эпизод недели: dying to live
пост недели:

Розария себе врет и ненавидит себя за это. Она знает, что Альбериха что-то связывает с алхимиком, у неё уши и глаза повсюду. Она как чертова гончая чует запах интриг и предательства, им пронизан весь этот блядский город, сладковатый аромат переспевших яблок и закатников, гниющих в траве. Но из-за дыма нотки исходящие от Кэйи практически не чувствуются, а потому она всегда закуривает вторую. читать далее

    shakalcross

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » shakalcross » завершённое » for us


    for us

    Сообщений 1 страница 13 из 13

    1

    for us
    ястреб ✦ даби
    https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/295/294908.png


    for us you must
    kill  kill  kill  kill  kill  kill  kill  kill  kill  kill


    Отредактировано Dabi (2022-01-09 12:59:33)

    +2

    2

    Твайс и правда скинул номер. Вдобавок — какую-то невероятно длинную оду по поводу того, какой Ястреб молодец и как классно справился, раз удалось договориться с первого раза.

    Кейго так, впрочем, не думал. Жертвой пала его собственная задница, а последствия пришлось чуть ли не буквально зализывать ещё пару недель. И если с физическими нюансами удалось справиться быстро, — наличие знакомого целителя, который связан по рукам и ногам договорами с правительством, упростило ситуацию, — то с моральными терзаниями справляться пришлось дольше.

    Но что-то не давало покоя и никак не отпускало, вцепившись мелкими лапками в горло и заставляя дышать с трудом от одной только мысли о Даби; Таками наступил себе на горло и набрал скинутый Твайсом номер, вместо приветствия после десятка гудков промурлыкав «ну, я готов повторить».

    Вторая встреча случилась спустя месяц. И, кажется, была ещё более неловкой, чем первая. Кейго старался выводов не делать, но они навязывались сами собой, были больше надуманными и иллюзорными, чем подкреплёнными фактами — казалось, Даби не совсем понимал, что с ним теперь делать. Казалось, хотел быстрее избавиться.

    Последствиями второй встречи стала встреча Старателя и ному в Косю. С Шигараки его не спешили знакомить даже после этого. Госпожа Президент считала, что Ястреб старается недостаточно, раз к нему всё ещё не испытывают нужный уровень доверия. В ответ очень хотелось пригласить её на двойное свидание с Даби.

    Уровень доверия, впрочем, приближается к нужной отметке — Ястребу предлагают убить.

    Залы убежища Фронта кажутся бесконечными — потолки, теряющиеся в сумраке, теряющаяся вдалеке вереница колонн, люди, люди, коридоры, переходы. Повсюду его узнают, зовут, хлопают по плечам, почти все ему рады.

    Твайс вылетает из-за очередной колонны, блестя белёсыми пятнами глаз на маске.

    — Ты здесь! Чувак! — хлопок по плечу, кажется, делает ношу ещё тяжелее. Раза этак в два.
    — Только благодаря тебе, — Кейго подмигивает, треплет Твайса по макушке и стремительно генерирует правдоподобную отмазку, — прости, Даби ждёт. Неохота его злить.

    Ложь. Ждёт, но не прямо сейчас, не прямо здесь. Они даже не договаривались, что всё произойдёт именно сегодня. Кажется, злодей даже не особо верил в то, что затея обречена на успех хот бы наполовину. Может, не знал, что Кейго уже доводилось убивать.

    А вот прикидываться, что убил, накачивать друга и бывшего любовника наркотой и надеяться, что он на самом деле не умер по неосторожности — совершенно другой уровень. Хорошо, что в Лиге, — нет, не в Лиге, у Фронта, — нет никого со способностью детектора лжи. Не считая этого, лгал Ястреб отменно.

    — Дорогая, я дома, — стягивая на шею очки и снимая наушники, Таками опускает сумку на диван рядом с Даби.

    Он, кто бы сомневался, в комнате, где никого нет — подальше от толпы, поглубже в переплетении коридоров. Впрочем, размеры помещения всё ещё слегка поражают. Под землёй, кажется, целый город, о котором никто не знал.

    — Принёс тебе подарок, как ты и хотел. В лучшем виде, — Кейго падает рядом на диван, закидывая на спинку руки, и пытается не обращать внимания на странное ощущение, очнувшееся, стоило только увидеть Даби вживую снова. Именно это чувство тащило его обратно волоком во второй раз. И в третий — тоже, хоть третий и продлился пару минут, заключаясь в недовольном диалоге, где попытка обвинить показалась смешной шуткой.

    Отредактировано Takami Keigo (2022-01-02 18:23:15)

    +1

    3

    [indent] Твайсу хотелось врезать за чрезмерный энтузиазм. Когда Даби с неприкрытой издевкой попросил скинуть его номер Ястребу, тот обрадовался так, словно уже завтра можно будет привести и торжественно представить Лиге нового члена. Лига - Ястреб, Ястреб - Лига. Слишком глупо, слишком наивно полагать, что после "собеседования" с Даби пернатый вообще рискнет позвонить и напроситься на ещё одну встречу.
    [indent] Нужно в определенной степени положить хер на инстинкт самосохранения, гордость и безопасность своей психики, чтобы откликнуться на предложение злодея после изнасилования позвонить при желании повторить. Именно в той степени, в которой этот самый хер положил про герой. Это была уже не чрезмерная самоуверенная бравада первого знакомства - это самоубийственная глупость. Или отвага истинно идейного человека. Во второй вариант Даби верил слабо.
    [indent] Ему хотелось проигнорировать предложение о встречи. Хотелось высмеять прямо в трубку. Хотелось спросить, все ли в порядке в птичьей голове. Но вместо логичного он согласился - слишком отчётливым было фантомное ощущение перьев под пальцами, возникшее от звука бодрого голоса про-героя. Слишком очевидным был тугой ком внизу живота от мимолетной мысли, что есть шанс повторить. Ненормально. Так не должно быть.
    [indent] Даби не знает, что делать с Ястребом - чередующийся с флиртом щебет действует на нервы. И возбуждает интерес. Он материт себя после - потому что действительно все повторяется. Крошит пеплом сигареты под ноги, объясняет простой план с участием лояльного героя и ному. Два в одном - задушить мерзкий голосок корявой совести (слишком часто напоминающей о том, что пернатый изначально не для этих целей приходил) и протестировать для дока образец. Молчит о деталях, не доверяет до конца ни самому про, ни своему эгоистичному желанию увидеть его ещё раз уже в рядах Лиги.
    [indent] Все слишком гладко, слишком очевидно даже тогда, когда Ястреб показывает характер - герой до мозга костей, хоть сколько пусть распинается про золотые клетки и желание расправить крылья. Значит, на геройской репутации нужно посадить черное пятно. Будто не достаточно одного секса с серийным убийцей. Определённо недостаточно.
    [indent] Он не ждёт согласия убить. И не ждёт доказательств - скалится каждый раз при виде птицы, держит на дистанции от самых важных дел, тянет время неуместными предложениями альтернативной работы. Плюётся под ноги, когда Ястреба рады видеть - прячет недвусмысленную улыбку за ладонью вместо ответа на "как продвигается?" от Твайса. Но и того самого звонка он тоже не ждал.
    [indent] Герой не стремился соответствовать ожиданиям, вваливался в его планы нагло - почти что с неба. Даби трёт пальцем скобу под скулой, сверлит скептическим взглядом распахнувшуюся дверь. Фронт освобождения словно огромное общежитие, в котором невозможно спрятаться от прочих, остаться хоть на миг один на один со своими беспокойными мыслями - кто-то обязательно вломится. Но Ястребу он на короткий миг даже рад - закусывает спешно изнутри щеку, давит мимолетное чувство приятного сюрприза. Приятным сюрпризом будет лицо героя, когда он закончит этот спектакль с игрой в злодея - но это потом. Очень не скоро.
    [indent] - Ого, надо же, у меня день рождения? - Даби кривит лицо в кривой пародии на улыбку, без особого энтузиазма изучая натянутую ткань сумки. Сюрпризы он не любил - они зачастую были паршивыми, с привкусом крови и желчи на языке. - Или, может, это сразу на Рождество? Как неожиданно и приятно.
    [indent] Он растягивает этот концерт настолько, насколько может - поведение Ястреба было слишком заразным, невозможно было отказать себе в ответной шутке. Хотя шутки Даби были несмешными и страшными в большинстве своём. Долго не выдерживает, однако, сдаётся, перестаёт скалиться - неприятно натянувшаяся кожа зудит, отзывается болью даже тогда, когда он расслабляет лицо.
    [indent] - Если это твои вещи, то ты поторопился. В моих планах все ещё нет знакомить тебя с Шигараки, - пальцы подцепляют язычок замка, молния отзывается тихим шипением. Даби почти не верит своим глазам - выглядывается в нездорово бледную кожу слишком долго, сводит к переносице брови, кривит губы. Тычет грубой ладонью в холодую щеку, в шею - пальцы не находят под кожей пульс. - Отвратительная упаковка для подарка. Даже без ленты.

    +1

    4

    — Давно не дарил никому подарки, не злись. Спешил показать тебе, забыл про упаковку, — Кейго откровенно воркует, задевая краем крыла чужую руку.

    Эти отношения не заладились с самого начала. Всё должно было завязаться совсем не так. Ястребу следовало заключить что-то вроде делового пакта, а не снимать штаны перед убийцей, вблизи с которым защитить себя нет никакой возможности. И желания защищать себя тоже особо не было — странно. Пора наведаться к мозгоправу. Может, откроет в нём какой-нибудь потайной ящик с задатками отменного мазохиста?

    Посмеиваясь собственным мыслям, тягучим и словно грязным, выуженным на свет из самого дальнего угла, Таками наблюдает за Даби не скрываясь, разглядывает его — открытую линию шеи, череду скоб, стягивающих кожу, узорные шрамы, бесконечно тянущиеся линиями, отмершим блеском и чем-то завораживающим, словно картина Ван Гога.

    Собственную нервозность легко объяснить и списать на «убил первый раз, да ещё и про» — эту мысль он держит в голове отдельно, зарываясь пальцами в волосы и почёсывая там, где прижимались плотно наушники.

    Просить снова встретиться с Шигараки уже нет смысла. Пора признать — он узнает много и так, без лидера Лиги и теперь ещё и Фронта. Общаться с ним, судя по всему, совершенно бесполезно — кажется, осознанности больше было в речах почившего РеДестро, чем во взгляде Шигараки.

    Что-то подсказывало, что Фронт будет действовать и без его решений — просто под его колючим взглядом.

    Да и зачем встречаться с Шигараки, если есть Даби? Таками мгновенно отвешивает себе мысленного пинка за странную радость тому, что Даби с ним так охотно встречается, не гонит взашей и вообще ведёт диалог. Главное, не свести всё к тому, с чего началось их знакомство.

    — А я передумал, — Ястреб ловит взгляд Даби, улыбается очаровательно и прикрывает глаза, чуть вздёрнув подбородок, — решил, что с тобой куда приятнее иметь дело, чем потенциально с твоим боссом.

    Приятно иметь дело — это когда тебя трахают в задницу, позаботившись лишь о сомнительной собственной безопасности. Приятно иметь дело — это когда чувство боли замешано со странным внутренним удовлетворением, к физическим ощущениям не относящимся никаким боком.

    На самом деле, это должно быть неприятно. Неприятно, противно, отвратительно. Через силу, просто потому что приказали, а он — хороший актёр. Но всё идёт как-то не по плану, а на Даби смотреть — приятно. Его внешность не отталкивает, а взгляд вызывает желание зацепить какой-нибудь очередной дурацкой шуточкой.

    Или снова начать флиртовать. Что может пойти не так?

    — Не выгоняй меня, начальник, я тебе пригожусь, — Кейго подаётся чуть ближе, между ними едва ли расстояние в протянутую руку. Дотянуться не сложно — край крыла прижимается к чужому боку.

    Отредактировано Takami Keigo (2022-01-05 19:58:58)

    +1

    5

    [indent] Пальцы чуть стискивают прохладную шею под подбородком - он словно сомневается, надеется болезненной угрозой выдавить из тела сердцебиение и дыхание. Борется с настойчивым желанием спалить без остатка сумку с содержимым. Но тело недвижимо, а Ястреб суетится больше обычного - нервничает отнюдь не из-за близости к Даби. Бояться уже нечего - всё самое страшное позади, на коже ни единого ожога. Только синяки укусов, следы крепко сжимающих ладоней, ссадины от шершавых стен - да и они прошли.
    [indent] - Сойдёт, - он словно делает одолжение, принимает эту попытку подкупа. Внутреннее ликование душит с силой - нет никаких причин радоваться подаркам от Ястреба. Нет ничего особенного в нем, как в новом ресурсе его планов. Совершенно ничего.
    [indent] Камера телефона тихо щёлкает несколько раз - Даби поворачивает лицо Бест Джинса так, чтобы не оставалось сомнений. Хмыкает довольно, когда застегивает сумку, вырывает кусучей молнией волосы из растрепанной причёски - живой герой пришёл бы в ярость за такое обращение с идеальной укладкой. Мертвый не может и слова против сказать.
    [indent] - Так и скажи, что просто оставил надежду на встречу с Шигараки, - Даби не хочет пускать его к Томуре. Ссылается на недоверие, на неоправданный риск - стискивает зубы от одной только мысли, что герой будет так же флиртовать с кем-то другим. Отрицает спешно зародившиеся собственнические чувства, сваливает всё на отвращение к самому методу достижения целей. - Он всё равно не оценит твои песни, пташка.
    [indent] Тыльная сторона ладони скользит по красным перьям. Он закусывает изнутри губу, пожирает голубым взглядом крыло - собирает всё самообладание, чтобы не запустить пальцы в под перья. Это каждый раз кончается одинаково. Может, стоило завести себе попугайчика и чесать его под клювом? Тогда бы не сглатывал так беспокойно при виде пернатого героя.
    [indent] Глазами - вверх по изгибу крыла, до плеча, до шеи, до светлых волос и улыбчивого лица. Ястреб лжёт - Даби уверен в этом ровно так же, как и в том, что его отец спустя годы всё тот же ублюдок. Но эта ложь заставляет невольно улыбаться, покупаться на краткий миг. Приятно иметь дело - с обгоревшей мордой, опасно горячими руками и уродливыми поступками. Герой мог бы получить куда больше, если бы связался с кем-то другим - на это красивое лицо купится кто угодно. На это чертовски красивое лицо и мелодичные речи.
    [indent] Не правильно. Ястреб всего лишь ещё одна деталь его плана, всего лишь дополнение к картине идеальной мести.
    [indent] Даби тянет его сначала за крыло - ухватившись за сгиб, чтобы не вырвать одиночные перья, не остаться ни с чем, - затем за куртку. Вынуждает неудобно выгнуть крыло, привалиться плечом к горячей груди. Покупаться на этот наглый флирт в третий раз даже не стыдно - пальцы перебираются на птичий подбородок, безболезненно стискивают его.
    [indent] - Пригодишься? Не сомневаюсь, - голос разума не сдаётся, вынуждает медлить, материть себя мысленно. Полсекунды ступора, прежде чем подтянуть героя ещё ближе, мазнуть кончиком языка по уголку губ. Собачья ласка вместо нормальных поцелуев.

    Отредактировано Dabi (2022-01-06 06:59:20)

    +1

    6

    Ожидания расходятся трещинами, словно иссохшая ткань, сквозь неровные разрывы проступает реальность — Даби не прогоняет его, не язвит, не старается унизить и, кажется, даже не планирует этого. Хочется надеяться — надежда маленькая и слабая, отдающая чем-то вроде ожидания. Ожидания чего?

    Кейго чуть морщится, когда мышцы сводит лёгкой судорогой от необходимости неудобно вывернуть сустав. Крыло приходится распластать по спинке дивана, почти опираясь на него, когда Даби тянет ещё ближе к себе. Это что? Такая благодарность? У них теперь в привычку это войдёт?

    Приходится заткнуть себя мысленно с такой силой, что горло сухо сводит от усилий не сболтнуть лишнего — он почти готов предложить раздеться, раз кого-то так тянет на близость. Вместо этого Таками жмурит глаза, когда губ касается горячий и словно сухой язык. Температура непривычная.

    Внутри дёргается что-то любопытное. Ястреб смотрит чуть снизу вверх, не отстраняется, не двигается ближе, почти навалившись всем весом. Этой близости не должно было случиться, но вот они здесь и сейчас, и прижиматься к чужому боку, кажется, приятно — сквозь слои одежды чувствуется тепло. Жаться к голой коже, наверное, в разы горячее.

    — Ну приятнее же звучит «хочу работать с тобой», а не «отчаялся и выбрал что дают», — усмехнувшись, Кейго щурится на один глаз и ждёт, что Даби сделает ещё, но тот словно медлит. — Эй, это была вся благодарность за подарок? Ну нет, — звучит почти ворчливо, с по-детски вредными нотками.

    Даби не успевает ответить, Кейго успевает, прижавшись губами к губам, протолкнуть язык в рот, очерчивая кромку зубов, толкнувшись кончиком в нёбо. Несказанное чужое слово превращается в его тихий смешок, прям в открытый рот.

    Поцелуй отдаёт будто пеплом, как если бы он лизнул истлевшую, ещё горячую бумагу, которая вот-вот рассыплется. Рот у Даби горячий, и это напоминает те краткие моменты, когда он по утрам пьёт ещё горячий кофе — не обжигает, но обволакивает жаром, тонкий слой слюны на языке вязкий, его недостаточно, слишком горячо. Не хватает только привычной сладости.

    Долго это не длится — секунды две, может, три. Отстранившись, Кейго смотрит почти расстроенно, сведя брови вместе.

    — Тебе так не понравилось? — сквозь напускное расстройство проскакивают смешинки. Лицо Даби сейчас — момент, который стоит запечатлеть в памяти надолго.

    Отредактировано Takami Keigo (2022-01-06 08:34:46)

    +1

    7

    [indent] Выбирай то, что тебе дают - смирись с тем, кто тебя берёт. Слишком грубо, слишком жестоко - самая та формулировка для Даби. И льстивое "хочу работать с тобой" вызывает смешок, кривую полуулыбку. Так уж хочет? У про определённо непорядок с головой, если из все доступных вариантов - а все же у него была альтернатива в виде Джина - он выбирал взаимодействовать с Даби напрямую. Стоило крутить пальцем у виска, а не давить всей пятернёй на острую линию челюсти.
    [indent] Чужая кожа под подушечками пальцев кажется приятно прохладной - хотелось прижать к себе тесно, попытаться унять бушующий внутри жар. Относительная разница - осаживает себя Даби, ослабляет хватку на челюсти птицы. Недолгая разница, если прикасаться без одежды - намекает жадное нутро. Можно ли считать дурным тоном мысли об обнажённой коже того, кто пытается вести с тобой беседу?
    [indent] Он ждёт шутливых ужимок, нервных усмешек, вздоха облегчения, что все обошлось лишь языком - пора уже привыкнуть, что Ястреб не собирается соответствовать ожиданиям. Вскидывает брови в неприкрытом удивлении, готовится огрызнуться, пообещать тяжелый вечер для многострадальной задницы - и давится несказанными словами. Язык героя почти хозяйничает во рту, затыкает мягко-настойчиво. Хочется укусить - но все заканчивается слишком быстро. Разочаровывающе быстро.
    [indent] Чуть отворачивается, недоверчиво косится на птицу, словно тот мог отравить подобным. Рефлекторно прикрытый ладонью рот выплевывает немую ругань - слишком скудный спектр реакций никак не был рассчитан на внезапные поцелуи. Кто вообще захочет целовать наполовину обгоревшее лицо, шершавые, стянутые шрамами губы? Только сумасшедший. У Ястреба точно не все в порядке с головой.
    [indent] Мимолетное смущение вытесняет хищная усмешка. Он опять его провоцирует, опять проверяет допустимые границы для птичьей наглости. Но в эту игру могут играть двое. Наверное.
    [indent] - Отвратительно, - в коротком слове ни капли правды даже в интонациях. Даби снова тянет Ястреба на себя, еще настойчивее, еще требовательнее. Почти усаживает к себе на колени - коротко матерится тому, насколько же неудобно на тесном диване с таким размахом крыльев.
    [indent] Побороть почти животное желание вновь облизать, укусить сложно - слишком привычно. Но и в половину не так приятно, как короткий поцелуй. Он тычется носом в чужой нос - неловко. Накрывает неумело губами губы - слишком спешно, словно Ястреб может сбежать. Не получается так хорошо, как у птицы, но он не прекращает. Чужая кожа приятная, чужие губы мягкие - жадно хочется ощущать это снова и снова.
    [indent] Даби почти даже злится на то, что до этого было намного приятней. Касается кончиком языка его губ снова - требовательно. Чуть отстраняется, хмурит брови в нетерпении.
    [indent] - Повтори, - опять разговор пошёл не в то русло.

    +1

    8

    Извивающаяся где-то не периферии логика просит: давай не будем на этом концентрироваться, у меня ещё столько дел, чем я тут вообще занят.

    Но занят же. По ощущениям — чем-то весьма важным. Можно, пожалуй, назвать это налаживанием отношений. Укрепление связей. Завоеванием доверия. Станет ли Даби верить ему больше, если снова засунуть ему в рот язык? С членом в заднице вышло же.

    Кейго почти смеётся, но получается замаскировать звук в шумном выдохе, когда Даби тянет на себя. Неудобно. Руки не сразу выходит пристроить на спинке дивана, Кейго теряется в пространстве, а ещё — в происходящем. Тормозит, выдыхает тепло и влажно в чужие губы, не сразу понимает, чего от него требуется.

    В голове на мгновение становится кристально ясно, словно кто-то накидывает кучу стекляшек и подсвечивает их солнечными лучами со всех сторон. Таками, едва отстранившись, коротко смотрит на Даби, а потом действует. В голове всё ещё бьётся одна большая мысль. Кажется, слова подчёркнуты красным три раза. Выделены жирным. Посыпаны сверху блёстками. Светятся, словно неон. Не хватает только высыпать сверху прямо на эту мысль коробку котят.

    Этот засранец не умеет целоваться? Абсурдно. Невероятно.

    — Хорошо-хорошо, — Ястреб смеётся

    Устраивается удобнее сверху, стискивая коленями бёдра. Крылья, наконец, получается пристроить как надо, упираясь длинным краем в спинку дивана и обрывая пространство вокруг, словно в попытке заключить их двоих в кокон из перьев.

    — Давай сюда, — ловит Даби за руки, заставляя положить ладони себе на рёбра, сам руки распускает откровеннее.

    Думает — ого, мне можно его трогать. Обхватывает ладонями шею — пряди под пальцами жёсткие. Внутри всё сковывает нервным недоверием к происходящему. Он притащил сюда полутруп друга, якобы совершив убийство. Он должен узнать что-то новое. Он должен прекратить. Съехать на какую-нибудь тему. Расшевелить Даби. В крайнем случае — вывести на раздражение и оказаться за дверью. Вместо этого он снова его целует.

    В этот раз выходит чуть иначе, не на пробу, основательнее. Язык снова оказывается в горячем плену, только в этот раз слюны больше — Ястреб старается. Наваливается плавно и постепенно, чуть повернув голову, смещает ладони чуть ближе, большими пальцами оглаживая череду скоб на скулах. Ладоням одновременно горячо и прохладно — контраст от собственных ощущения и физического контакта ударяет в голову не хуже возбуждения.

    Что странно, самого возбуждения почти нет — оно плещется где-то на самом дне желудка, едва щекочет, дразнит и не даёт толком зацепиться. Есть жар от ощущений, словно чужой огонь заливается в глотку, стекает по гортани и тягучими каплями оседает на рёбрах. Дыхание сбивается на раз-два, красиво снизив выдержку вдвое.

    Господи, он действительно не умеет целоваться.

    — А я тебе правда нравлюсь, да? — низкий звук собственного голоса резонирует в каждом чувствительном пере и в собственной глотке — Ястреб выдыхает каждое слово, почти не отрываясь от горячих губ, трогает их языком, слабо отмечая прерывистую линию шрамов. Во взгляде блестит янтарь, но лишь на пару коротких мгновений.

    Ответить Кейго не даёт, снова затыкая поцелуем, в этот раз ещё более настойчивым, словно так Даби быстрее наберёт баллов в умении, которое, очевидно, раньше ему не пригождалось и от того оказалось заброшенным. Проблема поправимая.

    Отредактировано Takami Keigo (2022-01-06 11:49:13)

    +1

    9

    [indent] Даби лепит в голове отмазки - одна нелепее другой - чтобы оправдать свое жадное желание близости, чтобы обосновать прикосновения губ. Проверяет на лояльность - да-да, непривычный вкус чужой слюны более чем способен раскрыть, насколько герой лоялен. Портит репутацию - жаль, что из свидетелей испорченной репутации только труп в застегнутой сумке. Он готов изобрести любую причину тому, почему сейчас Ястреб устраивается поудобнее на его коленях кроме очевидной. Ему это действительно нравится.
    [indent] Алый кокон перьев отгораживает от реальности, лишает мотивации продолжать искать оправдания. Словно отрезает - какая разница, что снаружи? Сложно удержаться - Даби ведет тыльной стороной ладони по крылу, ловит пальцами длинные перья. Отвлекается, но лишь на короткий миг, пока его рукам не находят место на теле героя. Ястреб ощущается приятной тяжестью на коленях, приятной гладкостью майки под пальцами. Вынуждает вернуть всё своё внимание на него обратно.
    [indent] В других обстоятельствах он бы огрызнулся - оскалился бы, пригрозил кровавой расправой, отмахнулся бы от рук. В других обстоятельствах - с кем-то другим. Но ладоням Ястреба хочется подставить шею, прижаться щекой. На границе сознания кричит разумная часть - нельзя расслабляться, уютный шатер из крыльев в любой миг станет смертельной железной девой, стоит герою захотеть. Кричит, что под его руками чёртов номер два, занимающий своё место в рейтинге не за красивую мордашку. Нельзя доверять. Нельзя.
    [indent] Внутренний протест растворяется в тот же миг, когда Ястреб касается его губ. Как это, сука, работает? Даби закрывает глаза рефлекторно, сжимает руками его ребра, чуть прижимает к себе - но в этот раз ненастойчиво, позволяя брать на себя всю инициативу. Одобряя эту чёртову инициативу. Неужели чужой язык во рту делает злодеев более покладистыми? Или это работало только с этим конкретным языком и этим конкретным злодеем?
    [indent] Поцелуи кажутся не менее приятными, чем секс. От них так же сбивается дыхание - Даби втягивает носом шумно воздух, выдыхает тяжело во влажные губы, уловив краткий миг перерыва, - от них так же мутился рассудок и заходилось бешеным ритмом сердце.
    [indent] Горячие ладони блуждают по телу - он проводит ими до спины, нащупывает мимолетно основание крыльев. Возвращает на бока, а после - неспешно ведет по рельефу мышц до груди. Скрытое под майкой тело вынуждает задуматься - Ястреб ему определённо поддавался каждый раз. Или же просто опасался кремирующей причуды. Вверх ладонями по груди до самых ключиц - а после снова вниз, замереть на уровне быстро бьющегося сердца.
    [indent] Даби хмыкает в губы героя удивлённо - нащупывает грубыми пальцами выступающий пирсинг на одном из сосков. Удивление спешно сменяется полуулыбкой, неозвученным, но таким очевидным желанием посмотреть. Но пока - только очерчивает указательным и средним пальцем контур, чуть давит на твердый металл.
    [indent] Нравится. Действительно нравится.
    [indent] Вместо ответа - очевидно ехидного, лживого - только короткий укус за язык. Вскользь - слишком сложно оказалось его поймать зубами. Вместо ответа - оставшегося на задворках сознания правдивого - упрямые попытки повторить все то, что делал Ястреб. Горячий язык проскальзывает в рот, касается - зубов, нёба, губ напоследок. Даби отстраняется, шумно выдыхает короткое "блять" прежде чем снова впиться в мягкие губы, повторить проделанный языком путь ещё раз. И ещё раз.

    +1

    10

    Под куполом крыльев становится душно — то ли от того, как тяжело дышит Даби, то ли от того, что они оба распаляются, медленно и неотвратимо, от одних только поцелуев. Кажется, что с ним тут, под ним, другой человек. Он похож на требовательного щенка, которого подобрали с улицы — жрёт сразу вместе с пальцами, орудует и языком, и зубами, не гнушается прихватить пожёстче.

    Кейго всё устраивает; он тихо смеётся в поцелуй, жмётся улыбкой к губам, жмурит глаза, словно кот, отогретый в тепле. Перьевой саван ограждает от реальности — от Топ Джинса, который в полуметре от них аккуратно сложен в сумку, от Фронта Освобождения, который заполонил каждое свободное пространство здесь, словно это общежитие (возможно, так и есть).

    Первые два раза Даби воспользовался им, словно вещью — и Таками ничего с этим не сделал. Пошёл навстречу. Предложил себя сам. Не сопротивлялся и продолжил улыбаться. После такого спектакля стоило бы держаться подальше, перестать строить из себя клоуна и заинтересованное лицо.

    Проблема была только в том, что он оказался действительно заинтересован. Этот интерес напоминал крокодила, которого Таками внезапно обнаружил посреди собственной квартиры. Этим сраным крокодилом был Даби — сейчас словно с перевязанной скотчем мордой.

    Мысли путаются и становятся всё более неправильными. Стоило бы подумать о том, как лучше использовать такое отношение к себе и как долго оно продлится; насколько эффективнее выжать профит здесь и сейчас, не растягивая удачу. Вместо этого Таками думает о том, почему у Даби бессовестно мало опыта в таком простом деле, как поцелуи. Или опыта попросту нет? Скорее, второе. И от этого вопросов становилось больше, а степень восторженного недоверия росла в геометрической прогрессии.

    Впрочем, Даби невероятно быстро учится. Сначала почти не двигается, просто получая ласку, а затем включается, будто вышагивает из тени и детское «повтори» трансформируется в жадно-настойчивое «я сделаю так сам».

    Горячая ладонь сквозь плотную ткань форменной майки ощущается непривычно и странно; тем непривычнее, когда пальцы намеренно вжимаются в пирсинг — Кейго шумно выдыхает, зачем-то представляя, как Даби повторяет то же самое, но на голой коже; возможно, губами. В голове становится шумно.

    — Вау, — коротким вдохом, который тут же прерывается чужим напором.

    Получается всё ещё так себе, но неумелость полностью перекрывается явной заинтересованностью, желанием и способностями идеально повторять только что узнанное. Ястреб не сдерживается — тихо стонет, почти мычит, подаваясь назад, обнимает за шею крепче, тянет к себе ближе и жмётся сам. Это уже больше похоже на поцелуй, прерываться совсем не хочется, хочется, чтобы ласка длилась дольше, ещё дольше.

    Горячий морок расслаивается и разрывается слишком быстро и слишком неожиданно; духота искусственно созданного пространства сменяется порывом свежего воздуха — по инерции, забыв на мгновение о контроле, Кейго слабо взмахивает крыльями, расправляя их целиком и задевая кончиками бетонный пол. Прохлада помещения тут же лезет за шиворот и облизывает раскрасневшееся лицо. Едва ли не насильно разорвав поцелуй, Таками трогает чужие губы пальцами — горячие, влажные, не менее привлекательные даже из-за шрамов и стягивающих кожу скоб.

    — Быстро учишься, — довольный тон не скрывает слабого, ставшего более явным за последние пару минут возбуждения. Пальцы хочется куда-нибудь пристроить; отказать себе не получается, Кейго проталкивает один в чужой рот, шумно выдыхает и подаётся ближе, откровеннее копируя жест с которого всё началось и слизывая с губ собственную слюну.

    +1

    11

    [indent] На каждом рваном вдохе внутри распаляется огонь - кажется, будто вот-вот выдохнет синее пламя в губы, вот-вот обожжет до кости ладонями. Но влажные поцелуи гасят разрушительную часть этого жара - остается только выступившая на лбу испарина, горячий язык, проводящий по нёбу.
    [indent] Даби жадничает. Пытается получить с каждым поцелуем как можно больше - как можно больше Ястреба, как можно больше инициативы. Пробует сначала неуверенно его на вкус, а после настойчиво. Почти пожирает. Прижимает к себе тесно, обхватив рукой за талию - не пускает отстраниться слишком далеко. Боится, что в любой момент рассеется туман в голове у героя, вспомнит он боль и унижение, попытается сбежать. Не сейчас, пожалуйста. Сейчас все слишком хорошо, чтобы можно было упускать момент этим насладиться. И он не упускает.
    [indent] Ближе, еще ближе - это уже не опаляющий огонь причуды. Жар возбуждения прокатывается волной, зародившейся внизу живота. Перехватывает дыхание, сбивает и без того бешеный ритм пульса. На каждом прикосновении Ястреба сердце пропускает один удар - подсознание пытается рационализировать, сваливает на непривычные ощущения. Действительно, ему никогда никто не запускал язык в рот. Никогда никто не касался щеки и шеи так беспечно раскрытой ладонью - герой давит пальцами на скобы, а он готов просить продолжить.
    [indent] Жаль, что просить не умеет.
    [indent] Тихий стон выбивает на эмоции - Даби сбивается с мысли, кусает за губу. Следом зализывает место укуса - извиняющаяся псина, нечаянно цапнувшая ласкающую руку. Так вот, как звучит его удовольствие. Он вновь впивается во влажные губы, старается настойчиво - чтобы Ястреб повторил этот звук. Ласкает слух куда больше болезненного скулежа. Пожалуй, ради такого стона - не такого, еще более громкого, - Даби готов в следующий раз позаботиться не только о своем удовольствии.
    [indent] Мысль смывает потоком прохладного воздуха - он ведет нервно плечом, почти ежится, когда сквозняк высушивает пот, остужает разгоряченное тело. И мозг. Проснувшийся разум цокает неодобрительно, пристыжает за недавние слишком нежные мысли. Нельзя так относиться к простому средству для достижения своих целей. Нельзя так жадно пялиться на чужие губы. Нельзя так упрямо удерживать на своих коленях.
    [indent] — Хороший учитель, — Даби скалится в улыбке. Это не тот хищный, мерзкий оскал, которым он одаривал про, пока любовался голой задницей. Щурится, не отводит взгляд от его лица ни на миг. Почти любуется.
    [indent] Хочется поймать Ястреба за язык, укусить, впиться поцелуем вновь. Но Даби лишь выдыхает шумно, чуть сжимает зубами палец - аккуратно намекает, что опасные животные все же кусаются даже тогда, когда их так приятно приласкали. Еще совсем недавно этот намек был бы болезненным, травмирующим. Чертова птица ставит все с ног на голову. Нужно либо проветрить голову, либо позволить всему выйти из-под контроля. Опять.
    [indent] — Хэй, — пальцы сжимаются на запястье Ястреба, убирают руку от лица. Язык мажет по его губам в ответ. Ничего ведь дурного не случится, если дать себе волю. Верно? — У меня есть одна невыполненная работенка для дока. Я думаю, ты можешь мне с ней помочь. Заодно выбросишь свой подарок где-нибудь поближе к геройским офисам. Не одобряю трупы рядом с тем местом, где я сплю.
    [indent] Слова застревают в хрипящем горле. Горячее нутро вопит, возмущается. Требует предложить герою далеко не работу. Требует вовсе ничего не предлагать, только взять то, чего так хочется. Требуются чертовы титанические усилия, чтобы ослабить хватку на теле про, дать ему хотя бы шанс встать.

    Отредактировано Dabi (2022-01-09 20:16:00)

    +1

    12

    Однажды он обязательно обратится к специалисту с размытыми, неявными запросами — явный стокгольмский синдром или как там это называется, явное влечение к человеку, который дважды причинил тебе исключительно боль, как физическую, так и моральную. Отсутствие самоуважения? Сложно уважать себя с такой-то работой. Кейго терялся в возможном самодиагнозе.

    На губах ещё горячо от поцелуев, чужие губы словно мишень — яркая от прилившей крови верхняя, тёмная от шрамов и рассечённая скобами нижняя. Таками смаргивает наваждение, криво ухмыляется в ответ, тут же понимая, что веселье — натянутое.

    Всё было настоящим — возбуждение, желание продолжить, любование, интерес, — кроме веселья. Веселиться не получится. Не тогда, когда ему напоминают… об этом.

    В этом нет никакого смысла. Завоевание доверия таким способом… Рискованно. Тупо. Поставить на кон всё, чтобы ходить по лезвию и жить бок о бок с возможностью проебаться в любой момент. Господи, как же он любит свою работу.

    Не стоит обманываться. Это глупо и наивно. Ни глупость, ни наивность ему давно не присущи.

    — А ты чистюля, а? — уперевшись ладонями в чужую грудь, Таками, загребая крыльями воздух, стаскивает себя на пол. На мгновение теряется от накатившего ощущения — колени словно ватные, держат не так крепко, как хотелось бы. И это всё и-за пятиминутки поцелуев с тем, кто, кажется, целовался-то первый раз в жизни?

    Вот позорище.
    Таками улыбается, натягивая очки. Жёлтое оттеняет мир вокруг и делает его проще. Привычнее.

    — Третье свидание, значит. Мне нравится, — прекрати, в этом нет никакого смысла. — Ну, тогда погнали.

    Без жара чужого тела прохладно. Запахнув куртку и повесив на плечо сумку, Таками послушно плетётся следом за Даби, отставая то на шаг, то сразу на три. В голове роятся вымученные, блеклые и неправильные мысли. Узел возбуждения никак не ослабнет, словно его всё ещё дразнят. И дразнят же — у Даби не прикрыта шея, под ладонями всё ещё фантомно ощущается горячая сухая кожа. Ястреб недовольно морщится, встряхивая пальцами.

    Он был готов залезть к Даби в штаны, потому что что? Потерял контроль? Нет. Помутнение хоть и было, но слабое. И можно ли это вообще так назвать? Даби должен был вызывать страх. Но вместо этого Кейго тянуло к нему, как тупую мышь к сытому удаву. Поговаривают, такая мышка может жить в террариуме месяцами, отвоёвывая у змеиной шкуры блестящие чешуйки.

    Пока не сдохнет с голоду.

    Несколькими уровнями ниже — лаборатория с чернеющими потолками и широкими квадратными колоннами, подпирающими верхотуру. В склянках размером метра в три — ному, окутанные зеленью жидкости и сетью поднимающихся к поверхности пузырьков. Кейго, перестав улыбаться ещё на подходе, когда совсем пропали редкие встречные, разглядывает чужую биологическую сокровищницу с холодным интересом.

    Эти люди были... преступниками? Судя по тем данным, что удалось получить из пойманных ному — отчасти. Кроме того, что был вратами. Осталась ли у них память? И что за ум способен сотворить таких монстров?

    Люди Фронта во многом были выдающимися — иногда в самом нелицеприятном свете.

    — И чем же мы займёмся? — сумка тянет плечо к земле не физическим, но фантомным весом, а взгляд всё никак не удаётся оторвать от ному, который походит больше на сильно вытянутого подростка с закатившимися глазами.

    +1

    13

    [indent] Он расстается с приятной тяжестью на коленях с плохо скрываемым сожалением. Оглядывает Ястреба с ног до головы. На физическом уровне борется с желанием поймать за руку, за крыло, за куртку - душит в себе желание завалить героя обратно на диван, столкнуть сумку с Бэст Джинсом на пол и повторить то, чем заканчивалась каждая их встреча. Теперь уже не с принуждением, не ради исключительно собственного удовольствия - Даби готов просить и предлагать в ответ. Готов. Но лишь на краткий миг.
    [indent] Ведет ладонью вдоль челюсти, давит сильно на пересекающую лицо линию шрамов - стирает щекочущие ощущения, оставшиеся от ладоней героя. Вытесняет память о нежности болью от натянутой кожи, от впивающихся остро скоб. Хочется, чтобы Ястреб прикоснулся снова - желание это злит, вызывает слишком много вопросов. Желание это срочно надо забыть.
    [indent] — А ты не заметил? Я предпочитаю утилизировать трупы, — губы растягиваются в ухмылке недоброй, со смешком на выдохе выплевываются синие искры. Безобидные как кремационная печь - только тогда, когда ты достаточно далеко. — К тому же, этот трофей занимает слишком много места, негде поставить.
    [indent] Злодей успевает толкнуть сумку локтем с плохо скрытым раздражением. Без алого барьера из крыльев он снова видел бетон стен убежища Фронта, снова оказывался посреди реальности, которая кусалась, царапалась мелкими крысиными коготками. Сбегай сколько угодно, прячься сколько угодно под мягкими губами - даже влажным языком про нельзя стереть все планы, все старые раны, которые зудят при виде натянутой черной ткани сумки. Впереди еще слишком много работы.
    [indent] — А ты не сдаешься. Неужели понравилось, чем закончились предыдущие два? — Даби подрывается с дивана резко, в короткий шаг оказывается рядом с Ястребом. Выдыхает ему в висок жарко - угрожающе. Но руками не трогает. Только одергивает плащ, поправляет задравшуюся футболку.
    [indent] Холод коридора облизывает приятно кожу - но никак не может загасить жар возбуждения. Приходится думать о прочем - не о Ястребе, шагающем позади. Он думает о Шигараки. Лидер Лиги хорошо вписался в кресло главы Фронта, в которое его щедро усадил впечатленный Ре-Дестро. Томуре едва ли есть дело до того, что ждут от него бывшие АРИСовцы, он занят присвоением силы, занят планами по разрушению мири до основания. Он думает о Старателе. Место героя номер один не идет ему настолько, что даже смешно от того, как сильно он стремился к этому пьедесталу. С такой высоты будет больно падать. Жаль у него нет крыльев, чтобы смягчить это падение.
    [indent] Взгляд упирается в камеру с ближайшим ному. Даби стучит по стеклу пальцем - знает, что без команды тот пассивнее коматозного овоща. Существует, но без искры разума. Разум расходному мясу не нужен - это даже плюс последствия "приживления" многих причуд.
    [indent] — Эй, Дарума, — он окрикивает доктора, выискивает старательно взглядом в полумраке помещения. В ответ лишь шум в дальнем конце - не тонкий намек, где искать хозяина ужасающего подземелья. Даби цыкает раздраженно, закатывает на краткий миг глаза. Не кричит вновь, говорит уже с птицей и полушепотом. — Выгуляем тестовый образец. Ты уже помогал мне с такой работой.
    [indent] Он скалится, вспоминая недовольство героя, острое перо, подставленное к горлу. Чувствует внутреннее злорадство, когда в памяти выцепляет почти что провалившегося отца. Еще немного, еще чуть больше силы для ному - и герой номер один будет втоптан в грязь. Хотя нет, он хочет сделать это лично.
    [indent] — В этот раз всё честно. Ты даже будешь знать условия выгула, никаких внезапных нападений во время обеда, — снова повторяется стук по емкости с ному. Черное тело за стеклом чуть вздрагивает. — После можем выпить по стаканчику. Раз свидание.

    Отредактировано Dabi (2022-01-10 11:11:12)

    +1


    Вы здесь » shakalcross » завершённое » for us


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно