эпизод недели: experience
ви пишет: удивительно недурная погода как для найт-сити. удивительно недурное положение вещей. да, было лучше и в общем-то должно было стать ещё лучше, но не сложилось, не срослось. повезло хоть живой остался. как говорится – и на том спасибо и колон прямо до земли. читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » фандом » приятно быть вашим гостем


приятно быть вашим гостем

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

приятно быть вашим гостем
kamisato ayato ✦ thoma
https://i.imgur.com/pCdGVQi.png

0

2

Он не помнит, что видел в том сне, но тревога все еще дрожала внутри, когда Аято открыл глаза. В последние дни его утро начиналось именно так, но только теперь тишину перебивал монотонно бьющий по листве дождь. За закрытыми сёдзи он шумел в саду, великодушно, но без спроса размывая все дороги, которые могли вернуть к безуспешным попыткам выловить хоть один клочок тех видений, что не давали покоя эту долгую бесконечную неделю.

Откидывая одеяло и лениво набрасывая юкату, что уже была сложена рядом, Аято подошел к ставням и раздвинул их. Это был практически ливень. Стена воды избивала листву, а пышная летняя гортензия дрожала в ней, безуспешно пряча свои цветы. Его взгляд не отрывался от картины, будто в ней можно было найти все ответы, но, конечно, это было не так.

На его столе еще лежало несколько непрочитанных писем, была назначена очередная встреча, а люди ждали указаний. Время перемен в Инадзуме началось внезапно, но Аято не был тем, кто на самом деле боялся нового порядка. Главное было не потерять контроль и не дать слабины, пусть Камисато сейчас и правда находился в одном из самых завидных положений.

Он следовал своим мыслям, и они привели его к тем самым бумагам и другой работе, которая осталась не закончена прошлым вечером. Одно цеплялось за другое, утро медленно таяло, оставляя Аято без драгоценного времени, чего он не замечал, зарывшись пятерней в спутанные волосы и пытаясь разгадать торопливый почерк Саю. Тогда он и упустил тихий стук, который утонул во все еще льющемся дожде, и скромное вторжение осталось им незамеченным.

Стук подноса о стол, заставил опомниться, и Аято вскинул голову, рассеянным и немного непонимающим взглядом смотря на Тому, который будто явно знал что-то, о чем он и не догадывался.

- Уже завтрак?

+2

3

— Уже обед, — добродушно ухмыльнулся Тома, локтем расчистив стол от заваливающих его бумаг и опустив поднос на освободившемся месте — сегодня на обед ему захотелось приготовить густой и ароматный суп дзосуи, а в качестве второго блюда подать рис тяхан с кусочками обжаренных в масле креветок. — Ты казался таким занятым, что я решил не отвлекать тебя раньше.

Избавившись от подноса, Тома пошарил под полой своей куртки и извлёк из-под неё пухлую пачку конвертов.

— Утром пришло ещё несколько писем, — он бросил их поверх стопки таких же и оперся о стол бедром, скрестив руки на груди. — Посмотришь их позже. Сейчас тебе стоит поесть и привести себя в порядок — через час назначена встреча с господином… э… Токономидзаки, я предупредил его о визите. Твой костюм я уже приготовил.

Обычно на людях Томе приходилось вести себя куда скромнее, но, оставаясь с Аято наедине, он мог позволить себе такую фамильярность — знал, что тот не будет против. За годы, проведённые в Инадзуме, у него вообще сложились удивительно доверительные для гайдзина отношения со всеми членами клана Камисато.

— И, святая Селестия, ты видел, что у тебя на голове? Нужно срочно что-то сделать с твоими волосами, — созерцать эту очаровательную небрежность было ещё одной маленькой привилегией Томы — мало кому удавалось застать Аято в его естественном виде. Пожалуй, только он один и знал, на правах домоправителя, каким неряхой порой мог быть уважаемый и любимый жителями Инадзумы господин Камисато.

— Дай-ка, — Томе не потребовалось много времени, чтобы отыскать в комнате среди вещей гребень из приятно пахнущего сакурой дерева. Встав позади Аято, он несколько раз быстро провёл им по его волосам, наспех приглаживая торчащие во все стороны "петухи". — Мда, так уже лучше. Советую поторопиться, если не хочешь, чтобы еда остыла, а мы — опоздали.

Сопровождение Аято и Аяки на деловых встречах и различных переговоров также входило в перечень обязанностей Томы, которые никак не вязались с его статусом управляющего имением, но были самой важной частью его работы и, по правде сказать, занимали большую часть времени. Тома был глазами, ушами и в какой-то степени — сердцем клана Камисато, что накладывало огромную ответственность, но не могло ему не льстить. Пока все взгляды были обращены к Аято, он занимался тем, что получалось у него лучше всего — не вызывая подозрений собирал информацию и находил точки соприкосновения, а если было необходимо — то и давления тоже.

— Надеюсь, сегодня всё пройдёт успешно, — Тома тихо вздохнул, откладывая гребень в сторону и с удовлетворением изучая результат своей парикмахерской работы. В нём, определённо, пропадали задатки выдающегося стилиста. — Не хотелось бы тащиться туда зря в такой ливень

+2

4

Рассеянно наблюдая за тем, как Тома разрушает его маленький рабочий вакуум, Аято с трудом переваривал простую информацию о времени, дальнейших планах и еде. Последнее укоризненно напомнило о себе сжавшимся желудком сразу же, как в нос ударил запах морепродуктов, но когда он попробовал уже потянуться за палочками, Тома решил навести порядок и на его голове.

- Еще письма? Надеюсь, что и правда ничего срочного, - смотря на вновь увеличившуюся стопку бумаг, Аято смиренно вздохнул и выпрямился, чтобы не усложнять для Томы работу. Под аккомпанемент его причитаний и соблазнительный запах еды, он бросил попытки собраться с мыслями и по правде осознанно дал себе расплыться от приятного ощущения того, как Тома продолжал расчесывать его волосы. Наслаждаться такими маленькими перерывами было важно, тем более, что ему не надо было прямо сейчас держать себя как главу комиссии Ясиро перед Томой.

- Лучше выяснить все сегодня. Этот старик до ужаса навязчивый, - по правде большая часть работы в этой небольшой авантюре принадлежала не ему, но Аято точно не имел повода излишне беспокоиться. Как только Тома закончил, он схватил палочки и бросился на еду, не утруждая себя манерами, замедлившись только в тот момент, когда перешел к рису и креветкам. Они оказались настолько восхитительны, что Аято начал с интересом выковыривать их и даже немного расстроился, когда в тарелке не осталось ничего кроме гарнира. Утешаясь, он только пытался запомнить одновременно хрустящие, мягкие ощущения на языке и этот пряный и сладковатый привкус.

- Ты что-то добавил в этот раз? Не могу разобрать, - с серьезным видом покусывая кончики палочек, Аято с подозрением взглянул на Тому. Конечно, это была прекрасная возможность отыграться за тот раз с молоком и тертой морковью, но Аято все еще питал надежду на ответ. Легкая мстительная улыбка задушила ее без жалости.

- Ладно. Кстати, по дороге обратно я бы заскочил в Киминами. Слышал у них там какое-то новое блюдо.

На самом деле в этом не было никакого ответа на удар, хотя если бы Тома так подумал, то было бы тоже забавно. Потянувшись с беззаботной улыбкой, он поднялся и принялся переодеваться. Времени было достаточно, но не стоило злоупотреблять этим фактом. Остановившись только в тот момент, когда дело дошло до верха костюма, он встал посреди комнаты, ожидая, когда Тома ему поможет.

- Когда будем на месте, то я задержу разговор с Токономидзаки на сколько будет нужно - не торопись. Мне также передали, что среди прислуги есть некая Такахара. Она очень предана семье, будь с ней поаккуратней.

Уже погружаясь в предстоящую встречу, Аято даже не вынырнул из этих мыслей, когда они выходили под проливной дождь. Над его головой раскрылся зонт, и все, что он делал, так это держался поближе к Томе, отвлекаясь только на то, чтобы понаблюдать, как опустели улицы в непогоду.

У двора их встретила прислуга. Милая девушка слегка нервничала, провожая гостей в дом. Аято мог признаться пожалуй только одному человеку, насколько он не любит чувствовать излишнюю учтивость и манерность в свой адрес. Но можно было хотя бы позабавиться в утешении тому факту, как никто и никогда не имел мысли задуматься о подобном, ведь это стало такой же частью его мира, как завтрак, обед и ужин.

- Ох, господин Камисато. Я боялся, что вы отмените встречу из-за этого жуткого ливня, - Токономидзаки был предсказуем в своем поведении. За его спиной суетилось еще парочка слуг. Они пришли раньше времени, что было впрочем спланировано.

- Мы немного рано, господин Токономидзаки. Надеюсь, мы вас не затруднили? Не думал, что вы устраиваете обед по такому поводу, - вежливая озабоченность и дальнейшая игра в разговор была скучной, но недолгой.

- Не беспокойтесь, я думаю, что Тома сможет помочь, чтобы мы не задерживались.

- Нет, нет, нет! Что вы, господин Камисато! Вы же мой гость!

- Поверьте, мне уже совестно, что я поставил вас в неловкое положение. Тома, будь добр, помоги на кухне. Мы не должны заставлять ждать нашим внезапным появлением и госпожу Юри, - все это время сидевшая тихо у стола молодая девушка вдруг вздрогнула от такого внимания и растерянно взглянула на отца. Впрочем этой заминки было достаточно, чтобы Тома без препятствий мог приступить к работе.

Отредактировано Kamisato Ayato (2022-04-11 01:43:22)

+1

5

Визит в дом господина Токономидзаки ничем не отличался от сотен точно таких же визитов в другие влиятельные дома Инадзумы, словно каждый их представитель действовал по единому, заранее отрепетированному сценарию. Тома бережно передал сложенный, влажный от дождя бумажный зонт, украшенный нарисованными цветами, юной служанке, и доброжелательно, но сдержанно улыбаясь, раскланялся с многочисленной прислугой — склоняя голову, больше на западный манер, — и самим хозяином дома — которому отвесил глубокий, почтительный поклон, наполненный фальшивым благолепием.

— Господин Камисато очень ценит проявленное гостеприимство, господин Токономидзаки. Позвольте теперь отблагодарить вас. Я почту за честь служить вам этим вечером. Господин, — брошенный из-под чёлки взгляд должен был казаться заискивающим для стороннего наблюдателя, но только Аято мог видеть его истинное — без тени подобострастия — выражение, — прошу меня извинить.

По правде сказать, Томе доставляли даже некоторое удовольствие эти демонстративные игры в раболепие, возможность выставить себя кем-то другим, кем он на самом деле не являлся, — маленький обман, взамен дарующий ощущение безопасности и превосходства. Никто в Инадзуме не мог бы уличить самого преданного слугу клана Камисато в каких-либо недобрых намерениях, не так ли?

Оставив Аято в обществе господина Токономидзаки, Тома вслед за указывающей ему путь служанкой отправился во внутренние покои — закулисное царство, всегда кипящее своей, собственной жизнью, отличной от той, что протекала в вычурных залах господской обители. Это было ещё одной его, на первый взгляд как будто ничем не примечательной, привилегией — для такого человека, как он, в этой стране не существовало закрытых дверей; места, куда благородным господам — в силу высокого статуса — путь был заказан, для Томы оставались доступны всегда и везде.

— Спасибо, — не особо дожидаясь каких-либо инструкций, Тома деловито повязал вокруг пояса кухонный фартук и тщательно вымыл руки. — А теперь позвольте взяться за дело мне. О, не волнуйтесь, это меня ничуть не затруднит! — он натянул на лицо свою самую обаятельную улыбку. — Лучше как следует воспользуйтесь перерывом и немного отдохните — а я займусь сервировкой.

Обезопасив таким образом себя от непрошеной помощи, Тома взялся за дело. Работы у него оказалось немало — было видно, что дом Токономидзаки не поскупился на угощения для своего почётного гостя. Все порции должны были быть идеальными, а блюда на тарелках — выглядеть безупречно, и со стороны Тома казался полностью погружённым в своё занятие, но гораздо больше, чем пищей, он был увлечён происходящим в это время вокруг. Делая вид, что озабочен тем, как украсить очередную горку риса тонко нарезанными сушёными водорослями, он прислушивался ко всему, о чем тихо переговаривались кухарки в углу, украдкой поглядывая на них время от времени. Одна из них, должно быть, была та самя Такахара, о которой его предупреждал Аято, — слишком цепкий и неприязненный к чужаку у неё был взгляд. Тома постарался вести себя как можно непринуждённее, чтобы смягчить её подозрение, а как только она на мгновение отвернулась, тут же воспользовался возможностью и высыпал в тарелку, предназаначенную для господина Токономидзаки, мелкий полупрозрачный порошок, который прятал до этого в маленьком бутыльке у себя в рукаве.

Смешав порошок с пищей, он как ни в чём не бывало расставил блюда на подносе, и обернулся к кухаркам:

— Все готово, милые леди, — улыбка ни на миг не сошла с его лица, тон мягким и доброжелательным, но не терпящим возражений. — Позвольте мне обслужить господина Токономидзаки и господина Аято за столом.

Избавившись от фартука, Тома с этими словами подхватил увесистый поднос и направился прямиком к выходу в большой зал, где проходил приём. Подходя к столу, он потупил взгляд и принялся расставлять тарелки перед господами.

—  Прошу, господин, — опустив перед Токономидзаки последнюю тарелку — ту, куда высыпал порошок, Тома оставил поднос в стороне и скромно занял на коленях своё место чуть поодаль за спиной Аято. Он был уверен, что Камисато-старший уже понял, что ему удалось выполнить своё задание.

+1


Вы здесь » shakalcross » фандом » приятно быть вашим гостем


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно