эпизод недели: with the snow
пост недели:

Сидеть в четырех стенах — паршиво. Кисе в принципе не любил сидеть на одном месте, ему всегда нужно куда-то двигаться, что-то делать. Сколько всего Рёта перепробовал, прежде чем заняться баскетболом, который наконец-то будто что-то зажег в нем, заставил развиваться, совершенствоваться… Плевать даже, что на самом деле делать все это Кисе заставляло прежде всего стремление превзойти Аомине. По крайней мере, в самом начале. читать далее

shakal

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » завершённое » Есть такие дороги – назад не ведут


Есть такие дороги – назад не ведут

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Есть такие дороги – назад не ведут
Rengoku Kyojuro ✦ Akaza
https://i.postimg.cc/sfPDHFgF/photo-2022-03-25-12-10-42.jpg


Tell me your nightmares and fantasies
Sink into the wasteland underneath
Stay for the night, I'll sell you a dream

Или что будет если долго смотреть в бездну.


Отредактировано Akaza (2022-04-29 21:18:54)

+2

2

С того момента как он получил это задание, каждая ночь превратилась для него в одно гребанное нескончаемое путешествие. Именно Столпы вместе со всей компанией истребителей уже несколько столетий были больной темой для господина Мудзана, хотя сам Аказа никогда не испытывал к ним особой неприязни. Те с завидным упорством вырезали демонов, избавляли от самых слабых, недостойных той крови, что их обратила. А стычки со Столпами и последующее их убийство приносило несказанное удовольствие. Но сейчас охотники видимо чем-то сильно насолили господину, да так что Мудзан занервничал. А если он начинал раздражаться по какому-то поводу, то первой это на себе ощущала Дюжина бесовских Лун. До этого Луны никогда специально не выслеживали Столпов, дело бесполезное само по себе. Те сами периодически находили кого-то из них, гибли естественно смертью храбрых и глупых, но вносили хоть какое-то разнообразие. Третья Молодая так вообще встречал каждого Столпа с неприкрытой детской радостью, где еще как ни в схватке с сильным противником оценивать свои навыки и самосовершенствоваться, Аказа помнил каждого из них.

Ловить на живца, занятие скучное и даже оскорбительное для Высшей Луны, тем более для него, отчасти поэтому приманкой стала Первая Низшая (хоть на что-то сгодился этот мусор). Тот в прямом смысле курсировал ночным поездом, периодически поедая пассажиров, которым не повезло с рейсом. Как тому удалось слиться с составом и главное зачем Аказа даже думать не хотел, у каждого свои фетиши. Но Энму с задачей справился, исчезновения людей привлекли охотников, а после их пропажи следовало ожидать и визита на поезд Хаширы. И вот тут должен был появиться Аказа, естественно после того, как Низшая все запорит и сдохнет, спасать или помогать тому победить охотников он не собирался. Его раздражало это откровенное желание Энму подвинуть кого-то из Высших, выслужиться перед господином и если бы не задание, Аказа давно бы сам вывесил его на ближайшем столбе дожидаться утра. Тот видимо уловил враждебный настрой Высшей и с дружескими беседами не лез, на глаза не появлялся, никак себя проявляя. Но Аказа хоть и не видел, отчетливо его чувствовал, им воняло везде. Так себе маскировка, любой Хашира только сев в вагон почует демона. Хотя в этом как раз заключалось преимущество для самого Аказы, в этом общем демоническом амбре, распознать его, пока он сам не захочет, было практически невозможно.

Чтобы не привлекать лишнее внимание к своей демонической внешности, скрывать которую Аказа категорически отказывался, никогда не прячась за личиной человека, он выделил себе целый вагон. Он вообще никогда не стремился к пребыванию среди людей. Но потом понял, что никто не обращает на него никакого внимания, пассажиры, только недавно стоявшие на перроне такие полные жизни и эмоций, проведя некоторое время в поезде, становились безликими, мрачными, абсолютно безразличными к происходящему. Была ли это техника крови Энму или они просто подсознательно чувствовали опасность и безысходность, Аказа не знал. Но был уверен, тем кому удавалось добраться на этом поезде до точки назначения определенно начинали ценить жизнь сильнее. Люди. Слабые, подлые, трясущиеся за собственную шкуру, не способные к состраданию. Чем больше он наблюдал за ними, тем явственнее чувствовал внутри нарастающую ярость, непонятную обиду и еще что-то более горькое, засевшее где-то глубоко. Хотелось выдрать это чувство из груди или хотя бы размазать пару голов по стенкам вагона.

Несколько ночей бесконечного трипа, несколько пропавших охотников (тех кто были не такими жалкими и никчемными он убивал и съедал сам) и наконец Аказа почувствовал ауру. Этим вечером в поезд, несомненно сел Хашира, у демона даже зубы заныли от предвкушения, не говоря о переполняющем все нутро охотничьем азарте. Правда еще  оставалась Низшая Луна, так же рассчитывающая потягаться со Столпом, и вмешиваться в эти разборки Аказа не планировал. Если Низшая умрет, значит слаб, и называться Луной не имеет права. Третья не собирался показываться на охотникам раньше времени (то что Столп был не один он почувствовал сразу), сковывать действия Энму своим присутствием тоже не хотелось, поэтому он разместился в одном из соседних вагонов. Даже если Хашира почувствует что-то, все равно отвлечется на мелких демонов, служащими приманками.

Аказа был разочарован. Как и ожидалось от Низшей Первой Луны, тот дорожа своей драгоценной шкурой делал всю работу чужими руками. Это таким способом он хотел добиться повышения? От представления, устроенного Энму, тянуло в сон не только пассажиров, но и его самого.

Давно пора было перебить этих Низших. Ни на что не годное сборище поехавших неудачников. 
Слишком долго.

Раздражение неотвратимо переросло в злость. Высшая терял терпение -  рядом с ним, буквально руку протяни, находится Столп. А Низшая прячется и занимается каким-то гипнотическим мракобесием.
Аказа зашел в вагон в несвойственной ему тихой манере, не вынес дверь, не разворотил половину состава. Спящие пассажиры его не волновали, все его внимание было приковано к находящемуся здесь Столпу. Шестерки-помощники Энму, те кто был в сознании, свалили сразу. Как и ожидалось, идти на конфликт трусливая, но умная Низшая не собирался.

Демон провел пальцем по одной из веревок служившей видимо частью техники, и теперь без проводника утратившей свою силу. Скучно. Аказа легко запрыгнул на свободное сидение прямо напротив Столпа, несколько минут с любопытством изучая его и его учеников? Помощников? Детей с притязанием на охотников? У истребителей видно совсем дела плохи, раз они посылают на задания детей. Странно, что они вообще все еще живы. Слабые. Хашира напротив совсем другое дело. Теперь, когда Высшая в такой опасной близости, он наверняка почувствовал его, даже несмотря на технику крови. И скоро очнется сам, но Аказа слишком нетерпелив. Демон сильно подается вперед, почти перелезая через спинку, сокращает расстояние, шепчет на ухо совсем тихо:

- Просыпайся.

[nick]Akaza[/nick][status]Narcissistic Cannibal[/status][icon]https://i.postimg.cc/MpQSbn6q/b2d7be4ece21b20f4d2618c2ece423f8.jpg[/icon][desc]You must think I have a death wish leaving everybody breathless.[/desc]

Отредактировано Akaza (2022-04-29 21:13:12)

+4

3

Кёджуро снится дом. Снится избравший одиночество отец и брат, который изо всех сил стремится стать достойным наследником династии Ренгоку. Он не обладает выдающимся талантом, а клинок ничирин все еще не меняет цвет в его руках, но Сенджуро продолжает тренироваться и улыбается так тепло, что от нежности щемит сердце. Кёджуро снится дом. В нем нет матушки и нет особого уюта, лишь ее руками хранимого когда-то - потому как даже во сне Столп прекрасно помнит, как она умирала и насколько давно это случилось. Он чувствует смутно: происходящее неправильно, этого быть не должно, должно быть что-то другое. Нечто бесконечно важное, которое крутится в голове навязчивой мыслью, но не дает себя поймать. Как застрявший в ветках высокого дерева воздушный змей - машет хвостом совсем рядом, а не ухватишь. Да и не хочется так уж сильно, на самом деле. Ведь Кёджуро снится дом. Опустевший и не такой дружелюбный, как прежде, но все же родной, укрывающий семью и его самого от внешних невзгод. Самое безопасное место на свете. В котором сейчас неспокойно отчего-то, хоть землю носом рыть начинай. Иногда Ренгоку ощущает странное присутствие, но оно довольно быстро исчезает. Однако ненадолго: спустя какое-то время ему на смену приходит новое, совершенно непохожее и более опасное, разрушающее само чувствование дома до основания. Что-то происходит. Что-то не так.

Что-то не так.

Кёджуро хмурится, озирается по сторонам и рефлекторно тянет ладонь к рукояти катаны, которой на своем месте внезапно не оказывается. Брат замирает, вопросительно глядя на него - улыбается мягко, а затем шепчет не своим голосом, и голос его звучит как будто в самой голове.

- Просыпайся.

Ренгоку распахивает глаза, чувствуя себя так, словно из воды вынырнул за секунду до вдоха. То, что он видит перед собой, поначалу повергает в ужас - всего на мгновение, но он все же сковывает сердце ледяными тисками, - пока рефлексы не вытесняют его бесследно. Подстегнутый адреналином мозг разгоняется до предела в анализе обстановки: прямо рядом с ними демон, очень сильный демон, но Ренгоку спал и Камадо тоже почему-то не просыпается; судя по всему, в вагоне вообще нет ни одного бодрствующего человека на данный момент; теплая тяжесть Танджиро сбоку; навалившись слишком плотно, тот перекрывает нормальный доступ к мечу; да и простора для размаха здесь нет. Более того, даже если бы шансы обнажить меч были, Кёджуро бы это не спасло - на такой дистанции с врагом он будет убит в ту же секунду. 

А значит, сперва следует отдалиться.

В грудь врага Ренгоку бьет молниеносно, первостепенной целью ставя не навредить, а отбросить. Одновременно с тем - локтем сталкивает с себя Камадо и вскакивает на ноги. Пространство, устойчивое положение, меч. Этого пока достаточно с лихвой, хотя остро стоит необходимость сменить поле боя, ведь в пылу сражения могут пострадать мирные люди. Вне всякого сомнения, на этот раз быстро разобраться не выйдет.

Ведь перед Столпом Пламени во всей своей красе стоит Третья Высшая Луна.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

+4

4

Это будет превосходная ночь. Охотники на демонов во главе со Столпом. Сегодня он сорвал настоящий джекпот. Аказа уже и не помнил когда убил последнего Столпа, этот был определенно из нового поколения, слишком молод. И не смотря на возраст очень силен, его аура обжигала, и одновременно от нее в венах стыла кровь. Он разительно отличался от остальных. Единственные кто заслуживал внимания и уважения Третьей так это сильные противники. Только в схватке с ними демон видел путь своего самосовершенствования. И этот азарт, заставляющий забыть обо всем и думать только о противнике и его клинке –  это чистый неразбавленный наркотик, отказывать себе в котором Аказа не собирался. Но ему не нужно однократное удовольствие, он обратит Хаширу, и они будут оттачивать мастерство вечно. Или пока один не убьет другого.

У Третьей были свои принципы, поэтому его так вывели из себя действия Низшей, не вступающей в открытый бой. Наличие принципов у демонов в Дюжине было скорее исключением. Но именно поэтому охотники были все еще живы, хотя можно было просто убить их во сне. Это и проще и безопасней, так изначально и рассчитывал Энму. Было правда одно существенное «но», умереть во сне -  участь гораздо лучшая, нежели встреча лицом лицу с Аказой.

Резкий толчок прибивает его к соседнему сидению. Дерево жалобно застонало, покрылось трещинами, но выдержало.

Строптивый.

- Очнулся? Ну хоть шлепать тебя по щекам не пришлось, - демон встает, отлипая от спинки. Губы растягиваются в широкой улыбке, обнажая острые клыки, он даже не собирается скрывать невероятный восторг, – превосходная реакция, меньшего я от Столпа и не ждал.

Аказа чувствует себя полноправным хозяином положения, страх вообще для него понятие давно забытое. Но он знает, как трясутся руки у охотников от одной его давящей ужасом и обреченностью ауры. Хашира не боится, оценивает ситуацию, даже катану достал. Готов защищать, умирать за этих слабаков. Как же мастерски им промывают мозги. Он переводит взгляд на юношу в черно-зеленом хаори, тот все так же без сознания, как в прочем и остальные. Еще пара охотников дремлет с другой стороны, пацан больше похожий на воробья и нечто с кабаньей головой. Аказа чувствует еще что-то – демон в небольшом деревянном ящике рядом.

Интересно.

Оставлять долго без внимания Столпа нельзя, пусть он и в невыгодном для себя положении, может выкинуть какую-нибудь глупость. Третья, наконец, переводит на него взгляд и все так же улыбаясь кивает на катану:

- Подумай, прежде чем пускать ее в ход. Как видишь, я не собираюсь тебя убивать. Ведь это можно было сделать пока ты спал, - выражение лица Высшей меняется молниеносно, от улыбки не остается и следа, - я даже не тронул твоих маленьких подопечных, - он садится на уцелевшее сиденье, кладет правую руку на спинку и тихо барабанит пальцами по деревянному ящику.

- Меня зовут Аказа, кто я такой, ты и сам уже понял, - всем своим видом показывая Столпу, что сейчас опасаться нечего, демон делает приглашающий жест, - я просто хочу поговорить.

Ждать, что охотник моментально проникнется к нему доверием и у них завяжется дружеская беседа, было бы глупо. За многочисленные стычки Аказа привык к поведению Столпов, они все были предсказуемы, все давали одинаковые ответы и умирали. Но такого потенциала как у этого Столпа Высшая еще не встречал, тот определенно стоил того чтобы хотя бы не убивать его сразу.

- У тебя сейчас почти безвыходное положение, ты же не хочешь, чтобы твои обожаемые люди пострадали. И не люди тоже, - он чуть склоняет голову набок, довольная ухмылка снова появляется на лице, - единственная причина по которой вся ваша пестрая компания все еще жива, это ты. Я хочу чтобы ты стал демоном. Все просто. Мы уйдем, все останутся живы - прекрасный расклад.

[nick]Akaza[/nick][status]Narcissistic Cannibal[/status][icon]https://i.postimg.cc/MpQSbn6q/b2d7be4ece21b20f4d2618c2ece423f8.jpg[/icon][desc]You must think I have a death wish leaving everybody breathless[/desc]

Отредактировано Akaza (2022-04-29 21:14:19)

+4

5

Это совершенно точно не тот демон, которого чувствовал Ренгоку, расследуя дело поезда Бесконечный. В депо было другое, не такое давящее и гнетущее, не такое смертоносное. Да и, судя по характеру нападений на людей, правильнее было бы предположить, что там действует кто-то менее опытный. Кто-то более неосторожный: скорее всего, либо новообращенный, либо новопосвященный в Луны, стремящийся показать свою пользу Мудзану. Точно не обычный, потому что после исчезновения первых охотников на это задание были отправлены более опытные, но и они пропали без вести. Но чтобы Третья Высшая? Что-то не складывается. Есть ли время думать об этом? Нет.

Кёджуро хмурится, глядя на демона. Натянутый, как струна, он ждет атаки, но видит лишь вальяжный, ленивый интерес и полное отсутствие агрессии. Обманчивое, впрочем - безнадежным глупцом будет тот, кто поверит, будто один из ближайших приспешников Короля не желает крови заклятого врага. Спокойствие Третьей Луны не несет в себе ничего мирного, но различить подвох пока не получается.

- И о чем же нам с тобой разговаривать, Аказа? - спрашивает Столп, в уме прикидывая все возможные варианты уберечь пассажиров и младших охотников от угрозы. Демон очень близко, недопустимо даже секундное промедление, и на данный момент варианта для спасения всех найти у Ренгоку не выходит как ни крути. Но Луна интересуется им, и он использует этот интерес в собственных целях. Слушает. Оружие опускает, но продолжает крепко держать в руках.

И то, что он слышит, ему не нравится.

- Ты так уверенно об этом говоришь...

Самый верный способ оградить остальных от угрозы - вышвырнуть демона из поезда и сразиться снаружи, где никто не сможет ненароком попасть им под руку. Но это не решит всей проблемы, потому что люди спят. И охотники спят, хоть и должны были пробудиться в присутствии врага. Техника крови действует на них безукоризненно. Но чья она? Развеется ли с уходом Третьей?

- Тем не менее, - продолжает Ренгоку, - у меня нет никаких оснований тебе верить. Ты ведь не единственный демон на этом поезде, я прав? Даже если ты сдержишь свое слово и никого не тронешь, твой сообщник все еще останется здесь.

И вот он уже никаким словом не связан. Не то чтобы это как-то помешало и самому Аказе, ведь обещание демона не стоит ни гроша - за всю свою жизнь Столп никогда не слышал о честных принципах среди них, а исключения встретил лишь в тех, кому удалось вырваться из-под влияния Кибутсуджи и выбрать правильную сторону. Одно из них сейчас тихо ютится в деревянном ящике рядом с врагом - юная Камадо, устоявшая даже перед Санеми и его кровью. Проверять же искренность Аказы он не собирается, а согласиться на его предложение не задумывался даже на мгновение. Сейчас ему нужно лишь выиграть время и поймать подходящий момент. При условии, что враг и сам настроен на диалог, задача несколько упрощается.

- Да и с какой стати тебе предлагать подобное?

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

+4

6

Ну хотя бы не бросился на него сразу с воплями «изыди демон» как другие Столпы. Катаной размахивать тоже вроде не собирается. Сейчас Аказа и без техники легко прочитает его движения и мгновенно пресечет необдуманные действия, плюс положение Хаширы крайне невыгодное, навязанная схватка неминуемо приведет к жертвам. Что-что, а сдерживаться Третья не станет, ни вагон, ни сам состав не помешает ему разнести тут все в кровавые щепки вместе с людьми, охотниками и Низшей за компанию. Отвлекаться на то, чтобы кого-то случайно не убить он не станет. А вот для Столпа это будет проблемой.

- Конечно я не единственный, это ваше в ящике? – легкий кивок в сторону. Интересно давно ли охотники стали таскать за собой демона, не их демона. Совсем иная аура, непохожая, и запах почти чужой, несвойственный. Пахнет, так же как и мелкий охотник, который еще недавно мирно спал вместе с Хаширой, пока Третья не нарушил идиллию.
Кровное родство. Сестра. Ясно.

Не повезло тебе, сестренка.

Уж не поэтому ли взбесился Первородный, еще один неподконтрольный демон. Аказа знал, что есть одна мерзкая демоница, которая не подчиняется господину и уже несколько сотен лет прячется от них как трусливая крыса. Жаль в коробке не она. Он притащит эту девчонку к Мудзану за шкирку как нашкодившего котенка. Непослушных демонов следует наказывать.

- Смотрю Столпам не прививают манер? Или вы настолько высокомерны, что не представляетесь демонам? - Ничего не меняется, но Высшая привык сбивать с них спесь.

Все они начинают одинаково: неприкрытая ненависть, надменность и самонадеянность. Как бы не кричали истребители о своей святой обязанности защищать людей, Аказа видел только извращенный требовательный нарциссизм, толкающий их к смерти.
И заканчивают все одинаково: без спеси и заносчивости. Умирают за никчемные чужие идеалы, ради какой-то святой миссии или что им вкладывают в головы.

Их борьба уже изначально проиграна, это больше похоже на суицидальное развлечение. Человеку никогда не сравниться с демоном. И чего Третья никогда не мог понять, почему банальный эгоизм, в полной мере знакомый Столпам, не толкает их к тому, чтобы сменить сторону. Становясь сильнее, они отдаляются от людей, погрязают в одиночестве, как пастух что защищает стадо, перестает являться его частью. Так уж велико ли различие между пастухом и волками. Достаточно лишь сделать шаг во тьму и по сути ничего не изменится, стадо останется стадом. Чем эта сомнительная принадлежность к отребью, называющему себя - человек, лучше как минимум бессмертия, как максимум невообразимых возможностей, что дает проклятая кровь.

- Давай без прелюдий. Хочешь убить меня? – Аказа перестает барабанить по ящику, смотрит на Хаширу в упор, хищно и предостерегающе. Чуть подается вперед, снова улыбается так радушно, а тело уже сжалось смертельной пружиной – только дай повод. Пауза затягивается, в повисшей тишине стук колес разносится оглушительным грохотом. Чуть тише мерное дыхание пассажиров, возня демона в коробке, и еще слабее слышится сердцебиение охотника напротив, Низшая Луна находящаяся далеко и повсюду одновременно, Аказа фокусируется и контролирует все. А еще знает, что если сейчас атакует, то одним прыжком просто снесет Хаширу и прекрасная катана не поможет (если все же хватит реакции пустить ее вход), на этом их беседа закончится так и не начавшись. Столп это тоже понимает, поэтому медлит, оценивает, взвешивает. Благоразумно.

- Я так и думал, - напряжение отпускает резко, демон снова откидывается на спинку, как ни в чем не бывало. Вопрос о Низшей Луне он игнорирует, давать какую-либо информацию, гарантии и тем более что-то объяснять, Аказа не намерен. Тем более сам не знает, на чем завязана техника крови Энму, Луны не делятся своими секретами. Она не действует на демонов и этого достаточно.

- Знаешь в чем самое главное преимущество демонов? В возможности бесконечного совершенствования. Я прекрасно вижу твою силу и твой потенциал развития. Но человеческие ресурсы недолговечны, а в данной ситуации и сама твоя жизнь может внезапно оборваться. Я предлагаю тебе стать демоном, потому что ты достоин этого, – раздражающий шорох в ящике нарастает, девчонке явно не по себе от происходящего. Аказа пересекает ее попытки выбраться, без видимых усилий удерживая пальцами дверцу. Не сейчас.

- Дело даже не в выборе умереть или стать демоном. А ты умрешь. Глупо и бесполезно, ни за что сгинешь понапрасну. Мне банально жаль терять столь ценный… экземпляр. Твои предшественники видимо не понимали самой сути моего предложения. Возможно ты не только сильнее, но и умнее чем остальные. Тебя не ждет ничего кроме увядания и саморазрушения, - сколько раз он пытался донести до Столпов эту очевидную в своей простоте идею, - человеком ты никогда не сможешь достичь своего апогея, - Аказа замолкает на мгновение и внезапно меняет тему, - зачем вам демон?

[nick]Akaza[/nick][status]Narcissistic Cannibal[/status][icon]https://i.postimg.cc/MpQSbn6q/b2d7be4ece21b20f4d2618c2ece423f8.jpg[/icon][desc]You must think I have a death wish leaving everybody breathless[/desc]

Отредактировано Akaza (2022-04-29 21:14:32)

+4

7

В области живота ворочается, словно потревоженное существо, объемный покалывающийся клубок. Он расправляется с обманчивой ленцой, потягивается, задевая когтями стенки ребер, раскатисто урчит и повиливает хвостом - и по мере того, как сходит с него сонливость, этот клубок становится больше, заполняет все пространство изнутри, просачивается в кровь и кости, в само естество, чтобы стать единым целым с тем, в ком дремал столько времени.

Кёджуро очень хорошо знакомо это ощущение: будто оказался в запертой клетке с диким зверем внутри. Знаком растекающийся по крови адреналин, знакомо предвкушение близящейся борьбы и острое желание выжить, которое нередко становится одним из главных ключей к победе. Поэтому Кёджуро позволяет этому проникнуть в себя и побежать по жилам, но ни в коем случае не коснуться разума. Холодный рассудок - это то, что должно оставаться при нем всегда.

- Я Пламенный Столп, Ренгоку Кёджуро, - отвечает он спокойно. Вопрос о юной Камадо игнорирует точно так же, как Аказа не говорит о своем подельнике. Не то чтобы мечник ждал от него откровений, но демоны нередко ведутся на возможность прихвастнуть своим преимуществом перед врагом, наивно считая, что у человека нет против них и шанса. Говорят и говорят, пока не отсечёшь голову. Если это кто-то посильнее, то какое-то время умудрится поговорить и после, захлебываясь собственным пеплом, ненавистью и проклятиями. Сценарий почти всегда одинаковый. Но демонов, заинтересованных в диалоге, на опыте Столпа можно пересчитать по пальцам. Тех, кто не пришел с боем, и того меньше.

Кёджуро молчит, на очевидный вопрос предпочитая не отвечать: да, будь такая возможность, он бы уже попытался оттеснить Третью как можно дальше от людей. Но ему приходится наблюдать, замерев в ожидании подвоха или атаки - зверь в клетке сыт и спокоен ровно до того момента, пока не решит, что все-таки проголодался.

Острый взгляд на короткий миг слетает с лица демона и мажет по его пальцам. Выглядят те на деревянном покрытии почти снисходительно, почти ласково: сиди, девочка. Незуко давит на дверцу изнутри, коробка слегка покачивается, но так и не открывается. Не образуется даже щели. Ренгоку понятия не имеет, на что способна юная Камадо, однако не сомневается - Третья раздавит ее, как жука. И пока не разрешит ей, освободиться у нее не получится.

- Смертны мы все, - говорит Кёджуро, слегка хмурясь. Положение заложника ему совершенно не по душе, нутро щерится в желании наброситься на врага, который снова играет грязно. Впрочем, не новость. Эти монстры не ведают о чести. - Как люди, так и демоны. Ты не можешь обещать вечную жизнь, поскольку это заблуждение. Даже на сильнейшего демона однажды найдется тот, кто снесёт ему голову. Разве не потому каждый из вас столь страстно стремится получить больше силы? Вы страшитесь смерти точно так же, как и люди. Но как бы то ни было, бояться нет никакого смысла. Само рождение предполагает неизбежное взросление, старение и умирание. Это неотъемлемые части существования, и именно ограниченный запас времени придает нашей жизни настоящую ценность. И если мне не суждено достигнуть идеала, так тому и быть! Жалеть об этом я не стану. И становиться демоном - тоже.

Смена темы - как удар, молниеносный и уверенный. Столп отбивает не колеблясь.

- Ни за чем. Она просто наша.

И говорить это странно так, непривычно. Ренгоку ведь до последнего не желал соглашаться с тем, что Камадо не следует убивать. Скажи ему кто-нибудь хотя бы месяц назад, что Кёджуро будет загораживать демона - рассмеялся бы от души да спросил, не ударился ли собеседник головой. Но вот, они здесь, и ему до скрежета зубовного хочется отсечь руку, пленившую Незуко. Сколь удивительна и непредсказуема жизнь!

- И к разговору никакого отношения не имеет.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

+4

8

Наcчет «сильнее» Аказа был определенно прав, а вот «умнее» оставалось под вопросом, Хашира естественно, не колеблясь, отверг его предложение. Никто и не говорил, что будет легко. Хотя Третья искренне не понимал, почему охотники не соглашаются. Шанс стать демоном уникален. Никто в здравом уме не откажется от возможностей, что дает проклятая кровь. И расплата за которые незримо мала по сравнению с преимуществами. Так уж кем–то свыше заложено, чтобы существовать и развиваться демону нужно потреблять человечную плоть.

Аказа на дух не переносил низших примитивных демонов, убивающих ради забавы или самоутверждения, и если они попадались ему на глаза, то их ждала та же участь, что и жалких трусливых людишек. Слабодушные никчемные люди становились такими же демонами, чью человеческую натуру не смогла изменить проклятая кровь. Ни на что не способные, убогие в своей кровожадности, они только и делали, что привлекали ненужное внимание истребителей. Но даже такие, вызывающие отвращение демоны, были сильнее любого человека. А Столпы с их потенциалом и мощью вполне могли рассчитывать сразу на место в Дюжине. Стоящий перед ним в своем праведном гневе Пламенный так вообще мог подвинуть кого-то из Высших.

В чем не был силен Аказа, так это в философских наставлениях, не понимая, почему ни один из Столпов не соглашается стать демоном, он просто привык слышать отказы. А раз так, то судьба охотников всегда была одинакова – смерть. Возможно, господин Мудзан подходит как-то иначе к вопросу обращения, поэтому люди, даже несмотря на риск умереть, соглашаются. И раз обстановка сейчас такая подходящая, то почему бы не попробовать в убеждение, Аказа вполне может это себе позволить. Хотя до одури хочется проверить силы Ренгоку, на самом ли деле он соответствует тому, что демон видит в его неукротимой будоражащей ауре. Хочется окрасить ночь в багрово-красные тона, придать ей солено-металлический привкус человеческой крови, сделать ее переломной или последней для Пламенного Столпа Ренгоку Кеджуро.

Хашира озвучивает как будто заученный текст чужой воли. Ничего оригинального, но слова звучат иначе. И даже вызывают снисходительную улыбку Высшей, давно ему в лицо никто не говорил, что он чего-то боится.

- Не ты ли возомнил себя тем, кто снесет демону голову? Станешь первым кому удаться убить Молодую Луну? –  глаза Аказы хищно сузились, не предвещая ничего хорошего. Он снова нагло и беззастенчиво провоцирует агрессию, жаждет столкновения, стремиться к нему. Знает, что это не сработает, но не может отказать себе в удовольствии. – Или может демон в ящике попробует это сделать. Выпустим его? Посмотрим? Чью сторону примет ваш демон. Уверен, что либо сбежит, либо начнет жрать пассажиров. Тогда на одну проблему у тебя станет больше. И раз этот демон не имеет отношения к разговору, не против, если она еще немного посидит в коробке?

Последний вопрос звучит как утверждение, Аказа не собирается выпускать демоненка какой бы окраски она не была. Нет. Какую бы окраску ей не придавал Ренгоку. Став демоном ты можешь притворяться человеком: быть добрым, заботливым, даже любящим, можешь жить обманывая себя и окружающих долгие годы. Научишься обходиться без солнечного света, и только его ты никогда не сможешь игнорировать – иступляющий невыносимый голод. Именно он будет всегда напоминать, кто ты есть на самом деле, кем ты стал изменившись.

- Тебе несказанно повезло, я дам тебе возможность обдумать мое предложение. Бессмертие хоть и весомый плюс обращения, но не конечная цель. Если бы ты выбрал жизнь ради жизни, ты бы меня разочаровал, Кеджуро. В том, чтобы совершенствоваться нет ничего постыдного, в желании стать сильнее нет ничего недостойного, бессмертие лишь инструмент. Твоя сила происходит как раз из этого стремления, какими бы целями ты его не оправдывал. Способности демона просто в полной мере раскроют твои возможности вот и все.

Голос Третьей звучит тихо, почти теряется среди непрерывного стука колес, но он знает, что Хашира слышит каждое его слово. Безапелляционно озвучивает то, в чем сам давно убедился. Проклятая кровь, несомненно, изменит твою жизнь, но как именно каждый решает для себя сам. Даже демонам нужна причина существовать.

- Быстротечность бытия можно ценить и со стороны. Жалеть о своей жизни тоже не станешь? О том что не сделал, о том что мог бы еще сделать?– В голосе Аказы слышится неподдельный интерес, - не понимаю почему вы Столпы всегда упрямитесь. Ради чего умираете? Ради вот них?

Высшая скользит взглядом по спящим пассажирам: взрослые, дети, охотники – люди. Беспомощные, уязвимые, ничтожные, но с каким остервенением цепляющиеся за свою жизнь, готовые отдать на съедение демону друзей или семью лишь бы спасти свою шкуру, он видел таких достаточно.

- Готов жертвовать собой, защищать всех. И демона, что первым убьет, как только почувствует голод. И людей, творящих ради забавы такие зверства на которые способен не каждый демон. Вон тот невинный ребенок погрузил бы твой разум в безумие, - Высшая указывает на девочку сидящую без сознания прямо на полу, -  ее ты хочешь защитить? Если она очнется, то первая набросится на тебя. Сама. Без принуждения. Для нее – ты демон, отнимающий мечту.

Он не лукавит, знает наверняка. Видел уже этих детишек в деле, прекрасно осведомлен как именно они помогают Низшей питаться, сколько на их руках крови. Но так же знает, что Хашира упертый, что даже таких следует защитить от страшного демона. Это раздражает.

- Или быть может, этот достоин жить? – Чуть наклонившись, свободной рукой Аказа цепко хватает лежащего в проходе паренька, тащит за волосы вверх, приподнимая на вытянутой руке, легко как тряпичную куклу.

- Ты знаешь, что это добровольный помощник Низшей Луны? Что возможно именно сейчас он лишает разума твоего подопечного. Хочешь знать ради чего? – Злость лавой растекается по венам, жжет так что во рту пересыхает. Скрывать свою ненависть Третья даже не собирается, обнажает ее преднамеренно и демонстративно. Пареньку действительно повезло, что Аказа ухватил его не за шею, он бы уже раздавил ее в мясо, просто на инстинкте. - Вот она лелеемая тобой неотъемлемая часть реальности. Ценность твоей жизни! - Демон разжимает пальцы и отпускает, безвольное тело с глухим стуком падает на пол.

- Они не достойны ни спасения, ни сожаления. Так стань демоном, Кеджуро, найди себе более достойную причину существования. Поверь, здесь тебя ждет только разочарование, в итоге не сейчас, так через несколько лет ты сам придешь к этому, поймешь как напрасно ни за что отдавал себя за пустые идеалы. Только там ты сможешь в полной мере оценить жизнь, увидеть ее быстротечность, когда время потеряет для тебя значение.

[nick]Akaza[/nick][status]Narcissistic Cannibal[/status][icon]https://i.postimg.cc/MpQSbn6q/b2d7be4ece21b20f4d2618c2ece423f8.jpg[/icon][desc]You must think I have a death wish leaving everybody breathless[/desc]

Отредактировано Akaza (2022-04-29 21:14:46)

+4

9

Исчезновение чужого интереса к юной Камадо ощущается падением небольшого, но все же заметного груза с плеч. Возможно, Кёджуро не в праве утверждать, что в точности знает, как она поведет себя в той или иной ситуации, но ему достаточно уже увиденного и доверия господину Убуяшики, чтобы не сомневаться в лояльности демоницы. Та останется на стороне людей, однако Аказе этого знать не нужно. Реши он наказать предательницу, вовремя остановить его с такой позиции будет крайне сложно, а пока девочка рядом, Ренгоку несет за нее непосредственную ответственность.

Головой отвечает за каждого в этом поезде.

- Если вздумаешь напасть на пассажиров, - произносит он, - отсеку без сожалений.

Раз демон рассчитывает на откровенный диалог - вот ему простая правда. Кёджуро не боится ни столкнуться с ним в бою, ни погибнуть. У него есть долг, который он выполнит несмотря ни на что.

- Когда ты обладаешь неограниченными ресурсами, цель убавляет в значимости и перестает быть такой ценной. Стремление к силе подпитывается не только желанием завоевывать или защищать, но еще и тем, что пик наших возможностей доступен лишь на определенном участке пути. Поэтому мы так торопимся, поэтому трудимся изо всех сил! Однако, если эта дорога бесконечна, какая ценность новых высот? Какая важность? Какой смысл в стремлении? Особенно, когда перестаешь помнить, ради чего все начиналось. Став демонами, люди забывают самих себя, убивают даже родственников и друзей, не говоря о незнакомых, невинных людях... В это превращается их путь. Бесконечная дорога, на которой не знаешь, зачем до сих пор идешь и куда. В этом нет ничего ценного, только позор и забытье! Поэтому еще ни один Столп не пожелал принять твое предложение.

Ренгоку претит сама мысль о становлении демоном - своем или кого-то из товарищей. Он крепче сжимает рукоять меча, голос его тверд, взгляд упрям.

- Никто не способен успеть всего. Но в силах каждого успеть сделать все возможное так, чтобы не стыдиться на смертном одре! В этом сокровище жизни.

Позволив себе еще раз ненадолго отвести взгляд на привязанных к охотникам детей, Кёджуро в лице не меняется. Они не остались для него незамеченными изначально, но, тем не менее, это все еще дети. Потерянные и, скорее всего, не нужные никому, кроме самих себя. Как бы иначе согласились так легко губить других людей? Даже если бы девочка попыталась напасть, мечник не причинил бы ей вреда - он никогда не ударит человека, а тем более, ребенка. Сколько бы зла тот ни желал ему.

Демону таких вещей не понять.

- Отпусти его! - Предупреждает напрягшийся Кёджуро. Веревка, идущая от запястья мальчишки, болтается с каждым резким движением, но сам он не просыпается, даже не вздрагивает. Техника крови? Нет. В данном случае, скорее всего, дело в самой веревке. Такими же связаны все его подопечные, и охотник ни секунды не сомневается, что рубить такие путы нельзя. Как же тогда разбудить остальных?

Юный Камадо всхлипывает во сне. У него слезы градом, но лицо при этом выглядит удивительно спокойным. Умиротворенным. Лишь пальцы иногда напряженно вздрагивают.

- Я уже сказал, твое предложение меня не интересует! - говорит как рубит, ни капли не колеблясь. Невольно вспоминает об отце, что утратил веру и интерес к жизни. Разве может Кёджуро поступить с ним так? Разве может своим согласием подтвердить: все напрасно, нечего больше ждать? Оставить брата? Друзей?

Как посмеет он нарушить данную матушке клятву?!

От одной лишь мысли об этом гнев поднимается в груди, готовый вырваться наружу смертоносным потоком пламени - чистилищем безудержным, которое уничтожит все вокруг, пожрет, не оставив даже углей. Кёджуро не пускает, держит огонь в узде.

- Мои идеалы отнюдь не пусты, - но в голосе все равно порой прорывается, клокочет, рычит. - И я не желаю смотреть на поток жизни со стороны, я буду наблюдать за ним изнутри так долго, сколько смогу! И насчет этих детей ты тоже неправ, они заслуживают шанс, как и каждый пассажир этого поезда! Не тебе решать, кому умирать и когда! Ты сказал, я отдаю себя напрасно. Так что же, вечно прислуживать Мудзану, по-твоему, стократ важнее?

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

+3

10

Странно слышать рассуждения о ресурсах и бессмертии от того, кто этими ресурсами не обладает. Отвергает саму возможность, основываясь на каких-то нелепых человеческих доводах о стыде и позоре, о забытье. Все это ширма, которой люди отгораживаются от реальности. Человек смертен, он исчезнет вместе со своими эмоциями, чувствами, знаниями, опытом, силой и стремлениями. Жизнь рано или поздно закончится, ее быстротечность это скорее недоразумение, слепая прихоть природы, но Аказа знает, как этого избежать. Он предлагает Ренгоку путь, от которого тот упорно отказывается, спотыкается о моральные преграды, которые сам себе создал. Люди всегда все усложняют.

К чему такие трудности? Не будет ни сожалений, ни раскаяния. Какая разница, что было до? Сделать все возможное, прожить свою жизнь правильно, оставить свой след – это стены что в страхе перед смертью возводит человек, боясь осознать, что его не станет. Что его больше не будет. Никогда. Воспоминания ничто перед вечностью, не останется никакой памяти. Получив проклятую кровь, люди убивают не потому что забыли себя, а потому что не в состоянии больше сдержать то чудовище, что сидит в каждом из них. Конечно, есть еще иступляющий голод, но в итоге его можно научиться контролировать в отличие от собственной жалкой природы.

- Как будто люди знают, куда ведет их дорога. Куда она их приведет в итоге. - Живут так же бесцельно и глупо как и умирают. Да хоть сгори к дьяволу вся человеческая цивилизация – может быть вместе с демонами – одни этого достойны, другие хотя бы будут наблюдать из первых рядов. Аказа уж точно не упустит такой возможности.

Хашира еще молод и неопытен, напичкан пропагандой по огненную макушку, бескомпромиссно отрицает доводы, выгораживает людей, хочет дать им шанс на исправление. Смешно. Со временем он бы понял, что обманывал себя в своих надеждах на человечество. Высшая по-настоящему сожалеет, что этого времени у него не будет.

- Перестань отрицать их вину. Они умеют и любят убивать. Их не останавливает в этом даже кровная связь: муж, что до смерти забивает жену, мать, топящая своего новорожденного ребенка, родители, что продают своих детей в дома развлечений. Я могу продолжать очень долго. Таких тоже оправдаешь?

Конечно оправдает, использует вложенный самообман, докажет невиновность в угоду собственной совести. Ведь поставить под сомнение то, чем тебя пичкали столько лет очень трудно, для этого нужна смелость. А Ренкогу стоит перед ним полный ненависти, планирует как убить, как героически всех спасти и даже не осознает насколько сам близок к смерти.

До чего наивный.

Но не такой как другие. Дерзит, приказывает, показывает недовольство. О, недовольства в нем прям с лихвой.

Пусть и пытается в превосходство (надо же). Пусть и врет ему всем своим видом. Пусть врет себе.

Но Аказа знает, чего на самом деле стоит человеческая жизнь. Ее ценность - ничто.

Упоминание имени господина неприятно уязвляет. Совершенно неуместный вопрос, да еще в такой исковерканной форме. Первородный отдает приказы – Высшая подчиняется, такова суть вещей, абсолютная догма перед тем, кто тебя создал. Если ты в Дюжине бесовских Лун, то это накладывает на тебя определенные обязательства.

- Демоны никому не прислуживают, свободы у нас больше, чем ты можешь подумать. Сами и не подозреваете, что идеалы и цели умело вложены в ваши головы, человеком который абсолютно не видит значимости ваших жизней. Какая ирония, правда? Думаешь, исполняешь свой долг? Ты здесь, потому что тебя отправили на смерть – просто пешка в чужой игре.

Демон ухмыляется совсем иначе чем раньше, демон вспоминает зачем он здесь. Но все еще сдерживает себя, в отличие от Столпа он видит больше вариантов чем «убить или умереть». Не загнан в рамки чужой волей и сейчас осознает ценность жизни Хаширы видимо сильнее, чем сам Ренгоку.

- Можешь не переживать о пассажирах, я здесь не для того, чтобы охотиться. Я здесь чтобы убить тебя, потому что ты Столп, а я Высшая Луна. Такова реальность. Но я даю тебе выбор, Кеджуро. Мне больно осознавать, что придется лишить тебя жизни. Ты достоин большего чем человеческая жизнь и смерть. Твой потенциал безграничен. Так стань демоном, - протягивает руку вперед открыто, благосклонно, как ребенку что споткнулся и которому нужно помочь подняться, -  сражайся со мной вечно и становись сильнее вместе со мной.

[nick]Akaza[/nick][status]Narcissistic Cannibal[/status][icon]https://i.postimg.cc/MpQSbn6q/b2d7be4ece21b20f4d2618c2ece423f8.jpg[/icon][desc]You must think I have a death wish leaving everybody breathless[/desc]

Отредактировано Akaza (2022-04-30 04:01:53)

+3

11

В словах демона Кёджуро слышит своего отца, только вместо горького разочарования - будничная констатация факта, словно они обсуждают восход солнца на востоке и закат на западе. И доля истины в этой нелицеприятной фразе есть, лишь дурак станет отрицать.

- Люди действительно не ценят то, что имеют, - говорит Ренгоку, - и способны на страшные вещи. Рано или поздно им придется нести за это ответ, но не тебе и не мне быть им судьями. С уверенностью можно сказать только одно: не каждый из них плохой. На свете полно и добрых, светлых, отзывчивых... И этого достаточно, чтобы встать на защиту каждого. Потому что демоны не разбирают, хороший человек или нет, они просто едят тех, кто не может за себя постоять. Такое недопустимо! Именно поэтому охотники остаются на защите слабых и продолжат делать это, что бы ни случилось! В этом обязанность каждого сильного и в этом предназначение любой силы.

Кёджуро верит и не забывает об этой истине никогда. А еще не сомневается, что в глубине души она живёт и у отца, нужно лишь снова разжечь пламя в его сердце. Понять бы однажды, как это сделать...

- А в чем предназначение демонов? - он по-птичьи наклоняет голову, будто взгляд под другим углом поможет заметить и узнать больше. - В чем свобода? Вы убиваете беззащитных и ждёте приказов от своего господина. Мне довелось видеть множество ваших, которые тряслись в ужасе от упоминания лишь одного имени и умирали. Не от меча, а по воле Мудзана. Он уничтожал их сам, опасаясь за свою шкуру, и не помог ни одному. Вы умираете, он обращает новых. Умирают новые, он создаёт ещё. В этом весь смысл? Жить, пока приносишь пользу? К этому ты меня зовёшь?

Изменившееся настроение не ускользает от внимания Ренгоку, но он всё равно продолжает.

- Именно ты для чего живёшь? Для чего собираешь силу? - взгляд падает на протянутую ладонь. Не знай Кёджуро природы демонов и их уловок, то поверил бы, что это - помощь сочувствующего, умудрённого опытом существа, которое искренне сопереживает смертному. Стелет Аказа мягко: стань демоном, обрети вечность и свободу, забудь о любых заботах... Только вот под пышной соломой всё ещё стеклянное крошево - потеряй душу, обрети голод, стань убийцей и рабом. Сделайся тенью себя, самой чёрной и уродливой, какая только могла быть.

Искренне ли верит Аказа в то, о чём толкует, или же искусно лжёт?

Как довелось Ренгоку видеть демонов слабых, безумных и трусливых, так не случалось еще ни разу встретиться с демоном таким. Который не кичится, не гавкает, с пеной у рта пытаясь нагнать ужас, а с какой-то странной, дикой величавостью ставит себя в позицию благосклонного покровителя. Пришёл убить, но предлагает обращение, поскольку счёл Кёджуро достойным вечной жизни. О коей он не просил и не попросит никогда.

- Я уже сказал, мне твоё предложение не интересно, - нахмурившись, он поднимает взгляд на Третью Луну. Понимает, бою быть, ведь уйти ни с чем Аказа не согласится. Будь на то воля Ренгоку, его бы и не отпустил никто, но в данных обстоятельствах жизни пассажиров и второй демон гораздо важнее. Уйди тот сейчас, никто за ним не погонится. - И демоном я не стану ни за что. Этот разговор ни к чему не приведёт.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

+2

12

Более сотни лет Третья Высшая Луна не только ест людей, но и наблюдает за ними, иногда в процессе, иногда со стороны. Забирает жизни бесхребетных, безвольных, бессильных людей. Мужчин. Чьих-то сыновей, братьев, отцов, мужей не способных защитить свою семью, своих любимых, когда у них на пороге появляется демон. И они умирают на глазах у своих близких. Демону плевать, он не остановится, будет разрывать по кусочкам, пусть выжившие теряют разум в немом иступляющем ужасе.

И за сотню лет Третья Высшая Луна приходит к одному единственному выводу, ты можешь быть добрым и отзывчивым, но если ты слаб, любой может прийти и забрать у тебя то, что тебе дорого. Таких, не способных отстоять свое, можно причислять к «светлым»? А бывает так, что самые добрые и отзывчивые при определенных обстоятельствах ломаются, не выдерживают, изменяют своим принципам и идеалам. Разочаровавшись в себе или других, норовят утопить в своих комплексах еще кого-нибудь, кто окажется ближе, кто будет зависим, кто будет слабее. Это «светлый»?

Аказа убирает руку, недовольно хмурится, понимает, что озвучивать бессмысленно. Это не окажет нужного влияния. Тут и слепой увидел бы, что игра в «разочарование человечеством» проиграна демоном начисто. Была ли тому причиной искусная промывка мозгов (демонизация вмиг бы исправила это недоразумение), или у Ренгоку личная фобия, но по-видимому здесь его не сломать. Он упорно не хочет признавать очевидные вещи, для него и хорошие и плохие – все достойны жить, не демонам людей судить, не демонам их есть. Такое упрямство раздражает. Но он человек, у него есть слабости и уязвимые места, осталось их найти.

Плюсов у одних упорно не замечаем, на минусы других закрываем глаза. Хорошо.

- Не все демоны бегают по лесам с безумным звериным оскалом в поисках пищи, очень жаль, что ты сталкивался только с примитивными. Они не достойны жизни, так же как и слабые люди. Но ты не станешь низшим демоном, Кеджуро. Ты будешь сам убивать их, если захочешь, - он внезапно отвлекается, скользит взглядом по коробке, и ходить далеко не нужно, один прямо рядом с ними. Аказа все еще продолжает удерживать дверцу, что естественно не мешает ему продолжать столь милую беседу.

- Я ненавижу слабаков, - Высшая смотрит на  собственное отражение в окне, на отражение Ренгоку все еще не доверяющего ему, хотя демон сегодня бьет все рекорды снисхождения и терпеливости, - убиваю их без колебания, прежде чем те успеют совершить что-то ужасное. Такая уж у людей природа, всегда тянутся ко тьме, - он поворачивается голову к охотнику и снова улыбается всем своим видом излучая довольство, - я тоже в своем роде защищаю людей, только иначе, - провокация конечно очень посредственная, но явно веселит демона.

Многое из того, что он говорит правда, но многое из сказанного преподнесено в ложном свете, Третья столько же недоговаривает, сколько и лукавит. Хашира не верит всему, но что-то отрицать просто невозможно. Все равно многое потом потеряет для него значение, после обращения они все другие. Все меняются под грузом собственных ошибок, разочарований, боли или обиды. Проклятая кровь исправит все. И Аказа еще не видел ни одного человека, которому не о чем было бы сожалеть.

- Господин Мудзан дает нам возможность выбрать цель существования самим. В отличие от вас, смысл вам вкладывают с пеленок. Ты ведь наверно с детства рос с мыслями об охоте на страшных демонов, с малых лет под давлением чужого мнения, - Высшая снова серьезен и реагирует резко, он не любит говорить о господине, не понимает, чего добивается Ренгоку. Пытается вытянуть информацию? Но это глупо. Хашира не доживет до утра. Аказа никогда не подвергал анализу действия и тем более слова Первородного, тот всегда делает то, что считает нужным, даже если это убийство неугодного демона. Третьей не грозит сгореть синим пламенем при упоминании его имени, даже если тот что-то почувствует. Луны более свободны, они получают эту свободу благодаря своей силе. Но Аказа знает, что если не выполнит задание, то господин будет очень сильно недоволен.

Еще больше ему не нравятся вопросы, что задает Кеджуро, не то чтобы они как-то задевают, но звучат до странного неуместно и неправильно. Когда это Столп вот так интересовался смыслом жизни демона. Аказа впрочем, тоже никогда до этой ночи не пытался в дипломатию, полагаясь все больше на силу. Но решив попробовать, не рассчитывал, что вопросы начнут задавать ему.

Что ты задумал, Кеджуро?

Так вы заманили демона в свой ящик? Внушили ей какую-нибудь радужную основополагающую чушь о том, что предназначение всех на этой земле, заботиться друг о друге и защищать?

- Демоны, несомненно, сильнее людей, обязанность сильного избавлять этот мир от мусора, делать его чище. Мы - это естественный отбор, следующая ступень эволюции! - Аказа сам не понимает как так быстро и с чего завелся, - поэтому и я иду по пути самосовершенствования. Я должен становиться сильнее, чтобы.. – он вовремя затыкается, чтобы не сболтнуть «становиться сильнее». Сам же несколько минут назад говорил, как отвратительно жить ради жизни не имея цели, - чтобы убивать слабых.

Что-то царапнуло, неприятно прошлось холодом по затылку. Почему-то произнесенные слова кажутся жалкими. Достаточно заменить всего одно слово — и все встанет на свои места. В правильном и нужном порядке. Но мысль быстро пропадает, так и не обретя форму.

- Ты ведь силен, Кеджуро, определенно смотришь на остальных свысока. На тех, кого должен защищать. А если из схватки демоном ты выйдешь пусть и победителем, но никчемным жалким калекой?- Задает вопрос буднично и так же спокойно продолжает, - сначала твои родные будут тебя поддерживать, стараться помочь. Пройдет год или два. Как скоро ты станешь для своих близких и друзей обузой, Кеджуро? Смиришься с ролью безмолвного наблюдателя, не в состоянии помочь своим друзьям, умирающим от рук демонов. Как быстро ты придешь к мысли, что лучше бы умер? Начнешь ненавидеть себя, своих родных, друзей. И в один момент ты все же подумаешь об этом, подумаешь, а что если бы согласился тогда. И эта мысль, однажды посетив тебя уже не отпустит, станет навязчивой идеей, что съест заживо. Я предлагаю тебе не только стать демоном, я предлагаю сохранить твое мастерство и техники, я предлагаю сохранить того тебя, что сел сегодня вечером в этот поезд, -  Высшая упорно продолжает искать нужный ключ, пока это еще позволяет время.

[nick]Akaza[/nick][status]Narcissistic Cannibal[/status][icon]https://i.postimg.cc/MpQSbn6q/b2d7be4ece21b20f4d2618c2ece423f8.jpg[/icon][desc]You must think I have a death wish leaving everybody breathless[/desc]

Отредактировано Akaza (2022-04-30 04:07:38)

+2

13

Это ощущение схоже с чувством, когда улавливаешь подходящий момент для решающего удара - когда натягивается нить, влекущая клинок. Кёджуро внутренне ведёт носом, как почуявшая след гончая. Задел что-то, это видно по заострившимся чертам лица, по недоброму прищуру глаз и мелькнувшему в них презрению. Задел. Теперь бы правильно использовать это.

- Чтобы убивать слабых, силу наращивать не нужно, - говорит он. Едва ли понимает, что смотрит с хмурой враждебностью, но все же и едва заметным среди нее интересом. С чего бы? Неужто из-за Камадо захотелось узнать, как демоны мыслят? Как решают подчиниться или противостоять своей природе? Из-за чего, кроме страха, остаются служить ему? Аказа - первый демон, который не впадает в холодный ужас от упоминания своего хозяина. Аказа рассуждает и думает, будто его умозаключения абсолютно верны. Будто колено преклоняет он только по собственной воле и жизнью такой более чем удовлетворён.

- Это противоречит всякой логике, - продолжая, Ренгоку готовится к возможной атаке, подстегнутой вспышкой ярости. - Если бы ты убивал только слабых, то тебе не было бы нужды становиться сильнее. Но если для того, чтобы убить их, тебе необходимо больше, такими уж слабыми разве они были? И тогда получается, что ты убиваешь тех, для кого расчищал дорогу. Это бесконечный отсев и геноцид! Ничего более!

Но так же, как задел врага Ренгоку, так и чужой удар попадает по нему. Не смертельно, но неприятно. Ноет где-то на ребрах маленькое мгновение, напоминая, как действительно думал о таком варианте: не умереть, но и не спастись. Что Кёджуро мог предложить этому миру, кроме своих боевых навыков? Разве что знания для обучения нового поколения мечников. Это не мало, но и не столько, сколько Пламенный Столп привык отдавать обычно. Он представлял, как будет жить, лишённый многого - всего, - сможет ли вообще. Исход этих размышлений приходил сперва с легкой горечью, а затем со смирением.

- Если случится так, как ты говоришь, я продолжу отдавать столько, сколько в моих силах, - и Кёджуро в своих словах уверен. Пламя в его сердце не погаснет, покуда оно способно биться. Будет сложнее, тяжелее стократ, но разве пристало ему бояться? Ещё в раннем детстве Ренгоку пришлось выучить самый главный и тяжёлый урок: от судьбы не спрячешься. - И родных своих никогда не возненавижу!

Сколько бы целителей ни приходило к матушке, все они рано или поздно разводили руками. Сколько бы ни пропадал отец в поисках новых, ничто не помогло спасти Руку от смерти.

И если Кёджуро суждено доживать растерявшим прыть наблюдателем, так тому и быть. Он обязан оставаться сильным и согревать людей вокруг себя!

- Этим вечером я садился в поезд человеком, - мечник качает головой в решительном отказе. - Человеком, который помнит себя и доволен тем, кто он есть. Если хочешь сохранить это, прекрати предлагать то, от чего я в любом случае откажусь. Становление демоном меня не интересует!

Отредактировано Rengoku Kyojuro (2022-05-04 11:36:13)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

+3

14

Давно ли Высшая стал нянькой для Столпа? Пусть даже такого. Пламенного. Вопрос вполне логичный, и странно, что не пришел в голову раньше. А может Аказа изначально видел в нем то, что желает видеть? И теперь приходится признать, что ошибся с самого начала, и попытки в уговоры лучше оставить другим Лунам, он всегда справлялся с задачей и без разговоров перетекающих в самокопание. Пусть Хашира не бросается на него как другие, но причина тому явно в том, что его принуждают обстоятельства. Может ненависти чуть меньше. Но убьет демона не задумываясь, только дай шанс. Хотя до него Высшей не удавалось ни с кем вот так говорить, пусть натянуто, обостренно, не без фальши, но это все равно отличалось от тех стандартных диалогов с другими охотниками.

Да и сам Кеджуро стал более разговорчив, с чего бы, расслабился? Когда Аказа успел дать повод. Эта игра должна была быть с одним ведущим, а никак не обоюдные пасы в сторону друг друга. Тем более неприятно признавать, что некоторые подачи демон не может отбить.

- Ге-но-цид, – произносит, пробуя каждую букву на вкус, растягивая гласные, какое приятное слово. – Ты думаешь, я буду страдать над каждым убиенным ничтожеством? В моих действиях столько же логики, как и в твоем покровительстве. Защищать слабых говоришь? Для чего?

Ну же, Ренгоку. Зачем ты это делаешь? Не будь демонов, люди прекрасно справятся сами. Защищать людей самих от себя? Это все равно невозможно. Столкнуться с человеческой подлостью в жизни шансов больше, чем встретить на своем пути демона. На какие только мерзкие поступки не толкает людей зависть и осознание собственной беспомощности. Демоны ломают судьбы, потому что зачастую у них нет выбора, люди делают это по собственному желанию.

Он знает. Сам не осознает почему. Эта уверенность, возведенная Аказой в абсолют, это слепая ярость, что подпитывает его день за днем десятилетиями. Это оттуда. И видит дьявол Высшая совершенно не хочет знать, что является этому причиной. И не даст Кеджуро копаться в этом. В мире само появление демонов нелогично. И если бег по кругу в стремлении стать сильнее это его судьба, пусть будет так. Да и кто сказал, что Аказе не нравится убивать? Чувствовать превосходство над соперником, его страх, что оседает приятной горечью на языке, упиваться азартом схватки, смотреть в глаза врагу, нанося смертельный удар - это прекрасно. Да и оттачивать навыки лучше всего на практике.

А у нас как-то слишком много теории.

- Родных говоришь не возненавидишь, будешь отдавать что, себя? Что можно взять с того, кому будет нужен постоянный уход? Сломаешь жизнь близким, навсегда приковав их к своей постели? – Иногда слова не в состоянии пройти сквозь стену непонимания. Он достаточно старался, терпеливо объяснял, даже пытался понять, но видимо оставался слишком далек от того, что делает человека человеком. Демон с силой сжимает пальцы, и по деревянной дверце паутиной расходятся глубокие трещины. – Я могу превратить твою жизнь в кошмар, череду разочарований, из которой ты сам уже не выберешься. И никто тебе не поможет. Но ты ведь не ценишь собственную жизнь, так ведь. Она тебе не нужна, раз хочешь отдать ее демону.

Аказа медленно поднимается с места, лампы над головой начинают сбоить как по команде, возможно, это работа Низшей, почуявшей изменения, возможно просто случайность. Убирает руку с коробки, если демоненок так стремится выйти, то Третья не станет больше сдерживать.

- Защищать нужно не слабых, а тех кто тебе дорог, - Аказа впервые произносит «защищать» не с издевкой и насмешкой - разочарование, смешанное с чем-то более горьким и безысходным, что почти сразу растворяется в неизменном гневе.

Аккуратно перешагивает через парнишку лежащего на полу, жертва его внезапного приступа ярости, тот все еще жив, и это очень странно. Демон до сих пор еще никого не убил. Вскользь отмечает, что пол слегка изменился, «поплыл», приобретая иные очертания. Чувствует давление чужой магии крови. Это мешает.

Зашевелился, отродье демоническое.

- Ты не бог и не ангел, Кеджуро, - демон делает шаг навстречу, подходит ближе, исследует глазами, пытаясь казаться более равнодушным, более обычным, но получается откровенно плохо. Слишком он распалился, слишком многое задето, он непозволительно потерял контроль над происходящим.

Пора это исправить.

В любом случае, Ренгоку либо умрет, либо уйдет отсюда демоном.

- Ты не сможешь защитить всех, - Третья Луна теперь стоит почти вплотную, резко хватает лезвие катаны рукой, с силой зажимает, удерживая. Шаг вперед, еще один, холодная сталь режет кожу, размазывает кровь по клинку, но Высшая не отпускает, ведет по всей длине. Ближе, сжимает  яростнее с тем упоением в отчаянной злобе, на которую способен только не_человек.
 
- Хочу посмотреть, как ты убьешь того, кого должен защищать. Столп защищающий демона - абсурд, - он коротко смеется и легко отпускает катану, кровь сочится через открытую рану, тягуче стекает по пальцам и капает на пол, Высшая не торопится залечивать рану, хотя может сделать это мгновенно. - Или дашь ей убивать?

Чуть касается щеки Ренкогу, только чтобы оставить след, и слизывает кровь с ладони по-кошачьи демонстративно и художественно. Коробка уже открыта и Аказа чуть поворачивается, делает шаг в сторону, приглашающим жестом дает охотнику дорогу.

Делай свою работу.

[nick]Akaza[/nick][status]narcissistic cannibal[/status][icon]https://i.postimg.cc/KcQhgmYY/b2d7be4ece21b20f4d2618c2ece423f8.jpg[/icon][desc]you must think I have a deathwish leaving everybody breathless[/desc]

Отредактировано Akaza (2022-05-05 21:24:10)

+3

15

Кёджуро хмурится: перемен в чужом поведении столько, что в какой-то момент всё превращается в непонятное, неопределенное и непредсказуемое, но при этом какое-то... Интуитивно знакомое? Сложно сказать. Голос Аказы рокочет, оседая за ребрами стойким ощущением угрозы, которая в любой момент способна превратиться в смертельную, стоит лишь малейшей детали сместить хрупкое подобие баланса.

- Да, - легко соглашается Ренгоку, - ты мог бы сделать это. Но я тебе не позволю.

Не потому, что боится не выдержать. Не потому, что уверен в своей стойкости. А потому, что если так просто уступит, стоящие за его спиной погибнут. Такая цена Столпу не по карману, а разочарование - так уж ли оно ему незнакомо? С тех пор, как не стало матушки, Кёджуро бьётся с этим отвратительным чувством каждый день, снова и снова сталкиваясь с упёртым равнодушием отца, его упрёками и злой обидой на весь мир. Хашира душит разочарование в нём и разочарование в себе, потому что должен был вдохнуть в отца желание жить, но всякая попытка сделать это с грохотом проваливается. Кёджуро должен был заботиться и сделать всё, чтобы брату легко дышалось и хотелось мчаться навстречу мечтам и возможностям, которых старший лишён в силу долга первенца. Но Шинджуро пьёт, а Сенджуро ходит мышью в собственном доме и прибивает себя к нему, чувствуя, наверное, то же самое: не должно бросать семью. Но летел бы, летел бы лучше, свободен ведь. А Кёджуро позаботится об остальном. Постарается удержать то, что получилось не растерять и взвалить на плечи. Брату вместе с ним терпеть не обязательно.

Кёджуро с разочарованием в себе просыпается и засыпает, но не поддаётся ему - смысла нет. Нужно не жалеть, а идти к целям, пока есть силы и возможности, которые они будут всегда, пока бьётся сердце. Он свято убеждён. И он смотрит на Аказу пристально, почти тёмно в этой своей убеждённости: бросайся, грызи, колоти сколько хочешь - всё равно разобьёшься.

- Ты прав, я не бог и не ангел. Всего лишь человек, - легко и прямо, здесь нечего прятать. - Уязвимый и смертный, не способный исцеляться в мгновение ока... Но ты признаёшь меня и зовёшь с собой. И я не пойду, потому что люди в этом поезде беззащитны и даже не подозревают, что их собираются убить. Они спят, потому что демон напал тайком, со спины, и убить их собирается точно так же, подло и гнусно. Каждый пассажир этого поезда нуждается в помощи и дорог мне. И покуда в моих силах спасать людей от вашей трусливой жестокости, я ни на шаг назад не отступлю!

Ренгоку сжимает рукоять меча крепче и тянет вырвать лезвие из чужой хватки: острая сталь вспарывает кожу, он знает, что до кости, и знает, что Третьей Высшей на такие раны плевать. Аказа держит катану так сильно, что Кёджуро стискивает зубы в старании противостоять ему. Но демон делает шаг, второй, третий. Демон смотрит, а Хашира не отводит взгляд, в этом напряжении замечая разницу в росте лишь косвенно - в бою это сыграет роль. Но боя нет. Есть шаги и мёртвая хватка на мече, сверкающие в обманчивой улыбке клыки и с тихим рычанием перекатывающиеся по языку слова, мимолетное прикосновение к лицу.

И меняющийся поезд. Он и есть второй демон?!

Сразиться бы давно, и покончить бы со всем этим, ведь демон и человек никогда друг друга понять не смогут. Но нить, отделяющая их спор от чьей-то гибели, не рвётся, хоть и звенит натянуто. Так громко, что если прислушаться, то и в стуке колёс услышишь.

Ренгоку небрежно стирает чужую кровь с лица и отступает сам. Рукоять надёжно лежит в руке, с клинка капает, и ударить бы, и вышвырнуть бы прочь, хотя бы на крышах вагонов бой навязать, чтобы снизить риск. Слишком много времени потеряно за этим разговором, медлить больше нельзя и... Аказа сам предлагает ему помощь, даже о том не подозревая. Думая, что юная Камадо у них в плену. Думая, обрадуется, встретившись с сородичем.

Наконец-то открыв пострадавшую дверцу, девочка выбирается наружу и встревоженно оглядывается вокруг. Взгляд детских глаз сперва устремляется на Ренгоку и Аказу, на кровь и обнажённый меч, трансформирующийся пол, затем на тревожно мечущегося во сне брата.

- М-м? - вопросительно тянет она, глядя на Столпа, тонкие брови недовольно изгибаются. - М-м-м!

Но враждебно смотрит демоница не на Ренгоку. На Луну, в котором опасность чует.

- Пожалуйста, разбуди брата и остальных, времени мало, - впрочем, охотник тоже смотрит сейчас только на Третью Высшую. Вот теперь Кёджуро медлить не станет. Теперь будет бить, если Аказа лишь подумает тронуть Незуко или кого-то ещё. - Я же сказал, она наша и убивать людей ни за что не станет!

Говорить это непривычно, а верить - так странно...

- Боюсь, я не могу позволить тебе отвлекать меня еще дольше. Если пришёл убить, так попробуй, а коль не желаешь, уйди с дороги.

Кёджуро пришёл сюда убить демона, угрожающего людям. И он выполнит свою работу.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

+3

16

Как же его достали эти песни про всеобщее спасение. Как будто Хашира просто не способен объективно и адекватно воспринимать мир вокруг, продолжая гнуть свое. Рискованно? Сейчас очень. Сейчас ему самое время поменять мировоззрение и все переосмыслить.

Ведь люди пропадают на этом поезде регулярно, люди никогда не бывают одни, но проходят мимо, стараются не замечать. Так разве это мир или демоны жестоки и несправедливы? Или это люди чернят мир своим существованием? Всем все равно. А их страх узнать правду только усугубляет чувство несправедливости и темную пустоту, скрытую недолговечной людской оболочкой. Разве им есть дело до того, что здесь происходит, пока у них есть шанс выбраться живыми. Даже если бы все они были в сознании – ничего бы не поменялось.

Но ведь этого не вложить в чужую голову, заперто наглухо. Если только дверь с ноги вынести, может что изменится, но это не точно. Стоит ли озвучивать? Точно нет. Чем больше доводов, тем упирается сильнее.

Вся это возня с поездом не для того, чтобы накормить Низшую. Тот накачан под завязку кровью господина (странно, что все таки не сдох) для одной единственной цели – приманить и убить Столпа. И Аказа здесь по этой же причине, если что-то пойдет не так – довести начатое до конца. И вот парадокс, единственный кто здесь представляет угрозу для людей - это Ренгоку. Обоим демонам до тех нет совершенно никакого дела, но Третья ни за что не откажет себе в удовольствии попробовать в психологические манипуляции.

- Ваша может и не станет убивать, - не что бы Высшая ожидал увидеть неприрученного звереныша, демоны это не безмозглые одичалые хищники, бросающиеся на все что вкусно пахнет (не без исключений, но все же), да и коробка не закрывалась на замок снаружи, значит она вполне разумна. И все же кляп во рту – омерзительно. Выходит, не все так радужно с этим «она наша».  - А вот мой настроен серьезно.

И чего это вдруг Столп просит демона, доверяет ей. Аказа тоже на людей не бросается и что с того. Но эта не в его власти, скорее всего даже понятия не имеет как стала такой и что на самом деле из себя представляет.

Так из чего же сделана эта девочка?

Из одной любви и заботы быть может, что сдерживает сводящий с ума голод. Росла обожаемой дочкой-цветочком, помогала родителям, радовала близких. Дорога была им настолько, что теперь брат таскает ее на спине в деревянном ящике. Бережет от солнца, от демонов прячет, прививает любовь к людям. Но ведь под маской доброй сестры есть еще кое-что.

Из чего сделана девочка?

Из солоновато привкуса собственной крови на губах, чтобы затуманить приобретенные пугающие инстинкты, из саднящего нарастающего чувства чуждости к близким. Сколько ни отрицай, а разница с каждым днем между ними все критичней. Милая тошнотворно лживая внешность, под которой скрывается демон, как себя не обманывай.

- Думаешь, уместно в твоем положении предлагать мне тебя убить, - подавленный смешок так и не слетает с губ демона, - стоит ли оно того? Полагаю, ты и сам можешь ответить.

Воздух сгущается и будто начинает чернеть, стекает слизью с потолка, от чего стены и окна приходят в движение, создают отвратительный мираж, сокращают пространство. Вот-вот и раздавит тут всех, с оглушительным хлопком, точно зажатых между страницами книги бабочек.

Собственно, почему бы и нет?

Вот уж чего Третьей не отнять, так это безумного безрассудства, что глушит вместе с неистовым своеволием все инстинкты самосохранения. Его несдержанность далеко не слепая, свои возможности он оценивает вполне разумно. Вот ведь занятно выйдет, если Низшей совсем снесет голову, и он решит, что неплохо бы смотрелся на месте Третьей Высшей. Просто очаровательная ситуация.

- Моя славная приманка, Низшая Луна - совершенно отбитый демон. Он сейчас поглощает пассажиров по всему составу. Ты не желаешь, чтобы я тебя отвлекал.  Хочешь убить его? Валяй. Оставишь меня тут в одиночестве? – Аказа выдерживает недолгую паузу и с издевкой добавляет, – мне прямо таки льстит такая степень твоего ко мне доверия, Кеджуро.

Забавляло ли его сложившееся положение дел? Несомненно. Желания вмешиваться в чужую технику не было, он и общего ничего не хотел иметь с этим отбросом, который начал вести свою игру. Пусть забирает это слабое, безвольное, отупевшее стадо, что само набилось в желудок демону. Но Аказа не даст Низшей и пальцем коснуться того, что принадлежит ему.

Ты же со мной согласен, Ренгоку?

- Пока ты еще не сделал ничего, за что пришлось бы заплатить высокую цену, - в груди щекочет иглами, настолько стремительно все становится хрупким и ненадежным. И эта неизбежность почему-то его задевает. Ответить себе труднее. Это так глупо. Наивно. И нелепо признавать, что Третья Луна впервые чувствует внутренне расположение и интерес к противнику.

- Тебе. Каждый. Дорог. – Не переспрашивает, лишь катает каждое слово на кончике языка, ставит акцент на каждом. - Это же хорошо. Уйди со мной, стань демоном. И ты всех спасешь, Кеджуро. – Аказа требователен, сам уже походит на натянутую струну, пока магия неумолимо разрастается грязным пятном под ногами. - Разве это не малая цена их жизни? Нельзя бесконечно избегать выбора, тебе придется его сделать, – в голосе мелькает раздражение, иглами скребет по ребрам с новой силой, изнутри царапает кости.

- И я вроде не давал разрешения кого-то там будить! – отвлекается моментально, вспыхивает бешенством, хватает за шкирку первого попавшегося (мужчина, щуплый и тощий как палка – то что нужно) и свободного бросает его сторону демоницы, почти сбивая ту с ног. - Компромисса не будет, если ты продолжишь упираться, - гнев уходит так же быстро, Высшая возвращается к начатой теме как ни в чем не бывало, даже дыхание не сбил, снова не сводит с Хаширы глаз, - мы лишь теряем время, для тебя оно на вес.

[nick]Akaza[/nick][status]narcissistic cannibal[/status][icon]https://i.postimg.cc/KcQhgmYY/b2d7be4ece21b20f4d2618c2ece423f8.jpg[/icon][desc]you must think I have a deathwish leaving everybody breathless[/desc]

+2

17

Ренгоку реагирует быстро. Хоть пространство для манёвра и ограничено, всё равно успевает смягчить чужое столкновение. Камадо тихо мычит и возится, когда Кёджуро помогает ей уверенно встать на пол, ни на мгновение не отводя взгляд от демона перед собой. Время сейчас действительно на вес. Вагон обрастает плотью, поезд шатает, но он продолжает свой ход, пока смертельная угроза нависает над пассажирами всё острее. Ещё немного, и полоснёт по горлу.

- Уведёшь меня, и спасти их будет некому, - говорит Хашира. Как бы сладко ни говорил Аказа, причин доверять ему нет, кроме той, что до сих пор он так никого и не убил. Не покалечил даже, несмотря на резкость в его сторону. Но Третья - не единственный. А еще Третья - демон. Один из тех, кому не ново обманывать и хитрить. Но почему-то кажется, что Аказа слово своё сдержит. Это предчувствие не укладывается в привычную систему координат, втискивается туда, занимая место вопреки всему устоявшемуся, раздвигая рамки под себя. Посылая отголоски диких выводов бежать стаей мурашек вдоль хребта. Может, Аказа и не торопится нападать. Может, он и уйдёт, так никого не тронув.

Но как поступит второй?

- Ты ведь сам сказал, твой приятель не настроен шутить.

Словно в отклик на мысль, от стенок вагона со всех сторон начинают тянуться толстые отростки. Клинок охотника вспыхивает пламенем, отсекая те, что тянутся к людям на ближайших сидениях. Рядом с Третьей и за его спиной они тоже есть, но огибают демона, как будто опасаясь даже воздух слишком близко к нему потревожить. Впрочем, это никак не мешает им опутывать спящих людей. 

Вагон вздрагивает, запах горелой плоти забивается в ноздри.

Камадо позади Кёджуро рычит, а её голос начинает меняться. Хочется обернуться, но охотник сдерживается, насильно напоминая себе: не тронет. Доверять демону не так уж просто, когда привык их только убивать, а двоим - ещё тяжелее. Как бы ни претило это знание, но Аказа требует от него именно доверие. И сделку. Одна жизнь взамен двух сотен. Уговор неслыханной выгоды, если не думать о том, что после обращения Ренгоку заберёт в разы больше.

Но время, время, время. Оно утекает сквозь пальцы, и главное сейчас - выиграть его как можно больше, раз уж сплоховал и упустил так много. Дальше можно будет разобраться по ситуации. Не здесь, не сейчас, когда Кёджуро не может даже вполсилы ударить, рискуя навредить спящим и только рассмешить Третью Высшую Луну такой атакой.

- Помоги мне спасти всех этих людей, и я пойду с тобой, - чеканит Столп. Слова на привкус оказываются кислыми сродни рвоте, с трудом проталкиваются наружу. Ренгоку произносит их без сомнения, но всё его нутро сопротивляется и колется на такой способ не дать другим умереть. - Но лишь после того, как им перестанет что-либо угрожать. Ни секундой ранее!

Сейчас для Кёджуро только это имеет важность - сохранить жизнь младшим товарищам и пассажирам поезда. Всхлипнув во сне, дёргается на сидении Танджиро, и Хашире не нужно оборачиваться, чтобы знать: сестра бросилась к нему. Но на сей раз помешать ей охотник не позволяет, загораживает даже от взгляда.

Смотри на меня.

- Время на вес! - Напоминает он, восходящим ударом перерубая пару новых отростков. - Где его шея?!

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

+2

18

Кто бы сомневался. Высшая хмыкает про себя, но не двигается места, почти отстранено наблюдает за тем как Ренкогу поддерживает демоненка, помогает встать.

Далась этой никчемной дряни твоя помощь.

Мелкая тварь, что трусливо прячется за спиной охотника, смеет скалить на него зубы, действует на нервы. Демону так сильно хочется раздавить ей голову как спелый орех, с надлежащим треском и глубокими трещинами по черепной коробке, что сдерживаться все труднее. Она мешает, досаждает тем, что отвлекает внимание Столпа. А ведь ему попался такой странный Хашира. У каждого свой смысл существовать, несмотря на то, что Аказа считает защиту людей сейчас занятием глупым, но видимо тот не уйдет пока есть угроза для жизни пассажиров. Возвел свою цель в абсолют и даже демона бросается спасать.

Вот ведь упрямый.

Целеустремленность похвальна, но нужно разумно оценивать обстоятельства. Жизнь сложная штука, это даже демону понятно, пусть их взгляды не совпадают, пусть их мнения кардинально разняться, но без компромисса не продвинешься вперед. А Кеджуро упирается, знает что в откровенно скверном положении, тут бы о себе подумать, как выжить и спастись. От страха свою жизнь потерять давно бы согласился демоном стать, но нет же, даже не думает. Может не понимает, кто перед ним, почему Аказу называют Высшей Луной. Ведет себя не то что на равных с ним, нагло требует, ультиматумы ставит.

Третья на самом деле не может поручиться за будущее людей, он и сам не знает намерений Энму, убьет здесь всех и только сильнее станет – похвальное желание для демона, вполне разумное. Тем более если Аказа сейчас заберет Столпа, облегчит тому в разы задачу. Кроме Ренгоку тут еще и охотники, убьет их, получит дополнительный  бонус от Мудзана. Все же нужно было дождаться, чем закончится противостояние Хаширы и Первой Низшей, но Аказа поторопился, не удержался и теперь сам оказался в весьма интересном положении.

Как же славно.

Внезапное и непривычное слово «помоги» заставляет чуть ли не вздрогнуть, вгрызается в рассудок своей чужеродностью. Аказа знает как умоляют о сострадании, как боятся за свою жизнь, как предают близких. Определенно просить о помощи демона может только исключительный охотник.

Позволить Столпу манипулировать Третьей Молодой? Немыслимо. И когда все успело так далеко зайти? Но ведь это Кеджуро люди важны, чтобы все живы остались, домой вернулись, существовать бессмысленно продолжили. Третьей все равно, не эти сгинут, так другие умрут, от рук демонов, от рук людей, от стихийных бедствий. Это пища не более.

- Думаешь хоть кто-то из них, - кивает в сторону, -  скажет тебе «спасибо»? Вспомнит о твоем существовании? Дело твое, – ловко хватает один из скользких отростков, омерзительно тянущийся с потолка вниз к людской плоти, сжимает пальцами сильно, давит как спелую ягоду. Стряхивает слизь с пальцев и мельком бросает взгляд в почти затянувшееся окно (сколько они уже здесь?). Игра может затянуться, Аказа совершенно не хочет оказаться зажатым во временные тиски так же как сейчас в них стеснен Кеджуро. Не удивительно, что Низшая начал действовать активно и открыто, не понимая, почему Высшая Луна все еще медлит.

- Пойдешь со мной, значит? – он почти вплотную приблизился к Ренгоку, изучая того несколько коротких мгновений, взвешивая все «за» и «против». Насколько легче было просто вырвать его сердце одним стремительным рывком, доложить господину о выполненном задании и продолжить жить как раньше, снова отдаваясь тренировкам в ожидании следующего противника, как делал это десятки лет до этого.

- Насколько охотники самоотверженные я вижу, насколько они честны, еще не представлялось шанса убедиться. Если ты солгал, то не только сам поплатишься жизнью. Я найду и выпотрошу каждого из этого гребаного поезда, неважно сколько времени у меня на это уйдет.

Стоит ли говорить, что происходящее в поезде Высшую не заботит совершенно, единственное чего он не может допустить так это вернуться к господину ни с чем. Затянувшиеся поиски цветка итак плохо сказываются на его репутации, заставляя Первородного нервничать, а невыполненное задание обойдется очень дорого Третьей.

- Следуй за мной, - проходит мимо, задевает Хаширу плечом, скользит взглядом по демонице, пересиливая желание остановиться и снести той голову. Терпение не его сильная сторона, но он все равно получит то, что желает, ее голова на блюдечке как раз входит в список. Этой паршивой овце нет места среди них, издеваться над ее демонической породой людям он тоже не позволит.

Приходится применить силу, чтобы открыть дверь в следующий вагон, обстановка в нем намного плачевней. Аказа сомневается, что Ренгоку успеет разобраться с Низшей, до того как тот поглотит пассажиров, но вслух мысли свои не озвучивает, это не его проблемы.

- Если бы мы сейчас прогуливались, допустим, внутри живого существа, - проходится рукой по мясистой живой субстанции, растирает между пальцами прозрачную слизь, - и находились предположительно в его хвосте. То где, по-твоему, была бы голова, Кеджуро? - Следующую дверь выбивает уже с ноги, заросла настолько что и ручки не найти, та отлетает внутрь вагона срываясь с петель, сносит несколько отвисших отростков, кувыркается с грохотом по вагону и приземляется с противоположной стороны.

- Низшая и поезд - единое целое… - электричество сбоит не переставая, вот-вот грозя погрузить все в ночную тьму. Аказа раздумывает недолго, прежде чем продолжить, - он не может перемещать себя по составу, изменять свою базовую физиологию. Найти шею не проблема - где сходится туловище поезда и его голова, что тянет все эти вагоны. Трудность состоит в том, что Луна не даст тебе вот так просто отрубить себе голову.

В этом Третья не сомневается, как и не сомневается в том, что это низшее отродье чувствует, слышит все что происходит. А значит уже в курсе, что Хашира идет за ним, в курсе, что Высшая приложил к этому руку. И сдерживаться теперь не станет. Смерть Энму будет чувствительна для господина Мудзана, все же это Луна, вся Дюжина имеет более тесную связь с ним, но так уж устроена жизнь, слабые умирают от тех, кто сильнее. Ренкогу несомненно убьет Луну, Аказа не никогда не ошибается в оценке сил своих противников.

[nick]Akaza[/nick][status]narcissistic cannibal[/status][icon]https://i.postimg.cc/KcQhgmYY/b2d7be4ece21b20f4d2618c2ece423f8.jpg[/icon][desc]you must think I have a deathwish leaving everybody breathless[/desc]

Отредактировано Akaza (2022-05-24 19:19:12)

+1

19

- Это неважно, - Ренгоку занимается истреблением демонов не за благодарность и уж точно не за славу. Он делает это потому, что должен. Потому что дал обещание и будет держать его до самой смерти. Спасённые люди и есть его награда. Они да возможность вернуться домой. Демону этого не понять никогда.

Смотреть в глаза Аказы неприятно. Они похожи на большие старинные бусины - неестественный цвет, напоминающий трещины узор, иероглифы на жёлтых радужках. Если бы не жизнь, отражающаяся в них, демон был бы похож на диковинную куклу. Сломанную когда-то, но отремонтированную сумасшедшим мастером, который решил добавить свои штрихи. На фоне тёмных полос кожа кажется ещё бледнее, удлинённые клыки и оскал придают аккуратному лицу животные черты. Они накладывают свой отпечаток, но единственное, что снова и снова бросается во внимание - глаза. Такие живые и такие нечеловеческие одновременно. Кёджуро смотрит в них не моргая, ожидая разглядеть уловку. 

Но её не следует.

Аказа принимает правила игры. Или это Ренгоку соглашается на его условия. Как вернее - непонятно, но и думать об этом некогда. Пока демон ведёт его вперёд, мечник наносит удары по отросткам, мешая им дотянуться до людей. Из-за них же и самому сдерживаться приходится, ведь если выложиться на полную, поезд сойдёт с рельс, а пассажиры пострадают. Всё, что остаётся, это максимально травмировать врага, чтобы выиграть время.

Попытки Кёджуро отвоевать каждого в этом поезде пахнут серой и палёным мясом, а надежда отдаёт шершавой сухостью во рту.

Несмотря на то, что Хашира занят обрубанием выползающих щупалец, слушает он внимательно. И дважды повторять ему не нужно. Недостающие фрагменты информации занимают своё место, дают взглянуть на картину происходящего полностью. Раз поезд действительно и есть демон, плохи дела. Ренгоку надеется, что Незуко разбудит остальных и поможет перекрыть хотя бы три-четыре вагона - на большее юных охотников хватит вряд ли. Но если действовать быстро, даже этого будет достаточно, чтобы избежать максимальных жертв.

- Значит, нужно к локомотиву, - коротко заключает Хашира. Ему не встречался ещё ни один демон, который хотел бы умереть и не сопротивлялся, встретив охотника. Так чем этот отличается?

Вальяжное поведение Третьей неимоверно раздражает, но ещё больше выводит из себя необходимость оставить его позади. Будь здесь Санеми, сам бы прикончил Ренгоку - из милосердия к умалишённому, ведь только такой спину врагу и подставит. Но Санеми здесь (к сожалению или счастью) всё-таки нет. Кёджуро легко огибает Аказу, который как нарочно медлит, и отсекает еще пару отростков, на сей раз вкладывая немного больше силы, чтобы повредить наростам на стенке вагона.

Глубокий вдох, медленный выдох, больше опоры на ноги, занести меч - не вкладывать слишком много, но не сдерживаться слишком сильно, чтобы хватило на прорыв. Четыре вагона, восемь заросших дверей. Ничего, что у него не получилось бы преодолеть.

В мгновение ока Столп срывается с места, расчищая себе путь. Наносит ударов попутно так много, как только возможно, и поезд снова содрогается, мощнее в разы, и ещё разбери, от чего сильней: от атаки или скачка. Не проверяя, последовал за ним Аказа или нет, Кёджуро покидает вагон, и первое, что он видит, оказавшись снаружи, это множество устремившихся к нему рук.

Дыхание Пламени. Четвёртый стиль.
Волна цветущего пламени.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

+1

20

Вроде бы демон за всеми своим речами забыл сказать Ренгоку, что никогда не встречал пламенного, и много отдал бы чтобы увидеть того в действии, хотя тому не мешало бы яркости чуть подубавить. Аказа знает, что Хашира себя ограничивает, старается не задеть никчемных людишек, не сделать из них случайно вкусный шашлык на радость обоим демонам. И хотя охотника уже нет рядом, но воздух от примененной техники все еще звенит и обжигает, насколько же мощной она была бы, если бы Кеджуро ударил в полную силу.

А ночь перестает быть томной.

Облизывает пересохшие губы и снова довольно улыбается. Может все идет не совсем обычно, но довольно забавно. Лишенная маневренности Низшая Луна, знающий куда бить Хашира, демон пытающийся в человека, мелкие в бессознанке охотники, и Третья Высшая не только до сих пор никого не убившая, но и допустившая, чтобы все так далеко зашло. Как бы ему не пришлось долго и болезненно за все это объясняться.

С другой стороны, чем быстрее отрубят голову демону, тем быстрее развеется магия крови, тем выше шансов, что выживет больше людей. Все будут спасены. Аказа выдаст Ренгоку нагрудный орден за храбрость и заберет с собой, выполнив поставленную задачу. Пусть немногого не так как требовал того господин, но в целом какая разница, умрет Кеджуро или обратится в демона, в стане врага так или иначе будет на одного Столпа меньше.

Огненная аура ощущается уже не так ярко, доходят только отголоски применяемых техник. Все же Ренгоку решил оставить его в одиночестве, выбрал между двумя демонами того, кто по его мнению сейчас представлял большую угрозу. Может он и прав, а возможно фатально ошибся. Магия вокруг сгущается, становится плотнее, почти осязаемой и вязкой, пульсирует от каждого движения, как же хочется разнести к чертям все вокруг, чтобы только не находится внутри всего этого обезумевшего цирка. Однако поглощение пассажиров заметно замедлилось, фокус Низшей быстро сместился на Столпа и защиту собственной персоны.

Значит Хашира уже на месте и Высшей нужно поспешить, чтобы не пропустить самое интересное. Он делает пару шагов вперед и случайно цепляется взглядом за щуплую фигуру девочки рядом - выглядит тошнотворно жалко, задыхается под красно-бурой слизью, что почти полностью покрыла лицо, еще немного и проникнет в горло, стремясь заполнить собой легкие. Тело уже сотрясают мелкие спазмы, но даже инстинкт самосохранения не в силах развеять магию крови. Умрет от удушья еще до того, как Низшая ее сожрет. Может вот так задохнуться во сне и лучше, чем смотреть в глаза демону, испытывая дикий ужас от осознания близости смерти.

Аказа замирает и оборачивается, смотрит туда, откуда всего несколько минут назад он пришел сюда вместе с Регоку. Воздух там дрожит от применяемых техник, иных, более слабых, не таких ярких. Конечно, оставленная ими демоница начала действовать, и теперь он находится в живом нутре демона между Столпом и охотниками. Один хорошо сконцентрированный удар Высшей поменял бы обстановку кардинально, это стоило того чтобы насладиться тем, как Энму будет выдирать себя из покореженного куска металла, и если не успеет до рассвета, то сгорит в своем панцире. Но и Ренгоку стоил того, чтобы демон воздержался и хотя бы не усугублял ситуацию. Хмыкнув, он разворачивается и направляется вслед за Хаширой на ходу, ловким движением, убирает слизь с лица мелкой девчонки, уравнивает шансы, дарит ей еще несколько минут жизни, пока слизь не разрастется снова. Возможно, ей повезет.

В следующих вагонах, где прошел Кеджуро все намного лучше, но гарью несет нестерпимо. Ближе к первому Энму отчаянно пытался нарастить массу, сейчас очевидно стягивая все силы к своему уязвимому месту. Третья вываливается наружу через огромную дыру там, где была дверь, холодный воздух ночи приятно бодрит, и демон делает глубокий вдох, прежде чем в один прыжок забраться на крышу вагона. Сверху наблюдать за огненными всполохами гораздо приятней, раз уж ему достались билеты в первый ряд, было бы преступлением отказывать себе в столь увлекательном зрелище.

- Ты бы ускорился, Кеджуро! – Садиться по-хозяйски прямо на козырек, склоняет голову чуть вбок и хищно прищуривается, - это всего лишь Низшая Луна.

Последнюю фразу произносит в полголоса, с сожалением ловит себя на мысли, что хотел бы сейчас оказаться напротив Ренгоку. Разгорающееся желание вступить в схватку, соблазн убить сильного противника напоминает Аказе о том кто он есть, и что служит причиной его существования в этом мире. Сейчас он уже мало напоминает того расслабленного демона, что сидел напротив охотника в самом начале. Приходится сконцентрироваться, чтобы унять нахлынувший азарт схватки, Хашира явно не обрадуется, если сейчас ему придется сражаться сразу с двумя Лунами. Тем более он потратил столько времени на попытки в уговоры, было бы нецелесообразно вот так все заканчивать. Ренгоку полностью захвачен боем и Высшая не может оторвать взгляда, чувствует его неукротимое притягательное пламя, чувствует свою неуемную жажду убить и заливается безумным, диким, демоническим смехом.

[nick]Akaza[/nick][status]narcissistic cannibal[/status][icon]https://i.postimg.cc/KcQhgmYY/b2d7be4ece21b20f4d2618c2ece423f8.jpg[/icon][desc]you must think I have a deathwish leaving everybody breathless[/desc]

Отредактировано Akaza (2022-05-31 22:04:14)

+1

21

Кёджуро снится дом. Снится избравший одиночество отец и брат, который изо всех сил стремится стать достойным наследником династии Ренгоку. Он не обладает выдающимся талантом, а клинок ничирин все еще не меняет цвет в его руках, но Сенджуро продолжает тренироваться и улыбается так тепло, что от нежности щемит сердце. Кёджуро снится дом...

Кёджуро рубит собственную голову.

И сила, вкладываемая в тот удар, получает продолжение в реальности. Отсекает один из огромных отростков, усыпанный глазами, задевает другие. Противник неудобный. Привычный полагаться в бою именно на зрение, сейчас Столп вынужден от этого отказаться, поскольку один неверный взгляд может стоит не только времени, но и жизни. Приходится следовать другим сигналам.

Кёджуро атакует раз за разом, но вложить всю силу не может: в котле изуродованного локомотива находится машинист. Заложник? Задеть его нельзя, поэтому приходится осторожничать, и это не остается незамеченным для врага, на тактике сказывается мгновенно. Из груди рвется яростное рычание. Ренгоку такая подлость омерзительна. Он торопится, он не знает, что происходит в поезде, не может оценить критичность ситуации, может только одолеть демона как можно скорее, чтобы пресечь первостепенную опасность на корню, а затем заняться второй. Он продвигается к цели не так быстро, как мог бы, но уверенно и неотвратимо. И чем дальше, тем сильнее паникует демон. Это заметно по хаотичности ударов, по его голосу, по тому, как меняется скорость движения поезда. Кёджуро использует его же тело, чтобы случайно не задеть машиниста - иначе никак. Но еще немного, и получится добраться до шеи. Еще немного...

Чужой смех, доносящийся даже через гул сражения, подстегивает пуще прежнего - разбираться не только здесь. Но Третья свое слово держит, не вмешиваясь ни в убийство людей, ни в убийство демона. Смотрит да веселится. Ждет своей очереди.

...Кеджуро снится дом. Камелии в самом цвету, улыбка матушки - она любила эту пору, он до сих пор помнит, - и смех брата, что лежит у нее на коленях. Снится тепло и жизнь, которой никогда не суждено случиться.

Собственная кровь на ее любимых цветах смотрится так ужасно, безобразно правильно.

Кеджуро ненавидит сны.

Боль обжигает бок, и Ренгоку уже заносит меч для удара, но вовремя останавливается, потому что позади - человек. Тот самый машинист, которого Хашира старался не задеть. Он бьет рукой, отправляя его в отключку, толкает так, чтобы упал на спину да подальше. Этого времени оказывается достаточно, чтобы враг - настоящий враг, - тоже нанес удар. Отбить получается не все, боль расцветает в плече и ноге. Но глаза открывать нельзя, не сейчас уж точно, потому что демон только этого и ждет. И если поймает, то поединок закончится не в пользу истребителя.

Нельзя открывать.

Но уже можно рубить.

И он бьет, вкладывая в удар достаточно, чтобы рассечь плоть, металл и кости, но не спровоцировать слишком опасное крушение. Бить в полную силу для этого не обязательно. Ведь перед ним всего лишь Низшая Луна.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

+1

22

Хоть он и следит за всем с нескрываемым интересом, но все же разочарован. Как ведет себя низший из дюжины для него совершенно недопустимо. Как держится Столп по отношению к демону тоже неуместно для битвы, слишком аккуратно, крайне бережно. Все еще продолжает заботиться о людях в угоду собственной эффективности. Нелепо и абсурдно.

Глупый охотник.

Если бы против него была одна из Высших, то такой бой в пол силы был бы фатальным. Техники Низшей на Аказу не действуют, он вообще слабо понимает в его магии, та определенно заточена на людское восприятие, но для Хаширы видимо она тоже не так опасна.

Все заканчивается как-то скомкано и нескладно, без того яркого зрелища на которое возлагались большие, но как оказалось ложные надежды. Демоны из низшей дюжины были и правда очень слабы, бесполезные жалкие создания, не вызывающие ничего кроме неприязни и брезгливости. То чувство когда умирает демон, рассыпается в прах, его ни с чем не спутаешь, растворяется как будто и не существовал никогда. Куда делась та сила, накапливаемая годами, та заносчивость и ненасытность с которой достигается статус Луны, все обратилось в ничто под клинком охотника.

Потерял голову от собственных амбиций.

Аказа снова хохочет, радуясь собственной удачной шутке. Частая конвульсивная дрожь волной проходит по составу, очищая металл от багровых наростов демонической плоти. Для Низшей это конец, но демон цепляется за жизнь, в неотвратимой предсмертной агонии все сильнее сотрясается в болезненных конвульсиях. Третья на мгновение крепко цепляется за козырек, чтобы не упасть, но быстро понимает, что ему все равно просто так не удержаться на крыше вагона.

Стремительно теряя скорость, состав неумолимо заваливается набок, подминая под себя кустарники, пропахивает боком землю. Если бы Аказа был человеком, то неминуемо бы свалился вниз прямо в те самые кусты, но человеком он давно не был, хотя пришлось сконцентрироваться, чтобы балансировать на крыше первого вагона. Тот пострадал больше всех, передняя часть глубоко ушла в землю, подняв столп пыли.

Даже от крушения поезда он ожидал большего эффекта, теперь недоволен сверх меры, ко всему потерял из виду охотника, но ждать пока пыль осядет, демон не собирается. Ему не нужно видеть Ренгоку, чтобы знать, где тот находится. Ждет еще несколько минут, пока темное облако чуть рассеется, прежде чем спрыгнуть вниз.

Он появляется рядом с охотником почти бесшумно, небрежно осматривается вокруг, хотя обстановка на самом деле его мало интересует. От Низшей уже ничего не осталось, не помогла ни дарованная кровь, ни изворотливость, ни обманчивая магия крови. У него не было шансов, даже бегством не спастись, да и лишено смысла, их господин не прощает провалов. Воспоминание о нем неприятно царапает, пока что и сам Аказа еще далек от выполнения задания. Расточительно позволил себе потратить так много времени, слишком увлекся, поддавшись своей заинтересованности.

-Как жалко, - с досады цокнул языком, - что мне не удалось увидеть все, на что ты способен, Кеджуро. Но у нас будет много времени, чтобы это исправить, - неизменная улыбка, но глаза стеклянные холодные, смотрят в упор на Ренгоку. Его голос тонет в тишине. Тишине внезапной, гнетущей и вязкой как патока. Тишине что снисходительно молчит прежде чем разразиться стонами, всхлипами, плачем, она лопается как мыльный пузырь, пропадает так же неожиданно, как и появилась.

Демон чувствует, как ожил, проснулся, наконец спящий поезд, как отходят от шока люди, как сменяет удивление страх и паника, скоро начнут высыпать наружу из тесных металлических коробок. Ощущает привкус крови, теперь все отчетливей, тот плывет в воздухе, рассеивается в ночной прохладе. Он не знает сколько пассажиров выжило, но раненых несомненно много, билет на этот поезд оказался несчастливым.

- Я выполнил свою часть… уговора, - такая непривычная формулировка для собственных ушей, Высшая и сам не знает, серьезно ли он тогда говорил или просто заигрался сильно. Желание закончить все разом буквально дышит в затылок. Убить пока не набежало ненужных раздражающих зрителей.

– Ты убил демона, - неестественно дернул плечом и сжал зубы. Он был зол на себя, зол на Ренгоку, все внимание которого все еще фокусируется не на нем. Зол на собственное любопытство, разыгравшееся настолько, что вытеснило привычную жажду схватки, на людишек, чей запах раздражал. Пройтись бы по ним катком, сминая кости и мясо в один кровавый ком, так ведь глупо же и это бесит еще больше. Аказа не заметил, как ограничил сам себя без чьей либо помощи. Сценарий глупейший. И роль не его. Сомнительные действия для Высшей Луны.

- Теперь ты сам станешь демоном, Кеджуро, - сухая констатация. Слова звучат неизбежно, не пахнут фальшиво являясь фальшивкой. И это самая главная причина его неуемной злости. Третья уже понял, неохотно признал тот очевидный факт, что проиграл, сдался сам перед собой – он не успеет. Не успеет убить, не успеет обратить в демона. Он ненавидел каждую секунду, бессмысленно бегущую вперед, вероломно отнимающую его время. Нет. Уж точно. Нет. Как раз во времени демон не ограничен.

- Очевидно. Не сегодня. – После недолгой натянутой паузы, его голос тяжел точно свинец, ядовито признает, что придется отступить. Знает, что Кеджуро и сам все понял, поэтому объяснять ничего не собирается. Пусть облегченно выдохнет, почувствует ценность собственной жизни, он же заслужил свой орден.

- Я приду за своей платой. Я приду за тобой, Пламенный Столп Кеджуро Ренгоку. – Не запугивает нисколько, демон придет и заберет причитающееся. Найдет, выследит, поймает. Оставить в живых Высшую, непростительная неосторожность. – Не думаю, что мне стоит озвучивать, что будет, если ты вдруг решишь бегать и прятаться от меня. За твою жизнь я заберу сотни, начну с тех кто выжил сегодня, вырежу до единого. Закончу теми… - скрывает недосказанность за хищной улыбкой, не собирается озвучивать то, что понятно и так. Смотрит пристально, изучающе, ждет реакции и знает что ее не получит, лениво переводит взгляд в сторону светлеющего небосвода.

Несколько небольших шагов назад, и не успевшая полностью осесть пыль скрывает его, Аказа не боится преследования, но ему нужно уйти прежде чем солнечные лучи не оставят ему шансов, прежде чем это станет по настоящему опасно для жизни. Теперь он понимает, почему господин так жаждет излечиться от этого недуга. Когда у тебя изо рта вырывают вкусный кусок мяса, и ты должен довольствоваться собственным голодом и жаждой, только потому что ночь неизбежно  сменяется днем.

[nick]Akaza[/nick][status]narcissistic cannibal[/status][icon]https://i.postimg.cc/KcQhgmYY/b2d7be4ece21b20f4d2618c2ece423f8.jpg[/icon][desc]you must think I have a deathwish leaving everybody breathless[/desc]

Отредактировано Akaza (2022-06-10 21:06:47)

+1

23

Кёджуро старается максимально смягчить удар, но раненый бок всё равно отзывается болью при падении. На несколько секунд перед глазами темнеет, а дыхание схватывает - не только из-за раны, но и оттого, что поднявшаяся пыль не даёт сделать и вдоха. Хашира морщится, прижимая ладонь к повреждённому месту, и тратит несколько секунд на оказание первой помощи. Дышать всё ещё мерзко, но он, покашливая, поднимается на ноги. Кровь больше не идёт, с этим можно работать.

Слегка щурясь в попытке спастись от попадания грязи в глаза, Кёджуро ищет. Ведь не забыл, что угроза не миновала, что есть ещё одна, которая опаснее в разы...

И Аказа, словно услышав эти мысли, оказывается рядом.

Вынуждая рефлекторно стиснуть пальцы на рукояти меча, подобраться в ожидании боя, которого так и не следует, но который не может не состояться. Потому как демоны не склонны держать слово. Потому как слово сдержать в этот раз не торопится и сам Ренгоку - играть по-честному со лжецом себе дороже. Но проблема в том, что Аказа не лжёт. Смотрит своими глазами - неестественными, пронзительными, злыми - и словно наизнанку вывернуть пытается. Злится. Кривит губы в улыбке, которой немного нужно, чтобы превратиться в оскал. Кёджуро ждёт, что демон сорвётся...

Но он не двигается с места, лишь дёргает плечом, словно оковы пытается сбросить. И говорит. Всего лишь говорит, не прекращая смотреть в глаза. Заставляет запомнить каждое своё слово.

- Я не намерен от тебя прятаться, - отвечает Столп. Честность взамен на честность, так странно, что именно с демоном. Последним существом, о котором вспомнишь, думая об искренности или справедливости. - Но и встречи искать не стану.

Пока что. Кёджуро чужую силу чувствует прекрасно, оценивает справедливо, понимая: в бою придётся тяжело. Ведь Аказа - третий по силе среди Лун. Такой титул не достаётся даром. Готов ли Хашира к бою сейчас? Нет, неверный вопрос. Готов Ренгоку всегда, но выстоит ли? Вот так, рискуя подвергнуть все спасённые жизни новой опасности, ведь до сих пор Аказа не обманул ни разу. Исполнит и это обещание, никого в живых не оставит. Ему ли волноваться о том, сколько времени это займёт?

Так странно осознавать, что умудрился продать демону душу. Как в детских сказках, за желание - простое желание, вырастающее из клятвы, но ведущее к тому, чтобы её нарушить, если играть честно.

Ренгоку себя сейчас добровольно лишает самого лёгкого исхода - навязать бой и не дать уйти. Солнце встаёт, солнце его спасает, и нужно лишь нарушить обещание. Сдержать Высшую всего лишь на несколько минут, с этим Кёджуро справится даже раненый. Сможет. И догнать, и остановить, и хоть зубами вцепиться намертво, пока плоть под ними не сгорит под первыми лучами...

Но он не двигается.

Смотрит лишь, как демон торопится уйти прочь, чтобы обязательно вернуться потом. Скольких людей он убьёт за это время? Невинных, охотников? Скольким придётся расплачиваться за его, Кёджуро, ошибку? Сколько ему самому корить себя за это?

Когда пыль оседает на землю, охотник всё ещё смотрит в ту сторону, где скрылся демон. Облегчение не приходит, ощущение победы тоже. Лишь затишье перед чем-то неизвестным и зловещим, которое может подкрасться в любой момент. Оно зудит под кожей, вынуждая желать ринуться в лес и сделать то, что обязан, пока не поздно.

- Ренгоку-сан! - доносится голос Камадо позади, такой встревоженный и уставший. - Ренгоку-сан!..

Кёджуро медленно выдыхает, заставляя себя улыбнуться.

И оборачивается.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

+1


Вы здесь » shakalcross » завершённое » Есть такие дороги – назад не ведут


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно