филиппа пишет: Наверное, она взяла на себя слишком много. Упивалась своим влиянием на короля, пользовалась властью, что у неё была над мальчишкой, коим когда-то был Радовид — мальчишка, правда, оказался слишком силен духом, не поддался её влиянию, а взращивал, посаженные Филиппой собственноручно, в себе ростки ненависти к подобным ей. Наверное, еще тогда кому-то стоило осадить её — Филиппа в те годы и не понимала, как сильно тогда ей не хватало твердой руки Тиссаи, способной одним лишь взглядом повлиять на Эйльхарт, осадить её, и кто знает, будь де Врие тогда рядом, сложилось бы что-то иначе? читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » альтернатива » Фальшивка


Фальшивка

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/329/687344.jpg

Фальшивка
Изая х Шизуо

Странные вещи происходят в Икебукуро и за его пределами, но замечают это отнюдь не все. Замечают это отнюдь не те, кому следует сталкиваться нос к носу на одном пути.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/329/593197.jpg[/icon][nick]Orihara Izaya[/nick][sign][/sign][info]durarara!![/info][status]люблю людей[/status][desc]<a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ" class="link3";>Орихара Изая</a><div class="profile1">Если уж не можешь быть – притворись. Притворись так, чтобы все тебе поверили. Чтобы сам поверил. И не слушай этих грёбаных моралистов, рассусоливающих про этику и нравственность. Когда нужно выжить – любые методы хороши. Подумай, чего будут стоить все их законы, условности и запреты, если тебя уже не будет в живых? Правильно: ничего. Так на кой чёрт они вообще нужны? Ну а если совсем плохо – смейся. И мир тебе поверит.</div>[/desc]

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/329/567076.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/329/248895.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/329/750851.png
в порядок привела Кугисаки

+1

2

Он знал его прекрасно. Словно он давно стал ему чуть ли не членом семьи, ведь с ним он виделся даже чаще, чем с родным братом. Знал его расписание, что он любил выпить, какие женщины ему нравились и повторный показ какого фильма он никогда не пропустит. Ему даже было известно название его одеколона и размер обуви. Иногда казалось, что даже Том не знал себя так хорошо, как знал он. Знакомые ещё со школы, уже во взрослой жизни они стали отличными товарищами и... друзьями. Не сказать, что у него мало друзей, – будем честны, да, мало, – но именно Том возглавлял его личный Топ-3, – первые три среди троих его друзей, ага. С ним он проводил большую часть своего не только рабочего, но и свободного времени. Ему мог доверить многое. Если где-то ходил Том, то каждый дурак знал – где-то рядом Шизуо.

И он знал его прекрасно. От любимых дурацких носков с сурикатами, – которые он стыдливо сменял на строгие черные в сортире какого-нибудь бара, когда понимал, что сегодня у него будет приятный вечер с прекрасной дамой, – до того факта, что он никогда не пьет кофе с молоком, – ведь у Тома непереносимость лактозы, Том вечно смотрит на него волком, когда Шизуо тянется за очередным молочным коктейлем на полке магазина. У Танаки прекрасная память, когда дело касается работы, и он никогда не записывает планы в записной книжке: хвастается с ухмылкой, что всё помнит, что всё у него вот тут, и стучит указательным пальцем по виску, слегка задевая дужку очков.

Может поэтому он в удивлении взирает на старого друга и работодателя, когда тот облегченно вздыхает, сообщая на изогнутую темную бровь, что пока у них есть окно. Ведь окна у них не было: эту встречу Том планировал ещё месяц назад, т.к. "клиента" не было в городе. Он выслеживал его неделю и очень зло потирал ладони, рассказывая о том, как они перехватят мужика прямо в коридоре его дома, возле квартиры, в назначенный день икс. Шизуо напоминает. И изумляется ещё сильнее, когда Том извиняется и поддакивает, а не смеется глупо и громко, заявляя, что просто его проверял. Танака часто его проверял. Часто, но не сегодня. И это было странно. Так же странно, как и то, что он в обед перехватил из рук телохранителя коробочку с клубничным коктейлем и, отпив, довольно улыбнулся. Потом, конечно, провел остаток обеда в толчке, но сам поступок был глупым и импульсивным. В их тандеме импульсивным мог быть только Шизуо. Что-то было совсем не так. Блондин беспардонно склоняется, когда они остаются одни, и задирает под восклицания чужую штанину. Его встречает лишь тьма черной материи, а не растянутые глупые глаза торчащего из края туфель суриката.

Шизуо прекрасно знал Тому. Он был ему почти как родной. Шизуо был с Томой чуть ли не каждый свой день, был он с ним и вчера. До поры до времени. Закончив с рутинной работой к 3 часам дня, Танака сообщил, что у него великие планы, и сообщил он это в кафе, возле двери в туалет, вытаскивая из портфеля целлофановый пакетик, в котором лежали сложенные свеженькие черные носки. Телохранитель прекрасно знал, что вскоре в этом пакетике окажутся носки с глупыми сурикатами, те самые "носки удачи", которые их хозяин любил столь трепетно, что имел прозапас ещё пар шесть таких. Хейваджима не любил наблюдать за тем, как его друг подкатывает к очередной дамочке за стойкой, рассказывает заученные фразы и вот это вот всё. Да и не солидно это – держать рядом вышибалу, когда знакомишься с дамами. По крайней мере, именно так ему говорил Том, а парень и рад был этому поверить. Его не интересовала интимная жизнь работодателя, пока он сам не побежит ныться на какую-нибудь красотку, которая покинула его постель, но не его сердце. В общем, у Шизуо было два варианта, где старый друг мог коротать остаток дня: бар или ресторан. Первое, в случае простого поиска, второе – если особа на вечер уже была предопределена.

Кажется, про последнюю особу Танака говорил какие-то странности. Мол, при следующей их встрече она не могла его вспомнить, – прошла-то всего пара недель, – хотя они обменивались номерами, провели несколько удачных свиданий и даже делали общее фото, – ох уж это милое "даже". Тут было сложно, ведь друг мог бросить мысли о ней и уйти в бар на поиски приключений, а мог и дать ей ещё один шанс, пускай и жаловался, что она разбила ему сердце своей "игрой в незнакомцев". У Тома было чуткое сердце и почти к каждой новой особе он привязывался слишком сильно, но никогда не строил пустых надежд и на "нет" тут же переключался. Шизуо даже уважал этот его подход. Он сам никогда не имел дел со стольким количеством дам, – никогда и не думал даже, не столько из-за отвращения или отсутствия симпатии, сколько из-за собственных тараканов в голове, – хотя и прожженным девственником его не назвать, а потому и не мог сказать, как сам бы поступил, если бы на его чистую и глубокую любовь ответили грубым отказом, той самой "игрой в незнакомцев". Скорее всего разозлился бы. Как и обычно, сам не контролируя себя, швырнул бы куда-нибудь в сторону очередной несчастный автомат с напитками и, попрощавшись, свалил бы, портя мощными ударами ног дорожный асфальт. Да, как у Тома бы у него не получилось: мрачно кивнуть, опустить голову провинившимся щенком и плавно развернуться, пряча руки в карманы брюк. Ладно, что-то он совсем задумался.

Хейваджима отпрянул от какого-то старенького забора и потушил сигарету о бледный кирпичик, оставляя на нем след-точку. Осторожно убрал окурок в специальную для этого пачку, которую уже давно выкурил и теперь носит с собой именно для окурков, чтобы не бросать где попало и не искать по сто лет мусорники. На улице темень, переулок из этого мрака выхватывает слабым светом покореженный фонарь – единственный на всю длину уличного коридора меж высоких зданий. Неподалеку отсюда был любимый клубешник Томы, совсем рядом, а подальше, в почти часе ходьбы – шикарный ресторан, который он посещал только с девушками, и никогда – с клиентами, ибо нечего впутывать работу к отношениям, сдалось оно ему. Несмотря на мрак, Шизуо не снимает свои очки, от чего все тона вокруг ещё более приглушенные. Он хочет ещё немного отдохнуть и разобраться с мыслями, но почему-то так дико чешется шея. Не от волнения, нет. Это как предчувствие. Словно сейчас произойдет что-то очень плохое, чего он бы совсем не хотел. Он озлобленно скоблит ногтями затылок, резко двигаясь к низу шеи, к слегка выпирающей косточке. Хотелось бы верить, что сегодня его предчувствие просто играет с ним злую шутку. И что шаги, которые он уловил, принадлежат просто какому-то прохожему. Ну пожалуйста, вселенная. Ну хоть один разок.
Он знал его прекрасно.

[nick]Heiwajima Shizuo[/nick][status]ненавижу насилие[/status][sign] [/sign][info]durarara!![/info][desc]<a href="ссылка на анкету" class="link3">хейваджима шизуо;</a> я все крепче сжимаю пальцами бортик раковины и смотрю в своё отражение в зеркале со злостью, яростью. и когда осколки уже впиваются мне в ладони снова и снова повторяю себе одну единственную истину – я и есть насилие[/desc][icon]https://i.ibb.co/zXMWmSs/01.png[/icon]

Подпись автора

Я тот человек, что пишет пояснения ко всем своим "онигири-словам", дада

+1

3

Изая любит людей и любит за ними присматривать - это хобби и работа, завязанная на нем. Есть мнение, что совмещать их ни в коем случае нельзя, если не хочешь выгореть однажды. Враки. Когда любишь свое хобби, то работа становится только в радость, хочется посвящать этому все свое время, и вот здесь всплывает самый главный плюс такого расклада: тебе не нужно будет мучиться с проблемой распределения времени, чтобы хватило на все, если все будет одним.

Изая любит людей. И любит свою работу. Он их просто обожает.

Он наблюдает всегда и за всеми, и информация бежит к нему в руки по маленьким паутинкам, опутавшим весь город. Если что-то начинает идти не так, Орихара вскоре об этом узнает, стремглав бросаясь на новость, словно на добычу. Ему всегда нужно быть начеку, поэтому когда что-то необычное происходит совсем рядом, Изая попросту не может не заметить.

Это начинается с того, что Намиэ приносит ему сладкий кофе. Он никогда такой не пьет, а Ягири ни разу не ошибалась с приготовлением напитка. Никогда до того дня. Реакция на замечание тоже оказалась нетипичной, а на вопрос, все ли в порядке, девушка просто ответила, что нехорошо себя чувствует. Не то чтобы Изая о ней пекся. Но ему важно, чтобы человек, постоянно маячащий поблизости, не вызывал сомнений. Ничего подозрительного тогда узнать не удалось, но вскоре случился еще один странный инцидент, а затем еще. Ягири не предпринимала в сторону начальника абсолютно ничего нового или странного, но вела себя нетипично. И когда слежка донесла, что она была замечена в ночном клубе, Орихара понял: пора взяться за дело основательнее. Потому что Намиэ никогда не любила такие заведения. Она вообще не сторонник ходить куда-либо без острой необходимости. Что же такого интересного для нее нашлось в этой забегаловке? Весьма посредственной, надо сказать. Но кто такой Изая, чтобы судить чужие предпочтения? Предпочтения, кстати, продолжали самозабвенно пускать слюни на перешитую девочку, поэтому разгадка точно не в них.

Без личного вмешательства удается узнать лишь то, что тот визит был не единственным, но ничего подозрительного никто из очевидцев не заметил. И тогда Изая заинтересовался окончательно.

Поэтому и идет сейчас прямо в этот клуб, собираясь лично побеседовать с его владельцем и договориться о взаимовыгодном сотрудничестве. Не то чтобы он печется за Намиэ - нет, отнюдь нет, но ему хочется быть уверенным в надежности своего секретаря и здравии (насколько это возможно) ее рассудка. А еще ему хочется разгадать эту тайну! Ах, люди, люди! Всегда умеют удивить!

С легкой улыбочкой и мурлыкая под нос незамысловатый мотив, Орихара вдруг загривком ощущает враждебность. Нет, животную ярость, источник которой невозможно спутать с чем-то еще. Он такой один на весь город, если не целый мир.

- Ох, Шизу-тян, - цокает языком информатор, оборачиваясь, чтобы увидеть монстра в одежде бармена. Иногда у Изаи всерьез складывается ощущение, что тот даже не животное, а самый настоящий демон. Иначе как объяснить, что прямо сейчас эта тварь выплывает из темного тупика между домами, стоило лишь оказаться рядом с примыкающей малоэтажкой?

- Ты ужасно, ужасно невовремя. Будь любезен, пойди подальше и убей себя.

[nick]Orihara Izaya[/nick][status]люблю людей[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/329/593197.jpg[/icon][sign][/sign][info]durarara!![/info][desc]<a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ" class="link3";>Орихара Изая</a><div class="profile1">Если уж не можешь быть – притворись. Притворись так, чтобы все тебе поверили. Чтобы сам поверил. И не слушай этих грёбаных моралистов, рассусоливающих про этику и нравственность. Когда нужно выжить – любые методы хороши. Подумай, чего будут стоить все их законы, условности и запреты, если тебя уже не будет в живых? Правильно: ничего. Так на кой чёрт они вообще нужны? Ну а если совсем плохо – смейся. И мир тебе поверит.</div>[/desc]

Отредактировано Fushiguro Megumi (2022-01-10 19:41:58)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/329/567076.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/329/248895.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/329/750851.png
в порядок привела Кугисаки

+1

4

Шизуо как-то читал, что у людей нет инстинктов. В процессе эволюции человечество просто потеряло эту "программу" из-за ненадобности, ведь инстинкты могли тормозить процесс развития. Будь у людей инстинкты, они бы зассали вылезать из своих пещер дальше привычной зоны обитания; не разжигали бы костров после того, как пламя впервые лизнуло их кожу до боли, до ожогов; не прыгали бы с крыш - с парашутом или без, тут кому как нравится. Типа, в людях мало чего животного осталось. Именно животного, дикого, вне новой установленной нормы. А Шизуо был уникален во многом. И, кажется, от диких зверей, от проклятых инстинктов, в нём ещё что-то осталось. Как ещё объяснить эту бурю, совершенно неправильную, что поднималась от желудка к горлу, распаляя, даже обжигая, словно бы он сейчас драконом извергнет из раскрывшейся пасти пламя.
У него зубы зудят до дикого желания их вырвать; капилляры в глазных яблоках, кажется, вот-вот полопаются, заливая белок нездоровой краснотой; желваки ходуном ходят, а вены на руках проступили настолько отчетливо, что представляли из себя мечту любого студента меда, которому наказали впервые поставить укол не медицинской модели, а реальному человеку. Шизуо дышит тяжело, рвано, как бык, увидавший красный плащ недальновидного тореадора. Этой сраной алой тряпкой для него служат куртка с меховой оторочкой, короткие смоляные волосы и глазища эти хитрые, которые, кажется, даже светятся в темноте. И голос, тянущий школьное прозвище, дарованное одной соплёй, столь бесяче, что язык бы вырвать, дабы никогда больше не смел и слова вякнуть. Агрессия столь же нездоровая, что и желание Орихары создать какое-нибудь дерьмо, чтобы потом влипнуть в него и втянуть туда ещё кого-нибудь.

Брат как-то шутил, что они как герои романтической комедии для взрослых. За такие шутки вбить бы ребра в легкие, чтоб смех ассоциировался лишь со жгучей болью и бульканьем крови в горле, но Хейваджима тогда сдержался, только лишь метнул в стену стул, который вернулся в свое состояние в те времена, когда он стулом не был - палки да щепки. Ему такие романтика и комедия вообще не всрались, знаете ли. Не потому, что он ненавидить Изаю, - хотя ладно, и это тоже, - а потому что он проблемный, как шальное дитя дошкольного возраста: ты ему "нет", а он лыбится и дальше мокрые пальцы в розетку. И не проигнорируешь же: в новостях опять увидишь какую-то хрень или кто из знакомых расскажет о том, какие очередные проблемы свалились на его родные улицы из-за информатора, у которого явно было слишком много свободного времени. Присутствие поблизости Орихары дамокловым мечом нависало над всем городом, и Шизуо каждый раз страшился, как бы конский волос не оборвался, не выдержав этой тяжести.
От Орихары вечно одни неприятности. Хотя тот и ворчит, что блондин ему надел, но сам так и напрашивается порой на взбучку, сраным тореадором в красном костюме расхаживая пред быком Икебукуро. Ведь, знаете, по статистике, составленной лично Хейваджимой, в 99% случаев во всем будет виноват именно Изая. Оставшийся  1% - это собаки, что загнали кошек на деревья; хозяева дешманский кафешек, которые не следили за мерами безопасности, поэтому их конторки и полыхают пламенем; алкоголь, вынуждающий пьяных родителей пиздить своих детей; психические отклонения, толкающие людей на убийства, пытки, прочее мракобесие. В общем, что-то простенькое, мирское, что бывает у всех в той или иной мере. Остальное же... сраный Изая. Прыщ, который попытаешься выдавить - останется нарыв, а не будешь трогать - воспалится только сильнее. Тут уже остается лишь отсекать. Вырывать с корнем, как сорняк. Скажете, слишком кардинально? Шизуо скажет: "Пошли в жопу".

- Изая, - не то рычит, не то хрипит, сжимая кулак покрепче. За очками не видно, но его взгляд мечется из стороны в сторону в поисках чего-то хорошего, крепкого, желательно способного полностью придавить сего червя, дабы до последнего вздоха не рыпался. Ну или уже не имел возможности творить херню, смерть тут условие не самое обязательное. Шизуо же не больно убийца какой. - Вылез из своей норы на вечерний променад, крысеныш? - Хейваджима не выплевывает обвинения сразу. Не из-за того, что не допускает мысли о причастности Изаи, - ведь чего греха таить, это была его первая мысль! - а из-за того, что элемент неожиданности всегда удобнее. Если Орихара не будет знать, что под него копают, коль он виноват, то прижать его будет проще. Кто бы чего не говорил, а телохранитель не такой уж и тупой, но врезать парочку раз всё же хочет. Это не те порывы, которые он способен контролировать. Особенно если дело касается ненавистного информатора. - Я ща свалю, сразу, как только прогоню тебя обратно, постой тут немного! - Находит цель оперативно и мастерски, уже отточив в себе навыки импровизированного оружия - пустой мусорный бак, который стоял в тени переулка, был тут так кстати. Жаль, не успел кинуть туда окурок - может знакомство Изаи с внутренним миром сего предмета было бы чуть более зажигательным. Металл под пальцами мнется не хуже пластилина. Хейваджима не спешит сильно сокращать расстояние, швыряя уличный бак в свою жертву, которую, по хорошему, могла бы и испугать такая угроза. Но не испугает. Никогда не пугала, будь он проклят.

[nick]Heiwajima Shizuo[/nick][status]ненавижу насилие[/status][sign] [/sign][info]durarara!![/info][desc]<a href="ссылка на анкету" class="link3">хейваджима шизуо;</a> я все крепче сжимаю пальцами бортик раковины и смотрю в своё отражение в зеркале со злостью, яростью. и когда осколки уже впиваются мне в ладони снова и снова повторяю себе одну единственную истину – я и есть насилие[/desc][icon]https://i.ibb.co/zXMWmSs/01.png[/icon]

Подпись автора

Я тот человек, что пишет пояснения ко всем своим "онигири-словам", дада

0


Вы здесь » shakalcross » альтернатива » Фальшивка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно