эпизод недели: научи меня
альбедо пишет: странный. стремный. умный. чудаковатый красавчик. девяносто четыре, семьдесят три, одиннадцать — плутоний, тантал и натрий, так его звали только в те далекие времена мнимого превосходства каэнри’ах. дети улиц любили жестокость и ненавидели учебу, а рейндоттир отчаянно хотела увидеть в альбедо человека. и вот на свет родилась путана. то есть, pu, ta и na — тогда альбедо даже считал интересным проявление людской находчивости. он никогда не обижался. у него было много имен. читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » фандом » (no)DOUBT


(no)DOUBT

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

(no)DOUBT
эндрю миньярд ✦ нил джостен
https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/53/823715.png


yes yes yes yes yes yes yes yes yes yes


Отредактировано Neil Josten (2022-03-03 19:15:05)

+1

2

я хочу поцеловать тебя, — мысль крутится в голове, словно тупой пони, наворачивающий по одной траектории целую вечность. эндрю вертит в пальцах карандаш, кусает внутреннюю сторону губы и смотрит в стену.

мысль кажется чужеродной. не тяжёлой — она лёгкая, словно морок, слово комок пыли, собравшийся в углу комнаты, там, куда не достаёт потасканная швабра. эндрю неуютно от этой мысли. её уравновешивает определение — конкретика, которой эта мысль привязана к одному месту. к одному человеку. ни к кому ранее он не испытывал чего-то конкретного.

да и осознавать сейчас свой «хочу» казалось чем-то неправильным. странным. непривычным. он был достаточно сознательным, чтобы понимать свои чувства к нилу. и достаточно умным, чтобы понимать, чего они могут достигнуть, а чего — нет. может, в этом он был даже слишком осторожен. не загадывал слишком далеко. не строил иллюзий.

признался би, что боится — боится однажды открыть глаза и оказаться настолько правым, что под рёбрами раскроется ещё одна рана. уже гнилая, словно была там десятки лет, воняющая одиночеством и едкими миазмами самообмана.

нил и ники обсуждали что-то, сидя над ноутбуком. кевин удрал на стадион, занять свои нервные руки чем-нибудь, помочь ваймаку, например. потренироваться в гордом одиночестве. побыть подальше от проблем, которые сулила его нервная задница в последнее время.

— ники, — эндрю зовёт тихо, понимает это не сразу. повторяет через пару минут игнора, громче: — ники.

оборачиваются оба. эндрю косит на них, почти укладывая голову на похрустывающий мешок кресла, хмурится всего на мгновение и тычет карандашом в сторону двери:

— скройся.

ники ворчит. конечно, он ворчит. из его рта льётся речитатив ложных слащавых обвинений — всё то время, что он встаёт, хлопает нила по плечу, идёт до двери. закрывает дверь за собой.

эндрю встаёт тоже. собственные движения кажутся резковатыми, словно из плёнки повыдёргивали кадров. он упускает момент, когда защёлкивает замок на двери, и включается в поток времени уже делая шаг к нилу. коленом подпихивая его в бедро, заставляя расставить ноги шире. утыкается лбом в край верхней койки — его койки, нил спит внизу, там, где они сидели сейчас с ники.

у нила тёплая щека, а каждая веснушка под большим пальцем кажется микрорельефом. эндрю зарывается пальцами в кудряшки, сжимает кулак — ощутимо. смотрит.

маленькие откровения никогда не приходят в какие-то особые моменты. обычно это вот так — просто, посреди какого-то обыденного действия. тебя озаряет, и озарение это может быть болезненным, тягучим, мучительным. оно может отдавать вопросом на вкус, может ехидно впиваться иголками отрицания в хребет, может вызывать отторжение.

но оно всё равно будет.

под пальцами второй руки, сжавшимися на запястье — быстрый, но ровный пульс. эндрю встаёт ровно, ближе, ткнувшись коленями в борт кровати. и осторожно кладёт чужую ладонь себе на пояс, ведёт ею выше, заставляя пальцами задрать край футболки.

смотрит пристально, вылавливая каждое неверное движение — своё или чужое; пытаясь уловить неучтённые эмоции на знакомом лице.

+2

3

мать была права, когда демонизировала отношения с девушками - была, права, охаживая его тяжелыми ладонями за короткий неуклюжий поцелуй, за сам интерес. подобное может вскружить голову, заставить отвлечься от самого важного - от своей жизни - заставить запнуться, оступиться, промедлить с выбором. влечение к кому-то может загнать в могилу - в могилу, вырытую собственноручно. была права, когда предупреждала сотни раз. но ошиблась серьезно в одном - стоило не делать такого акцента на девушках, стоило охватить кругом любые отношения.

нил смотрит на эндрю каждый раз, когда может урвать момент. выходит как в дешевом романтическом фильме - с размытыми чужими лицами, заглушенными голосами других людей. глупо и нелепо, но одернуть себя практически невозможно, загонять обратно в реальность приходится пинками. не смотреть вовсе кажется выходом идеальным, но мысли раз за разом возвращаются к одному и тому же. на обратной стороне век четко отпечатавшийся образ - на губах навсегда застывший чужой вкус.

раньше место в его жизни было лишь одной одержимости - теперь же новая одержимость была за пределами поля. эндрю тяжелый, ощерившийся острыми лезвиями ножей, прожигающий янтарным взглядом. слишком умный - слишком обреченный своим же умом. он вписывается в картину мира нила слишком хорошо - ровно между экси и желанием жить по-человечески, без марафонских забегов между странами и именами. якорь, за который нил сам уцепился руками. утвердительная точка в конце предложения. гарант непривычного, нового - спокойного сна, без поиска пистолета под подушкой, ножа под матрасом.

еще бы не заходилось так сердце, не отдавалось бы ударами в ушах.

он видит его боковым зрением всегда - старается слушать ники, глядит в монитор упорно. ники многословный, общение с ним дается легко - ему не нужны ответы, он сам их себе даст на все неважные вопросы. важные же осмотрительно не задает, научили этому годы с миньярдами. ники тычет пальцем в монитор - в киноафишу, пестреющую новинками этого сезона. комментирует каждый третий фильм, каждого второго актера. составленный им топ-лист вероятных для посещения фильмов вызывает у джостена лишь улыбку - он отмахивается, бессовестно вставляет правдивое "если между тренировками и учебой успеем, конечно". не успеют - в расписании окна лишь для экси.

и для эндрю, за движениями которого нил так старается не следить.

— хэй... — он выдыхает коротко, когда закрывается дверь. глотает незаданные вопросы, когда щелкает замок. смотрит - прямо, жадно, даже моргает нехотя. любое упущенное движение может быть сигналом к действиям. нил пропускать сигналы - снова, опять - никак не хотел.

в ладонь на щеке хочется ткнуться носом, вжаться, вдохнуть полной грудью чужой щекочущий запах. рядом с эндрю накрывает тактильный бум - никогда не хотелось объятий, никогда не хотелось прикосновений, но здесь хочется украсть каждое дозволенное, растянуть настолько, чтобы перекрыть все года в бегах. вытравить шершавыми пальцами память о гонке на выживание.

пальцы чуть стискивают ткань футболки - сердце пропускает один удар, когда он ведет выше, покорно следуя по заданному чужой рукой направлению. выше - по рельефу мышц, до ребер, под которыми мерно бьется сердце. вторая ладонь зависает в сантиметре от перекосившейся футболки - нил выискивает глазами на его лице немое разрешение. касается медленно, осторожно. еще медленней - целует в белую кожу, в напрягшийся резко живот.

от собственной наглости сжимает горло - от чужого запаха туманит голову. хочется коснуться губами еще раз - и еще раз, до тех пор, пока не скажут "нельзя".

+1

4

чужие руки запускают ход внутренних механизмов, которые эндрю не хотел бы ощущать вовсе. они все сплошь состоят из острых углов, проворачиваются болезненно, вырывая куски мяса, оставляют кровавые следы, вворачиваются в плоть.

но руки у нила тёплые, знакомые. эндрю брал эти пальцы в рот, рассматривал их, сжимал в своей ладони. эти пальцы послушно перехватывали его за загривок, зарывались в волосы, царапали бритый затылок. этим рукам он сам даёт зелёный свет.

он даёт зелёный свет нилу — всему нилу целиком; будь его воля — они бы уже сплелись в тесный потный клубок, он бы зажимал ему рот ладонью, заставляя при этом стонать от каждого движения. он бы…

так почему если для нила — зелёный, то для него самого всё ещё красный? он может, определённо может получать удовольствие от удовольствия нила. и не может позволить себе того же. не сейчас.

и для этого, кажется, нужна не только его решимость. собственных решений катастрофически мало. собственных действий, вопросов, команд и утверждений — всего этого не хватает. говорить об этом вслух он, конечно же, не будет.

— что-то ты на удивление тих сегодня, — фраза выходит до обыденного ровной, тихой. привычно тихой. — обычно пиздишь, не затыкаясь. почти как ники.

слова, которые могли бы быть оскорблением, но оказываются защитным барьером, который он натягивает себя, прямо поверх кожи тонким слоем — там, где сухие губы прижимаются к животу. нил смотрит на него снизу вверх, не смотрит на то, что делает — только в глаза. от этого внутри что-то успокаивается, едва вскинувшись.

нил больше, чем они все тут похож на лису — ластится так же, не похож ни на кота, ни на псину, что-то среднее. совершенно точно звериное. ластится так же, не заискивающе, но словно ехидно — с хитрым блеском глаз. даже сейчас что-то есть в этом взгляде, выжидающем; в как будто бы покладистом поведении видны решительные порывы, такие микроскопические, что эндрю даже немного жаль. но этого, кажется, пока достаточно. или всё же нет?

эндрю говорит себе — я просто хочу проверить. я просто проверю. только и всего. пара минут, не больше.

он ныряет головой под верхний ярус кровати, чуть наклонившись, ставит колено на кровать, затем второе, забираясь на нила сверху. стаскивает с него футболку, взъерошив рыжий бардак на голове. отсутствие тёплых ладоней на боках заставляет стылую поверхность безэмоционального внутреннего озера вздрогнуть — эндрю, не медля больше, стягивает и свою футболку, возвращает чужие руки на прежнее положение и цепко сжимает запястья, предостерегая.

— о чём ты сейчас думаешь? — большими пальцами касается висков, обнимая ладонями веснушчатое, пятнистое от шрамов лицо. — я должен знать.

+1

5

один лишний поцелуй - с эндрю это почти что на грани вседозволенности. хочется провести по прессу языком, проверить, будет ли его кожа на вкус терпко-сладкой, пьянящей так же, как и поцелуи. нил сдерживается с трудом - высовывает кончик языка, прячет короткое влажное прикосновение в очередном поцелуе. отводит взгляд от янтаря чужих глаз лишь на миг, чтобы убедиться, что губы касаются крохотной родинки над пупком. едва ли джостен когда-либо мог подумать, что что-то настолько незначительное, увиденное лишь мельком, может стать объектом столь сильного вожделения. хочется коснуться каждой родинки на теле миньярда, но этой - особенно. каждый раз, когда эндрю переодевается, каждый раз, когда утирает лицо собственной футболкой - на миг оголенный живот притягивает взгляд как магнит, заставляет задержать дыхание.

— ники выболтал сегодня весь мой словарный запас, — губы не отрываются от живота, нил обдает светлую кожу горячим дыханием, вибрацией негромких слов. боится отстраниться, словно больше не разрешат прикоснуться. смотрит снизу вверх - и улыбается. не может сдержать улыбки, не может спрятать этот взгляд. да и не хочет. — он присел мне на уши с самого обеда, и у меня уже язык заплетался ему отвечать на всё.

"заплетающийся язык" показывается между губ, касается коротко кожи - оставляет влажное пятнышко, быстро смазанное губами. джостен почти дразнится - осторожно, беззлобно, с готовностью по любой команде отстраниться, убрать руки. по любой команде - дать эндрю пространство для того, чтобы вдохнуть полной грудью и выдохнуть спокойно. или же заполнить собой каждый сантиметр, к которому подпустят. если подпустят.

от мыслей о большем перехватывает дыхание, сохнет во рту. он не ощущал себя пубертатным подростком даже тогда, когда был соответствующий возраст - тогда было не до этого, тогда нужно было заботиться о своей шкуре. но сейчас короткая мысль вгоняет в краску, учащает сердцебиение. короткое прикосновение оставляет долгую память и горячие сны. чужие руки, чужой обнаженный торс пробуждают нечто непривычное, нечто жадное до одури. "хочу его" - то, к чему еще нужно привыкнуть. то, что заняло плотно свое место между "хочу играть" и "хочу жить". пожалуй, его нил хотел даже больше, чем жить. иначе бы не рисковал так касаться.

— я думаю о тебе, — улыбка пропадает с его губ. джостен смотрит в глаза эндрю прямо, серьезно. нет никакого смысла лгать - игра в правду перестала быть временным явлением, стала постоянной реальностью. нет никакого смысла лгать, говорить кривую полуправду или утаивать. каждое слово, сказанное миньярду - сказанное для миньярда - стало исключительной правдой. стыдливой, болючей, нелепой. какой угодно, но правдой. — думаю о том, что я хочу тебя поцеловать. думаю о том, сколько раз и куда я хочу тебя поцеловать. думаю о том, где я хочу ощутить твои прикосновения. и надеюсь, что ники хватило такта не торчать под дверями, а свалить.

нил наклоняет голову, жмется щекой к шершавым ладоням. к неспособным на нежность ладоням, которые все равно были желанней мягких девичьих. прикрывает глаза, лишь на миг, чтобы глубоко вдохнуть и медленно выдохнуть. чтобы снова потом взглянуть прямо в лицо эндрю, снова улыбнуться. и попросить - прозаично прямо, с неприкрытым желанием в голосе:

— поцелуй меня.

Отредактировано Neil Josten (2022-04-03 14:41:09)

+1

6

расстояние между ними — смехотворное предупреждение, и нилу, и самому себе. закипающая похоть смешивается с тревогой, превращаясь в агрессивный коктейль, готовый рвануть в любую секунду. эндрю игнорирует собственные порывы закрыться, проецирует на тело напротив.

слушает.
думает — лучше бы не спрашивад.
думает — лучше бы ты молчал.

— я-то думал в этой голове мыслишки погрязнее, — миньярд не ворчит даже, криво усмехается, улыбка бумажной вырезкой прилипает к лицу и тут же сметается с него выражением сосредоточенности.

мозг разрывает от противоречивых желаний, от странных фантазий, возбуждённо вспыхивающих всполохами подкреплённого топливом огня — хочется всего и сразу, прижать к себе, подмять под себя, заставить навалиться сверху; тут же, словно прицепившись паразитом, тянется шлейф зарождающейся паники. эндрю давит её, заставляя сосредоточиться на том, что сейчас в действительности, перед ним, под руками, под взглядом.

нил послушный, словно подобранная с улицы собака. спрашивает разрешения — и за это хочется молча его похвалить. ради него хочется стараться — тянуться ближе, проверять себя, расширять границы, которые от несправедливой жизни сузились до размеров игольного ушка. нилу хочется доверять — и эндрю доверяет, проверив до этого неоднократно возможности этого доверия, его пределы, его выдержку. выдержку нила — в первую очередь. он ещё ни разу не подвёл. теоретически.

— хороший мальчик, — урчит хрипло в губы, давая то, что просят.

хочется добавить — всегда говори, чего хочешь.
добавить — вдруг, я тебе дам всё и сразу.

эндрю хмурится, закрывает глаза, почти жмурится, целует напористо и жадно, вылизывает горячий рот и едва не забывает, что не выдержит полного, плотного контакта. выгибает колесом спину, напрягая плечи, старается не жаться животом к животу, но чувствует биение сердца — пульса — под ладонью на шее.

это кажется куда более интимным, чем держать нила за член — кажется, они снова выползли на какую-то низкую, но новую ступень во всём этом взаимодействии.

поцелуй разрывается с тихим влажным звуком и вздохом-стоном — признаваться, что это звук, который издал он, не хочется; эту мысль миньярд отметает, отвлекаясь на другое. солнечный свет, падающий сквозь приоткрытое окно и пыльные стёкла, раскрашивает лицо нила новыми красками. делает радужку невероятно яркой — но только в одном глазу; подсвечивает натянутую розово-фиолетовую кожу шрамов, россыпь веснушек, раскидывает по вьющимся вихрам причудливую тень.

насмотревшись, эндрю слабо, еле заметно улыбается, оттянув большим пальцем уголок влажных, покрасневших губ.

— если возникнет какая-нибудь ещё идея — говори. вдруг сработает, — щурится хитро, снова — едва заметно, каждая эмоция — словно несуществующий всплеск на ровной глади озера.

новый поцелуй — медленный, более осмысленный, в этот раз язык нила во рту эндрю — и хочется этот момент продлить. на пять минут, десять, пятнадцать. пока в паху не заболит от  накатившего возбуждения, словно ему шестнадцать и пубертат жрёт каждую мышцу.

+1


Вы здесь » shakalcross » фандом » (no)DOUBT


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно