эпизод недели: with the snow
пост недели:

Сидеть в четырех стенах — паршиво. Кисе в принципе не любил сидеть на одном месте, ему всегда нужно куда-то двигаться, что-то делать. Сколько всего Рёта перепробовал, прежде чем заняться баскетболом, который наконец-то будто что-то зажег в нем, заставил развиваться, совершенствоваться… Плевать даже, что на самом деле делать все это Кисе заставляло прежде всего стремление превзойти Аомине. По крайней мере, в самом начале. читать далее

shakal

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » завершённое » Научи меня


Научи меня

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

научи меня
Тоджуро ✦ Хакуджи
https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/750346.jpg


Когда в секции боевых искусств появляется новичок, никто даже предположить не может, что что-то пойдет не так.


[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/628454.jpg[/icon]

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

+2

2

Выбор кружка - дело важное и ответственное, ведь дополнительное развитие должно быть не только полезным, но и приятным. Кому-то нравится рукодельничать, кому-то петь, кто-то предпочитает шахматы и так далее... В семье Ренгоку всегда почитался здоровый образ жизни и активные занятия спортом. Тоджуро не стал исключением. До того, как окончательно определиться с выбором будущей профессии, он успел позаниматься баскетболом, боксом и карате. С переходом в старшую школу бокс парень решил оставить, заменив его кружком иностранного языка. Честно говоря, Ренгоку собирался продолжить заниматься карате и оттачивать свои навыки в этой области, однако ситуация приняла неожиданный оборот.

Проходя мимо стендов различных студенческих объединений, взгляд Тоджуро зацепился за доску немногочисленной, судя по всему, секции боевого искусства Сорю. Слышать о нем ранее ему не доводилось, и он, заинтересованный, моментально прикипел к вырезкам из статей, фотографиям и описанию, с каждой минутой лишь сильнее проникаясь любопытством.

Стоит ли говорить, что именно туда парень отправился, чтобы взглянуть на все это вживую?

Стоит ли говорить, что увиденное впечатлило его настолько, что он в тот же день подал анкету на вступление?

От волнения Тоджуро не спал всю следующую ночь, ворочаясь и прокручивая в голове завораживающие и определенно опасные приемы, наставления мастера, внимательные взгляды учеников... Окунуться в это хотелось страшно, аж чесались руки и тело не находило покоя! И несмотря на хорошие оценки и показатели, Ренгоку все равно переживал не пройти проверку, ведь малочисленной эта секция являлась не по причине отсутствия интереса к ней, а из-за строгих требований к кандидатам.

Получив положительный ответ, Ренгоку ощутил такое облегчение, будто с плеч рухнул целый мешок. У него получилось! Но это еще не все, теперь ему предстоит хорошенько потрудиться, чтобы остаться и доказать, что мастер не прогадал со своим решением.

* * *
Перед первым занятием Тоджуро нервничает и не может найти себе места, дожидаясь прихода Кейзо-сенсея. Хочется как можно скорее приступить к знакомству с техникой, испытать свои силы и увидеть мастерство опытных бойцов из первых рядов. Однако время идет, а никто так и не приходит. Что-то случилось? Парень непонимающе хмурится и пробует открыть дверь - заперто. Занятия перенесли? Отменили? Проводят в другом зале? Чем дольше здесь ничего не происходит, тем сложнее становится просто стоять и ждать.

От неспокойных мыслей отвлекает звук приближающихся шагов. Вопреки ожиданиям, это не мастер, а только один из учеников, которого Ренгоку уже доводилось видеть прежде - не только на тренировке, но и в школьном коридоре. В его походке без труда различается некоторая степень неудовольствия. Или непонимания? Как будто здесь на самом деле никого не должно сейчас быть.

Странно все это!

- Привет! - несмотря ни на что, парень приветствует его широкой улыбкой. - Ты ведь тоже занимаешься сорю, да? Занятия, наверное, перенесли? Я тут уже давно, а ты первый, кто пришел! Уже подумал, что, может, ошибся... Но ты пришел! Не знаешь, где все остальные?

В ответ лицо парня как-то странно меняется, но из череды эмоций оказывается неожиданно трудно различить преобладающую.

- Ой! - спохватывается светловолосый. - Прости, я не представился! Ренгоку Тоджуро, новенький!

За всем своим волнением, он совершенно не заметил, что пришел раньше на целый час.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/628454.jpg[/icon]

Отредактировано Rengoku Kyojuro (2022-03-31 19:31:34)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

+1

3

Холодные капли стекают по шее вниз, по плечам, вдоль поясницы, приносят такую нужную сейчас разрядку, успокаиваю, унимают дрожь. Заставляют забыть, что снова сорвался. Сояма списывает все на загруженность в школе (как ни крути конец года), тяжелую подготовку к летним отборочным, да и здоровье отца неотвратимо ухудшалось. Последнее время тревожность не отпускает его, а ведь интуиция никогда его не подводила. Вот только Хакуджи чувствует, что это далеко не все причины. Что-то росло в груди: темное, опасное, ядом растекающееся откуда-то изнутри, совершенно ему чуждое и одновременно такое привычное. Но сейчас воспоминания стыдом жгут щеки, парень тяжело и шумно втягивает воздух, подставляет лицо под уже почти ледяную воду.

Да чтоб это все.

- Хакуджи, довольно. Хватит! – голос учителя приводит в чувство, Хаку с трудом фокусируется, стараясь понять, что произошло. Отработка обычных ударов переросла в азартную схватку, базовые удары, уклонения, нарастающий темп боя. А потом темнота, пугающая и неконтролируемая. Кейзо-сенсей крепко сжимает его запястье (синяков не избежать), останавливая занесённый для удара кулак. Инерция настолько сильная, что Хаку нужно несколько секунд, чтобы, наконец, расслабить мышцы. Еще бы чуть-чуть и один из учеников, которому не посчастливилось сегодня заниматься с ним в спарринге, получил бы как минимум сломанный нос. Учитель ослабляет хватку и отпускает, Сояма глубоко кланяясь, бормочет слова извинений перед белым как полотно учеником, тот пытается перевести все в шутку, но видно что по-настоящему напуган.

После холодного душа становится легче, выходить в общий зал совершенно не хочется, это глупо, но Хаку ничего не может с собой сделать. Он никогда не боялся лезть в драку, не редко являясь ее инициатором, умел дать отпор и знал, что у него это выходит чертовски хорошо. Не хулиган, но задирать его перестали еще в младшей школе. Он рос, осознавал свою силу, потом понял, что уличные потасовки, это не тот способ совершенствоваться, понял, конечно, не сам. Вспыльчивый нрав никуда не делся, но стал более управляемым. До недавнего времени.

Первый раз он потерял контроль на обычной тренировке, как обычно задержался допоздна, отрабатывая удары на старом деревянном столбе. Четко и методично, концентрация только на движениях собственного тела, удар за ударом, раз за разом. И не заметил, что кожа на костяшках уже содрана до мяса, а по глубоким трещинам в дереве  стекает его кровь. Следующий раз его «накрывает», когда их прогулку с Коюки нарушают несколько шутников, решившими вдруг дать оценку ее фигуре. Хакуджи быстро объясняет им, что они неправы, входит в азарт… А потом отчаянный крик девушки вытаскивает его «я» на поверхность и приводит в себя. Тогда он чуть не забил их голыми руками, обеспечив неудавшимся задирам несколько месяцев в больнице. После того случая прошло больше полугода, Хакуджи сменил режим, уменьшил нагрузки, выделив больше времени для отдыха, даже сходил с Коюки на пару занятий йоги. Но ту ярость невозможно было забыть, пьянящее чувство собственного превосходства. И еще что-то более ужасное – желание убить человека, такое ему несвойственное и пугающе знакомое.

Что если в следующий раз рядом никого не будет?

Стоп. Сейчас точно не самое подходящее время об этом думать. Тем более не может же он сидеть в раздевалке до ночи, у него есть определенные обязанности в додзе. Сояма являлся лучшим учеником Кейзо-сенсея, изначально еще и единственным. Однако учитель часто пропадал, Хаку подозревал, что тот просто отлынивает от работы, поэтому после собственных тренировок он иногда сам занимался с новичками и проводил спарринги с ребятами постарше. 
В додзе было непривычно тихо, возможно из-за произошедшего учитель отпустил учеников по домам. По крайней мере, Хакуджи очень на это рассчитывал, тогда ему останется убрать инвентарь и можно будет потренироваться до вечера в тишине и одиночестве, в последнем сейчас он нуждался больше всего.

Естественно незнакомый парнишка в общем зале стал совершенной и очень неприятной неожиданностью. Хакуджи еще лелеял надежду, что малой забрел сюда случайно, кого-то ждет или ищет. Такие жизнерадостные обычно сюда не приходят, а этот прям светится. Хаку подошел, и выдержав оптимистично-бодрый набор слов, отметил что уже видел его в школе, и вроде они одного с ним возраста, несмотря на то что тот выглядел младше.

- Идем за мной, - Сояма, проигнорировав приветственную тираду, направился к небольшой доске с объявлениями, там учитель обычно размещал важную информацию и расписание занятий. Додзе тесно сотрудничало со школами, предоставляя свои услуги в качестве дополнительного образования. А вот и нужная секция нашлась, занятия в которой начнутся примерно через час. Хорошо если к тому времени Кейзо-сенсей будет на месте и сам проведет занятия. Но что сейчас делать с новеньким? Хакуджи весьма раздраженно уставился на Тоджуро, нагло осматривая и оценивая того с головы до ног. Телосложение отличное, физическая форма на уровне, видимый потенциал.

В глаза смотреть не стесняется, не боится, держится уверенно хоть и смущенно. Если бы пришел на пару лет пораньше… хотя.

- Ты немного рано, Тоджуро, -  чуть развернувшись, он ткнул пальцем в прилепленный к доске  листок, - вот это твое расписание. Запомни его, если ты все-таки решишь остаться. – В додзе по прежнему тихо, и голос Хаку чуть ли не эхом расходится по широкому коридору. Еще два шага, и он уже стоит почти вплотную к новоявленному ученику, изучает пару мгновений и видимо в чем-то сам с собой согласившись, решает продолжить, - ладно, пошли, покажу что-как. Я Хакуджи Сояма. Заниматься ты будешь с Кейзо-сенсеем, его сейчас еще нет.
Чуть посторонившись, он направляется к главному залу, двигается не оборачиваясь, зная что Тоджуро последует за ним. Просторный основной или общий зал в отсутствии учеников выглядит очень внушительно и даже помпезно.
- Вот здесь будут проходить основные занятия, есть еще небольшая летняя площадка на заднем дворе. Там дальше по коридору раздевалка и душевые. С территорией можешь ознакомиться самостоятельно в свободное время. Зал разделен условно на несколько частей: для самостоятельных тренировок, для основных занятий, - Хаку идет через весь зал к дальнему углу, где кроме нескольких спортивных матов и старого манекена ничего нет, - и зона для новичков. Половина из которых отсеивается уже через месяц, - он снова внимательно смотрит на Ренгоку и пожимает плечами, -  я не запугиваю, просто так и есть.

Хакуджи знает о чем говорит, он много таких видел. Не задерживаются надолго, рассчитывая на быстрый результат сразу разочаровываются. Думают, что после пары-тройки занятий смогут разбивать камни голыми руками или хотя бы красиво раздавать обидчикам люлей. Но занятия единоборствами требуют полной отдачи, колоссальных усилий и концентрации, особенно такой стиль как Cорю.
- Слушай, дам тебе совет. Не трать свое время. Для таких как ты, жизнерадостных любимчиков судьбы, полно менее травмирующих занятий. Можно поддерживать физическую форму не рискуя ходить в школу с синяками и ссадинами. - Хакуджи сам не понимает, что его так раздражает в новичке, но и анализировать сейчас абсолютно не хочется, - уверен, ты сможешь найти себя в чем-то другом, Тоджуро.

[nick]Akaza[/nick][status]narcissistic cannibal[/status][icon]https://i.postimg.cc/6pjPBk8f/54.jpg[/icon]

Отредактировано Akaza (2022-04-17 02:29:49)

+1

4

Чужое раздражение обходит Тоджуро стороной, не задевая ни секунды. Он немного смущён тем, что, оказывается, пришёл слишком рано, но раз Хакуджи решил не заострять на этом внимания, то ему тоже не следует так делать. Возможно, Сояма пришел сюда раньше, чтобы потренироваться в одиночестве или заняться какими-то другими делами, а новичок ему помешал. Может, стоит извиниться? Ренгоку даже успевает открыть рот, но проводник перебивает его будничным рассказом и выглядит совершенно не заинтересованным в диалоге как таковом. Так что, с неподдельным интересом глазея по сторонам, парень пока что старается запомнить всё и слушает с таким интересом, будто тот уже рассказывает основы боевого искусства, а не просто проводит экскурсию по территории.

Не трогает Тоджуро и очевидно предвзятое отношение - в ответ на слова Соямы он лишь улыбается шире. Это далеко не первый и едва ли последний раз, когда его принимают за нежного ребенка, который никогда в жизни не дрался и мухи не обидел. Справедливости ради, насилие он действительно недолюбливает, однако боевые искусства находит явлением красивым, завораживающим и полезным. Так уж ли важно, какой воспримут его внешность, если он сможет на деле показать, насколько она обманчива? Тренировки расставят все на свои места. Они - и время.

- Я не боюсь трудностей, Хакуджи-семпай, - отвечает Ренгоку радушно, - и ничего стыдливого в синяках не вижу! К тому же, прежде мне уже доводилось заниматься боевыми искусствами, так что представление о том, с чем придется столкнуться, у меня есть. А если станет совсем трудно, я приложу еще больше усилий, чтобы справиться с поставленной задачей!

Если потребуется пройти путь с самого начала, он это сделает. Будет стараться до тех пор, пока не докажет, что заслуживает находиться в другой зоне тренировочного зала, на матах для спарринга, а не наедине с манекеном или где-нибудь в другом месте, где, по мнению Соямы, может найти себя. Но фокус в том, что он себя и не терял.

А Хакуджи?

- Ближайшая тренировка будет только через час, - Тоджуро поглаживает лямку спортивной сумки, перекинутой через плечо, а затем обнимает ее пальцами, - но ты тоже пришел пораньше. У тебя здесь какие-то дела? Я мог бы помочь, все равно Кейзо-сенсея и остальных пока нет!

Он смотрит на Сояму внимательно и открыто, но столь же и беззастенчиво. Сердитый, но миловидный с лица, тот напоминает дикую кошку: вроде бы очень похож на домашнюю, но с легкостью отгрызет лицо любому, кто посмеет позволить себе лишнее. Еще Ренгоку старается припомнить, видел ли когда-нибудь хотя бы у одной девчонки такие ресницы. Или у ровесника - похожую физическую форму. Хакуджи сильный, даже сама его аура нет-нет, да заставит нутро скрутиться в неясном напряжении. Хотя... Не только сильный, опасный, кажется, тоже, но от этого лишь еще больше хочется не отступать перед ним ни шагу. В конечном итоге, складываясь вместе, все эти противоречивые детали приводят Тоджуро в состояние какого-то глупого восхищения и восторга.

Сояма - интересный.

Было бы здорово с ним подружиться.

- Что скажешь?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/628454.jpg[/icon]

Отредактировано Rengoku Kyojuro (2022-05-19 00:52:19)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

+1

5

Откуда такие только берутся? И фразы все прям как под копирку – клише из глупых детских фильмов. Оптимизм этот дурной. То ли наигранный, то ли реально природный. Но Хакуджи ни разу не психолог, чего бы ему вообще вдаваться в ненужный анализ. Хочет Ренгоку заниматься, почему бы и нет, ему с ним не детей крестить. Дела в додзе на самом деле давно идут не очень. Учеников мало, конец учебного года, многие готовятся к экзаменам, да и сам стиль Сорю не пользуется большой популярностью. И если бы сейчас Кейзо-сенсей услышал, как Сояма в открытую отговаривает одного из новичков от занятий, демонстрирует агрессию просто потому что тот пришел «не вовремя», его как минимум ждал бы неприятный разговор. Вдох-выдох и внутреннее спокойствие. Более радушным или гостеприимным Хаку не стал, но успешно загнал свое раздражение куда подальше и поглубже.

- Я прихожу сюда сразу после школы, - чуть не добавил «всегда», но смолчал, - занимаюсь до закрытия, в выходные тоже бываю. Мне приходится много тренироваться, чтобы выступать на различных турнирах между школами, - и не без гордости добавляет, - додзе Кейзо-сенсея почти всегда занимает первые места, наши ученики одни из лучших.

Правда львиная доля участия в соревнованиях выпадает именно на Хакуджи, это он обычно представляет школу как самый лучший ученик. С постоянными тренировками и разъездами учеба в обычной школе уходит на второй план, но как спортсмену ему идут на встречу и почти все оценки он получает автоматом. И хотя он никогда не тяготел ни к точным, ни к гуманитарным, ни к каким либо другим наукам, Сояма знает, что и в спорте он себя тоже не найдет. Скорее всего после школы подастся в теневой бизнес, туда, где его навыки будут более востребованы. Учитель, естественно, будет категорически против, но одними соревнованиями додзе на плаву не продержишь. А ведь это его дом, пусть второй, да хоть третий, это не имеет значения, от этого он не становится менее родным.

Отчасти поэтому он относится ко всем насторожено, особенно к новеньким. Много раз видел, как учитель пытается скрыть за широкой улыбкой сожаление, если внезапно кто-то из учеников переставал посещать занятия. И дело было даже не в деньгах, точнее в их отсутствии. Сенсей на самом деле живет этим додзе, вкладывает душу в своих учеников, старается научить каждого не только тому, как защитить себя и близких. Он развивает в них стремление постигать мир и гармонию через единоборства, ведь боевые искусства создавались не для того, чтобы выигрывать в драках. Хакуджи знает это по себе, хотя в этом направлении один из самых сложных учеников у Кейзо-сенсея, как-то сразу не заладилось у него с внутренней гармонией и спокойствием. В отличие от учителя Хаку не сожалеет об ушедших, он злится, наращивает недоверие и враждебность. Это происходит само по себе, так уж выражается его желание оградить от неприятностей дорогих ему людей. К тем, кто занимается давно и серьезно, относится вполне нейтрально и даже радушно, но вот новичкам с ним конкретно не везет.

- Иногда я провожу занятия заместо учителя. Когда он отлучается по делам, - осекается, вспоминая что в додзе до сих пор все еще никого, и быстро добавляет, - но на самом деле Кейзо-сейней настоящий мастер боевых искусств. Сам поймешь, когда увидишь, -  в его голосе проскальзывает неподдельная теплота.

- Хочешь помочь? – Он хмыкает и пожимает плечами, - хорошо. Сумку можешь оставить где-нибудь здесь, - сам же направляется к небольшой стойке, где должны стоять бамбуковые мечи, сейчас они валяются рядом на полу в полном беспорядке.

В додзе не практикуют кендо, точнее не практиковали до недавнего времени. Сенсей решил разнообразить направления в занятиях, чтобы привлечь учеников, популяризация играет большую роль, когда речь заходит о деньгах. Честно сказать, сам Кейзо-сенсей был ну очень слаб в кендо, чего уж там говорить о Сояме. Любая попытка взять в руки бамбуковый меч неминуемо заканчивалась шишками и синяками. Но детишки в перерывах с удовольствием лупили друг друга бутафорскими клинками, иногда разыгрывая целые сцены из каких-нибудь популярных фильмов. Рядом со стойкой Коюки оставила небольшое ведерко с какой-то дезинфицирующей фигней, остро пахнущей цветами, несколько тряпок и сухих полотенец. 

- Это бамбуковые мечи для фехтования, их нужно протереть и поставить на место, - Хакуджи говорит и сразу делает: собирает несколько мечей, смачивает тряпку, садится прямо на пол и протирает тщательно, бережно, с почти фанатичной скрупулезностью. Даже несмотря на то, что затея с этими палками кажется ему глупой, иной раз отвлекающей учителя от по-настоящему важных тренировок. Но в этом весь он. Всегда серьезно подходит к делу, будь то тренировка или обычная уборка.

- Мы ведь учимся вместе, - вытирает меч насухо, откладывает в сторону, смотрит на Тоджуро изучающе, - ты сказал, что занимался единоборствами, но обычно тот кто хоть что-то умеет, старается показать это в школе. Ну знаешь, в драках на заднем дворе или еще где-то. Но я ни разу не видел тебя ни в одной потасовке, - пусть Сояма часто отсутствует в школе, но всегда в курсе, что и где происходит. Да и ни одной серьезной стычки еще ни разу не обошлось без его участия, как в школе, так и между школами.

[nick]Akaza[/nick][status]narcissistic cannibal[/status][icon]https://i.postimg.cc/6pjPBk8f/54.jpg[/icon]

+1

6

- Я видел ваши фотографии на стенде, - с широкой улыбкой на лице кивает Тоджуро, - и тебя на тренировке. Заглядывал посмотреть, когда только задумался о вступлении. Ты очень хорош! Сказать по правде, именно твои навыки и мастерство помогли мне принять окончательное решение! Надеюсь однажды побороться с тобой на равных!

То, что Хаку так много времени посвящает тренировкам, воистину впечатляет. Причём, по нему сразу видно, какое удовольствие это ему приносит. Титулы на соревнованиях, скорее, неотъемлемый результат страстной любви к Сорю, нежели изначальная их цель. Ренгоку невольно задумывается, любит ли он свои увлечения так же сильно, как Саяма. Отдаваясь им целиком, он всегда стремился к высоким результатам и радовался процессу, но настолько ли? Кажется, будто ни в какое сравнение не идет.

Поспешив бросить сумку там, где посоветовали, Тоджуро складывает мечи вместе и садится на пол так, чтобы они остались между ним и Хакуджи.

- Я тоже тебя помню, - отвечает он, принимаясь за работу. Ему очень приятно, что Саяма узнал его, он даже собирается признаться в этом, но неожиданный звонкий чих портит весь план. Шмыгнув зачесавшимся от резкого запаха носом, Ренгоку коротко извиняется. Удачный момент, кажется, упущен, нос все еще щекотливо свербит, но хотя бы чихать больше не хочется. А вот фраза о драках его смешит, и он не отказывает себе в не очень громком, но искреннем, раскатистом смехе, из-за чего окончательно отвлекается от желания вернуться к признанию: Хаку в своих догадках похож на многих. Он не первый и точно не последний, кто замечает за Тоджуро эту странность - уметь, но не демонстрировать.
ким
- На самом деле я не очень люблю драться или хвастаться, - объясняет парень, пока заботливо обрабатывает синай. Процесс удивительным образом умиротворяет, хотя раньше Ренгоку не имел никаких дел с мечами. Но в то же время кажется, будто только их в руках и держал, оттого и знает, как провести, как перехватить, как важно не пропустить ни одного участка. Отец рассказывал, что когда-то давно их семья славилась искусными мечниками на протяжении многих поколений, пока однажды не решила пойти другим путем. Конечно, такого не может быть, но Тоджуро нравится внезапная мысль о генетической памяти. В детстве он часто представлял себя мечником из стародавних времен, отважно размахивая палкой...

- И применяю умения только в том случае, когда без этого не обойтись, - а так происходит нередко, просто огласке это предавать Ренгоку тоже никогда не стремился и не будет. Он пообещал себе использовать кулаки только для защиты, но даже сталкиваясь со стеной чужого намерения причинить невиновным вред, всегда сперва пытается договориться. Уговоры не срабатывают почти никогда, а потому Узую и Канроджи иногда приходится помогать ему скрывать синяки под слоем косметики во избежание лишних вопросов со стороны. - Но в будущем я собираюсь поступить в полицейскую академию, так что все это мне точно пригодится!

Закончив с мечом и вернув его на стойку, Ренгоку увлеченно принимается за следующий.

- А какие планы у тебя? Продолжишь заниматься спортом? Как познакомился с Кейзо-сенсеем и почему выбрал именно Сорю?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/628454.jpg[/icon]

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

+1

7

Хакуджи не привык к лести, разумеется его хвалят, но если похвала не исходит от отца, Кейзо-сенсея или Коюки, то все мимо, даже внимания не обратит. Только их мнение и оценка ему по-настоящему важны. Но вроде бы Тоджуро говорит искренне, открыто и уж точно не заискивающе. И Сояма почему-то верит: да увидел его на занятиях, да зацепило настолько, что решил попробовать, возможно и выйдет из этого что-то стоящее. И этот альтруизм не маска, чтобы казаться хорошим, Ренгоку и правда верит, что добру есть место в мире, в себя верит безоговорочно, в людей верит ясно и твердо.

Как же ты с такими устремлениями живешь? Как не растерял их еще? Но может просто жизнью не бит, не истерзан действительностью, что хребет тебе вырвет, только слабость покажи. Обеспечен вполне, жизни радуется, наивность не стерта обстоятельствами в мелкую крошку. Почему бы не быть добрым и снисходительным ко всем, когда можешь себе это позволить? В отличие от Хаку, никогда не позволявшему себе такой роскоши как излишняя человечность и доверие. И с последним было особенно туго. Отсутствие с малых лет материнской ласки усугублялось постоянными насмешками сверстников, которые часто высмеивали его бедность, полагая, что социальный статус дает им какие-то привилегии. На самом деле, иногда денег не хватало даже на еду, отец уже не мог работать из-за болезни, а пособия катастрофически не хватало. Все это сильно повлияло на характер Хакуджи, ожесточило его, озлобило, сделало неприветливым и желчным.

- У тебя, как посмотрю, далеко идущие планы. Побороться со мной на равных дано не многим, - он любит и лелеет свою заносчивость и тщеславие. Подтверждает свое превосходство действиями, не словами. Больше на улице, чем на соревнованиях, но так уже сложилось, у всего есть обратная сторона. Кроме всякого рода мусора, Сояме приходилось иметь дело с учениками соседних додзе, те частенько избивали их новичков, отваживая от занятий, конкуренция  ведь такое дело… равных среди них Хакуджи естественно не было, но он тоже не мог круглосуточно охранять учеников. С соревнованиями было иначе, противники совершенно иного уровня, от которых иногда приходилось терпеть поражение. Злился, распалялся, потом успокаивался и постепенно учился принимать неудачи, учился уважать сильных противников. – Как знать, может тебе и удастся.

Монотонная работа успокаивает, приводит мысли в порядок, случившееся утром уже не кажется чем-то настолько страшным или неисправимым, он снова списывает все на переутомление. Плохо, что сенсею пришлось отменить часть занятий, еще хуже, что Хаку не знает, куда тот ушел и как долго его не будет. Самое разумное, это позвонить и узнать все самому, но он все еще медлит.

- Значит, ты у нас будущий полицейский, который не любит применять силу, - отложив последний меч, Сояма глубоко потягивается, разминает плечи, - очень благородно. Поменьше бы ты фильмов смотрел, Тоджуро. Разочаровываться в жизни очень болезненно. В любом случае, хорошая физическая подготовка всегда будет плюсом при поступлении.

Надо же как странно иногда выходит, только недавно Хаку думал о том чтобы принять приглашение в одну довольно крупную банду, у которой в дальнейшем были все шансы подмять под себя верхушку преступного Токио. И вот он сидит и разговаривает с Ренгоку, который планирует встать на сторону закона и бороться с такими как он.

- Не думаю, что я найду себя в спорте, мы конечно выступаем на соревнованиях, но до олимпийских дисциплин далеко, а только там крутятся настоящие деньги. Кейзо-сенсей предлагает мне должность наставника в додзе, кто знает, может и соглашусь, - старается замять тему, решив не отвечать прямо на вопрос, ответ на который он сам еще толком не знает. Учитель и правда рассчитывает на него, но Сояма прекрасно знает, какой нагрузкой станет для додзе лишний сенсей.

Всю зависимость человека от денег Хаку усвоил с детства, часто ему приходилось марать руки банальным воровством, отбирая деньги у учеников в школе или таская с прилавков магазина продукты. Полагая, что весь мир против него, Сояма обзавелся толстой моральной шкурой и острыми шипами агрессии к окружающим, и только Кейзо-сенсей смог его приручить, пробившись через заслон враждебности и недоверия. Он и Коюки заставили пересмотреть отношение к окружающим, изменили и смягчили его самого. Однако если потребуется, если Хакуджи почувствует угрозу, никакие нравственные барьеры его не остановят, он в прямом смысле пойдет по головам.

- Я так же как и ты в свое время просто пришел на занятия, - отводит глаза, потому что врать не любит, не умеет, скрывает ложь за тихим смешком. Но рассказывать о себе больше, чем нужно не хочет еще больше, – а потом оказалось, что у меня очень неплохо получается. Мы вроде как все сделали, нужно позвонить сенсею, разузнать про занятия, - встает и расставив на подставку мечи, направляется в раздевалку за телефоном, бросив на ходу небрежное «подожди тут». Возвращается назад почти сразу, прячет в рюкзак мобильник и протягивает Тоджуро подхваченную по дороге сумку.

- Держи. Знаешь, скорее всего, занятий сегодня не будет, - он не говорит, но телефон учителя не отвечает, вообще это дело не редкое, тот категорически не признает технический прогресс и телефон использует по большей части как замену часов.

- Посмотри, может Кейзо-сенсей прислал сообщение о переносе занятий, -  этого учитель тоже никогда не делает, если он вот так пропадает, то отдуваться приходится Хакуджи, но не рассказывать же новенькому, что сенсей любит прогуливать собственные занятия.

- Ты далеко живешь? Можем зайти куда-нибудь по дороге перекусить, - немного неловко, ведь Ренкогу потратил свое время, пришел на ознакомительное занятие, но Хаку сейчас совершенно не хочется проводить урок, учитывая, что кроме них никого больше нет, - я бы сам мог провести первый урок, но у меня сегодня тяжелый день был, да и я уже не в форме. 

[nick]Akaza[/nick][status]narcissistic cannibal[/status][icon]https://i.postimg.cc/6pjPBk8f/54.jpg[/icon]

+1

8

- Я очень постараюсь! - обещает Тоджуро.

Он слушает очень внимательно и ничуть не меняется в лице на чужое замечание о наивности. Слышать подобное ему приходится часто, очень часто. Всем вокруг почему-то кажется, что поступая честно и не оставляя веры в лучшее, Тоджуро предаёт что-то сокровенное и бесконечно важное, известное всем с самого начала, кроме него. И пока кто-то рассказывал остальным эту истину, сам он умудрился потеряться по пути и на урок не успел.

Особенно часто Тоджуро приходится встречаться со скепсисом именно со стороны взрослых. Хаку - тоже взрослый. Это заметно по его глазам, по манере держаться и по словам. Кабы не юное лицо, можно было бы сказать, что разговаривает сейчас парень с человеком раза в три себя старше. Это даже немного страшно, ведь Сояма всё ещё учится в параллельном классе и возраста с ним одного.

Ренгоку не сердится и не обижается. Ему понятно, почему парень так считает. Ему понятно, потому что отец всё чаще говорит похожие вещи. Всё чаще возвращается с работы мрачнее тучи, и они с мамой подолгу сидят на кухне за закрытой дверью. Но также он понимает и то, что хочет нести пользу, несмотря ни на что. Хочет помогать. И если у него получится, таким людям, как Хаку, возможно, жить станет капельку легче?

Всегда легче, когда знаешь, что не один.

- Не люблю не значит, что не буду, - с улыбкой отвечает Тоджуро. - Я прекрасно понимаю, что без этого будет не обойтись, но пока потребности в насилии нет, прибегать к нему я не стану. Думаю, это не так уж сложно.

Забрав у Соямы сумку, он некоторое время шарится по карману в поисках мобильника, а затем, всё же отыскав его, быстро проверяет почту. Там только сообщения от Узуя, на которые он ответит немного позже.

- Ничего нет, - взглянув на семпая, понимает, что тот не сильно удивлён и уж точно не преисполнен решимостью ещё чем-нибудь занять новичка. Догадка подтверждается совсем скоро. Ренгоку легко поднимается на ноги и потягивается, разминая начавшие затекать мышцы. Позвоночник сладко похрустывает. - М-м... Мне пару кварталов до дома. Туда.

Он пальцем указывает примерное направление и наконец-то перестаёт тянуться. Перекинув лямку сумки через плечо, направляется к выходу.

- А тебе в какую? Тут есть неплохое кафе неподалеку, можно туда зайти! - приглашение Хаку ему приятно. Это отличный способ узнать его получше. Тоджуро, конечно, расстроился немного, что занятие не состоится, но перспектива провести время в интересной компании сглаживает это почти полностью.

- Ты сказал, что может быть согласишься стать здесь наставником, - продолжает Ренгоку, открыто наблюдая за собеседником. - Почему не уверен, что хочешь? Не любишь преподавать или не все выдерживают твою программу?

Кафе, которое парень хочет показать Сояме, действительно находится недалеко отсюда, но чтобы дойти ещё быстрее, можно срезать по дворам. Тоджуро эти места знает хорошо, потому что во время пробежек и тренировок умудрялся забираться очень далеко, слишком увлёкшись своим занятием. Так, например, оттачивая элементы паркура вместе с Камадо, они однажды вообще заблудились. Пришлось потратить некоторое время, чтобы найти дорогу обратно. Ух, и досталось же потом от отца за опоздание... Тоджуро ведь и телефон тогда дома оставил!

- Расскажешь что-нибудь о себе? Что тебе ещё нравится?

Внезапно внимание парня привлекает агрессивный собачий лай откуда-то впереди. Пса три, кажется, не меньше. Интересно, что там стряслось? Бросив на Хаку быстрый взгляд, Ренгоку без слов прибавляет ходу. А когда они сворачивают во двор, то всё становится понятно: кошка. Маленькая кошка - почти котёнок - с трудом забравшаяся на дерево, спасаясь от преследования.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/628454.jpg[/icon]

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

+1

9

Как и ожидалось, сенсей в очередной раз пропал и искать его лишено смысла, Хакуджи понял это давно, хотя смирился с этим не сразу. Со своим болезненным обостренным чувством ответственности он долго не мог понять, как можно вот так пропадать, откровенно забивая на собственное додзе, на свою работу, которую тот безоговорочно любил. Даже Коюки не знала, куда и зачем пропадает ее отец. А потом Сояма случайно узнал, что тот занимается подработкой (в основном давая частные уроки) из-за банального отсутствия возможности платить по счетам. И отношение кардинально изменилось, и он сам бы мог помогать, но у Хаку не хватало времени, школу и опеку над отцом никто не отменял. В любом случае,  такие «пропажи» стали восприниматься им как должное и в такие моменты он естественно брал всю заботу о додзе на себя. Как-то предложив свою помощь получил кардинальный отказ, сенсей только отшутился, уверив что у него все под контролем и переживать не за что.

Оказалось, что живут они не так уж и далеко друг от друга, странно что никогда не видел Тоджуро идущим в школу… хотя чего странного, сам Сояма вовсе не отличался стабильным ее посещением. Тем более часто остается ночевать у сенсея, особенно если на носу важные соревнования. Но воспоминание о доме моментально портит его настроение, которое сегодня итак в явном дефиците. Отец почти неделю лежал в больнице после очередного приступа, и Хакуджи дома не появлялся вовсе.

- Не поверишь, но я живу почти в той же стороне, - он не вдается в подробности, как и не говорит о том, что мало знаком с разнообразием уличных кафешек. У них с Коюки есть пара любимых мест, поэтому особой причины изучать район в гастрономическом ракурсе нет. Почему бы не довериться вкусу Тоджуро, он явно в этом вопросе осведомлен больше. Интерес к своей персоне со стороны кажется подозрительным, недоверие у него в крови и вытравить его сложно, но Хаку расслабляется и вполне открыто улыбается когда слышит о «своей» программе.

- У меня нет своей программы тренировок, никогда если честно и не думал об этом. Да и с чего ты взял, что мои тренировки будут суровыми, - он хмыкает, на мгновение задумываясь, а какими бы на самом деле были его тренировки, но быстро гонит мысль прочь. Нет смысла размышлять о том, чего никогда не будет, - содержать додзе затратное занятие само по себе, мне совершенно не хочется нагружать Кейзо-сенсея еще и материально. А вот помочь ему я вполне смогу... – осекается чтобы не сболтнуть лишнего, надеясь, что Ренгоку удовлетворит такой ответ, и тот перестанет проявлять любопытство в темах очень щекотливых для Соямы. О своих планах он еще никому не говорил, да и сам толком не представлял, что будет делать после окончания школы. Высшие учебные ему никак не светили, он не проходил ни по проходному баллу, ни по материальному достатку. У таких как он только два пути: либо работать честно и жить в нищете и страхе потерять додзе за долги, либо найти себя в сфере не очень законной, зато прибыльной, имея возможность обеспечить свою семью. Выбор тут для Хакуджи очевиден.

Несколько минут у него ушло на то, чтобы сменить привычную форму додзе на школьную, накинув сверху легкую курку, рассовал по карманам ключи, телефон и пару купюр. Еще некоторое время понадобилось чтобы закрыть все раздевалки, проверить душевые, общий зал и наконец закрыть додзе, спрятав ключ под одну из небольших статуй. Воровать там было нечего, кому понадобится спортивный инвентарь, но меры предосторожности все же стоило соблюсти.

Уже перестает удивляться такой наивной открытости Ренгоку, еще не привыкает к ней, но недоверчиво фыркать или выказывать презрение уже нет ни причин ни желания, как и раздражаться впрочем. Он странный, не понятный для него, как бы Хаку не пропускал его через призму своего восприятия, Тоджуро никак не хотел вписываться в устоявшееся представление о людях. Они были слишком мало знакомы, да и уж тем более не друзья, но Сояма как ни старался не мог почувствовать в нем ни внутренней разъедающей злобы, ни жестокости или желчи. А уж на это у него было врожденное чутье. Эмпатия, способность чувствовать эмоциональный фон людей всегда были его сильной стороной, но стороной извращенной, в Хакуджи напрочь отсутствовало сопереживание и сострадание к чужим. А вот Ренгоку прям светился, отдавал собственное тепло видимо совершенно об этом не жалея, не скрывая мыслей и чувств, не заботясь о том, что кто-то может этим воспользоваться.

- Что мне нравится? - Вроде бы бесхитростный вопрос ставит Сояму в тупик, он даже ненадолго замедляется, понимая что не знает ответа. Что ему нравится? Он знает, чем он дорожит, что любит, за что несет ответственность. Но это понятия более глубокие, слишком личные, слишком неприкосновенные для чужих. И все же, что ему нравится? Когда он делал что-то просто так, чтобы получиться удовольствие? Неважно будут ли это посиделки после тренировки с мятный мороженным или вечер проведенный за просмотром фильма или компьютерной игрой. Определенно задай он такой вопрос Ренгоку, тут же получил нескончаемый оптимистичный поток информации. Но додумать и ответить на такой глупый и простой вопрос Хакуджи не успевает. Кто бы сомневался, что Тоджуро не сможет пройти мимо, услышав непрерывающийся надрывистый лай и мгновенно нырнет в соседний проулок.

Подходит чуть позже, скептически оценивает ситуацию, не видя абсолютно никаких причин вмешиваться. Несколько тощих уличных псов загнали на дерево такого же худющего чахлого котенка. Глупые собаки шуму подняли на весь переулок, однако из любопытных тут только он с Ренгоку, большинство даже внимание не обратит, он и сам бы прошел мимо не разбираясь вовсе.

- Послушай, Тоджуро, собаки не умеют по деревьям лазать, тем более не станут тут сидеть до ночи его караулить. Да и посмотри на него, он сам сдохнет не сегодня так завтра. – Заниматься спасением у него не было абсолютно никакого желания, да и бессмысленно. Хакуджи был реалистом: выжить такому мелкому на улицах почти невозможно, умрет не от собак, так с голоду или отловят специальные службы. Сколько их таких бездомных умирает в подворотнях, не только котят или щенков, иногда людям достается от жизни не меньше. Спасти всех невозможно.

- Даже если снять его с дерева, куда ты его потом денешь? Оставишь тут? – поднимает с земли небольшой камень и с размаху кидает в большой мусорный контейнер, тот очевидно был пустым, потому как сильный металлический лязг эхом разносится по двору. Собаки бросаются в рассыпную, но довольно быстро возвращаются назад, только теперь недоверчиво и злобно посматривая в их сторону. – Тем более, я как-то не умею разгонять собак, не драться же с ними.

[nick]Akaza[/nick][status]narcissistic cannibal[/status][icon]https://i.postimg.cc/6pjPBk8f/54.jpg[/icon]

+1

10

- Потому что ты очень, м-м, дотошный, когда дерёшься, - легко отвечает Ренгоку. - Я заметил это, пока наблюдал за твоей тренировкой. Если кто-то допускает глупые ошибки, ты сразу раздражаешься и бьёшь в открытое место, чтобы больше оппонент не расслаблялся. Отрабатываешь на уровень рефлексов. Это говорит сразу о многом. Например, о том, что ты серьёзно подходишь к Сорю и очень уважаешь работу своего сенсея. Если кто-то невнимательно слушал его, тебе не нравится. Ты будешь строго следить за своими учениками, потому что слабые воспитанники бросят тень на мастерство твоего учителя. Поэтому ты не станешь никого жалеть.

Пожав плечами, Тоджуро наклоняет голову, со всем вниманием наблюдая за собеседником. У того очень интересная мимика и глубоко задумчивый взгляд, словно его спрашивают о чём-то бесконечно важном. Возможно, даже слишком личном - это становится понятно, когда в какой-то момент Сояма коротко поджимает губы и едва заметно качает головой, как будто запрещает себе говорить о чём-то или испытывает дискомфорт от этого разговора по каким-то иным причинам. Отец иногда рассказывает про тонкости чтения людей по жестам, но Тоджуро пока ещё не может похвастаться той же проницательностью. Нередко его заносит на эмоциях, и он вместо того, чтобы видеть всё, наоборот, не видит почти ничего, кроме объекта своего интереса. Так, например, даже чуть не спотыкается, прилипнув взглядом к чужому лицу, и неловко фыркает в сторону.

Присутствие собак улыбку немного омрачает, но Ренгоку не выглядит слишком обеспокоенным. Хотя, конечно, немного расстраивается, что псы не разбежались от шума. Обычно это самый лёгкий и верный способ - напугать, показаться опаснее, вынудить отступить.

Кот на дереве снова начинает панически мяукать. Секунду Тоджуро смотрит на него, затем переводит взгляд на Хакуджи.

- Не обязательно с ними драться, - говорит он и лезет в карман сумки. Возится какое-то время, но в итоге достаёт завёрнутый в пакет бутерброд, который забыл съесть сегодня. Принюхавшись, остаётся доволен - колбаса не испортилась, хоть прямо сейчас жуй. - Я попробую их увести, а ты сними кота, пожалуйста! Если так рассуждать, то умрём мы все и помогать нет смысла никому.

Ренгоку знает, что в одиночку этот котёнок не выживет. Ренгоку знает, что не может забрать его домой, потому что у них уже живёт пёс, который кошек не очень жалует. Но Ренгоку точно знает, что может помочь найти дом и позаботиться о том, чтобы зверёныш не голодал. Поэтому он уведёт собак, а потом что-нибудь придумает.

- Рассчитываю на тебя! - с этими словами вручает Сояме свою сумку и идёт навстречу настороженным собакам. Если что, можно убежать. Если что, эти закоулки ему хорошо знакомы. Но сейчас Тоджуро отламывает от бутерброда кусок и осторожно протягивает его перед собой. - Смотрите, что у меня есть.

Смотрит на псов, пока те не начинают принюхиваться, а после кидает им его. Теперь собаки заинтересованы больше - та, что проглотила первый кусок, осталась довольна и уже навострила уши. Ренгоку в ответ демонстрирует остатки бутерброда и начинает медленно отступать в другую от дерева сторону.

- Пойдём.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/628454.jpg[/icon]

Отредактировано Rengoku Kyojuro (2022-08-10 21:06:32)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

+1

11

Нет, он совершенно не рассчитывал на то, что Ренгоку вот так согласится с ним, пожмет плечами, они развернутся и просто уйдут. Но не высказать свой скепсис Хаку не мог, не то чтобы ему совсем не было жалко котенка или было трудно помочь (хотя он и не представлял как), просто считал что затея изначально бесполезная. Что этому коту с того снимут его с дерева или нет, он и сам рано или поздно слез бы без их помощи.

Примитивная попытка шумом отогнать шавок надежд не оправдала, а вот навострившиеся на них уши Сояме не понравились, вдруг внимание собак переключится на него с Тоджуро, кто тогда спасет их самих. Быть покусанным, получить больнючие уколы от бешенства и все это перед выпускными, нет на такой риск он не соглашался. Тем более у Хаку было железное правило, если помогаешь одному, то тогда помогай всем, а если не можешь помочь всем, то и нечего браться. Философия так себе, немного извращенная, но вполне крепко сидящая у него в голове.

Что толку от одного спасенного кота, когда другие так и продолжат умирать от голода, от собак, от жестокости людей. Это лжемилосердие, выборочное и несправедливое, оно только нарушает естественный отбор. Сильнейший выживает. Слабым не позавидуешь.

- В смысле «сними кота»?

Да очевидно же, что в самом прямом – залезь на гребанное дерево и сними, это же так просто. Как глупый Сояма сам до этого не додумался. Как еще снимают сраных котов с деревьев? Хороший же план, обязательно сработает, осталось только тарзанчиком слазить и не навернуться оттуда в процессе.

- Я не полезу на дерево, Тоджуро...

Хакуджи тихо шипит ему в спину безрезультатно пытаясь протестовать, а Ренгоку уже достает из каких-то глубин рюкзака бутерброд (даже думать не хочется сколько он там пролежал) и делает первые попытки приманить собак. Куда тут Хаку тягаться с его бестолковым упрямым альтруизмом, здравый смысл капитулирует вслед за благоразумием и рассудительностью. А когда бутерброд закончится, то что? Сояма останется сидеть на дереве вместе с котом?

Да чтоб все это.

Времени у него явно в обрез будет, эти псины не то что кусок хлеба, пол руки отхватят не моргнув и пережуют моментально. С чего Тоджуро вообще взял, что Сояма сможет залезть на дерево. Это же не в морду дать. А если ветка под ним сломается, не выдержав вес, и тогда он к уколам от бешенства заработает еще и сотрясение мозга как минимум. Это. Определенно. Плохая. Затея.

Ладно. Разберемся.

Скидывает сумки прямо на землю и не двигается с места, пока Ренгоку не отходит подальше вместе с собаками. Вызвать бы сюда специальные службы, чтобы выловили живность и усыпили, всем только лучше станет, гниющий мусор нужно выбрасывать. Вообще он раньше вроде бы не помнил за собой такой безжалостности к животным, домашнего питомца у него никогда не было, ему и без этого проблем хватало. Но и уличных котов или собак он никогда не трогал, не подкармливал, но и не шугал, ему было на них все равно. Просто с недавних пор стоило ему начать нервничать или раздражаться, то первой реакцией была вот такая неприкрытая агрессия и жестокость.

Им везет, псины все как по команде следуют за Тоджуро, потеряв интерес и к Хаку и к коту. Будучи не слишком высоким ему приходится попотеть чтобы уцепиться в прыжке за наиболее прочную, по его мнению, ветку, подтягивается вверх он уже без труда. Напуганный кошак моментально забирается еще выше, и Сояма на самом деле готов сдаться и спрыгнуть, потому что лезть дальше ну никак не хочется. И все же цепляется за очередную ветку, упрямства ему тоже не занимать.

Хватает котенка за шкирку почти у самого края. Там без вариантов: либо к Хакуджи, либо десант вниз. Животина решает, что полет более рискован и не сопротивляется особо. Половина дела сделана, запихивает безбожно грязного кота за пазуху (куртку потом придется стирать) и стараясь не навернуться спускается вниз. С последней ветки приходится прыгать и Сояма приземляется не очень удачно, мелкий гаденыш вырывается, вылезает из куртки и бросается наутек, скрывшись за ближайшим мусорным баком.

Прекрасно.

Он направляется к той самой помойке, где скрылся спасенный им кот. Находит его быстро, бежать и прятаться тут особо некуда - сидит пушистым блохастым комком рядом с металлическим ящиком, периодически выдавая низкочастотное «мяу». Сояма смотрит в сторону Тоджуро, потом вздыхает и прячет кота в куртку. Снова привлекать внимание собак тихим писком ему не улыбается, поэтому подхватывает сумки и широким шагом направляется прочь из переулка. Он свою задачу выполнил, собаки — это проблема Тоджуро.

[nick]Akaza[/nick][status]narcissistic cannibal[/status][icon]https://i.postimg.cc/6pjPBk8f/54.jpg[/icon]

Отредактировано Akaza (2022-07-14 03:14:13)

+1

12

Бутерброд заканчивается удручающе быстро. Тоджуро старается разделить его так, чтобы увести собак подальше и отвлечь от пушистой жертвы, но, к сожалению, ни колбасы, ни хлеба больше не становится, а псы всё ещё голодны. Сколько времени понадобится Хаку, чтобы снять кота с дерева и уйти в безопасное место? Сколько бутербродов нужно, чтобы прокормить несколько бездомных животных? Как от них удирать, когда они поймут, что еды больше нет? Так далеко Ренгоку свой план не продумывал, поэтому теперь придётся импровизировать. Не то чтобы у него много вариантов.

Глядя на спокойных, глядящих заинтересованно собак, парень тихо смеётся и чешет затылок.

- Простите, ребята, - выдыхает неловко, - это всё, что было.

Честно говоря, Тоджуро очень не нравится, что они голодные. Он хочет им помочь, но у него оказался лишь один дурацкий бутерброд, каким-то чудом завалявшийся на дне сумки. Их бы в приют или сразу хорошие руки, потому что жить на улице не заслуживает никто. Если бы Тоджуро мог, он сделал так, но это - всего лишь дурацкие наивные мечты, которым сбыться не суждено.

Собаки его явно не понимают. Навострив уши, склоняют головы набок, смотрят на пустые руки. Один из стаи шагает вперёд, вопросительно проскулив, снова принюхивается, словно после этого у Ренгоку появится ещё что-то съедобное. Школьник тяжело вздыхает и качает головой. Не хватало ещё прибиться жалостью и остаться здесь, наглаживая и обнимая бедных бродяжек. Когда такое случилось в прошлый раз, Тоджуро подцепил лишай и лечился целую неделю.

Оглядевшись по сторонам, парень быстро понимает, что если и удирать, то только через забор. Он идёт в ту сторону без страха, не чувствуя в животных опасности, а те идут за ним, всё ещё ощущая запах еды. Оборачиваться не хочется, уйти и не вернуться тогда будет сложнее в разы. Только правда такова, что Ренгоку вернётся так или иначе. Но об этом - потом. Сейчас нужно уйти отсюда так, чтобы собаки не последовали за ним, иначе всё это будет зря. Добраться до кота, сидящего на Хаку, проще, чем если бы он оставался на дереве. Взяв небольшой разбег, Тоджуро отталкивается от стены и перемахивает через металлическое ограждение. И всё же бросает взгляд на растерянных животных, бросившихся за ним.

Интересно, а куда пойдёт Сояма?

Тоджуро ни черта не уверен, но повинуется чутью. И находит нового товарища довольно скоро - тот похож на котёнка, которого держит в куртке. Такой же растрепанный и сердитый, придерживает зверёныша и что-то ворчит, но всё равно гладит. Улыбка на губах расползается сама собой.

- Хакуджи! - зовёт он и машет рукой, подбегая. Кошак моментально шарахается и прячется в куртку. Забрав обе сумки, потому что свою нести сейчас Сояме явно неудобно, Тоджуро кивает в сторону кафе, куда их с животным, естественно, никто не пустит. Но! Они всё ещё могут купить еды, сесть где-нибудь и подумать над тем, куда деть спасёныша. - Ты всё же его не бросил! Как с ним теперь лучше поступить, что думаешь?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/628454.jpg[/icon]

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

+1

13

Он выскакивает на оживленную улицу, придерживая кота под лапы и стараясь максимально закрыть его курткой, не давая и головы высунуть, потому что если убежит, это его проблемы, на второй раз Соямы не хватит. Но тот сидит вроде смирно и даже не думает вырываться, кажется, и вовсе задремал, разомлев в тепле. Хаку прячется от прохожих, прижимается к стене дома и прислушивается к звукам из проулка, уже прикидывая, что будет делать, если Тоджуро не появится в ближайшее время. Отбивать его от стаи собак с котом под мышкой идея неудачная, заранее обреченная на провал, а значит придется его выпустить прямо на улице, или отнести к тому мусорному баку. Но додумать он не успевает, потому что Ренгоку появляется из подворотни вполне довольный и даже без следов неравной битвы с бродячими псами.

Высунувшийся на мгновение из куртки котенок моментально прячется назад, не готовый видимо выдержать такой напор жизнерадостности и оптимизма. Хакуджи тоже недовольно морщится, но прятаться ему совершенно некуда, Ренгоку одним только своим видом приковывает к себе взгляды людей, соответственно переключая внимание и на самого Сояму. Но все же он облегченно выдыхает, бороться с собаками отбивая Тоджуро он не был готов, и хорошо, что взятка в виде бутерброда была убедительна и возымела действие.

- Я не знаю, - вопрос такой простой и очевидный ставит в тупик. Изначально, отрицая само желание помочь котенку, Хаку говорил о том, что это лишено всякого смысла, это скорее плацебо, чем панацея. Иллюзия помощи, при этом эгоистичная, призванная потешить собственное самолюбие хорошим поступком. Накорми котенка, и он начнет тянуться к людям, не понимая, что другие могут сделать больно, и тогда доверие слишком быстро перерастет в недоверие и боязнь людей. Что они сейчас могут дать этому коту? Ну спасли его, хотя самое спасение эфемерное, он вполне сносно чувствовал себя на дереве, даже в относительной безопасности, зато со стойким чувством, что все представляет угрозу. А теперь что с ним делать, оставить снова на улице? Но котенок уже у него в куртке, свернулся теплым (наверняка блохастым) комочком, и это уже его ответственность, и вот этого Хакуджи себе вообще не хотел ни в каком виде. Однако идея со всем этим не его, а значит Тоджуро тащить это вместе с ним.

- Может сдадим его в приют или еще куда? – Сояма не знает ни одного питомника или чего-то наподобие, да и не могут же они весь вечер бродить по району в поисках места, куда бы пристроить откровенно страшненького кота. Он смотрит на Ренгоку вопросительно, в надежде ожидая, что у того с самого начала был более далеко идущий план, чем слазить на дерево и скормить псам бутерброд. Но видимо план был именно такой. Они неторопливо идут по улице, Хаку периодически поправляет съезжающего под курткой кота, тот даже не высовывается, полностью игнорируя происходящее.

- Я не могу забрать его домой. Меня дома почти никогда не бывает, а отец в стационаре почти все время, он сильно болен, - нехотя выдает крупицы информации личной жизни и сразу сердито хмурится. Тут бы еще добавить, что болен без шансов на выздоровление, что вообще в этот раз может не вернуться домой, но Хаку очень тщательно оберегал все что было связано с его семьей. О болезни отца знали только сенсей с Коюки, да в школе несколько преподавателей, о том что он фактически живет на пособие отца тоже знали немногие. И если с отцом что-то случится, то Сояма останется банально без средств к существованию, куда там кота тащить в дом. Естественно, у него оставалось додзе, и он планировал в дальнейшем переехать жить туда, подрабатывая уроками, а потом… потом будет видно, в любом случае он не позволит ни себе ни своим близким испытывать нужду, каким бы путем ему не пришлось идти.

Сумбурные неприятные мысли мгновенно портят настроение, хотя куда уж хуже. Но Хакуджи уже знает, что не сможет теперь вот так просто оставить кота на улице. Уже нет. Тоджуро притормаживает у кафе, он понимает его без слов и кивает согласно при этом непроизвольно сглотнув, как вкусно оттуда тянет едой, даже кот учуяв запахи заинтересованно высовывается, показывая заспанную морду.

Какой же грязный и тощий.

Сояма остается на улице, пока Ренгку с присущим ему задором направляется в кафешку, сообразить, что перекусить, потому что «на полный желудок и думается легче». На улице почти темно, фонари зажигаются тусклой цепочкой, поглощают остатки дневного света, и становится совсем сумеречно. Кот беспокойно возится за пазухой, видимо недовольный тем, что его перестали укачивать и какого происходит, и почему так вкусно пахнет. Хакуджи смотрит на него сверху вниз, недовольно цыкает, но уже знает, как он поступит с этим нелепым комком шерсти.

- Чего ты там взял? Пахнет вкусно, - встречает Тоджуро у выхода, заглядывая в бумажный пакет и видимо оставшись доволен увиденным, чуть качнув головой в сторону, бодро шагает назад, - пойдем, у меня есть идея, конечно, не такая, блистательная как твоя, но все же.

Отбирает у Тоджуро сумку, уравнивая занятость рук, раздумывая, как он будет объяснять все это учителю. Коюки, без сомнения, его поддержит и будет только рада живности, на это Сояма и делал ставку, девочки любят котиков, а его отзывчивая и добрая девочка не позволит оставить это «пушистое чудо» на улице.

- Мы отнесем его в додзе, Тоджуро. Там много места, есть крыша над головой, тем более я сам там бываю чаще, чем дома. Остается уговорить Кейзо-сенсея завтра с утра, а сейчас просто отнесем его туда, покормим и пусть обживается. Помыть его, конечно, тоже не мешало, но это все позже.

В додзе тихо и темно, он находит ключи и открывает внешние ворота, пропуская Ренгоку вперед. Закрывает за собой и наконец отпускает котенка. Тот видно, что чувствует себя неуютно и боится, но не бежит, обнюхивает воздух вокруг и осторожно разведывает территорию. Хакуджи успевает раздобыть миску воды и даже притащить старое одеяло, бросив его в угол, захочет – найдет сам.

-Ну вот, осталось поесть и считаю миссию по спасению кота удачно завершенной, - Хаку впервые за весь этот долгий вечер улыбается, и улыбка его открытая и искренняя, в этот момент он сам до странности становится очень похож на Ренкогу.

[nick]Akaza[/nick][status]narcissistic cannibal[/status][icon]https://i.postimg.cc/6pjPBk8f/54.jpg[/icon]

Отредактировано Akaza (2022-09-27 01:20:54)

+1


Вы здесь » shakalcross » завершённое » Научи меня


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно