эпизод недели: with the snow
пост недели:

Сидеть в четырех стенах — паршиво. Кисе в принципе не любил сидеть на одном месте, ему всегда нужно куда-то двигаться, что-то делать. Сколько всего Рёта перепробовал, прежде чем заняться баскетболом, который наконец-то будто что-то зажег в нем, заставил развиваться, совершенствоваться… Плевать даже, что на самом деле делать все это Кисе заставляло прежде всего стремление превзойти Аомине. По крайней мере, в самом начале. читать далее

shakal

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » фандом » значит, где-то здесь скрывается зверь


значит, где-то здесь скрывается зверь

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

значит, где-то здесь скрывается зверь
diluc ragnvindr ✦ tartaglia
https://i.imgur.com/vaVjv5Z.png


все горит, все кипит, пылает огонь.
я даже знаю, как болит у зверя в груди,
он идет, он хрипит, мне знаком этот крик.


+3

2

Дилюк не думал, что рано или поздно ноги снова принесут его в этот умирающий пейзаж. Еще за день пути до гор, отрезающих Снежную, словно верный защитник, от жителей прочего континента, ветер принес первые снежинки и достаточно холодное утро. Пришлось потратить почти час, чтобы кое как развести костер и согреть негнущиеся замерзшие пальцы кружкой травяного чая. Вернувшись в Мондштадт, Дилюк зарекся снова забираться так далеко, но жизнь бывает упрямой сукой, а его самого вынудили обстоятельства.

Дилюк отпустил Кейю, а город о нем давно забыл. Но выкинуть из головы брата было ой как сложно. Он не смог сделать это четыре года назад и был не уверен, что сможет это сделать сейчас. А еще Дилюк пообещал, что не станет его искать. Он действительно несколько месяцев даже не думал о том, куда направился Кейя и чем решил заниматься, а потом... наверное, его самого просто сорвало. Пришлось поднять старые связи, навести справки. Это все было нужно лишь для того, чтобы увериться в том, что у Кейи все в порядке - так успокаивал себя Дилюк, понимая, что сам же нарушает данное слово. А в один из вечеров в таверне появился один из его «старых знакомых» из Снежной и просто молча передал увесистый пакет с письмами и фото.

Снежная была последним местом, куда Дилюк хотел бы вернуться или попасть снова. И если весь Тейват, кроме Снежной, провалится в Бездну, то Дилюк бы сделал выбор в пользу Бездны. Но сейчас ему выбирать не приходилось — приходилось исключительно врать. Но быть прирожденным лжецом, скрывающим эмоции, Дилюк научился давно. И Аделинда, и Чарльз присмотрят и за винокурней, и за таверной. А сам он, собрав все необходимые вещи отправился в путь. Только где-то на полпути к Снежной у Дилюка сработали тормоза — а что он, собственно собирался сказать или предложить Кейе? Наверное, этот засранец вполне неплохо там устроился. Но лучше бы он подался в инадзумские пираты, чем в Снежную. Дилюк был настроен решительно, готовый тащить брата за его побрякушки до самой границы.

- Это была плохая идея, Дилюк, - Николай залпом осушил свою кружку медовухи и с грохотом поставил на стол.

Дилюк уже успел забыть эти сугробы, метель и холода. Пиро Глаз Бога лежал глубоко на дне походного рюкзака. Использовать его в этих местах Рагнвиндр не решился. Зато пришлось достать из сейфа другой Глаз. Ношение Глаза Порчи вызвало давно забытую сосущую пустоту, словно бы проклятый Глаз пытался выжать из него всю душу. Только вот Глаз явно не знал, что вместо души у Рагнвиндра давно была зияющая дыра, которую уже ничем не заполнишь.

Николай был первым, о ком Дилюк вспомнил, оказавшись в противном и недружелюбном климате. Не так давно Дилюк уже пробирался через эти метели, когда на его хвосте сидела кучка Фатуи. Но они умудрились потерять его на своей собственной территории, а сам Дилюк не решался появляться в больших городах, околачиваясь по окрестным деревенькам, представляясь купцом и торговцем, которого ограбили по дороге в город. Тогда он и познакомился с Николаем, у которого прятался от слежки в погребе несколько дней. Как оказалось, даже среди жителей Снежной были и те, кто недоволен правлением Царицы. Но на этом их пути разошлись, да и не стал бы Дилюк подставлять того, кто так его выручил.

Только вот сегодня он снова оказался на пороге его дома. Николай не удивился, даже не выразил неудовольствие, только шире открыл двери, пуская Рагнвиндра погреться из цепких объятий метели. Медовуху Дилюк пил уже чисто на автомате, помня, что алкоголь для снежийцев почти как ритуал, а отказаться — оскорбить хозяина дома. Тем более, как некогда сказал ему Николай, медовуха была далека от понятия «алкоголь».

- Разве у меня когда-то были хорошие идеи?

Николая Дилюк покинул на рассвете, понимая, чего боялся хозяин дома. Наверное, его давно приметили на границе или в какой-то деревне нашлись языки, что уже сообщили Фатуи о столь известном госте. И уж если раньше Дилюк прятался по деревням, то теперь шел открыто по основному тракту, изредка сворачивая на лесные дороги, чтобы хоть как-то укрываться от метели.

Он провел в Снежной достаточно времени, чтобы выучить не только местные обычаи, но и другие особенности жизни снежийцев, что помогали бы выживать в таких суровых условиях. Так он знал о метках на деревьях для торгашей и купцов, которые указывали на избушки, что назывались «избами лесника». Смысл существования такой избы в глухом лесу - возможность любому путнику переночевать в комфортных условиях, согреться, приготовить пищу, выспаться. Обычно их строили охотники, но ими часто пользовались и путники. Иногда там можно было найти какие-то припасы, но в голодные годы из таких мест тащили все, что плохо лежало. Сейчас такое место интересовало Дилюка только лишь потому, что промерз он в метели до костей и просто уже хотелось погреться и выпить что-то горячее.

Возвращение в Снежную разбудило давно спавшие инстинкты. Раньше все чувства были острее, когда приходилось спать в пол глаза, опасаясь убийц, или сидеть по пояс в болоте, скрываясь от погони. Но от жизни в Мондштадте Дилюк слишком уж размяк. Сейчас же, двигаясь к избе, Дилюк уже затылком чувствовал, что за ним наблюдают. Рагнвиндр даже усмехнулся своей собственной удачливости — не ожидал, что настигнут его настолько быстро. Но вида он никак не подал, сыграв в дурачка, что обрадовался находке в лесу, растопил печь и принялся готовить ужин.

Когда томатное рагу было готово, Дилюк встал из-за стола, широко открывая двери избы, пуская в протопленное помещение метель, но и позволяя пряным ароматам горячей еды вырваться наружу. Руку с Глазом Порчи он предусмотрительно спрятал под плащ.

- Может хватит уже ходить вокруг избы? - крикнул он в метель. - Я не разбойник и не убийца. Я обычный купец, что едет в столицу. Это место — убежище для всех путников. Можешь заходить, я не причиню тебе вреда. И разделю с тобой ужин.

Не дождавшись ответа из темноты, Дилюк закрыл двери, но не накинул засов. Он знал, что ждать ответа ему долго не придется, поэтому. Как ни в чем не бывало, он вернулся за стол и принялся за горячий ужин, заварив себе чай.

+4

3

он чувствует. в холоде непроглядной ночи, за извилистыми ветвями громоздких деревьев. прямо там, в плену снегов и ревущих ветров, скрывается пламя. выделяет тепло, резонирует с вечными льдами здешних земель. сгорит, если подойдет ближе, но делает ещё один шаг. медленно, но без опаски, словно зверь, притаившийся в мертвенно тихой чаще леса. клыками в глотку - вырвет правду. обожжет пасть об бурлящую кровь, но выполнит цель.

не отрывает взгляд, даже если чувствует жар собственной шкурой. алый на белом - идеальное сочетание, что вырывает из глотки хриплое рычание. осторожен, но напорист. сливается со тьмой, что грозяще скалит клычья ветвей перед заблудшим путником. ночь соткала из мрака защиту, приют для сына мертвенно холодных земель. не помогает, потому что слышит ответ.

в нём нет воющего скрежета морозящего ветра, нет лая осклабившегося дикого зверя. только голос, спокойный, но обжигающий, подстать его владельцу. останавливается, чтобы сменить холод клинка в руке на исказившую лицо ухмылку. пламя пробирается под кожу, жжёт вены предвкушением грядущей битвы. знает, ловушка. но импульсы толкают вперёд, прямиком к жерлу чуждого жара. зовёт, пульсируя адреналином в дурной башке.

поддаётся желаниям, делая шаг из беспробудной мглы. вот он, открытый, но готовый к ответному рывку. но за скрипом снега под подошвами грубых ботинок следует лишь тишина. она жадно пожирает шумный выдох, смятение, вырвавшееся наружу вместе с воздухом. что-то здесь не так. правила игры меняются, а вместе с ними и маска на лице тартальи. правила игры не вызнать грубой силой, поэтому в ход идёт улыбка. тёплая, как свет за окнами покосившейся избы. и такая же фальшивая.

не причиню вреда. меняет оттенок, обретает главенствующую суть. под неотрывным взглядом безмолвной луны кажется обманом, но отсутствие клинка у горла говорит об обратном. чайлд буравит взглядом окно, позволяя колючему морозу отсудить былой боевой пыл. следующий шаг требует тщательной подготовки. к сожалению, не боевой, поэтому тянет время. что тут скажешь, всё же с клинком он обращается ловче, чем со своими словами.

дверь открывается с надрывном скрипом, оповещая всю округу о принятом решении. входит неторопливо, запуская вслед за собой и холод зимней ночи. и без того эфемерное ощущение тепла покидает помещение, оставляя после себя лишь фантомный жар бурлящий под кожей у самого непрошеного гостя. готов к атаке, но скрывает напряжение за расслабленной поступью. не дожидаясь разрешения, садится напротив незнакомца, неприкрыто изучая его цепким взглядом.

чужак, знает и без всяких сложных дедуктивных методов. остальное - загадка, увенчанная обжигающе алыми прядями волос. аристократичные черты, тяжелый взгляд из-под длинных ресниц. выглядит хорошо, больше походя на принца, а не разбойника. будет ещё лучше с клинком у глотки - подсказывает сознание. от мыслей не отмахивается, но в руки берёт чужую чашку. не приближает к губам, а пристально следит за реакцией.

- тебе повезло, что нарвался на меня, - врёт с той же притворно-дружелюбной улыбкой на лице. холодный взгляд на этот раз проходится по помещению, оценивая потенциальное поле для боя. маска покоится в потайном кармане дорожного плаща, взывает к решительным действиям. чайлд игнорирует покалывание электрических разрядов на кончиках пальцев, поднося горячую чашку к губам. глоток так и не делает, предусмотрительно избегая позорной вероятности быть отравленным.

легенду придётся сочинять на ходу, поэтому тянет время, выуживая флягу из кармана. чай оказывается на столе, в то время как алкоголь обжигает глотку. цель - не опьянеть, а показать, что напиток внутри емкости не несёт в себе угрозы. разговорить врага с помощью огненной воды - план хуевый, но на данный момент единственный. разве? - учтиво преподносит сознание.

вспороть бледную кожу, окропить кровью спокойствие на чужом лице. шумный выдох, не столь дружелюбный оскал в ответ на яркие картины, что подкидывает сознание. учащенный пульс, чайлд склоняет голову набок глядя одновременно напрямую и сквозь своего собеседника. с клинком у горла будет ещё красивее - определённо.

рукой по волосам, будто убирая не пряди с лица, а наваждение.

- выпьем за знакомство, - следует пауза, с намеком на последующее имя. информация не столь важная на данный момент, но необходимая для будущего рапорта. протягивает флягу парню, наконец-то полностью возвращая контроль над своим телом и мимикой. - без этого крепкая дружба не сложится.

крепкая, до сломанных ребер и кровавых пятен на снегу.

+3

4

Открывая двери в промёрзшую насквозь избу, Дилюк понимал, что не просто начал опасную игру – он принял ее правила. Смерть много раз дышала ему в затылок, а сегодня она попытается войти в двери с этим милым лицом, добродушной улыбкой и рыжими волосами. У смерти бывает много личин, но каждый раз Дилюк находил способы и силы уходить от нее.

Когда-то Дилюк вернулся домой и ему казалось, что вернулся он почти с чистой совестью. На тот момент существовало три части его личности. Тот Дилюк, известного всем в Мондштадте, который, наверное, умер, когда ушел далеко за пределы родной страны. Возвращаться домой и играть эту старую роль было сложнее всего, когда окружающий его мир стал похож на кривое зеркало. Второй Дилюк остался где-то в этих снегах, куда отправился в поисках ответов на вопросы. Возможно, он тоже был мертв из-за своего любопытства. И был еще третий Дилюк, о котором не хотелось вспоминать.

Сейчас, глядя в эти холодные голубые глаза незнакомца, Дилюк понимал, почему не хотел помнить другую свою, более темную суть – суть убийцы, которым стал за пару лет непродолжительных странствии. Легко было оправдывать свою собственную натуру тем, что он «убивал плохих парней», был убийцей убийц. Но теперь, Дилюк понимал, что он и этот странный незнакомец – они хищники. Не просто хищники – монстры в своем собственном мире. И, если кто-то не выйдет из этой избы живым, то, может оно будет к лучшему.

Дилюк знал, что с того самого момента, как он снова переступил границы Снежной, за ним пошлют убийцу. Просто он не ожидал, что его палач будет таким. Если бы не осторожность, которая неприятных холодном щипала затылок, предупреждая об опасности, этот рыжий бродяга усыпил бы его бдительность такой милой улыбкой и врожденной доброжелательностью большинства снежийцев. Но в его глазах был лед и пустота – у Дилюка даже возникло ощущение, что на миг он заглянул прямо в Бездну.

Играть чужую роль Дилюк прекрасно научился. Он год ходил по этим снежным пустыням и видел достаточно сброда. Да и присылали за ним убийц может и ниже сортом, но усыплять бдительность, не теряя осторожности он имел даже у самых лучших воспитанников Арлекина. Он даже сыграл в дурачка, повернувшись к незнакомцу спиной, когда тот закрывал двери и сбивал со своей одежды снег. Это дало возможность припрятать Глаз Порчи подальше в карман и продолжить играть роль радушного хозяина пусть и чужого жилища. В Снейжной были свои нормы гостеприимства и их было легко использовать перед тем, как перерезать противнику глотку.

- Иногда мне кажется, что с каждым днем погода в этой стране становится хуже, но, возможно, это дело привычки, так ведь?

Дилюке проигнорировал это брошенное «повезло нарваться». Им двоим «повезло», как бы саркастически это сейчас не звучало. Охотник шел за жертвой, еще не зная, на что может быть способна жертва. И травить его Дилюк не собирался – даже не сделал вид, что не заметил этого обманного жеста с кружкой чая. Но опытный хищник никогда не показывает своих клыков. Дилюк лишь взял в руки отставленную кружку чая и спокойно сделал из нее глоток, а потом вылил остатки чая в печь, подставив ее для предложенного алкоголя. Он не собирался показывать своей брезгливости к выпивке или отказываться. Ритуалы чтятся в Снежной, а выпивка тоже своего рода традиция и ритуал.

- Метель будет гулять по этим местам еще сутки точно. Не стоит думать, что я собирался тебя отравить, дружище. Не потому что это низко и подло, а потому что у меня нет желания тащить твой труп в такую погоду подальше в лес.

Дилюк давно не пил огненную поэтому поморщился от первого же глотка, вспомнил о перекипающем в горшке рагу. Нужно было что-то съесть, чтобы не опьянеть раньше времени. Алкоголь часто развязывает не только руки, но и язык. Дилюк научился быть в этих местах собутыльником, правда, подзабыл уже как много пьют снежийцы и какую крепость напитков предпочитают. Огненная – это далеко не вино из одуванчиков.

- У вас принято пить за знакомство, - Дилюк снял с огня рагу и поставил его на стол. - Раз уж мы здесь застряли по крайней мере на сутки, может быть представишься?

Рагнвиндр сел за стол напротив, опустив руки. Он не сводил взгляда со своего противника. Иногда ему казалась что его собственное наигранное равнодушие и эти фальшивые улыбки незнакомца в любой момент могут перерасти в драку. Дурак бы не почувствовал, как накалился воздух в этой маленькой избе, как они оба жаждали крови, понимая, что правду - никакие они не заезжие путник, заблудившиеся в метели, а вперед их ведет исключительно смерть.

- Мне раньше приходилось путешествовать по Снежной. Я торговец из Мондштадта. Но в этот раз приехал сюда с пустыми руками, чтобы навестить старых друзей и вернуться домой с хорошим товаром. За знакомство значит, - Дилюк выудил из своего арсенала самую дружелюбную улыбку, возможно, она была похожа сейчас на хищный оскал. Он протянул кружку, желая, чтобы ее наполнили алкоголем снова. – Дилюк Рагнвиндр.

Игра шла по-крупному. И врать, глядя в глаза своему врагу Дилюк не собирался. Да и он жал имени. Сосунки Арлекина слишком уже кичились своим отчеством, которое давал им любимый папочка.  Всех эти «Снежиевичи» приелись Дилюку еще с год назад, когда он отправлял их на тот свет.

+1


Вы здесь » shakalcross » фандом » значит, где-то здесь скрывается зверь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно