yay. capitalism эпизод недели
хината пишет: Смерть брата изменила меня. Привычный мир перестал существовать, и его жертва была ненапрасной. Он до последнего придерживался своих идеалом и себя самого. В детстве я понятия не имела, как ему приходится тяжело. Как он ненавидит главную ветвь. Как он старается выживать и старается показать свое превосходство. В то время я не понимала, что он просто хотел вырваться из своей клетки, в которую заковали мы. Родиться первым – такая глупость. Судьба. Случай. Разве это правильное решение?читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » альтернатива » lies came out my mouth


lies came out my mouth

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/294/977070.png

[nick]Ursa[/nick][status]загляни в бездну[/status][icon]https://imgur.com/9ua9tob.gif[/icon][info]fairy tales[/info][desc]<a href="https://shakalcross.ru/" class="link3">урса;</a> the cure for anything is salt water[/desc]

Отредактировано Takami Keigo (2021-10-19 22:16:42)

+3

2

[indent] Когда они сходят на сушу, то приносят с собой горько-соленый запах высоких волн, рев кусучего ветра и послевкусие отсыревшего пороха. Каждый на "Весёлом Роджере" пахнет злыми глубокими водами - только лучше не принюхиваться шибко, дабы не выбить из себя тошноту и рвотный позыв, учуяв за солью и порохом застарелый пот, дешёвый табак и крепкий перегар. Когда они сходят на сушу, то приносят с собой смех, блеск неспрятанных ножей и звон золота. Портовые кабаки раскрывают двери широко - но хозяева их сглатывают нервно, обливаются потом холодным. Не известно, что будет литься щедрее, ворованные монеты или горячая кровь. Шире кабаков двери открывают лишь бордели - море холодное, хлесткое, злое, промокшие и обветренные жаждут тепла и продажной любви больше, чем жара спиртного. Когда они сходят на сушу, то каждый в голове начинает обратный отсчёт - десять, девять, восемь... На отметке "ноль" взвоет от твёрдой земли нутро, застучат ботинки по палубе в деловой спешке. Без моря надолго нельзя, а потому стоит успеть выжать максимум, пока не позвало оно обратно.
[indent] Крюк подкидывает монету - золото блестит остро, заставляет хозяина кабака прищуриться, на миг потерять натужно вежливую улыбку. Падает на стойку звонко, на ребро - вот-вот укатится, да только хозяин предусмотрительно накрывает широкой ладонью, вновь натягивает улыбку. Монета прячется в глубоком кармане, взамен нее встаёт на щербатую поверхность стакан да ополовиненная бутылка. Крюк смахивает пыль с пузатых боков тёмного стекла - без брезгливости, с почти благодушной улыбкой.
[indent] - Неужто с прошлого раза дожидалась? И прям никому не наливал, для меня берег? - хитрый прищур васильковых глаз режет холодным ножом, почти физически ощутимо раскрывает мягкую плоть, распахивает грудную клетку, вцепляется неприятно в душу.
[indent] - Обижаешь, Джеймс! - зычный бас хозяина отдаётся в стойке вибрацией. Тряпкой охаживает стол, смахивает пыль - да только большую грязь разводит, вынуждает капитана раздражённо отмахнуться. Микроб от грязи дохнет, но что-то не тянет Крюка пить бренди вместе с застарелыми крошками, неловко вытряхнутыми из тряпки. - Сегодня только пьёшь?
[indent] - Первый день на твердой земле и я заслужил горячий ужин, поэтому, нет, - терпкий янтарь льется в стакан до верху, до самых краев. Джеймс пытается разглядеть сквозь мутное стекло, сколько ещё осталось в бутылке - достаточно на сегодня, если в планах нет напиться в сопли. В планах было - его команду сегодня грели портовые шлюхи, его же греть будет любимый бренди.
[indent] Он скребет потертым, потемневшим от соли и лет крюком заросшую жёсткой щетиной шею, морщась обменивает честно нагребленное золото на нормальную еду - насколько она может быть нормальной в этой дыре, тихой и пустой. Команда "Весёлого Роджера" сегодня разносила другие места - если прислушаться, то сквозь неплотно закрытые двери просачивался отдаленный гогот и ругань. И звонкий девичий смех.
[indent] Жадный глоток алкоголя обжигает - дерет горло, пустой желудок, но не греет так, как ему хотелось бы. Он делает еще один - обводит взглядом пустой зал, впивается внимательно в скопившиеся в углах тени. Они тянутся из-за дальнего столика словно чёрные щупальца, прилипают присосками к стенам и полу, захватывают себе новые владения, а после отступают, словно напуганные светом.
[indent] Крюк чертыхается, смаргивает наваждение - просто тени глубокие, подвижные от рыжего-тусклого пламени свечи. Просто черные кудри юноши за дальним столиком. Просто глубокие, как морская пучина, глаза наблюдают за ним столь же внимательно, как и он за чудовищем, сплетенным из теней.
[indent] Он шагает к чужому столу широко, уверенно, одной рукой удерживая за горлышко бутылку и ополовиненный стакан - выскользнет, разобьется вот-вот, да только не жалко, переступит через осколки не глядя. Не успел сойти на берег, а уже манит пучина в чужих глазах.
[indent] - Один тут отдыхаешь? - он давит из себя улыбку очаровательную, но все равно выходит разбойничий оскал. Садится рядом, не спрашивая разрешения, и тут же захлебывается в чужом едва уловимом аромате - он тоже пахнет морем, но только грозовым, гибельным штормом.

[nick]Captain Hook[/nick][status]помоги себе сам[/status][icon]http://images.vfl.ru/ii/1635584416/87790638/36473865.gif[/icon][info]fairy tale[/info][desc]<a href="ссылка на анкету" class="link3">капитан крюк;</a> have no fear for sea devil;[/desc]

Отредактировано Count Lucio (2021-11-08 08:01:35)

+3

3

В Морском королевстве становится скучно.

Тритон, сошедший с ума и иссохший, словно оголодавшая рыбина, стал похож на бледную, полупрозрачную копию себя самого — он бормотал днями и ночами об утерянном, о былом и о том, чему уже никогда не сбыться.

Ариэль, унаследовавшая трон следом за ним, как самая из любимых дочерей, вернулась обратно с большой земли, бросив так и не поддавшегося ей человека, и принялась управлять родными землями так, как умела. Вот только воды были непокорны, не поддавались руками той, что провела на суше больше половины жизни.

Она обращалась к Урсе за помощью десятки раз — и каждый раз получала отказ, один другого краше. Его забавляла чужая наивность и желание отстроить империю заново в том же виде, что она была когда-то при Тритоне. Его забавляло, что Ариэль упорно не видела того, что видел он — королевства уже не было и в помине, а остатки рыбьего народа всё больше поддавались тьме и хаосу, предпочитая пребывать в покое на песчаном тёмном дне, а не в движении разномастных и жадных потоков, расслаивающих толщу океана.

Прошли десятки лет, а ничего так и не изменилось. И единственная вещь, которая была способна возродить новое на туше сдохшего левиафана, была утеряна ещё до пышных похорон иссякшего Тритона.

Поиски на дне морском не увенчались успехом — Урса был уверен, что проверил каждую песчинку. Говорливые чайки наперебой изрыгали слухи — Трезубец на суше, среди людей, спрятанный надёжно. Тупая Ариэль додумалась отдать его своему возлюбленному. Обшарив его труп, выбив всё из его людей и разобрав потопленный корабль до последней щепки, Урса лишь убедился, что чёртов королёк продал Трезубец, посчитав лишь забавной безделушкой, оставленной почившей невестой.

Воды океана остаются за спиной — колдун растворяется в людском гомоне, легко становясь одним целым с толпой. Бледная кожа никого не удивляет здесь, лишь манит бывалих матрон и любящих «чего-нибудь заморское» девок из борделей. Урса рыщет по большой земле, не забираясь вглубь, но вскоре слухи снова тянут его, словно корабельная цепь, обратно к морю.

Все ниточки ведут к безымянной пиратской бухте, перевалочному пункту, где сбывают товары и отдыхают матросы. Среди них бледную кожу скрыть чуть сложнее, но никого это не интересует. Особенно если действовать по ночам, отшучиваясь нелюбовью к солнцу.

В одной из таверн судьба нос к носу сталкивает его с должником — тем единственным, кто умудрился остаться в живых, так и не вернув пока долг. А о нём он уже и думать забыл, надо же… как там его? Джеймс, кажется. Капитан Крюк, великий и ужасный. Интересно, складывают ли о нём сейчас легенды?

Урса помнит его другим — моложе на десяток с лишним лет, совсем юным и свежим, таким испуганным сомкнувшейся вокруг него смерти, брыкающимся в тоще океана.

Урса помнит, как поднимал к поверхности его корабль, вернув ему былой приличный вид; помнит, как вталкивал воздух в лёгкие тех моряков, что ещё откликались бьющимися сердцами. Помнит острый, со вкусом отчаяния поцелуй и каплю крови, что сковали их договором. Жизнь в обмен на просьбу. Жизнь в обмен на невозможность отказать.

Сейчас Джеймс сидит перед ним — постаревший, с густо подведёнными глазами, крепкий и текучий, словно морская трава. Всё такой же интересный, как и годы назад. Всё такой же смешной. И без капли узнавания в глазах. Ещё бы. Пожалуй, без тяжести десятка щупалец вспомнить будет сложно.

— Теперь с тобой, — колдун почти мурлычет, подаваясь вперёд и переставая подпирать собой стену. Вытягивает руки — до самых запястий скрытые под тканью холщовой рубахи, без единого кольца и браслета, что было бы, пожалуй, дикостью, будь он местным. — Угостишь? — сцапав бутылку, делает пару глотков.

Пойло отвратительное, но терпко, кисло ударяет в горло, рождая бешеную идею. Урса, подавшись ещё ближе, почти заискивающе смотрит на капитана снизу вверх, едва не прижимаясь грудью к засаленной поверхности стола.

— Расскажешь историю? У тебя их, должно быть, много. Ты же Капитан Крюк, верно? Я слыхал о тебе. Говорят, ты один из великих пиратов, — не прерывая нежной похвалы, Урса подливает Джеймсу в стакан из бутылки, которую так и не выпускает из пальцев, очерчивая гладкое, с мелким сколом горлышко кончиком пальца.

[nick]Ursa[/nick][status]загляни в бездну[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/294/631561.gif[/icon][info]fairy tale[/info][desc]<a href="https://shakalcross.ru/" class="link3">урса;</a> the cure for anything is salt water[/desc]

Отредактировано Takami Keigo (2021-11-11 00:57:04)

+2

4

[indent] Слишком просто.
[indent] Но пираты любят легкую наживу, выигранные без усилий битвы, полученную без стараний награду. Джеймс вглядывается в глубину чужих глаз и перестаёт давить из себя непривычную, ненастоящую улыбку. Скалится уже хитро, самодовольно. На дне чужих глаз искорки - опасные грозы, но капитан предпочитает путать их с далеким, ему ничем не грозящим штормом. Ничего общего видеть не желает с теми волнами, что однажды перевернули его корабль, заставили "Весёлого Роджера" всплыть брюхом к верху, будто огромного мёртвого кита. Он никогда не сочтётся с той силой, что вернула ему штурвал. Никогда.
[indent] Потому что не спешит отдавать долг, носа не суёт в воды, из которых могут вынырнуть белые руки и черные щупальца.
[indent] Он мотает головой, выгоняет из памяти словно остатки сна - воспоминания о сковавшей его воде и страхе. До конца не исчезают, остаются на корне языка неприятным послевкусием, блевотной горечью, неуловимо устиливающейся от взгляда на синие вены под белой кожей. Кисти рук почти девичьи на фоне огрубевшей и тёмной от моря ладони Крюка - хочет коснуться, проверить, но только сильнее сжимает стакан, припадает к нему жадно. Авось на самом дне найдутся нужные слова, что говорятся в таких случаях.
[indent] Но дно спешно прячется под новой порцией спиртного. Джеймс усмехается, наклоняется к незнакомцу - обдает удушливой и горячей волной проспиртованного дыхания. Проверяет - отодвинется ли, опустит ли взгляд. Портовые девки давно не шарахаются опасной команды, но вот залетные пташки, начитавшиеся пиратских романов, обжигаются быстро, до кости, плохо прячут страх за бравадой.
[indent] - Я плавал в морях, которых нет на картах. Топил флот английской короны, будто это бумажные кораблики, пущенные по весеннему ручейку. Лицом к лицу сталкивался с морскими чудовищами, - самодовольные нотки с трудом не скатываются в открытое хвастовство. Потемневший металл крюка касается чужой белой щеки, надавливает осторожно. Заточенный с зазубриной, он выпил не мало крови - каждый член команды знал, на собственной шкуре или на чужом печальном примере, как капитан применяет свой крюк. Надави чуть сильнее - и поранишь. Но пират лишь улыбается беззлобно, кладет на стол шумно искалеченную руку. - Я Капитан Крюк, но можешь звать меня Джеймс. И у меня найдётся так много историй, что одной ночи не хватит.
[indent] Приукрашивать собственные байки - почти что искусство. Но оно становится легкой задачей, если слушатель знает лишь слухи и сказки. Не будет неловких упоминаний школьника, испортившего жизнь по науськиванию сварливой феечки. Инфантильные и бессмертые - слишком раздражающее сочетание, до зуда в отсутствующих пальцах.
[indent] - Если хочешь послушать их все, то придётся запастись терпением. И еще парой бутылок алкоголя, - он почти что откровенно радуется, что за мутным стеклом осталось так мало бренди, едва-едва на двоих растянуть, да обоим чуть захмелеть. - У меня на корабле определённо найдётся что-то получше. В трюмах у торговых кораблей всегда полным-полно вин и рома, а я предлагаю им максимально честный обмен. Жизнь за все их богатства.
[indent] Это даже не невинное приглашение в гости - грубые пальцы касаются чужих костяшек нагло, проводят по мягкой коже мелким наждаком подушечек. Крюк встаёт резко, цепляет стол - чудом ничего не переворачивает, хотя дела до этого ему нет ни капли.
[indent] - Для благодарного слушателя в капитанской каюте найдётся все самое лучшее.

[nick]Captain Hook[/nick][status]помоги себе сам[/status][icon]http://images.vfl.ru/ii/1635584416/87790638/36473865.gif[/icon][info]fairy tale[/info][desc]<a href="ссылка на анкету" class="link3">капитан крюк;</a> have no fear for sea devil;[/desc]

Отредактировано Count Lucio (2021-11-18 07:30:09)

+1


Вы здесь » shakalcross » альтернатива » lies came out my mouth


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно