shakalcross
дейенерис пишет: Неожиданная ухмылка веселит её. Она старается спрятать улыбку, но губы совсем не слушаются, потому она чуть наклоняет голову, сухо кашляет и снова выпрямляется. Предложение Геральта звучит дельно, если отбросить все шутки. У неё хотя бы будет имя — и это уже что-то. читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » альтернатива » you should be scared for me


you should be scared for me

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

you should be scared for me
Geralt of Rivia ✦ Daenerys Targaryen
http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/260/509082.gif http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/260/929275.gif


Когда солнце взойдёт на западе и зайдёт на востоке, когда высохнут реки и горы полетят по ветру как листья, мы встретимся и будем вместе навсегда.


Подпись автора

от spectre

+2

2

[nick]Geralt of Rivia[/nick][status]the white wolf[/status][icon]https://i.imgur.com/hiZJQVA.gif[[/icon][info]the witcher[/info][desc]why men throw their lives away attacking an armed witcher...I'll never know. Something about my face?[/desc]

- In times past, no amount of coins would convince a witcher to take this contract…
- times have changed.

"A Night To Remember", the Witcher 3: Wild Hunt Game Trailer

- Мне говорили, ведьмаки на драконов заказов не принимают, - лысеющий мужчина средних лет с неприятной щербатой улыбкой оценивающе оглядывал седоволосого ведьмака, сидевшего с ним за одним столом в таверне.
- Не принимали. Времена меняются, - мутант был немногословен и даже для ведьмака совершенно не дружелюбен. Впрочем, заказчика это мало волновало, ему не любезности нужны были.
- Мне это только на руку. Я доплачу тебе за скорость, пока не стянулись рубайлы и толпы этих драконьих зевак. Они, может, уже пронюхали про дракона, так что в твоих интересах добраться быстрее. Мне нужно только сердце, и я могу заплатить треть сейчас…
- Мне не нужна предоплата.

***

Хруст камней под ногами. Палящий зной солнца. Вялые переговоры тут и там, ссоры, вспыхивающие с завидной регулярностью. Бесконечные расспросы от незнакомых людей и нелюдей, которые ведьмак стоически игнорировал.
В броне было чертовски жарко. Идти в гору было практически невыносимо, пот градом катился с седых висков, но ведьмак упорно переставлял ноги и медленно двигался вперед. Шаг за шагом. Один, еще один. Просто пережить это мгновение, пережить следующее. На его плечах повисла тяжесть целого мира, и не покидало ощущение, что он везет за собой огромную тяжелую ношу.

Геральт смотрел только под ноги и очень старался держать голову пустой. Возможно, было бы правильнее отвлечься на какие-нибудь глупые разговоры, но на это не было сил. Он мог только идти – с трудом, но цель, к которой он шел, поддерживала его.

Все происходящее как будто уже было раньше. Яркими картинками из прошлого вспыхивали воспоминания о том, как он когда-то шел к дракону в окружении таких же, как сейчас, рубайл, рыцарей и охотников за сокровищами. Вот только цель у ведьмака тогда была совершенно другая. Сейчас же…

Мысль о Цири, мелькнувшая в голове у ведьмака, снова причинила ему почти физическую боль. Стиснув зубы, Геральт опустил голову еще ниже и едва не споткнулся о камень. Еще никогда за всю свою жизнь он не ощущал себя таким жалким и обессилевшим, как сейчас. Светлые волосы Цири то и дело вставали у него перед глазами, точно так же, как и фиалковые глаза Йен, смотревшие на него с укором.

Что теперь осталось у него?

Два меча, да и все на этом. Плотву он продал в одном из последних пройденных поселений – кобылу было жалко, но вести ее за собой на верную смерть было бы жестоко по отношению к лошади. А добраться до дракона он и пешком сможет.   

Во время очередного привала Геральт устроился под огромным деревом, поодаль от всех остальных, отстраненно подслушивая гуляющие вокруг него разговоры.
Дракон, говорят, необычный, не из этих земель. Прилетел издалека. Еще говорили, что он ранен, поэтому может стать легкой добычей. Это с одной стороны, а с другой – он вполне может быть разъярен от этого еще сильнее. Это Геральту, впрочем, только на руку.

Хотя кто знает, как именно ему придется встретить свою смерть? Может быть, от огня дракона, а может, просто попасть под горячие клинки рубайл? Имеет ли это сейчас значение? Совершенно никакого. Он не создаст перевеса ни на одной из сторон, и останется в стороне от конфликта, достигнув только своей личной цели.

В конце концов, он уже умирал. Жизнь имеет ценность только тогда, когда мы видим в ней смысл. И пока Геральт его видел, он боролся. А что делать, когда бороться больше не за что? Что делать, когда ты вновь совершенно один?
Что делать, если потерял свое Предназначение навсегда?

Ведьмак пошел дальше, потому что мысли не давали сидеть на месте.

Как и когда-то давным-давно, он добрался до пещеры первым.
Дракон был огромным. Ведьмак прищурился. Нет, зверь не был ранен, но… с ним определенно что-то было не так.

Почуяв мутанта, зверь расправил огромные крылья и вскинул озлобленную морду. Звякнул меч, который ведьмак вытащил из ножен. Геральт знал, что последует дальше. Шквал огня, ради которого он сюда и шел. Только ему даже злить дракона не пришлось – тот и так был на взводе.

Наверное, ему так и было суждено погибнуть от драконьего пламени, Белый Волк был готов к этому. И лишь один случайный взгляд заставил ведьмака вздрогнуть. Он увидел девушку, лежавшую у лап дракона. Геральт не видел ее лица, но цвет волос…
Цири, мгновенно пронеслось у него в голове. Что-то в груди ухнуло вниз, и тело само совершило кувырок, спасая ведьмака от драконьего огня. В считанные мгновения Геральт оказался под самым носом дракона, у лежавшей девушки, чем, кажется, зверя на несколько секунд обескуражил, потому что дракон не попытался сжечь его еще раз.
А ведьмак, посмотрев на девушку, начал медленно догадываться. Дракон не хочет навредить ей – только поэтому Геральт все еще был жив.
– Я не причиню ей вреда, - крикнул ведьмак, который прекрасно знал, что драконы разумны и понимают человеческую речь. – Я… - он опустил взгляд на девушку, которая лежала неподвижно. Теперь он видел, что это была не Цири, но как же похожи были ее волосы на… неважно.

Он пробежался взглядом по телу незнакомки и сразу заметил нож, торчащий из ее тела. Геральт почти не думал – действовать нужно было быстро. Здесь было только два варианта – поможет или не поможет. Вытащив из кармана небольшой пузырек с эликсиром, он откупорил его, приподнял светловолосую голову и влил «Ласточку» в рот незнакомки. Дракон все это время неотрывно следил за ним. А Геральт запоздало подумал, что скоро сюда доберутся первые рубайлы и на месте зверя он бы отсюда ретировался.
Ведьмак отбросил пустой пузырек в сторону, внимательно наблюдая за лицом девушки. Если она выживет, то адская боль от эликсира заставит ее очнуться. Если нет… значит, нет.

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+2

3

„Когда мои драконы вырастут, мы вернем все, что у меня отняли и уничтожим всех,
кто навредил мне. Мы сотрем в пыль их армии и обратим в пепел их города.“


Резкая сильная боль выжгла её из темноты. Эта агония, растекающаяся по телу была сильнее смерти. И сильнее жизни. Она убивала и исцеляла одновременно, вырывая хриплый отчаянный крик с запекшихся губ, где еще сохранился металлический соленый привкус. Кровь. Она совершенно точно могла дать название тому, что чувствует на языке. Но абсолютно не понимала, как это произошло. Первый глоток воздуха - тяжелый, болезненный - дался с огромным трудом. Легкие горели огнём, воздух застревал в горле и раздирая его.

Тысячи запахов вернулись вслед за вкусом. Копоть, грязь, сырость - даже в носу засвербило, отдавая грохочущим набатом в висках. Её глаза мечутся по округе, пытаясь сфокусироваться на чем-то. Следом подкатывает тошнота, сворачивая желудок в тугой узел, выжимая его содержимое наружу. Перебарывая боль, девушка переворачивается набок, чтобы выплюнуть отвратительную горечь. Удивительно, но становится немного легче. Дышит шумно, хрипло, глубоко. Тело слушается плохо, и не только потому, что его содрогает от болезненных импульсов. Казалось, что она слишком долго и неподвижно лежала в одном положении, отчего мышцы успело свести, а кости заскорузли.

Она понятие не имела, почему это случилось. И от этого становилось только хуже.

И в этот момент, девушка понимает, что находится в помещении не одна. Краем глаза выхватывает светлые волосы, почти выбеленные. И яркие янтарные глаза. Следом ощущает чье-то тяжелое дыхание и выхватывает из темноты морду огромного ящера. Увиденное шокирует её, но не пугает. Какое-то внутреннее чувство твердит ей, что боятся зверя не за чем - он не причинит вреда. И это ощущение похоже на какую-то животную чуйку, на уровне рефлекса. В этом огромном и на вид свирепом существе отчетливо ощущается - тянется - что-то родное. Она не знает, как растолковать это. Просто знает. Просто чувствует. Но откуда и почему - неведомо.

Куда больше пугает человек над ней. Она пытается отползти, даже несмотря на то, что сил почти нет. Ведь она не может просто лежать и ждать, пока незнакомец убьет её. Перед глазами вспыхивает чужая рука, держащая рукоять ножа. Ей так больно, но не потому, что лезвие вонзилось в неё. Нет, её съедает боль иного вида. Боль предательства и потери. Она чувствует, что рука принадлежала тому, кому она доверяла. Кого она любила. Она крепко зажмурилась, пытаясь поймать это воспоминание, удержать его. Но она исчезло, уступая место небытию.

Девушка с ужасом понимает, что не может вспомнить ничего больше. Даже своего имени. Непрошенные слезы сползают по грязным щекам. Дракон рядом беспокоен - его разгорающуюся животную ярость она чувствует отчетливо. И со страхом думает, что человек рядом несет опасность и для дракона тоже.

- У..хо...ди... - с трудом выжимает из себя короткое слово, даже не особо понимая, чего она хочет. То ли чтоб дракон улетел, как можно дальше, пока его не постигла её участь. То ли чтоб человек оставил их и ушел. А может это он и есть? Тот, кто предал её. Она жадно вглядывается в чужое лицо взглядом, ищет ответ на четко очерченных скулах и поджатых губах. Но ничего не отзывается внутри. Она его не знает. Она его не помнит. В прочем, как и многое другое. Оставалось только полагаться на собственные чувства, но они хранили молчания. Ничего она к нему не чувствовала, кроме страха и презрения за то, что находится перед ним в таком жалком положении.

Она попыталась чуть привстать на руках, чтобы сесть. Низ живот снова охватило болью. А вот рукоять ножа, которая торчала из её тела, была точно такой же, как в небольшом исчезнувшем воспоминании. Она снова рухнула на спину, крепко зажмурившись и стиснув зубы, чтобы сдержать рвущиеся наружу рыдания. Она не может быть в чужих глазах еще более слабой, чем уже есть. Она не понимает почему это так важно, но оно приходит все инстинктивно.

Кем она была? Как её зовут? Что с ней произошло?

Но все эти вопросы был лишь один ответ. Пустота. И горечь поражения, которую она не хотела принимать.

Подпись автора

от spectre

+2

4

Она очнулась резко, заставляя ведьмака собраться в одно мгновение. Он сразу же забыл про все свои намерения, потому что одно дело - разобраться со своей жизнью, и совсем другое - иметь возможность спасти чью-то чужую. Чужие жизни были бесценны, мутант убил на своем веку достаточно людей (и не только), чтобы осознать это настолько ярко, насколько это вообще было возможно.
Незнакомка вдруг открывает глаза и впивается взглядом в Геральта. Тому становится не по себе, потому что эти фиалковые глаза… Как это возможно? Что это может означать? Сначала он решил, что это Цири. Теперь эти глаза, так сильно напоминавшие ему Йен. Могло ли это быть просто совпадением?
Ведьмак не верил в случайности.
Из оцепенения его вывело странное поведение незнакомки - вместо того, чтобы молча биться в предсмертных конвульсиях, она попыталась сесть. И, когда это не получилось (потому что нож все еще был внутри), снова рухнула вниз.
Ведьмак шумно втянул воздух ноздрями и нахмурился. - Не двигайся, - низко прохрипел он, положив ладонь на ее плечо и прижимая девушку к земле, чтобы не дергалось. Возможно, стоило вытащить нож до того, как вливать ласточку, но он слишком торопился, чтобы подумать об этом.
— Сейчас я вытащу нож. Будет больно, - он все еще чувствовал на себе взгляд дракона, который был напряжен донельзя. Геральт надеялся, что тот поймет, что ведьмак хочет помочь.
Быстрым, резким движением о вытянул лезвие, тут же зажимая рану рукой. Ласточка сделает свое дело, но это будет чертовски, адски, очень больно.
И, несмотря на действие эликсира, рану нужно было промыть и перевязать, а сделать это в пещере не представлялось возможным. В пещере, где нет воды, и куда вот-вот заявятся куча непрошенных гостей - охотников за драконом. И вот это Геральту ну совершенно не нравилось.
— Убирайся отсюда, - он обратился к дракону, пытаясь удержать на месте светловолосую незнакомку, которая совершенно не хотела лежать смирно. Он был уверен, что дракон его поймет,  — улетай или не выживешь, - Геральт мог бы попробовать сложить Аксий, но не был уверен, что на дракона знак подействует. Да и руки были заняты. 
— Зараза, - процедил Геральт сквозь зубы, судорожно соображая, как выбраться отсюда. Он очень пожалел, что Плотвы с ним не было, а тащиться обратно через рубайл с раненой на руках - сомнительно, во-первых, а во-вторых - долго. Но были ли у него другие варианты?
— Посмотри на меня. Сейчас я возьму тебя на руки. Рана будет болеть, как дьявол, но тебе нужно перетерпеть. Потом станет легче, - он старался заговорить ей зубы, но не был уверен, что она его слышит.
А дракон все не трогался с места. Что это была за девушка, почему зверь так неотрывно следил за ней? Геральт не знал, но это явно было неспроста.
— И если он тебя слушается, вели убираться отсюда, иначе будет поздно, сюда идут охотники на драконов, - воспользовавшись секундной заминкой, Геральт все же поднял светловолосую на руки. Времени было чертовски мало, а вот выбора не было совсем.

[nick]Geralt of Rivia[/nick][status]the white wolf[/status][icon]https://i.imgur.com/hiZJQVA.gif[[/icon][info]the witcher[/info][desc]why men throw their lives away attacking an armed witcher...I'll never know. Something about my face?[/desc]

Отредактировано Jon Snow (2021-08-30 18:33:05)

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+2

5

Чужак говорит и, кажется, пытается помочь. Но внутри неё всё противится этому. Она не может и не хочет доверять ему, ожидая какого-то подвоха. И пусть это нелогично и безрассудно. Но вот только у неё, раненной, совсем невыгодное положение - даже при наличии дракона. Даже сквозь адскую боль, которая изламывала все тело своими яркими вспышками, она это осознает. Но продолжает давать отпор. Слабый и бледный. Куда ей тягаться с этим здоровяком. И пусть его лицо не приносит совсем никаких отблесков в голове, но широкие плечи, большие руки и массивная фигура ей кажется знакомой.

Лезвие ножа быстро выходит из тела; девушка крепче, до скрипа, стискивает зубы, проглатывая рвущийся наружу рык. Она откидывается назад и позволяет себе ненадолго забыться, прикрыть веки. Она чертовски устала, клонит в болезненное забытие. Это было бы сейчас проще всего: сдаться на милость судьбе и будь, что будет. Все на откупам богам. И наплевать, милосердным будет их вердикт или же безжалостным. Сквозь пелену сознания, она слышит чужой голос. Она снова возвращается в суровую реальность, где едва ли ждет что-то хорошее. Она снова пытается подняться, но чужая рука добротно удерживает на одном месте. Это приносит и отчаянье, и злость одновременно.

Девушка поднимает взгляд на дракона и ощущает, как щемит сердце от его взгляда. Она чувствует его переживания, безмолвную поддержку. Он готов растерзать этого чужака, если она попросит. И она может это сделать, но что тогда их ждет? Она ощущает в себе желание спасти это создание. Каким бы великим и могущественным оно не было, но оно нуждается в чужой заботе тоже. И если уж ей не суждено выйти из этой сырой пещеры, то пусть спасется хотя бы он. Это справедливо.

- Улетай. Я хочу, чтобы ты улетел!* - Каждое слово дается с трудом. Она видит, что дракон сомневается в том, стоит ли ему выполнять отданный приказ. Ведь у него есть свое мнение на этот счет. И он совершенно точно не желает оставлять её наедине с этим мужчиной. - Ты должен! Я так хочу!*

Голос хоть и слаб, но в нём слышна твердь. Она не уверенна, что это правильно и хорошо для неё, но это будет во благо дракону. И если чужак прав и за ним идет охота. то ему нечего здесь делать. Сегодня не тот день, чтобы умирать. И даже если для неё все кончено, то у него есть шанс выжить.

Дракон нехотя продвигается к выходу. Остановившись неподалеку, он тянется огромной мордой к ней, как можно ниже. Она вскидывает руку так высоко, насколько только хватило сил, чтобы коснуться ладонью, перепачканной засохшей кровью и грязью.  Пальцы задерживаются на миг на грубой чешуе - дракон смежит веки - и соскальзывают вниз от бессилия. Ящер встряхивает головой, затем слегка разбегается и взмывает вверх, вскоре исчезая на небосклоне.

А она... А она остается во власти чужих рук, которые крепко держат её. И устало прислоняется щекой к чужому плечу, тяжело дыша. Каждый новый вдох по-прежнему давался с большим трудом. Она исследует взглядом фиалковых глаз чужое лицо, пытаясь понять, зачем он её спасает. Может, она знакома ему? Может, он знает, как её зовут?

- Я могу узнать твоё имя? И как ты меня нашел? - Она говорит совсем тихо, но громче и не требуется.

В памяти снова ярко вспыхивает рука, сжимающая нож. И темные глаза, в которых она видит сожаление и горечь, но только это ничего не значит. Он уже вонзил лезвие, отбирая не только жизнь, но и всю веру, которая только в ней оставалась. Она отчаянно хочет вспомнить, кто она есть. Но вместе с тем страшиться той боли, что могут принести воспоминания из прошлого.


* - Дени говорит с драконом на валирийском языке.

Подпись автора

от spectre

+2

6

Она говорила на неведомом ведьмаку языке, но что больше всего поразило Геральта, так это то, что дракон подчинялся ей. Он никогда такого не видел; у него тут же возникло множество вопросов, которые он задаст ей потом.

- Меня зовут Геральт из Ривии, - ведьмак произнес только это, не считая нужным загружать лишней информацией и без того обессилевшую незнакомку. Он дал ей еще один фиал с эликсиром, который погрузил беловолосую в забытье. А ведь Геральт даже имени ее не спросил…
Им крупно повезло – Каэр Морхен был всего в нескольких днях пути. Иначе Геральт понятия бы не имел, где можно было разместиться с едва живой незнакомкой.

Правдами и неправдами он раздобыл себе кобылу и что-то напоминающее телегу, на которой можно было довезти девушку, ведь верхом она сможет ездить ой как нескоро. Иногда она приходила в себя, но ненадолго. Пила воду и снова отключалась, так что во время ночных остановок Геральт оставался наедине с собственными мыслями и догадками.

Она и в Каэр Морхене не сразу пришла в себя. Ведьмак, чтобы следить за состоянием своей новой знакомой, решил положить ее прямо в главной зале твердыни, там же спал и сам. Все равно кроме них в замке никого не было – слишком рано для зимовки. А Весемир и вовсе…
Каэр Морхен, казалось, чувствовал потерю самого старого из ведьмаков. Он понемногу разрушался, осыпался камень со стен, и Геральт подумал, что нужно будет проверить крышу перед зимой. Он уже и не думал, что когда-нибудь вернется сюда, но судьба распорядилась иначе.

В тот дождливый вечер ведьмак сидел над огнем, наблюдая, как медленно румянится на огне молодой олененок. Запах, исходивший от мяса, заставлял желудок ведьмака жалобно скулить.

Все эти дни Геральт старательно избегал собственных мыслей. Погружался в самые пустяковые дела: охота, развести костер, устроится на ночлег. Сейчас вот раздумывал о том, за что первым делом взяться в Каэр Морхене.

Из мыслей его вырвал тихий шум в другом конце зала. Он вскинул брови, отреагировав мгновенно. Не иначе как незнакомка его зашевелилась – может, пришла в себя? Пора бы уже, ведьмак периодически думал, сколько времени она не ела и эти подсчеты не очень-то радовали.

Поднявшись и подойдя ближе к импровизированной лежанке девушки, Геральт понял, что был прав. Выглядела она намного лучше, если сравнивать с первыми днями. – Как ты себя чувствуешь? – он присел возле беловолосой, внимательно глядя на нее. Кто же она все-таки такая? Как оказалась в той пещере? На каком языке говорила с драконом?
Но эти вопросы потом, не сейчас.
- Воды? 

[nick]Geralt of Rivia[/nick][status]the white wolf[/status][icon]https://i.imgur.com/hiZJQVA.gif[[/icon][info]the witcher[/info][desc]why men throw their lives away attacking an armed witcher...I'll never know. Something about my face?[/desc]

Отредактировано Jon Snow (2021-09-13 23:35:35)

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+2

7

"Геральт из Ривии..." - непривычно режет слух. Ей никогда не доводилось слышать что-то похожее. Как будто что-то чужое, инородное, незнакомое. Но очень хочется верить Геральту из Ривии, просто потому что больше некому.

Порой, она приходила в себя. Смутно выхватывала расплывающиеся образы перед глазами: вереницы сплетенных деревьев, обтрепанные доски и янтарные глаза. Иногда, она даже могла различить скрип проржавевших колес, мерный цокот копыт и чужой голос. Затем глотала холодную воду и проваливалась в болезненное небытие снова.

Потом изображение деревьев сменилось на каменные стены. Она понятия не имела, где находится и почему. Слишком на грудь давила слабость, а изнеможение сжимало виски до давящей пульсации. Она не видела снов, находясь где-то между сознанием и бредом больного. Улавливала так или иначе все происходящее вокруг, но не могла осмыслить. Казалось, что этому состоянию нет и не будет конца. И до самого последнего вдоха она так и останется в этом жутком калейдоскопе, не осознавая ни себя, ни мира вокруг.

Но сегодня она впервые распахнула веки, не ощутив при этом жуткого гудения в голове. Слабость все еще владела ею, но она хотя бы начала осознавать реальность вокруг себя, осязать её, а в мыслях уже поднималась орда из самых разных вопросов. Девушка попробовала сесть, но кажется и этот шаг для неё пока слишком рискованный. И она тут же привлекла внимания незнакомца, спасшего, и продолжающего спасать, её жизнь. Огромная фигура опустилась подле её лежанки. Она качнула головой - в горле ужасного пересохло. К её губам поднесли фляжку с водой, которую она принялась жадно пить, ощущая дикую жажду.

Напившись вдоволь, она отстранилась от горлышка и обвела взглядом помещение. Не похоже на жилой дом - скорее крепость, каменная и холодная, почти лишенная уюта.

- Я помню твоё имя, Геральт из Ривии, - слова, срывающиеся с губ, кажутся такими непривычными, словно она отвыкла говорить. Что немудрено! Она ведь даже не знала сколько дней и ночей минуло с того самого момента, когда чужая рука вонзила нож ей в живот. Время петляло и причудливо вилось - она понятия не имела какой сейчас год и даже сколько ей лет. Это было так странно и так пугающе одновременно. Все, что у неё сейчас было - это Геральт из Ривии, её спаситель и человек, которому предстоит вернуть её миру. Но вернет ли он мир ей?

- Ты спас мне жизнь. - Коротко отмечает, потому что говорить все еще неприятно. - Вряд ли я когда-нибудь забуду это! - Она слабо касается его щеки пальцами. Его появление в нужный миг все еще кажется каким-то волшебным. Ей хочется убедиться, что он настоящий. И давнишняя щетина, царапающая тонкую кожу, тому отличное подтверждение.

Нос улавливает запах жареного мяса, а кишки внутри от такого аромата буквально в узел связываются. Она голодна! Девушка обращает взгляд фиалковых глаза на костер - языки пламени лижут куски мяса. Она быстро облизывает пересохшие губы. Она помнит вкус еды, знает каким восхитительным должно быть на вкус свежее мясо, только что с пылу жару, даже без всяких специй. Но и чувство мучительного голода ей знакомо. Она совершенно точно испытывала его когда-то давно, гораздо раньше, чем... теперь.

- Я была бы рада назвать своё имя, но я ничего не помню. Совсем. - Её голос звучит просто, но вопреки всему в нём нет отголоска вины или стеснения. Она держится... с достоинством. Пусть у неё нет сил и нет доспехов, и даже собственной памяти. Но у неё есть маленький огонёк внутри, который разгорелся снова. И словно вся её кровь - это сила, в которой заложено величие.

Подпись автора

от spectre

+2

8

Геральт проследил за взглядом беловолосой незнакомки, сразу поняв, что она голодна. И это было прекрасно, потому что означало лишь одно - она шла на поправку. Только удручало ведьмака то, что подходящей для больной еды у него не было, так что оставалось надеяться, что небольшая порция мяса будет принята ей без всяких происшествий.
Поняв ее без слов, Геральт поднялся и нарезал немного тонких кусков оленины в деревянную миску, поднося ее незнакомке прямо в постель. - Ты много дней не ела, поэтому нужно быть осторожнее, - он передал ей миску, внимательно следя за выражением ее лица. И только он хотел спросить, как ее зовут… она говорит, что ничего не помнит. Помнит имя Геральта, это приятно, конечно, но ничем особенно не поможет. - Не помнишь? - он вскинул брови, задумываясь. Ее прикосновение к щеке почему-то ощущалось до сих пор, и Геральт почувствовал что-то сродни тому беспокойству, которое поселялось в его душе при виде Йен. Но Йеннифер здесь не было, да и быть не могло. Так что он решил свои ощущения стоически проигнорировать.
— Я нашел тебя в пещере с драконом, и уверен, что ты была почти мертва. В таких случаях мои эликсиры могут помочь, но для людей шансы невелики. С тобой получилось, так что… - он замолчал, притянув к себе кружку с элем и делая глоток. - И судя по ножу в твоем теле, кто-то его тебе всадил. Кто-то, кого ты знала очень хорошо, - вот, собственно, и все, что мутант мог рассказать о своей новой знакомой. - И еще… дракон подчинялся тебе, - Геральт чуть нахмурился, - я никогда не видел такого. Они разумны, но никогда не подчиняются людям. О драконе ты помнишь что-нибудь?
От Геральта не могло укрыться то, как беловолосая держалась. Один ее взгляд говорил о том, что к крестьянам она не имеет никакого отношения. Перед ним была особа знатных, древних кровей, и чувствовал Геральт что-то в ней такое… какую-то магию, которую не мог разобрать. К сожалению, его скудные магические способности не позволяли увидеть это точнее.
— Впрочем, вполне возможно, что ты все вспомнишь, когда наберешься сил, - как бы она еще потом не пожалела о том, что вспомнит… - А до тех пор, может, придумаем, как тебя называть?
Геральт отрезал мяса и себе, принимаясь за еду. В Каэр Морхене, может, было и не особенно уютно, зато очень спокойно. Мутант даже подумал, что мог бы навсегда остаться здесь, да вот только его мысли извели бы его окончательно. Были бы с ним здесь Эскель и Ламберт, быть может, было бы проще.
Хотя сейчас ведьмак был рад, что в замке никого не было. Ему не особенно хотелось сейчас отвечать на миллион вопросов братьев по цеху из разряда «это кто, а где йен, что за история с драконом» и все в таком же духе.
— Ты говорила с драконом на другом языке. Я никогда такого не слышал, хотя сложно найти место на Континенте, где я бы не бывал, Геральт задумчиво смотрел на оленину, не спеша приниматься за нее. А потом вдруг будто очнулся, поднимая глаза на девушку: - Как твоя рана? Болит? Жжется? - нужно было сначала спросить об этом, а уж потом накидываться на бедняжку с расспросами. Но слишком уж озадачивало Геральта все то, что он увидел в той пещере. 

[nick]Geralt of Rivia[/nick][status]the white wolf[/status][icon]https://i.imgur.com/hiZJQVA.gif[[/icon][info]the witcher[/info][desc]why men throw their lives away attacking an armed witcher...I'll never know. Something about my face?[/desc]

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+2

9

Получив миску с мясом, она осторожно притронулась к еде. Та была еще горячей, даже вился дымок, но она не ощущала опасности, хотя и понимала, опять же рефлекторно, что можно обжечься. Девушка осторожно прикоснулась к куску... но ничего не случилось. Ей не было горячо или неприятно. Для неё это было нормально. И слишком хотелось есть, чтобы удивляться этому. Она откусила кусочек. В животе противно заурчало, неприятный ком встал в горле, словно противясь приему пищи. Но она подавила его, заставив себя проглотить. Затем откусила снова. И вот, спустя несколько мгновений накинулась на еду с такой страстью, что в пору было удивиться подобной прыти, невесть откуда взявшейся у раненной.

В памяти всплыл фрагмент, когда она глотала куски сырого мяса, еще теплого, с живой кровью. Оно было противно на вкус, но она ела его с такой жадностью, чтобы и кусочка не осталась. Её лицо испачкано в крови, сам кусок на ощупь гладкий. Она понимает, что это сердце. Вокруг неё толпятся люди, глядя с благоговением. Эти люди смуглы, их волосы черны, а сами они больше похожи на дикарей. Немногие женщины, что окружают её напевают странные молитвы, дергаются в экстазе. Она давится, игнорирует чувство отвращение.

Она проглатывает последний кусок плоти и чувствует, что съеденное просится назад. Она падает на четвереньки, сжимая крепко зубы, чтобы не выплюнуть все обратно. Она чувствует на себе внимательный взгляд, который выделяется среди прочих. И обладатель этого взгляда для неё значит очень много, и она не может почтить его таким неуважением. Она заставляет себя проглотить все, а затем гордо вскидывает голову и поднимается на ноги.

- Во мне едет Принц! И его будет звать Рейго! - Люди вокруг начинают скандировать это имя. Она ощущает их любовь, их полнейшую преданность. И внутри неё трескается скорлупа, выпуская наружу огонь...

Она резко вздохнула, выплевывая не дожёванный кусок, тяжело кашляя. Во рту все еще стоит призрачный привкус крови из воспоминания, на тарелке вместо жаренной оленины будто до сих пор лежит сырое недоеденное сердце. Она с горечью отодвигает от себя миску. И поднимает взгляд на Геральта. Она ведь даже не слышала и половины из того, что он говорил. Последнее, что она смогла уловить - это вопросы о драконе из пещеры. И, к сожалению, у неё не было для него ответов. Она не знала на каком языке говорила с драконом, не знала, почему он слушался её, а она его ощущала как что-то родное и горячо любимое.

- Не больно. - Врет, тут же морщась из-за раны, которая решила вывести её на чистую воду. - Совсем немного разве. Я... просто устала.
В голове все еще вращалось имя Рейго. Оно было знакомо стократно раз. Она прикрыла глаза. Это мужское имя, если верить её воспоминаниям, она так бы назвала своего сына. Но почему она не может вспомнить, как звали её?

- Я не могу сказать тебе, что это был за язык, на котором я говорила. Но могу сказать, что дракон подчинялся мне, потому что... - она смотрит прямо в чужие глаза, - ... он мой.

Ей это не кажется удивительным. Ей хочется уйти от дальнейших вопросов, но только потому, что не может рассказать что-то дельное. Обрывки из воспоминаний - всего лишь обрывки. Они не дают цельной истории понимания о том, кто она. Девушка водит взглядом по помещению, чуть поведя плечами. Куда интереснее понять, где она теперь и что её ждет дальше.

- Где мы находимся? - Её блуждающий взор вновь сосредотачивается на лице напротив. - Это твой дом? Ты живешь здесь один?

Каменная зала тоже вызывает образы. Точнее, один образ. Короткий, почти молниеносный, но зато очень четкий. Трон, спаянный из сотни клинков, чьи острия топорщатся в разные стороны. Она моргает, и трон исчез. Подобные видения мучают своей недосказанностью. Проще было бы, если бы не приходили вообще, чем дразнили собой.

Подпись автора

от spectre

+2

10

Незнакомка, распробовав мясо, набросилась на него, а потом так же резко прекратила есть, как будто вспомнила что-то… Геральт не мог понять, что именно. Но решил на этот раз не спрашивать.

Зачем-то беловолосая храбрилась, не говоря, какую именно боль причиняет ей рана. Но это совершенно нормально, она не могла не болеть. Тем более под действием эликсира. Эта девушка вообще сильно удивляла его, ее кровь явно таила в себе какие-то секреты, которые помогали ей выдержать наличие в организме эликсира.

- Разумеется, - ведьмак спокойно кивнул, - нужно время. Больше отдыхать и ждать, пока время сделает свое. Скоро болеть перестанет, - он внимательно наблюдал за светловолосой, оценивая ее состояние. Могло ведь быть и намного хуже, так что… пусть лежит. Они ведь никуда не спешат.

- Он твой, - Геральт машинально повторил это за девушкой, хмурясь. Впервые за свою долгую ведьмачью жизнь он встречался с чем-то подобным. И не поверил бы в такое никогда, если бы своими собственными глазами этого не видел.

– Если это так, надеюсь, он вернется, - и я разберусь, что вы с ним из себя представляете,
- Никогда с подобным не сталкивался, а поверь мне, я много чего за свою жизнь повидал, - Белый Волк едва заметно усмехнулся.

- Дом? Можно сказать и так, наверное, - Геральт кивнул, легко поддаваясь на попытку девушки перевести тему. Наверняка ей было тяжело отвечать на все эти вопросы, учитывая ее состояние, и ведьмак прекрасно это понимал, решив не упорствовать.

– Во всяком случае, другого дома у меня нет. Это Каэр Морхен, ведьмачья крепость. Здесь я провел большую часть своего детства, но сейчас возвращаюсь только, чтобы перезимовать. Как и остальные ведьмаки. Но так как до зимы еще далеко, то мы здесь одни, - и хорошо, наверное. Не хотел бы Геральт видеть реакцию Ламберта на эту незнакомку; почему-то ему казалось, что эти двое были бы не очень-то совместимы друг с другом. Хотя кто знает. Ламберт иногда полон сюрпризов и неожиданностей.

Если пробудем здесь хотя бы до поздней осени, - а они, вероятнее всего, пробудут, - то наверняка встретимся с моими двумя собратьями по ремеслу. Если они вернутся. Мало нас осталось, - Геральт подкинул полено в костер, который постепенно уменьшался. Каждый год он думал о том, что кто-то из ведьмаков может не вернуться в Каэр Морхен – особенно эти мысли часто возникали сейчас, после потери Цири и Весемира. Впрочем, после этих событий мысли о хорошем в голове Геральта вообще не возникали. Он сжал губы, мысленно отмахиваясь от некстати вернувшихся воспоминаний. Черт с ними. 

[nick]Geralt of Rivia[/nick][status]the white wolf[/status][icon]https://i.imgur.com/hiZJQVA.gif[[/icon][info]the witcher[/info][desc]why men throw their lives away attacking an armed witcher...I'll never know. Something about my face?[/desc]

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+1

11

Она больше не боится Геральта. Не чувствует от него угрозы в свою сторону. Да и не видела смысла тратить силы на безосновательное чувство страха. Ведьмак - как он величает себя - спас ей жизнь, привез сюда, заботится о ней. И едва ли ради того, чтобы потом убить. Сейчас, Геральт из Ривии - единственный, кому она могла доверить в руки свою жизнь. Как бы горько не было признавать, но она, со своей ноющей раной и отсутствием памяти, зависима от него. Ей подобное чувство было чуждо. А теперь она была просто вынуждена мириться с таким соседством. Геральт ей нужен. Без него она сейчас едва ли способна справиться с теми напастями, которые приключились.

В прочем, мужчина не собирается уходить. И не только потому что взвалил на свои широкие плечи ответственность за её жизнь. Хотя, это безусловно, главный пункт в некотором списке. Она видит, что ему любопытно. Возможно, не меньше, чем ей самой. Он жаждет узнать, как она смогла приручить дракона. Силится понять, кто она. Интересно, а захочет ли она ему об этом поведать, если действительно сможет вспомнить?

Зима... Это слово откликается в голове эхом множества разных голосов, которые знакомы ей. Зима близко. Что-то важное и трепетное звучит в этой короткой фразе. Что-то, что несло колоссальный смысл всему. Что важнее - ОН говорит это. Его темные вьющиеся волосы собраны на затылке, плечи обнимает опушка из шкуры животного, черный плащ тянется до самой земли, пряча доспехи под собой. На его мече рукоятка в виде головы волка.

- Зима близко... - Едва слышно повторяет она. Но что-то было здесь не так. Разве зима не началась?

Ведьмак поворачивается спиной к ней. Его голос звучит обыденно и ровно, но по тому, как напряглись его плечи, как дернул головой, словно отмахиваясь от чего-то неприятного, девушка понимает, что случайно наткнулась на то, что бередит старые раны. Она сглотнула, растерянно поглядев на шкуры, которые её укрывали. Ей кажется понятным то, что он сейчас чувствует. Таких, как она - а она это отчего-то в этом уверена! - тоже мало. И его слова тому доказательство.

- Кто такие ведьмаки? - Недолгий разговор с Геральтом вымотал её. Она ощущала сильнейшую усталость, на грани изнеможения, которая накатывала с каждой минуты все больше и больше. Она опустилась на свою постель, подложив руку под голову. Пляшущие язычки пламени успокаивают и завораживают. Огонь кажется не только источником тепла, но и единственно чем-то родным. Она не замечает, когда пелена сна снова забирает её в темноту.


Пахнет гарью. С неба валит снег. Она касается подлокотника обугленного железного трона, не в силах поверить, что она по-настоящему тут. Осевшие снежинки оставляют на пальцах грязь. Она растирает её на подушечках, внимательно вглядываясь - это сажа. Девушка вскидывает глаза наверх, глядя сквозь разрушенный потолок, на серое небо. Это пепел устилает все вокруг.

Она поворачивается и видит ЕГО. Темные глаза наполнены болью и печалью, как у человека, который должен сделать то, что должен, но совсем не рад тому. Она не хочет этого понимать, она отказывается, внутренне рассчитывая, что значит в этом мире гораздо больше, чем любой долг. И это все длится ровно до тех пор, пока её взгляд не цепляется за поблескивающий наконечник рукояти. Внутри все сжимается, как у зверя, почуявшего опасность. Она откуда-то точно знает, что должно произойти. И это её шанс все исправить...


...лезвие ножа плотно прижимается к горлу. Её пальцы слегка дрожат, она не хочет этого делать, но она должна жить. Иначе умрет. Приносить в жертву того, кого любил всем сердцем - это адская мука. Но она не может сделать выбор в пользу него. Вся её жизнь - короткая и полная побед и поражений - вела её к этому мигу величия. И никому в этом мире она больше не позволит забрать то, что принадлежит по праву. Он должен это понимать. Он должен ей это простить.

Лицо перед ней смазывается, меняется, принимает совершенно чужие очертания. Она часто-часто моргает, чтобы стряхнуть это наваждение. Оно мешало сосредоточиться, оно не позволяло ей довести начатое до конца. И вот вместо него... она видит Геральта. Геральта из Ривии. Она тяжело и рвано глотает воздух, растеряно глядя нож на своей руке, затем переводит взгляд на своего спасителя, которого едва жизни не лишила, поддавшись своим видениям.

И самое ужасное, что она и сама до конца не могла понять, где же все-таки подлинная реальность. Та, где валит пепел с неба, пахнет огнем и кровью, и ОН, готовый вонзить нож в неё. Или та, где она, во власти своих ночных страхов и призраков прошлого, сидит верхом на ведьмаке и прижимает лезвие к горлу?

Подпись автора

от spectre

+1

12

— Зима близко... – Геральт приподнимает брови, смотрит на свою гостью задумчиво и немного удивленно. Лето только закончилось, до зимы еще как минимум три месяца, но, кажется, это значения не имело. По глазами беловолосой было видно, что эти слова бередили какие-то воспоминания, которые рвались на поверхность ее сознания, но никак не могли выбраться, и… ведьмак решил не сбивать ее.

Вопрос о том, кто же такие ведьмаки, Геральта одновременно и удивил, и нет. С одной стороны – кто же не знает по выродков и мутантов? С другой, его новая знакомая даже своего имени не помнила, так что, наверное, это было совсем не удивительно. – Мутанты, - привычно сказал он, - созданы для того, чтобы убивать чудовищ, с которыми людям справиться не под силу. Мальчиками начинают… - он повернулся к новой знакомой и замолчал, потому что понял, что она засыпает. И едва ли слышит, что Геральт ей говорит. Что же, ведьмаки подождут, никуда не денутся, а ей нужно набираться сил, а во сне это делать лучше всего.

Он сам просидел у огня не больше часа, впервые за долгое время провалившись в глубокий непрерывный сон без сновидений.

Геральт сам не знал, как так вышло. Почему его реакции не сработали, и проснулся он уже тогда, когда его подопечная – вот ирония! – крепко прижимала кинжал к его шее. Ведьмак в первое мгновение дернулся, а потом с трудом сдержал свои инстинкты, хрипло выдыхая и хмурясь – какого лешего она собирается сделать? Неужели?...

В голове быстро мелькают воспоминания о том, сколько подстав и предательств он пережил за свою долгую жизнь, и ему не хотелось думать, что эта беловолосая спасенная станет еще одним таким случаем в его копилке. Да и, честно говоря, это был весьма странный способ убить ведьмака. Он ведь мог скинуть ее с себя прямо сейчас, и она ничего не сделает – человек никогда не сможет отреагировать на мутанта должным образом. Но Геральт не спешил. Он хотел разобраться, что ей двигало.

Желтые глаза смотрели внимательно, не упускали ни одной детали, в том числе то, как резко поменялось лицо девушки. Как будто она только что осознала, что делает. И ведьмак, воспользовавшись секундной заминкой, крепко схватил светловолосую за запястье, отводя нож от своего горла, а потом резко перехватил ее саму, обездвиживая и садясь одним быстрым движением. Они оказались совсем близко друг к другу, но Геральта это не смущало. Его смущало, что его хотели зарезать во сне. – Что ты делаешь? – он свел брови вместе, непонимающе глядя на нее, - зачем? Кто ты такая?! – может, он все-таки попался на чью-то удочку, притащив ее в Каэр Морхен, но… нет, слишком невероятно это все выглядело.

Геральт ничерта не понимал. Только по растерянному лицу своей гостьи начинал, кажется, догадываться. Верно ли? Вдруг она просто-напросто его боялась – они ведь здесь одни, мало ли что могло ей в голову взбрести.

- Слушай, я не знаю, для чего ты это делаешь, но я не причиню тебе никакого вреда. Встанешь на ноги и будешь вольна уйти куда угодно, я тебя задерживать не стану. Но в следующий раз, если захочешь меня убить, выбери способ понадежнее, потому что если моя реакция проснулась бы раньше меня, эликсиры тебе бы не помогли, - Геральт сжал губы, глядя на нее в упор.

Она его слышит вообще?

[nick]Geralt of Rivia[/nick][status]the white wolf[/status][icon]https://i.imgur.com/hiZJQVA.gif[[/icon][info]the witcher[/info][desc]why men throw their lives away attacking an armed witcher...I'll never know. Something about my face?[/desc]

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+1

13

У Геральта много вопросов. Логичных вопросов. Только вот у неё нет не единого толкового ответа. Она ощущает смятение, смешанное с желанием воспротивиться - чему? - и тлеющими остатками страха тянущегося прошлого. Она хочет сохранить это внутри себя, спрятать, похоронить, чтобы не оправдываться больше. Но это было бы огромным самообманом, потому что девушка чувствует - не получится просто отмахнуться. И ей больше не с кем поделиться, ей больше никто не сможет помочь... кроме него.

Геральт крепко прижимает её к себе, не позволяя продолжить начатое или хотя бы вырваться. Пальцы разжимаются - и нож падает вниз, жалобно звякнув, когда лезвие столкнулось с каменным полом. Ведьмак не сводит с её лица взгляда. Губы сжаты, а в янтарных глазах читается сомнения. Во всяком случае, так кажется ей.

- Я... я кое-что вижу. Обрывки воспоминаний, но они совершенно не помогают мне, а делают только хуже. Я вижу человека, и он значил для меня очень многое. Я не вижу его лица, но знаю, что это он вонзил в меня нож. Что он хотел меня убить. И его предательство страшнее смерти и увечий. Этой ночью, мне привиделось, что я могу это изменить, если остановлю его. Если убью его первой.

Её голос был тихим и ровным. Геральт заслуживал знать правду хотя бы даже за то, что был с ней и оставался все это время. Когда он сказал, что отпустит её после выздоровления, девушке стало страшно. Будет хорошо, если она будет помнить хоть что-то конкретное к тому времени. А если нет? Что ей делать дальше? Она ведь даже не знала где теперь искать своего дракона. И у неё нет ничего. И никого.

Кроме Геральта из Ривии.

И как бы она не страшилась, как бы не искала подвоха - она чувствует, что обязана быть откровенной. Дышать стало трудно - горло словно стянула невидимая цепь. Она прикрыла веки, стараясь унять легкое головокружение. Ладошки уперлись в чужую грудь, но не для того, чтобы оттолкнуть, а скорее наоборот, чтобы удержаться. В отличии от её иллюзий из прошлого, которые казались по-настоящему страшными, Геральт был в противовес куда реальнее. Теплый, спокойный, уверенный. От этого становилось немного легче и ей самой.

- Я не знаю, почему ОН хотел меня убить. И заслужила ли я того на самом деле. Но мне кажется, что я не так хочу вспоминать то, кем я была и что со мной произошло. Я боюсь своего прошлого. Я уже пережила его однажды, и это был тяжелый путь - я чувствую. Но смогу ли я его пройти второй раз? - Делиться своими слабостями оказалось невероятно трудно. Она и сама не понимала зачем это делает - то было не свойственно ей. И все эти мысли, внезапно всплывающие в голове заставляли лишь внутренне сжиматься все сильнее. Хорошо, если она была добрым человеком и не заслужила произошедшего. Но что если все будет иначе?

- Мне страшно оглянуться назад, - она снова смотрит в его глаза, а пальцы скользнули вверх, к плечам. Ей хотелось, чтобы он её понял. - Но я знаю одно: мы встретились не просто так. Боги дали мне второй шанс, когда ты нашел меня. Ты ведь тоже это чувствуешь?

Пусть ей не показалось! Пусть он согласится с ней. Огонь дожирает остатки дров. Обугленные поленья тихо потрескивают, словно подтверждая правоту её слов. Рана снова начинает ныть и зудеть, но девушка игнорирует неприятные ощущения в боку.

Подпись автора

от spectre

+1

14

Нож тихо звякает, и этот звук разбивает сомнения Геральта. Она не хотела его убить, теперь он видел это вполне отчетливо. Значит, она начала что-то вспоминать, но то, что она говорила, не звучало, как что-то хорошее. Геральт бегал по ее лицу глазами, и ему было не по себе от цвета ее фиалковых глазах, от ее пепельных волос, которые напоминали о самом дорогом, что у него было в жизни. Все это время он старался не думать об этом сходстве, но иногда это было чертовски тяжело. Могло ли это быть простым совпадением? Геральт не знал. И, как назло, светловолосая заговорила о судьбе и богах.
Верил ли Геральт в богов?
Нет, слишком многое он видел на этом свете, чтобы в них верить. Он верил в правителей, которые культивировали в подданных слепую веру для того, чтобы было проще их подчинить, верил в существ, выдававших себя за богов, чтобы им приносили жертвы легковерные крестьяне, верил в духов и чудовищ, но в богов… Вполне очевидно, что нет.
Но четко сказать об этом девушке, которая не отводила от него своего взгляда, не мог. Просто потому что слишком много совпадений.
- Боги?
- он покачал головой, вопросительно глядя на девушку, - богов не существует, у меня было достаточно времени, чтобы в этом убедиться. Предназначение? Может, оно свело их вместе? Ведьмак слышал это слово столько раз, что оно уже набило оскомину. Он не хотел в очередной раз вспоминать его, но ничего другого в голову не приходило.
- Когда я тебя увидел, принял тебя за другую,
- зачем-то заговорил он. Едва ли это было лучшее время для подобных разговоров. - За девушку, которая когда-то стала моим Предназначением и которую я потерял. Не знаю, верю ли я до сих пор в Предназначение, но…  - Геральт скользнул взглядом по пепельным волосам, - быть может, наша встреча, и правда, не случайна. Даже если так, какое это имеет значение?   
Это ведь действительно не поменяет ровным счетом ничего. Ведьмак будет действовать одинаково в любом случае. Рано или поздно она вспомнит, кто она, кто ее убил и за что. Была ли какая-то причина у столь жестокого предательства? Ведьмак знал, что возможны абсолютно все варианты, что ее могли убить ни за что, а может быть, она сама совершила что-то ужасное. Но сейчас почему-то он был внутренне на ее стороне. Хотя нет, не почему-то. Причина была очевидна - она стала той соломинкой, тонкой связью с Цири и Йен, той самой ниточкой, которая удержала его в этом мире, на этом Континенте. Может, Геральт и может еще что-нибудь сделать.
Задумчиво посмотрев на девушку, Геральт вдруг поднял руку и коснулся волос, чуть сжимая губы.
- Её я так и не смог уберечь, так быть может, хотя бы тебя смогу,
- хрипло сказал он, тихо, как будто для самого себя. А потом медленно притянул ее ближе к себе и обнял, как обнял бы Цири - просто потому что почувствовал, что сейчас это было нужно. И, наверное, нужно им обоим.   
- У нас у всех есть что-то, чего мы не хотим помнить, но когда ты вспомнишь, это будет не так тяжело, как прожить в первый раз,
- Геральт знал, о чем говорил, сам ведь переживал ровно то же самое. Смерть, потом потерю памяти, а потом… Ведьмак вдруг нахмурился, задумавшись. Уж слишком они были похожи.

[nick]Geralt of Rivia[/nick][status]the white wolf[/status][icon]https://i.imgur.com/hiZJQVA.gif[[/icon][info]the witcher[/info][desc]why men throw their lives away attacking an armed witcher...I'll never know. Something about my face?[/desc]

Отредактировано Jon Snow (2021-10-02 21:13:26)

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+1

15

Геральт отвергает существование богов, выбирая для себя другое объяснение происходящему. Предназначение. Это слово неприятно колет тонкой иголкой. Она опускает взгляд фиалковых глаз вниз, но когда пальцы ведьмака касаются её волос, то она тут же вскидывает подбородок. В его голосе сплетаются тоска и надежда, горечь и нежность. И она льнет к нему, когда Геральт неожиданно притягивает её к себе еще ближе, заключая в объятия. И в этот миг становится невероятно спокойно на душе. Чтобы там не скрывалось в её прошлом, казалось, что оно не могло добраться до неё, пока ведьмак держит её у самого сердца.

Она закрывает глаза, склонив голову на широкое плечо. Её ладонь, почти невесомо, ложится на шею в том месте, куда она еще совсем недавно приставила лезвие ножа. И думала она сейчас не о судьбе или богах. И даже не о предназначении. В её голове всплывала драконья тень, которая виднелась на сером горизонте, становившаяся все меньше с каждым взмахом крыльев. Вернется ли он назад? Найдёт ли? Ведь этот дракон - её дракон - единственная связь с прошлой жизнью.

Она открывает глаза и скользит задумчивым взглядом по очертанию губ, по четкой линии подбородка. Ей совсем не хочется уходить обратно, в другой конец комнаты. Ей хочется ощущать его тепло и спокойствие, которые он источает и наполняет её саму. Она слегка отстраняется, чуть надавив ладошкой на грудь и заставляя лечь обратно. Совершенно при этом не обращая внимания на то, что отражается в его глазах.

- Я хочу остаться рядом, - честно и откровенно говорит о своем желании. И девушка не видит в этом ничего плохого. Она аккуратно устраивается рядом, положив голову ему на грудь. Тесно прижавшись к Геральту, она снова ощущает, как её клонит в сон. Но на это раз девушка почему-то уверенна, что больше не будет кошмаров или воспоминаний. Она будет спать крепко и спокойно, позволяя ране на боку заживать гораздо быстрее.


Когда она проснулась, то Геральта рядом не было. Она села, откинув шкуру и огляделась по сторонам. В Каэр Морхене стояла тишина, разве что извне доносилась трель какой-то неизвестной птицы. Бок снова неприятно заныл. Она чуть скривилась, но тем не менее заставила себя подняться, держась одной рукой за каменную стену. Девушку слегка повело от слабости и головокружения. Она прикрыла глаза, позволяя привыкнуть к вертикальному положению. Все же, очень долгое время она лежала, да еще и получила серьезную травму. Стоило быть осторожной.

Она прислушалась к собственным ощущениям, и поняв, что есть силы двигаться, медленно побрела к выходу, продолжая цепляться одной рукой за стены.  Её беспокоило отсутствие Геральта. Неужели он ушел, пожалев о том, что был так откровенен ночью? Или что-то случилось? Но стоило заметить его фигуру у выхода, как она мгновенно успокоилась и даже слабо улыбнулась. Щурясь от яркого света, она прикрыла глаза рукой, выходя наружу. Легкий прохладный ветер заставил поежиться, однако было приятно ощущать его на своей коже. Она будто снова начала жить.

- Мне хотелось немного пройтись, - поспешила она объясниться, утаивая львиную долю правду. Не хотелось говорить вслух о том, как сильно она от него зависима. Она огляделась по сторонам. Всюду высились величавые суровые горы, а внизу раскинулся густой лес. Здесь было спокойно и тихо, а воздух - свеж и чист. Им хотелось дышать полной грудью.

- Здесь очень красиво и тихо, - она не знала хорошо это или плохо. С одной стороны, ей сейчас требовался покой, чтобы восстановиться, а с другой отсутствие других людей слегка непривычно. Кажется, в прошлой жизни она редко бывала одна. Ей вдруг вспомнилось одно из вчерашних видений. Как она говорила о том, что её сын будет носить имя Рейго. В нём чудилось еще что-то очень знакомое, что крутилось на языке, но никак не желало быть пойманным и осмысленным. Рейго. Рейго. Рейго...

Рейгар.

Кто такой Рейгар? Его имя слишком похоже на Рейго. Может это тот мужчина, из её воспоминаний о ребенке? Или тот, кто вонзил кинжал в неё? Она прислонилась к стене, ощущая усталость.

Рейла.

Тоже приходит внезапно. От этого имени веет чем-то теплым, чем-то трепетным. Она ощущает в себе рождение чего-то светлого вместе с этими именами. Она не знает кому принадлежит мужское имя, но может второе - её собственное? Память снова забурлила, пытаясь что-то извлечь из жалких кусочков, хаотично роящихся в голове.

Рейнис.

Вот еще одно. И оно отчего-то кажется совсем близким, будто она бредет в полумраке в поисках света и, наконец, видит отблеск вдали.  А может это её имя? В голове начало пульсировать, поэтому девушка вынырнула из омута памяти и глубоко вдохнула, стараясь прийти в себя.

- Я снова что-то вспоминаю. Имена. Но я не знаю чьи они и кому принадлежат. Может быть, одно из них моё? Рейгар, Рейла, Рейнис - тебе доводилось слышать их когда-нибудь?

Подпись автора

от spectre

0

16

♪ the witcher 3 OST - kaer morhen

Солнце уже поднялось из-за гор, раскидав свои лучи по окрестностям крепости. Геральт не спал, как и остальные обитатели замка, даже самые юные.

- Хееэй! Оп! – огромный маятник медленно качался туда-сюда, с едва слышным шипением рассекая горный воздух.

- Хии-иия! Фух! – звонкий девичий голос то и дело раздавался во дворе замка. Ведьмак стоял внизу и внимательно следил за девчонкой, которая в
очередной раз ловко увернулась от маятника, едва устояв при этом на одной ноге.

Да, Цири любила порисоваться, даже когда на нее смотрел только Геральт. С одной стороны, она действительно быстро училась и была ловкой для своих лет, а с другой… ведьмак не переставая думал о том, как бы эта любовь к эффектным приемам не вышла Цирилле боком в какой-нибудь настоящей битве.

- Хватит, Цири, - крикнул Геральт, и девчонка, не медля, кувырком спрыгнула, тут же оказавшись рядом с ним. Она широко улыбалась, тяжело дышала и явно надеялась на похвалу наставника.
– Ты видел, Геральт? Я ужасненько старалась, а когда он меня чуть не задел по спине… - девчонка говорила взахлеб, а седоволосый едва заметно улыбнулся.
– Молодец, - Геральт старался оставаться серьезным, - но на сегодня еще не все. Держи, - ведьмак подкинул своей подопечной тренировочный меч, а та, поймав его, с тоской посмотрела на покосившееся неподалеку чучело человека.

- А после чучела на мучильню?

Геральт покачал головой, взявшись за второй тренировочный меч.

– Хватит уже чучела, пора переходить к настоящим спаррингам, - он не успел договорить, потому что Цири радостно взвизгнула, почти запрыгивая ему на руки, а Геральт не сумел сдержать смеха, и…


Ведьмак резко распахнул глаза. Угли в камине едва тлели, и в зале было темно. За окнами едва начинал брезжить рассвет, который очень контрастировал с тем ярким сном, который он сегодня увидел. Радость в груди сменилась на привычную ноющую тоску, и Геральт на несколько секунд закрыл глаза, сжимая губы. А потом услышал тихое дыхание рядом, быстро вспоминая предыдущий вечер.

Она захотела остаться с ним, и ведьмак не до конца понимал, имела ли она в виду только эту ночь или что-то еще? Хотя какое это имело значение?
Девушка даже во сне прижималась к нему так, будто он один способен был ее защитить от… От чего? Это было ведьмаку неведомо, но он не колеблясь решил, что оправдает надежду своей новой знакомой. В конце концов, что еще ему было делать?...

Геральт постарался выбраться из постели так, чтобы ее не разбудить, и ему, кажется, удалось. Начинался новый день, он не ждал, забирая ведьмака в уже почти ставшую привычной рутину.

Проведать и накормить Плотву, принести ей воды с ручья, проверить, в порядке ли оружие. Быстро стало понятно, что сегодня нужно отправляться на охоту, поэтому еще добрых полчаса ведьмак провозился с арбалетом, на котором какого-то лешего начал заедать спусковой механизм.       

За утренними делами Геральт и не заметил, как вокруг крепости рассвело, а тихие шаги сзади застали его врасплох. Ему, конечно, не понравилось, что его светловолосая гостья поднялась на ноги, потому что он видел, каких усилий ей это стоило. Но сказать ничего не успел, девушка его опередила. Да и в чем-то она была права – свежий воздух ей бы не помешал.

— Здесь очень красиво и тихо.
Геральт кивнул.

- Здесь почти не бывает людей. У ведьмаков дурная слава, которая нам только на руку – отпугивает непрошеных гостей, - он отложил в сторону меч, который точил, пока не пришла девушка, а когда снова поднял на нее взгляд, светловолосая вновь заговорила.

- Никогда не слышал подобных имен, - он задумчиво покачал головой, - там, где я бываю, таких не дают детям, - что только в очередной раз подтверждает, что девушка издалека. – Но это хорошо, что ты начинаешь вспоминать. Да и, наверное, пока не вспомнишь свое настоящее, можешь взять себе одно из этих, чтобы я мог к тебе по нему обращаться. Рейнис, Рейла… звучит красиво, - ведьмак вдруг хмыкнул, - но, конечно, если ты  захочешь называться Рейгаром…

Удивительным образом у него поднялось настроение. Как будто бы когда эта его новая знакомая появлялась, вытесняла из головы его прошлое и мрачные мысли. И, кажется, ей находиться в одиночестве тоже не нравилось.

- Я собираюсь отправиться на охоту. Если чувствуешь в себе силы, можешь пойти со мной. Не пешком, конечно. Сможешь держаться верхом? – конечно, наличие всадника в лесу немного осложнит охоту, но Геральт думал, что и так отлично справиться.

– Думаю, Плотва против не будет.     

[nick]Geralt of Rivia[/nick][status]run, roach[/status][icon]https://forumavatars.ru/img/avatars/001b/08/59/4-1630799561.gif[/icon][info]the witcher[/info][desc]if you touch a single hair on her head, yours will be on the ground next[/desc]

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+1

17

Неожиданная ухмылка веселит её. Она старается спрятать улыбку, но губы совсем не слушаются, потому она чуть наклоняет голову, сухо кашляет и снова выпрямляется. Предложение Геральта звучит дельно, если отбросить все шутки. У неё хотя бы будет имя - и это уже что-то.

- Пусть будет Рейнис. Оно больше отзывается, - кивает она, чуть прикусив губу. Девушка ощущает себя гораздо лучше. При чем процесс выздоровления идет так споро, что скоро она сможет быть уверена в своих силах. На данный момент, Рейнис гложут сомнения на счет её готовности отправиться с ним в лес, пусть и на лошади. Но перспектива остаться совсем одной в этом огромном каменном замке не лучше. Она окинула взглядом местность вокруг, обхватив себя руками. Наверное, лучше пойти с ведьмаком.

- Да, думаю, что смогу, - наконец, выдыхает она и медленным шагом направляется к мужчине. В этот момент над их головами проносится большая темная тень. Рейнис замирает на месте и вскидывает голову, ощущая, как сердце забилось быстрее. В небе вился дракон. Её дракон. Неужели он смог найти её? На её губах расцветает улыбка, незаметно даже для неё самой. Дракон делает круг над их головами, затем опускается наземь, фыркнув и вытянув морду вперед, словно призывая хозяйку к себе. Рейнис, как завороженная, не ощущая боли в боку, бредет к нему, вытянув вперед свою руку.

Огромный ящер тянется к ней, ноздри дергаются - он обнюхивает её, чтобы убедиться, что это все еще она. Сердце щемит от любви к этому величественному и опасному созданию да так сильно, что слезы текут по щекам. Её ладонь ложиться на грубую чешую, и дракон льнет к её ласковым прикосновениям, издавая тихий довольный рокот. Затем прижимается к земле брюхом, и вытягивает лапу перед собой, тем самым приглашая залезть на него. Рейнис замирает, ощущая как сбивается дыхание. Она оглядывается быстро назад, на Геральта, который наблюдает за их воссоединением.

Некоторое время она сомневается, стоит ли садиться на дракона, но тут ящер распахивает глаза и она сталкивается с ним взглядом. И это придает ей решимости. Рейнис смело взбирается наверх и устраивается между его крыльев, крепко хватаясь за костяные наросты. Она чувствует, что делала так уже много раз - слишком привычны движения и понимание того, как правильно сесть, чтобы удержаться на драконе.

Ящер взмывает ввысь и у наездницы захватывает дух. Некоторое время в ушах свистит от быстрого полета, Рейнис боится открыть глаза и снова вдохнуть. Но когда она это делает, то ощущает свободу. От всего. От прошлого и будущего. От страхов и сомнений. От радости и горя. От болезни и усталости. Здесь она не принадлежит никому и ни чему, и может выбрать любой путь. Это ощущение силы и величие, которое знакомо ей не понаслышке, снова захватывает.

А потом Рейнис замечает, что Каэр Морхен больше не виднеется внизу. И к ней вернулся страх. Она растерянно мечется, отыскивая взглядом знакомые очертания, но не находит. Дракон уносил её куда-то в одном ему понятном направлении. Что если он хочет вернуть её туда, откуда унёс когда-то? Рейнис чувствует, что еще не готова к этому и хочет назад, к Геральту, рядом с которым она не чувствует этого страха перед завтрашнем днём.

- Вернись! Верни меня обратно, слышишь? Верни меня к нему! - Она старается перекричать ветер, дракон лишь слегка поворачивает голову в её сторону, но продолжает свой путь. Рейнис нервно сглатывает, сжимая пальцы вокруг наростов до боли. Геральт говорил, что она общалась с драконом на непонятном языке...

- Я приказываю вернуть меня к нему,... Дрогон! - Слова сами всплывают в голове, стоило только начать говорить. Имя дракона прознает яркой вспышкой - что- то треснуло в её голове, та самая стенка, что скрывала её воспоминания, пошла рябью, готовая рассыпаться. Но нет, выдержала. А между тем, Дрогон повернул обратно. Вот и очертания Каэр Морхена показались, а спустя секунды она уже могла разглядеть вдали фигуру Геральта. Она чувствует огромное облегчение, когда видит ведьмака снова.

- Не делай так никогда больше! - Шепчет она дракону, когда тот приземляется подле мужчины с недовольной мордой. Из ноздрей вырвались облачка пара - Дрогон фыркнул. Но брюхом к земле припал, чтобы Рейнис было удобно спуститься. Девушка осторожно слезает вниз и бредет к Геральту из Ривии, тяжело дыша. Затем утыкается лбом в широкую грудь, прижимаясь к нему.

Подпись автора

от spectre

+1


Вы здесь » shakalcross » альтернатива » you should be scared for me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно