эпизод недели: with the snow
пост недели:

Сидеть в четырех стенах — паршиво. Кисе в принципе не любил сидеть на одном месте, ему всегда нужно куда-то двигаться, что-то делать. Сколько всего Рёта перепробовал, прежде чем заняться баскетболом, который наконец-то будто что-то зажег в нем, заставил развиваться, совершенствоваться… Плевать даже, что на самом деле делать все это Кисе заставляло прежде всего стремление превзойти Аомине. По крайней мере, в самом начале. читать далее

shakal

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » альтернатива » Chill out [kny!au]


Chill out [kny!au]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[icon]https://i.pinimg.com/564x/c7/b5/e0/c7b5e0bced0364b6fd6d0e45b18f37d3.jpg[/icon][desc]Well at least I got my friends Like a lifeboat in the dark...[/desc]

Chill out
Ренгоку Кёджуро ✦ Узуй Тенген

https://ie.wampi.ru/2022/04/24/8d5d8f13c0917a87de4b65c03e3d30c4.jpg


Иногда даже взрослым, разумным школьным учителям нужно расслабиться...
...А вот последствия их отдыха - уже другое дело.


Отредактировано Tengen Uzui (2022-04-24 15:42:28)

+2

2

Сегодня - среда. По средам они с Узуем обычно проводят время вместе. Режутся в приставку у него дома, гуляют и делают вообще что угодно, чего только душа пожелает. Кёджуро любит среды, любит Узуя и отдых с ним, но сегодня...

Сегодня - особенная среда.

Растянувшись на огромном диване Тенгена, Ренгоку стеклянным взглядом рассматривает белый потолок. Идеальный, белоснежный, без малейшего развода потолок - он знает это наверняка, потому что они сами недавно его перекрашивали после того, как туда влетела струя кетчупа из бутылки, на которую они наступили, когда начали беситься в процессе выгрузки покупок из пакета. Днем этот потолок выглядит еще лучше, но в сумерках комнаты тоже симпатично.

Они даже не включили свет.

Кёджуро знает, что Узуй рядом, слышит его дыхание; не видит, но точно знает, что тот сейчас вытянул свои длиннющие ноги и пытается осознать саму жизнь. И всё из-за того, что сегодня - особенная среда. Из них выжали все соки, по нескольку раз, а затем пустили через пресс и только тогда оставили умирать в покое. Соревнования со школой Двенадцати Лун никогда не проходят бескровно. Причем, во всех смыслах, даже буквальном. Ренгоку подозревает, что директор Кибутсуджи нарочно отбирает в свои классы детей выходцев из филиалов преисподней. Они так ужасно себя ведут и всех бесят, что обязательно случается драка. А потом - медкабинет, травмпункт, воспитательные беседы, объяснительные... И педсовет. Общий. А потом раздельный. И сборы. И обратный путь в обществе перевозбужденных, помятых и оттого неспокойных подростков, запертых в школьном автобусе.

И на работу завтра опять...

- Тенген, - негромко зовёт Ренгоку. Взгляд его всё еще устремлен в потолок, одна рука на животе, вторая безвольно опущена вниз и касается пола. В принципе, если полежать так ещё немного, можно и уснуть. Разве что ноги к утру затекут, и тогда на занятия придется ползти. Сложно. Живет Узуй высоко, ступенек собой протереть придётся много, а запасной рубашки с собой у Кё нет... Но, наверное, можно попросить у друга пакет для мусора, чтоб не сильно запачкаться. - Пошли выпьем, а?

Ренгоку не помнит, осталось ли у них что-то с прошлого раза, но уверен, что пока не уснул, вполне в состоянии доставить себя (и Тенгена, если понадобится) до ближайшего бара. Там вкусно кормят, щедро наливают и прекрасно помнят о необходимости удостовериться, что связка ключей у них под рукой. А то был случай...

- Еле-еле душа в теле, надо подзарядиться.

[status]никогда не пить - ментальному здоровью вредить[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/561449.png[/icon][desc]<a href="https://shakalcross.ru/viewtopic.php?id=763#p64960" class="link3">Ренгоку Кёджуро;</a> сегодня так — выходишь полусонным, наушники, билетик на проезд, и думать, думать! из чего же создан; с любовью или без — <a href="https://shakalcross.ru/profile.php?id=368">ты</a> полон солнца. с любовью или без.[/desc]

Отредактировано Rengoku Kyojuro (2022-05-05 23:38:10)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

+3

3

[icon]https://i.pinimg.com/564x/c7/b5/e0/c7b5e0bced0364b6fd6d0e45b18f37d3.jpg[/icon][desc]Well at least I got my friends
Like a lifeboat in the dark...[/desc]

Тишина и покой. «Наконец-то». Обычно Узуй любит, когда вокруг ярко и громко. Это же весело! Но сегодня… Было громко, даже слишком. И поначалу он действительно радовался. Узуй хоть и учитель рисования, но ему нравится участвовать в выездах спортивных кружков. Шум, гам, дети веселятся, и Тенген всегда разделяет их эмоции. К тому же, эти вылазки напоминали о собственных школьных годах, когда, чтобы перестать быть шпаной, Узуй участвовал в соревнованиях как часть кружка единоборств. Там всегда было блестяще! «Не то что сегодня…» Мужчина борется с желанием с силой потереть глаза, чтобы прогнать дурацкую сонливость от усталости, потому что нет сил просто поднять руку. А он даже не дрался. Хотя в какой-то момент очень захотелось вмазать завучу Кокушибо, когда тот начал спихивать всю вину на их учеников. Хотя — как обычно, в общем — все начали воспитанники школы Двенадцати Лун. Каждый раз, после каждого подобного “денечка” Узуй не может не задаваться вопросом: «Какого черта получается так, что мы всегда соревнуемся именно с ними?» Ученики Двенадцати Лун — сильные противники, и побеждать их раз за разом это, конечно, блестяще, только… Очень утомительно. Причем для всех причастных.
   Если бы не эта проклятая поездка, у которой все равно будет продолжение — второй тур на следующей неделе, только уже на их территории, — о чем на самом деле Узую сейчас вообще не хочется думать, они с Ренгоку уже закупились бы продуктами. В процессе устроили бы гонки в тележке. По пути к дому Узуя есть склон, они любят нестись с него как угорелые. При этом кто-то обязательно сидит в тележке, а другой ее катит. Блестяще, что они все еще не покалечились на том спуске. Хотя несколько синяков и шишек все-таки набили. Узуй практически беззвучно усмехается, вспоминая то, как они потом обклеивали друг друга пластырями, половину из которых прилепили просто, “чтобы было”.
   В любом случае — провели бы этот вечер куда блистательнее. А сейчас что? Они с Кё только лежат едва живые и ни черта не соображающие. У Узуя точно только какой-то белый шум в голове. Мужчина даже плохо помнит, как они добрались из школы до его квартиры. Узуй терпеть не может ощущение прострации, возникающее после особо напряженных дней. Но обычно мужчина не позволяет себе так раскисать, всегда придумывая какое-нибудь дело. Сегодня просто… «Как-то серо… Нужно взбодриться!» Подумать — одно, сделать — другое. Тело все еще ощущается неподъемным, будто чем-то отдельным. «Если подергать ногой, это сделаю я или кто-то другой?» Поймав себя на том, что последняя мысль уж совсем, как у пьяного, Тенген с усилием поднимает руки и с мученическим глухим стоном трет лицо.
   Он уже хочет позвать Ренгоку, по крайней мере, проверить — «Не уснул ли?», а может и растормошить, чтобы не валяться здесь как амебы. Но на этот раз друг быстрее. Хотя в беге он все еще уступает. Выслушав предложение, Узуй хрипло негромко смеется, запрокидывая голову и упираясь макушкой в край дивана.
— Думаешь, выпивка нас взбодрит? — поддразнивает Тенген с улыбкой, повернув голову так, чтобы хоть как-то видеть лицо Ренгоку. — Я вообще чувствую себя так, будто весь день не вылезал из того бара за углом.
   «Уже хоть что-то». Алкоголь в их, задолбанном, состоянии — сомнительное предприятие, но, как говорится: “кто не рискует, тот не пьет…” Разве что у Тенгена вряд ли найдется шампанское. «Вроде саке еще осталось». Оттолкнувшись руками от пола, Узуй поднялся на ноги с негромким: “Ух!”, наклонил шею, разминая и выжидающе глядя на Ренгоку. Когда стало понятно, что Кёджуро не спешит шевелиться, Тенген подошел ближе и потянул того за руку.
— Ну нет. Ты сам это предложил, так что давай-ка, мой пламенный друг, вперед — и с песней. Хотя бы до кухни дойдем. Если уж пить, надо чем-то закусывать, а я сегодня не намерен больше выходить из дома. Так что устроим поиски пропитания! — последнее предложение он договаривал, уже подталкивая Ренгоку в спину к выходу из комнаты.

+3

4

Кёджуро издаёт звук, напоминающий нечто среднее между натужным кряком и ворчанием сонного медведя. Да, он сам пошатнул унылое царство и предложил начать двигаться. Да, ответственность за нарушение покоя из-за этого на его плечах. Но встать и сделать что-то оказывается тяжелее, чем хотелось бы. У Узуя получается лучше. И он, конечно же, не собирается отдуваться за двоих. Приходится вставать.

Не найдя в себе наглости возмущаться или жаловаться, Ренгоку, подталкиваемый в спину, шагает на кухню, покачиваясь из стороны в сторону так, словно кто-то его за ниточки дёргает, а сам он не более, чем тряпичная кукла. Которая пытается угадать, найдётся ли у Тенгена что-нибудь съедобное. Не пить же на голодный желудок, в самом-то деле!

- Скажи, что ты не съел всю еду вчера вечером, - просит мужчина, с усилием отлепляясь лопатками от чужих рук, и направляется в сторону холодильника. Надежды у него мало, ведь вчера был вторник, последний день перед закупками в среду, а значит, скорее всего, дефицитный день. Кто-то бы сказал, что это странно, так тщательно следить за чужими запасами, но Кёджуро уверен: иногда присматривать за Узуем просто необходимо. Не то чтобы Ренгоку был весь такой молодец в быту, но у него есть Сенджуро. Положа руку на сердце, он уверенно может сказать: брат был дарован ему небесами, чтобы учиться от него хозяйственным делам. Не ребёнок, а золото. В отличие от старшего, которому явно недоставало сноровки в некоторых вещах. Тенген же за своими наплывами вдохновения и приступами дурости тоже периодически завидно бакланит.

На проверку оказывается, что еда в холодильнике всё-таки осталась. Глядя на пакет редиски, зелень и "попку" от палки колбасы, Кёджуро думает: "Штош". Кёджуро думает, надо загуглить ближайшую доставку. Но вслух говорит другое.

- Иногда мне кажется, что Кибутсуджи держит их в плену, - решив, что вытаскивать несчастную редиску на свет божий не имеет никакого смысла, он вытягивает из кармана телефон и садится за стол. Пока Узуй готовить пить, Ренгоку позаботится о том, что они будут есть. - Знаешь, держит на цепи, лупит, стращает, а потом отпускает на соревнования и разрешает отыграться за всё на свете. Вот они и злые такие. Ужас! Я думал, та девочка Камадо всё лицо повыцарапает! А их историк? Ты видел?

Вот это уже было личное, Кё даже нашел в себе силы возмущенно насупиться, поднимая взгляд на друга.

- Такое ощущение, будто он вообще не преподавать пришёл, а пытать детей. У них даты от зубов отскакивают раньше, чем до ума доходит, о чём вообще речь! И при этом никакой любви к предмету, одна зубрёжка!

Для Ренгоку, который каждое занятие старается превратить в приключение и заинтересовать учеников, это просто как красная тряпка для быка.

[status]никогда не пить - ментальному здоровью вредить[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/561449.png[/icon][desc]<a href="https://shakalcross.ru/viewtopic.php?id=763#p64960" class="link3">Ренгоку Кёджуро;</a> сегодня так — выходишь полусонным, наушники, билетик на проезд, и думать, думать! из чего же создан; с любовью или без — ты полон солнца. с любовью или без.[/desc]

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

+3

5

[icon]https://i.pinimg.com/564x/c7/b5/e0/c7b5e0bced0364b6fd6d0e45b18f37d3.jpg[/icon][desc]Well at least I got my friends
Like a lifeboat in the dark...[/desc]

Узуй тихо усмехнулся, наблюдая за шаткой походкой друга. Валяния на диване никогда не были их с Кёджуро сильной стороной. Даже во время посиделок дома они бесились, как малые дети. «Узнал бы кто из учеников… Сто процентов присоединились бы». Тенген слегка напряг руки, удерживая друга от падения и будто помогая переставлять ноги.
   На вопрос о еде Узуй почесал в затылке и протянул:
— Эээ, — не уверенный, что в холодильнике действительно осталось хоть что-то.
   Ренгоку иногда вел себя как курица-наседка. Узуй, конечно, согласен, что друг птица, или скорее птичка, но всегда — если подумать, с тех пор, как они познакомились — считал его скорее маленьким филином, но уж никак не кудахчущим недоразумением. Но мужчина, естественно, уже успел смириться.
   В принципе, Тенген терпеть не мог, когда его контролируют или говорят, что делать. Наверное, отчасти поэтому мужчина стал именно учителем рисования — максимальная свобода как в самовыражении, так и в действиях. С поправкой на учеников, конечно, и директора Убуяшики. Но последнего Узуй глубоко уважал как наставника. Ояката-сама принял его на работу с не самым блестящим послужным списком, в которым значились, кроме прочего, драки с другими учителями, а с малыми, как правило, было весело. Из каждого правила, конечно, существуют исключения. Например, в одном классе учился взъерошенный блондин, Агатсума, который боялся, кажется, всего на свете. Но бесил — до зубного скрежета — отнюдь не этим. Мальчишка возражал буквально всему, что говорил Тенген. Периодически — даже когда он давал задание всему классу.
   Узуй моргнул и понял, что каким-то образом уже стоит у стола на кухне, смотря в одну точку. Мужчина повел плечами, будто разминаясь, и поднял голову, открывая шкафчик, в котором — он надеялся — должна была стоять бутылка саке.
   …Если Зенитсу Агатсума был неприятным исключением, то Кёджуро — наоборот. Ренгоку — чуть ли не единственный человек в жизни Узуя, которому позволено если не все, то почти все. В том числе — говорить, что ему делать. Тенген уже перестал считать, — остановившись где-то на двадцати, — сколько раз Кё на пару со своим братом спасал его от голодной смерти, когда Узуй запирался в квартире создавать шедевр. Поэтому мужчина спокойно оставляет “раскопки” еды другу. «Все равно он лучше знает где там что».
   За размышлениями Узуй все-таки находит початую бутылку в глубине шкафчика. «Блестяще, почти полная!» Через секунду, уже разливая напиток в пиалы и слыша, что Ренгоку снова упоминает проклятого директора школы Двенадцати Лун, внутренне радуется, что выпивка есть. «Иначе пришлось бы за ней бежать». Потому что, кажется, сегодня без алкоголя им не обойтись. «Какая-то “особенная” среда в квадрате…»
— На-ка, выпей, и хватит нести чепуху, — Узуй практически вкладывает пиалу в руку Кёджуро, слабо усмехнувшись. В голове Тенгена яркими вспышками отображаются картины из “теории” Ренгоку, которая, если уж совсем честно, имеет свои основания. Опрокинув в себя первую порцию, мужчина добавляет, — он просто обыкновенный, ничего не умеющий служащий. И остальных выбирает себе под стать. А детям просто не повезло. Жаль, это понятно всем, кроме них самих. — Тенген вздыхает, подпирая рукой голову, тем самым немного взъерошивая распущенные, сейчас, волосы. Детей ему действительно жалко, но что, объективно, они могли сделать? Мужчина усмехается громче, снова наливая себе саке, когда в голову приходит не совсем… обычная идея, — слушай, а может натравим на них проверку? Может, реально найдут в их школе пыточную камеру?
   Друг, кажется, даже не слышит того, что говорит Узуй. Его пиала с саке так и оставалась нетронутой. «Опять в раж вошел». Периодически Кёджуро, чем-то увлекшись, загоревшись, мог говорить об этой вещи днями, иногда неделями напролет, совершенно не замечая того, что происходит вокруг. Об истории Узуй вообще старался не заикаться, иначе его ждала не то что лекция — устная монография с миллионом ссылок на разные источники. Это он понял, однажды послушав такую, как только они познакомились. «Давно это было…»
   Тенген прикончил вторую порцию и отставил пиалу в сторону, решая дождаться, когда Ренгоку “очнется” и присоединиться. Пить одному — не здорово.
— Да ладно тебе, Камадо крепкий малый, справился же, и без травм. Даже не применил ни одного болевого приема, — мужчина снова усмехается, вспоминая тот бой. Камадо всегда ему нравился своей целеустремленностью в учебе, а сегодня еще и доказал, что отличный боец.
   Услышав слово “историк”, Тенген демонстративно закатил глаза. «Опять двадцать пять». Хакуджи, или как его почему-то называли ученики, Аказа. После встреч со школой Двенадцати Лун разговоры Ренгоку и Узуя каждый раз неизбежно заканчивались темой “их историка”. Тенгена уже начинала раздражать подобная традиция.
— Кё… — устало протянул мужчина, надеясь, что друг все-таки обратит на него внимание. — Неужели ты еще не понял, что он очевидно чокнутый? Чокнутый, не как ты, — Узуй мягко улыбнулся, — а по-настоящему. Помешанный. Детям я сочувствую, честно. Они, наверное, ненавидят историю. Извини уж. Но Аказа… Его не изменить. Пора бы уже смириться. И выпить! — внезапно закончил Тенген, непроизвольно повысив голос, и снова пододвинул к Ренгоку пиалу. — Давай, за тобой две штрафные!

+2


Вы здесь » shakalcross » альтернатива » Chill out [kny!au]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно