эпизод недели: научи меня
альбедо пишет: странный. стремный. умный. чудаковатый красавчик. девяносто четыре, семьдесят три, одиннадцать — плутоний, тантал и натрий, так его звали только в те далекие времена мнимого превосходства каэнри’ах. дети улиц любили жестокость и ненавидели учебу, а рейндоттир отчаянно хотела увидеть в альбедо человека. и вот на свет родилась путана. то есть, pu, ta и na — тогда альбедо даже считал интересным проявление людской находчивости. он никогда не обижался. у него было много имен. читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » фандом » Home is a person


Home is a person

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

Home is a person
Arthur KetchDean WinchesterSam Winchester

https://i.ibb.co/X5jPSx0/image.gif


2021-2022 - США /сюжетный постканон/
Считается, что всему в этом мире приходит конец, жнецы венчают каждую душу согласно странице жизненного пути. Но кто сказал, что сдаваться и опускать руки - это единственный вариант из возможных, когда ты видел изнанку мира, преисподнюю и небеса? Если свет может зажечься вновь, значит огонь будет гореть вечность. Одну на двоих.


Отредактировано Dean Winchester (2022-02-24 13:24:41)

+2

2

Дина больше нет.
Осознание пришло к Сэму не сразу. Вот он стоит рядом с братом, обнимая его в последний раз. Вот он ловит его последний вздох и взгляд. Вот он бережно укладывает на заднее сиденье машины тело и садится за руль. Вот он везет его в дом Бобби – которого тоже уже нет. Вот он сооружает костер, потому что Дин напоследок просит его отпустить и сжечь тело. Вот он стоит на пепелище и смотрит в остывшее угли, и ветер засыпает его пеплом, некогда бывшим его братом. Вот он собирает пепел в урну и едет в одиночестве в бункер. Вот он пьет – один. И завтракает один. И уезжает тоже один… Но все еще не осознает, что теперь так будет всегда. Что теперь он всегда, вообще всегда будет один.
Осознание пришло позже. После пятнадцатой по счету охоты в очередном мотеле, отмывшись от крови и зашив рану на ноге, Сэм наконец-то понял, что Дина больше нет. И с этого момента все изменилось. Мир постепенно начал терять краски. Бункер окончательно опустел, и Сэм, дописав до конца дневник – Джона, Дина и его один на троих дневник, - загнал Детку в гараж. Потом он долго, дня три, отмывал до блеска импалу, прежде чем накрыть ее чехлом. Потом убрал бункер, стараясь не пропустить ни одного сантиметра поверхности. Проверил все коммуникации, выбросил все продукты из холодильника. Расставил по местам вещи в комнатах, чтобы ничего не потерялось. Обновил защитные печати и заклинания. И ушел, законсервировав бункер как он был тогда уверен на долгие, долгие годы.
Несколько сотен баксов в кармане, пара-тройка карт, сумка с одной сменой одежды, ноутбуком, оружием и новым блокнотом в кожаном переплете. Телефон с вбитыми номерами охотников – просто на всякий случай, координатором давно уже выступал Гарт. Неплохое начало – когда-то давно, несколько жизней назад, Сэм ушел из семьи, не имея даже этого. Теперь старт был получше – в плане материальном. В моральном… Сэм просто об этом не думал, потому что это было слишком больно. Сравнимо с Клеткой, пожалуй, если не хуже. Когда Люцифер сдирал с Сэма кожу, было больно, но мысли о том, что брат жив, что это все ради него, помогали держаться. Теперь держаться было не за что… да и незачем.
Сэм обещал отпустить. И пытался. Вспоминал, как сам прощался с братом, прежде чем прыгнуть в бездну. Как просил его смириться и жить. И только сейчас понимал насколько это, возможно, было жестоко. И удивлялся, каким образом Дин смог… Наверное, дело было в Лизе и ребенке. Дину было ради кого, и это, возможно, давало силы. А у Сэма не было такой Лизы. У Сэма теперь даже собаки не было, потому что ее пришлось еще до смерти Дина отдать Гарту. Ради ее же безопасности.
Сэм не считал дни и не смотрел в календарь. Принимал вызовы на охоту, охотился, не особо беспокоясь о своей безопасности, возвращался в очередной мотель, менял машины и старался просто хоть как-то жить дальше. Мысли о том, чтобы воскресить Дина, не оставляли его в покое с того самого момента, как сердце брата перестало биться. Но он каждый раз одергивал себя, прокручивая в голове его слова – отпустить и жить дальше. Отпустить, потому что Дин устал. Просто отпустить. Но не отпускалось. И Джек молчал, не отвечая на молитвы, и в окружающем мире его присутствие больше не ощущалось.
Сэм просто не смог. Проснулся посреди ночи от очередного кошмара, добрался до ванной, посмотрел в зеркало и понял, что либо вернет брата, либо отправиться следом за ним, ввязавшись в какое-нибудь совсем самоубийственное дело. Но начать все же следовало с первого. Вдруг Дин передумал, но не знает, как вернуться? Просто попасть на небеса, просто поговорить… Только вот не было больше врат, не было рядом ангелов, не было волшебных жемчужин, не было подходящих заклинаний. Был только опыт прошлого, за который Сэм и уцепился в отчаянной попытке совершить очередную глупость.
***
Сэм вышел из портала недалеко от бункера и торчал снаружи минут так пять, пытаясь всем своим видом показать, что пришел с миром. Он понятия не имел, в какое время попал, что случилось с этим миром с тех пор, как Дин и Кетч вернулись домой. Избавился ли местный Сэм от Люцифера, воскресил ли он Дина, что стало с адом и раем… Множество вопросов и ноль ответов. Но это был единственный известный мир, в котором Сэм знал, как воскресить Дина – пусть и используя силу Люцифера. Терять Сэму было нечего, поэтому он решил рискнуть.
- Дин, - все же этот Сэм справился. Сэм слабо улыбнулся и махнул рукой вышедшему из бункеру брату. Пусть и иномирному, но брату, - Твой брат тебе рассказывал о другом Дине и Артуре Кетче?
Тревога и угроза во взгляде Дина сменились пониманием, и Сэм облегченно выдохнул.
- Мне нужна ваша помощь.

+2

3

Холодное зимнее утро встречало пасмурной погодой и покрывшими горизонт облаками, которые сгрудились, словно желая поглотить весь Канзас. Из бункера этого не было видно, но Дин успел посмотреть на планшете прямую трансляцию открытия небольшого супермаркета неподалеку, попутно размазывая по хлебу беконовый джем. И то, и другое до сих пор казалось ему чудом техники и верхом кулинарного искусства, не смотря на то, что с момента его возвращения в этот мир прошло несколько месяцев. Он достаточно быстро адаптировался к нынешней реальности и времени в нем не считая того, что теперь старшим братом выглядел Сэм, а сам он вернулся в том виде, котором когда-то погиб. Их разделяло почти десять лет, но Дин без раздумий бы отдал их все, если мог. Тем более после того, как уставший, изгнавший из своего тела Люцифера брат погрузился в сонное состояние, которое с трудом смог диагностировать один из приглашенных шаманов. Иногда Сэмми просыпался, немного ел, принимал душ и снова впадал в беспамятство. В такие моменты Дин всегда был рядом, помогая удобнее устроиться на подушках, ловя отблески теплой улыбки и беря младшего за руку, пока тот засыпал. По словам шамана, подобное восстановление сосуда могло занять еще около полугода: за это время организм охотника должен был прийти в норму, наращивая силу и возвращаясь к нормальному существованию смертной оболочки. Он оказался прав. Если первые недели после воскрешения старшего он до ужаса пугал Дина своими внезапными отключками и чересчур бледным видом, то постепенно кожа восстанавливала здоровый чуть смуглый оттенок, а сам он начал вставать чаще и передвигаться уже самостоятельно. Дину же пришлось снова отчасти впасть в детство, когда его брат был совсем маленьким и требовал заботы. Благо, навыки никуда не делись, и он с трепетом ухаживал за ним, хотя ему самому следовало многому научиться за годы отсутствия. В чем-то ему помогли охотники, обосновавшиеся в бункере - совершенно внезапном доме для них всех, и это вызывало неожиданный восторг не меньше, чем мобильная связь с видеозвонками и бесперебойным интернетом, который ловил даже тут, под землей. В итоге Дин перестал регулярно оставаться на ночь в комнате брата, чтобы не беспокоить того и дать больше сил на восстановление, и переехал в соседнюю, обустроив ее на свой непритязательный вкус.

Примерно через месяц он вышел на свою первую охоту, и это было также невероятно, как когда-то давно, когда отец взял его с собой на оборотня. Вместе с ним отправился здоровяк Бен, зорко следивший за тем, чтобы Винчестер-старший не рвался в бой особенно рьяно, и Дин подозревал, что делал он это не столько из-за указки своего командира, сколько из любопытства. Это отчасти веселило, тем более охота оказалась несложной: след монстра выследила другая группа, которая успела его ранить, а уже все гнездо тварей добили они вместе. Приятная разминка и ощущение дружественности, среди которой остро не хватало братской руки и присутствия, но Дин дал себе обещание стойко ждать возвращения Сэма в их ряды и радоваться тому, что они имели. А дальше все закрутилось в уже знакомом и привычном ритме. Он ухаживал за младшим будучи в бункере, выезжал на дела регулярно, драил до блеска Импалу и обустраивал гараж. Проверял навыки в тире, а еще вместе с другими охотниками освободил захламленное старой мебелью помещение в одной из комнат подвала, чтобы притащить туда тренажеры. Собственное возвращение к жизни проходило неплохо, адаптация - тоже, хотя сердце болело за Сэма, не прекращая ни на минуту.

Посмотрев на торжественное разрезание ленты и посмеявшись пафосу, не соответствующему происходящей ситуации, Дин прошелся в сторону командного пункта, который, помимо всего прочего, был оборудован камерами внешнего слежения. Взглянул на них вскользь, попивая горячий кофе, переключился на сами аппараты, смысл которых они до сих пор до конца не смогли расшифровать, а когда поднял голову, заметил снаружи движение. Знакомое движение. Они с Сэмом слишком хорошо знали друг друга не смотря на годы разлуки, и Дин не перепутал этот чуть размытый силуэт и неровную походку ни с кем другим никогда в жизни. Нахмурившись, он быстро выскользнул в коридор, чтобы проверить комнату брата: вчера тот впал в очередной сеанс спячки, и не мог проснуться так быстро, и это подтвердилось, поэтому подтянув одеяло повыше на плечи младшего, Дин зашел за собственной курткой и направился к лестнице наверх, держа в руке заряженный ремингтон. Кто бы не шастал снаружи, он мог оказаться нечистью, поэтому фляжка со святой водой и соль оттягивала карманы наравне с оружием. Открытая тяжелая дверь встретила холодным ветром и пригоршней мелкого снега в лицо, заставляя поежиться, но двинуться в сторону названного гостя неспешным крадущимся шагом. Задать необходимые вопросы он, впрочем, не успел: двойник брата его опередил. Это не значит, что он собирался не применять силу при случае, однако замер и спустя пару мгновений кивнул.

Да, ходили тут байки... И Сэмми рассказывал про гостей из другой вселенной, немного. Он сейчас не в том состоянии, чтобы вдаваться в подробности или подтвердить твои слова, но вроде как шухера тут навели серьезно, - Дин не сводил взгляда с двойника, хмурясь и словно пытаясь прочесть на лице того, правду ли он говорит. Происходящее казалось чем-то совсем уж из ряда вон выходящим, но его собственное воскрешение тоже можно было обозначить именно так, как и выселение из тела младшего падшего архангела. Не знаю, что ты задумал, но очень надеюсь, что не перевертыш или другая нечисть, поэтому дай сюда, - Дин бесцеремонно схватил пришельца за ладонь, дернул на себя, обнажая запястье и полоснул серебряным ножом. После чего облил руку святой водой, и только прождав полминуты, отпустил. Не нечисть. Ладно, пошли, - насколько он помнил, бункер был оборудован защитными знаками от подвала до самого верха, и вряд ли кто-то из монстров, ангелов или демонов мог сюда проникнуть под знакомой личиной. Пока они заходили вовнутрь и спускались вниз, Дин то и дело бросал взгляды на "Сэма", совершенно не смущаясь этим. Тот выглядел отвратительно. Намного хуже того, что сейчас отдыха в своей комнате. Словно бы постарел, осунулся и взгляд у него был пустой и погасший, будто всю жизненную силу из тела выкачали. В неярком свете ламп показалось, что среди прядей на висках этого Сэма блестит седина, а руки слегка подрагивают, хотя может быть, дело было в холоде и святой воде, которой того облили на морозе.

Держи, - Дин отвел его до кухни и налил самую большую кружку кофе, после чего принес из соседнего помещения большой плед, усевшись рядом и положив на стол пистолет рядом с собой. Терять бдительности он не собирался, тем более сейчас в бункере не было ни одного охотника - все разъехались, и ближайшее прибытие можно было ждать только через несколько дней. Поэтому Дин и остался тут: он не мог оставить брата одного, да и не хотел этого делать. Сэм говорил, что почти полтора года назад в библиотеке он обнаружил... кхм... вроде меня, - сложив указательные и средние пальцы на обеих руках, изображая кавычки, Дин несколько раз согнул их и криво усмехнулся. И еще какого-то типа, якобы из британского ордена выскочек, которые тут всех достали, но с которыми мы сохраняем нейтралитет. Хотя после того случая наладить контакт стоило очень многого. Наши охотники лишились части полномочий и якобы не могут появляться на территории Великобритании. Больно она нам нужна, - недовольно фыркнув, Дин и себе налил кофе, не решаясь оставлять чужака одного тут во время похода за собственной кружкой. Они были из твоего мира? Вроде бы Сэм высоко отзывался о моей копии, даже как-то слишком уж поэтично и трепетно, словно школьница на выпускном балу, которой перепал танец с самым популярным парнем. Я и вправду настолько хорош, а? - настроение быстро вернулось в норму, и Дин открыто расхохотался, пихнув копию брата в бок локтем так, что едва не расплескал кофе обоим. И, чуть успокоившись, продолжил. Как ты смог сюда явиться? Опять порталы? И зачем? Тебе одного брата мало, хочешь устроить нам тройни... - договорить он не успел, потому что в этот момент прозвонил стационарный телефон, обозначавший, что кому-то из охотников нужна небольшая консультация, или необходимость прикинуться шишкой. Эти трубки были по всему бункеру как раз на такой случай, и Дин, улыбнувшись нежданному гостю, поднял ее, чтобы выразить свое недовольство работой полиции в Вайоминге и прикрыть зад одного из охотников, прикинувшегося агентом.

Итак, на чем мы остановились, - вернулся он к столу. Ах да, Сэмми вернул меня из райской кущи, прямо посреди спора с Бобби на счет преимуществ дроби в охоте на вервольфов, вот же небось старик разозлился... а потом мы пнули Люцифера подальше: еще третьего лишнего не хватало кормить. Правда закончилось все не очень весело. Он потерял много сил и энергии, нуждается в восстановлении и большей частью спит. Но это излечимо. Поэтому если надеялся на межпространственное рандеву, придется делить эту участь со мной. Либо ждать: дня через три он придет в себя на полчасика и сможет поговорить.
Казалось, во время этого отчасти глупого трепа лицо гостя менялось от печального, до обредшего надежду: от Дина не укрылось это изменение, которое болью отозвалось в душе. Неважно, сколько миров их разъединяло и кем они были друг другу, но видеть здорового, не сморенного долгим сном "брата" было приятно. И пожалуй, эта встреча требовала совсем не кофе.

+2

4

- Хорошо. Будет проще пояснить.
Сэм не сопротивлялся, когда Дин схватил его за руку. На его месте он поступил бы точно также. Ну разве что по руке полоснул бы не так сильно. И добавил бы в пункт проверки буру, вот только здесь в этом мире левиафаны никогда не появлялись. Об этом, кстати, стоило бы рассказать – просто на всякий случай.
Сэм чувствовал себя странно. Дин пытался ему пояснить, что ощущал сам, когда видел Сэма этого мира, воспринимал его как своего родного брата, но при этом понимал, что это не его брат. Совсем другой человек. Вот что-то такое происходило сейчас и с Сэмом. Разве что приходилось тяжелее, потому что там, за кривым изломом портала, его не ждал его собственный Дин.  И оттого желание обнять хотя бы этого становилось нестерпимым. И если этот Сэм во время прихода Дина чувствовал тоже самое… Сэм ему не завидовал. Это оказалось чертовски больно, словно ребра выломали, обнажив содержимое грудной клетки и ворочая в нем раскаленную кочергу. Но Сэм все равно старался держать лицо.
Бункер был похож и одновременно не похож на тот, к которому привык Сэм. Его двойник явно расстарался и превратил это место в полноценную штаб-квартиру. Он был гораздо более функциональным и менее уютным, но эти отличия Сэму нравились. Помогали не забывать, кто он, где он и с кем он. Хотя лампы – те самые старинные лампы пятидесятых с тяжелыми металлическими «абажурами» - несколько сглаживали контраст мягким теплым светом. Пока Дин возился на кухне, Сэм сидел в одном из кресел, сначала разглядывая темные, угловатые тени, а потом пытаясь прочесть названия книг в ближайшем шкафу. Обложки некоторых из них были ему хорошо знакомы.
- Спасибо.
Кофе был кстати. Плед тоже, но Сэм сомневался, что он поможет. Холода Сэм не чувствовал – его физические ощущения вообще во многом притупились под давлением боли куда более сильной, которую не брали никакие таблетки. И даже время не лечило, а делало только хуже.
- Да. Полтора года назад мой брат Дин и наш друг Артур Кетч отправились в мир Апокалипсиса искать оружие против Михаила. Но что-то случилось… Мы до сих пор не знаем, что. То ли открылись спонтанные разрывы, то ли кто-то открыл порталы, но в итоге наружу поперли какие-то страшные и невероятно сильные твари. Очень древние. И убегая от преследовавших их ангелов, Дин и Кетч случайно попали не в тот разрыв и оказались здесь. Твой брат помог им открыть портал в наш мир.
Эту историю Сэм знал во всех подробностях. Он тогда чуть не поседел от страха – в нужное время Дин и Кетч не вернулись. Сэм держал портал еще сутки, и держал бы и дольше, если бы тот внезапно не схлопнулся. Прошло часа два, прежде чем Дин и Кетч вернулись, и это были чертовски длинные два часа. Сколько раз Сэм успел тогда проклясть себя за то, что не пошел вместе с ними…
- Как ты – не знаю. Но мой брат хорош. Лучше, чем ты можешь себе представить… Был. Он погиб на охоте, - Сэм отвернулся и продолжил уже тише, - Отец, мама, Бобби, Кроули, Ровена, Чарли, Кевин, Кас… Теперь Дин. У меня не осталось никого. И я хочу вернуть брата. Поэтому я здесь. Я взял половину благодати, которая осталась в хранилище, загрузил ее в капельницу, открыл портал и пришел сюда. У меня есть сорок часов – уже меньше – чтобы узнать все, что мне нужно, и вернуться. Я знаю, что твой Сэм вернул тебя при помощи Люцифера. Вряд ли я так смогу, но… Мне нужно знать, как он сделал. И не надо говорить, что это эгоистично. И сам знаю.
Если для этого нужно было достать Люцифера из клетки, Сэм бы и на это пошел. Нашел бы мир с более-менее адекватным архангелом и сказал бы ему «да». Или нашел бы другого архангела. Или… Да он бы что угодно сделал, чтобы получить хоть какой-то шанс. Даже призрачный. Хотя бы надежду.
- У меня нет трех дней. Но я могу уйти и вернуться в нужное время, надо только понять, течет ли оно здесь одинаково или нет. И все правильно рассчитать.
Или Сэму все же повезет, и его двойник вел дневник. Или Дин знал хоть что-то о том, как брат его вернул… Сэм снова отвел взгляд в сторону, все же стянул со стола плед, чтобы хоть чем-то занять руки. А то пальцы так стискивали кружку, что впору было бы переживать за ее целостность

+2

5

Освоиться, как оказалось, было не так уже сложно. Может Дина излишне впечатлила эта ситуация, или реально желал доверять брату из другого мира - неизвестно, но он внимательно слушал то, что "Сэм" говорил ему. В их делах мелочей не было, а эта история с порталами до сих пор оставалась покрытой мраком и не исследованной до конца областью. Даже Люцифер не мог сказать ничего путного в этом вопросе, остальные - подавно. Охотники отнеслись к истории с должной дозой предвзятости, однако Сэм был слишком уважаем в их среде, чтобы отказывать ему в принятии, тем более после исчезновения Дагон в преисподней начался форменный хаос, и демоны перестали показываться слишком часто и нагло. Орден Просвещенных почти ничему не поверил, или сделал вид, что не принял за правду, но их это не волновало. Точнее, не волновало Дина: его эти напыщенные фрики в костюмах откровенно раздражали по одним только рассказам, и благо, что не пришлось встречаться с ними лично, иначе он имел при себе что им сказать и сделать. Сначала сдерживающей силой был Сэм, но когда они изгнали архангела и брат впал во временную спячку, этим занялись наиболее доверенные охотники. Впрочем британцы не особо стремились лезть к бункеру и узнавать о случившемся, и эта передышка была на руку всем. Они и о возвращении Дина не знали, поэтому секрет старались сберечь насколько можно, чтобы припасти его в виде возможного козыря на будущее. Сейчас же с каждым словом приподнятое настроение Винчестера-старшего постепенно ускользало, сменяясь мрачной тяжестью в душе. Еще были живы в памяти те моменты, когда исстрадавшийся брат кинулся ему, не понимавшему происходящее, навстречу. Как утыкался лицом в плечо не выдерживая горячих слез, цепляясь за Дина также, как делал это в детстве, когда просыпался от кошмара на соседней кровати и не мог найти старшего рядом. Однако тогда это было разбавленно сонным уютом, а в момент возвращения - откровенной болью от испытанного облегчения, когда долгие годы страданий постепенно уходили в прошлое. Брат буквально повис у него на руках, осел на землю и дрожал, пока Дин пытался понять где находится и старался его привести в чувство. Рай на пару с Бобби был совершенно реальным, даже на языке остывал вкус любимого пива, а в голове продолжали вертеться мысли о том, как не съязвить старому охотнику, чтобы не получить фирменное закатывание глаз. И вот он стоит на голой земле посреди подтаявшего снега, вокруг поднимают головы первые робкие стебли травы и подснежников, а Сэмми рыдает, подогнув колени и не обращая внимания на сырость и холод вокруг...

Эти воспоминания яркой лентой пронеслись перед глазами прежде, чем Дин поднял взгляд на гостя из иного мира. А потом встал и подошел к холодильнику в углу библиотеки, который, по словам Сэма, тот купил за месяц до воскрешения старшего по преложению его "копии". И сейчас еще одна "копия" была тут, хотя сам Дин находил это определение некорректным. Сколько еще существовало миров? Сколько раз они теряли друг друга, сходили с ума от бесконечного колеса боли и страданий, не в силах прервать этот процесс? Или отчасти в силах, и он собирался сделать все возможное, чтобы помочь. Поставив четыре пива на стол - а время все равно двигалось к обеду, он открыл две бутылки.

Я сделаю все, что смогу. Твой брат помог мне вернуться, и я помогу вернуться ему. Это могло бы прозвучать забавным, если бы не было так печально. Круг почти замкнулся. Дневник есть, возможно ты сможешь найти там что-то полезное, но насколько известно мне самому, отчасти без происков Люцифера не обошлось. А еще без помощи фото, - и это уже заставило Дина искренне улыбнуться. Твой брат подарил его Сэму, и если я правильно понял, оно сыграло решающую роль из-за заряда магии где-то внутри. Никто не знает, как именно это произошло: то ли при перемещении в порталах его "перемкнуло", то ли дело в наших чувствах и эмоциях.. неважно, оно сработало. Возможно пришло время вернуть его владельцу и в ваш мир. Подожди немного, я сейчас, - Дин кивнул и пошел в жилые помещения бункера, чтобы добраться до комнаты младшего. Тот мирно спал, и старший охотник, не сдержавшись, наклонился вперед, чтобы коснуться губами его лба проверяя температуру и проявляя заботу таким вот безыскусным способом. Взял за руку, прислушался к дыханию и через минуту увидел еле заметную улыбку на уставшем лице. Пальцы Сэма легонько дрогнули, пожимая в ответ его собственные, и у Дина екнуло сердце. Он был обязан помочь. Сделать что угодно, чтобы их двойники из другой вселенной тоже могли касаться друг друга, шутить, смеяться и выезжать на охоту, громко ругаясь из-за музыки. Останавливаться в кафе на заправках, спорить по поводу оружия и кидаться друг в друга палочками картошки фри. Устраивать ночные киносеансы, чтобы под утро засыпать на диване с пультом в руках, который безуспешно пытались отобрать друг у друга в попытке сменить фильм. В конце концов, просто жить и радоваться этому.

Дневник Сэма лежал во внутреннем ящике его рабочего стола, а фото стояла на нем самом, заправленное в аккуратную рамку. Дин захватил его тоже, чтобы вернуться в библиотеку и найти там понурого, опечаленного "брата". Он знал множество способов поддержки, которые помогали им двоим с его Сэмом, но наверное было бы бесчестно и неправильно лезть сейчас, лишь добавляя острой боли в котел утрат. Поэтому Дин пока осторожно коснулся плеча в утешающем жесте. Подвинул ближе стул и сел рядом, чтобы взять за руку, сжать ладонь и посмотреть в глаза.

Не знаю, передали ли тебе послание, но не смей подселять себе архангела ни за какие посулы. Я уверен, есть шанс вытащить Дина без этого, а сила Люцифера - лишь небольшой процент успеха. Катализатором стало фото, а исполнителем - сила желания Сэмми. То, что он совершил когда-то в этой проклятой сделке, всегда считал ошибкой. Возможно в рамках наших реалий расплата не самая страшная, но неизвестно, что будет у вас, - он протянул дневник и вытащил фотографию из-под стекла рамки. Тем более у вас в хранилище имеется благодать - мы свою уже истратили на последний бой с доставшим всех квартирантом. Здесь, у нас, порталы больше не открывались с того самого времени, и никакой информации о них найти не удалось. Не то, чтобы мы старались... в этом не было необходимости, а потом все закружилось вокруг новых проблем.

Дин кратко, но точно описал произошедшее с Сэмом после того, как Люцифер покинул предназначенный ему сосуд: каждая деталь могла иметь решающее значение. Упомянул состояние брата и тяжелый морок, похожий на сон, во время которого тот очень медленно восстанавливался. Прогнозы были хорошие, но кто знает, что произошло, задержись падший архангел чуть дольше? Или пойди не так процесс ритуала изгнания... Дин предпочитал не думать о таких вещах. Зато неоднократно анализировал возможность взлома и проникновения в рай, о чем тоже подробно рассказал двойнику младшего. В конечном счете они сошлись на том, что способы воздействия на ткань реальности в их и соседнем мире отчасти отличались, но имели общие корни. А значит, магия их миров имела общение формы и могла одинаково эффективно сработать. К тому времени, как последние страницы дневника, где Сэм много описывал свою внутреннюю борьбу с Люцифером перед изгнанием, оказались расшифрованы и прочитаны, уже начало вечереть, а стол пополнился пустыми бутылками. Дин успел неоднократно пожалеть, что не выспросил брата подробно и собственном возвращении, тогда ему казалось, что бередить эту тяжелую душевную рану было неправильным и жестоким с его стороны. Нынешняя ситуация доказала обратное: любые знания были полезными и жизненно важными. Наверное, отчасти проблема крылась в том, что Дин погиб молодым, не успев набраться необходимого опыта и рассудительности, и теперь мог лишь добирать это в процессе чудом доставшейся ему жизни. Они сидели над дневником, периодически доставали книги, сверяясь с ними и в какой-то момент показалось, что мир замкнулся на них двоих, и это стало еще одной неповторимой реальностью, родившейся в одной из молодых вселенных.

+2

6

- Верю. Дин всегда помогал. Иногда ругался, но всегда помогал.
Сэм постарался улыбнуться в ответ. Фото… То самое фото, с которым у них было многое связано. Кусочек бумажки, ставший магическим артефактом неизвестной природы. Побывавший во множестве различных миров… Кто бы знал, что подобное вообще возможно без специальных магических ритуалов? Когда Дин сказал, что отдал фото, Сэм немного огорчился – негативов у них не было, а фотография много для него значила. Но когда Дин пояснил, зачем отдал… Сэм посчитал, что это было правильно. У них с Дином всегда были воспоминания, настоящие живые воспоминания. А у Сэма из этого мира нет. Дин подарил ему надежду, и это было гораздо важнее, чем что либо еще. А теперь оказалось, что для этих Сэма и Дина оно было не просто надеждой. Оно оказалось одним из ключей, и это не могло не радовать. Улыбаться стало чуточку легче.
Когда Дин сел рядом и сжал его руку, Сэм против воли дернулся. Сидеть вот так рядом с Дином и знать, что это не он… Это был какой-то особый вид мазохизма, потому что уже через секунду Сэм сжал пальцы, не давая Дину убрать руку. Он не собирался превращать двойника брата в суррогат, просто хотел… Просто хотел почувствовать, что не один. Хоть ненадолго, хоть так, но не один. Насколько Сэм понял, эти их двойники были похожи на них самих гораздо сильнее, чем двойники из других миров. И все это делало происходящее особенно… особенно болезненным, но в то же время обнадеживающим.
- Передали. Правда немного опоздали. Я сказал Люциферу «да» много-много лет назад. И тогда у нас не было другого выхода. Я согласился, чтобы потом… В общем, не сразу, но у нас получилось, и я прыгнул в Клетку, случайно забрав с собой еще и Михаила. Моя душа провела там сто двадцать лет и после этого было…Сложно. И мне, и Дину. Так что повторять я не буду. Заново ломать печати, заново попадать туда… Тогда Дин снова останется один второй раз, и это будет ничем не лучше того, что сейчас. Сейчас он не страдает. Я знаю, что он в раю. Возможно, он даже не хочет возвращаться, потому что он просил отпустить его, - Сэм убрал руку и отвел взгляд, вперившись в фотографию, вставленную в рамку, - А я слишком слаб и не могу выполнить его последнее желание. Пытался, но не могу. Я отвратительный брат.
К счастью, Дин не стал продолжать этот разговор, а Сэм так и не осмелился посмотреть ему в глаза. Так что смену темы он активно поддержал и внимательно выслушал Дина, уточняя по ходу дела некоторые детали. И об изгнании, и особенно – о возвращении Дина. Потом Сэм попросил немного времени, чтобы изучить дневник Сэма – его двойник тоже любил вести детальные записи, как и сам Сэм. Все, что могло пригодиться, они скопировали и записали, и по идее уже можно было уходить. Но Сэм тянул. Портал был достаточно стабилен, и сверкающая линия разрыва так и висела посреди зала. И Сэм малодушно решил, что может задержаться еще ненадолго. Потому что он словно вернулся в прошлое, и возвращаться в настоящее было слишком тяжело и больно. Дин был так похож на… на Дина.
Тот же смех. Те же жесты. Те же шутки. То же стремление держаться рядом – интуитивное, неосознаваемое, потому что Сэм был не его Сэмом. Но Дин тянулся. Дин смотрел на Сэма так, как смотрят на своего брата. Открывал ему пиво, пихал локтем в бок. Он смеялся над шутками и искренне грустил, когда взгляд Сэма менялся, стоило ему в очередной раз вспомнить, что это не его брат. И что он не имеет права его обнять или сказать, что любит его так сильно, что скучал так, как скучать попросту невозможно.
- У меня есть к тебе личный вопрос. Можешь не отвечать, если не хочешь… Но ты был рад, когда Сэм тебя вернул? Все же это был рай. Самые лучшие моменты жизни, никакой охоты, никаких проблем и бесконечное счастье. А здесь… - Сэм неопределенно пожал плечами, имея в виду то, что реальность, особенно реальность охотника, зачастую полна боли и потерь, - Может быть, я зря? Может, стоит сначала спросить его и потом решать? Вдруг он не захочет?
Если бы Дин уже после своей смерти, «пожив» в раю, отказался бы возвращаться, Сэм бы принял. Это было бы обдуманное решение, а не слова, сказанные в последние секунды жизни. Эти слова могли быть последней попыткой вывести Сэма из охоты и подарить ему нормальную человеческую жизнь. А могли быть и настоящим желанием самого Дина, и… Да, Сэм бы смог принять. И потратил бы остаток своей короткой жизни на самые сложные дела. Бесконечная охота, которая бы и для него имела свой конец.
Конечно, Сэм понимал, что этот Дин не был его Дином. Другая история, другой опыт. Ни ада, ни Метки, ни Михаила. Но это все же был Дин, и его ответ действительно значил для Сэма многое.

+2

7

Возраст был странной штукой. Той, на которую Дин никогда не обращал внимания, беспечно считая, что впереди - многие годы, десятилетия, даже столетия. Ему было всего двадцать семь, когда душа вознеслась к небесам, и в тот момент он не испытал ничего из вещей, которые так любили описывать вышедшие из комы люди и медиумы. Никакого коридора, света в конце, вообще ничего: все бахнуло очень быстро и так странно, что он сам не понял произошедшего. Не было прощальных слов или жестов, он просто внезапно очутился в густом ельнике, посреди цветущей весны. Умопомрачительный аромат хвои, нагретой солнечными лучами, приветливо обнимал его, рядом вилась лента шоссе и его собственная рука сразу нашла гладкий бок Импалы. Странно и удивительно, и Дин ощущал бесконечную свободу и легкое счастье, которое проносилось рядом ветерком, звучало из салона "детки" негромким завыванием Роберта Планта, а его самого всецело захватила дивная атмосфера непринужденной радости. Он никогда не испытывал подобного, не чувствовал себя настолько раскованно и спокойно, с извечной необходимостью нести на плечах все судьбы мира, держаться за него мертвой хваткой. Но в то же время что-то было не то, и это самое "не то" ощущалось в пустоте пассажирского сидения, которое не было даже отодвинуто - именно так, как делал Сэм, когда садился туда. Буквально с семнадцати лет брат был вынужден дергать несчастный рычаг, заставляя пружины скрипеть, а Дина ворчать на счет несусветных размеров младшего, решившего вымахать исключительно ему назло, само собой. В тот же момент парящее чувство прекрасного сменилось горькой нотой острого одиночества, пронзившего все существо, и только чуть позже, когда он добрался до очертаний знакомой хижины и встретил Бобби, тот не только тепло обнял его, но объяснил некоторые моменты.

Ждать недолго, поверь, - охотник вытащил из переносного холодильника бутылку ледяного пива и открыл ее для Дина. И тот поверил, хотя где-то внутри было все равно неспокойно и тяжело от осознания подобного: он всегда желал брату самого лучшего, счастливой и долгой жизни без бесконечной череды кровавых охот, радости семейного очага, которого у них самих никогда не было. Сэмми, не спеши, - тихо проговорил Дин куда-то вдаль, глядя как мягкий порыв ветра качает кроны деревьев. Он скучал по младшему, даже при небольшой разлуке ощущал себя почти неполноценным и одиноким, настолько, что сердце начинало трепетать, а разум заставлял действовать и искать брата, возвращая привычное и нормальное положение вещей. Вот и сейчас он хмурился, а мозг подавал знакомые сигналы, заставляя дергаться и вздрагивать, пока старый охотник не положил свою ладонь на его. Парень, все будет хорошо. Ты не поверишь, однако я сам очутился тут буквально пару дней назад. Не успел даже проверить окрестности, не говоря обо всем остальном. Сколько тебе сейчас было бы? Двадцать пять?

Двадцать семь, - поправил Дин и хмыкнул. На той проклятой охоте ты задал упырям жару так, что мы выжгли почти все кладбище и сравняли его с землей, - Бобби погиб от лап монстра два года назад и после смерти отца, и эта потеря больно ударила по ним с братом, заставив на время опустить оружие. Сэм пару лет как оставил университет Беркли и уехал с ним из Калифорнии, снова начав охотиться после того, как отца убил желтоглазый. Череда боли заставила их сплотиться сильнее, словно вернула обратно в детство, когда они все свободное время проводили в компании друг друга и были близки, как никогда. Дин отчаянно скучал по тем временам. По хлопьям, в коробках которых они искали вложенные игрушки, и та, разумеется, доставалась младшему. По их смеху и дурацким издевательствам, когда на пару придумывали клички самым противным школьным учителям еще до того, как Сэм всерьез взялся за учебу и задвинул любое ребячество подальше. Тогда начались их первые конфликты и недомолвки, потому что прогуливающий уроки Дин предпочитал заниматься этим в компании длинноногих красоток, обычно лучших в школе, а Сэм всегда провожал его недовольным хмурым взглядом. Тогда он не обращал на это внимание, и лишь сейчас в раю что-то мелькнуло на периферии, но исчезло быстрее, чем он смог поймать эту мысль за хвост. И вот теперь Сэм из совсем иного мира - а даже в их странных реалиях подобные вещи звучали и выглядели дико, - сидел рядом с ним и дарил печальную, опустошенную улыбку каждый раз, когда поднимал взгляд от книг. 

Знаешь, в раю было неплохо, - кивнул он "брату" и открыл им еще по бутылочке. Следовало бы сходить на кухню и приготовить что-то пожевать, но уходить Дину не хотелось. Не хотелось, чтобы двойник его Сэмми оставался один в этом помещении: подобное казалось неправильным, как и любая другая попытка их разделения. Они даже думали пробить стену в жилых помещениях бункера, чтобы сделать общую спальню на манер тех, к которым привыкли в отелях. Идея была откровенно идиотской, но Сэму она пришла в голову сразу после возвращения Дина с небес, и понимая чувства брата, он не отказывался. Наверное, не упади тот в эти длительные обмороки и зимние спячки словно гризли, они сделали это. А пока довольствовались отдельными, хотя Дин все равно чаще всего находил себя заснувшим в старом потертом кресле в спальне младшего. Там было так спокойно и безмятежно, и я впервые смог ощутить себя... чистым. Без груза давления, опасности и страшных мыслей. Наверное, все попадающие туда чувствуют нечто подобное, когда все проблемы уходят, а ты просто живешь в моменте, дышишь им и принимаешь его. Но это касалось лишь первых мгновений, потом все пошло немного не так, потому что там не было Сэма. Ни вещей, ни запаха, ничего. Даже в салоне "детки" не осталось ни одного следа пребывания брата, лишь пустота. И тогда я понял, что такой рай мне не нужен. Красивый, словно с картинки, и стерильный, будто хирургическая комната. Черт, даже пиво было на вкус не такое отвратительное, как это, - Дин рассмеялся и стукнул горлышком своей бутылки о стекло двойника брата. Но Бобби сказал подождать, уверил, что то скоро пройдет, включая мою тоску, что это лишь обременяет душу и не дает тем, кто остался без нас, спокойно жить своей жизнью. Ну знаешь, как это бывает даже с безобидными призраками, которые слишком привязаны к месту и близким. Но вот беда: я не хотел этого. Не хотел забывать и не мог, не смотря на уверения старика, что время пройдет быстро. Собственно, примерно так и вышло: с момента моего появления там прошло немного больше недели, потом снова эта странная вспышка, мир перевернулся с ног на голову, и я, почти начавший забывать, очутился в каком-то дурацком бункере на окраине провинциального зачуханного городишки... это Просвещенные что, не могли выбрать место повеселее и статуснее? Отель пятизвёздочный, например, с бассейном и баром на первом этаже. Но нет, заползли словно тараканы в самую далекую щель, оу, - Дин понял, что его снова понесло в желании сменить болезненную для его собеседника тему. Знаешь что, давай-ка сделаем перерыв. Не буду обещать золотых гор, но хороший стейк еще в наших силах. Только не говори, что твое травоедение дошло до ручки, и ты питаешься праной, или еще какой фигней... Сэм в университете пристрастился к подобному, но сейчас ему нужна нормальная еда для восстановления сил, и если вы оба не будете ее есть, я тебя уложу рядом и поставлю капельницу с жидким мясом, так и знай. И пивом сверху заполирую.

+2

8

- Мы были в раю. Там действительно было неплохо на первый взгляд. Но это были изолированные миры. И в раю Дина не было меня, а в моем – его. Вроде бы потом наш новый бог все переделал, но я не знаю… Даже в той версии, что была раньше, Дин был счастлив и улыбался чаще, чем там, на земле.
Сэм подпер подбородок рукой, рассеянно вырисовывая на запотевшем боку бутылки неясные узоры. То, что говорил Дин, было ему отчасти знакомо, но именно отчасти. Сэм не умирал и не знал, как ощущается рай, когда он твой, только твой, и ты имеешь право там находиться, и ангелы не ищут тебя, чтобы вывернуть наизнанку. По всем правилам это должно было быть что-то чудесное, невообразимо прекрасное, но чем дольше Сэм слушал Дина, тем меньше верил в эту иллюзию. Хотя прекрасное было. Ощущение чистоты… Сэм прикрыл глаза.
Он никогда не чувствовал себя чистым. Разве что в далеком-далеком детстве, когда он только учился говорить и еще не понимал, что такое жизнь. Тогда он не задумывался над тем, почему у них нет мамы, почему отец приезжает редко, почему его воспитывает другой ребенок. Но это короткое время пролетело слишком быстро и практически стерлось из памяти, вытесненное тем, что Сэм вечно носил с собой как свой персональный крест. Потом появились вопросы, чуть позднее – ответы, и та самая проклятая грязь, которая въелась слишком глубоко. В каждую чертову клетку проклятого демонской кровью смертного тела. Время шло, ошибки множились, грязи становилось все больше и больше, вина душила, совесть давила на грудь, и в какой-то момент Сэм перестал молиться, чувствуя, что не достоин быть услышанным… В сознательном взрослом возрасте он чувствовал себя чистым лишь однажды. В тот момент, когда, вернувшись из Клетки и получив назад душу, он впервые вспомнил то, что с ним происходило за те сто двадцать лет. Вспомнил, но вместе того, чтобы ужаснуться, тихо и облегченно рассмеялся. Искупил. Тогда ему казалось, что он искупил свою вину, что заплатил все и даже больше, много больше, и теперь наконец-то свободен… Как же он тогда ошибался! Но то чувство – воспоминание о чувстве – он так и не смог забыть.
- Да, Дин. Я очень хорошо тебя понимаю. Не все понимаю, но многое. Мне, правда, не довелось пожить в раю, но после более сотни лед в аду с Люцифером превратили для меня в рай наш несовершенный мир. Тогда я тоже чувствовал себя чистым, свободным, спокойным, тогда я тоже не боялся и все не мог надышаться… А потом это прошло. К сожалению.
Сэм не был против обеда. В последнее время он часто вообще забывал о еде и вспоминал только тогда, когда желудок начинал совсем уж громко урчать, а тело отказывалось нормально работать из-за нехватки энергии. С потерей Дина многое вообще перестало иметь для Сэма значение, в том числе и собственная жизнь. Сэм и жил-то только потому, что надеялся вернуть брата. А пока что он мог сделать хорошее дело – порадовать двойника Дина, который очень хотел быть полезным Сэму – любому Сэму.
- Ты очень похож на моего брата. Он тоже почему-то думает, что я питаюсь только травой, хотя я никогда не отказывался от мяса. И твой брат тоже его ест. Просто мы едим его реже, чем ты. И потому, что верим в пользу разнообразного здорового питания… И потому, что не хотим убивать, если есть возможность не убивать. Даже если речь о корове. Только Сэм тебе об этом никогда не скажет, потому что ему стыдно это признавать. Это кажется ему глупым, но он чувствует себя чуточку лучше, когда отказывается от бургера в пользу салата.  Если это не влияет на работоспособность, конечно же.
Из того, что Дин рассказал о Сэме этого мира и из его дневника, Сэму удалось узнать, что его двойник не так сильно отличается от него самого. С поправкой на пережитый опыт. Но Сэм понимал его. Понимал его тоску по брату, глухую, отчаянную, от которой по ночам приходится закусывать зубами подушку и долго-долго выть на одной ноте. Как свое собственное ощущал чувство непомерной вины, медленно вытягивающей все силы. Понимал и это убийственное желание лезть в самое пекло, не заботясь о травмах, в смутной и не до конца осознаваемой надежде приглушить боль душевную болью физической. Сэм все это проходил. Сэм не просто понимал – он пережил все это два раза в прошлом и сейчас переживал в третий раз. Его двойнику повезло больше… С одной стороны. С другой… Десять лет. Ужасно долгие десять лет, и этот Сэм справился. Сделал столь многое. Целый мир перевернул в прямом и переносном смысле. И смог. Сэму казалось, что он сам недостаточно сильный. Сейчас уж точно.
Они прошли на кухню, Сэм взгромоздился на стул, по-прежнему баюкая в руках бутылку с пивом. Уже теплым, но это не имело значения. Он просто позволил себе ненадолго расслабиться и наблюдать, с ненормальной жадностью запоминая каждое движение Дина, каждый его жест и каждое слово. Не. Его. Брат.
Неважно.
Сэм уговаривает себя просто смотреть. Возможно вскоре, когда он уйдет, Дин его обнимет, и этого Сэму хватит на какое-то время. Сэм просто не загадывал. Просто смотрел и боялся выдать себя лишним словом или жестом.
- Тебе помочь?

+2

9

Энергии Дину всегда было не занимать: кажется, кто-то из охотников, когда они в состоянии полной упоротости пешком ползли до заправки за еще одним ящиком пива, сказал, что ее бы хватило на круглогодичное освещение Лебанона. И еще парочки городов. Вывозить Винчестер-старший научился с того момента, как погибла мама, хотя и до этого славился своим неумеренным характером и неусидчивостью. А потом это стало в порядке вещей и вошло в его жизнь с каждым прибавленным годом, когда тело росло и крепло. Он отлично переносил любые физические невзгоды и боль, но с моральной уживался плохо. Это было подобно вечно зудящей, не прекращающейся гноиться ране, с которой хотелось сдернуть бинты и разодрать в кровь до мяса. Сэм в этом смысле казался крепче, и те десять лет, проведенных в одиночестве, о многом говорили. Сам Дин не желал задумываться о том, что бы произошло, окажись он в подобной ситуации: вокруг них бродило достаточно мерзких тварей, готовых залезть к смертным в мозги в поисках чувств и эмоций. И джинны среди них были самым милым вариантом. Впрочем отчасти в это дерьмо все же пришлось погрузиться примерно по пояс, когда Сэм начал впадать в свою колдовскую спячку. У Дина на языке вертелось под сотню шуток, большей частью об одной известной диснеевской принцессе и прекрасном принце, но ситуация заставляла держать рот на замке. Наверное, им невероятно везло, или кто-то там наверху вправду оберегал братьев, раз наступая на одни и те же грабли, они продолжали выходить сухими из воды. Ладно, отчасти сухими, но от этой дряни Дин постепенно отряхивался, да и Сэму в последнее время становилось лучше: спал он меньше, чувствовал себя бодрее и даже питался как следует. Кстати о питании.

Не знаю, чего там может быть разнообразного в корешках, особенно из-за отсутствия белка... После них хочется есть уже через полчаса! - задумавшись, Дин кивнул в сторону холодильных камер, которых в бункере насчитывалось аж четыре штуки им на радость. Вообще эта возможность иметь делать что-то самим на не изгвазданных в хлам плитах мотелей, где обычно работала только одна конфорка, и та с горем пополам, его неимоверно радовала. Салат есть точно, и маленькие эти помидорки, их даже я ем. Так что можешь не марать руки о плоть священного животного, ее я возьму на себя, - усмехнувшись Дин прошел мимо двойника брата, в самый последний момент остановив свои пальцы, готовые легонько коснуться. Возможно он был не прав, но причинять еще больше боли ему не хотелось, разве что этот Сэм сам согласится. А пока он вытянул три стейка и взялся за купленный им же молоточек для отбивки мяса: отказывать себе во всяких крутых штуках из кулинарного шоу он не собирался, поэтому у них имелся даже электрогриль. Обитающие в бункере вместе с ними охотники, привыкшие питаться той же мурой, что и они раньше, не сразу оценили качественные изменения. Однако вскоре распробовали, и среди всех начали даже ходить шутки на счет того, что скоро они забросят дела окончательно, чтобы переместиться сюда и даже открыть свою забегаловку неподалеку. Названия с каждым разом и выпитым пивом носили все более гротескный характер, пока в итоге они не сошлись, что место начнет притягивать нечисть как минимум. Дин, с некоторого возраста мечтающий о собственном баре, морально поддерживал, хотя прекрасно понимал несбыточность этих желаний ни сейчас, ни в далеком будущем. Для них за счастье было остаться в живых и сохранить семью, а все остальное не играло никакой серьезной роли.

То, что происходило сейчас на двоих тоже отчасти к этому относилось. Миры по соседству продолжали удивлять и казаться чем-то неестественным даже в их реалиях, однако существование копий слегка стирало острые грани. Приходилось себя одергивать, смотреть на три порции стейка и вспоминать о том, что их тоже сейчас трое. Очень странное ощущение раздвоения в пространстве собственной личности, будто он сам расщепился на двух человек. Воспринять это обычными органами чувств и описать словами у Дина не выходило даже в голове - слишком уж необычным казался этот опыт. Однако он хорошо "чувствовал", если такое слово вообще подходило в такой ситуации, присутствие двойника брата немного иначе, чем своего Сэма. В его собственной рано оборвавшейся жизни не было подходящего опыта взаимодействия. Не было много из того, что они могли пережить вместе, и тем не менее казалось, будто понимание второго Дина отчасти пронизывает его суть. Множество пережитой боли на двоих, страхи и радость обретения друг друга. Но самым необычным было внезапное осознание того, что чаще всего звалось словом "отношения" и то, что для них с его Сэмом закончилось еще до отъезда брата из дома на долгие два года. Дин иногда возвращался к своим жестоким словам, безосновательному страху и глупости, которую нес ввиду юности лет, адреналина и совершенного нежелания понимать. Это был горький урок для обоих, спрятанный до сих пор далеко внутри и старательно маскируемый радостью встречи. Настоящей, само собой разумеется. Однако после его воскрешения в глазах младшего когда тот находился в сознании, то и дело мелькала странная, необъяснимая тоска, когда Дин оказывался слишком близко. И сейчас, переворачивая шипящий на гриле стейк, окутывающий кухню и коридоры невероятными ароматами, он, наконец, понял.

Сэмми, - Дин повернулся к "брату" с лопаткой в руках. Не то, чтобы я стал медиумом, но у меня ощущение причастности к сознанию твоего Дина. Будто на несколько минут наши с ним операционные системы, или как называется эта фигня, столкнулись и работали в одном когерентном режиме. Я словно увидел тебя его глазами и отчасти пережил происходящее между вами за все годы жизни. Бредово звучит и я не уверен, что это не моя разбушевавшаяся от голода фантазия, но у меня к тебя есть один странный вопрос. Вы были близки? И я сейчас не про попытки сунуть в рот ложку во сне, или облить салат острым соусом, когда ты наводил красоту перед зеркалом в ванной.
Шмякнув на стол тарелки с мясом, Дин притащил поднос и жестом кивнул в сторону выхода.

Хватай свои харчи и пиво, и пошли в кинотеатр. Мы его еще не оборудовало до конца, но диван там вполне годный, а еще есть автомат для попкорна, который нашли на задворках настоящего кинотеатра и починили. Можно заправить его и начать кутеж. Автомат и вправду был шикарным: винтажный, глянцево-красный, с тонкой росписью по блестящими бокам. Еще Дин хотел найти музыкальный ящик и припереть его в библиотеку, но Сэм отказался от варварского жеста, посчитав, что этой ублюдской громадине с ее завываниями место разве что в гараже. Ну да ладно, пока брат мирно посапывал в своей спальне, у Дина было достаточно времени для проворачивания операции по изъятию из какого-нибудь замшелого бара подходящего аппарата. А уж потом... потом он купит пластинки с Селин Дион, и младший точно не будет против. Они расположились на потертом диване, врубили "Рэмбо", и Дин сам не заметил, как к середине фильма и после третьей бутылки сам потянулся обнять двойника своего брата. Его это было идеей, или нет, но подобный жест в тот момент показалось самым верным решением.

+2

10

Сэм мягко улыбнулся и чуть было не сказал нечто в духе «я тебе дам почитать про растительную пищу». Но вовремя прикусил язык – не даст, потому что вскоре уже уйдет. Так что пришлось этой многозначительной улыбкой и ограничиться, оставив Дину возможность додумать все самостоятельно.
- Салат и черри отлично подойдут к стейку. Мы не вегетарианцы, Дин. Просто иногда хватает и салата, чтобы чувствовать себя нормально. К тому же стейк – это не бургер. Стейк – хорошее, вкусное мясо без усилителей вкуса, с котлетой непонятного состава и без жирных соусов.
Бургеры Сэм не любил. И его местная версия, судя по всему, тоже их не признавала. Еще один маленький штрих в общую картину невероятного сходства характеров. Сэм снова улыбнулся, и, предоставив Дину возможность разбираться с мясом, принялся за салат. Его Дин никогда не отказывался от овощей и зелени, если та шла в качестве гарнира, и Сэм посчитал, что и этот против не будет. В холодильнике удалось найти и салатные листья, и черри, и огурцы, и мягкий сыр, и лук. Так что простейший салат Сэм соорудить смог. В ящике для овощей обнаружился батат, и Сэм потер его на терке – так на жарку уходило всего минут десять, хотя результат сильно отличался от привычного картофеля фри. Но в общем и целом получилось вполне съедобно. Соус к мясу с учетом салата можно было бы и не класть, но Сэм нашел в холодильнике готовый.
Готовить с Дином оказалось неожиданно легко. Они не толкались, как слоны в посудной лавке, не воевали за плиту, не пытались увести друг у друга самую удобную лопатку. И даже разговаривать не требовалось – достаточно просто было быть рядом. Возможно, у Дина были другие ощущения, все же родной брат из его родного мира был здесь. И был жив. Но даже несмотря на это Дин вел себя по отношению к Сэму не как хозяин по отношению к гостю. И за это Сэм был ему чертовски благодарен. Даже тоска, которая, казалось, просто въелась в душу, потихоньку отпустила, позволяя дышать глубже и спокойнее… Ровно до очередного вопроса Дина. Очень неожиданного и очень личного вопроса.
Сэм не знал, как на это ответить. Он мог бы отшутиться или изобразить недоумение и мягко намекнуть Дину, что  он не мог дотянуться до сознания мертвого, к тому же мертвого из другой реальности. И что это просто… Просто вывод, который сделало его подсознание, наблюдая за тем, как сильно Сэм страдает. Или что это – по Фрейду – тайные желания самого Дина, которые он не может озвучить своему брату, но в состоянии рассказать тому, кто ему и брат, и не брат одновременно. Сэм мог бы быть очень убедительным, и Дин бы поверил. Списал бы все на ужасную психическую усталость, посмеялся бы и забыл. И, наверное, Сэму стоило бы сделать именно так, потому что он не знал, как Дин отнесется к правде. Может, скривиться и попросить Сэма побыстрее уйти, и тому придется уйти. Да, стоило бы соврать, но Сэм, выдав что-то, даже отдаленно не напоминающее улыбку – хотя это должна была быть она – просто кивнул.
- Да.
Да. Одно коротенькое слово, за которым скрывалось слишком многое. Целые годы удушающей вины и стыда, кризисы, ненависть к себе, мучительно-долгие дни молчания, тоскливые взгляды в спину и тонны лживых «все в порядке»… одно короткое слово, за которым лежало безграничное и простое счастье, о котором Сэм и мечтать не смел. Одно короткое слово… И такая короткая жизнь.
Дин не стал комментировать, по крайней мере не сразу. А Сэм не стал смотреть ему в глаза, опасаясь увидеть там отвращение. Это было глупо, но он не мог ничего с собой поделать. Поэтому он просто прошел в кинотеатр, плюхнулся на диванчик и уставился на экран на экран, на котором вскоре высветилась заставка «Рэмбо». Дин принес попкорн – агрегат, о котором он говорил, работал отлично.
Это все было похоже на ту реальность, в которой Дин не умирал. Почти тот же домашний кинотеатр. Точно такой же диванчик. Вечный «Рэмбо», иногда выигрывающий у вестернов. Запах попкорна, который Сэм всегда ел только для вида, чтобы показать, что ценит старания Дина по созданию атмосферы. Тихий пшик очередной открытой бутылки пива. Дин рядом, изредка вставляющий комментарии… Рука на плече. Тяжелая, теплая. Запах одеколона – точно такого же, как у Дина.
Сэм редко плакал. Но сейчас почему-то захотелось, поэтому пришлось срочно отворачиваться от экрана и стирать с глаз набежавшие слезы. Он и сам не знал, откуда это состояние. Тоска по Дину достигла края чаши и перелилась? Или, наоборот, затопило облегчением от пусть и суррогатного, но присутствия? Или просто Сэм настолько сильно устал от своей проклятой жизни, что сил ее тянуть дальше не было, и это все вылилось в состояние, близкое к тихой истерике… Но вскоре отпустило – к концу фильма Сэм уже был более-менее спокоен.
Портал все еще был открыт, но мерцал чуть чаще и иногда шел едва заметными волнами.
- Осталось около часа.
Уходить и хотелось, и не хотелось одновременно.

+2

11

Дин вовремя отвернулся, когда копия его брата дала тот ответ, в котором он уже сам уверился примерно как десять минут. Открытие не удивляло, наоборот, естественной мягкостью легло на грудь, подтверждая его собственные воспоминания слишком быстро пролетевшей юности. Свою боль и вину перед братом. Махровый эгоизм и пренебрежение. Все это смешивалось внутри в какой-то поистине адский коктейль и заставляло пальцы дрожать. Сказать, что Дин любил младшего - значит не сказать ничего. Они всегда были друг для друга целыми вселенными, но оставались при этом братьями, кровными родственниками и никем больше, ограничивали собственные горизонты, хотя могли их расширить. Откровение этого вывалилось внезапно, поэтому он подождал еще несколько минут, хватаясь непослушными руками за кромку стола и медленно выдыхая. Казалось, в эти мгновения мир изменился не меньше того самого времени, когда брат позвал его из рая, забрал с собой, нежно упаковав душу и вернув ее в тело. Во имя всего святого дерьма, каким же он был балбесом.

Отправившись в кинотеатр с тарелками на руках словно заправской официант, он разгрузил их на столик перед Сэмом. А одну порцию бережно запаковал для того момента, когда его собственный брат очнется и захочет поесть. Что же, его ждала не только упоительная и удивительная история, а еще кое-что важное, что Дину еще предстояло до конца осознать. Сейчас же он сел рядом с копией брата, хотя этот эпитет совсем не подходил. Сэмми был Сэмом. Всегда. Везде. В каждом из этих гребенных миров он оставался его единокровным любимым братом, и это успокаивало и вселяло в сердце надежду: ведь если он сам мог вернуться, значит и тот Дин точно сможет, иного не дано. И он крепко обнял младшего, позволил расслабиться с собой рядом, даря тепло, уют и покой хотя бы на время в их постоянной войне. Сэму следовало отдохнуть, и Дин делал все, чтобы он мог побыть в этой теплой гавани дольше. Он так не хотел его отпускать... не хотел, чтобы острая боль и страдания, которые сам ощущал словно свои, снова пронзили сердце, выворачивали внутренности и разрывали душу на части. И при этом прекрасно понимал, что иного не дано. А этот Сэм под его рукой пережил многое, включая пленение Люцифером и ад страданий, о которых было даже страшно подумать.

Около часа, - эхом он повторил, когда фильм закончился и началось продолжение. Знаешь Сэм, если... - Дину хотелось сказать, что если чего-то не выйдет, Сэм мог вернуться сюда. Его собственное сердце было таким большим и горячим, оно могло одарить любовью и двух братьев, если это понадобилось. Они бы без сомнений приняли его своей семьей, и научились жить втроем, деля тепло и радость... однако этому Сэму нужен был его Дин, и никаких "но" тут просто не существовало... - если Дин вернется в хреновом настроении и недоумении, просто стукни его журналом по башке, чтобы в чувства быстрее пришел. Авось поможет, - он негромко рассмеялся, припоминая собственное ощущение потерянности, когда очутился вновь в этом отчасти уже незнакомом мире рядом с сильно повзрослевшим и возмужавшим братом, таким непохожим на того угловатого вчерашнего студента с непослушной челкой и вызовом во взгляде. Нет, нынешний прошедший жестокие войны, боль, бытие в виде сосуда для Люцифера Сэм меньше всего походил на зазнавшегося и гордого юнца. На Дина тогда смотрел ветеран с обветренной кожей, жесткими руками и мрачным лицом, на котором лишь при появлении старшего начали проступать яркие эмоции. А в глазах сиять звезды. За эти звезды Дин был готов умирать и рождаться заново, лишь бы Сэм был счастлив. И сейчас он не хотел провожать, оставлять, покидать младшего снова, пусть он и был всего лишь копией его Дина. Происходящее казалось неправильным, и пришлось себя больно ущипнуть за руку, чтобы заставить держаться.

Дин повернулся лицом к Сэму прямо перед открытой тканью портала, поднял голову, занес руку и погладил по волосам. Он мог сказать так много, чувства роились внутри подобно разбуженному, гудящему улью, но все слова сейчас были напрасны: их скажет другой Дин. А у него самого в комнате спал собственный брат, с которым они начинали новую страницу жизни - теперь Дин был в этом уверен наверняка. Он больше не будет трусом и эгоистом, он отдаст все, что не смог отдать раньше и прекрасно знал, что получит столько же взамен. Сэмми, у тебя получится. Раз это смогло произойти здесь, сработает и в вашем мире. Не знаю, что нашло на Дина... может он просто немного не выспался в тот день и решил, что в раю ему точно позволят это сделать. Стукни его по башке и от меня тоже, хорошо? - он улыбнулся, отшучиваясь в попытке разрядить момент. Или я сам найду проход в ваш мир, доберусь до него и отметелю так, что сам назад попросится. И... береги себя, пожалуйста. Ты ведь понимаешь, что нужен ему живым и здоровым, иначе зачем это все? - он подался вперед, судорожно и, наверное, слишком не по-братски стискивая Сэма в объятиях, чтобы оставить едва заметный поцелуй на виске. Бывай, мелкий, мы в тебя верим.

После ухода копии брата Дин более двух часов следил за разломом, не в силах успокоиться. Он выпил лишку в попытке унять нервы и щиплющие глаза, когда вспоминал как его обнимал собственный брат после возвращения. Прости, Сэмми. Просто прости меня. Я все исправлю. И когда на город опустилась глубокая ночь и с момента ухода двойника прошло более шести часов, Дин позволил себе вернуться в жилые помещения бункера и принять освежающий душ, после чего зашел в комнату брата. Сэм повернулся на бок и лег на кровать грудью, уютно обхватывая подушку - именно так, как любил спать с детства. Какое-то время подушкой служил старший, который позже в период подростковой вредности гонял мелкого от себя, обзывая девчонкой и закатывая глаза каждый раз, когда Сэмми пытался перебраться к нему на кровать. При воспоминании об этом хотелось провалиться сквозь землю, но хватит с них было этой дряни, и Дин подошел и сел рядом. Его ладонь прошлась по чуть спутанным волосам и коснулась линии скул, переходя к подбородку. Сэм более двух недель не брился и щетина из колкой стала мягкой и теплой, приятно щекоча чувствительную кожу пальцев. Дина затапливала волна нежности и трепета, он гладил брата, не в силах остановить себя, а из глаз на светлую ткань покрывала капала жгучая боль его только недавно осознанных и принятых чувств. Если бы не появление другого Сэма с его неудержимым страданием, не это маленькое признание, он бы сейчас продолжил оставаться кошмарным в своем фанатизме слепцом.

Спасибо, Сэмми, - прошептал он обращаясь словно к обоим братьям одновременно. Больше таких ошибок я не совершу, - он притушил свет ночной лампы до минимума, снял ботинки с рубашкой и забрался под одеяло. Была его очередь прижиматься к брату и обнимать того так, словно ему самому теперь уже приснился кошмар и лишь младший мог избавить от морока. Подарить безмятежность и радость, и Дина затопила волна счастья, стоило ему прикоснуться.

+2

12

Сэму показалось, что Дин хотел сказать что-то другое. Слишком уж многозначительная получилась пауза, да и при этом он слегка покраснел. Но в итоге Сэм получил вполне дельный совет, заставивший его против воли широко улыбнуться.  Журналом по голове… А что, не самая плохая идея. Хотя вряд ли Сэм ее бы реализовал. Если бы Дин вернулся, он бы… Он был бы так счастлив… И, наверное, после долгих-долгих объятий пошел бы и напился вдрызг. Как тогда, когда им с Кастиилом удалось побороть демоническую сущность и вернуть пусть и отмеченного Меткой Каина, но все же настоящего Дина.
- Я запомню твой совет.
Отпускать Дина не хотелось. Сэм просто обнимал его, надеясь, что у него еще будет такая возможность. В противном случае он просто сдохнет от тоски, забившись в самый темный и пыльный угол бункера.
- Берегите друг друга. Может, сейчас вы еще и не понимаете, но в вашей жизни вряд ли будет что-то важнее.
Сэм знал, что это ненормально. Сэм знал, откуда растут ноги у такой привязанности. И тем не менее, даже после всех испытаний, всех грандиозных ошибок, взваливших на плечи непомерное чувство вины, он был уверен в том, что это не изменится. Что они с Дином не смогут по отдельности. Что целая Вселенная будет не нужна, если рядом с одним нет другого. И вряд ли в этом был виноват Чак, который написал их именно такими. Это был их собственный выбор. И, видимо, не такой уж неправильный, раз Дин попал в рай. Наверное, что-то хорошее они все же в своей жизни сделали.
Сэм боднул головой ладонь Дина и тихо хмыкнул.
- Стукну. Обязательно стукну. И попытаюсь найти возможность подать вам весточку, когда все будет в порядке.
Еще одни объятия. Портал. Сэм открыл глаза, оглядел пустую библиотеку, недовольно хмыкнул, заметив пыль на полках. Все это время он вообще не обращал внимания на окружающее его пространство и порядком запустил их дом. Наверное, надо было убраться перед тем, как Дин вернется… Или уже потом, вместе, чтобы выслушивать недовольное ворчание Дина по поводу того, что Сэм без контроля совсем от рук отбился…
Оставшуюся благодать Сэм надежно спрятал, после чего первым делом отправился в душ. Пять минут контрастного душа, чтобы взбодриться – он все равно при всем желании сейчас бы не смог уснуть. А так он получал еще часа три работоспособного состояния, которые надо было забить какой-нибудь тяжелой работой. Просто чтобы подальше отогнать непрошенные мысли и уже начавшую грызть сердце тоску. Казалось, что сам бункер стал сосредоточением уныния и отчаяния.
Первый час Сэм действительно убирался. Второй – составлял план проникновения в рай. Третий – пытался найти способ восстановить тело Дина. Сейчас он как никогда жалел о том, что сжег тело, как Дин и просил. Прах для заклинаний был непригоден – огонь сжигал все, пожирая и подвиги, и грехи, и память. На самом деле у Сэма было несколько вариантов, и каждый из них был плох по-своему. Пару версий Сэм отверг сразу – они требовали участия достаточно большого количества людей, которых Сэм не хотел бы подвергать опасности. Или требовали человеческих жертвоприношений, что было еще хуже. Сэм знал, что справится с черной магией такого уровня, но заклинания требовали не каких-то там маньяков, а невинных душ. А на это Сэм пойти не мог. Да и Дин бы не смог жить, зная, какой ценой эта самая жизнь ему досталась. Так что после определенных раздумий он пришел к выводу, что вариант-то у него по сути один. Паршивый, но на первый взгляд разумный. Только для его осуществления ему тоже требовалась помощь. Но хватило бы и одного человека. Человека, который знал, что делать, и которому можно было доверять. И такой у Сэма был.
Артур трубку взял достаточно быстро. На самом деле Сэму было немного стыдно ему звонить. После смерти Дина он оборвал контакты со всеми и игнорировал и звонки, и смс, и мэйлы. А теперь, когда потребовалась помощь… Сэм надеялся только на то, что Артур сделает скидку на его состояние. Тогда он действительно просто не мог никого видеть.
- Привет, - Сэм несколько замялся, пытаясь подобрать слова, но потом плюнул на это дело и вывал все так, как есть, - Я собираюсь вернуть Дина. Я знаю, как попасть в рай и как в нем найти Дина. Знаю, как его оттуда забрать так, чтобы небеса не рухнули. Но есть проблемы с телом. Я хочу открыть в портал в один из тех миров, которые были стерты Чаком. Есть поисковое заклинание, оно делает возможным найти тот мир, где Дин мертв. И я заберу оттуда тело. Но для этого мне нужна благодать, причем благодать архангела. И для этого мне нужно будет, - Сэм сглотнул и передернул плечами, но решительно продолжил, - Опять навестить Люцифера в Клетке. Думаю, Ровена поможет. Но для этого всего мне будет нужна твоя помощь, - Сэм опять сделал паузу и тихо добавил, - Мне больше некого просить, Артур. Пожалуйста.
Артур оказался на редкость…вежлив и корректен в высказываниях. Четкого ответа он не дал, но приказал Сэму ждать в бункере. Судя по всему, Кетч собирался приехать. Возможно для того, чтобы высказать все Сэму лично. Впрочем, Сэм был не против ждать. Теперь он уже не спешил.

+2

13

Из-за зимней гололедицы путь из Денвера в Лебанон рассчитанный навигатором с учётом погодных условий и сводках о дорожных заторах, оказался неверным. Многие автомобилисты прислушались к сообщениями службы безопасности и благоразумно остались дома, сократив тем самым количество пробок. Поэтому спустя всего шесть часов движения преимущественно по тридцать шестому Восточному шоссе, Кетч оказался в знакомых окрестностях Лебанона. Местонахождение бункера Просвещенных он прекрасно помнил, но в последний момент повернул в сторону города, в котором не бывал ещё ни разу после смерти Дина.
Артура терзали смутные подозрения, что Сэм будет предлагать пиво и чай и с учётом темы их возможной беседы, решил самостоятельно запастись парой бутылок виски и джина. Просто на всякий случай. Известия о том, что кто-то в трезвом уме и здравой памяти, считает благоразумным связываться с Люцифером, без ущерба для собственной психики, необходимо воспринимать с градусом соответствующей отрешенности.
В результате в дверь бункера, Кетч постучал спустя час после непосредственного прибытия в Лебанон. Солнце ещё не успело окончательно закатиться за горизонт, щедро окрашивая ясное небо в светлые тона.
- Здравствуй, Сэм, - сдержанно произнёс бывший агент британского Ордена Просвещённых, едва дверь распахнулась. Комментировать внешний вид измождённого Сэма и спрашивать как дела, было излишним, поскольку сейчас, даже сам Кетч, несмотря на предшествующую встрече охоту и шестичасовой переезд из Колорадо, сюда в Канзас, выглядел образцом жизнелюбия и той жизни, в которой не было места бессонным ночам от болезненных воспоминаний и горького осознания утраты при взгляде на вещи погибшего. Поэтому Артур молча проследовал хорошо знакомым маршрутом в холл и без слов опустился на облюбованный за время предыдущих визитов стул.
В помещении остро чувствовалось отсутствие Дина, не только по зачем-то оставленным на прежних местах его вещам и не только по внешнему виду его младшего брата, пустота главным образом проистекала из всей атмосферы бункера, в котором вряд ли кто-то теперь шутил и улыбался.
- Я до сих пор не удалил его номера телефонов из контактов, - прозвучало почти нейтрально и непринуждённо, но на деле являлось свидетельством максимально возможной степенью проявления дружеских чувств и стойкого нежелания осознавать утрату. К Винчестерам он испытывал особое расположение и они фактически выступили морально-нравственным ориентиром после его собственного воскрешения, а с Дином они и вовсе каким-то образом сумели стать друзьями. Наверное, благодаря совместной охоте и схожести взглядов на многие вещи. С ним можно было поделиться практически чем угодно и Дин понимал, действительно понимал то, о чём Кетч говорил и более того, умудрялся выдать либо ещё более невероятную историю с собственным участием, либо пошутить таким образом, что не ухмыльнуться в ответ, оказывалось невозможным. И, тем сложнее поверить, что человек настолько любивший жизнь, свою семью и охоту, ушёл из этого мира.
- Сэм, давай ты расскажешь всё по порядку, откуда у тебя артефакт. А я взамен нарушу протоколы и частично поведаю тебе историю одной из операций британского Ордена Просвещённых, которой я руководил, - Артур задумчиво покрутил в руках бутылку пива, которую всё же принёс Сэм, затем расстегнул пуговицы на своём дорожном пальто и решительно достал из сумки свои покупки. Виски как нельзя кстати подходило к настроению, Кетч не любил испытывать  сантименты подобного рода. Проще ни к кому не привязываться и особо не выделять, чтобы после не чувствовать пустоту в душе. Но, смерть неизбежная часть их профессии и скорее даже закономерный результат, который в итоге настигнет любого охотника за сверхъестественной нечистью, если только он не успеет завязать и уйти на покой. - На счёт затеи с Люцифером, я могу сказать тебе что по этому поводу ответил бы Дин, только в более сдержанных формулировках, но полагаю ты и сам знаешь примерное содержание. Стоит ли жизнь одного человека, даже самого хорошего, того чтобы рисковать целым миром? К тому же, на затею с поиском тела, даже с поисковым заклинанием, могут уйти годы, если не десятилетия, при отсутствии везения.
Чувство дежа вю, отчасти подобный диалог Артур уже вёл несколько лет назад, с Сэмом альтернативного мира, который потерял брата и согласился впустить Люцифера, чтобы только вернуть своего Дина назад. Кетч не мог отчасти не сочувствовать тому, незнакомому Сэму, а сейчас, настоящему и подавно.
Настолько, что бросил свои дела и приехал в Канзас по первому звонку. Настолько, что проглотил тот факт, что о смерти Дина, его брат сообщил Артуру только после того, как сжёг тело. Настолько, что даже не стал уточнять причины этого поступка - из-за оставшейся личной неприязни именно к Кетчу или от растерянности и горя.
Настолько, что расскажет Сэму о Скандинавском кристалле и тем самым окончательно поставит большой и жирный крест на своей жизни у британского совета Старейшин Ордена Просвещённых.

+2

14

Артур добрался на удивление быстро, и буквально через каких-то шесть часов Сэм уже открывал ему дверь в бункер, чтобы после рассеянно бродить по оному в попытке вспомнить, есть ли здесь еда и что предложить Артуру выпить. Кофе тот не жаловал, чая осталось на самом донышке банки, а пиво Артур вроде как не очень любил. Но Сэм все равно принес. В конце концов, это было любимое пиво Дина, которое здесь лежало для особых гостей.
Для друзей.
- Здравствуй, Артур. Спасибо, что приехал. Проходи.
Сэм старался не смотреть на то, как Артур осматривает бункер. Он уже проходил через это все, когда заезжала Джоди. И он отлично помнил, как она замерла, увидев, что вещи Дина остались на своих местах – Сэм стирал пыль, но клал все на то же место. Как грустно она улыбнулась, когда увидела, что Сэм по-прежнему закупает продукты на двоих. И с каким беспокойством и жалостью посмотрела на Сэма, когда тот по привычке принес три бутылки пива вместо одной. И проходить через подобное еще раз Сэм абсолютно точно не хотел. Это было сродни покушению на все то, что было ему так дорого.
Артур в отличие от Джоди чувств Сэма жалеть явно не собирался, в чем были как плюсы, так и минусы. С одной стороны, Сэму действительно был нужен тот, кто наконец-то устроил бы ему встряску и хоть немного расшевелил. С другой, это все еще было больно, и время абсолютно точно не собиралось ничего лечить. Скорее добивало.
- Понятия не имею, причем здесь операции твоего Ордена, но ладно. Я все равно планировал тебе рассказать все, что узнал.
Артур был не из тех, кто оказывал помощь просто потому, что его попросили. То ли долгие годы работы на Орден сказывались, то ли характер, но он всегда хотел знать абсолютно все перед тем, как ввязаться в очередную авантюру. А все дела, которые вели Винчестеры, так или иначе относились к разряду авантюр разной степени паршивости. И судя по взгляду и словам Кетча, запланированное Сэмом дело колебалось между бредом сумасшедшего и очередным выплеском психопатии. Что же, у Кетча были все основания так думать. Вон, даже виски прихватил – Сэм, конечно же, организовал стаканы.
- Стоит ли жизнь Дина целого мира? Ты серьезно? – Сэм грустно улыбнулся и покачал головой – Для меня – стоит. Этот мир очень много задолжал Дину знаешь ли. К тому же я надеюсь, что в этот раз если кто и пострадает, так это я. Итак, с чего начать…
Никаких речей Сэм не продумывал. Он думал, что просто выложит все так, как есть, но справиться с эмоциями оказалось неожиданно сложно. Теперь Сэму приходилось следить за собой, своим лицом и словами, и пристальный взгляд Кетча нисколько в этом не помогал. Поэтому ему потребовалось несколько минут на то, что собрать мысли в кучу.
- Я вспомнил о том, что вы рассказывали о том мире, в который попали, когда искали оружие Михаила. Тот Сэм знал способ, и я решил, что стоит попытаться их найти. У меня была благодать на открытие портала, проблема была только в самом мире. Адресно открывать порталы могут только сновидцы и некоторые высшие сущности. Поэтому мне пришлось использовать свои демонические… способности, - Сэм предупреждающе поднял руку, - Нет, Кетч, я не пил кровь. Я изучил книги, узнал о таких, как я, и о том, как мы можем использовать дар медиумов. Потренировался. Взял дневник Дина, где он писал о том Сэме, и нож из того мира. Поставил над чашей капельницу с благодатью, чтобы портал держался открытым. И пошел туда.
Пиво не лезло, и Сэм перешел на виски. Тот пересохшее горло не смачивал, оседал горячим комом где-то в желудке, оставляя на языке вяжущий горьковатый привкус.
- Он справился, Артур. Он вернул Дина. Они избавились от Люцифера и никто не пострадал. Кстати, они передавали вам привет, - Сэм не стал упоминать, что его двойник после этого чуть не впал в кому и уже несколько месяцев восстанавливается, - Теперь я знаю, как попасть в рай. Как вернуть душу и поместить ее во временное тело. Проблемы только с телом самого Дина. Ничего лучше того, что я тебе сказал, я не придумал, - Сэм еще раз глотнул виски, - И без Люцифера никак. Забрать душу из рая без последствий может только архангел. Но наш Люцифер – другой, не такой добрый, как был их. Поэтому я заберу немного благодати Люцифера и создам амулет, который позволит мне пойти на небеса. А фото станет компасом. Это фото… Оно было в разных мирах, в десятках миров. С ним мой двойник отправился на небеса за братом. Теперь это не просто бумажка. Оно впитало в себя магию, Артур. Очень много магии. Знаю, мой план звучит ненадежно… А ты знаешь, что это меня не остановит. Ты и сам не готов его отпускать. Номера телефонов ты ведь не удалил. А ты всегда сразу же устраняешь то, что тебе нужно. Значит, Дин тебе нужен. И то, что ты здесь, только подтверждает это.
Сэм понимающе усмехнулся и откинулся на спинку кресла.
- Так что там с делом твоего Ордена? Ты узнал что-то, что может помочь? Или наоборот?

+2

15

- Вы с Дином очень много сделали для спасения этого мира, - тон бывшего агента британского Ордена Просвещённых, звучал теперь несколько мягче, чем в начале беседы и более того, Кетч не стал напоминать о тех моментах, когда этот мир из-за сильнейшей привязанности братьев друг другу, едва не стоял на краю гибели. Как бы то ни было, заслуги Винчестеров и их самоотверженную храбрость, он ничуть не умалял. Просто пытался донести мысль о том, что принцип талиона оказался не уместен уже даже после трудов Монтеня. - Сэм, тобой руководит не объективность, но эмоции и боль утраты.
Чем дольше Сэм рассказывал, тем больше у обычно сдержанного в плане эмоций Артура, настойчиво появлялось чувство жалости к своему собеседнику. До этой встречи, Кетч был уверен, что их Сэм, в отличии от альтернативного, не рискнул бы в действительности связываться с Люцифером, ради гипотетической возможности вернуть брата. Для него самого, имя первого падшего ангела было равнозначно Апокалипсису. Есть зло рациональное, алчное, которое можно купить, пока сходятся интересы или запугать, но Люцифер был абсолютно безумным. И не в виде милых чудачеств, но в том, что ненавидел всё созданное Чаком и нёс хаос, смерть и разрушения даже в рядах своих собственных “сторонников”.
- Я рад что у того Сэма получилось, у меня временами возникало смутное подозрение, что в случае неудачи, он бы планомерно сошёл с ума, измотав себя до предела. Он здорово нам помог тогда, ты и сам это знаешь. Уточню лишь нюансом - тот Люцифер был сильно ослаблен в схватке и фактически лишился сил, в отличии от нашего, который поднакопил ещё дьявольских планов в Клетке, - Артур залпом допил остатки виски в своём стакане и налил себе новую порцию. От воспоминаний о “приключениях” с тварями из разломов в Сент-Николас и в альтернативном мире, всякий раз становилось неуютно и это чувство совершенно точно не нравилось Кетчу. В основном на эту тему он предпочитал не разговаривать и не будоражить собственную память понапрасну.
На ремарку с демонской кровью он никак не отреагировал, это не самое впечатляющее из всего арсенала средств, на которые мог бы пойти Сэм обуреваемый горем, от которого не спрятаться, не убежать, ни физически, ни мысленно. И, удивить Артура чем-то в этом плане было уже достаточно сложно.
И всё же, находиться здесь в бункере и действительно убеждаться буквально в каждой детали интерьера в том, что Дин на самом деле погиб, оказалось намного менее комфортно, чем Артур мог бы ожидать от себя. Терять товарища по охоте для него не в новинку. Но впервые он с головой окунулся во всю атмосферу того, что бывает после смерти и не вполне понимал как себя вести с Сэмом, которого хотелось встряхнуть, пусть и насильно, и увести подальше от бункера превращённого фактически в склеп. И, Кетч непременно так бы и поступил, будь хотя бы один малейший шанс переубедить Сэма и отвлечь охотой в режиме нон-стоп, чтобы на мысли попросту не хватало бы ни сил, ни времени. Всё что оставалось, это лишь самому оставаться рассудительным и рассматривать всё с точки зрения логики, а не эмоций.
Артур устало потёр переносицу. То во что он ввязывался противоречило практически всем его жизненным принципам.
- Десять лет назад, я руководил одной операцией Просвещённых на Скандинавском полуострове. По её итогам был изъят один артефакт, настолько древний, что примерно сопоставим с возрастом нашей планеты. Можешь не верить, но я был весьма неплох в своей работе, - и это я, разумеется сильно преуменьшаю, но сейчас не обо мне, -  и на хорошем счету у руководства. Уничтожить кристалл не получилось, а наши лаборатории перепробовали все доступные науке способы его уничтожить, включая магию. В итоге спрятать артефакт в надёжном месте поручили мне. Из всех кто был хоть как-то причастен к операции выжил только я, поэтому конкуренции можно не опасаться. Если отбросить в сторону всю романтическую чепуху, что заботливо передавалась когда-то давно из поколения в поколение и обратиться к истории и исследованиям Просвещённых, то… Сэм, скорее всего это одна из законсервированных магией крупиц силы Чака и вероятнее всего с момента когда он создавал этот мир. Это артефакт невероятной силы, способный материализовать мысль, память или что вероятнее душу. Ты уверен что Дин захочет вернуться в мир живых добровольно? - Кетч задумчиво посмотрел на Сэма. Одну бутылку на двоих они прикончили достаточно бодро и если в себе Артур был уверен буквально в каждую секунду суток, способность воспринимать информацию адекватно, у Сэма могла несколько исказиться. Поэтому он счёл своим долгом предупредить, - я ни в коем случае не навязываю этот вариант. Видишь ли, согласно многочисленным исследованиям, кристалл действительно сможет вернуть Дину тело, но только при условии что его желание вернуться в мир живых будет истинным. Если нет, то, Сэм, это конечно всего лишь теории, но я склонен считать их достоверными. Если нет, то артефакт с большой долей вероятности взамен заберёт жизнь и душу того, кто решит им воспользоваться и потерпит неудачу. Если мыслить логически, сильный магический выброс произойдёт в любом случае, вне зависимости от результата.
Кетч сделал паузу, чтобы дать собеседнику возможность осмыслить услышанное и взял со стола свой телефон, чтобы открыть в браузере сайт ближайшего к ним аэропорта с расписанием рейсов для ознакомления. Экстремально быстро попасть в Европу не получится.
- Если мы уверены что Дин этого захочет, я уеду рано утром и к полудню уже буду в самолёте на взлётной полосе. Самое скорое, через два дня я вернусь с артефактом в Америку, - Артур положил телефон обратно на стол экраном вниз и вопросительно посмотрел на Сэма. - Если мы отправимся на небеса, то вместе, кто-то должен прикрывать тебя, чтобы ты смог найти Дина. Ну и в случае неудачи, кристалл не стоит оставлять у ангелов.
Последняя фраза прозвучала достаточно буднично и прагматично, но лишь потому что, Кетч в полной мере осознавал, что может случиться, попади артефакт не в те руки, кому-то придётся подчищать следы, чтобы не допустить вероятности свершения большого зла.
- Я здесь не только из-за Дина, он в раю, а главным образом, чтобы помочь тебе. Я видел к чему привело одиночество Сэма из альтернативного мира, его история закончилась хорошо, но это вопрос везения, а не трезвых расчётов. Я помогу искать другие варианты решения, но только не связанные с Люцифером. В иных измерениях есть другие архангелы.

+2

16

- Артур, я не собираюсь подселять к себе Люцифера. Даже говорить с ним не собираюсь. Просто возьму благодать и все.
Сэм действительно не планировал с Люцифером даже здороваться. Это было опасно даже тогда, когда Сэм себя полностью контролировал. Что уж тут говорить о нынешнем положении вещей. Но на самом деле он просто надеялся на то, что Ровена, мягко говоря недолюбливающая Люцифера и уже не раз выступавшая против него, ему поможет. Или хотя бы не будет препятствовать. Но объяснять это все сейчас Артуру у Сэма не было сил. Может, завтра… Если получится уснуть.
Но хуже всего было не несогласие Кетча с планом, а его взгляд. Жалость. Сэм ненавидел, когда его жалели, потому что это заставляло его чувствовать себя… Слабым. Беспомощным. Глупым. Бесполезным. Не ребенком даже, а избитой и выброшенной на обочину жизни старой собакой, с которой никто не знает, что делать. Ухудшало ситуацию еще и то, что Артур вообще редко кого жалел. Видимо, Сэм действительно выглядел настолько плохо, что большего не заслуживал. В любой другой ситуации Сэм, наверное, попытался бы собраться и взять себя в руки хотя бы из чистого упрямства – это у них всех было семейное, а уж Сэму досталось в двойном размере. Но сейчас Сэм не мог и не хотел. Потому что это был Дин.
- В худшем случае меня просто убьют. Теперь, когда Дина нет, когда Апокалипсис не состоялся и не состоится, потому что Чака сменил Джек, я уже не представляю для Люцифера интереса. Истинный сосуд был нужен для битвы с Михаилом, а так ему и другой сойдет, такой же как Ник, - Сэм последовал примеру Артура и допил виски. И тоже налил себе еще, - И это будет не самый худший вариант. Я буду с Дином, просто другим образом.
Об этом Сэм тоже думал. Что стоит выбрать себе дело посложнее и просто уйти так, как полагается охотнику. Так, как Дин – защищая людей от монстров. Но почему-то что-то мешало. Смерти Сэм уже не боялся. Боялся только, что весселю Люцифера, к тому же совершившему огромное количество ошибок, рай не светит. А это бы означало, что Дина он бы никогда уже не увидел.
- Но…Ты хотел о чем-то рассказать.
Возможно, у Артура был план получше. Или аргументы более весомые, чем высказанные ранее. Но, как оказалось, все же план. Сэм внимательно выслушал Кетча, и… И да. Это, определенно, было лучше визита к Люциферу.
- То есть это фактически аналог Длани, - Сэм ненадолго задумался, но потом просто счастливо улыбнулся, - Не так важно, захочет он или нет. Если захочет, то он снова будет с нами. Если нет… То я хотя буду знать, что но в порядке, понимаешь? Что ему там хорошо, что он не жалеет о том, что не дал себя спасти. Что он счастлив в раю, и будет счастлив вечно. Тогда я смогу спокойно… В общем, эта не цена, которая бы меня испугала.
После Клетки мало что пугало. К тому же Сэм почему-то был уверен в том, что в случае отказа Дина возвращаться, его душа просто будет поглощена артефактом. Превратится в энергию, растворится в частице изначальной силы, вернутся к первоисточнику, из которого и вышла. И вряд ли на момент создания мира Чак придумывал какие-то ужасы по типу Клетки. Судя по тому, что Сэм знал, Чак был полон надежд, любви и воодушевления.
- А с магическим выбросом мы разберемся. Хотя я и чувствую, что мы опять ввязываемся в какую-то авантюру, которая аукнется масштабно. По-другому у нас никогда не получается. Но я все же готов рискнуть. Мне кажется, Дин захочет.
На самом деле Сэм не был уверен. Он был уверен в том, что Дин безумно скучает, но возвращение… Они оба так устали. Слишком сильно устали от груза ответственности, от потерь, охоты. От боли и страданий, бессонных ночей и кошмарных снов. И если рай назван раем не просто так, то Дин мог бы и не захотеть. И имел на это полное право.
- Как я понимаю, об этом артефакте Дину нельзя будет рассказывать. И нельзя будет говорить об условиях, так? – Артур кивнул, и Сэм громко фыркнул, - Ну конечно. Все ведь не могло быть так просто… Езжай за артефактом, Артур. Не прямо сейчас, конечно. Тебе стоит отдохнуть с дороги. И… Спасибо. За все.
Обнимать Артура было странно и непривычно, но Сэм все же обнял. В конце концов Кетч дал ему очень многое. Он дал надежду, и Сэм чувствовал, что этой ночью впервые за долгое время сможет уснуть.
***
Сэм не заметил, когда Артур ушел – ему действительно удалось уснуть, стоило только коснуться головой подушки. Сколько он проспал, Сэм тоже не знал, и календарь в этом нисколько не помогал, потому что после смерти брата Сэм забыл о его существовании. Артур говорил про двое суток, и Сэм смог поспать еще раз, и тоже без снов. И подготовить поисковое заклинание для рая тоже успел. И даже смог с порога не наброситься на Кетча, когда тот вернулся.
Сейчас Сэм выглядел уже лучше. Он сбрил успевшую отрасти бороду, нормально помылся, даже одежу погладил. Дин не должен был узнать, насколько Сэму было плохо, чтобы это не повлияло на его решение.

+2

17

- Ты быстро схватываешь суть, Сэм и не тратишь время зря в библиотеке. Прямых указаний на это невозможно найти, но по аналогии с заклятиями пусть и малой силы, но схожего потенциала, американские Просвещённые в своё время выдвинули теорию, согласно которой, таинство обряда должно соблюдаться неукоснительно, во избежание появления иных констант и колебаний, не заложенных в первоначальную матрицу заклинания. Результат непредсказуем и варьируется от того, что несоблюдение условий никак не повлияет на конечный итог, до деактивации магии, - пару мгновений Артур задумчиво созерцал свой опустевший стакан и в итоге пришёл к выводу, что на сегодня виски хватит. Ещё до шести утра ему предстоит покинуть бункер и несколько часов за рулём до ближайшего международного аэропорта. В Англии за эти же несколько часов он смог бы прокатиться от Лондона до Бристоля туда и обратно несколько раз, ещё и время в запасе осталось бы. - И, Сэм, я полагаю, если бы Дину можно было рассказать о сути обряда, он совершенно точно и без промедлений решил бы вернуться в мир живых. Как минимум для того, чтобы наиболее травматичным способом попытаться объяснить мне, что тебя следовало беречь и как минимум не ввязывать в авантюры подобного рода. 
Шутка лишь отчасти, чтобы несколько разрядить угнетающую атмосферу и поднять боевой дух Сэма. Затею с Люцифером Кетч по прежнему считал недопустимой, без увёрток он благодатью не поделится, а разгребать последствия возможно придётся всему миру. Не говоря уже о том, что том случае, если у него получится вселиться в свой истинный сосуд, остановить его будет практически невозможно. У американцев почему-то принято называть дьявола Люцифером, видимо, так проще недооценивать.
- Всё в порядке, Сэм, это план не самый лучший и у тебя как раз будет время подумать. Полагаю, если мы приложим больше времени и усилий, сможем придумать новый, более безопасный, - Артур произнёс это, как и большую часть из всего что говорил, уверенно. Что-то ещё они возможно и найдут, но по виду младшего брата Дина никоим образом не следовало, что он готов ждать.
Менее всего Кетч ожидал объятий, видимо Сэм эмоционально действительно дошёл до предельного предела всех возможных пределов. Артур сдержанно похлопал по спине младшего из Винчестеров и заверил, что всё в порядке.

На то чтобы добраться в Швейцарию и обратно в Штаты ушло чуть больше времени, чем планировалось, но в целом, Кетч уложился в намеченные для себя параметры.
Артефакт хранился в секретной секции одного из специализированных банков в Берне, который Просвещённые оградили всеми возможными защитными заклинаниями и рунами, и сведения о котором благополучно были ликвидированы из всех баз данных, вместе со всей информацией связанной с операцией в ходе которой и был обнаружен кристалл. В хранилище кроме оружия и всевозможных современных модификаций направленных в основном на большее поражение сверхъестественных существ, оставался ещё один магический предмет, мощный, но в предстоящем мероприятии не факт что окажется полезным. И всё же, Артур прихватил с собой и его. Не то чтобы он сомневался в положительном исходе предстоящего их с Сэмом путешествия, но не вполне понимал чего ожидать в раю. Ад в котором он ранее работал в качестве наёмника, был более предсказуемым.

За время отсутствия в Убежище Просвещённых с первого взгляда ничего не изменилось, Кетч не знал каким образом должно происходить перемещение в рай, но предполагал, что нужно что-то помимо одной фотографии, поэтому он вопросительно взглянул на Сэма.
- Ты готов? Хорошо подумал? - Трансформация во внешнем облике и настрое Сэма удостоилась лаконичного одобрительного кивка Артура. Он предпочитал иметь на заданиях дело с более-менее выспавшимися напарниками и в как минимум удовлетворительном психологическом состоянии. Сэму судя по всему удалось найти способ, чтобы взять себя в руки.
Кетч прошёл в холл и поставил чёрную дорожную сумку прямо на стол.
- В этом свёртке кристалл. Повторим алгоритм действий или ты всё помнишь? - Бывший агент британского Ордена Просвещённых расстегнул молнию на сумке и извлёк испещрённую рунами и знаками небольшую шкатулку, в которой лежал артефакт. - Я дам тебе ещё одну вещь, это часы в которых содержится сильный заряд магии, он способен остановить время ровно на тридцать секунд. С архангелами не сработает, но со всем остальным вполне. На тот случай, если кто-то попытается прервать ваш с Дином разговор. Сворачивайся и сразу уходи, не рискуй. Найдём ещё способ возвращения твоего брата. Возможно в этом путешествии и не пригодится, потом используешь. Заряд одноразовый.
Артур передал Сэму золотые карманные часы с цепочкой и недовольно нахмурился.  Кетч крайне не любил, когда эмоции смешивались с выполнением заданий и только что чётко осознал, что если их с Сэмом затея не удастся, ему будет совсем не всё равно. Пусть с потерей Дина он ещё не смирился в полной мере, но Сэм фактически оставался его единственным более-менее близким другом. По крайней мере, таковым считал его сам Артур. И если что-то пойдёт не так, он будет пытаться вытащить Сэма живым, пусть и ценой потери артефакта.
- Как мы будем искать Дина в раю? И чего именно следует опасаться?

+2

18

Интересно, а к подобному вообще можно было быть готовым? К тому, чтобы встретить в раю своего мертвого брата… Нет, Сэм абсолютно точно не был к этому готов. Ему бы не хватило на это и целой жизни. Но он точно знал, что достаточно хорошо подумал. И все решил. Поэтому он нашел в себе силы улыбнуться и коротко кивнуть.
- Все отлично, Артур. Мы можем отправляться хоть сейчас. И да, я все помню. Это не так сложно.
Совсем не сложно. Просто активировать артефакт и предложить брату вернуться. И ждать. И молчать о том, что они все тут задумали, потому что второго шанса не будет. Сэм с легким любопытством оглядел сначала сумку, потом шкатулку. Заглянул под крышку, улыбнулся уже более искренне, почти мечтательно. Пока что доставать артефакт было рано, поэтому шкатулка отправилась в наплечную сумку Сэма. А часы – Кетч был полон сюрпризов – в карман джинсов.
- А ваша организация полна сюрпризов. Боюсь даже представить, что еще хранится у вас в запасах. Как я понимаю, спрашивать бесполезно, да?
Судя по выражению лица Артура, Сэму не следовало даже пытаться. Неудивительно. Хотя и не сказать, что на данный момент Сэму так уж сильно хотелось. Поэтому он вновь сосредоточился на предстоящей задаче и потащил Артура в свою комнату. Почему-то Сэму казалось, что так безопаснее. И правильнее, что ли… Конечно, лучше было бы использовать комнату Дина, но Сэму было слишком сложно туда сейчас зайти. Он бы наверняка отвлекся, а это могло бы помешать ритуалу.
- На самом деле, что рай, что ад, что чистилище – это такие же части нашего мира, как и тот, в котором мы живем. Не параллельные миры, не другие вселенные. Поэтому перемещаться между нашим миром и раем гораздо проще, чем, например, прыгать в мир Апокалипсиса. И даже проще, чем в прошлое. Только вот в рай нужен…Ну, скажем, пропуск. Нужно быть либо чистой душой, либо ангелом. И с тем, и с другим у нас с тобой большие проблемы.
У Сэма было все готово, насколько это было возможно. Люцифер хорошо помнил, как можно попасть в рай, будучи лишенным туда доступа. А Сэм тщательно оберегал те крупицы полезной информации, которые ему достались от этого засранца. Правда, пришлось кое-что изменить, все же они с Артуром были людьми, но Сэм знал, что сработает. В параллельном мире у двойников сработало – сработает и у них.
Печать на полу уже была нарисована. Содержимое миски больше всего напоминало пыль, только отчетливо пахло лавром и перцем.
- Нам стоит опасаться только ангелов. Я не знаю, как Джек изменил рай. И не знаю, как нас там встретят. Но мы в любом случае нарушаем правила. Поэтому избегаем всех, кроме Дина. Убить не убьют, но из рая тут же выкинут. У нас будет не больше получаса. Думаю, даже меньше. Минут двадцать на все. Надеюсь, искать Дина нам не придется, - Сэм достал фотографию и вгляделся в лицо Дина, - Она перекинет нас прямо к нему. Радиус в половину километра. По идее…
Сэм положил фотографию в центр печати. Взял миску в руки, достал маленький стеклянный флакон, в котором осталась пара капель благодати.
- Благодать Люцифера. То, что осталось. Она должна послужить пропуском, но, возможно, привлечет к нам внимание. Но другой нет и вряд ли будет.
Сэм вылил все в миску, и пыль засветил мягким голубым светом. Сэм резко опрокинул миску на печать, но вместо того, чтобы упасть на пол, зависла в воздухе.
- Это так называемый столп рая. Один из. На каждого ангела по такому столпу… Так написано в книгах. Может, это просто красивая метафора. Руку, Артур.
Сэм не знал, как работает этот своеобразный телепорт. В определенную точку или рай как таковой? Поэтому рисковать не хотелось. Сэм крепко сжал руку Кетча, закрыл глаза, сосредотачиваясь на своих воспоминаниях о Дине. На своих чувствах. На желании увидеть его. Услышать его голос. Он уже не видел, как фотография растворилась в воздухе, меняя цвет «столпа» с голубоватого на светло-золотой. Сэм просто шагнул вперед, утягивая Артура следом за собой.
..перемещение было мгновенным. И безболезненным. Сэм просто открыл глаза и понял, что они там, где надо.
- Ну… Я почему-то так и думал.
Они с Кетчем стояли на дороге. Обычная двухполоска, достаточно ровный асфальт, лес с обеих сторон. Вдалеке – яркая вывеска чего-то, напоминающего придорожный мотель или бар. Слева, судя по звукам, река. Куда именно идти, Сэм не знал, но планировал начать с мотеля. Это было бы логично. Но предложить двигать в ту сторону он не успел – со стороны реки послышался слишком уж знакомый звук мотора.

+2

19

Вопрос Сэма о запасах британского Ордена Просвещённых, так и остался без ответа, ненавязчиво трансформируясь в разряд риторических. К большей части фонда и даже чисто к информации, у Кетча больше не было доступа, равно как и права распространяться на эту тему. Последним он впрочем пренебрегал ради необходимости, но сейчас явно был не этот случай.
А по поводу чистоты души, Артур вполне мог вставить ремарку, в которой буквально несколькими фразами убедил бы Сэма, в бесполезности сравнений. Что бы не делал Сэм, им по крайней мере руководили благие побуждения и кроме того, точное количество раз, когда Винчестеры спасли этот мир от гибели, Кетч затруднялся назвать. Артуру крыть было нечем. В его случае, сам Князь ада Асмодей, на полном серьёзе сравнивал количество злодеяний бывшего агента британского Ордена Просвещённых со своими и находил, что они примерно равны. Разумеется, первородный демон преувеличивал, действуя в собственных интересах, но сейчас Кетч искренне надеялся, что для портала в рай это не станет проблемой.
- Я понял тебя, Сэм. Данные о радиусе весьма точные и хорошо бы они оказались правдивыми, подозреваю, что время на поиски твоего брата и без того будет ограничено. - Кетч, стоял в стороне и заложив руки за спину, внимательно наблюдал за действиями предпринимаемыми Сэмом. Тот похоже детально изучил тему перемещений в рай и действовал с видом профессионала. Артур был в курсе лишь части излагаемой Винчестером информации, поэтому слушал практически не перебивая.
Перемещаться сквозь миры равно как и между частями одного и того же мира, Кетчу совершенно точно не нравилось. Он привык более-менее контролировать ситуацию, полагаться на свои физические навыки, в крайнем случае на инстинкты охотника и всё это становилось бесполезным в момент выхода из портала. Никто не мог с точностью утверждать, что ожидало на другой стороне и не ведёт ли этот путь в никуда. Или жерло вулкана.
Поэтому оставалось полагаться на то, что Сэм всё рассчитал верно и, как это смешно звучит, на удачу.

В итоге, всё оказалось не так уж плохо. Совершенно не так, как Артур представлял себе Рай и даже не так, как рассказывали о нём сами Винчестеры. Видимо Джек всё действительно здесь переделал в соответствии с собственными соображениями о лучшем месте для вечной жизни.
Но, в действительности обычная автомобильная дорога всё же больше смахивала на типичное американское захолустье центральных штатов, чем на райские кущи. Синее безоблачное небо и солнце почти в зените своего пути. Впечатляться в сущности оказалось нечем, потому без внимания последняя реплика Сэма не осталась.
- Ну, в принципе логично, ровное дорожное полотно - рай для любого водителя, - Артур попытался по положению солнца определить части света и хотя бы примерное время. Если взять за константу, что смена времён года для этого места такая же, как и для остальной части мира, то условно получалось что сейчас где-то в районе полудня. Что разумеется не соответствовало времени на его собственных наручных часах.
- Сэм, не рискуй. Прежде чем активировать артефакт, убедись, что перед тобой действительно Дин, а не какая-то проекция или замаскированный ангел. И постарайся не вызвать у брата вопросов на счёт кристалла, мы не уверены как это подействует на магические свойства, - Кетч крепко взял Сэма за плечо, обращая внимание на свои слова и убеждаясь, что они дошли до адресата, который тоже услышал звук двигателя приближающегося автомобиля.
Ещё пара мгновений и из-за поворота показалась хорошо знакомый Шевроле, иначе именуемый “Деткой”. Интересно, Дин знает, что это не его настоящая Импала, которая без дела стоит теперь в гараже Бункера Просвещённых, а лишь отличная копия.
В небе, пока вдалеке от дороги, со стороны предполагаемого востока стремительно образовывалось тёмное, похоже грозовое облако, быстро растущее в размерах.

+2

20

Менять собственные решения никогда не входило в привычку или же положительную черту характера Дина, скорее, подобные случаи можно было пересчитать по пальцам одной руки. Сэм считал подобные действия в рамках одной и той же модели поведения чересчур ригидными, поскольку сам неоднократно и старательно расширял собственную зону комфорта - по его мнению. По мнению Дина же, это были чистой воды условности, и они всегда жили по своду правил, вбитых всеми возможными и невозможными способами еще с сопливых времен детства. Опасность и суровый образ жизни диктовали свои условия, не давая расслабиться или пересмотреть ценности существования под новым углом. Они просто не имели на это права, пока в мире во тьме продолжали прятаться твари, о которых не знал никто, кроме охотников. Дин не успел отследить момент, когда он устал - это прошло мимо него, просто навалившись бесконечным тяжелым грузом, который он тащил на своих плечах без малого тридцать семь лет с того момента, как погибла Мэри. Он никогда не жаловался на свою судьбу, считая ее вполне объективной и осмысленной, не искал повода отлынивать от семейного дела, придерживался принципов и своеобразной морали, однако в глубине души прекрасно зная, что любой их рейд или охота могут оборвать всё. Неоднократно шутил по этому поводу даже в компании Жнецов, но, как говорится, в каждой шутке всегда было место крупицам правды. И когда эта правда предстала перед ним в полный рост и вес, пройдя сквозь ребра наружу, вся незримая ноша свалилась резко и разом, затапливая сознание невыразимой усталостью бытия. В тот момент у него не осталось сил на сеансы саморефлексии и понимания того, насколько эгоистично он поступает, бросая младшего брата. И никто не мог подсказать ему самому, что каждая капля этого мнимого эгоизма была им искуплена с момента окончания детства, когда он потерянными глазами смотрел на догорающий отчий дом, держа на руках Сэма. В конце концов Дин прожил славную жизнь, где было место не только боли, но и всему прекрасному, что может желать человек. Брат вряд ли услышал, но последними словами старшего были: "Прости, Сэмми".

Собственно, возможность очутиться возле старого охотничьего домика Бобби была вполне оправданной: именно тут, напополам со свалкой машин в Северной Дакоте отчасти прошли детство и юность Дина с самыми светлыми и запоминающимися моментами. А старый друг, как обычно, служил символом и опорой для еще не окрепшей на новом месте души. Это была приятная встреча, наполненная уютом добрых воспоминаний и согревающими словами напутствия, которые Дин воспринял спокойно. Ему уже приходилось задумываться о разнице течения времени на земле, в аду и на небесах, поэтому условности в виде ожидания не беспокоили. Скорее хотелось, чтобы для тех, кто остался в их мятежном и неспокойном мире, жизненный путь продлился как можно дольше и стал счастливее прежнего. Сэм всегда мечтал о спокойной и мирной жизни в кругу семьи, и теперь получил шанс обрести желаемое без появления на пороге взбалмошных старших братьев, желающих утянуть в очередную опасную авантюру. Дин поочередно вспомнил всех знакомых и близких ему людей, желая им получить все хорошее, что они заслуживали. А пока он успел распить пару бутылок пива с Бобби, усевшись прямо на порог дома и вслушиваясь в мягкий шелест листвы. Неожиданные ощущения покоя и умиротворения казались почти осязаемыми - протяни руку и потрогай, и это незнакомое чувство начало постепенно овладевать душой Дина. По капле, понемногу, и стоило усилий сбросить с себя приятный морок, чтобы найти на подъездной дороге Импалу и завести мотор. Привычки оказались сильнее насаждаемого ощущения благости и отдохновения, и он вновь почувствовал эту неутолимую, вечную жажду скорости и погони, сопровождавшую всю его жизнь. Ветер в лобовое, тихий шорох асфальтового полотна под колесами, гул мотора и музыка на всю громкость, разбивающая лесную тишину и пугающая местных птиц. Пары минут движения хватило, чтобы Дин начал подпевать и барабанить пальцами по рулю, выворачивая его на трассу. Здесь не было указателей, поэтому пришлось ориентироваться на собственный вкус и желание, что отчасти было приятной неожиданностью. Единственным разочаровывающим фактором было пустое сидение рядом, однако по уверениям Бобби, это лишь ненадолго. Дин отогнал неприятную мысль, выжимая газ и прибавляя скорости не смотря на довольно крутой поворот - бояться аварий уже не стоило, так почему бы не позволить себе немного глупого куража, пусть даже не было перед кем красоваться?

Кромка леса уходила вдаль, на горизонте вырисовывался просвет, а к звукам в салоне добавился далекий шум реки. Происходящее казалось почти идеальным, и Дин в какой-то момент успел поймать себя на мысли, что почти позабыл, где именно он находится - это место своей идиллической пасторальностью стирало границы с прошлым и настоящим, вышивая одно полотно в ряд одинаково ровным стежками умелой замысловатостью, отчего забыть себя и свое прошлое казалось проще простого. Наверное, в этом отчасти и заключалась функция рая - сохранять все прекрасное, стирать плохое и оставлять то лучшее, что душа смогла сберечь в сердце, пронеся за всю жизнь. Ну и конечно, открытые границы мира, позволяющие увидеть близких, вновь испытав трепет и любовь. А пока Дин прибавил скорости, старательно сбрасывая с себя сладкий морок, заполняющий все его существо мягким облаком радости, старательно заменяя ее громкими звуками старающимся переорать всех и вся Мика Джаггера, что ему успешно удалось до того момента, как на подъездном мосту через реку он не увидел две фигуры. По словам Бобби, увидеть здесь можно было кого угодно, начиная от старых друзей, заканчивая бывшими президентами, поэтому Дин решил сбавить газ и посмотреть, с кем ему посчастливилось встретиться буквально через пару часов пребывания в раю. И чем ближе он подъезжал, тем более странно себя начинал ощущать, издалека выхватывая взглядом отчасти знакомые фигуры.

Да ладно, да идите вы, - сбив скорость еще и слегка притормаживая у въезда на мост, чтобы не стукнуться дном о вполне себе выпирающую балку как раз для таких любителей полихачить (за что Джеку следовало высказать свое ценное мнение на счет необходимости блюсти правила даже в раю), Дин на нейтральной подгреб почти до середины, заглушил мотор и вышел наружу. Он не вдавался у Бобби в подробности на счет того, как скоро может случиться встреча с людьми, оставленными на земле, чтобы не мучить себя напрасными подозрениями и паранойей, которая тут, впрочем, быстро развеивалась. Видимо зря. Только не говорите, что дожили до глубокой старости и решили выпилиться на брудершафт разнообразия ради, - Дин весело и чисто рассмеялся, - это звучит до ужаса сопливо и вызывает желание навалять обоим за избыточный градус пафоса. Крепко обхватив брата, чтобы звонку шлепнуть его по широкой спине ладонью, Дин поздоровался за руку с Артуром. Я ожидал тут найти кого угодно, только не ваши задницы. Не нашли занятия поинтереснее, чем помереть, взявшись за ручки?

По правде сказать, Дин был рад, и это мягко сказано. Скорее, внутри него все пело и восторженно прыгало, как в старых диснеевских мультиках, которые кое-кто обожал смотреть в детстве вместо нормальных боевиков. И сейчас он посмеивался, глядя на как обычно идеально выглаженного со всех сторон Кетча, который даже на самую кровавую охоту умудрялся притаскиваться словно на джентльменскую вечеринку для холостяков, и Сэма - потрепанного Сэма, в старой рубашке и футболке... его, Дина футболке, которая была ему явно коротка и оканчивалась выше положенного. Еще и шмотки мои спер, или у вас там настал период острого дефицита? Дин потянул майку на брате вниз, а потом внезапно отпустил, чтобы край весело подпрыгнул. А это еще что? - заметив краем глаза собирающиеся на горизонте темные облака и ощутив странную тревогу - впервые, очутившись в раю, Дин нахмурился. Охотничье чутье реагировало остро на любые перемены, и инстинкты, въевшиеся в душу, на все голоса распевали об опасности. Причем отнюдь не ангельско-райской - подобное они уже проходили давно, и никогда присутствие крылатых в раю не ощущалось с настолько неотвратимой жутью. И хотя Дину было невероятно интересно, каким макаром эти двое появились тут, он, повинуясь неизжитым охтничьим инстинктам, схватил Артура с Сэмом за руку, затолкав их обоих в Импалу и сел туда сам, захлопнув двери именно в тот момент, когда черная туча почти накрыла горизонт. А вот теперь слушаю, - он поймал и сжал руку брата и кивнул Артуру, сидевшему позади младшего.

+2

21

- Все ради Детки… Рай – это не просто место, Артур. Это ожившие воспоминания о самых счастливых днях жизни… Раньше было так. Сейчас уже не знаю. Может быть, Джек пошел дальше и придумал что-то еще.
Сэм внимательно выслушал Артура и коротко кивнул. У них была одна попытка, которая не включала в себя общение с Люцифером, и ему не хотелось ее провалить. Но все мысли куда-то улетучились, стоило только Сэму не только услышать, но и увидеть Импалу. Разглядеть водителя с этого расстояния не удавалось, но Сэм даже не сомневался, что за рулем Дин. Сердце так резко сжалось, что Сэм на короткое мгновение подумал, что сейчас просто упадет на месте. Но видимо душа, переместившаяся в рай, была крепче физического тела. И стоило порадоваться, что при магическом перемещении в рай отправлялись не просто души. Вряд ли душа Сэма, отравленная демонической кровью, выпотрошенная Люцифером и сшитая по кускам, истерзанная и запятнанная последствиями неверных решений и чужой кровю, представляла бы из себя приятное зрелище. Такому искореженному монстру места в раю бы не нашлось.
Дин затормозил на мосту, и Сэм, кивнув Артуру, отправился навстречу, едва удерживая себя от того, чтобы не перейти на бег. Но не выдержал, сорвался, влетел в объятия Дина, дрожащими руками вцепился в его плечи. Дин был… Настоящий. Теплый, пахнущий пивом, бургерами, машинным маслом и средством для стирки одежды. Дин был живой – он дышал, его сердце билось, и Сэм едва удержался от того, чтобы не расплакаться. Слова Дина проходили мимо его сознания, потому что Дин улыбался, и Сэм не мог оторвать взгляда от этой улыбки. Потому что Дин, несмотря на то, что оставался Дином, очень изменился. Чудовищно изменился. Словно с его плеч сняли многотонный груз, и он впервые смог расправить плечи и вдохнуть полной грудью. Дин был счастлив, и это было невозможно не заметить. И на короткую – или бесконечно длинную? – секунду, Сэм подумал о том, что, может быть, стоит оставить все как есть и больше не портить жизнь брату. Но…
- Дьявол, - Вряд ли такие слова стоило говорить в раю, но черная туча на горизонте не предвещала ничего хорошего. Сэм знал, что ангелы среагируют, но не думал, что так быстро. И надеялся, что найдут их нескоро, но слишком уж уверенно туча двигалась в их сторону. То ли охрана здесь стала работать лучше, то ли артефакт «фонил», став своеобразным сигнальным маяком. Сэм безропотно залез в машину – на соседнее с водительским сиденье. Артур удобно устроился сзади и по-прежнему выглядел так, словно вообще ничего странного не происходило. Стоило бы поучиться у него самоконтролю на досуге. Наверное, было бы лучше, если бы говорил Артур. Он бы точно не выдал лишней информации и не вызвал бы у Дина подозрений. Но Сэм знал, что говорить должен он. И чем быстрее, тем лучше. Сэм был уверен, что это Дин. Не знал, почему, просто чувствовал. Наверное, это было опрометчиво, верить вот так сразу, но все же… Да и если это бы был замаскированный ангел, то вряд ли бы на горизонте маячило темное облако. Их бы уже вышвырнули с небес, если бы знали, где они.
- Дин, времени мало, - Сэму пришлось откашляться, чтобы его голос не был похож на хрипы умирающей под тонной ржавчины пилы, - Мы с Артуром живы. Там у нас прошло полгода, и все это время я искал способ тебя вернуть, - Сэм предупреждающе поднял ладонь, не давая Дину возможности перебить, - Знаю, я обещал тебя отпустить. Но я…ты… я не знал, все ли тут у тебя в порядке. Прошлый рай был… В общем, я искал способ вернуть тебя к жизни, если ты передумал. Ходил в тот мир, о котором ты рассказывал, к нашим двойникам. У них кстати все в порядке, у того Сэма получилось. Они мне помогли. – Дину услышанное явно не понравилось. И скорее всего по той же причине, что и Артуру – из-за необходимости контактировать с падшим, - Нет, я не ходил к Люциферу, хотя был готов. Но Артур нашел другой способ.
Самое сложное было не говорить об артефакте и последствиях в случае отказа Дина возвращаться. И сейчас Сэм не знал, что говорить. Ему предстояло соврать брату. Опять соврать, хотя они давным-давно обещали друг другу не скрывать важного. Но говорить правду Сэм не мог, поэтому ему вновь пришлось призвать на помощь все свое актерское мастерство. И тут стоило сказать «спасибо» отчаянию и усталости, измотавшим ему настолько, что сил на банальное волнение уже не хватало. Сэм мягко улыбнулся, сжал плечо Дина, заглянул ему в глаза и продолжил.
- Думаю, я потом обязательно проберусь в Хранилище наших британских друзей. Там столько всего, и… В общем, Артур нашел способ тебя вернуть.
На горизонте громыхнуло. Сэм резко дернулся и перевел взгляд на лобовое стекло. Черная туча оказалась невероятно быстрой, и у них оставалось меньше минуты, прежде чем их накроет. Дину вряд ли могло что-то грозить, а вот Сэму и Артуру, скорее всего, прилетело бы по полной программе. Но на самом деле Сэм был рад тому, что им не оставили времени – ему не нужно будет изворачиваться и придумывать ответ на вопрос «как».
- А они быстрые… В общем, Дин, если ты хочешь вернуться – действительно хочешь вернуться к жизни, это можно устроить. Жаль времени все объяснить нет. Но это безопасный вариант, без жертв, без Люцифера и этого всего, - вот в этом Сэм не врал. Вариант действительно был безопасным для всех. Кроме него самого, но к этому моменту Сэм уже настолько не ценил свою жизнь, что не мог считать это жертвой. Так что искренности в его словах было запредельное количество.
Оставалось только услышать ответ. И, наверное, сейчас Сэм действительно был готов к любому ответу. Парой дней ранее, говоря, что его устроит, если Дин откажется, Сэм немного привирал. Точнее, не врал даже… Просто фраза «Дин счастлив в раю» не имела конкретной формы и не превращалась в определенный образ. Просто слова, просто факт без каких-либо аргументов. Сейчас образ был, и Сэму понравилось то, что он увидел. И на место тщательно подавляемой тревоги пришло абсолютное спокойствие и даже какое-то умиротворение. Если Дин скажет «нет», Сэм с легким сердцем примет этот ответ.
Вопрос был не из легких. Дин наверняка мучился сомнениями – обычно их с Сэмом планы по спасению друг друга заканчивались плохо, так что его можно было понять. Поэтому на всякий случай Сэм достал из кармана те самые часы. Дин, конечно же, тут же зацепился за них взглядом. И, ох, сколько в этом взгляде было подозрения. Сэм тихо рассмеялся.
- Это артефакт, который на тридцать секунд остановит время. Артур достал. Это на тот случай, если нас слишком быстро найдут. Ангелы гостей не любят, нет чтобы хотя бы часы посещений сделать.

+2

22

Вон оно как, - на самом деле, тут было о чем подумать. Тут вообще было много всего, начиная от желания навешать Сэму по ушам, заканчивая необходимость вызвать на серьезный разговор Артура, который поддержал эту безумную авантюру. Уж от кого, а от британца Дин подобной неразумной и совершенно дикой выходки не ожидал, и оставалось задаться вопросом, как младший вообще смог того заманить в эту дело? Конечно, Кетч был охотником и Просвещенным, военным и рисковым человеком, однако подобный поход несколько выбивался из кажущейся рациональности, которою Артур прямо таки излучал даже будучи тут, в раю. Про Сэма и его идеи даже думать не хотелось - подобный бред был ему также не свойственен: это Дин обычно кидался во все тяжкие, стоило случиться чему-то серьезному, не жалел собственного здоровья и жизни, а вот Сэмми... Сэмми всегда хотел для себя иной участи, чем продолжать охотиться до скончания века, поэтому подобное судьбоносное решение как-то выходило за рамки понимания старшего. Но было еще кое-что. Эта лютая печаль, не пережитая боль, которая, а Дин был в этом уверен, не пройдет никогда. Ее можно было пытаться глушить любыми способами, но они оба были повязаны жизнями, судьбами с самого момента рождения, и обрыв этой связи даже здесь в раю за небольшой промежуток времени Дин воспринимал тяжело. Пожалуй, это было единственным моментом, который портил всю красоту картины и светлых чувств, поэтому он изначально лишь понадеялся на слова Бобби, готовясь в ожиданию в то время, пока собрался колесить по дорогам в поисках отдохновения. Бесполезный шаг, который все равно не мог оборвать чувства души, однако способный утихомирить ее бурю на нужное время ожидания.
Все, чего хотел Дин - чтобы Сэм прожил достойную, спокойную жизнь вдали от охоты и опасности, чтобы наконец обрел личное счастье и стал тем, кем всегда стремился стать, не будь под боком его безумной семейки.

Сказанное братом вихрем проносилось в голове, заставляя вспоминать их двойников из соседнего мира, и это принудило Дина крепко сжать руль, впившись в него, словно в единственный спасательный круг. В памяти еще живо жило воспоминание об их с Артуром путешествии туда, о потерянном и болезненном взгляде того брата и его отчаянной решимости вернуть старшего даже по прошествии более, чем десяти лет. Об осунувшемся лице, болезненно сжатым мышцам челюсти и погаснувшем взгляде, который бывает у людей, потерявших самое важное в своей жизни, и вспыхнувших от вида Дина глазах. О том, как в того, другого Сэма словно влили жизненные силы и те самые недостающие крохи надежды, которые наверняка сыграли свою роль в смертельно опасном деле общения с Люцифером и возвращении другого Дина. И сейчас, от того, как младший вцепился в его рукав, как дрожал всем телом сквозь крепкие объятия и едва сдерживал слезы, у Дина помутилось все внутри, заставляя душу сжаться от непримиримой боли и злости на самого себя за эту глупую смерть. За то, что он бросил семью, решив вот так красочно и совершенно по-идиотски уйти на покой, словно следуя своего подсознательного жизненного плана, о котором не раз болтал другим охотникам: не доживать до старости, а погибнуть в самом расцвете сил. Жалкая попытка откупиться, жалкая попытка показать себя героем, которая в результате вылилась в серьезную опасность для друзей и родных, рискующих своими жизнями ради его души и ее возвращения. Со стороны Дина было бы просто бесчеловечно проигнорировать этот жест, лишить последней надежды брата, который уже сейчас выглядел так, словно стал старше как минимум лет на пять. Но был еще один тонкий момент, который касался Джека, места в раю и опасности, сейчас стремительно надвигавшейся на них. И тому, к чему чаще всего приводили их жесты доброй воли по спасению жизней друг друга, начиная от ада, заканчивая Апокалипсисами разлива на любой вкус и цвет.

Очень, очень хреновая затея. И вам обоим следует надавать за нее по задницам, чем я и займусь в ближайшее время, - это значило "да", черт возьми. Дин, сам того не ведая, выдал свое согласие на возвращение совершенно не задумываясь об этом - ему было достаточно увидеть почти болезненную улыбку облегчения на лице брата, чтобы растаять. Кажется, даже Кетч изобразил нечто похожее на одобрение, заставив Дина усмехнуться и самому ощутить внезапную правильность выбора на интуитивном уровне, словно нечто изнутри подталкивало его душу к этому пути, не давая возможности остановиться  сложить оружие. В конце концов, несколько часов нахождения в раю сделали свое дело, и теперь он ощущал себя наполненным невиданной ранее энергией, часть из которой успел растерять еще в юности, когда любое море казалось по колено, а задачи все до единой простыми и легкими. Но сначала понакидать лещей придется кое-кому еще, - добавил он, заводя мотор и включая заднюю, чтобы на скорости съехать с моста и лихо развернуться на гравии, прокладывая путь обратно к тому месту, где находился дом Бобби.

Однако доехать они не успели: прямо перед капотом вспыхнули искры и Детка внезапно перестала слушаться руля, свернув в сторону - благо, кювет здесь был весьма условный, поэтому скатиться вниз не получилось. А спустя еще несколько секунд мотор заглох, заставив Дина крепко выругаться и покинуть водительское сидение, выбравшись наружу.

Чего за фокусы? Какого хрена вы не отстанете от меня даже тут, или приказов Джека вам мало?

Прямо на трассе перед тем местом, которое они должны были пересечь, стояло три ангела. Оружия в их руках не было, но сомневаться в намерениях не приходилось - суровые лица явно ни разу не сталкивались со значением слова "компромисс", и Дин ощутил приток знакомой злости, которую слишком часто еще во время смертной жизни испытывал к этим созданиям. У демонов хотя бы намерения были относительно ясны, а что творилось в мозгах небесной братии, для Винчестера-старшего так навсегда и осталось загадкой - он просто надеялся, что с приходом Джека тут все наладилось, и их названный сын не даст в обиду тех, кто в свое время помог ему обрести не только статус, но и себя самого. Видимо, зря, и эта мысль противно вгрызлась в подкорку, вызывая шквал совершенно непрошенных "не": не доверяй сверхъестественным существам, не ходи без оружия, не верь никому, кроме семьи. Видимо, пришел очередной час вспомнить отцовские постулаты.

Дин Винчестер, ты волен идти, куда тебе хочется в рамках рая, - ангел с отрешенным лицом сделал шаг вперед, вяло махнув рукой в сторону. Ты заслужил это место, - точнее сказать, "мы сделали тебе одолжение, так что цени доверие бога, пока оно есть" - именно это читалось на его постной роже. Но с нарушителями покоя душ мы обязаны расправиться. Висящая над лесом туча громыхнула раскатами грома и все вокруг потемнело так, словно сейчас был не летний день, а умытые дождем осенние сумерки. Отойди с нашего пути, и твоей душе ничего не будет, - "хотя мы с удовольствием скинем тебя в пучины ада, где вам, Винчестерам, самое место". Ну да, ну да, Дин не впервые сталкивался с подобным высокомерным отношением, отчего желание свернуть шею крылатому возросло процентов на тридцать. Как раз достаточно для того, чтобы дойти до точки кипения, развернуться на каблуках и рявкнуть во весь голос:

Сэмми, давай!

Одним из самых больших плюсов их отношений было умение понимать друг друга без слов. Зачастую, им с братом не были нужны даже намеки: достаточно брошенных взглядов, микроскопических смен мимики лица и тела, изменения темпа дыхания... незаменимые для охоты умения, ни раз спасавшие жизни не только им обоим, но и окружающим. И сейчас Дин даже не сомневался, что Сэм его понял и запустил часовой таймер артефакта, чтобы самому подлететь обратно к Импале, забраться внутрь и чисто по наитию схватить руки брата и Артура, словно именно этот жест должен был быть призван для возвращения на землю. По крайней мере, Дину очень хотелось на это надеяться.

Отредактировано Dean Winchester (2022-02-28 16:21:27)

+2

23

Задолго до перехода в рай, Артур пообещал себе, что будет держать нейтралитет, настолько на сколько будет позволять ситуация. Он отдавал себе отчёт, что отправляется с Сэмом не только с целью охраны кристалла в случае неудачи, но - Кетч успел разобраться в собственных чувствах и подвергнуть их анализу - и затем чтобы присматривать за самим Сэмом в случае опасности и попытаться предотвратить возможные деструктивные вмешательства. И, совершенно точно, Артур не собирался пускаться в сопливые эмоции, чтобы не привязываться к Дину за зря, пока тот не согласится на их план. Но, помимо воли, при виде живого и вполне довольного Дина, Кетч не удержался и абсолютно искренне улыбнулся во время приветственного рукопожатия.
- Здравствуй, Дин, - объясняться с братом предстояло Сэму и Кетч не имел ни малейшего права вмешиваться и что-либо уточнять, поэтому отшучивался ничего не значащими фразами, - прискорбно слышать, что твоё фирменное чувство юмора в раю не воскресло.
Если Сэм и бросал взгляды в сторону Кетча перед предстоящим разговором, Артур напрочь их проигнорировал, с интересом поглядывая в окно Импалы на приближающееся грозовое облако и с вежливой полуулыбкой приличествующей знаменательному воссоединению семьи, размышлял о том, что предпочёл бы оказаться подальше от столь личного разговора двух братьев.
В этом весь Дин, даже после смерти пытается спасти от опасности всех кого может. И совершенно не похож на того, кого нужно спасать и вытаскивать из рая. Безусловно рад видеть Сэма, но и сам выглядит… счастливым? Умиротворённым.
Дин выглядел жизнерадостным, энергичным и спокойным. И словно моложе, и одновременно мудрее себя самого. И он был совсем не похож на того Дина, которого знал Артур. Того, у которого во взгляде зачастую проглядывало чувство вины и безграничная усталость, того, который за шутками прятал растерянность или страх, не за себя, за близких, того, который иногда чтобы наконец заснуть, был вынужден глушить спиртное. Того, с которым Кетч чувствовал некоторую степень внутреннего сходства и вероятно в какой-то мере и стало катализатором возникшей дружбы.
Совершенно точно, не будь Артур заядлым эгоистом, он бы засомневался хоть на миг, стоит ли возвращать Дина обратно, в мир живых, по иронии заполненный смертью, кровью, болью и сверхъестественными тварями, которым не счесть числа. Но, избытками альтруизма и добросердечности Кетч совершенно точно не страдал, поэтому мысленно удовлетворённо кивал Сэму - младший брат не оставлял старшему путей к отступлению, ни своим взволнованным видом, ни проникновенным тембром голоса.

К сожалению, служба сигнализации в раю работала слаженно и вскоре, беседа вынужденно прервалась появлением ангелов возле машины.
- Спокойно, Сэм, ты молодец. Очень эмоционально и по делу.  Будь я немного сентиментальнее или из Ирландии, непременно пустил бы слезу, - Артур положил руку на плечо Сэму, британцу показалось на миг, что младший брат дёрнется выйти из Импалы за старшим. Не лучший расклад, учитывая что их могут в любой момент вернуть обратно в мир смертных. К тому же у Сэма был кристалл и на взгляд Кетча, лишний раз дёргаться подвергаясь излишнему риску не стоило. - Мне вот интересно, если убьют в раю, даёт ли это приоритетное право на то, чтобы душа убитого осталась здесь же.
По взглядам ангелов совершенно не читалось чистых и благих намерений по возвращению нарушителей границ, обратно на землю. Кетч мог бы даже утверждать, что выглядели небесные коллеги Джека, весьма воинственно и настроены кровожадно. То ли привычная подозрительность сказывалась, то ли порядки в раю действительно изменились. Ещё как вариант, не стоило отбрасывать личную неприязнь крылатых именно к ним с Сэмом.
- Держи ангельский клинок и не позволяй этим пернатым приближаться к тебе на расстояние вытянутой руки, сдаётся мне ничем хорошим это не закончится, - Кетч аккуратно извлёк из внутреннего кармана оружие и вложил рукоять в ладонь Сэма. Надо было, наверное, перед этим путешествием, заняться изготовлением чудесного изобретения мира Апокалипсиса - противоангельских пуль, самое время разрядить обойму по подходящим мишеням.
Освещение вокруг стремительно темнело и уже ничто не напоминало о том, что ещё буквально пять минут назад, на безоблачном небе благостно светило солнце.
Одновременно с тем, как Дин стремительно уселся обратно в машину, вспыхнул яркий неестественный свет, небосвод криво перечеркнула ослепительная молния и сразу же вслед за этим, раздался оглушительный звук грома.
- Дин, завязывай с реверансами, нам пора, - Артур краем сознания, понимал, что они не успевают вернуться и что ближайший из ангелов уже взялся за ручку на двери Импалы со стороны Сэма. И логичнее было бы Кетчу выскочить и попытаться задержать крылатого, но происходящее заняло буквально доли секунды и к тому же Дин крепкой хваткой бультерьера сжимал его руку.
Шевроле немного качнуло от сильного бокового ветра. А молния, кажется, попала в тот придорожный бар. Вряд ли была иная причины, почему оттуда начал валить густой чёрный дым.

+2

24

- Надеюсь на это.
Голос неожиданно куда-то пропал, а в горле запершило. Сэм попытался улыбнуться, но с его лицом, видимо, происходило что-то странное. Потому что это было почти больно даже несмотря на то, что Сэм чувствовал невероятное облегчение. Дин согласился вернуться. Черт возьми, это точно было согласие.
Вслед за облегчением накатило дикое чувство вины. Теперь Сэму казалось, что он вынудил Дина вернуться. Своим внешним видом, своим голосом, поведением, своими словами. Что эту самую вину частично перевесил на Дина, и того снова потянуло… Из того мира, где он был счастлив. Где он мог спокойно спать по ночам. Где тянулся до мобильного телефона, чтобы позвонить Бобби и договориться выпить пива, а не для того, чтобы просить помощи в уничтожении очередного монстра. Что же… Если это было так, Сэм поплатится жизнью и душой, Дин останется в раю, и на этом точно можно будет поставить жирную точку. Каждый получит то, что заслужил.
- Дин, нет! У нас нет времени!
Сэм понятия не имел, что задумал Дин. Сначала ему почему-то показалось, что Дин пойдет в лобовую, а это значило бы провал их миссии. Но он, к счастью, развернул машину и ударил по газам, и Сэм привычно вжался спиной в кресло, упираясь ногами, чтобы сильно не мотало. Ремень он, конечно же. Не пристегнул.
Их догнали быстро, что, в общем-то, было ожидаемо. И Сэм уже потянулся к часам, когда Дин вдруг неожиданно выскочил из машины. И только взгляд Артура и его рука на плече остановили Сэма от того, чтобы рвануть следом. Хотя это и далось Сэму нелегко – видеть троих ангелов перед братом, у которого даже оружия не было… Руки дрожали. И дрожали так сильно, что Сэм не заметил, что схватился не за рукоять кинжала, а за лезвие.
Оказывается, кровь в раю могла идти. И тоже была красной.
- Не знаю как тебе, Артур, а мне рай не светит.
Сэм взял клинок как полагается, вторую руку положил на ручку двери, подготовившись к атаке. Но этого, к счастью, не понадобилось. О чем Дин говорил с ангелами, Сэм не слышал, хотя в общем и целом о сути разговора догадывался. Поэтому, когда Дин обернулся и закричал, тут же активировал артефакт. Дин оказался рядом уже через секунду, а через две так крепко вцепился в руку, что Сэм едва слышно зашипел. Брату точно следовало подстричь ногти.
Тридцать секунд растянулись в бесконечность. Сэм не знал, можно ли выпускать часы из рук или нет, поэтому не рисковал. Ангельский клинок пришлось сунуть за ремень – кажется, Сэм при этом все же прорезал себе джинсы и кожу. Перед глазами таяли призрачные цифры – двадцать две, двадцать одна, двадцать…десять… Мягкая ткань, в которую был завернут артефакт, полетела куда под ноги. Машину качнуло – видимо, рай Джека был уж очень против крупицы силы Чака. Восемь, семь…четыре… Где-то громыхнула, ослепительная вспышка молнии резанула по глазам, и Сэм со всей силы сжал артефакт в ладони.
***
Сэм не сразу осознал, что жив. Первые пару секунд он просто лежал, бессмысленно рассматривая потолок бункера, и пытаясь понять, на месте ли его тело. Тело, впрочем, напомнило о себе секунд так через пятнадцать. Болело, казалось, все. Потом боль стеклась в несколько точек, в которых Сэм опознал порезанную клинком ладонь, бедро (кажется, он порезался еще сильнее, когда падал), голову (очередное сотрясение, если еще осталось, чему сотрясаться) и правую руку. Не без труда повернув голову, Сэм уставился на руку и заставил себя разжать пальцы. Кажется, это он сделал зря – теперь боль стала настолько сильной, что вынудила его резко сесть и задохнуться от нехватки воздуха.
Артефакт явно сработал. И, видимо, он был одноразовым, потому что ощущался сейчас иначе. Или дело было в том, что эта штука просто попыталась прожечь ладонь Сэма до костей.
- Дин? Артур?
В груди противно заныло. Нечто подобное Сэм чувствовал после того, как его души касались ангелы, и если артефакт действовал сходим образом, то скоро Сэма ждали не самые веселые времена. И не самые приятные ощущения. Но об этом нужно было беспокоиться потом. Сначала нужно было узнать, получилось у них или нет.
…посреди гостиной бункера прямо над тем местом, где был открыт портал, парило… Нечто. Нечто слабо мерцающее оттенками белого, голубого, розового и изумрудно-зеленого. И в этом облаке, присмотревшись, Сэм все же смог различить что-то, напоминающее человеческий силуэт.
- Дин?!
За спиной кто-то кашлянул. Сэм резко обернулся.
Определенно, это был Артур. Пусть и основательно помятый и взъерошенный. Определенно, рядом с ним стоял Дин. Только этот Дин был ну очень, очень молодым.
- Что за… У нас не получилось? Нет… Нет. Не могло не получиться. Если бы не получилось, я был бы уже… - Артур сощурился, Дин сжал кулаки. Сэм непонимающе моргнул и на всякий случай отступил на шаг назад.
- Ты бы что? – Дин говорил настолько спокойно, что Сэму стало явно не по себе. И только тогда он понял, что именно сказал. Но ведь уже можно было…Вроде. Сэм перевел взгляд на Артура, надеясь на то, что он либо разрешит рассказать… Либо, что было бы гораздо лучше, придумает, как вывернуться и ничего не рассказывать.

+2

25

Неизвестность хода событий всегда напрягала сама по себе, хотя за время пребывания в раю Дин успел несколько подзабыть это неприятное ощущение. Не настолько, чтобы оно выбилось из подсознания за долгие годы жизни, но достаточно для понимания, что он слишком уж сильно успел расслабиться и забить на все, чтобы вновь начинать чувствовать острую иглу адреналиновой зависимости, на которой торчали все охотники. Казалось бы, душа не могла или не должна была осознавать нечто подобное, однако припоминая рассказы других людей, например Чарли и Бобби, когда тот мотылялся из ад в чистилище и после на небеса, видимо подобный постэффект был сродни нормальному функционированию человеческого организма. Душа лишь передавала обычные импульсы или что-то еще, о чем Дин никогда не задумывался и, в общем-то, не собирался. Даже в тот самый момент, когда небесное воинство в лице трех его представителей собрались атаковать, нынешнее его тело начало функционировать по полной программе, выдавая знакомые реакции, которые Дин успел отчасти успешно подавить, заскочив обратно в Импалу. Очень вовремя - штука, которую Сэм с Артуром притащили с собой, начала действовать тут же, об этом можно было даже не спрашивать: реакция читалась на напряженных до боли лицах напротив, в сжатых до боли ладонях, и бисеринке пота, который Дин краем глаза успел заметить на виске младшего до того, как вокруг громыхнуло и ослепительная вспышка света погасила мир окончательно. Это совсем не походило на то, что ранее он сам неоднократно ощущал в качестве смерти - как обычной, так и клинической. Никаких Жнецов или подобных образов, никакого умиротворения и спокойствия, когда он сам отдался в их руки в самый последний раз и был препровожден в рай. Ничего похожего не происходило с ним ранее, а значит...

... Значит артефакт сработал. Или как там еще называлась эта штука, помимо того, что являла собой банальные старые часы. И что касалось их случая на троих, то вначале было отнюдь не слово, а размазанность - именно так можно было охарактеризовать собственное ощущение, словно по нему несколько раз прошелся асфальтоукладческий каток, чтобы сверху залить гудроном и заполировать цементом. Тело не слушалось и не ощущалось от слова "совсем". По правде сказать, Винчестер и шевелиться-то особо не хотел, его вполне устраивало положение лежа, или сидя, или в каком он там оказался? Неважно. В итоге какое-то время Дин просто плавал в пространстве и времени, словно незакреплённый на месте без адреса и прописки в мире смертных. Подобная невесомость завораживала и создавала странную иллюзию умиротворения и довольства, а еще легкости во всем теле, которое явно пока не являлось полностью материальным. Наблюдать за витиеватыми образами разума, который посылал фантастические картины из рая и последних мгновений, проведенных там, заставляли улыбаться. Не то, чтобы Дину очень хотелось вернуться обратно и вновь окунуться во всю привычную грязь праха земного с этой бесконечной чередой охот и крови, но он видел глаза Сэма. Видел вспыхнувшую надежду, облегчение, запрятанную боль, которая едва не рвалась наружу, не смотря на попытки ее сдержать. Помнил слишком серьезное лицо Артура, который даже во время допроса умел сохранять отчасти нейтральную мину или колко отшучиваться, что в нынешнем состоянии было на него не похоже. Несколько факторов решительно сплелись воедино, поставив точку в этом нелегком выборе и заставив проникнуться положением в необходимой степени. Дин знал, что в последствии может пожалеть о своем опрометчивом поступке, что Джек, если они снова встретиться, вряд ли будет доволен подобным положением дел. Что возможно, им теперь навсегда закрыт путь наверх, но разве не это всегда казалось самым естественным продолжением событий? Всегда вместе, всегда рядом, в какую бы сторону мира их не закинуло. А то, что это может быть мир потусторонний, не меняло ровным счетом ничего.

Надо было матрас подстелить, что ли, - негромко проворчал Дин, когда попытался себя отскрести от пола бункера. С момента последнего его пребывания тут, место стало выглядеть несколько заброшенных и неухоженым, словно про него забыли. Или забили. Неровный ряд стульев у пульта управления, пакеты от еды на столе, брошенные тетради с тонким слоем пыли... это зрелище заставило сердце замереть и пропустить удар, чтобы потом сжаться от боли. Если с момента его ухода прошло полгода, значит Сэм окончательно отчаялся, потому что с его аккуратистским подходом к ведению дел и домохозяйству, подобный шаг выглядел криком о помощи. Это печалило и злило одновременно, причем второго в процентном соотношении было намного больше - отказывать себе в ярости Дин не привык, и кажется после возвращения на землю это чувство вернулось в своей полной красе, будто не исчезало. Особенно после того, как доковыляв до стола ближе, он внезапно осознал, что его кромка находится слишком уж высоко по сравнению с его собственным ростом. Неожиданное открытие, которое Дин списал на не до конца пришедшие в себя системы организма, которые вновь должны были привыкать к состоянию обычной жизнедеятельности. Поэтому пожав плечами, он не стал разбираться дальше, а пошел на кухню, которая тоже не выглядела так, как в то время, когда он ее оставил. Кажется, тут давно никто не готовил, но в дальнем углу холодильника нашлось несколько бутылок пива, чей срок годности уже подходил к концу. Видимо Сэмми этот параграф их жизни начисто вычеркнул, потому что будь старший на месте, этого запаса хватило примерно на час максимум. Здешний стол с приборами тоже оказался великоват, и Дину было впору задаться вопросом о смене мебели бункере, поскольку иных вариантов он не находил. Ну, ровно до того самого момента, как наклонившись над полированной стальной поверхностью зоны готовки, не увидел свое отражение в ней.

Это было настолько неожиданно, что он едва не выронил из руки запотевшую бутылку, тоже, кстати, весьма неудобно лежащую в ладони. Дину хотелось списать происходящее на хмель, который буквально с первых глотков чересчур резко ударил в голову, словно вместо пива он случайно хлебнул виски. Полбутылки эдак. Однако напиток был совершенно нормальным и по вкусу ничуть не походил на что-то иное даже не смотря на срок годности. Мужественно приподнявшись и вновь заглянув в нечеткое отражение, Дин почесал затылок, сделал еще глоток и потопал в ванную к нормальному зеркалу. По пути ему встретился усталый и осунувшийся Артур, который выглядел так, словно гульбанил с неделю, а после решил внезапно завязать.

Это я, все нормально, - попытавшись похлопать приятеля по плечу, Дин выругался сквозь зубы. Мало того, что до этого самого плеча он едва доставал, так еще собственный голос, сорванный будто в подростковой гормональной ломке, звучал отчасти незнакомо. Да блять, - буркнул он, срываясь на хриплый баритон, чтобы попытаться откашляться, после чего уже на скорости бросился к заветному санузлу. Собственно, ни металлический стол, ни зеркало не соврало: он выглядел на свои далекие пятнадцать максимум, разве что одежда неизвестным образом была по размеру, словно уменьшилась вместе с телом. Нихрена себе меня скукожило, - проведя рукой по смешно торчащему пушку на подбородке, Дин стратегически быстро сунул руку в штаны, и облегченно выдохнул. Не то, чтобы идеально, но годик-другой, и все будет в норме. Если вообще будет - пришлось добавить уже себе самому. С учетом того, что подобным образом из рая они еще никого не возвращали, вопрос его физического взросления становился буквально ребром. И об этом следовало узнать больше, особенно с учетом того, что Артур при встрече выглядел несколько изумленным. Неожиданный фактор, как пить дать. Первый. Вторым стала непредусмотрительно брошенная фраза Сэма, которого они с Кетчем после выхода Дина обратно в коридор, встретили уже в библиотеке. Брат выглядел паршиво, и видимо чувствовал себя так же.

Ну, Сэмми, продолжай. Куда на этот раз ты собрался влипнуть, если бы не удалось вернуть мою душу? - говорить "если бы я не согласился" у Дина не повернулся язык. Но к сожалению, строгая фраза и откровенный наезд в его новом образе и с голосом, который в этот раз удалось не сорвать на писк, звучала ужасно глупо. Настолько, что он сам себе едва рот не закрыл, чтобы вновь не начать вещать этим дебильным козлотоном. Вместо этого Дин сжал покрепче позабытое уже пиво, чтобы прополоскать рот и слегка оклематься. Я все еще жду объяснений, от вас обоих, - животворящий напиток сделал свое дело и теперь Дин звучал почти нормально. И если я правильно понял, новое тело в список далекоидущих гениальных планов не входило. Теперь моя часть болтается там? - он указал на место возможного прохода в рай, где бензиновой лужей всеми цветами радуги играло пятно. Кажется, у нас тут новый квест.
Артуру явно не помешало бы выспаться, а Сэму перевязать раны и тоже отдохнуть. А вот сам Дин на удивление чувствовал себя вполне неплохо, если не считать того, что с одной бутылки успел неожиданно неплохо накидаться.

Отредактировано Dean Winchester (2022-03-06 10:47:42)

+2

26

Переход обратно из Рая в мир смертных оказался не мгновенным и более того, весьма ощутимым. Последняя перед их перемещением молния, ослепительно расчертила тёмное небо и, казалось взорвалась в голове у самого Кетча, увлекая его в тошнотворный калейдоскоп из обрывков реальности и пограничного состояния. Самым неприятным оказался звук, тот необъяснимый всеми словами доступными людям звук, который он в первый и последний раз слышал в Сент Николсе, когда открылся разлом. Артур не мог утверждать, что это действительность, а не обрывки его воспоминаний и был безмерно счастлив открыть глаза, находясь уже в бункере Просвещённых. Реальность ощущалась несколько смазано, словно неподалёку минутой ранее взорвалась ручная граната. Как-будто он перенёсся на десять лет обратно на одну из операций во Фландрии по ликвидации семьи оборотней.
Прежде чем принять вертикальное положение и поймать приступ головной боли, Кетч огляделся. Портал светился как сцена в захолустном клубе, в котором организаторы перебарщивали с театральным дымом и диско шаром. Ещё секунда и портал исчез, окончательно закрывшись.
Сэм лежал на спине подобно святому и постепенно приходил в себя. Было видно как его грудь мерно поднимается от дыхания. А вместо Дина на полу в бункере оказался какой-то юнец. Во всяком случае, именно так можно было подумать с первого взгляда. Но, Кетч добросовестно изучал во время работы не интересные досье братьев Винчестеров и мог утверждать, что подросток весьма похож на Дина. Хотя семейных фотографий за тот период их жизни в папках Британских Просвещённых практически и не было.
Значит всё было не зря и его боевой товарищ действительно вернулся. Этот факт требовал осмысления.

Голова нещадно раскалывалась от боли и лучшее что мог сделать Артур в этой ситуации, не выказывая внешних признаков недомоганий добраться до обезболивающих в своей сумке. Запивать пилюли виски не хотелось, поэтому Кетч приложив волевое усилие, отправился в сторону кухни, где и пересёкся с весьма помолодевшим Дином. Изумление от встречи и подросткового тембра голоса, перекрыли два вопроса, о том что пошло не так во время материализации и самый главный - не находится ли его приятель на гормональном уровне развития в стадии подросткового кризиса.
- Ну, алкоголь тебе сейчас точно не продадут, даже с фальшивым удостоверением, - вполне нейтрально отозвался Артур, понимая, что теперь он оказался несколько выше Дина и намного массивнее. Что несколько сбивало с толку и заставляло держаться немного отстранённо. Раньше они были примерно одинаковой комплекции и Кетчу требовалось время, чтобы признать в юнце вернувшегося из Рая товарища. Как минимум для того, чтобы определиться с границами общения. Одно дело отпускать совместные скабрезные шуточки с боевым другом и совсем другое с пятнадцатилетним мальчишкой, характер которого он возможно и не знал. По себе Артур мог судить твёрдо - его мировоззрение и отношение ко многим вещам в этом мире, претерпели значительные изменения с возрастом.
Теперь и без того непростые объяснения с Дином по поводу артефакта грозили усугубиться подростковыми сантиментами и склонностью к максимализму и крайностям.
Мелькнула мысль о том, что таблетки можно было запить и виски, но из упрямства Артур прихватил с собой из кухни пластиковую бутылку с водой и раньше чем того сам ожидал, пересёкся сначала с Дином, а потом и с Сэмом. Последний удостоился его фирменного пристального взгляда от которого не укрылись следы крови на рукаве рубашки младшего из Винчестеров.

- Дин, давай-ка полегче. Сэм, что у тебя с рукой? Раны от столь мощного артефакта могут быть опаснее чем кажутся и заживать намного дольше, чем обычные.
Артур за несколько глотков прикончил бутылку с водой, но жажда, словно во время сильнейшего похмелья, не отпускала.
В воздухе повисло напряжение, Дин ожидаемо жаждал объяснений, а Сэм ни на йоту не выглядел как человек, который собирается радостно изложить брату всю цепь событий, умозаключений и принятых ранее решений. Что несколько затрудняло дипломатическую позицию Артура, сам он не колеблясь объяснил бы Дину про артефакт и изложил свою логическую выкладку, в которой Сэм дошёл до грани и чудом не переступил её. Единственное, последствия этой правды могли отозваться непредсказуемым образом, но по этой части британца мало что могло впечатлить.
- Нет, такого эффекта от твоего возвращения не предполагалось. Дин, а ты на сто процентов добровольно, уверенно и осознанно принял решение оставить рай? - Кетч внезапно вспомнил, что его тревожило и нахмурился. Был ли тот жуткий звук открывающегося разлома в момент, когда они покинули небеса действительностью или лишь кошмарным воспоминанием, частью игр разума, которые произошли от действия артефакта материализации и чар остановки времени. В таком случае, логично предположить, что и Дин обратил бы на это внимание, как непосредственный участник событий в Сент Николасе. - Мы разберёмся что произошло с твоим телом и предпримем всё возможное, чтобы нивелировать разницу и вернуть всё как было, - твёрдо произнёс Артур, убедительно смотря Дину прямо в глаза. Прямо, чтобы не отвлекаться на разноцветное облако. Несмотря ни на какие трудности, Кетч был действительно рад возвращению своего боевого товарища, но пока не мог выразить это словесно и даже просто осознать, что это уже свершившийся факт.  - В  самом крайнем случае, есть состаривающие чары, трудные, но возможные. Или можно пригласить Кастиэля как эксперта.
Последняя фраза прозвучала ненавязчиво и достаточно уместно, но если бы ангел хранитель Винчестеров и впрямь появился, Кетч сначала уточнил бы у него про разлом, чтобы выкинуть это из мыслей.
- Может вернёмся на кухню? Настаиваю на осмотре раны Сэма и моей голове срочно нужен крепкий свежезаваренный чай. Рай явно не хотел со мной расставаться, видимо, слишком много света и бескорыстного добра в душе накопилось за последние два года и ангелы узрели во мне конкурента.
Слабо, даже на нормальный юмор не тянет, но Артур сделал всё что мог, для того, чтобы разрядить атмосферу и дать Сэму небольшую фору на размышления.

Отредактировано Arthur Ketch (2022-03-10 00:20:34)

+2

27

- Никуда, Дин, - и практически не соврал. Сэма бы просто не стало бы, ведь так? Так что это нельзя было назвать «влипнуть», - Но ангелы бы разозлились. Хотя они и так разозлились. И… Ох, Дин.
Теперь Сэм был еще выше. В пятнадцать Дин все еще продолжал расти, поэтому сейчас он Сэму до плеча макушкой доставал, конечно. Но не больше. Видеть брата таким было как-то слишком непривычно, но это все же был Дин. И Сэм, чуть очухавшись, тут же оказался рядом и обнял его так крепко, как только мог, не обращая внимания на боль в руке.
- Расскажем… Только Артур прав. Сначала надо оклематься. Давайте на кухню. И…Артур, я уверен, что Дин хотел вернуться. На сто процентов. Добровольно.
Несмотря на то, что последние слова прозвучали очень жестко, Сэм искренне и благодарно улыбнулся Артуру, заставил себя отлипнуть от Дина и, слегка прихрамывая и пошатываясь, двинул в сторону кухни. Рука болела просто дико, и ему требовалось что-то с этим сделать. Например, вкатать себе блокаду…
- Дьявол.
При ближайшем рассмотрении рука действительно выглядела жутковато. Ожог местами тянул на полноценную третью степень, поэтому рукав рубашки пришлось срезать. И еще минут десять потратить на уколы, обработку ран и перевязку. Порез на бедре серьезным не был, так что удалось обойтись куском марли и пластырем. Сэм надеялся, что после этого он сможет сбежать и оттянуть момент объяснений, но Дин загородил выход из кухни. Конечно, сейчас Сэм мог бы просто переставить брата на другое место, но обижать его не хотелось. К тому же… Он имел право знать.
- Ладно. Хорошо, - Сэм кинул взгляд на Артура, примостившегося на стуле и явно страдающего от головной боли, вздохнул и начал рассказывать, - Я без тебя не смог. Какое-то время держался, но потом не смог. И начал искать способ тебя вернуть. Как я уже говорил, я нашел способ попасть в тот мир, где вы были с Артуром. Мне там помогли. Дали фото, которое помогло тебя найти в раю. Заклинание… Но мне нужна была благодать архангела. Поэтому я позвал Артура.
На Дина Сэм старался не смотреть. Знал, как брат отреагирует, и поэтому предпочитал не провоцировать.
- Хотел, чтобы он все знал. И проследил. Хотел идти к Люциферу в Клетку и забрать у него благодать, - звук, который при этом издал Дин – или Артур? Или оба? – был поистине уникален во всей гамме своих эмоций, - Но Артур сказал, что я идиот. И предложил другой вариант. В их хранилище был артефакт… Я думаю, это было что-то типа Длани. В нем была крупица силы Чака, поэтому ангелы были так сильно недовольны. В общем, механизм действия простой. Артефакт может вернуть душу и тело, если душа добровольно согласится вернуться. Искренне захочет. Если нет, - Сэм снова посмотрел на Артура, - Я ведь могу уже сказать, да? – Артур кивнул, - То тот, кто использует артефакт, умирает. Совсем умирает. Тело, видимо, распыляется на атомы. И его душа навсегда растворяется в артефакте или что-то типа того. Как ты понимаешь, говорить тебе об этом до активации этой штуки было нельзя. Условия. Ну я и решил, что ничего не теряю. Зато если и умру, то буду точно знать, что ты по-настоящему счастлив.
Сэм все же рискнул посмотреть на брата. Выражение шока, гнева, возмущения и ужаса на юном лице выглядело… Это было как-то более болезненно, чем обычно. Но и одновременно немного мило, но о последнем Дину говорить точно не стоило. Сэм поднял руку, предотвращая возможный поток возмущения. Забинтованную, чтобы усилить эффект.
- Ты бы не узнал. А мне было бы все равно. Честно? Нет. Ни по отношению к тебе, ни по отношению к Артуру. Я эгоист. Что касается тела… Я не знаю, что чувствовали вы. А я чувствовал сильное сопротивление. Все вокруг противилось силе артефакта, возможно потому, что это место теперь принадлежит Джеку… Я не знаю. А в тот момент, когда оно сработало… Словно что-то сломалось. Или порвалось. И мне кажется, что эффект этого мы и наблюдаем. Душа вернулась. Тело не готово. Вот оно и сформировало то, что смогло. А там – то тело, которое должно было быть.
По крайней мере эта теория хоть что-то объясняла, но требовала проверки. Правда каким образом проверять, Сэм не знал. Хотя где-то встречал заклинания, которые могли подойти, только надо было несколько освежить знания. И сейчас Сэм на это был немного не способен. К тому же ему бы не помешала помощь, а Артур был не в состоянии. Да и Дину надо было несколько…привыкнуть. Все же пятнадцать лет – возраст сложный.
- Мы разберемся с этим завтра. Надо запечатать бункер. И еще кое-что… Где там у нас перманентный маркер?
Маркер обнаружил Артур – как самый внимательный сейчас даже несмотря на головную боль. Сэм усадил все еще кипящего от эмоций Дина на стул и очень старательно вывел у него на плече символ, прикрепляющий душу к телу. Иногда этим знаком пользовались, чтобы вселить душу в предмет и управлять им, как марионеткой. Иногда использовали во благо, удерживая душу в теле до тех пор, пока не завершатся молебны или не будет получено искупление грехов, чтобы повысить ее шансы попасть в рай. А Сэм… Сэм хотел перестраховаться.
- Просто на всякий случай. Чтобы я смог уснуть. Окей?
Оставалось сделать еще две важных вещи. И первую Сэм сделал сразу - подошел к Артуру, хрипло выдохнул "спасибо" и обнял его, неловко похлопав по спине. Теперь Сэм был Артуру обязан до конца своей жизни. Если не больше. Вторым был виски. Одна из немногих оставшихся бутылок, которую Сэм собирался приговорить в одиночестве. Кажется, напиваться после сильного стресса стало входить в привычку.

+2

28

В словах брата и Артура была доля рационализма, к тому жи вид у обоих был слишком потрепанный, чтобы стоять и трындеть посреди гостиной, распинаясь на высокопарный слог. Дину не хотелось отпускать младшего из объятий не смотря на то, что по райским мерам срок их расставания вышел небольшим, и уж точно не тянул на полгода. Но Сэму требовалась помощь, возможно даже больничная, вот только они давно привыкли обходиться самостоятельно, а во время бытности в бункере полноценного охотничьего штаба вообще обзавелись медицинской палатой с оборудованием: спасибо Джоди и Алекс, которая смогла списать из своей больницы вполне себе рабочие экземпляры с пометкой о браке.
Идти туда Сэм не захотел, поэтому они действительно расположились на кухне, и хотя Дин больше мешал своими волнениями, чем помогал с обработкой ожога от вида которой мурашки по коже бежали, они справились за рекордные сорок минут, когда часы высоко на стене уже отсчитывали время к полуночи. Чтобы не дергаться, почем зря, Дин сделал чай. С остальным были проблемы, которые он заметил еще в тот момент, когда решил освежиться пивом полчаса назад - вменяемой еды почти не было, а имеющаяся улетела в помойное ведро. То ли Сэм тут почти не жил, то ли пренебрегал питанием - и Дин делал ставку на последнее, прекрасно помня эту особенность младшего. Тут не было даже салата, а значит колокола тревоги уже не просто били, а ревели во все голоса. Что, собственно, и требовалось доказать после рассказа брата и подтверждение фактов Артуром. И если поход в параллельный мир, о котором у Дина остались отчасти теплые воспоминания (если не брать наличия Люцифера в той версии Сэма), он еще мог воспринять адекватно и даже порадоваться за их двойников, которые смогли вернуться друг другу, то затея с благодатью заставила сердце притормозить и совершить символический прыжок куда-то к горлу. Слава их нынешнему богу, все обошлось. Ну, что значит обошлось? Сэм едва вновь не пожертвовал своей жизнью, втянув в это рискованное мероприятие Артура и прекрасно зная, какой могла быть реакция Дина. Этим двоим стоило как минимум разбить носы, но брата в его состоянии было жалко, а Кетч вряд ли оценил такой жест дружеской поддержки, поэтому вопли нравоучения пришлось попридержать до поры. А в том, что она рано или поздно прилетит, Дин даже не сомневался: осталось только решить проблему с ростом и возрастом, потому что кидаться с кулаками на двух здоровенных мужиков в его состоянии было чревато как минимум переломами, и не факт, что их костей. К своему положению следовало привыкнуть, хотя Дину этого очень не хотелось: в юности были свои плюсы, но удобство охоты в них явно не входило, особенно когда дело шло к рукопашной... но это все потом, сначала следовало обсудить насущные проблемы.

Ты здоровенный кусок тупой идиотины, вот ты кто, и своими поступками угробишь нас всех снова. Вырос, а мозг, как у одноклеточного, у вас обоих, - обычно подобными фразами разбрасывался Бобби или сам Сэм, правда в более смягченном варианте. Но теперь пришла сладкая пора мести и Дин говорил скорее в сердцах и от страха того, что могло по итогу случиться с братом и другом. Конечно, если бы душа младшего действительно рассеялась а тело исчезло, это наверняка должно было сопровождаться визуальным эффектом, о последствиях которого Дину потом поведал бы Кетч, даже если снова свалил из рая на землю - найти способ выцепить британца и являться ему в кошмарах под мерзкие завывания Дин бы нашел. Или Джек, к которому он обязательно нанес визит вежливости, если бы брат не явился в рай в отведенный срок. А учитывая, что их сын все еще слегка побаивался Дина (ну или делал вид, неважно), от ответа ему было не отвертеться. И тогда бы Винчестеру-старшему пришлось, так сказать, на удаленке искать способ вернуть душу Сэма из артефакта, чтобы доставить ее в рай к своим загребущим ручонкам. Ладно, вопрос с моим телом решим в процессе, сейчас вам обоим лучше отдохнуть и привести себя в божеский вид, а то без слез не взглянешь. А рыдания сегодня в мои планы не входят, у нас тут как-никак маленький праздник дня рождения. Дин было потянулся за за вискариком, который младший запасливо оставил в шкафу и теперь доставал из него здоровой рукой, но его беспардонно отодвинули, заставив вредно сопеть. То, что у него было тело подростка, еще ничего не значило: разум-то принадлежал взрослому человеку, но тут этот важный факт, кажется, никого не волновал. Еще одна причина поскорее разобраться с последствиями воскрешения и прийти в норму, потому что смотреть со стороны, как лакают без него, было вдвойне обидно и нечестно. Сгоняю-ка я в гараж, пока вы тут беспардонно надираетесь.

Дин был уверен, что Сэм с Артуром сегодня вряд ли станут заниматься наложением дополнительной защиты на бункер, а ему самому для счастья хватит и временной татухи, которую нарисовал брат, поэтому пойти прогуляться, а говоря более точным языком - проверить Детку, стало второй задачей. Отчего-то Дин не сомневался, что та содержалась в чистоте и комфорте, однако скрупулезно осмотрел ее всю, даже залез под дно, и только потом сел вовнутрь, завел мотор и выехал из их пещеры Бэтмена на залитое лунным светом шоссе, забыв предупредить о своем отъезде. Ему хотелось вновь ощутить уже реальное движение и сопротивление материального пространства, а не счастливую райскую иллюзию. По идее дорога до Лебанона не особенно патрулировалась, поэтому напрягаться на счет прав и их отсутствия Дин не стал, а просто доехал до ближайшего знакомого круглосуточного маркета, где они закупались и раньше. Его никто не узнал: это было ожидаемо и неожиданно одновременно, и отсутствие привычки пребывания в новом теле накладывало новый отпечаток на возвратившуюся личность. В частности на то, что три упаковки с пивом продавец у него отобрал, потребовав документы. Стоило пожалеть, что он не взял с собой на променад Артура, который наверняка назидательным тоном принялся читать морали на счет детского алкоголизма и притворно жаловаться кассиру на молодежь, но чего не было - того не было, поэтому закупку всего остального Дин оставил на следующий раз. На выезде из города ему в зеркалах заднего вида почудилось какое-то абстрактное движение и странное сияние, из которого словно тянуло холодом даже сквозь салон машины, заставив поднажать на газ сильнее. В итоге он вернулся в бункер быстрее, чем думал, с набитыми сумками, половину из которых составляли замороженная пицца и пироги. Сэму он тоже кое-что прихватил, уже на месте рассортировав еду и бурча под нос про нерациональное использование холодильных камер. Мысли об увиденном заставляли задуматься, но необходимость делиться собственными идеями Дин решил приберечь до утра.

Артура и брата на кухне уже не было, видимо они вняли голосу разума и отправились спать не дождавшись его присутствия, что само по себе было странно. Сам Дин списал это на ранения и усталость, поэтому тихонько проверил комнаты, удостоверившись в своей теории. Британец остановился в крыле по соседству, Сэма не было в своей спальне, и Дин обнаружил его в библиотеке за сборами сумки: тот хмуро тыкал в экран мобильного. Судя по всему, старшему - а теперь это звучало как оксюморон, следовало взять с собой телефон, а не уезжать без предупреждения. Внезапно Дин ощутил себя виноватым - редкое чувство, которое больше походило на повинность ребенка, совершившего шалость, за которую может влететь, и списал это на состояние своего мозга, еще не до конца оправившегося от перехода между мирами.

Сэмми, я тут эта... поесть нам купил. Я не против алкогольной диеты, но ты что-то совсем одичал, а там есть морковка. Дин подошел ближе и внезапно клюнул носом между лопаток брата - ровно туда, куда едва доставал теперь. Смешно, грустно и глупо одновременно.

+2

29

Ну, на самом деле это было справедливо. Сэм действительно прекрасно понимал, чем может грозить экскурсия в рай с Дланью в кармане. И чем может грозить само использование артефакта такой силы. И чем может его фиаско грозить Артуру, который в случае провала был бы вынужден не только спасаться от ангелов, но и хоронить то, что осталось бы от Сэма (ноутбук и упаковку подъеденного плесенью салата?). К тому же на плечи Артуру бы лег еще и американский «филиал» охотников, и бункер, и куча чего еще… Но Сэму было, чем оправдать свое поведение. Он же был куском тупой идиотины, так? Ну а что с куска-то возьмешь. С целого еще хоть что-то можно, а вот с куска…
Мысли путались. Виски прожигал горло и язык и разводил адский огонь в пустом желудке. Сэма повело практически мгновенно, но ни Дин, ни даже Артур ничего не сказали. Артур только в какой-то момент увел бутылку и вылил остатки в стакан. Интересно, каким образом Кетч умудрялся из ниоткуда доставать чистую посуду? Наверное, это была какая-то сверхспособность, позволяющая ему как истинному британцу творить из воздуха необходимые для соблюдения этикета предметы. Сэм недоверчиво хмыкнул, повел плечами и выудил с полки еще одну бутылку, за которой как раз тянулся Дин. Дину он, само собой, наливать не стал. Тело-то подростка – значит, нельзя. Пиво он еще мог ему позволить, хоть и не больше бутылки, но пива не было.
- Детка в порядке, Дин… Будь осторожнее, пожалуйста.
Если Сэм за чем и следил, так это за машиной. Возвращался в бункер раз в месяц, снимал чехлы, мыл, смазывал двери, начищал, следил, чтобы ржавчины не появилось и шины оставались в порядке. И комнату Дина приводил в порядок, перестилая кровать, смахивая пыль, отмывая и без того чистый пол. Словно готовился к тому, что Дин вернется. Найдет способ и вернется…
- Печати бы обновить, как думаешь?
Сэм уже забыл о том, что обновлял защиту недели три назад. И забыл, что собирался заниматься этим всем завтра. Просто стоило Дину скрыться из виду, как ему стало максимально некомфортно. И стоило сказать спасибо Артуру, который удержал Сэма на месте, вовремя подогнав ему второй стакан и собственноручно его наполнив. Осталось чем-то наполнить образовавшуюся тишину, а с этим Сэм всегда справлялся гораздо хуже Дина.
- Артефакт теперь пустышка. Я надеюсь, что для тебя это все пройдет без последствий. Ни оттуда, - Сэм глубокомысленно указал пальцем на потолок, - Ни от твоего начальства. Но если что, мы тебя всегда будем рады здесь видеть. Виски у нас паршивый, удобств минимум, денег не платят, автопарка нет, но… Может, мы сможем вывести охоту на новый уровень?
Эта идея у Сэма была достаточно давно. Еще после мира Апокалипсиса, когда он был вынужден руководить группами охотников. Вот за это стоило поблагодарить деда, который хоть и оказался тем еще гадом, но все же познакомил Сэма с основами тактики, стратегии и руководства. И вроде бы не так уж паршиво по итогу и получилось. Но тогда они с Дином бросили эту затею. А потом Дин умер, и Сэм бросил вообще все. А сейчас… Сейчас был шанс изменить жизнь к лучшему. И не допустить повторения этого кошмара.
Пожар в желудке утих. Третий стакан виски пошел уже легче, и Сэм наконец-то заткнулся – язык начал заплетаться, и перед Артуром стало как-то совсем неловко. И за глупые разговоры, и за то, что втянул во все это, и за собственное состояние, и за то, что виски слишком дешевый. И морда небритая. Еще более стыдно стало в итоге удерживать уставшего Артура за столом, и Сэм в итоге рванул с места, чтобы приготовить ему комнату. Об этом он тоже успел забыть – и это он-то, который всегда помнил о бытовой стороне вопроса. Артур, впрочем, претензий не высказывал, только смотрел как-то странно, то ли с жалостью, то ли с научным интересом, то ли с пониманием.
…Сэм открыл глаза и обнаружил себя лежащим, к счастью, в собственной комнате и на собственной кровати. Неразобранной, что было вполне объяснимо. На тумбочке стояла пустая бутылка из-под виски, что сразу же пояснило, почему свет ночника казался таким невыносимо ярким. Непонятным было только чувство надвигающихся проблем – в этом деле интуиция Винчестеров в целом и охотников в частности редко когда подводила. Так что первым делом Сэм рванул проверять формирующееся тело Дина. В порядке. Следом – защитные печати. В норме. Что было не так, подсказал краткий осмотр комнат – Дина не было. Не было и импалы. И вот это Сэма всерьез перепугало. Трубку Дин не брал, хотя его мобильный был заряжен и оплачен, и не найти его на тумбочке Дин не мог. Да и в багажнике импалы был еще один… Наверное, стоило бы разбудить Артура, но Сэм решил заранее тревогу не поднимать и сначала поискать брата в ближайших барах и закусочных. Или в ближайших штатах на худой конец. Так что он быстро, насколько позволяло его затуманенное алкоголем состояние, покидал в сумку оружие против самых часто встречающихся тварей, и…
- Сэмми, я тут эта…
Паршивца захотелось хорошенько стукнуть. Стукнуть, а потом наорать и запереть в его комнате. И плевать, что Дин был взрослым – видимо, но его поведении сказалось подростковое тело… Или ему просто захотелось почувствовать себя живым и съесть бургер… Или…
- Тебе стоило предупредить.
«Ты же умеешь писать, Дин, так оставил бы записку!»
«Два мобильных, Дин, два! И не на один звонок ты не ответил!»
«Ты мог бы просто сказать мне или Артуру, что хочешь прогуляться. Просто предупредить!»
«Как думаешь, что я почувствовал, когда тебя не нашел?! Ты не подумал о том, что я мог предположить?! Что тебя нашли и вернули на небо ангелы! Что ты решил сбежать! Что силы артефакта не хватило, и тебя снова больше нет! Что…»

Сэм сглотнул, закрыл глаза и досчитал до десяти, чтобы не сказать то, что не следовало бы говорить.
- Спасибо. А теперь тебе стоит пойти спать. И мне тоже.

+2

30

Судя по виду брата, Дин снова где-то накосячил. Он смутно догадывался, где именно, но сейчас его организм напоминал бурлящее жерло вулкана настолько, что даже устоять на одном месте было трудно. То ли влияние возраста, то ли настроение, то ли возвращение в родную реальность творили нечто невероятное, отчего казалось - потряси Дина, и ему сорвет пробку как бутылке шампанского, стрельнувшей напором в потолок. Отличное настроение и сна ни в одном глазу, как по волшебству. Этим хотелось поделиться, но Сэм не выглядел человеком, готовым принимать восхищение от крышесносных рассказов или предложение прогуляться и посмотреть на звезды: с их планеты они выглядели иначе, и понимание того, что они настоящие, а не подделка, дарило незабываемые чувства. Дергать же Артура Дин посчитал как минимум неэтичным.

Сэмми, прости. Серьезно. Я правда собрался всего лишь глазком проведать Детку, но потом сел за руль и понеслось по кочкам. Дальше сдержаться было сложно. В раю все было совершенно идентичным, даже запах салона и масла, но все равно чего-то не хватало, - Дин многозначительно пожал плечами, подходя ближе. Может осознания реальности происходящего? Или еще чего-то. Хер его знает, какую иллюзию подпитывают небеса, может это отчасти взаправду, но... мне хотелось ощутить все снова. Хотя до педалей я дотягиваюсь хуже, - пожаловался он недовольно и взял младшего за руку. Сейчас состояние Дина мог утихомирить лишь алкоголь в конских дозах, но судя по всему, в ближайшее время такой вид развлечений ему не грозил, а хорониться по углам бункера и предаваться мелким жизненным радостям было как-то совсем по-детски. Дин давно отвык от подобного, уже более двадцати лет как, и сейчас следовало сочинить себе развлечение более уместное: осталось надеяться, что Сэм не додумался выкинуть его журналы, или потереть диск на ноутбуке. Без разницы что, лишь бы вновь почувствовать себя на месте и успокоиться, чтобы провести ночь в родном бункере в адеквате. В следующий раз возьму вас с собой, так и быть, тем более уместных покупок я теперь лишен. Надеюсь, мы это поправим это недоразумение в ближайшее время.

Сэм выглядел словно пыльным мешком пристукнутый, и очередная доза вины затопила сознание как-то совсем некстати и внезапно. Дин действительно не подумал о том, что его могут броситься искать: по собственным меркам прошло всего пару часов, и за это время ничего криминального случиться не могло. Кроме ангелов, конечно. Ну и демонов, наверное. Или еще чего-то, что могло внезапно почуять добычу в пределах радиуса охоты. Но ведь именно на такой случай машина была до отказа забита оружием, так ведь? В том, что он без проблем справится с любой напастью, Винчестер-старший не сомневался ни на секунду. А пока стоило проводить брата до его комнаты и порывисто обнять, едва ли не подпрыгнув.

Очень тяжело, знаешь ли, бродить тут внизу среди ваших ног и упираться носом в задницы, - пробормотал он, похлопав младшего по спине и отпуская в спальню. Ладно, дуй спать, я буду у себя и обещаю не убегать больше. А если что - можешь дать подзатыльник, твоя очередь измываться над мелкими. Не то, чтобы в их детстве он сам промышлял подобным, но как водится старшему брату имел обыкновение изредка дразнить, вредничать и показывать собственную величавую значимость. Исключительно наедине: публично Дин Винчестер всегда являлся идеальным старшим братом, на которого равнялись и которому завидовали.

Осталось проведать Артура, который вполне себе мирно и вольготно отдыхал неподалеку с таким видом, словно валялся в фешенебельной спальне вип-апартаментов, а не крошечной комнатенке подземного бункера. Конечно, их дом нельзя было назвать совсем уж лачугой, но сам Дин не променял бы его ни на какие райские кущи или особняки - это он ощутил сразу, стоило ему шагнуть за порог собственной спальни. Казалось, с момента того рокового утра ничего не произошло: оружие висело на своих местах, пыли почти не было - да она вообще редко сюда проникала, даже плеер лежал в прикроватной тумбочке, ну и несколько замшелых журналов из запасов просвещенных. Ну что, мисс Орегон-1952, чего ты там мне приготовила? Ни много, ни мало, а выцветшие страницы с ретро-эротикой, которую по нынешним временам было вообще стыдно называть этим словом. Будь Дин более чутким по отношению к своей интуиции и менее уставшим, более полугода назад он прислушался к собственному нежеланию вставать с постели, и глядишь, жизнь сложилась бы иначе. Впрочем, жалеть о подобном было уже поздно, тем более сейчас он находился на месте снова в отличной и близкой компании. Чего еще можно было желать? Разве что приглушенного света, наушников и удобно устроенной подушки. Наверное, если бы он постарался придумать эквивалент слова "счастье", оно выглядело где-то примерно именно так.

Возможно удивляться тому, что утром Дин вскочил раньше всех, не стоило. По крайней мере количество бутылок на кухне об этом вопило в рупор, а учитывая крайне хреновую переносимость некоторыми алкоголя, помноженную на стресс, вообще казалось нормой. Артур составлял редкое исключение из правил, однако и его по всей видимости все эти идиотские прогулки по заборным мирам неплохо помотали, потому что британца ни здесь, ни в соседних помещениях не было. Стоило поблагодарить собственную смекалку и вчерашнюю поездку, как бы противно по нервам она не прошлась: возвращение к нормальной жизнедеятельности вызывало зверский аппетит, а растущий организм требовал поистине адского количества калорий. Дину стоило неимоверной силы воли не впиться зубами в сырые куски мяса, которые он спустя десять минут бросил на сковородку, словно косплея самый поганый из вариантов вервольфов. И кстати о нечисти: вчерашнее предчувствие и ощущение слежки сейчас хоть и ощущалось совсем слабо благодаря здоровому восьмичасовому сну (когда они вообще себе позволяли подобную роскошь?), но все же осталось болтаться где-то на периферии рассудка. Отчего-то Дин сомневался, что ангелы бросятся в погоню - заниматься подобными вещами вообще было вне их профиля, и душа любого недотепы, по несчастливой случайности лишившегося рая, была наверняка обречена на геенну просто из вредности. Следовало поспрашивать об этом Джека, но сейчас до него дотянуться не получалось. С Касом подобные фокусы проходили проще и быстрей, словно он был заведомо заранее настроен на волну смертных, но сейчас требовались ответы иного ранга.

Однако было что-то еще, ощущаемое занавесочным присутствием, словно поблизости болтался неприкаянный призрак, еще не обращенный в злобное чудовище, но уже не такой невинный, как после скорого момента смерти. Поэтому непредусмотрительно оставив стейки приходить в адекватное состояние на сковороде, Дин двинулся в сторону библиотеки, из нее - в холл и к лестнице, чтобы подняться до выхода из бункера. Что-то противилось желанию открыть тяжелую дверь, а нечто иное внутри требовательно старалось заставить его это сделать, буквально продавливая волю. Это походило на сложную балансировку на краю крыши, где желание сделать шаг вниз лежало на соседней чашей с потребностью отойти дальше от парапета. Видимо, Дин колебался достаточно долго, потому что позади послышалась знакомая поступь и запах одеколона, который явно не мог принадлежать их с братом запасам парфюмерии, насчитывающей в лучшем случае цитрусовый Олд Спайс. В тот момент, когда Артур поднялся по винтовой лестнице, снаружи что-то мягко, но настойчиво поскреблось в дверь, и было в этом звуке нечто до одури пугающее, словно опасный зверь откуда-то из глубокой и темной ночи выбрался наружу, прикинувшись овечкой и стуча в двери селян. Странная ассоциация, но она пробрала до костей, едва не заставив шарахнуться от замка в то время, как другая часть рассудка заставила руки тянуться к засовам, чтобы отпереть и пустить это.
Плохая идея, очень плохая, однако остановиться не получалось.

+2


Вы здесь » shakalcross » фандом » Home is a person


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно