эпизод недели: experience
ви пишет: удивительно недурная погода как для найт-сити. удивительно недурное положение вещей. да, было лучше и в общем-то должно было стать ещё лучше, но не сложилось, не срослось. повезло хоть живой остался. как говорится – и на том спасибо и колон прямо до земли. читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » альтернатива » мы будем счастливы теперь и навсегда


мы будем счастливы теперь и навсегда

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

мы будем счастливы теперь и навсегда
кевин дэй ✦ рико морияма
https://i.imgur.com/Ql5J22O.gif https://i.imgur.com/UKKQdrz.gif https://i.imgur.com/hrCn8Zb.gif


проснешься ты рано,
почувствуешь - странно,
ушли твои раны,
ушли твои шрамы,
порезы и драмы,
все те, ножевые.

мы тут.

мы живые.


Отредактировано Rico Moriyama (2022-04-02 13:59:34)

+1

2

- Это какой-то бред, - отрезает Кевин, когда они остаются наедине. Рико натянут, как струна, и Дэй готов поспорить, что с точностью знает, о чем он думает в эту минуту, и может лишь надеяться, что его не сорвет. Очередной припадок агрессии - это совершенно не то, с чем кто-либо из них способен справиться сейчас.

Попытка поставить их друг против друга на поле ни к чему хорошему не приведет. Это похоже на желание стравить и посмотреть, кто отреагирует лучше. Кевин злится, он готов разбить что-нибудь (раз уж конкретные лица - нельзя) вдребезги, лишь бы выпустить пар хоть немного, но тогда, скорее всего, не сдержится и Морияма. И вопрос стоит не в том, кто из них сильнее, а в том, какие последствия они могут вынести. Дэй не знает, что сделают с ним, если он победит, но точно знает, что в таком случае ожидает Рико: ничего хорошего. Хозяин не ждет от него результатов никаких, кроме наивысших, а потому недоволен уже одним лишь посторонним подозрением, будто Кевин уступает ему намеренно. Если окажется, что его племянник попросту не смог победить, Рико уничтожат. Кевин не в силах это допустить. Кевину страшно даже подумать о том, чтобы быть причастным к чему-то подобному. Даже несмотря на поведение Мориямы, разногласия и чертову пропасть, которая все отчетливее ощущается между ними последнее время. И под ними - тоже.

И это так смешно.

Экси - единственная вещь, позволяющая Дэю сбежать от происходящего и почувствовать себя по-настоящему свободным. Кевин забывает обо всем, совершенствуя свои навыки, и что он получает в итоге? Барьер, преодолевать который попросту не желает. Боится. Из-за Рико. Ради Рико. И в то же время всей душой мечтает перемахнуть через него - ради себя. Потому что больше не может жить вот так: в клетке, в ужасе, без возможности быть просто услышанным. Кевин чувствует, что с каждым днем проваливается куда-то все глубже, глубже и глубже. Он может зацепиться только за экси, но плевать хотел, если кто-то жаждет устроить из этого шоу, даже не подозревая, какое месиво случится за кулисами.

Всю жизнь Воронов учат идти по головам, но Дэй, видимо, слишком херовый ворон. Во всяком случае, на эту голову он наступать не станет.

- Я не выйду против тебя, - хмурится нападающий, до играющих желваков стискивая зубы. Руки непроизвольно сжимаются в кулаки, пряча подрагивающие от напряжения пальцы. Это безумие. - Какого хрена они вообще решили, что это хорошая идея?!

Рико все еще неподвижен, все еще напряжен - настолько сильно, что, кажется, в любую секунду сорвется с места и вгрызется кому-нибудь в горло. Учитывая, что в комнате сейчас лишь они, цель выбирать долго не придется. И это, увы, случится не впервые. Самый верный способ в таких ситуациях: заткнуться и переждать, пока пик злости минует, но есть проблема. Кевин не в состоянии сделать это сейчас.

- Рико, поговори со мной.

И пойди угадай, кому это придется нужнее.

+1

3

Новость о том, что они должны сыграть друг против друга, как молния прошивает тело насковь и полностью его парализует, лишая любой возможности не только сопротивляться, но и сдвинуться с места. Рико ощущает, как почва уходит у него из-под ног и он сам будто зависает в воздухе, между небом и землей. Этого просто не может быть. Это должен быть дурной, бредовый сон, от которого просыпаешься весь в поту, но все-таки запоздало осознаешь, что происходящее - нереально, но сейчас, сколько бы Рико не приказывал себе открыть глаза, сколько бы его нутро не вопило в отчаянии, проснуться он не мог.

Потому что не спал.

Кевин мечется, злится, хочет выговориться, выплеснуть внезапно нахлынувшие эмоции, освободиться от них. Он почти кричит, но Рико остается безмолвным, судорожно пытаясь осознать и принять происходящее прямо сейчас. Напряжение сдавливает его всего, как самые сильные на свете тиски. Никаких слов у него нет, эмоций тоже, потому что это уже не детская игра, в которой все вдруг пошло не по его собственным правилам. Нет смысла кричать, топать ногой, всем своим видом выражая несогласие. Ставки возросли стократно, теперь на кону их с Кевином жизни, и они могут разрушиться в один момент по щелчку чужих пальцев, в угоду чужому удовольствию. Рико нельзя было этого допустить.

Сколько он себя помнил, он всегда был отбросом. Родившийся позже своего родного брата Ичиро, Рико считался уже побочным ребенком и не мог претендовать на империю, на наследие своего отца. Все, что ему было позволено - это играть в экси и быть удобным, ведь он - всего лишь инструмент, чтобы приумножить семейное состояние в самом ближайшем будущем. Растили его исключительно для этого, на большее Рико не смел даже рассчитывать. Сейчас ему двадцать, но в глубине его сердца еще теплилась призрачная надежда, зародившаяся в детстве: а что если на него наконец обратят внимание, когда он достигнет вершины, что если его заметят, примут и полюбят. Звучит, как бред, но Рико почему-то верил в это до последнего.

До сегодняшнего дня.

Детские мечты бьются о холодный бетон очень звонко. Тысячи их осколков впиваются в сердце, как когти тысячи птиц, и рвут его на части. Оно кровоточит и болит. Слов по-прежнему нет, в горло залит свинец. Рико сделать бы вдох, но он не способен даже на это. Молчание затягивается. Рико кажется, что смерть дышит ему в затылок, заигрывает с ним, лижет у кромки волос, а он не в силах этому сопротивляться. Кевин только накаляет обстановку своей просьбой поговорить.

Предательство на вкус как пепел. Предательство собственной семьей - в миллион раз хуже, неприятнее. Но Рико никуда не деться, не спрятаться, не убежать. Единственный выход - встретиться со всеми ними лицом к лицу, ведь его учили именно этому, а выиграть или проиграть - решать не ему одному.

- Время вышло, - безжизненными губами говорит Рико, когда слышит негромкий стук в дверь позади себя. За ними пришли, их уже ждут, - нужно идти, - повторяет он, глядя в лицо Кевина, выражающее боль, несогласие, злобу, отчаяние, тревогу, беспокойство, но еще и толику веры. Ее мало, она еле различима, но это именно то, что Рико сейчас особенно необходимо.
Неважно в каком количестве, важно, что она просто есть.

- Верь мне, - шепчет он и хватает Кевина за запястье так, как делал это всегда: порывисто, жестко, сдавливая пальцы, заявляя свои права. Они выходят из комнаты вместе и в сопровождении людей дяди проделывают долгий путь до башни, из которой открывается самый лучший вид на поле для игры. Рико не выпускает руку Кевина из своей ни на секунду, и сам хватает обе их клюшки, когда они минуют очередное помещение, где хранится весь необходимый инвентарь.

Бесшумный лифт поднимает их на самую вершину. В голове Рико в это время один за другим один исход сменяет другой и каждый последний оказывается хуже, чем предыдущий. Он не знает, чего ожидать, но знает совершенно точно, что собирается сделать: поставить жирную точку, прекратить лелеять несбыточную мечту и прекратить быть пешкой в чужой игре. А еще, он совершенно точно не собирается отдавать Кевина. У него могут забрать все: известность, славу, тело, душу, жизнь.
Но Кевина он отнять не позволит.

- Рико, Кевин, - приветствует их дядя, поднимаясь на ноги и разводя руки в стороны, как добрый хозяин, распоряжающийся не только игрой, но и чужими судьбами. За его спиной ряд пустых кресел, для особо важных гостей. Это сейчас в них никого не было, в дни, когда шли игры, их занимали безмолвные наблюдатели, жаждущие зрелища и крови.

Решительно шагая по бесконечному залу, Рико тащит Кевина за собой, и, не доходя до возвышения, где встретил их Тетсуи, вдруг останавливается, загораживая Дэя собой.

- Что бы ты себе не думал, мы не станем этого делать, ни он, ни я, - Рико говорил громко, чтобы быть наконец услышанным. В его голосе уже не было уважения, с каким он обращался к дяде обычно. В его голосе не было уже ничего, что делало его послушным домашним щенком много лет. Пес вырос, клетка была ему уже мала.  - Ты хочешь выяснить, кто из нас сильнее, чтобы что? Я не верю, что ты решил, будто по отдельности от нас будет больше пользы. Мы не будем играть, - крикнул Морияма и швырнул обе клюшки к ногам дяди, попирая его гребаное наследие.

- Мы выходим из игры.

Отредактировано Rico Moriyama (2022-04-04 00:20:41)

+1

4

Чем дольше Рико молчит, тем страшнее Кевину становится, и он не знает, чего именно на самом деле боится теперь сильнее. В конечном итоге это приводит к тому, что и Дэй не произносит больше ни слова, послушно шагая следом, как делал всегда. Лишь думает отстраненно: от крепкой хватки на запястье снова останется синяк. Он не понимает, зачем Рико понадобились клюшки именно сейчас, но от его холодной решимости становится не по себе. Спрашивать бесполезно, остается лишь повиноваться и принять чужое решение.

Кевин тормозит в последнее мгновение, почти врезавшись в спину внезапно остановившегося Рико, но прежде, чем успевает что-либо понять, Морияма уже швыряет инвентарь прямо к ногам хозяина, словно какой-то мусор. И сердце мигом ухает куда-то вниз, за пределы тела, оставляя его беспомощно дожидаться умирания и остывать. Плевать на ноющую боль в руке, плевать на то, к чему их принуждают - все, чего Кевин желает в данную минуту, это моргнуть и обнаружить себя в своей постели.

Ибо то, что делает Морияма, безумие, а то, что он говорит, - самоубийство. И никакой, к сожалению, не кошмар. Точнее, не тот, от которого можно проснуться.

Кевин в ужасе открывает рот, но выдавить из себя хоть один звук оказывается слишком сложно. Его губы шевелятся, но остаются безмолвными, потому что горло словно тисками стальными держит. Он видит, как едва уловимо напрягается фигура хозяина, как ненадолго опускается на пол преисполненный нарастающей злостью взгляд, и может лишь впиться дрожащими пальцами свободной руки в одежду между лопаток Рико - то ли самому удержаться, то ли на себя потянуть и бежать-бежать-бежать без оглядки немедленно, пока шанс на это еще есть. Ткань не трещит лишь каким-то чудом.

- У тебя есть две минуты, чтобы объясниться и извиниться за неподобающее поведение, - спустя вечность тяжелого молчания произносит хозяин. Стальные глаза теперь смотрят только на Рико, но Дэй все равно опускает свои, прикипает взглядом выше стиснутой добела руки. Его трясет, ему хочется попросить прощения самому, потому что Морияма-младший определенно не собирается этого делать, но Кевин прекрасно знает: если вмешается без разрешения, лишь ухудшит положение.

Рико не слушается, с огнем не просто играясь, а засовывая руку прямо ему в пасть. Чистейшее безумие.

- Рико, - зовет Дэй, но онемевшие губы едва шевелятся и все еще остаются безмолвными. И снова. Выдавить из себя негромкое имя получается лишь на третий раз, когда пальцы хозяина крепче сжимаются на рукояти трости. - Рико... Не надо.

- На колени, - от властного голоса колени почти рефлекторно подкашиваются. Если бы спина под ладонью не осталась прямой, каменной от напряжения, но расправленной и уверенной, Кевин бы точно не выстоял. Он забывает, как дышать, испытывая странную смесь ужаса и восхищения, а еще понимания, что целыми им отсюда теперь не уйти. Хозяин никому не прощает подобной дерзости. - Я сказал, на колени, Рико.

Когда занесенная трость мелькает в боковом зрении, Кевин не может не вскинуть на нее испуганный взгляд.

+1

5

Рико слышит, как перепуганный до смерти Кевин, еле шевеля губами, зовет его и просит остановиться, не продолжать, чувствует, как едва гнущиеся от ужаса пальцы стискивают футболку с первым номером на спине, но остается непоколебимым и твердым как камень. Он все уже решил, он не отступится и не возьмет слов обратно.

Сил придавало именно это, осознавал Кевин или нет, но Рико так жадно, остервенело, пусть и безрассудно, бросил вызов хозяину только благодаря ему. Большей ценности, чем Кевин, у Рико никогда не было, и он был готов бороться за него, очертя голову, защищать, как зверь своего детеныша, с того самого дня, когда назвал его своим.

Глаза дяди, как глаза коршуна, впились в лицо племянника, будто птичьи когти, разрывая кожу, оставляя глубокие следы, но Морияма, гордо вскинув подбородок, выдержал этот взгляд, крепко сжимая челюсти так, что зубы могли вот-вот стать мелким крошевом. Он понимал, чем такое поведение может ему грозить и был готов к любому наказанию: пусть Тетсуи заживо сдерет с него кожу, четвертует, что угодно, только пусть не трогает Кевина и не пересекает черту.

- Нет, - голос Рико был тверд, хотя внутри его била дрожь. Росший под гнетом и действующий по чужой указке, он впервые в жизни делал что-то против воли дяди и ощущал, как горит заживо прямо сейчас. Страх, эйфория и наивная, детская надежда смешались внутри, образовав чувство, которое не выразить словами, и именно оно заставляло бороться, упорно сопротивляться птичьим когтям, увязающим в кровоточащей плоти.

- Нет! - Меняясь в лице, повторил Рико громче, жестче, бросая отказ подчиниться туда же, к клюшкам, под ноги хозяина, и в этот же момент замечая, как тяжелая трость рассекла воздух и взмыла наверх.

- Неблагодарный глупый мальчишка!

Он успел только заслонить собой дрожащего Кевина и от страха перед неизвестностью зажмурить глаза. Глухой удар пришелся прямо в голову, лизнул лицо, и, не поняв, что толком с ним сейчас произошло, Рико, как подкошенный, упал, моментально теряя сознание и проваливаясь в кромешную тьму.

Отредактировано Rico Moriyama (2022-04-06 23:36:13)

+1

6

Кевин прекрасно понимает, что происходит. Он видит заострившиеся черты лица, видит взнесенную трость и видит, как та начинает стремительно опускаться. Догадаться, чем это закончится, совсем нетрудно, но Дэй слишком напуган. Этот страх безвозвратно отнимает у него драгоценное время, об утрате которого парень не успеет пожалеть сейчас, но обязательно взвоет после.

Кевин знает: Рико не будут жалеть.

И запоздало тянет его на себя, не успевая помочь - остается лишь со сдавленным невнятным звуком подхватить Морияму и отшатнуться назад, не давая ему удариться при падении. Руки дрожат, но держит Кевин крепко, а когда поднимает взгляд, то с ужасом видит: ничего не закончено. Охваченный яростью, хозяин снова бьет. Удар приходится по бедру, и Дэй не успевает ничего с этим сделать, потому что у Рико идет кровь, и непонятно, насколько сильно ему досталось.

- Не надо! - не своим голосом вскрикивает Кевин и не совсем не замечает, с каким отчаянием держит бессознательное тело в своих руках. Его не слышат, не желают слушать. Никто не остановится. И Дэй в ужасе, ведь совершенно не знает, что со всем этим делать. От одной мысли, что спасать Рико нужно от самого хозяина, к горлу подкатывает паника, а тело сковывает ужасом.

Но Морияма не побоялся встать перед ним и не побоялся защитить. И вот-вот поплатится за это еще сильнее...

В какой-то момент Кевин перестает полностью осмысливать происходящее. Не понимает, каким образом успевает закрыть Рико от следующего удара, выставив над ним руку. Даже боль, расцветающую небывалыми красками, ощущает не сразу - лишь после того, как видит движение губ хозяина. Тот говорит что-то и снова замахивается, но не торопится бить. Наверное, желает сначала преподать племяннику хороший урок, но Кевин не слышит его. Кевину плевать.

Его трясет, как на злом морозе, однако он вскакивает, загораживая Рико, и принимает следующий удар на себя. Трость попадает точно по кости, и Дэю мерещится, что гул от столкновения расходится по всему его телу. Еще ему кажется, что он исступленно продолжает просить. И за это его бьют еще сильнее, теперь уже по ногам. И когда они подкашиваются, Кевин ощущает жесткую хватку в своих волосах: хозяин пытается отшвырнуть его с дороги.

И, наверное, это самоубийство? То, что парень падает, но лишь затем, чтобы подхватить одну из клюшек и защитить снова. Кевин не бьет в ответ, только отталкивает со всей силы, мешая добраться до Рико. И хозяин спотыкается, падает, ударившись об одно из кресел - это видно, как в замедленной съемке; отчаянная попытка мозга урвать себе чуть больше времени на осознание происходящего. Собственная храбрость ошеломляет, а понимание последствий столь вопиющей дерзости заставляет все внутри похолодеть от ужаса. Тело замирает, не слушается.

Этого замешательства достаточно, чтобы проиграть.

- Паршивый щенок! - Следующий удар оказывается больнее прочих, но не идет ни в какое сравнение с новым.

Трость приходится по руке - той самой, все еще сжимающей клюшку, - а затем еще раз, и от боли темнеет в глазах. Кевина куда-то швыряют и бьют снова, и снова, и снова. А потом он слышит хруст, чувствует, как что-то рвется, как руке вдруг становится мокро и как по ней ударяют опять.

И вот тогда становится еще больнее. И Кевин, широко распахнув глаза, может видеть, почему это так. И не может сдержать крик.

+1

7

Рико будит крик.

Вытаскивает из темноты и тянет назад, наверх, как утопающего из вязкого болота. Его веки тяжелые, будто налитые свинцом. Сознание уже начало понемногу возвращаться к нему, но вот глаза открыть он не может. Страшный, почти нечеловеческий крик раздается снова. Близко, совсем рядом.

Острая пульсирующая боль где-то в виске режет по живому тупым ножом, заставляя крепко зажмуриться. Металлический привкус крови во рту ощущается все отчетливее, и первое, что Рико делает - проводит языком по зубам, проверяя, все ли из них на месте. Старая привычка, еще с детства, ведь экси - жесткий спорт.

Когда Рико наконец удается разлепить глаза, зрение его подводит. Попытка сосредоточиться и сфокусировать взгляд на какой-нибудь точке вызывает приступ тошноты и Морияму чудом не выворачивает наизнанку. Взявшись за горло и сглатывая слюну вперемешку с собственной кровью, он через силу справляется с рвущимся наружу комком рвоты. Крик разрезает зыбкую тишину еще раз и кажется таким знакомым. Рико знает этот голос, он слышал его бессчетное количество раз, но почему он такой не понимает.

Тревога маленьким зверьком пробирается внутрь тела и собственное бессилие уходит на второй план. Превозмогая боль, Морияма поднимается, упираясь обеими рукам о ледяной пол. Изо рта капает кровавая слюна, по виску змейкой стекает тонкая алая струйка. Инстинкт заставляет его собрать себя по частям и вспомнить, что с ним, с ними случилось.

- Кевин? - Зовет Рико. Его голос испуганный, он все понял, но отказывается в это верить, не хочет повернуть голову, боясь посмотреть на то, что совсем скоро увидит. Животный страх селится там же, рядом с тревогой, сердце бьется о ребра так сильно, что вот-вот пробьет их.

- Кевин! - Снова зовет, но уже требовательнее, ожидая услышать ответ, а не получая его, Рико наконец поворачивает голову...

Увиденное заставляет сердце сжаться. Его давит будто стальной обруч, впиваясь в пульсирующие нежные стенки жесткими краями. Сильнее, еще и еще. Оно наливается  иссиня-черной кровью и лопается, как пузырь.

Рико вопит внутри себя.
Но потом оказывается, что он делает это вслух.
- КЕВИН! - Бросается к нему, забывая о разбитой голове, о боли, тошноте, обо всем вокруг. Все это вдруг меркнет, пропадает, становится неважным, важен лишь один Он. Рико впускает в себя, принимает это чувство безропотно, безоговорочно.

Прижимая искалеченного Дэя к себе, ближе, к груди, Морияма смотрит на его руку и в глазах начинает плескаться ледяной ужас. Из ладони торчит кость, а на ней ошметки разорванной кожи, кругом кровь, и Рико впервые в жизни не знает, что ему с этим, черт возьми, делать.

Вся их жизнь проносится у него перед глазами. Неужели они пережили все, прошли такой длинный тяжелый путь, чтобы оказаться здесь и закончить вот так, все потеряв. Немыслимо. В голове ничего пока не укладывается, Рико чувствует только жгучую отчаянную злость, которая поднимается прямо из груди и готовится вот-вот вырваться наружу.

Это конец. Конец.
Конец. Конец. Конец.

- Что ты наделал, - растерянно говорит он стоящему над ними дяде и наконец поднимает на него полный ненависти и горячих слез взгляд, - ЧТО ТЫ СДЕЛАЛ С НИМ? - Отчаянный крик срывается с губ хлесткой плетью, но Тетсуи тверд, на суровом лице не дергается ни один мускул.

- Закрой свой рот, - приказывает он, глядя как Рико щетинится, прижимая сходящего с ума и воющего от боли Кевина к груди. Защищая, как свою любимую игрушку.

- Ты совершил большую ошибку, Рико, и это, - Тетсуи небрежно кивает на лужу крови и Кевина в ней, словно он был не человек, а домашнее животное, случайно попавшее под горячую руку настоящего хозяина, вожака стаи, - меньшее, чем ты можешь за нее расплатиться. Еще одной такой же я тебе не прощу. Советую это запомнить. Иначе я заберу все, что тебе дорого. К счастью, мы оба знаем, таких вещей у тебя не так много.

- Ненавижу тебя, - поняв, что именно имеет в виду дядя, Рико, глотая слезы, еле пошевелил скривившимися от гнева губами, шепча почти беззвучно. Беспомощно, бессильно.

- Закрой пасть! Убирайтесь отсюда оба и не попадайтесь мне на глаза, пока я сам не захочу вас видеть. Вон, я сказал! ВОН!

Отредактировано Rico Moriyama (2022-04-12 01:38:59)

+1

8

Все мысли, всё сознание Кевина схлопывается до крошечной пульсирующей точки. Он совсем не помнит, как молил о пощаде и прощении, не помнит, когда перестал, лишившись речи, и не понимает, сколько времени сжимался комком на полу, обнимая искалеченную руку. Толком не осознаёт до конца, насколько плачевно её состояние. Кевин прячется и ждёт, когда этот кошмар закончится. А ещё - даже в эту минуту надеется, что Рико придёт на помощь. Смутно помня, что этого не произойдёт.

Ему кажется, что в агонии проходит целая вечность, прежде чем он чувствует крепкие объятия на плечах и ощущает гул крика под чужими рёбрами. Дэя трясёт, губы беззвучно шепчут что-то бессвязное, а взгляд упирается в повреждённую руку, иногда соскальзывая на кровь внизу. Больше почему-то пугает именно она, не слепящая белизна кости, не подрагивающие жилы, не рваная кожа. Только кровь.

Рико.

Вот, кому принадлежит озлобленно-испуганный рокот. Вот, кому принадлежат стальные объятия. Хочется попросить его замолчать. Хочется вцепиться в предплечье и сжимать до тех пор, пока он не замолкнет, потому что говорить опасно. Но у Кевина нет сил. Кевин баюкает руку и, ведомый чужим движением, пытается подняться, однако ногу выше колена мгновенно простреливает острой болью, и парень оступается. Не падает. Потому что Рико здесь и не даёт ему рухнуть.

Дэй не замечает, как жадно жмётся к его теплу, перебирая ногами. На чёрных кроссовках кровь видно плохо, но Кевин отупело прикипает к тёмным пятнам, и ему кажется, что с каждым шагом они разрастаются, словно рана на самом деле находится там.

- Уведи меня, - шепчет он на грани слышимости. - Уведименяуведименяуведи.

Б е ж и м .

Как только они приближаются к двери, Кевин толкает её с таким остервенением, будто это далеко не первая попытка вырваться наружу и иначе ничего не преграда не поддастся. Из-за резкого движения его ведёт, в руку отдаётся моментально, и парень всхлипывает от боли. Они вваливаются в лифт, Рико нажимает кнопку, и на ней тоже остаётся алый отпечаток. Некоторое время Дэй смотрит на него, а потом переводит взгляд на Морияму: бледный, как полотно, избитый и шокированный, глаза блестят. Но, кажется, в относительном порядке, хоть и стоит, опираясь плечом на стену. Кевин ничего ему не говорит ни тогда, ни потом, когда они выходят в коридор. После короткой, но всё же передышки, двигаться становится тяжелее. А может, всё дело в кровопотере. Дэй не знает и думать об этом не в состоянии: единственное, что он держит сейчас в уме - добраться до безопасного места, спрятаться, проверить Рико, перевязать руку... Отчёта в том, что ее нужно не только перевязывать, Кевин себе еще не отдаёт.

- Вот вы где, - слышит он вдруг знакомый голос, - вас все уже...

Это Жан. И когда Кевин слышит его запинку, ему почему-то становится страшно и стыдно. Настолько, что внутри все сжимается до боли. Дэй не поднимает взгляд, но слышит торопливые шаги Моро.

- Ч-что случилось?!

+1

9

Они спаслись бегством, протянув за собой липкий кровавый след. Рико ни разу не обернулся, обхватив Кевина и ведя его вперед, поддерживая, крепко вцепившись в здоровую руку и сжимая на ней пальцы от стресса так сильно, как только мог, перестав контролировать себя. Изнутри тело била дрожь. Он все еще чувствовал тяжелый, давящий, полный ненависти и смерти взгляд дяди на своей спине. От такого невольно хотелось сжаться, пригнуться, сделаться меньше или исчезнуть совсем, навсегда.

Это конец, - чувствовал Рико, но облечь мысль в слова еще не решался, голова была занята совсем другим. Рука Кевина сломана, нужно помочь ему. Быстрее. Сейчас. Сейчас. СЕЙЧАС. О себе он не думал, из последних сил не подпуская тошноту к горлу и не утирая сочащейся крови из разбитой головы, только шмыгая носом. Из него тоже текла кровь.

Рико стало немного легче, когда они, проделав весь путь, наконец оказались в подвалах, на своей территории, территории Воронов. Интуиция и здравый смысл подсказывали, что нужно позвать на помощь, но слов не было, крик застрял в горле, потому что положение и репутация давили на обратное: никто не должен их видеть, никто не должен знать, что произошло. Никто. Никто. НИКТО.

Голос Жана раздается из ниоткуда. Морияма вздрагивает и поднимает на высокую, маячащую в полутьме фигуру, взгляд, в нем испуг, но Рико быстро топит его в привычной для Моро тяжести, ведя Кевина к их комнате. До Дэя он не дает ему дотронуться, пренебрежительно отпихивая плечом. Рико именно так относился к дружбе этих двоих, позволяя им дружить.

- Ты ослеп и сам не видишь? - Пресекая последующие вопросы, Рико сухо рявкает, как уставший пес на привязи, бряцая затянутой вокруг шеи невидимой цепью. - Найди лед и бинты. Никому ни слова. Мы будем у себя.

Моро торопливо кивает и разворачивается обратно, бросаясь на поиски необходимого. Морияма доводит Дэя до нужной им двери, толкает ее и пропускает внутрь. Теперь они в безопасности.

Усадив Кевина на его постель, - которая уже давно перестала быть свободной для двоих, но они все еще нередко продолжали засыпать на ней вместе, - Рико встал перед ним на колени, закусывая до боли губу и с ужасом глядя на искалеченную руку. Ненависть вновь заклокотала у него в груди. Ему хотелось выть. Ведь на месте Кевина должен был быть он.

- Дай мне посмотреть, - еле шевеля губами попросил Морияма, забывая как дышать в момент, когда Дэй еле убрал окровавленную здоровую ладонь, показывая то, что сделал с ним Тетсуи.

- Потерпи, я...я сейчас, - Рико шептал, будто во сне, не слыша самого себя. Кое-как сообразив, что сперва нужно остановить кровопотерю, он поспешно расшнуровал кроссовок Кевина, выдергивая из него шнурок, складывая пополам и обматывая на манер жгута выше чужого локтя. Они много раз перевязывали раны друг друга, смывали кровь, это стало привычной, неотъемлемой частью их жизни в Гнезде, но сейчас Рико было просто не справиться своими силами.

- Кевин, - позвал Морияма, заставляя Дэя взглянуть на себя, - тебе нужен врач. Я не...не смогу сам вправить тебе кость.

Отредактировано Riko Moriyama (2022-04-18 19:35:43)

+1

10

Кевин молчит, наблюдая за действиями Рико, и лицо его лишено каких-либо ярко выраженных эмоций. Он кривится от боли, если неосторожно задеть руку, тихо всхлипывает. Слезы текут сами по себе, а потом прекращаются, глаза кажутся такими сухими, будто в них бросили целую пригоршню песка. Шестеренки механизма его разума разъехались и никак не желают сходиться, сталкиваясь с препятствием в виде застрявшей в них посторонней детали. Палки. Кости. Механизм слишком слабый, чтобы перемолоть ее и вернуться к обычному функционированию, а потому способен лишь силиться не развалиться окончательно. Но шестеренки сталкиваются, сталкиваются, сталкиваются, шестеренки скрипят и шатаются.

- Кевин.

Дэй растерянно поднимает взгляд, оторвав его от собственной руки, и смотрит на Рико. У него рана на голове и разбит нос, у него идет кровь, и эта кровь везде, и сам он тоже в крови, и эта кровь на бледной коже выглядит жутко. Руки Мориямы дрожат. Кажется, он чего-то ждет или хочет сказать: Кевин готов выслушать, но понятия не имеет, что говорить. Кевин думает, что они с Рико страшные, просто невозможные идиоты.

- Угу, - бормочет он в ответ. Снова посмотрев на руку, прикипает к торчащей кости, такой ослепительно белой на фоне распоротой плоти. Да, такое без врача не вправишь. Кисть пульсирует, шестеренки скрипят, скрипят, скрипят, спотыкаясь о мысль, которую механизм не в силах ни перемолоть, ни включить в рабочую систему.

Разум попросту не хочет думать об этой проблеме сейчас. Потому что знает: осознание этой очевидной истины все разрушит.

Удивительная это штука, болевой шок.

Кевин мажет блуждающим взглядом по лицу Мориямы. Тот сидит перед ним, и это так легко - видеть его. Даже сгорбившись, даже сжавшись от боли и страха - видеть перед собой. Такого же испуганного и тоже раненого. Кевин вспоминает, как ему досталось и думает, что, наверное, Рико схлопотал сотрясение. Может, придется даже наложить пару швов. В темных и липких от крови волосах ни черта не видно. Дэй хмурится, губы его кривятся, размыкаются медленно.

- Тогда стоит позаботиться о тебе, - говорит он и тянется к его голове. Его рука тоже в крови, и Кевин прекрасно понимает, откуда эта кровь и что прямо сейчас она капает прямо на пол, только ему плевать, ведь без врача здесь не обойтись, но его нет, а значит, пока лучше не переживать об этом, теряя время на глупую панику. В сущности, одной рукой не так уж и сложно обрабатывать раны, правда?

Потянувшись вперед, Дэй невольно тревожит руку и мгновенно дергается, с тихим всхлипом сжимая плечи, но все равно не оставляет задуманного. У них в комнате есть аптечка (неполная, но своя собственная), без нее было бы сложнее - надо только встать и дойти до шкафа, плевое дело. Кевин ловит Рико за подбородок и только сейчас видит, как дрожат собственные пальцы, а кожа почти такая же бледная, как у Мориямы. Он легонько поворачивает его голову, желая рассмотреть рану, впивается в нее глазами и хмурится. Скверная. Если бы Кевин не оцепенел и отреагировал вовремя, ее можно было бы избежать.

- Прости меня.

Кевин такой трус.

Шумно сглотнув, парень силится встать, но ноги оказываются поразительно ватными и непослушными; поврежденная рука отзывается мгновенно. Дэй моргает растерянно, глядя вниз, а затем смешливо фыркает на грани слышимости, снова обращаясь к Рико.

- Принесешь аптечку? - шевелит ногой в развязанном кроссовке, будто именно в этом кроется секрет его бессилия. - Кажется, у меня трудности.

Какая все-таки удивительная это штука, болевой шок.

+1

11

Кевин просит принести аптечку, - ту, которую они собрали для себя сами, время от времени заимствуя обезболивающее, перекись или кровоостанавливающее из медицинского кабинета, - но Рико сидит, смотрит на него и не двигается, позволяя только повернуть себя за подбородок так, чтобы рассмотреть рану от дядиной трости, оставшуюся на голове. На какое-то время его тело цепенеет, живым остается только взгляд. Им он впивается в лицо Кевина, которое то искажается от боли, то вдруг становится безмятежным и даже каким-то тупым. Рико страшно.

То, что у Дэя болевой шок до Мориямы доходит не сразу. Они еще какое-то время смотрят друг на друга, пока у Рико внутри не разрывается бомба из злости, раздражения, отчаяния и полного бессилия. Вспыхивает он мгновенно.

- За что ты извиняешься?! - В таком состоянии Морияма едва мог себя контролировать. Дернув подбородком и повысив голос, он раздраженно отпихнул здоровую руку Дэя от себя, будто к нему была протянута не теплая ладонь, а отвратительное, скользкое, мерзкое щупальце. - Не трогай меня! У тебя сломана рука! Кость торчит наружу! Ты хоть понимаешь, что это значит?!

Рико орал, топя в крике испуг и тошнотворное волнение, которое бродило, набирало силу все это время и вот наконец прорвалось наружу, потекло, как гной, из созревшего гнойника.

Кевин Дэй вряд ли сможет снова играть.
Вряд ли сможет взять в руки клюшку. Вернуться на поле.
Это конец.
Конец для них обоих.

Звук, напоминающий скрежет вороньих когтей, заставил Рико сжать зубы и ощетиниться. Злобный, жесткий взгляд метнулся к двери, за которой стоял Жан, заглядывая в небольшую щель и дожидаясь разрешения войти.

- Я уже думал, ты сдох по дороге, - Морияма махнул головой, приглашая Моро внутрь. Тот вошел и запер их троих изнутри. У него в руках было все, о чем просил Рико: упаковки с новыми бинтами, пахнущие медикаментами, и лед для охлаждения ушибов и травм.

- Надеюсь, хватит. Это все, что я нашел, - сложив все принесенное на постель рядом с сидящим на ней Кевином, Жан уставился на его руку, бледнея на глазах.

- В аптечке есть перекись, - указав в сторону шкафа, Рико варварски вскрыл один из бинтов, щедро наматывая его вокруг ладони и смачивая перекисью, переданной ему Жаном. Положив лед на сгиб чужого локтя, Морияма осторожно стал промакивать края раны, игнорируя еле различимое шипение жидкости, тяжелые вздохи Дэя и присутствие Моро рядом, продолжающего пялиться на торчащую кость.

- Как это случилось? - Жан не унимался, хоть и спросил об этом осторожно, тихо, еле шевеля губами, боясь спугнуть только-только утихнувшую воронью стаю.

Не отрываясь от своего занятия, то и дело подбавляя перекиси, Рико поднял глаза на Кевина. Взгляд не был ни злым, ни жестоким. Скорее вопросительным.

Скажешь ему?

Внимательно посмотрев, Морияма моргнул, повел плечом.

Решай сам.

И опустил глаза.

Отредактировано Riko Moriyama (2022-04-21 16:42:02)

+1

12

Рико никогда Жану не доверял. Моро, как и многие другие, оставался для него лишь вещью. Собственностью, с которой можно легко обойтись по прихоти и не испытать от этого ни малейшего стыда. То, что он общался с Кевином, тоже лишь прихоть. Скорее, даже одолжение. Морияма никогда не одобрял их дружбу, считая её бессмысленной и даже унизительной тратой времени, однако позволял этому существовать в определённых рамках.

То, о чем сейчас спрашивает Жан, в эти границы не вписывается никаким боком.

Внимательно взглянув на Рико, Дэй пытается найти хоть малейший намёк на то, что им следует держать язык за зубами - так же, как и всегда, решая свои проблемы только вдвоём. Но сейчас очень трудно вспомнить, чтобы им приходилось справляться с чем-то настолько патовым. Морияма даже не смотрит на него, и Кевину очень хочется снова повернуть его к себе, да только сказано было - нельзя. Когда Рико злится, лучше делать то, что он говорит.

Тем не менее, Кевин теряется: ещё минуту назад тот кричал, а сейчас выглядит так, словно этого не происходило. Словно это на него вызверились.

- Не сейчас, - сипло просит парень, переводя взгляд на друга. Ему не хочется молчать о причинах, но и говорить о них сейчас просто невыносимо. Как будто, если упомянуть хозяина, он в тот же миг окажется здесь. - Пожалуйста...

Вздрогнув от неприятного ощущения, вызванного перекисью, с тихим шипением Дэй невольно отодвигается и крепче прижимает лёд к локтю.

- С такой раной без врача точно не справиться, - Жан с тревогой смотрит то на одного, то на другого. На мгновение кажется, будто он всё понял и сам. Это подозрение отзывается уколом под рёбра, каким-то стыдливым страхом, от которого хочется немедленно спрятаться. Ещё на короткий миг мерещится, что Моро косится на Рико. Словно тот мог бы сотворить с Кевином такое. - Как мы это объясним?

- Скажем, что я упал, - Дэй коротко жмёт здоровым плечом, прекрасно понимая абсурдность такого ответа. - Оступился на лестнице и не удержал равновесие.

- Чушь. Никто в это не поверит.

- Им придётся.

- Хозяин будет недоволен.

- Но не удивлён.

Разговор спотыкается у Жана на губах, когда тот открывает рот, но замирает - то ли в ужасе, то ли ошеломлённо. Кевину так плевать. Кевин смотрит на свою руку и думает, что не зря умолял Рико уйти. Не зря призывал его бросить все и бежать. Куда угодно, лишь бы подальше отсюда и навсегда забыть о Гнезде и кошмарах за стенами Эвермора. Кевин здесь задыхался, выл и метался, не в силах избавиться от цепей, поскольку был и остается привязан к тому, кто врос в черные стены исполинским деревом. Для Мориямы нет свободы иной, нежели брошенной ему здесь. К другой он не стремился никогда, не уставая повторять: всё в порядке, мы останемся здесь.

Теперь они точно тут сгинут.

- Кев, ты вообще понимаешь, что это значит?

Шестеренки дымятся, дымятся, дымятся, усердно силясь перемолоть застрявшее в них препятствие. Проходит целая вечность прежде, чем чертова кость трескается и переламывается под выверенным натиском механизма. В этот момент Кевину кажется, что его кожа снова лопается, но нет - она не заросла и не лопнула, все ещё краснеет уродливым разрывом.

- Да, - отзывается Дэй негромко и поднимает глаза, поочередно посмотрев на Жана и Рико. - Я больше никогда не смогу играть.

Обугленные шестеренки продолжают ход.

+1

13

Дальше Рико молчит, только слушает, циклясь на собственных механических действиях: смачивая бинт снова и снова, чтобы промакивать края разодранной раны вокруг. На минуту он даже находит в этом своеобразное успокоение, отвлекаясь от ужаса всего происходящего, забываясь лишь на мгновение. Состояние было похоже на транс, на безмятежную гладь озера, в котором отражалось бесконечное высокое небо. Вот только продлилось это мнимое спокойствие совсем недолго. Кем-то брошенный камень пустил по воде дрожащую рябь. Рико вдруг отмер, но глаз на Кевина так поднять и не смог.

Я больше никогда не смогу играть.
Я больше никогда не смогу играть.
Я больше никогда не смогу играть.
Я больше никогда.

Голос Дэя повторялся вновь и вновь, хоть он уже и не говорил. Чувство вины схватило за горло, давя тисками до хруста позвонков. Как бы Рико хотел вернуть все назад, как бы хотел не поддаваться этому безрассудному, глупому, мальчишескому порыву, овладевшему им. Как бы хотел иметь холодную голову в тот момент и не совершать непоправимой ошибки. Ведь, назвав его своим однажды, он обещал защищать Кевина, обещал всегда быть рядом, что бы с ними не случилось. Выходит, врал. Не только врал, а еще и своими же руками подтолкнул к пропасти, а сам остался невредим.

Перемолов себя изнутри, как мельница жерновами, Рико постепенно бросил свое занятие, опустив руки и крепко зажмурив глаза, опуская голову так низко, чтобы никто не видел, что он делает. Ему показалось, что он больше не имеет права даже прикасаться к Кевину, после того, что с ним сделал. После того, чему позволил произойти. На месте Дэя должен был быть он - достойная расплата за глупость, но Кевин, его Кевин - плата просто непомерная. Рико не знал, как это вынести. Не представлял, как будет жить с этим дальше. Какая жизнь это будет. Будет ли это жизнью вообще...

- Я позвоню кое-кому. Он должен помочь, - игнорируя последние слова Кевина про невозможность играть, Рико поднялся с пола, снимая мокрый от перекиси и крови бинт с руки и бросая под ноги. Его лицо, как посмертная маска, больше не выражало никаких эмоций. Решение, которое он принял, далось ему тяжело, но казалось правильным. Дело оставалось за малым - не дрогнуть.

Моро расценил происходящее по-своему и наклонился к Дэю, предлагая помощь.
- Можно я тоже взгляну?

- Нет, - резко оборвал его Рико, не желая подпускать к Кевину настолько близко. Стягивая со спинки стула свою черную толстовку с символикой университета и вручая ее Жану, он кивнул на дверь. - Пойди сотри следы крови с пола. Дальше мы справимся сами.

Жан замер, держа толстовку в руках. Кажется, он колебался и хотел сказать что-то еще, но Рико не дал ему такой возможности.
- Я сказал, иди, - и он, побоявшись спорить, молча вышел, вновь оставив их вдвоем.

Морияма хранил свой телефон в ящике письменного стола, вместе с зарядкой, наушниками и дешевой электронной сигаретой, рассчитанной на определенное количество затяжек. Сигареты считались в Гнезде контрабандой, но у Рико были свои лазейки, чтобы справляться со стрессом хоть как-то. В целом он был равнодушен к курению, но процесс его расслаблял, помогая упорядочить мысли, и сейчас, прежде, чем сделать звонок, он позволил себе несколько затяжек, на короткое мгновение наполнив комнату сладковатым химическим запахом. Правда его очень быстро перебили запаха крови и страха. Вот они ощущались отчетливее всего.

Телефонный разговор был коротким. Рико говорил на японском. Человека на другом конце провода он не просил, не умолял и не приказывал ему, он лишь озвучил свою просьбу, а получив положительный ответ, сбросил вызов, не прощаясь.

- Сейчас придет доктор Сато, ты его знаешь. Он осмотрит тебя и...отвезет в больницу, - Кевин знал японский, но Рико все равно решил ему объяснить, очень надеясь, что до того быстро дойдет смысл происходящего и Дэй использует эту возможность. Ухватится за шанс выбраться отсюда. Сколько раз он уже просил Рико уйти, сбежать. Тихо, вдвоем. Раствориться в ночи, освободиться от хозяйских пут. Но Рико не слушал, не верил, что у них получится, не видел веского повода, не представлял себе другой жизни, падал во тьму и эгоистично тащил за собой Кевина. Единственного человека, кто вообще имел для него хоть какой-то смысл и значение.

Теперь - спасаться было поздно. По крайней мере самому, но он все еще мог спасти Дэя, открыть клетку, выпустить на волю истосковавшуюся по свободе птицу.

Жаль, что понять это пришлось такой страшной ценой.

Отредактировано Riko Moriyama (2022-04-26 01:26:18)

+1

14

Кевин не шевелится ни когда к нему тянется Жан, ни когда Рико выставляет за дверь и отходит сам - просто сидит и наблюдает, прислушивается, словно на самом деле все это касается его в самой меньшей степени. Когда он оказался в Гнезде, ему довольно скоро отбили привычку решать что-то самостоятельно за пределами поля: хозяин быстро приучил подчиняться и дал понять, какое место Дэю отведено в здешней иерархии; а Рико тут же забрал его под крыло, взяв на себя большую часть забот и ответственности. Никто Кевина, в сущности, спрашивать особо не собирался, и в какой-то момент это перестало оставлять тот паскудный осадок, который мучил парня первое время. Именно поэтому сейчас, столкнувшись с серьезной проблемой, он покорно опускает голову и позволяет Морияме действовать на свое усмотрение. Все равно Кевин без его одобрения ничего не сделает и никуда не пойдет. Но сейчас, именно в этой ситуации, ему сложно представить более ценную помощь, чем эта.

Дать возможность ничего не делать, ничего не говорить, ничего не решать. Подарить шанс ненадолго отключиться от этого, словно от чужого и незначительного.

Он вдыхает пар электронной сигареты жадно, словно на свете не существует ничего более приятного, однако иллюзия спасительной свежести быстро испаряется, смешавшись с густым запахом крови. Не говоря ни слова, наблюдает за тем, как ноги Рико вышагивают по полу во время телефонного разговора. Спокойного, серьезного, смысл его долетает до сознания с некоторым опозданием, поэтому повторное объяснение Дэй тоже слушает молча, только на сей раз смотрит Морияме в лицо. Он говорит, что вызвал доктора и тот отвезет его в больницу. И смотрит как-то странно, будто ждет чего-то. Доходит до Кевина не сразу, но когда подозрение все же обретает форму определенной мысли, парень рассеянно хмурится.

- Почему только меня? - спрашивает тихо, отчего-то не желая в лоб озвучивать дикое предположение. Сердце начинает биться где-то в горле, противно ударяясь в его стенки до мерзкого приступа тошноты и кисло-горького привкуса на языке. Кевин поджимает губы, но добавляет упрямо. - Тебе тоже досталось.

Тоже нужно в больницу, нужно вырваться, нужно бежать.

Бежать.

Слово врезается во внутреннюю сторону век, встает перед глазами всякий раз, стоит лишь моргнуть - ярче любой неоновой вывески в самое темное время. Но сил уцепиться за него уже нет. Кевин качает головой, отказываясь видеть там шанс, в который бы еще не так давно вцепился зубами намертво. Проще услышать очевидную необходимость показаться хирургу. Только одного это все равно не меняет.

- Я никуда не поеду один.

Не сейчас и не потом. Рико рядом с Кевином всегда, Рико не может перестать там быть, когда с ними случилось такое дерьмо. Дэю просто жизненно необходимо, чтобы он оставался с ним, каким бы проверенным ни был врач, на какой кошмар тот ни был бы готов закрыть глаза без лишних вопросов, Морияма должен быть здесь. Стоять впереди или рядом, держать за руку, осторожно или больно - как угодно, лишь бы Кевин чувствовал его присутствие и был уверен, что все в порядке.

+1

15

Морияма не может вот так сразу разобрать, прикидывается ли Дэй или действительно не понимает, о чем Рико пытается ему сказать, поэтому устало прикрывает глаза и растирает пальцами переносицу. Сначала он пытается подобрать слова, построить, убеждающий Кевина покинуть стены Гнезда, монолог, пока есть такая возможность, но быстро бросает эту затею, потому что времени на откровенный разговор у них все меньше и меньше.

- Кев, Кев, - настойчиво зовет Рико, не глядя на Дэя и все еще не отрывая руки от лица, - послушай меня внимательно. Это - твой единственный шанс. Ты должен поехать и ты поедешь, потому что я этого хочу. Я так решил.

Долго держать глаза закрытыми не получается, у Рико начинает кружиться голова и тошнота снова подкатывает к горлу. Тогда, недолго думая, он возвращается к Дэю, садясь на колени у его ног, совсем не заботясь как это может выглядеть со стороны.

- Я не могу уйти. Я должен остаться. Почему ты этого не понимаешь? - Внезапно Рико перешел на шепот, будто бы у стен были уши. По телу пробежала волна дрожи, все-таки мысли о побеге были за гранью того, что Морияма мог представить себе в реальности. Он не видел себя нигде, кроме Гнезда, не представлял, куда может пойти и чем заняться. Внешний мир пугал его. Все стремления, цели и амбиции были здесь, в этих стенах, на этом стадионе, с этой командой и человеком, который стоял за ней. Представить себя вне всего этого Рико не удавалось, пусть даже жизнь тут была кошмаром наяву. Кевину было легко говорить и предлагать побег, ведь большую часть своего детства он провел по-другому, знал, как пахнет свобода, как выглядит весь остальной мир, ему было нечего терять, но Рико потерял бы очень многое.

В страхе признаваться было стыдно. Когда-то давно они договаривались, что у них не будет секретов друг от друга. Рико предложил это первым, потому что хотел читать Кевина как открытую книгу, знать, о чем тот думает, чего хочет. Но сейчас, стоя перед ним и смотря в его лицо, он не мог открыться, потому что стыд пожирал изнутри, клацал острыми челюстями, отрывая куски кожи и мяса от все еще живого, пусть и искалеченного тела.

Поэтому Рико поспешил прибегнуть к самому простому способу заставить Кевина сделать так, как он хочет, - к манипуляции. Это всегда срабатывало, должно было сработать и сейчас.

- Если ты останешься, я никогда не прощу себе, что упустил шанс тебе помочь.

+1

16

Решения Рико никто и никогда не смел оспаривать. Решения Рико - закон, не подлежащий сомнениям ни при каких обстоятельствах. Раньше это правило касалось только команды, но всё чаще и чаще это самое "Я решил" больнее всего прибивало к месту именно Кевина.

Я решил, что ты зря волнуешься. Я решил, что ты преувеличиваешь. Я решил, что здесь нам будет лучше. Я решил, что мы никуда не пойдём.

Я решил.

Морияма говорит последнее слово, Дэй не смеет ему перечить, потому что в какой-то момент перестаёт видеть в этом всякий смысл. На каждый довод за находились два против, спор заканчивался строго и неизменно. Но как бы Кевину ни хотелось бежать, как бы ни было плохо здесь, он никогда не думал о том, чтобы уйти без Рико. Потому что - как? За эти годы они срослись настолько, что даже недолгая разлука заставляла напрячься от ощущения острой нехватки не просто кого-то, а части себя. У них давно всё на двоих разделено, от комнаты до самой жизни. Разойтись теперь? Это бред какой-то.

Кевин без Рико задохнётся, потеряется, пропадёт. Но даже Рико бессилен против удушья, которое Кевин испытывает в этих стенах.

- Нет, не должен, - возражает Дэй, хмурясь. Даже этот простой жест сейчас требует усилий, но вопрос о том, стоит ли их прикладывать, даже не поднимается. - Если хозяин узнает, что ты сделал, он тебя уничтожит.

Голос его дрожит на шёпоте, здоровая рука стискивает футболку на чужой груди, словно Морияма может в любой момент исчезнуть и больше никогда не появиться. Рико никто не убьёт, нет, он слишком ценен, но уничтожат - запросто. Точно так же, как стирали в порошок всех остальных, как выламывали Кевина, как втаптывали в грязь Жана. Если станет известно, что Рико хоть как-то причастен к побегу Дэя, ему придёт конец. Это неизбежно, потому что скрыть от хозяина хоть что-то невозможно.

- Ты не должен! - повторяет Кевин отчаянно. - Мы уйдём либо оба, либо никак.

Лицо Мориямы совсем близко, он не прячется, поэтому можно без труда смотреть и видеть. В его глазах - многое. Большую часть из этого, правда, хотелось бы не видеть никогда, но им не повезло настолько, чтобы можно было выбрать. В глазах Рико тоска и боль. В голосе - искренность и что-то такое, от чего всё нутро скручивает тугим узлом.

- Не заставляй меня, - просит Дэй тихо. - У меня больше никого нет.

Рико не имеет никакого права отбирать у него последнее, что осталось. Кевин Морияме принадлежит с потрохами, и если его отпустить, это ничего не изменит, только больнее сделает. Страшнее, чем сломанная рука и потерянное будущее. Страшнее, чем преследование людьми, которым лучше не переходить дорогу. И дело не в том, что эту зависимость вбить ему в голову старались не один год.

Дело в том, что Кевин Рико любит.

Грубого, несдержанного, напряженного и опасного, защищающего, поддерживающего, неспокойного - любит. Разве может он уйти, даже если за дверью окажется всё, о чем Дэй когда-либо мог мечтать? Разве это сделает его счастливее, если рядом не будет Рико?

Ответ ясен, как белый день.

- Пойдём.

+1


Вы здесь » shakalcross » альтернатива » мы будем счастливы теперь и навсегда


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно