эпизод недели: experience
ви пишет: удивительно недурная погода как для найт-сити. удивительно недурное положение вещей. да, было лучше и в общем-то должно было стать ещё лучше, но не сложилось, не срослось. повезло хоть живой остался. как говорится – и на том спасибо и колон прямо до земли. читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » фандом » горит мой дом


горит мой дом

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

горит мой дом
diluckaeya

https://i.imgur.com/oVzNyWQ.png


океан так ядовит


+4

2

"i don't care"
fall out boy


Рано или поздно всему приходит конец.

Ложь похожа на липкую паутину. И чем больше ты в ней барахтаешься, как муха, тем сложнее из нее выбраться. Простил ли Дилюк «брата»? Он и сам-то не знал. Первое время хотелось убить, чтобы заглушить горечь обиды. Но потом... был ли Дилюк уверен, что отец ему тоже не врал? Что знал Крепус о Кейе? Нашел ли он его случайно или же был частью заговора, который в своем путешествии Дилюк так и не смог разгадать? Он шел за ответами, но в результате утонул еще в большем количестве вопросов, вернувшись домой ни с чем.

Злился ли Дилюк на Кейю? Наверное, уже нет. Просто осталось неприятное послевкусие после всего, что произошло, когда самый близкий человек, которого ты знал практически всю жизнь, внезапно оказался кем-то чужим. Кейя сам нес груз предательства на своих плечах. Он мог быть лучшим рыцарем, любимчиком всего города, но придет день, когда Кейе придется выбирать. И тогда Дилюк с удовольствием бы посмотрел бы в глаза «брата», чтобы увидеть там истину. А пока...

Дилюк помнил тот вечер, когда в их доме появился необычный маленький мальчик. С самого утра собирались облака, а Аделинда то и дело подгоняла рабочих по дому, чтобы те закончили с работой как можно быстрее. Вечером будет сильный дождь, так говорили все домашние. Я обещаю, что вернусь назад задолго до непогоды, сказал тогда отец. Но Крепус соврал. И в тот момент, когда разразилась непогода, Дилюк не на шутку испугался. В их местах давно не было такого урагана, как будто бы на них были готовы обрушится небеса. Отец вернулся, промокший до нитки, когда от нависших свинцовых туч почернело так, что не было видно даже дороги. А за спиной у отца, кутаясь в его сюртуке, стоял испуганный мальчик.

Он теперь будет с нами жить, Дилюк. Я надеюсь, что ты отнесёшься к нему, как к брату.

Первое время было очень сложно делить любовь и внимание отца с каким-то найденышем, который так был не похож на жителей их земель. Тихий и забитый в первые дни, Кейя потом словно раскрылся, явив свой характер, который практически стал балансом и продолжением самого Дилюка. Прошло не так много времени, чтобы «брат» занял особое место в его сердце. И произошло это не потому, что об этом просил отец.

Сегодня тоже была непогода, словно бы дождь немилостиво хлестал Мондштадт в дни, когда все узнали, что лучший из рыцарей в одночасье стал врагом города. Дилюк был на винокурне. Он не страшился смотреть горожанам в глаза и не собирался скрывать того, что знал о своем названном брате. Вопрос был в том, посмеют ли горожане, рыцари да и сама Джинн в лицо задать ему неловкие вопросы.

- Ты должно быть безумец, раз решил появиться здесь, - спокойно обронил Дилюк, когда глубоко за полночь в двери постучали.

Прислуга давно спала, в отличие от хозяина винокурни, который забивал собственную бессонницу кучей бумажных отчетов. Кейя стоял на пороге его дома. В нем сейчас не было прежнего лоска, бравады лучшего капитана кавалерии. Даже мех на его сюртуке обвис неприятными сосульками от проливного дождя. Кейя улыбался в своей манере, но Дилюк видел темные круги, что залегли под глазами брата.

Дилюк знал, что Джинн, учитывая старые заслуги Кейи, разрешила тому убраться из города. И любой бы разумный человек был бы где-нибудь на границе Ли Юэ или шел на север в Снежную, ну уж точно не ошивался рядом со столицей. Сказать бы, что Кейя завернул, чтобы забрать какие-то вещи, но в доме практически ничего не осталось, что принадлежало бы ему. Дилюк помнил, что четыре года назад собственноручно многое вышвырнул из окна. Потом Аделинда все собрала и убрала в кладовую, позднее сообщив, что Кейя забрал свои вещи и убрался жить в город. Но Дилюк знал, что горничная много чего не договаривала и держала комнату Кейи на замке, периодически наводя там порядок. Дилюк же предпочитал делать вид, что ему все равно на причуды Аделинды.

- Я могу дать тебе вещи и немного моры, - произнес Дилюк, вернувшись с кухни и швырнул брату несколько полотенец. - И это не потому что я тебе сочувствую. Этого хотел бы отец. Он бы не простил меня, если бы я тебе не помог. Вытрись. Этот ковер, на котором ты оставил лужу, стоит как три твоих бывших жалования в ордене.

+3

3

уходить просто. оставлять позади — самая тяжелая часть. когда каждую ночь засыпаешь с мыслью — вот она, последняя — нужно начинать свыкаться и отпускать. посмотри в глаза своим страхам и отринь их. чертовы гении, как он до этого не догадался? повторит себе, глядя в зеркало. не верит, слабо. купились бы остальные? когда тревога уродливой горгульей нависает над его кроватью, альберих знает: отсечет до конца.
[indent]
это всегда невовремя. застигает врасплох. судьба, эта безумная стерва, знает, когда ударить по-настоящему больно. оно давно ждет за горизонтом, было всегда рядом — кошмарами во сне, переглядками на улице — и наконец оно здесь. альберих сделает глубокий вздох и смирится с условиями игры: значит пора.
[indent]
на столе джинн письмо. неровным почерком по пожухлой бумаге признание. она уже все знает, она ведь умная девочка. благородное большое сердце, не сразу поверит. ее щедрый жест спасет ему жизнь. временно, но когда орден выйдет на охоту, он будет уже далеко. в этом вся рыцарь одуванчик.
[indent]
дорога до винокурни в дождь — сплошь грязь и лужи. он помнит это ощущение: ноги идут сами по себе, свинцовые и заледенелые от проливного дождя. за руку упрямо тащат вперед, только успевай. волосы, мокрые и слипшиеся, лезут в глаза, и поди что различишь, слышен лишь хриплый голос старшего альбериха. сейчас ботинки хлюпают в глине, утягивая кэйю куда-то вглубь. он шагает упрямо, не глядя по сторонам. сжигать мосты, чтобы ничего не держало более — его хорошо научил отец.
[indent]
крепус бы не одобрил. душа на распашку, он напомнил бы, что держаться всегда нужно вместе. наверное, поэтому кэйя стоит теперь у дверей винокурни. он берет стальную холодную ручку и глухо стучит. лучше бы ему не открывали. это было бы правильно.
[indent]
не жалеет себя, лишь рассуждает. кэйя уверен: предателей нужно предавать анафеме. 
выжигать мысли об измене с особой жестокостью. одна осечка, одно попустительство, и ничего не останется. альберих знает, чего это стоит. в этом они с дилюком похожи.
[indent]
дилюк. сначала равняться на него — это что-то из мира обыденного и спокойного. когда тебя не тревожит постоянная гложущая совесть, когда у тебя еще есть все время мира, когда можно еще вздохнуть полной грудью. уже позже это открытая рана, которая никак не заживет. они не разговаривали слишком долго, чтобы альберих знал, чего ожидать за этими дверями сейчас.
[indent]
здесь все начиналось. здесь все может и закончиться. у кэйи в ножнах меч. любезный подарок с гравировкой капитану кавалерии. он продаст его у первого торговца. а пока старый друг последний раз подсобит.
[indent]
ожидание убивает. пальцы подле рукояти. открытая дверь, и вместо поджатых губ немного наглая, но всё-таки вымученная улыбка. он простирает руки к брату, нелепо касаясь чужих плеч наподобие объятий. нет? какая неожиданность. никогда такого не было, и вот опять. поищем плюсы: клинка у шеи нет, и на том покончим.
[indent]
— знаешь, я неплохо зарабатывал в ордене. хватало, — он задумчиво заключает, прислоняясь к полотенцу лицом. вдохнуть и почти поддаться воспоминаниям. хорошая попытка, кэйя, но не сейчас.
[indent]
приглашает себя сам. сбросить вещи перед дверью, подойти ближе к уже догорающему камину. кажется, то же самое сделал он, когда оказался впервые на винокурне. что дальше? у альбериха не было особо времени, чтобы продумать гениальный план. его промах.
[indent]
— я зашел попрощаться. неужели не будешь скучать по своему младшему братишке? по глазам вижу, будешь, — он нервно смеется, потирая руки.
[indent]
уходить просто. оставлять позади — самая тяжелая часть. сможет ли он обрубить все раз и навсегда?
[indent]
придется.
[indent]
nano 3000 - running away

+3

4

The Last Of The Real Ones
Fall Out Boy

- А сам-то ты скучал, когда я ушел?

Дилюк точно знал, что если уходить раз и навсегда, нужно рвать со всем своим прошлым. Стоит сиюминутно зацепиться за что-то эмоциями, привязанностями, слабостями — и сложно будет уже сделать трезвый выбор. Когда-то Дилюк считал, что он и Кейя на пороге этой же винокурни с кровью и сияющими Глазами Бога сказали друг другу последнее «прощай», поэтому тогда он сам уходил  из дома без капли сожаления, неся за собой, как шлейф от плаща, груз боли и обид. Уходить тогда было проще. И сложно было вернуться назад. Одна из причин его возвращения была не только в том, что его поиски зашли в тупик и вели обратно на родину. Виной всему были привязанности. Дилюк понял, что ему нужно было время, чтобы остыть и найти в себе силы смириться или простить. Ну и жить дальше — это было важным фактом.

Вернувшись домой, он сжег все мосты к прошлому, когда продал имущество отца и решил начать жизнь с чистого листа. Но на этом листе темным пятном был названный брат. И Дилюк на самом деле не знал, простил он Кейю или просто смирился с тем, что рано или поздно эта драма найдет свой несчастливый финал. Разрываться между привязанностью и собственной гордостью было ох как сложно, но в какой-то момент, когда Кейя буквально поселился в таверне, то и дело пытаясь вызвать его на глупые разговоры ни о чем, Дилюк понял, что между ними давно наступил своеобразный мир, который их двоих устраивал. Возможно, если бы не случилось всех этих событий последних дней, мелкими шажками они бы продвинулись дальше.

Кейя сейчас напоминал бездомного кота, которого в непогоду пустили на порог погреться, а он, испачкав ковер, по-хозяйски устроился у камина. Дилюк вздохнув, посмотрел на разбросанные мокрые вещи, но ничего не сказал. Ничего не скажет утром и Аделинда — она все прекрасно поймет. И выгонять брата Дилюк не собирался — тот сам должен понять, что ему надо идти дальше, если не хочет лишиться головы. Мондштадт проявил к нему просто королевскую снисходительность. А что он мог сам сделать? Спрятать Кейю от Ордо Фавониус? Закрыть на винокурне? Уж если Кейя был похож сейчас на кота, то Дилюк явно был совой. Безжалостный хищник, тихий и смертоносный, охраняющий свою территорию. Даже если бы он решился спрятать брата, Ордо Фавониус прошли бы на территорию винокурни только через его труп. Но Кейя не останется. И не только потому, что он не тот человек, которого можно сдержать в четырех стенах. Дилюк понимал, что сам сойдет с ума в одном помещении.

- И тебе хватит твоего заработка, бывший капитан? Я не думаю, что ты откладывал хотя бы часть на "черный день", который уже наступил в твоей жизни. Появился на пороге даже без минимума вещей для путешествия... - Дилюк, рассудив, что от чая брат откажется, поэтому подошел к одному из шкафов, где держал вино для гостей. - Тебе придется уехать далеко, Кейя. Не отказывайся от того, что я тебе предлагаю.

Своими руками предлагает Кейе вино. Если бы его видели все те, кто считал, что Дилюк борется с пагубными привычками «брата»! Но под таким дождем можно легко заболеть, что не самый лучший исход купания под ливнем, когда тебе бежать до ближайшей границы.

- И куда ты направляешься? - Дилюк сел рядом, протянув брату бутылку вина и бокал. - Хотя, нет, не говори. Я не хочу этого знать.

Снова его жизнь перечеркивается жирной чертой, разделяя «до» и «после». Нет, он хотел знать, как поступит и как будет дальше жить Кейя — отправится в путешествие, в Бездну или просто станет каким-нибудь наемников у тех же торгашей Снежной. Знать, где находится Кейя, значит то и дело думать об этом месте, сдерживаясь, чтобы рано или поздно не сорваться с насиженного места. Дилюк дал себе слова, что будет здесь, в Мондштадте, а значит, лишнего ему действительно знать не надо.

- Ты зря решился на такую сентиментальную глупость, - обронил Дилюк. - Прощаясь, уходить намного тяжелее.

+2

5

он впервые откажется от вина. сохранить трезвую голову сейчас важнее. отказывается, усмехаясь. дилюк знает, как можно его приободрить. его забота - неуловимая для глаза - особенная. не скажет в лицо, зато покажет делом. кэйе это нравится и не нравится. но к этому он уже привык. он склоняется к брату, упирается лбом в чужое плечо и закрывает глаза.
[indent]
с дилюком сложно. полные противоположности. их всегда стремятся разлучить. как только возвращаешься на исходную точку, когда воссоздается это эфемерное перемирие, в котором тебя не пытаются сжечь дотла и ты уже думаешь: "ну, все, отсюда дальше только лучше". тогда все и рушится. выбивают воздух из груди, поди разогнись, продышись. времени не осталось. его никогда и не было. все могло было быть по-другому, но звезды считают иначе. кэйе придется с ними согласиться. дилюк не заслуживает такого.
[indent]
альберих тихо вздыхает.
[indent]
бутылка вина, оставшаяся на столе, смотрит на него издевательски. не сегодня. не скрыться от самого себя, не забыть на вечер о том, кто ты, твою мать, на самом деле есть. контроль над ситуацией. кэйя был уверен, что полностью владеет им. а теперь здесь, на последней остановке в мондштадте, на пути к чему-то такому еще далекому и необозримому, он сдается.
[indent]
- спасибо, дилюк.
[indent]
альберих поднимается со стула, потому что не может находиться на одном месте. тревога, еще настигавшая его в казармах, теперь добралась и улетучила всю уверенность, сдула пыль со всех страхов, запершихся где-то там. ящик пандоры открылся, попробуй его теперь захлопнуть. вот он, маленький мальчик, который должен что-то делать. куда-то идти, прятаться, бежать.
[indent]
его походная сумка - пара вещей да еда - осталась на полу. альберих рассматривает ее. еще чистая, лишь пара пятен грязи от похода до винокурни. вся жизнь уместилась здесь. он снова подходит к брату за спину - прекрати ходить, как полоумный - кладет руки ему на плечи и нервно усмехается.
[indent]
- но я не мог не попрощаться с моим братишкой.
[indent]
это уже давно не его дом и таковым не станет. чужие стены, пусть в них кэйя знает все щели и неровности, напоминают, что пора идти. и единственное, что останавливает, это чертова привязанность. ему важно знать. спустя пару недель после шумихи горожане найдут новую тему для обсасывания, рыцари ордена будут искать нового преступника. все станет снова по-прежнему, и только дилюк останется снова один в своей огромной винокурне, окруженный десятками прислуг и работников, застынет, словно оледеневший.
[indent]
- я могу задать тебе вопрос?
[indent]
ему не впервой, но это и к лучшему. уметь отпускать - хотя бы пытаться убеждать себя в этом - это навык сложнее, чем отточенный выпад меча. сжать плечи дилюка. замри и останься на месте. не ходи, не ищи, ни к чему это. будь рядом с теми, кто тебе дорог, когда настанет нужный момент. лучше бы его не было вообще. но судьба ведет кэйю по другому пути, и он ее покорный слуга, слепо следующий по тропе, уготовленной звездами.
[indent]
доживи до этого момента. гордись им.
[indent]
- мы останемся братьями после этого, дилюк?
[indent]
он мог бы сказать столько всего рагнвиндру, но часы тикают слишком громко. времени почти не осталось.

+4

6

Дилюк не любил, когда кто-то нарушал его «личные» границы. Это не касалось моментов детства, когда было весело кутаться в одно одеяло возле камина, слушая истории отца о подвигах рыцарей Ордо Фавониус. Для Кейи же всегда не существовало этого понятия - «личное пространство», потому что в отличие от брата, он был человеком эмоций и тактильных ощущений. Но сейчас, когда голова Кейи покоилась на плече, Дилюк не испытывал дискомфорта.

Кейя любил алкоголь, находил в нем что-то такое, что, видимо, Дилюку не дано было понять. Дилюк был дельцом - он знал, как смешивать сорта винограда и получать лучшие вкусы вина. А Кейя был превосходным дегустатором, как называл его когда-то отец, считавший, что оставит свой бизнес в надежных руках. Кейя знал меру в том, что пил и на самом деле пьяным он бывал редко. Зато умело играл свою роль пьяного. Сколько раз его, придерживая, приходилось вести домой, а Кейя, будто бы на зло, замедлял шаг, вис на его плечах, нес какой-то бессвязный бред и даже пытался поцеловать. Но Кейя тогда был его брат, поэтому Дилюк закрывал глаза на все его выходки. И вот сейчас одного из его любимых вин сиротливо стояло на столе.

- Нет нужды идти сейчас в дождь, тихо обронил Дилюк. - Рыцари Ордена слишком ленивы, чтобы гнаться за тобой в дождь. Хотя, зная Джинн, она не будет организовывать за тобой погони. Ты сделал слишком много для этого города. Ты можешь переждать непогоду, а потом отправиться в путь.

Дилюк был скуп на эмоции, вернее, казалось, что они так давно утонули в его собственной тьме, покрылись панцирем из расплавленной огнем магмы. Дилюк не любил делиться ими, охраняя свое душевное равновесие. Он видел многое за четыре года, пробовал жизнь на вкус — лгал, играл чужие роли, предавал и убивал, никогда не показывая свое истинное «я». Настоящим его знали только Кейя и отец. Но тот другой Дилюк остался в очень далеком прошлом.

Сейчас, когда Кейя наконец оторвался от его плеча и принялся собирать свои скудные пожитки, Дилюк не знал, что сказать. Конечно, Кейя не взял с собой в дорогу ничего. Но разве он не сам также уходил из дома несколько лет назад, имея при себе кошелек и свой собственный меч? Дилюк не знал, что сказать и как реагировать. Он не отпустит Кейю с пустыми руками и не только потому, что «так хотел отец». Дилюк сам соберет нужные вещи, возможно даже напишет несколько писем — не важно, куда собрался ехать его брат - у него самого остались знакомые даже в распроклятой Снежной. И даст моры столько, сколько надо. Но все это было материальным, пустым и бессмысленным. Кейя уходил, а Дилюк впервые с ужасом осознал, что не успел так много сказать брату. И даже этих жалких пары часов, что может дать им проливной дождь, не хватит, чтобы поделиться всем.

Пока Дилюк размышлял о происходящем, Кейя уже оказался за его спиной. Знакомого холодка по позвоночнику не было, потому что угрозой его Дилюк никогда не считал. Просто брат всего умело вылезал в его личное пространство.

Просто внезапно. Просто тепло.

Дилюк думал. Впервые он не находил никакого выхода из ситуации, но опять он терял то, что так сиротливо и по крупицам собирал, как будто вся их семья была действительно кем-то проклята. Но происхождение Кейи привело к этому опасному и логичному исходу.

Дилюк неторопливо убрал с плеч руки брата, встал и обошел несчастный диван, который разделял их, как ненужное препятствие. Эмоции даются тяжело после того, как жизнь заставила душу закостенеть. Дилюк не любил, когда нарушалось его личное пространство, но сейчас ему самому хотелось сделать это. Дилюк обнял брата, уткнувшись лбов в его лоб — так близко, что даже чувствовалось дыхание. Он смотрел в единственный глаз Кейи, не желая больше скрывать своих собственных эмоций. Да и от кого их теперь было скрывать? Они итак достаточно поиграли обиды на публику, чтобы о них судачил весь город.

- Я когда-то много тебе наговорил в порыве боли и обид. Но ты никогда не переставал быть мои братом. Семья — это сложно. А ты для меня больше, чем семья, Кейя.

Можно и себе позволить минутные слабости. Дилюк крепче обнял Кейю, понимая, что, возможно, они больше никогда не увидятся. А если сложиться так судьба и архонты будут благосклонны, он бы хотел увидеть Кейю не своим врагом. Дилюк обнимал до боли, уткнувшись носом в шею, словно пытаясь сохранить этот запах дождя и инея, что сейчас смешались на коже брата — единственное воспоминание, что останется с ним теперь на долгое время в вынужденном одиночестве.

- Я мог бы проводить тебя до границ, если пожелаешь.

+5

7

у него есть план. добраться до северной границы, пожать руку дьяволу и уйти с караваном подальше. туда, где уже нет этого ложного ветра свободы, только обжигающий морозом холод, который вытрезвит его больную голову. напомнит, что пора двигаться вперед. а дальше только держи руку на пульсе да не щурься - коли почувствуешь нож у шеи, вгрызайся в руку, занесшую его.
[indent]
у него был план. все связи на корню обрубить, чтобы не оборачиваться назад. но и этого достаточно. это было бы несправедливо по отношению к его семье. видимо, ему стоит все же чему-то поучиться у его новых друзей. и теперь хорошо бы прикусить язык, чтобы дилюк не слышал, даже не задумался. он уже видит этот взгляд. лучше, чтобы он не знал. лучше, чтобы они остались братьями. когда рагнвиндр узнает, кэйя будет уже далеко.
[indent]
а пока он похлопает брата по спине, прижимаясь ближе. понимающий кивок. в их семье, вернее, том, что от нее осталось, выражение эмоций, видимо, было сродни табу. сегодня - исключение. сегодня вообще особенный день. кэйя печально усмехается, заглядывая в чужие глаза, и уже с привычным выражением лица подмигивает брату. ну-ну, пора бы себя и в руки взять. как геркулес, задушивший змея, альберих душит свою тревогу. больше не нужно. не про него сейчас.
[indent]
- ты справишься. не забывай выходить на улицу, ладно?
[indent]
затворничать ему не впервой. поставив засовы на все двери, он останется здесь среди тысяч бессмысленных бумажек. только не дать себе задуматься. альберих на это тихо смеется. он слишком хорошо знает своего брата. недовольный взгляд и раздражение в воздухе - очередные компаньоны, уже не отстающие от него. могло бы быть иначе, но ошибка уже поросла травой и въелась в привычную жизнь. просто небольшой рубец, подумаешь.
[indent]
- проводи меня. правда, - он делает паузу, - не до границы. будет действительно лучше, если ты не узнаешь, куда я иду.
[indent]
иначе драки не избежать. кэйя подбирает свою дорожную сумку и выглядывает за окно. дождь не успокаивается, но в голове бесконечно повторяется одно: "иди". подвергать опасности того, кто сделал для тебя слишком много, было бы эгоистично. постучать по подоконнику пальцами. это не закончится никогда.
[indent]
дождь преследует его. проливной ливень, словно заметает следы там, где он идет. никто не видел, как они с отцом добрались до винокурни. никто не увидит, как сегодня с нее уйдет альберих. есть в этом что-то символичным. кэйя привык на них и ориентироваться. пора.
[indent]
- не передумал? скоро идти.
[indent]
в придорожной таверне колдунья пообещает ему узнать его будущее. пятак на стол, и выложить карты. почерневшие от времени, поди разгляди, что там. а она, прозревшая и великолепная, шепнет, что судьба приготовила. что увидятся они скоро. и это будет единственным, что выловит альберих из ее бессвязного бреда. самым главным.
[indent]
у него будет план.

+4

8

Уже ничего не изменить, даже если обрушить всю ярость на этот безумный мир, даже если броситься в отчаянную авантюру и пойти против системы. Дилюк просто знал, что уже ничего не сможет сделать – просто смириться и жить дальше, закрывшись ото всех. Мондштадт – родной город, чей покой он будет и дальше беречь, как обещал себе и покойному отцу, даже если город будет считать его методы неправильными. На остальное Дилюку было плевать, особенно на его жителей и их мнение.

Одна из причин продажи дома – он просто не мог больше жить в городе, все чаще и чаще забираясь в тихий Спрингвейл и близкую сердцу винокурню, где не было никаких левых людей, что тревожили его покой. И только Аделинда могла хранить все секреты, боль и скелеты в шкафу – а большего Дилюку и не надо было. Иногда, когда приходилось вот так сидеть в тишине, закрадывалась мысль, что он так и состарится в этих четырех стенах, изредка выбираясь ночами в город, чтобы охранять его покой, пока разжиревшие от безделья рыцари напивались в таверне.

Сейчас город забирал у него последнее, что действительно было дорого. И пусть к Кейе было много претензий, обид и вопросов, Дилюк помнил, что семья – это сложно. А они ведь никогда не были образцовой семьей, то и дело притягивая к себе проблемы и смерть.

- Конечно не до границы, - обронил он. – А то вдруг рыцари возьмут меня в плен и будут под пытками выяснять, куда отправился мой опальный братец.

Дилюк нехотя разжал объятия. Ему надо было сохранять лицо, потому что Кейя был склонен совершать безрассудные поступки. Дождь не прекратится и, скорее всего, будет лить и завтра весь день, а значит Кейя все равно уйдет даже в такую непогоду. Дилюк молча кивнул и исчез за дверьми. Он обещал помочь и слово свое сдержит. Дилюк знал, какие секреты хранит Аделинда за закрытой дверью, поэтому вошел в старую комнату Кейи. Там не было вековой пыли, а вещи горничная с педантичностью перестирывала, поэтому Дилюк без труда нашел кое-что из старых вещей Кейи и бросил их в походный рюкзак. Туда же на дно он отправил увесистый кошелёк с морой. Как бы Кейя не кичился своей зарплатой в Ордене, из своего путешествия Дилюк усвоил одно и самое важное – моры всегда не хватает, особенно, когда ты в бегах или скрываешь свою личность.

Уже в полумраке своей комнаты Дилюк написал несколько быстрых писем и запечатал их по конвертам, на каждом указав адрес. Были в Ли Юэ и Сумеру люди, которые все еще ходили должниками перед Дилюком. И уж если Кейя отправится куда-то туда, то можно вполне с них стребовать старые долги.

- В рюкзаке вещи, мора и несколько писем, если вдруг надумаешь отправиться в Ли Юэ или Сумеру. Тебе помогут устроиться мои знакомые.

Все это было как-то криво, странно и неправильно. Дилюк помнил, как сам бежал из дома, сломя голову, не желая оглядываться назад. Тогда его провожали только горечь и боль. А сейчас он сам ведет брата прочь из своей жизни. Дилюк спрятал волосы под капюшоном походного плаща. Даже если в такую непогоду кто-то из рыцарей соизволит появиться на дорожном тракте, не стоит им знать, в чьей компании бывший офицер Ордо Фавониус бежит до границы. Дилюк  пройдет с Кейей столько, сколько тот пожелает, а потом вернётся назад в пустой дом и будет жить дальше. Потому что такую жизнь отмерила им судьба, потому что так будет правильно. И раз обещал – он не станет искать Кейю и заткнет все лживые языки, что будут его обсуждать. Кейя выживет, справится – его брат умел делать это профессионально. Кейя не сломается, не прогнётся под обстоятельства – отец их двоих вырастил достаточно сильными.

- Идем? – спросил Дилюк, отводя взгляд, словно бы огонь камина его сейчас интересовал больше всего. – Я пройду с тобой столько, сколько ты сам посчитаешь нужным. Так я не узнаю, куда ты отправился.

+2


Вы здесь » shakalcross » фандом » горит мой дом


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно