается на крышу одного из домов небольшой деревеньки, где явно не стали бы даже разговаривать с чародейкой, да еще и с такой, как она - местные бы точно перепугались одного лишь её вида, вряд ли сумев сообразить, что повязка на глазах это не способ устрашения, что скрывает она не демонические глаза Смерти, а лишь пустые глазницы.

- ...Иванка говорила, что в лесу погань какая-то завелась! - Филиппа без интереса вслушивается в разговоры местных жителей - она почти уверена, что те не дадут ей подсказку на местонахождение ведьмака, а ведь он мог обитать и возле другой деревни, коих в подножьях гор Каэдвена хоть и не множество, но достаточно. - Жрёт кто-то дичь: то зайцев мертвых мужики находили, то волков. А вчера, говорят, труп охотника нашли! Не местного! Надо бы за ведьмаком послать - как ушел, так и не видать его. Мужики дорогу знают, тропинка аккурат от дома старосты, только вот опасаются они его… - Слушать дальше Филиппа не стала - она уже узнала достаточно. А судьба местных зайцев и охотников её, в общем-то, и не волновала совсем.

Небольшой дом и правда прятался в тени деревьев, укрытый от чужих глаз, Филиппа приземляется на крыльцо, и уже в облике человека заносит было руку над дверью - что-то останавливает, чутье подсказывало, что не было там никого.

- Ведьмак, - магия внутри зашевелилась, заурчала, и Филиппа поворачивает голову в сторону, куда её эта сила подталкивает - не будь в её жилах магии, слепота переносилась бы куда тяжелее и значительно усложняла бы жизнь, но Эйльхарт научилась, приучила себя реагировать на любые шорохи сил, что внутри неё. - И правда, давно - успел соскучиться?

Наверное, стоило наложить чары на какого-нибудь глупого селянина - кого-то, кто ничего не вспомнил бы на утро, а на этот вечер стал бы её глазами. По крайней мере, пусть это были бы чужие глаза, она смогла бы их закатить, когда раздался плеск воды - Геральт не отличался стеснительностью.

- Я пришла к тебе не за ведьмачьими услугами - на моей памяти ты куда чаще был в центре политических интриг, чем решал вопросы, предназначенные для ведьмаков. - В этот раз рядом не было тактичной Маргариты, которая в момент прошлой беседы сглаживала острые углы. - И я не Йеннифэр, не Трисс - пришла сюда не за обнаженным ведьмачьим телом, так что будь добр, возьми себя в руки. Я ищу одну девушку: пепельные волосы, зеленые глаза, дерзкий характер - просто скажи мне, где её найти, и я уйду так же быстро, как и пришла.

Предпочитает игнорировать шутку про летающих хищников - Геральт чертовски прав, и хоть у Радовида крыльев нет, он определенно тот еще хищник,  желающий крови вполне определенной совы. Сдаваться этому безумцу - вариант отвратительный. Возродить Ложу Чародеек, вернуть Нильфгаард на карту мира и посадить на трон Цириллу - вариант идеальный, но абсолютно полностью, совершенно точно и категорически невозможный.

Подпись автора

http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/91/939950.gif  http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/91/184727.gif
Этот мир – веретено, совпадений ноль [indent]
[indent] Все переплетено, но не предопределено
ava by sharona

+2

4

Стоявшая перед ним девушка всё сильнее будоражила сознание Геральта. Незванных гостей он не жаловал, как и любой другой вояка. Это портит идиллию, вредит его образу уставшего путника. Заставляет вновь вспоминать приключения, с присущей тоской. Даже небольшая ухмылка на его морщинистом лице сейчас, была бы ужасно не кстати. Да, она не заметит, не сможет увидеть из-за дефекта, оставленного Радовидом. Но он вновь захочет податься обратно. А это уже куда страшнее. Предавать свои мечты и желания то, чем и славился Белый волк. Уж сколько раз он пытаясь держаться в стороне, оказывался в той самой, всепоглощающей, гуще событий. Благодаря Йеннифер или Цири не так уж и важно. Главное, что ему судьбой было начертано быть невидимым центром всей конструкции. Вокруг него и происходили каждые истории. Что встреча с чародейками в ложе, начинала разворачиваться на фоне мутанта, пришедшего с одной из самых желанных, всеми представителями мужского пола, чародейкой. Тут же можно вспомнить и про убийцу королей, владычицу озера и прочие истории, в ходе которых именно он становился краеугольным камнем преткновения каждого существа. От этого он и пытался скрыться тут. Там, где его история началась и, как виделось белоголовому, подойдёт к финальному концу.

Сейчас же, стоявшая перед ним девушка, явно не разделяла желаний Ведьмака вновь быть где-то в стороне. Ей было наплевать на то, что он специально ушёл подальше, расставил вокруг руны, чтобы магия не могла засечь. Да и место около Каэр Морхена, которое ведьмы не очень-то и жаловали, должно было держать от него подальше таких, как она. Всех интриганов, желающих просто позабавиться, или же хоть как-то повлиять на политический строй, уже давно выселили. Пусть Йеннифер и сама ушла, но в месте с ней ушли и вечные думы о судьбе мира. О том, что там происходит. Короли и их поступки больше не являлись частью разговора во время завтрака, как и не продолжались в обед. Никто не скрывал письма, которые он чувствовал, благодаря дрожанию медальона. Нет. Магия всегда была сопряжена с интригами, в отличии от прямолинейного меча.

Её слова застают его недалеко от порога. Заставляют поднять взгляд, в котором явно читалась ирония. Более того, Геральт и сам понимал, что это своего рода любезности, которыми его одаривала Филиппа. Прекрасное общение, к которому она привыкла за все эти годы. Однако взгляд цепляется не только за лицо, но и успевает пробежать по платью. Как всегда, красный верх, зелёный низ. Волосы всё также заплетены в две косы, лежавшие поверх груди. А та вздымалась от дыхания ведьмы. Взгляд приковывается лишь на несколько мгновений. Все ведьмы обладали куда более красивыми формами, чем большинство обычных женщин, простых. Потягаться в красоте они могли лишь между собой, да и та была ужасно субъективна. Например, нос и грудь Филиппы были куда лучше, чем те же параметры у Йеннифер. Талия уступала, как и ноги. Руки такие же изящные, а вот про брови и подбородок он не мог ничего сказать. Первые явно не видел, а со вторым тоже самое. Не его вкус.

От оценки девушки его отвлекает щебетание птиц. Те словно подглядывали. Не вороны, конечно, но можно было догадаться, что его чародейка всё же зашлёт раз в день одну птицу. Или ему просто хотелось в это верить? В то, что она проговорила тогда. В тот выбор, который он совершил под толчок обладательницы самого прекрасного аромата во всех землях.

- Как по трупоедам, - выдаёт он, всё же поднимаясь и останавливаясь недалеко от неё. Голос был спокойным, взгляд переместился на деревянную дверь, к которой он потянулся рукой. Правда только в этот момент, кисть касается зелёной ткани платья. Дрожание усилилось. Ощущения были такими, словно он только что выпил элексира, да решил навестить бордель. Где, к его пальцам, подносили мягчайший шёлк, лишь слегка прикрывающий кожу жриц. Сейчас же ведьмак, случайно, коснулся бедра Филиппы. Из-за чего и даже не поверил собственным чувствам. Ощущения были куда приятнее и острее, чем ранее. Да и чудовищное волнение передаётся сразу же по всей коже, отзываясь наиболее приятными волнами где-то в подкорке мозга. Наслаждение было несравнимым, а от того убрать руку не торопился. Будто бы ничего и не произошло, он поднимает её выше, тыльной стороной пальцев проводя уже по открытому участку кожи. Дыхание всё ещё было ровным. Он ведь не подросток, чтобы краснеть при прикосновении к ней? Но что-то в этом всё же было. Лёгкие мурашки, пробегающие по телу и жар её, так приятно обдающий руку. Ему даже захотелось развернуть ладонь так, чтобы она полностью легла на ногу, но… Не настолько же он тут одичал, верно? Сдерживая порыв Геральт, в конечном итоге, открывает дверь, и даже поворачивается лицом к Филиппе, - тебе не хватило прошлого раза?

[icon]https://i.imgur.com/NoR4QQ1.gif[/icon]

Сейчас же тон изменился. Стал несколько более суровым, а брови двинулись к переносице. Геральт чуть приблизился, совершая глубокий вдох, - напомню. Я послал тебя на хер, Филиппа. Ничего не изменилось, ты всё ещё можешь проследовать прямо туда. Я и так сделал то, о чём ты просила. Йеннифер надолго ушла из ложи. Ты могла её возглавить, что же изменилось?

Белый волк всё же отодвигается, вновь касаясь девушки, но уже плечом. Не специально, нет. Просто достаточно сложно стоять на пороге с той, кто не может видеть и контролировать положение своего тела в пространстве. От этого прикосновения вновь странное чувство. Вибрации не медальона, а где-то внутри. Раньше бы он даже не обратил внимания, но сейчас они были куда сильнее. Возможно, это связывалось с долгим прибыванием около Йеннифер, к которой выработался, своего рода, иммунитет. А сейчас новая порция была куда сильнее. Намного сильнее.

- Хочешь найти Цири? Советую двинуться на запад. Оттуда пришла последняя легенда Лютика, - слова начали доноситься уже из дома, дверь продолжала оставаться открытой. Выгонять сейчас ведьму было бы крайне неуместно, да и глупо. Ясно же было, что путь у неё только один будет. В руки Радовида. Но и задерживать тоже не собирался. Зная сову, она будет достаточно умна, чтобы сделать правильный выбор. Вот только Ведьмак надеялся, что этот вариант не подразумевал под собой рассказы о том, как ведьмам жить плохо.

+1

5

Филиппа не верила в уединение Геральта, в его жизнь вдали от большой дороги и мечи, висящие на стене в качестве украшения. Не верила в лениво пожёвывашую траву лошадь, в небольшой дом и собственное хозяйство - ведьмаки умирали от когтей монстров или топора, который деревенские мужики вонзали в спину мутанта, но никак не от преклонного возраста. Ведьмаков не ждала тихая смерть в собственной постели, и лишь редкие из них находили свой покой в обучении молодых мальчишек ведьмачьему ремеслу - представить Геральта, обучающим зеленых парнишек, которые погибнут еще до своей первой встречи с монстрами: расшибутся насмерть, сорвавшись со скалы; погибнут, случайно напоровшись на собственный меч - большая часть из них умерла бы во время мутаций, проводись они и по сей день.

Филиппа не верила в эту попытку оставить в прошлом ведьмачье ремесло - чутье подсказывало ей, что Геральт не сможет оставить прошлое в прошлом, не сможет навсегда оставить эту жизнь за спиной и никогда не оборачиваться, не возвращаться к ней даже мыслями. Губы чародейки изгибаются в легкой улыбке - по трупоедам, быть может, ведьмак и правда не скучал, но что-то подсказывало ей, что если не сейчас, то рано или поздно он сорвется даже на самый простой заказ на парочку утопцев. Мысль свою, правда, она предпочитает оставить при себе - не по причине тактичности или же вежливости, а почувствовав на себе чужой, оценивающий взгляд.

Глаза не нужны были ей, чтобы чувствовать на себе взгляд Геральта, чувствовать его присутствие совсем рядом, его дыхание - и его легкое, поначалу кажущееся случайным прикосновение - хотя, быть может, таковым оно и было: мысли читать Филиппа не собиралась, а отсутствующее зрение все равно не помогло бы ей понять истинные эмоции ведьмака, научившегося сдерживать себя и свои эмоции.

Резкий вдох. Кажущееся случайным прикосновение толпой мурашек пробегается по коже,  Это - всего лишь магия, бурлящая в их крови и заставлявшая чародеек падать в объятия ведьмаков, желать их прикосновений и страстно отдаваться тем, чьи даже мимолетные прикосновения заставляли кровь вскипать.

- Я не Йеннифэр, ведьмак, на меня твои игры не подействуют, - и словно в противовес её словам, от прикосновения ведьмака проходит приятная вибрация, вызывающая дрожь по всему телу. Филиппа знала, как терял контроль Эскель при виде Трисс, как жаждал её прикосновений, видела и явно не предназначенные для чужих глаз, слишком интимные в своей чувственности объятия Кейры и Ламберта, но сама уже и забыла, насколько это приятно.

Но все же берет себя в руки, отходит на шаг назад, скрещивает руки на груди в ответ на выпад Геральта: Времена изменились, ведьмак. И ты сам прекрасно это понимаешь - или же твоё бегство в глушь это чистое совпадение?

Возможно, ей стоило взять с ведьмака пример и тоже залечь на дно - не в обшарпанном домике глубоко в лесу, но в убежище, о котором никто, кроме неё, знать не будет, вдали от опасности выждать, когда о ней забудут, сочтут мертвой, посвятить это время исследованиям - Вильгефорц смог, сможет и она восстановить глаза. Но Филиппа знала, что не сможет по собственной воле запереть себя в уединении и держаться в стороне - её потянет в самую гущу событий. Недостаточно просто залечь на дно, чтобы прервать тянущийся вслед за ней след из трупов, кроваво-красная кровь не только на её руках: Геральт, Йеннифэр и даже Цирилла - все они замешаны в этой войне, и выйти из неё, просто убрав меч в ножны, увы, невозможно.

Филиппа знала - Геральт вмешается. Не выдержит, не сможет оставаться в стороне, когда в самую гущу событий втянуты те, кто ему дорог - и именно поэтому этот разговор стоило вести не ей - той, кто однозначно услышит твердое “нет” в ответ. Парадокс - Филиппа смогла бы повлиять на решение Геральта, только будь у неё в руках один единственный козырь - беловолосая ведьмачка. Добраться до которой, увы, возможным не представлялось - словно намеренно, Цирилла избегала любых связей с чародейками из своего прошлого, и даже Йеннифэр могла лишь предполагать о местонахождении своей воспитанницы.

- Рано или поздно тебе придется достать мечи с полки, - этот разговор был заранее обречен на провал, но и уйти ни с чем Филиппа не может. Она хватает Геральта за руку, но лишь задевает кожу заходящего в дом ведьмака кончиками пальцев. Сердито хмурит брови, которых из-под повязки практически не видно, и, игнорируя вполне четко обозначенный намек на то, что ей стоит убираться куда подальше, проходит в дом вслед за ведьмаком. - Или ты ждешь, пока охотники доберутся до тех, кто тебе дорог? Ждешь, пока Трисс, Йеннифэр или молодая княжна пострадают?

На такое заявление Геральт точно выставит её прочь из дома, но и Филиппа не думала сдаваться так просто - Йеннифэр куда проще было бы воззвать в ведьмаке к отцовским чувствам к Цири, куда быстрее ей удалось бы склонить ведьмака к согласию ввязаться в очередную авантюру - непременно кровавую и жестокую. Филиппе же оставалось только взывать к благоразумию ведьмака.

- Твой медальон на тебе, ты все еще носишь его - скажи, зачем? Если ты решил состариться здесь, повесить мечи на стену и забыть о том, кто ты есть, то для чего же ты продолжаешь носить ведьмачий медальон? - Хоть она и не слепой котенок, совершенно не ориентирующийся в пространстве, Филиппа все равно осторожно ступает по дому ведьмака - в конце концов, её не звали внутрь, и это она здесь непрошенная гостья. - Ты решил скрыться в лесу, подальше от своей судьбы, от своего предназначения. Так расскажи мне, Геральт, какого это - сдаться.

Подпись автора

http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/91/939950.gif  http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/91/184727.gif
Этот мир – веретено, совпадений ноль [indent]
[indent] Все переплетено, но не предопределено
ava by sharona

+1


Вы здесь » shakalcross » фандом » И будет свет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно