эпизод недели: научи меня
альбедо пишет: странный. стремный. умный. чудаковатый красавчик. девяносто четыре, семьдесят три, одиннадцать — плутоний, тантал и натрий, так его звали только в те далекие времена мнимого превосходства каэнри’ах. дети улиц любили жестокость и ненавидели учебу, а рейндоттир отчаянно хотела увидеть в альбедо человека. и вот на свет родилась путана. то есть, pu, ta и na — тогда альбедо даже считал интересным проявление людской находчивости. он никогда не обижался. у него было много имен. читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » фандом » tyger tyger, burning bright


tyger tyger, burning bright

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

tyger tyger, burning bright
https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/329/116336.jpg
[ Ryomen Sukunа & Fushiguro Megumi ]

В небесах иль средь зыбей
Вспыхнул блеск твоих очей?
Как дерзал он так парить?
Кто посмел огонь схватить?

Кто скрутил и для чего
Нервы сердца твоего?
Чьею страшною рукой
Ты был выкован — такой?

+2

2

Когда Сукуна чувствует, что контроль над телом переходит к нему, в этот раз это довольно странное ощущение. Ему не приходится давить или бороться, сосуд не в отключке изначально. Добровольно передаёт, хоть и с ощутимым недовольством – странное чувство. Сукуна привык бороться – и теперь чувствуется некое неудовлетворение даже, пусть пацан его и подавляет обычно после этих случаев борьбы. Но привычно стало. А тут - странно.
Однако много об этом он не думает. Впереди увлекательное времяпрепровождение.

Фушигуро Мегуми.

Пока татуировки растекаются по коже, а тело чувствуется всё лучше, Сукуна смотрит прямо на него. И губы растягиваются в скалящейся ухмылке.

Если изначально Сукуна планировал хоть немного развеять скуку, связавшись с мальчишкой и его планом, рассчитанным явно на то, что его обмануть. То это быстро неведомым образом добавило ему забот. Помимо того, что сосуд-таки был подлечен, пока он управлял телом и решал проблему девчонки. Ах да, он ещё и занялся врачеванием. Пришлось разговаривать с детьми вместо того, чтобы радикально решить проблему надоедливых, зудящих на ухо мошек.
Серьёзно, он даже никого не убил! И это всё после одного разговора с мальчишкой. Хотел развлечься, а получилось как-то совсем не так.

Это, конечно - не убивать - было одним из условий выделенных ему часов снаружи барьера. Но будто на самом деле могло бы помешать. Однако. Сукуна не захотел тратить лишнее время, находясь среди магов. В конце концов, это редкая возможность решить несколько своих дел, пока пацан в глубокой отключке и не помешает ему.

Заключённый по возвращению в барьер новый пакт имел более расплывчатые границы. Это не только ослабляло условия его заточения, но и давало другой стороне разные возможности его подловить. Без сомнения, Фушигуро Мегуми был лекарством от скуки. И Сукуна находил занятным, что мальчишка сам подпустил его ближе. Пусть наверняка ради того, чтобы в перспективе спасти своего друга или убить самого Сукуну. Амбициозно. Наивно. Но всё ещё любопытно.

- Давно не виделись, - пусть он и так каждый день может наблюдать за мальчишкой, и за всем этим их милованием с сосудом, но воочию оценить чужое состояние всё равно правильнее.

Фушигуро Мегуми не из разговорчивых, особенно с проклятьями, а сам Сукуна не торопится говорить, вдумчиво рассматривая нечто на уровне его рёбер. Может сделка, очередная, которая позволяет ему выходить наружу, и заключается в том, что он должен натренировать мальчишку для ритуала его временного вместилища. Однако никто не уточнял, что он обязан минута в минуту давать наставления и смиренно уходить обратно. Будто эти детишки забыли, кто он такой.

Потому Сукуна не торопится. Более внимательно оценивает состояние души мага, его физическую целостность после недавней драки. Чужая настороженность, которую едва ли не руками можно потрогать, забавляет. Но что больше не то веселит, не то раздражает, выливаясь в сплав этих эмоций, так это то, что мальчишка не за себя даже драться с ним будет, вздумайся Сукуне что-нибудь эдакого вытворить. Жилы рвать будет за сосуд.

Дернув плечом, стряхивая эту мысль, засунул руки в карманы штанов сковывающей тело формы - всё же кимоно были в разы удобнее - расслаблено усмехнувшись.

- Думаю, ты и сам знаешь, что тебе надо подтянуть в первую очередь. Но скажу пару слов, как это видится мне, - в конце концов, на роль учителя, как шестиглазый, он не претендует. И пусть ему есть своя выгода в том, чтобы мальчишка не помер раньше времени, всесторонне подходить к его развитию незачем. Тот и сам перекроет те провисающие стороны, которые начнут отставать.
Сукуну же интересовала его техника. И в перспективе, и в ключе временного вместилища. Но человеку не так-то просто прогрессировать в короткие сроки. Хотя мальчишка за время с момента пробуждения Сукуны уже показал бодрые темпы. Что только подтвержлало: Фушигуро Мегуми способен далеко продвинуться.

- Для ритуала потребуется немалое количество проклятой энергии. Тебе нужно увеличить резерв. К тому же, повысить контроль над тенями. Я бы предложил тебе тренироваться на сосуде. Но в этом случае ты явно не будешь выкладываться за пределами своих возможностей, - пацан мог бы выдержать подобное. Тем более не отказал бы другу. Глядишь, хоть чего-то полезного в процессе нахватался. Но толку в таких столкновениях будет действительно мало. Это именно что лёгкая тренировка, а не бой на грани, который способствует стремительному росту. Один вред от этих привязанностей, которые хороший манекен для отработки навыков превращают в человека, которого жалко покалечить.

- В пределах этого барьера для тебя опасных соперников не осталось, - за исключением него самого, конечно. Но избивать мальчишку слишком скучно. По крайней мере, сейчас он даже не раздражен. – Так что придётся использовать альтернативные методы, менее простые. В чём, по-твоему, сейчас самый значимый недостаток твоей техники?

+1

3

- Как будто пять минут назад, - без особого энтузиазма говорит Мегуми, не меняясь в бесстрастном лице. Однако спокойствие это только во внешнем виде и заключается, потому как внутри не бушует, но застыло и отдает по ребрам гулким эхом напряжение. Фушигуро Сукуне врет: с момента заключения их первой сделки ему кажется, что прошла целая вечность и немного дольше. Разговор с Юджи отнял последние силы, поэтому когда Тоджи, дождавшись, пока сын останется один, решил высказать свое мнение обо всем этом, маг мог только сидеть и думать не о кролике, конечно, но о том, как же его это заебало. Мегуми, не кролика. Потом он, кажется, ненадолго отключился. А проснувшись, испытал такой голод, какого не чувствовал уже очень давно - тело требовало восполнить запас сил и энергии. При этом кусок в горло не лез, а взгляд сам собой устремлялся проверить время, высчитывая каждую минуту, как будто в противном случае Сукуна обязательно одну из них украдет, а может, и все сразу. Перевязки, короткая схватка с заблудившимся проклятием, истекающее время, возвращение Юджи. А перед ним - возвращение Двуликого и новая сделка. Легкая перепалка с другом, настаивающем на том, чтобы Фушигуро хоть немного поспал. В конечном итоге пришлось уступить и признать, что если бы не этот короткий отдых, заклинатель вряд ли мог трезво соображать сейчас.

Тело болит, ребра ноют, из-за поврежденного плеча использовать руку так же свободно, как раньше, ближайшее время не выйдет. Юджи, оценивая состояние друга, хмурился и поджимал губы, но Мегуми постарался донести: так было нужно. Такова плата за то, что он собрался провернуть. Если по справедливости, то еще легко отделался. Все это можно перетерпеть.

Под вальяжным взглядом Сукуны хочется щериться. Хочется скалить зубы, сжимать кулаки, бросаться в бой. Но чародей не позволяет себе этого, как запрещает и многое другое. Нужно сосредоточиться на деле, остальное подождет.

- В том, что она не завершена, - несмотря на отсутствие каких-либо эмоций на лице, слушает Фушигуро очень внимательно. Не только потому, что Двуликий дает ему подсказки, но и потому, что в любой его фразе может крыться что-то еще, любое его действие может повлечь непредсказуемые последствия, на которые лучше быть готовым отреагировать как можно раньше. - И в том, что я не могу использовать двойника за пределами территории.

Загвоздка очевидна: Мегуми не может создать хотя бы относительно автономное тело из теней. Как сотворить оболочку, он понимает, но как сделать ее живучей - увы. Даже его собственные копии не способны существовать вне Сада, не говоря уже о том, чтобы иметь возможность самостоятельно функционировать, не находясь в непосредственной близости от создателя двадцать четыре на семь. Сукуна, без сомнений, не должен слишком отдаляться от них с Юджи, но и постоянно держать за ручку кого-то из них ради банального сохранения сосуда - тоже. На данный момент Фушигуро слабо представляет, как все это провернуть. С Тоджи получилось случайно, да и тело себе тот нашел сам. Здесь же необходим вдумчивый подход, понимание основ. И чем быстрее они получат результат, тем лучше.

- Что за альтернативные методы?

Чутье подсказывает, что идея Сукуны по душе не придется. Но и дороги другой у Мегуми больше нет. Поэтому он слегка наклоняет голову вбок, выжидающе глядя на проклятье, и упирается здоровой рукой в бедро: ну же, удиви меня.

+2

4

Явно кусачий ответ мальчишки… забавляет в той же степени, в которой оставляет слабый флёр неясного ощущения. Не неприятного, не приятного, неясного – самый верный привкус для определения. Но Сукуна за эту мысль не цепляется, позволяя ей уплыть. Подумает после.

В этом ёмком ответе видна разница между сосудом и Фушигуро Мегуми. Второй знает если не себя, с этим-то как раз у мальчишки проблемы, то хотя бы свои способности. И недостатки в них. А это уже решает половину проблемы. Очевидно, что у Фушигуро Мегуми огромная мотивация, что ещё треть от половины. У него есть мудрые советы Сукуны, что вторая треть от половины. Считай, большая часть проблемы на пути к исправлению. Однако эта маленькая третья треть – вот тут непонятно, как сработает.

Сукуна наблюдает. Ему действительно интересно наблюдать за мальчишкой. Особенно когда тот может смотреть на него. Видеть его, а не слабый след Сукуны в сосуде. Собственный эгоцентнизм удовлетворяется ненадолго одним этим фактом, что между ними не стоит пацан. Не мешает. А ещё хорошо заметно, что паузы в разговоре проходятся по нервам мальчишки. Не то, что нужно и так истощенному организму. Пусть тот и сам виновен в своём таком состоянии. Но это даже к лучшему. Это им и надо. Чтобы мальчишка был умеренно на взводе. Не расслаблен. Уж кто, как не Сукуна, умеет держать людей и не-людей в напряжении.

- Тебе не хватает контроля, - взгляд плавно соскальзывает с мальчишки, принимаясь блуждать по окрестностям, будто этот разговор слишком скучен, чтобы Сукуна мог – хотел – сосредоточиться на нём. – Можешь не скалить зубы. Я не отрицаю, что для твоего возраста ты имеешь неплохой уровень. Лучше, чем могло бы быть. Однако для ритуала недостаточно, - для много чего недостаточно, на самом деле. Но Сукуна мерит старыми мерками древних времен. Времен культа силы.
Взгляд, наконец, выцепляет небольшую воронку в асфальте. Видимо, разбили ударом или при падении, судя по форме вмятины. Асфальт раздроблен, вокруг насыпано мелкое крошево. Пожалуй, подойдёт.

- Что у тебя есть? Совсем недавно созданная территория, с который ты даже толком обращаться не научился, не привык, не познал, не взял под полный контроль. Самонадеянно думать, что с лету получится вынести часть территории в реальность на этом этапе, ещё и успешно контролировать. Хотя, конечно, - взгляд рывком вернулся обратно на мальчишку, с насмешливым прищуром, пристальный, явно забавляющийся следующей мыслью. – Мне должно льстить, что ты пытаешься провернуть то, что делаю обычно я.

Не то, чтобы Сукуна на самом деле думает, что мальчишка хочет за ним повторять. Он тогда вообще в отключке был, чтобы увидеть. Хотя ему могли – должны были – рассказать его друзья. Которым должны были рассказать старшие маги. Но много ли могли понять те, кто видел его территорию поблизости и выжил? Скорее это мог бы сделать шестиглазый. Но, вот незадача, его-то как раз и нет. Так что мальчишке, вероятно, остаётся гадать, о чём он сказал.

До вмятины на асфальте небольшой расстояние. Но Сукуна растягивает время ещё больше, проходясь крайне неспешной походкой до того места. Собирает крошево из мелких частей асфальта и бордюра на ладонь, перебирая неровные куски.

И снова смотрит.

Расстояние между ними не особо большое. Но для истощенного организма и мозга? Сукуна склоняет голову сначала к одному плечу в задумчивости, затем к другому, определённо снова растягивая время. Пока не приходит к какому-то своему выводу, чуть качнув сам себе головой. Но всё же это больше театральщина, призванная вывести мальчишку ещё больше из себя.

- Метод просто и эффективен во все времена. Особенно для таких, как ты или сосуд. Но если сосуд просто не хочет думать, то ты думаешь слишком много. А иногда это вредно, - перестав перебирать крошево, ногтями подцепил один из небольших кусочков асфальта и, чуть подпитав проклятой энергией, запустил в мальчику, целясь в руку. Его бы подлечить, в идеале, иначе заторможенная реакция недодаст полноценного эффекта. Но, с другой стороны, Сукуна не особо-то и торопится.

- Боль – прекрасный учитель. Как концентрации, так и реакции. Вызывай свои тени. Они не должны исчезнуть, даже если на тебя обрушится дом. Посмотрим, насколько всё плачевно.

+1

5

Мегуми ощущает себя в западне. Не в той, которую создал для себя сам, а в той, которую захлопнул над их головами Сукуна, намеренный не убить, но вдоволь наиграться. Он нарочно растягивает фразы и изучающе, лениво рассматривает с головы до ног, словно прикидывая, с какого развлечения бы начать: оторвать ли конечности, выпотрошить или же просто прижать ногой к земле? А может, придушить немного, чтобы потом оставить захлебываться воздухом? Это нервирует. Фушигуро уверен: Сукуна давным-давно продумал, с чего они начнут, и просто валяет дурака. Потому что может себе позволить. Потому что не он здесь более нуждающаяся сторона.

Неотрывно наблюдая за его действиями и жадно впитывая каждое слово, Мегуми хмурится. Оставляет засечку на памяти: выяснить о чужом использовании территории больше и разобраться, как это можно применить в своих целях. О буйстве Сукуны в Сибуе ему известно не так много, как хотелось бы, но то, какой ценой ублюдок спас ему жизнь, до сих пор вызывает злость и отторжение.

Которые подстегиваются очередным изучающим взглядом.

Фушигуро невольно подбирается, прекрасно понимая: Сукуна не от праздности с камнями поиграться хочет. И вот, вскоре один из них, заряженный проклятой энергией, уже летит в сторону мага. Тот реагирует, но камень все равно попадает, пусть и не туда, куда Двуликий целился изначально, если делал это вообще. Место ушиба неприятно саднит, но Мегуми как будто и не замечает этого вовсе.

- И что, собираешься просто стоять и закидывать меня камнями, пока я не вырублюсь? - хмыкает он, скрипнув зубами. Перспектива опять становиться грушей для битья ему совсем не по душе. Но несмотря на недовольный скепсис в голосе, подросток упрямо складывает руки в печать, и тени послушно ластятся к нему, всколыхнувшись под ногами; тянутся выше, выпуская на волю Кона. Будучи в вымотанном состоянии, в бою Фушигуро, вероятнее всего, не стал бы менять облик Жемчужной гончей без уверенности в быстрой победе, однако сейчас парень нарочно усложняет себе задачу. Ведь спорить глупо: Сукуна говорит об истине, которая лучше прочих двигает магов к наибольшему могуществу - только боль способна подтолкнуть высоко и придать сил, только она остается рядом до самого конца. Опасный враг и верный помощник в борьбе за жизнь.

Выпорхнув из теней на зов печати, Нуэ с хлестким вскриком пролетает у Рёмена над головой, почти задевая лапами его волосы, и усаживается на остатки бетонного заграждения. Выглядит он встревоженным: присутствие уже знакомого врага, которому и сам призыватель не торопится доверять, тому способствует, но шикигами не ощущает в хозяине даже намерения атаковать. Поэтому золотые птичьи глаза следят за проклятьем внимательно, перья взбудоражено приподнимаются, но сам дух остается на месте.

- Ты сказал, что я слишком много думаю, - Мегуми не двигается, но все его тело теперь напряжено, готовое к новому камню. Даже понимая, в чем суть этой тренировки, отголоски крошечного инстинкта самосохранения и нежелание столкнуться с новыми страданиями все равно заставляют подобраться в подсознательном стремлении от грядущей угрозы увернуться. - Объясни.

Отредактировано Fushiguro Megumi (2022-04-09 19:38:25)

+1

6

Ловить себя на мысли, что ему нравится покладистость мальчишки, даже если тот скалит свои неокрепшие волчьи зубы, странно. Сукуна ведь не учитель в полном смысле этого слова, не собирался и не собирается им быть. Следовательно, даже если бы мальчишка брыкался, ему было бы всё равно.
В который раз пропуская вопросы, отвечать на которые недосуг, лишь задумчиво смотрит, звучно в относительной тишине местности перетирая кусочки асфальта в руке.
Ладно. Лёгкое довольство он действительно ощущает. Возможно потому, что зациклился на мальчишке. Заниматься самообманом? Не достойно его великого ума. Возможно, половина его мыслей - две третьи? - большинство - в последнее время действительно занимает Фушигуро Мегуми. Но так и интересного ничего особо не происходит. Шестиглазый сдулся ещё до их какого-либо серьёзного столкновения. Маги? Даже не смешно. С детьми справиться не могут, куда им до Сукуны. План? Так он гладко и неспешно воплощается. Скукота. А тут мальчишка с интересной кровью и талантом. Ещё и сосуд вокруг него отирается. Не удивительно, что Сукуне и наблюдать-то больше не за кем толком.

И всё же.

Лениво-изучающий взгляд не отводит, даже когда пернатое слишком смело едва не задевает его в полете. Невероятно нагло и смело, учитывая, что одного его шикигами Сукуна уже уничтожил. И кротким характером не обладает. Усмешка кривит губы, но и только. Не рационально лишать его бойцов. Помрёт раньше времени - будет не слишком полезно. А вот эта игривость, как ещё назвать такую провокацию, занимательна.

В любом случае, ему ничто не мешает тратить ровно столько мыслей на мальчишку, сколько ему хочется. Особенно в свете того, что Сукуна может в ближайшее время обзавестись пусть временным, но собственным телом. Так что снова не придаёт особого значения новым выводам. Они не мешают, так пусть копятся на задворках сознания.

- Как думаешь, в чём принципиальная разница между нами? Отбрось очевидное в уровне силы и тому подобному, - кровожадности, бесчеловечности, эгоизме. Сукуна так и слышит, как подобные определения проносятся в чужой голове. Бессмысленные человеческие ограничения. Глупые рамки, придуманные ослабить сильных. Шестиглазый, насколько он может судить, пусть и подвержен некоторым из них, но наименее из многих современных магов. И посмотрите, как трясутся людишки, упоминая его порой шёпотом, потому что в лицо страшно претензию высказать. Потому что сами хотят делать, что душе угодно, но так ограничены. Слабы.

Фушигуро Мегуми имеет потенциал. Не зря шестиглазый с ним возился. И всё же современное общество портит этот потенциал. Вопрос в том, насколько хочет Сукуна ему помочь освободиться от шелухи. Даже если мальчишка будет брыкаться. А тот непременно будет.

- Как бы не был хорош продуманный план, как бы твой ум не преобладал над умом соперника, как правило, побеждает чистая, яростная сила. Посмотри хотя бы на бои сосуда, - Сукуна не отвечает напрямую. Слишком скучно. Так что тон его больше походит на рассуждение вслух, где ответ ему не требуется.
Тело же действует отдельно. Сукуна даже не смотрит, куда швыряет крошево по кусочку за раз. Рука, нога, нижняя часть торса. В какой-то момент он сходит с места, по пути подбирая ещё, и двигается вокруг мальчишки, хаотично нанося удары без какой-то схемы.

- Мы тут, конечно, тебя не на бои натренировать должны, но это всё взаимосвязано. Главное, в любом случае, отточить навык чувствовать, уклоняясь и блокируя, а не думать, а потом уклоняться или блокировать, полезный и при ритуалах, где порой отвлечёшься на миг и получишь такие прекрасные откаты, что лучше бы вообще не начинать, - больше его слова должны были служить дополнительным рассеиванием внимания, пока очередной удар не прилетит в мальчишку, что так любит полагаться на осознанные решения. Это было заметно ещё в самой первой их схватке. Так пусть размышляет, есть ли подвох и в этих его словах. А он усложнит задачу ещё.
Более увесистый кусок с немногим больше вложенной энергией стремительно полетел в пернатого шикигами. В конце концов, с такой техникой, как у мальчишки, нужно беспокоиться не только о своей сохранности. Что Сукуна однажды уже продемонстрировал ему.

- Развей мои догадки. Тебя обучал шестиглазый? С его техниками это довольно неподходящий для тебя пример. Но, видимо, нахвататься вредных привычек от него успел, - настроился ли он в дополнение ещё и злить мальчишку? Пока даже близко нет.

+1

7

Мегуми недовольно кривит губы и хмурится - ещё немного, и зарычит, как собственная гончая. Сукуна даже не собирается ему отвечать, это бесит даже больше, чем идиотская идея закидывать мага камнями. На самом деле происходящее сейчас выглядит так, словно участие Фушигуро в грядущем ритуале на самом деле не так уж и важно, а Двуликий вполне способен справиться со всем самостоятельно, пока тот стоит красиво ради галочки. Оно, конечно, совсем иначе, но отмахнуться от противного ощущения довольно трудно.

Заряженные камни бьют больно и всегда по-разному: в каких-то энергии больше, в каких-то меньше; одни брошены сильнее, другие слабее; некоторые гадко врезаются в ушибы и раны, какие-то оставляют новые. Стоять и просто ждать очередных ударов - бесит. Эта злость находит отражение в агрессивно прижатых к голове ушах Кона, в неспокойном хвосте и напряжённых лапах, в недружелюбно-вопросительном прищуре глаз. Не уловив даже ментальной команды броситься в бой, остаётся на месте подобно самому чародею.

Фушигуро бы с радостью ответил на это издевательство, сам бы оскалил зубы. Но сейчас делать это полностью бессмысленно: попросил помощи - терпи, пока палку не перегибает.

Один из камней прилетает в раненое плечо, второй - в живот. Тихий вздох срывается с губ, а затем Мегуми дергается, слыша болезненно-тревожный вскрик Нуэ. Встрепенувшись, тот машет крыльями, но не взлетает, потому что перья дергает черной пеленой расплывающейся тени. Упав на асфальт, шикигами силится подняться, а Фушигуро прикладывает всю волю, чтобы удержать его здесь, пока Сукуна, словно издеваясь, даже не думает остановиться.

Следующий камень шаман раздражённо отбивает, не обращая внимание на боль в ладони.

Чистая, яростная сила, значит?

Мегуми вспоминает бои Юджи - тот склонен сражаться инстинктивно, используя особенности ландшафта, прислушиваясь к собственному телу и отзываясь на повадки противника. Но он и сражается вблизи, один, в то время как Фушигуро приходится держать в уме всё происходящее: шикигами позволяют драться как на средней, так и ближней дистанции, а чтобы эффективнее их использовать, мало интуиции и рефлексов. За ними очень легко упустить детали и лишиться преимуществ. Однако дело не только в этом.

Если Фушигуро отпустит себя, быть беде. Если Фушигуро отпустит себя, наверх поднимется то, что не знает пощады и жаждет крови - то, что подгоняло скалить зубы на пришедшего в их с Цумики дом Годжо, а позднее утробно урчало от удовольствия с каждым ударом по всякому выродку, который не хотел вести себя приемлемо; то, что лающе смеётся его ртом, когда рамки с треском разваливаются под давлением смертельной угрозы.

Разница их с Юджи инстинктов проста и бесконечно огромна: Итадори стремится уложить врага на лопатки, пока Фушигуро жаждет врага подчистую уничтожить.

Сестра это в нем всегда ругала. Так много и яростно, что её голос до сих пор отзывается в голове, когда Мегуми готов переступить черту.

Не удивительно, что именно это Сукуна предлагает взращивать.

Ничего ему не ответив, чародей наблюдает за тем, как удержавшийся в этом мире Нуэ возвращается на прежнее место, но теперь встревоженно бегает глазами от хозяина к проклятию, не понимая, что происходит. Мегуми ведет плечом и смутно ощущает влажность бинтов - разумеется, для открытия раны там многого и не требовалось.

- Ты не отвечаешь мне, я не отвечаю тебе, - говорит парень. Может, Двуликий и в более выгодном положении, но это не означает, что теперь будет лишь так, как он скажет. Тренировка контроля? Хорошо. Стоять истуканом и ждать, пока Сукуна перекидает в него и шикигами весь ближайший асфальт? Ещё чего.

Когда проклятие отпускает в полёт следующий камень, Фушигуро падает в собственную тень и появляется из чужой, крепко перехватывая руку с горстью ожидающих своей очереди камней. Тело за такие авантюры спасибо ему не говорит, но в этом и суть, верно? Держаться, как бы ни было тяжело. Нуэ продолжает сидеть на облюбованном месте, Кон ждёт команды, не понимая, почему та до сих пор не звучит, но оба - стабильно здесь, Мегуми чувствует их так же явно, как напряжение собственных мышц и ползущее от загривка ощущение нарастающего адреналина. Потому что лицо Сукуны совсем рядом, потому что запястье под пальцами тверже стали, потому что вишневые глаза уставились на него ещё раньше, чем Фушигуро до конца выскочил из тени, потому что оскал такой дикий и сытый, словно Мегуми уже сожран, уже проиграл.

- То, что Годжо хреновый педагог, не секрет даже для него. Открытие ты не совершил.

Отредактировано Fushiguro Megumi (2022-05-09 20:12:39)

+1

8

Сукуна только неопределённо пожимает плечами, мол, не хочешь говорить – не говори. Я сам увижу, что мне надо. Просто времени понаблюдать потребуется чуть больше.
Может, ему и интересен ответ, но это вторично. Куда более интересные вещи происходят перед его взглядом.

Сосуд и Фушигуро Мегуми в чём-то похожи, досадный факт, но их различие – ещё одна деталь, которая необычность мальчишки в его глазах выделяет.

Сукуна всё ещё отказывается от звания учителя, потому что и не учит ничему по сути, тут немного другая цель у текущего упражнения. Однако сложно не сравнить. Даже беря в учёт, как сосуд относится к шестиглазому и как мальчишка относится к нему самому, это различие интригующее.

Сосуд молча принимает давление: физическое ладно, полезно, но и моральное тоже. Сказал ему шестиглазый сидеть и смотреть ящик с нелепыми историями внутри, так сколько бы по пацану не прилетало ударов за рассеянность, тот продолжал делать то, что ему сказано. С одной стороны, полезная настойчивость в достижении цели. Но цели-то мальчишка как раз не понимал. Просто следовал установке…

Фушигуро Мегуми конечную цель понимает, но вот молча подставляться и принимать неудобные условия не хочет. Хотя, конечно, его конечная цель и Сукуны в этом вопросе разнилась – но это уже условности. Главное – результат.

Так что не удивительно, что когда мальчишка - наконец - отбил камень, он ещё держал лицо. Но стоило тому утонуть в тени, как довольный оскал раскрасил лицо. Могло бы быть быстрее. Должно быть быстрее. Но не так плохо, как Сукуна предполагал. С этим можно работать в удовольствие, а не с раздражением.

Когда мальчишка вылезает из его тени, он даже позы не меняет, только смотрит в его сторону. Вопрос с шестиглазым задвинут подальше, частично потеряв остроту и насущность. У Сукуны тут кое-что намного занятнее. Он демонстративно опускает голову и смотрит на захват запястья. Тонкие сильные пальцы держат крепко. Для кого-то вроде сосуда, возможно.
Сукуна не менее демонстративно разжимает кулак, позволяя крошеву ссыпаться с ладони. И только потом поднимает голову обратно, зная, не только чувствуя, что мальчишка смотрит далеко не туда, не вниз.
В конце концов, в этом они похожи. Сукуна чужую атаку отслеживает не по движению рук или ног, даже не по телу. По взгляду. А мальчишка так любит думать, так привык перебирать десятки комбинаций, что не менее наблюдателен. На обманки не должен вестись, на примитивные, во всяком случае. Но предполагать и подтверждать самому - не одно и то же.
Возможно, Сукуна очарован им уже какое-то время, если бы помнил, что это вообще такое. Но на язык просится именно это определение.

Однако размеренность неспешных фраз и действий он ломает без раздумий. Резко перехватывает захваченной рукой уже его запястье, выворачивает руку мальчишке за спину, сильно загибая вверх, на грани травмы. Сам близко за спиной оказывается в этом положении, почти прижимается, с удовлетворением чувствуя готовое к бою тело. Реакции неплохие. Видно, прилетало мальчишке немало. Но это ещё не рефлекс, который может ударить без участия сознания.

- Снова много дум и мало пользы. Ты действительно подумал, что я бы – я – предложил просто стоять и принимать побои? – Сукуна и в молодые свои годы никогда не подставлял не то, что вторую щеку под удар, и первую порой ударить не успевали. А уж с его текущей репутацией? Вот оно, дурное влияние его друзей и всех тех магов, что призывают усмирять свои желания в угоду мнимому благу общества. – Отбросим разницу в силе пока. Не в этом тебе со мной тягаться. Разницу в опыте тоже. Тут твой ум преимущества тебе не даст. Как и в большинстве случаев, где противник банально задавит тебя силой, - а события в Сибуе должны были это наглядно продемонстрировать, уж насколько там собралось всякого мусора. Но мусора для детишек опасного. – Разумеется, со временем этот недостаток уйдёт. Но, - подавшись головой вперёд, зависнув над его плечом, ещё немного заломил руку, до этого ослабив давление. Может лицо его вернулось к скучающему выражению, но вот в голосе явственно слышалось, что Сукуна веселится. – Доживешь ли ты до этого времени? Большой вопрос. Единственное, что тебе поможет сейчас, да и потом лишним не будет, это реакция. Предчувствие. Как правило, проклятья, да и маги, целенаправленно никого не ищут. А значит, выживание зависит от того, сумеешь ли ты почувствовать опасность быстрее, чем попадёшься этой опасности на глаза. Сумеешь ли сбежать или подготовить ловушку, в любом случае, заполучить преимущество. В ритуалах тонкое ощущение изменений в токах энергии и вовсе значительно упрощает многое. Что, собственно, тебе и нужно, - не то, чтобы у него была необходимость разводить лекции. Можно было бы просто натренировать тело, умом мальчишка бы позже дошёл. Но. Сукуна не был против делиться знаниями. А знал он много. Не был против, когда его слушают и понимают, а не делают вид. К тому же, это растягивало его время снаружи. Одни плюсы. А Фушигуро Мегуми не мог не понимать. Или не понять после обдумывания. Так что Сукуна ещё и удовлетворял своё честолюбие.

Выпустив его предплечье, протиснулся ладонью между его боком и рукой, подвесив ту на уровне рёбер. Ростом сосуд не то, чтобы удался, хотя был шанс, что ещё вытянется, но мучиться с этим Сукуне сейчас. Недолго, по идее, что примиряет его с вынужденным положением. Так что, чтобы видеть свою ладонь, пришлось почти положить голову на чужое плечо, хотя смотрел он по прежнему на мальчишку, лишь мазнув взгляд по положению кисти.
В нос приятно забивался с такого расстояния запах крови, боли, разбавляясь потом и пылью. Пожалуй, надолго его не хватит. Значит перед уходом стоит запутать мальчишку ещё больше. Пусть думает: издеваются над ним или действительно можно урвать что-то полезное от его появлений почаще.

- Отзови птицу. Покажу, почему целился в неё, а не волка. Не знаю, кто тебя учил технике, свитки или сам. Хотя и то, и то, думаю. Но проще будет наглядно дать почувствовать, что ты делаешь не так. Больно усложняешь, можно проще, - в отличие от сосуда, мальчишке должно быть интересно. Важно. Нужно понять свои возможности, чтобы расти дальше. Улучшить и отточить ещё на этапе теории. А ему есть, что и рассказать, и показать.

- Я складываю призыв одной рукой, ты своей дополнишь, потом наблюдаешь, как и почему течёт твоя энергия. Если тебе не страшно за своих шикигами, конечно, - провоцирующе усмехнулся. – Но можешь отказаться и не воспользоваться моей щедростью. Мне-то любой вариант подойдёт. Разница только во времени исполнения, - а вот их страстное желание достать шестиглазого из куба как раз лимит времени и задаёт, помимо прочих проблем, что с его отсутствием будут множиться. Сукуна действительно в любом случае не в минусе.

+1

9

Мало пользы.

С этим трудно не согласиться. Стиснув зубы, чтобы не выдать боль случайно сорвавшимся звуком, Мегуми шумно выдыхает через нос и меняет положение тела: выставляет одну ногу вперед, немного прогибается в спине, стараясь снизить давление. Сукуна не переходит грань, но опасно к ней приближается и знает это - забавляется нарочно, смеется. Для него это лишь игра, на которую Фушигуро уповал, предлагая пакт. За что боролся, то и получает.

От чужой близости волосы на загривке встают дыбом, горячее дыхание оседает за воротом вместе с рычащими нотками голоса. Юджи ниже ростом, но сейчас, находясь под физическим и ментальным прессингом занявшего его тело Двуликого, чародей ощущает себя до ужасного маленьким. Совсем мальчишкой. Цепенеет точно так же - по-детски почти, сглотнув шумно, но быстро берет себя в руки. Нельзя, нельзя, нельзя давать слабину ни на секунду, ни на крошечное мгновение, потому что Сукуна увидит и это, поймает, ударит именно тогда, когда больнее всего получится.

Поэтому Фушигуро подбирается и слушает с упрямой жадностью, до белеющих костяшек стиснув вторую руку в кулак.

Задумывается невольно, как много чувствует Сукуна на самом деле. Понимает ли устройство тени, видит ли то, что простирается там и что Мегуми властен контролировать? Когда-то ведь и он сам не знал, как все устроено. Думал, это лишь портал - когда был совсем маленький и только-только научился призывать гончих. А потом удивился, когда тень колыхнулась, толком не обретая формы, как будто живое продолжение его самого. Мегуми открывал ее постепенно, но не сомневался, что Сатору ясно видел суть с самого начала, просто позволяя ученику познавать природу своих сил самостоятельно. Зная, что для него лучше - именно так. Без помощи, без просьб, наедине с собой. Потому что Фушигуро не такой, как Итадори, и если попытаться вложить ему в рот что-то разжеванное, он тут же это выплюнет вместе с пальцами или ложкой. Сейчас, конечно, другой случай. Им нужно спешить, Мегуми необходимо стать сильнее как можно быстрее...

Но разжевывать ему никто не собирается. А он слушает и думает о том, как много Двуликий Демон знает о тенях и их природе. И что будет, если в следующий раз окунуть его туда, в черное и бездонное ничто. Сможет ли он чувствовать? Выбраться? Хотя с последним, скорее, просто вопрос времени. Вряд ли его получится так легко удержать.

А сможет ли чувствовать Мегуми так, как ждет от него Сукуна? Ему понятно, что именно тот имеет ввиду. Нечто похожее говорил и Годжо однажды, когда объяснял некоторые аспекты собственных способностей - ощущать и видеть ясно, даже оставаясь с закрытыми глазами. Ведь все вокруг есть потоки энергии, и точно так же, как их можно отследить и контролировать в себе, уловить движение можно и вокруг. Не только во время медитации или при встрече с проклятиями, а постоянно и во всем. Мегуми всегда казалось, что делать это слишком сложно, ведь чтобы третий глаз был открыт, нужно держать сознание безмятежным. Он даже временно порой этого добиться не может, что и говорить о постоянстве. Наиболее достижимым состояние потока для него становится лишь на грани жизни и смерти - именно тогда...

Мегуми мысленно осекается.

...именно тогда ум задействован меньше всего.

Но Сукуна ведь делает это просто так. Мыслит, двигается, сражается и притом - чувствует. И если Сатору Годжо, рожденный с Шестью Глазами, способен на такое всегда, то Рёмен был обычным магом когда-то. И научился. Значит, сможет и Мегуми.

Нет, не так. Обязан суметь.

Чтобы прожить достаточно долго.

Стоит только привыкнуть к боли, как Сукуна снова меняет правила: отпускает стремительно, но придвигается еще теснее, просовывая руку вперед. Мегуми даже отреагировать не успевает, занятый тем, чтобы свою вернуть в нормальное положение. Плечо пульсирует, ниже запястья успело занеметь. Парень смотрит на чужую ладонь, растерявшийся настолько, что даже не спешит отшатнуться. И хоть сейчас Сукуна на его стороне, так просто подставлять ему спину - опасно. Фушигуро эта идея не нравится, но все, о чем думает сейчас, это чужие слова и спрятанный в них смысл, протянутая рука, такая знакомая и такая чужая.

Вот лучшее применение урока Двуликого: вероятно, если бы маг больше отдавался чутью, не попался бы так? Дважды.

Он поворачивается почти полубоком, смотрит нахмурившись, словно от этого чужой замысел понятнее станет. Лицо за плечом даже не скалится, но в глазах черти пляшут и беснуются. Смеются. Сукуна не шутит, протянутая рука и не изменившаяся поза тому доказательство. Хочется сказать, что это так не сработает, но язык присыхает к нёбу: раз Двуликий уверен, значит сработать должно.

Опустив взгляд, чародей видит как чужие пальцы уже приняли нужную форму - половина птицы ждет, когда вторая ее дополнит и завершит.

Мегуми и в голову никогда не приходило ничего подобного. Сукуна провоцирует нарочно, насмехается, но если бы захотел навредить, давно бы это сделал, будь то шикигами или их обладатель. Вероятно, желает усыпить бдительность перед другой выходкой, играется. И пусть.

Нуэ за их спиной распадается теневой кляксой за мгновение до того, как слегка подрагивающая от напряжения и боли рука завершает печать. Это не должно сработать. Шикигами подчиняются воле призывателя, ритуал совершать должен он сам, в него можно добавить лишь наблюдающих соучастников, и не более.

И не более.

Но их руки складываются в фигуру, и тень вскидывается, едва пальцы успевают плотно соприкоснуться: с громким клёкотом Нуэ взмывает вверх, хлопая широкими крыльями. А Мегуми вздрагивает ошарашенно, но вместо того, чтобы отшатнуться от Короля Проклятий, только укрепляет связь, желая вцепиться в мимолетное ощущение легкости энергетического тока. Такого же элементарного, как дыхание, но безумно сложного, если сосредоточиться на этой легкости. Но ритуал совершен, и их руки теперь - всего лишь дополняющие друг друга ладони.

Только сейчас Фушигуро вспоминает, что нужно сделать вдох. Только сейчас понимает, что смотрит не на ладонь, а на Сукуну - изумленно, неверяще, почти восхищенно.

Неужели это действительно может работать так?

- Невероятно, - выдыхает Мегуми почти неслышно и медленно размыкает печать. И смотрит на руку так, словно видит ее впервые. - Ты послужил катализатором и проводником...

И демонстрацией.

Отредактировано Fushiguro Megumi (2022-05-10 10:07:59)

+1


Вы здесь » shakalcross » фандом » tyger tyger, burning bright


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно