shakalcross
дейенерис пишет: Неожиданная ухмылка веселит её. Она старается спрятать улыбку, но губы совсем не слушаются, потому она чуть наклоняет голову, сухо кашляет и снова выпрямляется. Предложение Геральта звучит дельно, если отбросить все шутки. У неё хотя бы будет имя — и это уже что-то. читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » фандом » j.k.rowling's wizarding world: боль резкой потери;


j.k.rowling's wizarding world: боль резкой потери;

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

боль резкой потери
Bellatrix LestrangeAndromeda Tonks
https://i.imgur.com/TkRA3RR.jpg

+2

2

Андромеда никогда особенно не любила свою комнату. Но когда вынужден расставаться с чем-то навсегда, находишь так много причин для любви.
Букеты сухоцвета в чёрных вазах. Книги, что расставлены в алфавитном порядке. Кровать под симметричным балдахином. Тройное зеркало в тёмной ореховой раме. Клетчатый плед, брошенный на стуле.
Странное болезненное тепло в груди.

Вероятно, она здесь в последний раз. Кольцо Теда лежало тонким ободком на цепочке у неё между ключиц, под наглухо застёгнутой блузой. Она так и не решилась надеть его в родительский дом.
Говорят, невесты всегда плачут перед свадьбой. Андромеда не знала, за какое время положено было начинать плакать, поэтому ответственно приступила заранее.

...Ей пятнадцать, Рождество. За окном бело от снега, у неё в комнате - от груд исписанного пергамента. Она кутается в плед, поджимает ноги в чёрных чулках, вычёркивает очередной пункт из бесконечного списка экзаменационных билетов. Комнату то и дело заполняет кисловатый аромат чая с шиповником. Входит матушка - четвёртая и седьмая половицы от двери скрипят под её ногами - и впервые заговаривает о помолвке.

План был чётким и вызубренным. Собрать вещи, спуститься.
"Мама, отец. Тед Тонкс позвал меня замуж. Я согласилась. Всё уже решено, отговаривать меня бессмысленно. Прощайте".
Произнести чётко, быстро, без долгих пауз. Аппарировать, пока есть пара секунд замешательства. 76 Даддингстон роуд, Эдинбург. Перемахнуть через ограду, убедиться, что нет свидетелей. Оборотное зелье в правом кармане. Скрыться в парке Фиггейт в образе матушки Теда. Аппарировать ещё раз.

План был чётким, но порой Андромеде казалось, что её вот-вот начнёт мутить. Она считала, что оставить лишь письмо будет трусостью, но этот побег был тоже не слишком-то храбрым решением. Словно она чувствует свою неправоту, словно она преступница.
Впрочем, для Блэков она теперь ею и будет.

Предательницей. Она не сомневалась, что именно так её и назовут. А потом вычеркнут отовсюду, как Иолу Блэк почти век назад. Притворятся, что её никогда и не было.
Именно поэтому она подгадала момент, чтобы родители были в семейном доме одни. Она не вынесет взгляда Цисси, она не вынесет... Беллу. В целом. Именно поэтому она почти крадётся по комнате, беззвучно отпирая ящики и шкафы, вдыхая лёгкий травянистый запах, что годами витает у неё в комнате.

...Третий курс. Каникулы. У неё тугая коса и маленькие серебряные серьги с хризолитом - подарок отца за хорошие отметки. Что за зелье она пыталась сварить? Может, тоник для волос? В то время ей так не нравились её собственные... Она тогда пролила экстракт окопника, и тот въелся в паркет - теперь, видимо, на века.

Это то немногое, что останется от неё в этом доме. Запах окопника. Старые туфли со сбитыми набойками. Полное собрание сочинений Адальберта Уаффлинга. Потёртая клетка Артемизии. Ноты для двух фортепианных сюит. Полупустой набор ингредиентов для зелий - она забрала оттуда лишь самое ценное.
Она повторяет про себя, шепчет одними губами: "Мама, отец. Тед Тонкс позвал меня замуж. ...Прощайте".

Андромеда наполняет чемодан молча, лишь плавными взмахами волшебной палочки. Одежда укладывается без лишних складок. Все мелкие вещицы сортируются по чехлам и мешочкам. Как будто аккуратность её сборов что-то изменит. Седьмая и четвёртая половицы от двери - она переступает их почти бессознательно.

Три блузы. Тёмно-синее платье, когда-то забытое перед выездом в Хогвартс и так ни разу не надетое. Новое издание "Практической бытовой магии" Замиры Гулч. Чулки. Карманные астрономические часы с перламутровым узором на крышке. Личный набор аметистовых рунических камней. Гидрометр и медные весы. Кожаные зачарованные перчатки.

"Мама, отец..."

Она подхватывает небольшой кожаный чемодан - веса совсем не чувствуется, в этом и смысл - и спускается в гостиную.
Ещё не поздно сбежать. Но она так убеждённо доказывала Теду, что разберётся с этим сама, что теперь никак нельзя дать слабину. Осанка. Чистые подтянутые манжеты. Строгий воротник. Палочка у бедра.
В гостиной отец листает новый "Ежедневный Пророк", мать наблюдает за ним в кресле у фортепиано. То же самое отражается в его чёрном лакированном корпусе.

...Ей девять. Мама сидит рядом и переворачивает страницы этюда; её напомаженная высокая причёска пахнет розовым маслом. Солнце из окна блестит на лакированных рейках - розовые блики почти как ноты на линейках. Дома фортепиано куда послушней, чем у дяди Ориона, настраивается от одного отцовского взмаха палочки, мягко опускает клавиши у неё под пальцами.

- Андромеда? Когда ты вернулась? - матушка оборачивается к ней, приподнимая тонкие брови.
Путей к отступлению нет, сейчас или никогда.
- Мама... - слова застревают у неё в горле, и она сжимает ручку чемодана сильней, словно это он должен её удержать, а не она его.

+1

3

К чему такое волнение?

Первый вопрос со стороны — кожаный хлыст, отзвук которого в один момент раздаётся в пространстве, пока в тоне женского голоса расцветает лживое безразличие, пока тёмный силуэт замирает в окружении благородно-старого дерева дверного проёма, пока в спину Андромеды острым осколком, прямиком между лопаток, проникает взгляд её сестры.

Тяжелый, пронизывающий до костей.

И пусть малейшее проявление чужой слабости уже давно стало для одной из Блэк источником некого удовольствия, наблюдать за тем, как Дром в открытом волнении пытается связать пару слов, нервно сжимая ручку старого чемодана, оказалось невыносимым занятием. Белла привлекает к себе внимание — намеренно, резко; прерывает эту нелепую попытку ответить на вопрос матери — далеко не в попытке разрядить обстановку; ждёт, когда сестра обернётся на знакомый голос — хочет взглянуть в её глаза, если та решится дать ответ на слова матери.

Тебе стоит быть сильнее.

Открыто читается при одном взгляде на ту, чьё лицо никогда не скрывает эмоций — могла бы произнести мысль в слух, только вот сейчас волнует немного другое:

Извини, неужели я помешала?

Второй вопрос — очевидное недоверие, шипы которого способны изранить сильнее оружия в эти самые моменты, пока взор тёмным сгустком перемещается по оппоненту, пока наглость позволяет читать близкого человека, пока характер и поведение противоречивы желанию ощущать контроль над кем-то другим.

Наблюдение и анализ — полезная привычка.

Магглы и представители смешанной крови вызывают отвращение, чистокровные волшебники — неподдельный интерес, но и те, и другие неизученные и закрытые; загадка, которую хочется разгадать; нечто настолько запретное и тайное, что где-то внутри само собой возникает желание переступить тонкую грань правил. Её нравится рушить рамки дозволенного в наблюдении, нравится замечать чужие привычки и действия, которые уже давно могли перейти на автоматизм и не восприниматься осознанным действием, нравится лицезреть то, как сменяются эмоции на чужих лицах, стоит ситуации приобрести иные оттенки, или как изменяется интонация голоса от сказанных собеседником слов, а самое главное — искать слабости других. Точными ударами при правильной обстановке можно сломить любого, даже самого хладнокровного бойца — одна из прелестей садизма.

Ты не решаешься сообщить что-то важное?

Ледяное заключение срывается в третьем вопросе. Беллатриса скрывает своё разочарование от несобранности одной из сестёр Блэк — искажает багряные губы в неестественной ухмылке; перечёркивает стратегию дорогой сестры — некоторым временем назад решает вернуться в родительским дом пораньше; перечит самой себе — не позволяет новым эмоциям исказить пока ещё утончённые черты лица, покорно ожидает ответа — подавляет ураган, что всегда приходит вместе с ней, старается не думать о будущих словах Андромеды — по-детски, боится обжечься.

Лучше бы поторопиться — ожидание утомляет, и, к разочарованию остальных, Беллатриса никогда не отличалась особым терпением.

+2


Вы здесь » shakalcross » фандом » j.k.rowling's wizarding world: боль резкой потери;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно