эпизод недели: dying to live
пост недели:

Розария себе врет и ненавидит себя за это. Она знает, что Альбериха что-то связывает с алхимиком, у неё уши и глаза повсюду. Она как чертова гончая чует запах интриг и предательства, им пронизан весь этот блядский город, сладковатый аромат переспевших яблок и закатников, гниющих в траве. Но из-за дыма нотки исходящие от Кэйи практически не чувствуются, а потому она всегда закуривает вторую. читать далее

    shakalcross

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » shakalcross » альтернатива » Нет времени объяснять


    Нет времени объяснять

    Сообщений 1 страница 4 из 4

    1

    Нет времени объяснять
    Гето Сугуру ✦ Фушигуро Мегуми
    https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/329/89799.jpg


    Сугуру подозревал, что появление детей у Сатору может автоматически подписать на отцовство и его, но он точно не ожидал, что это произойдет именно так.
    Мегуми заболел, а Годжо срочно нужно отлучиться.
    Бежать некуда.


    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/329/21253.jpg[/icon][status]и что?[/status]

    +2

    2

    Когда наполненная постоянными приключениями жизнь превращается в бесконечную повседневность, то со временем все больше отвыкаешь от специфики работы шаманом и всех прилагающих к этому атрибутов. Например, взбалмошного и особо назойливого сильнейшего мага, что может легко ворваться в твою обыденность и не потерпит отказов. Именно так этот беловолосый подхалим объявился с утра пораньше и на протяжении нескольких часов преследовал когда-то своего напарника, устраивая мелкие пакости в его привычном стиле: то записку с по-детски нарисованной гениталиями в рюкзак подкинет, то ночью начнет присылать сообщения с содержанием, как ему срочно понадобилась помощь «своего самого ответственного друга», то в метро подкараулит с похабными табличками. Талант Годжо ко всему, за что он берется, распространялся и на невероятную нетактичность, с которой его окружение справиться попросту не могло. И даже отстранение от мира мастеров проклятой энергии и попытки начать спокойное существование без постоянной охоты на проклятья совершенно не гарантировали спасение от этого человека. Казалось, что он никак не мог свыкнуться с желанием старого напарника пойти другим путем и, вместо того чтобы стать полноценным магом после окончания колледжа, решил попытаться начать обычную гражданскую жизнь и избавиться от всех старых контактов с колледжа. Сознание, что уже не могло смириться с несовершенством мира, попыталось обрести спокойствие в повседневном существовании как простой человек. Сбежать, найдя умиротворение в обычном быте, гражданской работе — применению своих навыков боевых искусств не для уничтожения, а для вышвыривания особо буйных посетителей из дешевого паба, чтению глупых журналов по вечерам и тренировкам без угрозы для жизни два раза в неделю. Полтора года назад в своем юношеском максимализме Гето стоял на перепутье, опустошенный бесконечной несправедливостью и несовершенством, что лишила его всякой уверенности в свои убеждения, и готовый сделать шаг во тьму. Но в итоге выбрал смирение.

    Невероятная ненависть к людям, спящая где-то внутри и мучительно ноющая в моральном надломе, не позволила подающему надежды ученику стать полноценным магом и упокоилась где-то далеко внутри вместе с перспективами быть шаткой преградой между проклятиями и человечеством. Одна мысль о бесконечных миссиях, блевотному вкусу проклятий на языке и беспомощном наблюдении за смертями товарищей не давала жалеть о собственном желание избавить себя от таких обязанностей, растворившись в потоке тех, кто никогда не видел последствия собственных слабостей. Ища причину в случайности, стечения обстоятельств, гнева фортуны, люди готовы были свалить вину даже на нечто сверхъестественное, но никак не на собственные грехи. И от этого выворачивало в омерзении.

    Гето задумчиво смотрел на шепчущее темно-синее существо под самым потолком, сверкающее по каждому посетителю золотыми глазками, словно камера скрытого видеонаблюдения. Несколько раз в неделю он захаживал в магазин, предоставляющий марку его сигарет по самой доступной цене в ближайшем радиусе от дома, заодно хватал хлеб и молоко и каждый раз замечал, как несуразное на фоне светлой бежевой плитки черное пятно разрастается все больше и больше, противно скребётся над полками крохотными когтистыми лапками, перебирается по потолку над головами ничего не подозревающих покупателей, лопает очередную лампочку и распространяет, словно плетет паутину, свои миазмы. Питаясь и паразитируя ровно так же, как и люди распространяют свое влияние на планету. Ровно так же, как старейшины школы магии на людей.

    Пора бы поискать другой магазин, подумал Гето и с недовольством отвернулся к экрану телефона со светящимся на нем входящим звонком, только обдумывая, как побыстрее и эффективнее избавиться от названивающего, он и не заметил, как оказался на пороге квартиры с всученными в руки решебниками, лежащем на диване ребенком с температурой и небольшой коробкой с американскими пончиками в глазури и медом. Через несколько секунд, правда, эта коробка попыталась чудесным образом испариться в руках Сатору, посчитавшем оставлять сладости (который сам же и купил) кому-то еще слишком добродушным жестом. Но конфискация провалилась — хоть тут пусть вспомнит о существовании совести, все же не для него это предназначалось. Убедившись, что сладости в безопасности, Сугуру невольно мягко улыбнулся на трепетные напутствия Сатору, сначала оценил стопку книг в своих руках, а после перевел озадаченный взгляд на темноволосого мальчишку. Его схожесть с одним их давним очень хорошим «другом» отдавалась болью в шраме на груди. Не хватает только самодовольной ухмылки и ощущения приближающейся неминуемой смерти. Но на лице того отражалась только абсолютная незаинтересованность в незнакомом человеке, появившемся в доме. Да и вообще в происходящем вокруг него — с другим отношением вряд ли получится справиться с хаосом, что устраивает сильнейший маг поколения, пытавшийся отобрать пончики как малое дитя и сразу же в темпе вальса сваливший с показательной обидой на «очень важную» миссию.

    — Мои искренние соболезнования, парень, — Было это то ли про свое присутствие, то ли про капризы Годжо. Скорее, про все сразу. Неужели из всех знакомых Гето — оказался самым компетентным претендентом, чтобы приглядеть за ребенком, или ему просто до сих пор так доверяют? Но вот какой вопрос действительно волновал в данный момент: и что ему делать теперь вообще?

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/154/992910.png[/icon]

    +1

    3

    Перспектива остаться под присмотром кого-то постороннего Мегуми совсем не по душе, но он не в том состоянии, чтобы держать долго держать оборону, кусаться и вообще всем видом показывать свою самостоятельность. Они с Цумики прожили без взрослых больше года и не пострадали - отлежаться с температурой уж точно проблемой не станет. Но Годжо считает иначе, поэтому мальчику пришлось наблюдать все стадии растерянности человека, абсолютно к чему-то не готовому. Сложно сказать, что именно заставило Фушигуро смиренно вздохнуть. Может, неуклюжие попытки докопаться до поисковика с поиском наилучшего метода лечения или заварить чай с медом (получился мед с чаем, который невозможно пить), а может, постоянные поползновения, дабы понять, не стало ли больному лучше или хуже, чем пять минут назад. Или упорные звонки какому-то Сугуру, очевидно не желающему иметь с этим ничего общего. Не удивительно, в общем-то, но факт остается фактом: Сатору беспокоится. Сатору не хочет оставлять Мегуми одного. И это вызывает очень много смешанных чувств, представляющих опасность для внутренней обороны. Слушая, как Годжо снова старается до кого-то дозвониться, мальчик проваливается в дрему.

    Будит его суета в коридоре. Медленно сморгнув, Фушигуро кутается в плед, потому что его все еще знобит, но не сводит внимательного взгляда со входа. Там - растерянная колонча примерно одного с Годжо возраста, только выглядит умственно взрослее, хотя данная версия вызывает некоторые сомнения: если нормальный, почему тогда с таким раздолбаем дружит? Мегуми слышит, как закрывается дверь, оставляя его наедине с этим самым Сугуру.

    Он встречает такой же внимательный взгляд и прежде всего замечает в нем узнавание. Совсем не то, какое бывает при встрече с добрым приятелем. Вывод напрашивается сам, но ничего особенного темноволосый на этот счет не чувствует. Годжо встречал того человека, почему его друг не мог? Почему обязан испытывать к воспоминанию что-то хорошее, если даже родной ребенок не может? Плевать. Одно сейчас ясно наверняка: зла Мегуми здесь все равно не желают. Иначе бы Сатору не оставил бы их вдвоем.

    Ну, только если Сугуру не окажется непредсказуемым маньяком и не убьет его в порыве гневного припадка. Что вряд ли. Впечатление человека неуравновешенного тот не создает, хотя и чувствуется в нем что-то странное... Непонятное, даже не ощутимое толком, но определенно присутствующее. Непростое.

    - Это всего лишь простуда, - отвечает зеленоглазый и медленно перетекает в сидячее положение. Плед, под которым он лежал, огромный настолько, что можно делать ролл из Годжо, поэтому продолжает занимать немалую часть дивана, а Мегуми не торопится подтягивать его к себе. Несмотря на жар и отсутствие враждебности в сторону чужака, дружелюбия в нем не прибавляется даже сейчас. Скорее, усталость.

    Выражение детского лица кристально чисто дает понять, что Сугуру уже может идти домой, если хочет.

    - Я Фушигуро, - тем не менее, представляется ребенок. Ему не нравится быть "парнем", он не любит свое имя и уж точно не хочет, чтобы чужак называл его так. Поэтому пусть зовет по фамилии.

    Говорить, в общем-то, больше не о чем. Очень хочется лечь обратно, отвернувшись к стене, но Мегуми жарко и холодно, его тянет никогда не шевелиться и пойти приоткрыть окно ненадолго, потому что дышать совсем нечем. Было бы неплохо съесть пару долек лимона по пути куда-нибудь - Годжо нарезал его, чтобы добавить в чай, но когда тот не удался, досыпать к медовому вареву еще и это никто не рискнул.

    Что ж, звучит как план.

    Завозившись, Фушигуро слезает с дивана, поежившись, и отправляется на кухню. Он уже не маленький и справится сам, а растерянные "взрослые" могут сколько угодно хлопать ресницами, лишь бы просто не доставали.

    [status]и что?[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/329/21253.jpg[/icon]

    +2

    4

    Оставленный в одиночестве Гето со смирившимся вздохом наконец осмотрел помещение, в котором, похоже, придется провести некоторое время, и избавился от сомнительных презентов в руках, временно отправив гору счастья на ближайшую тумбу. Что-то подсказывало, что мальчишка сейчас явно не в состоянии уплетать сладости, и уж тем-более не захочет притрагиваться к учебникам. Перед тем как последний успел шмыгнуть из комнаты, оставив съехавшее с дивана одеяло и слишком знакомое впечатление человека невероятно упертого, хорошо знающего все и без посторонней помощи, чтобы что-либо слушать, Сугуру только и успел что в ответ бросить свое имя на некое подобие представления друг другу. Перечить взрослый глупый чужой дядька даже не подумал и вместо пустой траты времени на глупые споры разместил свои вещи, аккуратно сложив лёгкую куртку и темный рюкзак с приготовленными на всякий случай лекарствами, в спешке купленными по дороге, и отправился в другую сторону на исследование квартиры. Что-то специально высматривать и уж тем более лезть в чужие дела намерения не было, но стоило найти уборную для начала, раз уж придется провести здесь какое-то время. Заодно и руки помыть для приличия.

    Потянувшись к ручке крана, чтобы включить воду, Сугуру на секунду замер, мысленно уносясь на несколько лет назад, когда Годжо, стоило тому подхватить простуду даже в легком проявлении болезни, сразу же превращался в беспомощного ребенка, что абсолютно не способен самостоятельно ничего сделать, кроме как изображать неминуемую кончину от сильного насморка. Именно в один их таких моментов в голову пришел отличнейший план, как каждый раз отбивать любое желание бесконечно истерить и пачкать соплями чужие вещи. Одно только приятное воспоминание заставило коварно хмыкнуть. С заговорческой улыбкой он все же вымыл руки и стряхнул капли воды в раковину, вытянув перед собой ладонь. Черная пыль воронкой завертелась над ней, формируясь в пузатое разноцветное существо с выпученными желтыми глазенками. Недовольно выкатив розовое пузо и переминаясь влажными лапками в предвкушении новых мучений, проклятие опасливо озиралось вокруг, а после пугливо остановило взгляд на довольной мине, нависающей над ней. Волнение маленькой жабы, в прочем, было не спроста — бедолагу сунули под струю с водой и сдавили тельце, чтобы та открыла рот. Пару мгновений и проклятие превратилось в барахтающийся надутый шарик, наполненный прохладной водой. Довольный получившейся игрушкой, он отправился искать своего новоиспеченного подопечного. В случае с Годжо жаба обычно заканчивала с ледяной водой в брюхе и за шиворотом, но в этот раз такая вольность была исключена. К слову, такой опекун не мог выбрать обычного ребенка просто так. Он же должен видеть проклятия, правда? Если же нет, то весь замысел обернется…намного смешнее. Или травматичнее.

    Через минуту его небольшое путешествие-расследование закончилось на кухне. Внимательный взгляд, привыкший невольно обращать внимание на окружение, оставил впечатление в общем-то не отличалось от предыдущих комнат - парадоксально убрано и опрятно. Похоже, в качестве компенсации за потерянный выходной появился ещё один повод подначивать за то, что мальчишка в таком возрасте справляется с хозяйством лучше взрослого мужика и явно обладает большим влиянием на организацию жилья, иначе бы можно было наблюдать бес порядочный свинарник: разбросанные под диваном грязные носки и липкие пятна на полу от сладкой содовой — раньше были неизменными элементами интерьера.

    — Мне тоже нальешь, Фушигуро? Я могу помочь, знаешь, если хорошо попросишь. — Специально, чтобы оповестить о своем присутствии в помещении, с намеренным ехидным выделением фамилии заговорил Сугуру, подбираясь к караулящему чайник мальчишке. Разложенные перед ним дольки лимона (?) сомнительного вида выглядели результатом чудовищного надругательства магической техникой, чем привычным использованием ножа. Жалкое зрелище. Но больше волновало состояние болеющего, чем цитрусовый фрукт. Сначала отвлекающий маневр — брыкающаяся жаба водрузилась на темноволосую взъерошенную макушку, с бульканьем переваливаясь в разные стороны на пузике, словно неваляшка, безуспешно хлопая прозрачными стрекозьими крылышками на спине. Целью же была проверка одежды; если вспотеть с температурой под одеялом и свободно расхаживать приведет только к ухудшению симптомов, осложнению обычной простуды, и, следовательно, к лишней головной боли. Сохраняя на лице насмешливую улыбку, он немного нагнулся и осторожно понюхал воздух, убеждаясь, что пока пинать этого недовольного Фушигуро переодеваться потребности нет. Удовлетворенно оставляя того в покое с болтающимся на голове проклятым шариком, Сугуру устроился за столом и подпер довольную мину рукой, наблюдая за чужой реакцией.

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/154/992910.png[/icon]

    0


    Вы здесь » shakalcross » альтернатива » Нет времени объяснять


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно