shakalcross
дейенерис пишет: Неожиданная ухмылка веселит её. Она старается спрятать улыбку, но губы совсем не слушаются, потому она чуть наклоняет голову, сухо кашляет и снова выпрямляется. Предложение Геральта звучит дельно, если отбросить все шутки. У неё хотя бы будет имя — и это уже что-то. читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » завершённое » The dragon and the wolves


The dragon and the wolves

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

The dragon and the wolves
Jon Snow ✦ Robb Stark ✦ Daenerys Targaryen

http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/260/411248.gif http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/260/79548.gif http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/260/781437.gif


Надвигающаяся угроза из-за стены вынуждает идти на крайние меры и заключать неожиданные союзы.
Узнав, что драконы существуют на самом деле, Робб и Джон принимают решение ехать в Миэрин и объяснить Дейенерис Таргариен какая беда ждет семь королевств в недалеком будущем.
Дейенерис не ожидала, что отложенное путешествие за Узкое море, к родным землям, приведет к ней тех, кого она не ждала увидеть.
Но, как говорится, если ты не идешь к Вестеросу, то Вестерос сам придет к тебе.


Подпись автора

от spectre

+3

2

Джон за всю свою недолгую жизнь провел немало времени в пути, но еще никогда он не совершал таких долгих плаваний. Морские путешествия, были, может, и удобнее конных переходов по непроходимым снегам, но совершенно точно менее привычны для бывшего дозорного. Спустя какое-то время Джону начало казаться, что они никогда не приплывут, и что он как минимум полжизни провел на этой качающейся палубе. 

Но сложнее всего было привыкнуть к погоде. Воздух, соленый, влажный, был гораздо теплее вестеросского, но при этом казался совершенно чужеродным. Они с Роббом были одеты как можно легче, и все равно чем ближе они были к Заливу Работорговцев, тем жарче им становилось. 

Старкам, говорят, не везет на юге. И если им не везло даже в Королевской Гавани, то что же может ждать их здесь? Джон не хотел об этом думать, ведь другого выбора у них все равно не было. Вот только, кажется, даже в путешествии за Стену навстречу тысячам мертвецов он был больше уверен. 
Но рано или поздно все подходит к концу, и их путешествие наконец завершилось. Когда они ступили на твердую землю, Джон облегченно выдохнул. Его все же успокаивало, что они с Роббом были здесь вместе, так у них было больше шансов чего-то добиться. 

В их сторону двигались несколько фигур.

Тириона Ланнистера можно было узнать издалека, а вот остальных Джон не знал. Впрочем, это было не так важно, потому что Сноу доверял Ланнистеру и этого было достаточно.

Они с Роббом шли впереди, позади них несколько вооруженных людей и Красная женщина. Весь путь она странно смотрела на Джона, потому что считала его избранным, ведь владыка его вернул с того света. Сноу считал это глупостью, какой из него избранный? И все же они взяли Мелисандру с собой, потому что нужно было использовать все возможные способы убедить драконью королеву.

— Молодой волк, - Тирион улыбнулся, поглядев на Робба снизу вверх, - рад видеть вас живым и невредимым. Старков сложно убить, верно? - он перевел взгляд на Джона. — Бастард из Винтерфелла, - это чуть поддразнивающее приветствие заставило Джона улыбнуться. Это звание его больше не ранило так, как несколько лет назад, и Тирион сыграл в этом далеко не последнюю роль.  - Добро пожаловать в Миэрин, - Тирион кивнул, приглашающим жестом проводя короткой рукой.

Карлик изменился с того дня, когда Джон видел его в последний раз. И дело даже не в шрамах и морщинах, не в значке десницы, который гордо красовался на груди Тириона. Ланнистер показался Джону напряженным. В Миэрине, возможно, все было не так гладко, потому что встречающих гостей из Винтерфелла окружал десяток воинов. Таких Джон еще не видел. Длинные умасленные косы звенели вплетенными в волосы колокольчиками, кожа их была смуглой, глаза чернее ночи. Только аракхи грозно сверкали за их поясами, и что-то подсказывало Сноу, что отсутствие хоть какой-то внятной брони едва ли делает этих воинов уязвимыми.

Тирион как будто прочитал мысли Сноу.

- В городе сейчас неспокойно, старые порядки искоренить не так легко, поэтому лучше не ходить по улицам без оружия, - не то что бы они собирались сдавать свои мечи. Сноу надеялся, их об этом не попросят. Джон посмотрел на брата, а потом ответил Тириону, - Благодарим, лорд Тирион, - он чуть прищурился, оглядывая остальных. Крупный мужчина с округлым лицом, коротко стриженый брюнет в черной кожаной броне, худая темноволосая девушка… все они выглядели достаточно равнодушными к незнакомцам, за исключением только крупного мужчины, который рассматривал их с чуть более приветливой, но но все же дежурной улыбкой.

— Милорд, - Ланнистер обратился к Роббу, кивнув ему, - позвольте представить ближайших советников королевы. Варис, бывший мастер над шептунами из Королевской Гавани. Серый червь, главнокомандующий армией Безупречных. Миссандея с острова Наат, а эти храбрые воины - представители кхаласара, - Сноу не мог проигнорировать едва уловимый сарказм в голосе десницы, но ему показалось, что Тирион относится к дотракийцам с опаской. И Джон не мог его за это винить.

— Наши уважаемые гости, Робб Старк, лорд Винтерфелла и Хранитель Севера, его брат Джон Сноу… - Ланнистер начал представлять другую сторону, многозначительно посмотрев на Мелисандру.

- Я всего лишь слуга, исполняющая волю Владыки Света, не стоит, - бесстрастно ответила она, а один из людей позади Робба сердито кашлянул и возмущенно проворчал: - Не хранитель, а Король Севера, коротышка, - Сноу взглянул на Старка и вздохнул.
Начинается.

— Прошу прощения? - Тирион приподнял брови, хотя прекрасно все понял. Но предпочел этого не показывать. Его королева явно не будет согласна с тем, что Робб - король, а он, как ее десница, едва ли станет ей перечить.

Между двумя делегациями возникло неловкое молчание, которое прервал сам же Тирион, решив сделать вид, что ничего не произошло.
— Вы проделали долгий путь, поэтому королева будет готова принять вас завтра, как только вы приведете себя в порядок и отдохнете. Или… - по лицам гостей было видно, что они не готовы были ждать. Тирион легко это считал. - либо мы проводим вас к королеве немедленно, если дело не терпит отлагательств.
Конечно, после такого долгого пути один день не сыграл бы никакой роли, но… они итак потеряли слишком много времени на это путешествие. Поэтому, недолго думая, делегация отправилась в сторону города. Завершали процессию двое из вольного народа, тащивших огромный сундук с «подарком» для Дейенерис.
Подарок, правда, все же решили преподнести позже, приберечь для последующих переговоров.
А прямо сегодня вряд ли дойдет до действительного решения проблем, хотя Старк и Сноу, конечно, приложат для этого все усилия.

Город сильно отличался от того, к чему привык Джон. Обилие ярких красок было очень необычным, смуглые люди сбивались в небольшие пугливые группы и провожали пришельцев любопытными взглядами. Джон то и дело оборачивался, пытаясь понять, почему они выглядели такими запуганными. Уж не из-за гостей из Вестероса ли?
Сноу хотелось обстоятельно поговорить с Тирионом и задать ему кучу вопросов, но сейчас на это не было времени.
Дворец, к которому они пришли, тоже выглядел странно. Всех остальных увели, чтобы разместить по временным местам обитания, а к королеве шли только Робб, Джон и жрица, которая следовала безмолвной красной тенью за ними по пятам. Сказать, что Джон чувствовал себя некомфортно в окружении вооружённых людей, значит ничего не сказать, но пути назад уже не было.

Зал, в котором их принимали, выглядел очень просто. Лишь каменные стены и каменные же столбы, служившие светильниками. Главным украшением этого зала была, и Джон не мог этого не признать, сама Дейенерис Таргариен. Сноу плохо себе представлял, как она выглядит, но сейчас мог понять как Мормонта, с таким восторгом говорившего о ней, так и Тириона, выглядевшего преданным ей настолько, насколько это было возможно.

Джон сразу же одернул себя - наверняка в Дейенерис было что-то ещё помимо ее невероятной красоты. Но только Сноу этого пока не знал, а чтобы заметить ее привлекательность, много времени не надо было. Ну, что ж…

— Вас приветствует Дейенерис Бурерожденная из дома Таргариенов, первая своего имени, законная королева Семи королевств и защитница государства, королева андалов, ройнаров и первых людей, королева Миэрина, Неопалимая, Кхалиси Великого травяного моря, разрушительница оков и матерь драконов, - голос Миссандеи звучал глубоко и сильно, слова и многочисленные титулы звенели в каменных стенах, наверняка предназначенные для того, чтобы произвести впечатление на гостей.

И тишина, воцарившаяся после оглашения всех титулов Дейенерис, подтверждала, что впечатление, так или иначе, было произведено.

Отредактировано Jon Snow (2021-08-24 00:49:21)

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+3

3

Миэрин - странный, Миэрин - необычный, Миэрин бросается в глаза яркими красками и удивительно выглядящими людьми. Миэрин, наверно, мог бы понравиться Сансе.
А Роббу здесь жарко, непривычно, и уже с момента высадки на берег очень хочется домой. А дом так далеко, что... не только одному Джону, в общем, показалось, что они добирались примерно половину жизни. Даже не то, что в Винтерфелл - просто на Север хочется.
Но они и есть здесь для Севера.
(И для всего Вестероса заодно, хотя весь Вестерос об этом и понятия не имеет... Да и Старку особо нет дела до него.)
Он не знает, о чем думает Джон, пока их сопровождают во дворец, а у самого в голове только одна мысль: на поражение они здесь права не имеют. Никакого. Вообще. Что там "они" - он не имеет. На помощь брата, конечно, надеется, но раз родился с фамилией Старк... Это его ответственность. Если они вернутся из этого путешествия ни с чем, просто так, зря, оставив Север, Стену и сестру; если за то время, пока они здесь, ворота в Черный замок все-таки возьмут (не слишком Робб верит в магические свойства Стены), то... В общем, не вправе они терпеть поражение. Не всегда войны ведутся мечами на полях - в главных залах замков и дворцов происходит их не меньше.
- Спасибо, милорд Тирион, - если Старк и удивлен тому, что видит Ланнистера именно здесь, то виду он не показывает. - Поздравляю Вас с должностью Десницы.
А дальше начинаются обычные дипломатические танцы - знакомство с местными и называние титулов. Представляемым остается лишь соответствовать красивым словам, которые про них говорят, и смотреть на другую сторону с той дружественной серьезностью, которая подобает в таком случае (и неважно, хочешь ты эту самую другую сторону обнять или задушить). Единственное, что выделяется в стандартном ритуале вежливости, так это наличие здесь Вариса - очень примечательно, учитывая все, что Робб знает об этом человеке, - и несдержанность одного из их сопровождения. Ладно бы еще "король Севера", но "коротышка"... Неприлично. Неудачно. Не к месту.
Джон это тоже подмечает и Робб едва заметно кивает брату, а на лице на тот же короткий миг появляется очень характерное выражение "что он сейчас сказал?". К счастью, Тирион решает сгладить инцидент, но то, что все присутствующие это вот очень хорошо запомнили - без сомнения. "Отличное начало".
Ну что ж.
Танцы закончены, теперь можно и перейти к делу. От любезного предложения подождать до завтра они единогласно отказываются, благо и королева готова принять их прямо сейчас.
"А вот это, - думает Робб, - Хороший признак. Во всяком случае ей как минимум любопытно".
На юную правительницу из Дома Таргариенов он смотрит с интересом.
Красивая очень, да, - довольно безразлично замечает про себя. Но это его как раз особенно не впечатляет. Мало ли в мире красивых леди. Красивее одной из куда как менее знатного Дома все равно не было, да и не будет уже. А вот намного больше привлекает внимание другое - по лицу, по манере держаться, например, когда называют длинный список ее титулов, видно: править эта девушка уже привыкла. И возможно, умеет. Не неопытная девчонка, которая внезапно для себя оказалась на троне, а королева.
"И вести разговор надо исходя из этого, - Старк оценивает, или во всяком случае старается оценить заранее, какая стратегия поведения будет успешной. Здесь, пожалуй, надо действовать от разума, а не от эмоций. - Не льстить, не использовать чувства. Не говорить о неземной красоте, скорее всего она это тысяч десять раз слышала. Серьезный разговор, скорее... Не знаю". Как всегда в таких ситуациях очень не хватает советов. Отца, матери. Если с северянами довольно легко нащупать верную линию, потому что сам такой же, то вот что делать с этой?..
- Приветствуем Вас, Ваша милость, - после короткой паузы, последовавшей за титулами Дейенерис, отвечает Робб. - Я Робб из дома Старков, законный лорд Винтерфелла, - "а и хватит". Сперва надо почву прощупать, а потом уже ставить острые вопросы.
- Также с удовольствием представляю Вам моего брата Джона Сноу, разведчика Ночного Дозора, занимавшего пост лорда-командующего.
"Бывшего" он не упоминает. Кто как хочет, тот так и поймет. "Занимавшего" - до отъезда или как? Неважно. Занимал ведь.
- И Мелисандру, жрицу Владыки Света Р'Глора.
Снова пауза. Ну что ж. Пора ее заполнить, что ли. Конечно, Дейенерис здесь принимающая сторона, и по всем правилам ей первой начинать разговор о деле.
- Вести о Ваших деяниях дошли и до Севера, Ваша милость.
"Но ты-то знаешь, что там у нас происходит?" - Нет, неправильно. Это не должно выглядеть как допрос даже немножко. Довольно.
Как же Робб ненавидит вот это вот все.

Отредактировано Robb Stark (2021-08-24 11:30:19)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+3

4

Однажды лорд Варис сказал Дейенерис, что ветер изменился. Он утверждал, что ощущает, как в просоленный и теплый воздух Миэрина вплелся холод, присущий Северу. Королева тогда не поняла к чему ведет советник - сколь бы не прислушивалась драконья мать да только ничего подобного не смогла ощутить, но крепко запомнила его слова. Иногда казалось, что Варису были ведомы все тайны этого мира. Он всегда как-то заранее знал о том, что будет и что было. О чем шепчется люд на другом конце Вестеросе. И что в голове у самых близких друзей и заклятых врагов. Дейенерис ценила это качество. Но иногда от этого становилось не по себе.

Пришедшие следом вести о гостях с Севера лишь только подтвердили слова Вариса.

Первым порывом драконьей королевы было сесть на Дрогона и увидеть все свои глазами. Тирион отговорил Дейенерис от этого поступка, рассудив, что эта демонстрация силы будет лишней. Вряд ли бы кто-то посмел вторгнуться за Узкое море с плохими намерениями. Ни один дурак не сунет голову в осиное гнездо не убедившись, что всех пчел выкурили. Слова Десницы были разумными, в них был толк. И все, что оставалось Дейенерис Таргариен - это ждать.

Что же понадобилось северянам здесь, за столько миль от дома? Этот вопрос не давал Бурерожденной покоя. И чем ближе становились гости, тем сильнее становилось внутреннее напряжение. Тем, кто знал Дейенерис достаточно близко - это было легко заметить: по прямой, как натянутая тетива лука, спине, по сцепленным в замок пальцам, по частому дыханию. И только сейчас, сидя в тронном зале, окутанная теплыми лучами мириэнского солнца, она ощутила тот холод, о котором говорил Варис.

- Выглядите напряженной, Ваша милость, - едва уловимо усмехнулся Даарио, подперев стену спиной и сложив руки на груди. - Не думаю, что их головы настолько одубели от холода, чтобы попытаться напасть на вас.

- Я знал их отца, лорда Эддарда Старка. - Сир Барристан Селми неодобрительно взглянул на вольготно расположившегося Даарио. - Он был благородным мужем и много лет хранил Север.

Однако слова двух воинов вовсе не утешили юную королеву. А лишь вызвали небольшую толику раздражения.

- Чтобы убить не всегда нужны мечи и копья, Даарио Нахарис. - Твердо проговорила она, взглянув на мужчину, всем своим видом показывая, что подобные шутки и разговоры сейчас не ко времени и месту. Он хотел что-то возразить, но в зале появилась Миссандея, которая заняла своё место по левую руку от королевы. Дейенерис ощутила себя гораздо лучше, увидев свою верную соратницу и позволила себе переключиться на гостей.

Тирион был прав. Едва ли они прибыли за тем, чтобы бросать вызов драконьей королеве.
Сразу было понятно, что они братья. Темноволосые, темноглазые, с воинской выправкой, нежели королевской. И едва ли старше самой Дейенерис. Пока Миссандея представляла свою королеву и пока отвечали гости, Таргариен раздумывала что же сказать им. Не в её правилах было оттягивать суть дела светскими беседами. Она не умела их вести. И не считала нужным учиться. Дейенерис верила, что у слова должно быть дело. А все красивые условности не более, чем пыль глаза.
Она внимательно взглянула на того, кого называли Королем Севера, если опираться на слова лорда Вариса и Тириона. Или, Молодой Волк, как его еще называли. Их появление заставляло Дейенерис нервничать. Робб Старк не назвал себя королем, но для драконьей королевы подобной визит все равно виделся какой-то глумливой усмешкой. Словно кто-то пытался ей шепнуть и напомнить - она еще не Королева.

- Я предлагаю оставить обмен любезностями и поговорить о причине вашего визита. Пришли ли вы как враги или же союзники. Прошу извинить меня за мой недостаток в воспитании и манерах, но если я правильно помню, то Торрхен Старк преклонил колено перед Эйгоном Таргариеном, принеся ему клятву в верности навеки вечные. А это значит... Что значит "навеки вечные", лорд Тирион?

- Навеки вечные значит навсегда, - отозвался Десница, не сводя взгляда с гостей.

- Навсегда, - повторила Дейенерис вслед за Тирионом. - Веками наши дома были союзниками. И это были лучшие времена в истории семи королевств. Столетия мира и процветания. С Таргариенами на железном троне и со Старками - хранителями Севера. - Драконья королева слегка склонила голову, пристально глядя в глаза Робба Старка. - И я надеюсь, что вы проделали такой долгий путь, чтобы принять клятву своего предка, данную много-много лет назад.

Тирион повернулся и взглянул на Дейенерис. Однако по лицу карлика невозможно было понять: осуждает ли он её речь или одобряет. Но как бы то ни было, Дейенерис обязана была прояснить эту ситуацию. Волнение разгорелось с новой силой, однако голос королевы был ровным и чистым. Он разнесся по всему залу, и никто не позволил себе прервать её речь.

Отредактировано Daenerys Targaryen (2021-08-25 07:14:22)

Подпись автора

от spectre

+3

5

На это все не было времени. Джон медленно втянул носом воздух, поглядев на Тириона. Потом на Робба, который держался прекрасно, как всегда. Потом на Дейенерис, чей голос звенел крайне напряженно. Практически с первых ее слов Джон понял, что им будет ох как непросто. Сноу сейчас совершенно не завидовал брату, который оказался среди двух огней.

С одной стороны – Джон прекрасно знал, что для Робба гораздо большее значение, чем титулы и звания, имеют живые люди. И Сноу полностью эту точку зрения разделял, что, в общем-то, ни для кого не было секретом. Так что самым простым вариантом действия было бы преклонить колено, как первый лорд Винтерфелла, и тем самым привлечь Таргариен на свою сторону. Не имеет значения, кто будет сидеть на этом треклятом троне, сейчас на самом деле не имеет.

Но, увы… Сноу понимал так же, что Робб не может просто взять и сдать Север. Был бы он Королем, например, Долины, может быть, было бы и проще. Но Север – это Север, это не те люди, которые слепо последуют за решением Короля. Как бы северяне ни любили Робба, их недовольство может сыграть злую шутку. Они все балансируют на грани жизни и смерти, и тратить время на то, чтобы собирать в кучу и без того ослабленный Север… Была большая разница, кем именно Старк вернется в родные места – выжившим Королем, которого когда-то северяне выбрали сами, или грандлордом, который снова преклонил колено перед чужеземкой.

Джон опустил глаза, сжимая губы, и нахмурился. А потом посмотрел на брата, решаясь заговорить. В конце концов, случай был из ряда вон выходящий, значит, и действовать нужно было решительно. И если Робб мог быть связан какими-то условностями, то Джон, как гордый носитель фамилии Сноу, был все же немного свободнее – были и свои преимущества в том, чтобы быть бастардом. Джон решил пойти ва-банк и воспользоваться этим.

- Ваша милость, - он внезапно сделал шаг вперед и заговорил, - я прошу прощения, я не ношу фамилии Старк, но, как вы справедливо заметили, важнее всего поговорить о причине нашего визита. Я стою перед вами не как брат Робба, но как тот, кто был лордом-командующим Ночного Дозора. Это орден, который тысячи лет защищал Вестерос от угрозы с Севера, - он поясняет это, потому что понятия не имеет, насколько подробны знания Дейенерис об устройстве Семи Королевств, - орден, который превыше всего ставит безопасность людей. Мой долг – предупредить о надвигающейся опасности. А зима близко, и вместе с ней идет смерть. И она придет независимо от того, кто будет королем или королевой. В Миэрине, в Королевской гавани, в Винтерфелле – везде. К Стене идут белые ходоки, рано или поздно они прорвутся, и если не остановить их на Севере… - Джон покачал головой, а потом поднял глаза на светловолосую королеву, - то погибнут все. Все живые, ваша милость, - он замолчал и сделал шаг назад.

Возможно, он сейчас совершил ужасную ошибку. Джон только надеялся, что Робб простит его несдержанность, и что его слова хоть немного помогут брату убедить королеву, что сейчас не время решать, кто и где будет называться королем. В любом случае, если его слова вызовут гнев Дейенерис, то Робба он касаться не будет, в конце концов, Джон даже фамилии его не носит. А сказать то, что сказал Сноу, кто-то должен был. Так что пусть лучше это будет он.

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+3

6

"Торрхен Старк. А Вы хорошо подготовились, Дейенерис", - то ли специально к их приезду она уточняла историю отношений Таргариенов и Севера, то ли действительно все важные события Родины держит в голове. В любом случае, это заслуживает уважения, и куда больше, чем если бы она просто сказала что-то вроде, мол, "Ваш предок поклялся Эйгону Завоевателю в верности".
"Ну да. Только была история и более свежая. Например, как Ваш отец без суда, для развлечения сжег заживо моего деда и брата моего отца. Вы уверены, что хотите перебирать дела наших предшественников, законная королева Вестероса?"
- И я надеюсь, что вы проделали такой долгий путь, чтобы принять клятву своего предка, данную много-много лет назад.
Робб приподнимает брови, впрочем, выражая не больше удивления, чем это разрешено этикетом. А у королевы-то зубки дракона. Сразу, вот так сходу - и к делу. Но что ж, у лютоволка тоже есть зубы.
Причем он допускает возможность преклонить колени. В конце концов, Джоффри Баратеон (нет) мертв, и в общем-то вражда не имеет больше смысла. Но да, он не знает, о чем думает сейчас Джон, но сам думает... в принципе о том же самом: Север - дело своеобразное. Это вам не лорды тех же Речных Земель, которые такие: Старки - отлично (и были прекрасными союзниками), но потом меняются обстоятельства и уже: Ланнистеры - ну, что поделать.
На Севере расстояния и местность определяют людей. Взять Последний Очаг, и взять например Риверран. Даже просто по прямой от Последнего Очага до ближайших соседей (и это маленький горный замок Вершина) в шесть (шесть!) раз дальше, чем от Риверрана до... Робб не помнит, кто у них именно самый ближайший, их несколько, да и не важно. А это не считая деревень. А это по прямой. По прямой только вороны летают. Так вот зачем тогда тем же Амберам Винтерфеллу покоряться безоговорочно?
То есть понятно, зачем. Вопрос, с чего.
И раз уж он намерен собрать Север обратно, то, - и это Старк понимает прекрасно, - его действия, его решения обязаны лордам Севера нравиться. Причем так, чтобы они сами были уверены, что Роббу их оценки абсолютно безразличны. Вот тогда выйдет толк.
В данном конкретном случае: да, можно вернуться и Хранителем Севера (милорды, я - Старк, и я так решил потому что так надо было, вы Винтерфеллу присягали, на этом все), но - на таких условиях, чтобы они все, люди-то весьма неглупые, про себя сказали - да, понятно для чего он это сделал, это хорошо для Севера и конкретно для моего Дома, достойно, не побоялся непопулярного решения.
А таких условий еще надо добиться.
И только Робб собирается, выдержав приличную паузу, показать зубы в ответ, как вступает Джон.
И как вступает!
Честное слово, если бы это допускалось, он бы аплодировал ему стоя. Убежденная, твердая речь настоящего лорда-командующего Ночного Дозора. Старк сразу в принципе понял, чем их всех - Дозорных, Вольный народ, - цеплял брат, но вот сейчас он увидел в нем...
Ему доводилось присутствовать на встречах отца с его знаменосцами. И порой вопросы на этих встречах обсуждались острые. Тогда лорд Эддард умел сказать так, чтобы без лишнего многословия, четко и ясно донести суть дела и свое отношение одновременно... да так, что поспорить с ним было сложно.
Сейчас он слышит эту же дельность, и даже эти же нотки в речи брата.
"Джон, отлично".
А еще Робб с интересом наблюдает за вестеросцами в этом зале. Не теми, что прибыли с ними - для тех Иные уже стали суровой нормой жизни, - а Тирионом, Барристаном Селми и Варисом. Но вот что действительно примечательно: если на лицах первых двух написано неподдельное изумление (и еще что-то примерно вроде: кажется, северяне-то слегка ненормальные), то вот лицо Вариса совершенно серьезно. Вот абсолютно серьезно. Похоже, верны слухи о том, что этот человек знает все или почти все.
- Спасибо, Джон, - Робб ему кивает, признавая таким образом и перед королевой - все, мол, он сказал верно. А дальше уже обращается к Дейенерис. - Я согласен с Джоном Сноу, Ваша Милость. И раз Вы сами предложили перейти к делу без долгих предисловий, скажу прямо: основной причиной нашего приезда стало не то, чтобы возвратить, или нет, Север в состав Семи Королевств.
Со времен Торрхена и Эйгона случилось много разных событий. И я, разумеется, готов обсудить различные, - на это слово он слегка делает упор, - условия нашего сотрудничества.
Но это действительно так. Вы собираетесь вернуть Ваш по праву Железный трон, мы признаем это законным и правильным, но может случиться так, что Вам нечем будет править. Иные - они же Белые Ходоки - и мертвые, которых они оживляют - это не легенды, а реальность.

- Иные исчезли тысячу лет назад, если вообще существовали, - вставляет Тирион, когда Робб останавливается. - Лорд Старк, Вы говорите невероятные вещи.
- Невероятные, милорд Десница, - Робб с Тирионом соглашается спокойно. - Но это реальность. Драконы тоже, как говорили, исчезли. Ваша Милость, не буду скрывать - Ваша помощь необходима Северу. Но точно так же нужны будем и мы Вам.
Он снова делает паузу, не уточняя, сперва пытаясь понять, как Королева отреагирует на такие новости.
Как на сказку? Но ведь да, и драконы недавно были лишь существами из прошлого. Доказательство у них есть, но для начала нужно - ее отношение.

Отредактировано Robb Stark (2021-08-26 13:18:02)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+3

7

Сидя в тронном зале и глядя на чужаков перед собой, Дейенерис отчетливо понимала одну важную вещь, которая имела наибольший смысл, чем любые слова - северяне не признавали в ней королеву. Свою королеву. И это ей, мягко говоря, не нравилось. Жизнь научила её тому, что любой заключенный договор может быть расторгнут в одностороннем порядке, как только он перестанет быть выгоден. Как только кто-то получит то, о чем просил. Когда-то она была достаточно наивной, чтобы верить людям. Но те времена сгорели в пламени её подросших драконов. Умные мужи считали, что она глупая дура, с которой можно взять все и не оставить ничего. И вот она - здесь, в окружении тех, кто признал её. А что же стало с теми, кто хотел забрать все, что есть?

У драконьей королевы не было ни одной причины, чтобы доверять братьям из дома Старков. Все, на что она надеялась - на их прославленное благородство, о котором ей так твердили Варис, сир Барристан Селми и даже её верный Десница. Она же этого пока не разглядела. И несмотря на все вежливые речи, в её глазах северяне выглядели как те, что хотели взять что-то у неё, ничего не отдав взамен. И к такому Дейенерис Таргариен не была готова.

Она внимательно выслушала Джона Сноу с легкой полуулыбкой на губах, изучая холодным взглядом голубых глаз. И так же красиво молчала, позволив северному названному королю говорить. Она видела какое впечатление произвел рассказов двух братьев на некоторых её советников. Как удивились и встревожились старый рыцарь и Тирион; как поджал губы лорд Варис. Воспитанные на этих страшных сказаниях - они встревожились. Даарио лишь едва слышно усмехнулся, Миссандея быстро взглянула на свою королеву, словно раздумывая: может ли она поверить в сказанное. И лишь Серый Червь сохранял полнейшее хладнокровие.

- Много разных событий? - Одна бровь изогнулась, когда Дейенерис снова взглянула на Робба. - Вы имеете ввиду злодеяния моего отца и предательство вашего? Не стоит судить меня по поступкам моего родителя, лорд Старк. Он был злым человеком. И от лица дома Таргариенов, я приношу вам извинения за все преступления, совершенные им против вашего дома. - Дейенерис никогда не видела Эйериса Второго. Зато слышала ужасные истории, которые тянулись кровавым следом прямо к ней. Она не была повинна в том, что он сотворил когда-то. Но именно ей приходилось нести его бремя, будучи гонимой с родины. Все те жуткие и жестокие вещи действительно неприятно обжигали сердце и разум. Но все к чему стремилась Дейенерис - это к справедливости. Она желала все исправить и вернуть доверие к своему дому. Она платила и платит за это страшную цену, чтобы доказать, что не является той, кого в ней пытаются видеть. И пусть никто не сказал этого вслух, но Дейенерис была уверена, что глубоко в душе, Старки мыслят также, как и многие другие.

- Во мне была надежда, что ваши мысли похожи на мои. Что так же, как и я, вы хотели бы вернуть тот мир и расцвет, что когда-то царили в семи королевствах. Очевидно, что мои надежды оказались напрасными.

- Кхалиси... - Раздался осторожный голос Вариса. Но Дейенерис проигнорировала зов, не позволив перебить себя. Ей было, что еще сказать.

- Вы проделали такой долгий путь, чтобы просить меня о помощи, лорд Старк и Лорд-Главнокомандующий. - Даарио подал королеве руку, заметив, что она хочет подняться на ноги. Оперевшись пальцами о чужую ладонь, Таргариен встала. - Лорд Тирион и сир Барристан Селми, как и лорд Варис убедили меня, что вы люди чести и слова. Именно поэтому я приняла вас как гостей, а не пленников. Так скажите мне, почему я должна непросто выслушать вас, но и поверить? Как вы можете доказать, что страшные истории семи королевств не выдумка бардов и сказителей?

Она спустилась ниже, немного сократив расстояние между собой и гостями, остановившись подле Тириона. Десница обеспокоенно взглянул на королеву, чутко улавливая её настроение. Он, в прочем, как и все её советники, прекрасно понимали, что Дейенерис балансирует на самой грани. Одно неправильное слово и переговоры будут закончены. Сама же Дейенерис чувствовала. как бурлит драконья кровь в венах. Но пока она могла держать себя в руках. Тирион всегда твердил ей, что её несдержанность мешает ей ясно мыслить. Она не может полагаться на свои эмоции, принимая какое-то важное решение. И Дейенерис это понимала. Но с другой стороны она не желала получить еще один нож в спину.

Подпись автора

от spectre

+3

8

Ничего ужасного за словами Джона не следует. Робб – и Сноу ему благодарен за это – поддерживает его речь, и Джон внимательно наблюдает за реакцией королевы. Надеется увидеть в ней хоть что-то, что могло бы дать какую-то надежду на более конструктивное обсуждение, но… Но королеву гораздо более волнует статус Севера в том королевстве, которая она стремится себе вернуть. Джон снова медленно втягивает носом воздух, глядя куда-то в пол.

Он старается убедить себя, что эти люди просто не были там, за Стеной, не видели того, что видели они с Роббом. Они не представляют, что идет в их сторону, не пытались убить то, что было мертво, у них на глазах не гасли костры, белый холод не накрывал их с головой. И все же сохранять терпение было очень, крайне тяжело, и наверняка по Джону это было заметно.

Особенно сложно ему молчать, когда королева говорит про мир и расцвет, который якобы не интересует Старков. О каком расцвете она говорит? Расцвет под предводительством короля ночи?

Сноу смотрит на брата, который использует очень осторожные выражения. Такие, какие нельзя истолковать ни в одну, ни в другую сторону, и очень, как Сноу кажется, разумные. Вот только Дейенерис все равно толкует все по-своему.

- Моего брата выбрали своим королем лорды Севера. Выбрали, потому что он истинный сын своего отца. Все, кто стоит в этом зале, не усомнится в чести и благородстве лорда Эддарда Старка. Долгие годы наш отец верно хранил Север, потому что поклялся в верности королю Роберту Баратеону. И он оставался верным короне и интересам государства даже после смерти короля, за что был незаконно назван изменником. Север любил и уважал своего Хранителя, но когда корона предала его, северяне не смогли оставаться на коленях. Они выбрали Робба Старка своим королем, потому что Старки заслуживали верность Севера долгими десятилетиями. Сейчас в Винтерфелле находятся Болтоны, и Север находится в таком упадке, какого не было там очень и очень давно. И это лишь потому что северяне никогда не смогут быть объединены под началом правителя, которого они не знают или которому не доверяют, - Сноу ненадолго замолчал, а потом продолжил:

- Ваша милость, Север занимает огромную территорию. Но это не самое важное. Только Север отделяет остальные территории от армии мертвецов, Север – единственный ключ к победе над белыми ходоками. Но чтобы объединить северян и сделать их такими же сильными, какими они были когда-то, нужен ключ к Северу. И этот ключ перед вами. Это Робб Старк. Единственный Старк из Винтерфелла, который в силах собрать и объединить северных лордов, потому что они уже поклялись ему в верности однажды,- Джон посмотрел на брата. Он не сомневался ни в одном своем слове, но дальше замолчал, не отвечая на вопрос о доказательствах.
Доказательства у них были, причем самые явные, но Робб наверняка знает лучше, когда их представить. А говорить о честности… Лорд Тирион прекрасно знает, что ни Джон, ни Робб лжецами никогда не являлись, и Сноу понимал, что от Дейенерис это не укроется.

Между тем у Сноу возник встречный вопрос, но задавать он его не стал. Робб уже говорил, что драконов тоже считают просто легендой. И да, Дейенерис не видела живых мертвецов, а ее гости в свою очередь не видели живых драконов. Джон, конечно, склонялся к тому, что они все же существовали, но… Тот факт, что Дейенерис Таргариен им не верила, сам наталкивал на мысли о том, чтобы не верить ей.

Отредактировано Jon Snow (2021-08-27 01:43:37)

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+3

9

Этими своими извинениями Дейенерис аккуратно так ставит Робба в дипломатический тупик.
Потому что сейчас он должен либо принести ответные извинения (в духе - ну да, и Вы простите, что мой отец немножко сыграл ключевую роль в свержении Вашего), либо напротив не извиняться, что запросто можно посчитать хамством. Уже не говоря о том, что просить прощения за верное дело лорда Эддарда не хочется. И тоже ведь как-то не то!
- Преступления прошлого, с чьей бы стороны они ни были совершены, остаются в прошлом, Ваша Милость. На мой взгляд, лучше смотреть в будущее, - отвечает, снова стараясь сыграть в эту игру "сказать и не сказать одновременно" Старк. Не слишком он в ней хорош, но что поделаешь.
Мир и расцвет, значит.
Что, собственно, может быть привлекательнее мира и расцвета? Вот уж можно подумать, Робб сам просто так и мечтает повоевать и разодрать Север на части еще больше. Это перед Зимой-то. Или, скорее уже, в начале Зимы. Что-то там происходит в Вестеросе без них? Что-то там Арья?.. Да. Вот только иные силы - в которые леди Таргариен так пока и не готова поверить, - имеют совершенно другие планы.
"Как гостей, а не пленников?" - где-то на фоне вспоминается наставление матери. И пусть, мол, обязательно предложат хлеб. Тогда будут действовать законы гостеприимства, которые нарушить не посмеет никто. - "Нам тут кстати никто ничего не предлагал. Но как известно, и древние нерушимые законы не всегда работают".
А вот это "докажите", как ни странно, Старку нравится.
Потому что во-первых, он отлично понимает, как выглядит это все со стороны Дейенерис. В принципе, как будто два слегка сумасшедших гостя рассказывают ей легенду, и активно призывают в нее поверить. И действовать соответственно ей. Снова вспоминается тот несчастный Дозорный... Который, оказывается, тоже говорил правду. Его действительное преступление было в другом - не бежать ему нужно было, а в Черный замок, - но это не отменяет того факта, что отец (Хранитель Севера!) ему не верил. Не верил и Робб.
А во-вторых, она поставила вопрос как человек дела. Докажите. Такой подход лучше многих других.
И хотя очень хочется ответить, мол, "вот там и увидите", но пожалуй... Почему бы и не доказать.
"Не рано ли только?" - а хотя зачем терять время? Только надо будет это как-то так поставить... "Чтобы она уже не отвертелась", - приходит в голову совсем не королевское и не лордское, но суть именно в этом, да - чтобы не отвертелась.
Джон между тем берет на себя - и умело, стоит сказать, берет - следующую необходимую часть дипломатического танца, которую в принципе можно свести к нескольким фразам: вот этого, который здесь рядом со мной перед Вами стоит, Север, пожалуй, признает, а тот не-Старк, который там сейчас, уже довел регион до разрухи. Так что если хотите остановить тех, о ком мы тут говорим, Вам бы неплохо с ним посотрудничать.
Остальное все - необходимые красивые слова, и Сноу они удаются отлично.
И еще лучше, что это говорит брат. Самому Роббу именно подобное рассказывать было бы не особенно уместно, а вот от Джона, да в политических целях - совершенно в самый раз.
- Что же касается доказательств,
- кивает Старк, успевший во время этой речи принять решение. - Оно у нас есть. Только безопаснее будет показать Вам его не здесь.
"Я надеюсь, наше доказательство не сдохло там в сундуке от жары. Неловко получится", - впрочем, нет. Еще при высадке с корабля оттуда доносились стуки, возня и такое скрежетание, как будто кто-то пытался отскрести крышку.
- Если Вы не против, я бы предпочел продемонстрировать Вам правдивость наших слов, и одновременно убедиться "что слухи о Вас не лгут, а Джорах из Мормонтов не играл в собственную игру, рассказывая о драконах", что и наши надежды имеют под собой основание. Мы возлагаем их на то, что Ваши драконы "существуют" могут помочь в борьбе с угрозой с Севера Вашему королевству и нашему краю. Кроме того, так будет просто, повторюсь, безопаснее для всех присутствующих. Поэтому... прошу Вас, Ваша Милость. Возьмите с собой всех, кого считаете нужным, и проведите нас к драконам. Там мы сможем доказать Вам, что мы не с выдумками бардов к Вам пришли. И что те новости, что мы принесли, действительно касаются совершенно всех.

Отредактировано Robb Stark (2021-08-27 12:30:05)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+3

10

Речи того, кто хоть и являлся лордом-главнокомандающим, но все же оставался бастардом, были достаточно смелы в своей дерзости. Джон Сноу явно нервничал сильнее, нежели его брат, Король Севера. Он был не сдержан и говорил много. Говорил вещи, которые Дейенерис совсем не нравились. И это распаляло её всё сильнее. Драконьей королеве хотелось оспорить каждое его слово. Непроизвольно её руки сжимались в кулаки, что в свою очередь не укрылось от Тириона Ланнистера.

- Я думаю, нам стоит сделать перерыв, кхалиси, - голос десницы был мягким и успокаивающим, но призывающим всех обратить на него внимание. - Милорды, - он обратился к гостям, - позвольте вас оставить на некоторое время. Это непростой разговор, и нам всем нужно немного свыкнуться с тем, что, хм... ничто нынче не мертво.

Дейенерис взглянула на карлика. И в её глазах отчетливо читалась злость за то, что он позволил себе её прервать. Но выяснять отношения при чужаках королева не собиралась. Хотя на языке крутилось очень много слов, которых хотелось бы сказать каждому из них. Трудно было сохранять спокойствие в такой ситуации. Хотя где-то в глубине души Дейенерис осознавала, что Ланнистер прав. И не вмешайся он - могло бы случиться что-то непоправимое.

- Сир Барристан Селми, Даарио Нахарис, прошу вас сопроводить наших гостей к горной равнине. Мы присоединимся чуть позже, - Таргариен удалось сохранить свое самообладание, и её голос прозвучал гораздо ровнее и спокойнее. - Это достаточно безопасное место, о котором вы просите.

Дейенерис быстрым шагом направилась прочь из тронного зала, стараясь не оглядываться назад. Тирион сдержанно улыбнулась и кивнул братьям, словно убеждая тех, что все будет хорошо и поспешил следом за своей королевой. Следом за ним вышли Миссандея и Серый Червь. Шествие замыкал лорд Варис. Тот не надолго остановился подле Робба Старка.

- Как бы то ни было, я рад видеть вас в добром здравии, милорд, - и почти бесшумно выскользнул за дверь.

- Лорд Старк, - старый рыцарь позволил себе улыбнуться искренне и просто, - я помню вас еще мальчишкой, а теперь ты глянь, как вырос и возмужал! Отец гордился бы вами. - Затем Селми в миг изменился, снова став серьезным. - То, что вы сейчас поведали - это правда? - Его взгляд переместился на Джона Сноу. - Старые легенды не врут и армия ночи действительно существует? Расскажите, что вы видели.

- Да-да, потешьте старика сказками. Только это и остается, когда на шлюху хер не встает! - Даарио усмехнулся, бодрым шагом проходя мимо. Возле самой двери, он остановился и раскинул руки в стороны. - Кхалиси приказала отвести вас к равнине. Что вы ей там собирались показать?


- Кхалиси, послушайте! - Тирион уже успел выслушать гневную тираду от Дейенерис за то, что вмешался в разговор. - Вы ничего хорошего не добьетесь тем, что настаиваете на своём.

- Дейенерис Таргариен - истинная королева Вестероса. И они должны либо это признать и приклониться, либо они будут считаться врагами! - Серый Червь был непреклонен в своем мнении.

- Они не считают меня своей королевой. Они не признают меня. Как я могу доверять этим людям? Они помнят своего отца, но помнят ли они так же моего брата Рейгара? Даже если вся их история правдива, что мне мешает захватить Север иным способом и самой устранить угрозу из-за Стены? Для чего мне рядом человек, который может посягнуть на моё место? - Дейенерис мерила шагами зал совещаний. Или, вернее сказать, металась, точно дикий зверь, запертый в клетке.

- Кхалиси, лорд Тирион прав.

- Спасибо, Варис.

- Мои пташки нашептали мне, что слухи не лгут. Иные более чем реальны. И их армия становится с каждым днём всё сильнее и сильнее. Я не хотел в это верить, но теперь, я убеждаюсь, что это правда. Северяне, должно быть, отчаялись. Они прибыли сюда, а не в Королевскую Гавань. Это означает то, что они готовы довериться вам. Они понимали, что здесь, они могут подписать себе смертный приговор. И все же!

- Они просят меня о помощи, просят рисковать собой и своими поданными!

- Моя королева, Робб Старк прав. Если вы хотите сесть на Железный трон - вам нужен Север. Вы легко можете завоевать Вестерос, но кем вы будете править? Людьми, которые будут ненавидеть вас, вспоминая, как вы забрали у них родных и любимых. Для них вы будете лишь отражением своего безумного и жестокого отца. Еще совсем недавно, вы помиловали меня. На моей груди брошь, которая символизирует то, что я ваш Десница. Когда вы смогли переступить тот факт, что я брат человека, который убил вашего отца, я подумал, что если кто и сможет вернуть мир в семь королевств, то вы. Но вы не добьетесь этого ни упрямством, ни войной. Покажите этим людям то, что видим мы, каждый из нас! - Тирион обвел рукой перед всеми находящимися. - И они примут вас. Признают. Они полюбят вас, кхалиси. И они поддержат вас тогда, когда это будет нужно.

На некоторое время воцарилось молчание. Каждый осмысливал глубокую речь Тириона. Дейенерис все еще продолжала злиться, однако огонь, терзающий сердце, постепенно утихал. Ланнистер был прав. В прочем, как и всегда. Он всегда умел находить нужные слова - и это было его даром. Она тяжело выглянула, глядя через окно на Миэрин, простирающийся внизу вдоль устья реки. Солнце клонилось к закату, лаская своими лучами воду. Жара постепенно уменьшалась, уступая место приятному теплому ветерку.

- Миссандея, ты молчишь. Я хочу знать, что ты думаешь по этому поводу. - Дейенерис повернулась к своей помощнице. Она выглядела внешне спокойной, однако в её глазах можно было прочесть сомнения. Девушка разрывалась между тем, чтобы согласиться с доводами Тириона и тем, чтобы поддержать свою королеву.

- Кхалиси, в речах лорда Ланнистера есть толк. Они не знают вас. И если бы они спустились в город, они бы услышали, как люди зовут вас Миса. И что вы освободили их, спасли каждого из них тогда, когда они совсем не ждали помощи. Северные чужаки просят её сами. Позвольте им доказать свои слова. И только исходя из этого - примите то решение, которое сочтете нужным.

Дейенерис кивнула головой. Эта передышка была необходима. И теперь она могла более трезво и ясно смотреть на вещи. И хотя внутри все еще ворочается желание воспротивиться советам своих приближенных, Дейенерис решила довериться им.

- Что ж, тогда не будем заставлять наших гостей ждать более и присоединимся к ним.

Подпись автора

от spectre

+3

11

От Джона не могла укрыться разница в реакциях на его слова. Сильно различались выражения лиц вестероссцев и тех, кто никогда в Семи королевствах не был. Но драконья королева, кажется, теряла терпение; между тем, выбор, который стоял перед Роббом, был далеко не прост. Это понимал десница королевы, понимали Варис и сир Барристан, потому что они прекрасно знали, о чем именно говорит Сноу. Да, при наличии огромной армии, флота и взрослых драконов для Таргариен не составит никакого труда завоевать как Север, так и все остальные области государства. И все же по какой-то причине Дейенерис все еще находилась в Миэрине, а не переправляла всю свою силу в Вестерос. Почему?

А Робб как будто читает мысли брата, потому что говорит о драконах. Все совершенно справедливо – мы показываем вам доказательства, а вы показываете драконов. Мог ли Джорах Мормонт обмануть их? Джон не знал. С одной стороны, он выказывал совершенно потрясающую преданность Дейенерис, да и вообще был мало похож на обманщика, с другой стороны – их отец сам когда-то наказал его за работорговлю. Нельзя было не оценить иронию судьбы, потому что сейчас Мормонт служил той, которая как раз с рабством, вроде как, беспощадно боролась.

Сноу надеялся, что советники имеют какое-то влияние на королеву, потому что в ином случае, кажется, шансы у них самые минимальные, если вообще есть. Бывший командующий отступил на шаг назад, провожая взглядом Дейенерис, а потом повернулся к сиру Баристану и незнакомому мужчине, который, совершенно точно, за словом в карман не лез. Он выглядел развязным и не особенно надежным, но, возможно, это было лишь первое впечатление. Кто знает?

— Это не сказки, - он чуть прищурился, поглядев на Даарио с едва заметным неодобрением, а потом перевел взгляд на рыцаря и, помедлив немного, кивнул, - они существуют, сир. Я сам видел их не единожды, как и мой брат, пока мы были с ними за Стеной, - Джон посмотрел на Робба. – И даже больше – они уже показывались у самой Стены, - бастард поморщился, глядя куда-то наверх.  - Я бы, быть может, назвал бы эти предания сказками, но лишь потому, что в реальности Иные во много раз страшнее этих историй.

— И каким же образом вы собираетесь доказать Королеве их существование, милорд? - сир Селми поднял глаза на Робба следом за Даарио.
Они снова шли по жаркому городу, чувствуя, как нещадно припекает солнце. Джон невольно вспомнил, как радовался теплым денькам в Винтерфелле, потому что сейчас он бы с огромным удовольствием зарылся бы в сугроб вместе с Призраком.

Призрак… Как там они с Арьей? Не прорвались ли к ним еще мертвецы?

Сноу почему-то думал, что в месте, куда их приведут, будут драконы, но равнина была совершенно пустой. За то время, пока они шли до равнины, жара начала стремительно спадать к вящей радости северян. Солнце садилось, окрашивая небо в какой-то невероятный розово-оранжевый цвет, какого Джон еще никогда не видел.
Когда они остановились, Сноу оглянулся вокруг. Наверное, что-то отразилось на его лице, потому что Даарио, глядя на него, усмехнулся, а сир Барристан едва заметно кивнул.
– Королева скоро прибудет, милорды. Как и драконы. Поверьте, вы это не пропустите, - Даарио тем временем взял в руки кинжал, внимательно рассматривая его лезвие и присаживаясь на огромный валун, сгибая ногу и упираясь в камень ступней,
- Кто знает, быть может, драконы станут последним, что вы увидите. Если, конечно, ваше доказательство не окажется достаточно убедительным, - он не смотрел на братьев, а Джон решил не обращать внимания на его слова. Псы, которые громко лают, не кусаются – Сноу не помнил, от кого слышал эти слова, но почему-то очень хорошо их запомнил.

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+3

12

По сути дела, Робб совсем не знает Дейенерис Таргариен, так что ее реакции сложно предугадать. Хотя любые сложные переговоры таковы - действительно, порой это все равно что военные действия. И вот сейчас, когда он видит, насколько напряжена их собеседница и, вполне вероятно, их будущая королева, как она едва не сжимает кулаки от злости, он думает, что нужно сделать в этих переговорах шаг назад.
И еще одну вещь. Довольно неожиданную в данной ситуации.
"Если нас здесь случайно не прибьют, то сработаемся".
Потому что хуже всего - такие люди, которые смотрят на тебя вроде с уважением (глазами тухлой рыбины), бесцветным блеклым таким голосом соглашаются с тобой, а потом... Вот такие куда страшнее, что во врагах, что в союзниках, и окажись Таргариен подобного рода человеком, намного было бы труднее.
Честное слово - едва скрываемый, прямой гнев симпатичнее, проще и куда более перспективная штука.
Что, разумеется, не отменяет того, что он может тоже привести к последствиям. И Старк уже прикинул, как бы так сделать тактическое отступление, чтобы не потерять все свои позиции, но тут подключается ее Десница. С предложением устроить перерыв.
И остается только гадать, для чего это ему нужно. Стереотип по поводу "всякий Ланнистер все равно Ланнистер" здесь довольно глупая вещь, чтобы на ней основываться, и почему-то Роббу кажется, что ничего плохого он им не желает, и пожалуй, правда хочет, чтобы они договорились. Вообще, вот так подумать - влезли они с Джоном в настоящее осиное гнездо. Собрались как-то Таргариен, Ланнистер и Варис Вестерос завоевывать, и приехали к ним два Старка... звучит как начало плохой истории.
Да только вот - насколько он может судить о людях - и Тирион относится к ним вполне дружелюбно (и кивок его тому примером), и Варис вроде как ничего против них не имеет. Да, но - насколько он может судить о людях?
В любом случае, напоминает Робб себе, права вернуться ни с чем у них нет, возможности отыграть все назад тоже, так что и смысл-то переживать тогда?

Он вежливо улыбается Тириону, он коротко благодарит Вариса, он также улыбается сиру Барристану и сообщает, что рад этой встрече. Последнее - чистая правда. Он много слышал об этом человеке, и исключительно хорошего. Да и его лицо Старку нравится.
Ну, а затем - расспросы по делу.
И ответы Джона, точно так же по делу. Роббу остается только подтвердить, игнорируя хамство Даарио - ну, еще чего не хватало, устраивать обмен базарными колкостями здесь.
- Собственно, да, - добавляет он к рассказу Джона, - Действительно существуют. И Иные, они же Белые ходоки - помните ледяных существ из легенд? И мертвецы, которых они поднимают. И все вот это придет к Стене, и уже скоро. А то, что Стена имеет некую сверхъестественную силу, способную от них защитить, может оказаться как раз таки легендой. Велика вероятность, что единственная сила, что у нас есть сейчас, это ворота замков и люди.
Он, кстати, действительно думал о том, что да, раз правдива одна старая сказка, вероятно правдива и вторая. Но Джон убил первого вихта в покоях тогдашнего лорда-командующего, что есть, как ни крути, к югу от Стены...
"А надолго ли хватит такой силы, Вам, сир, объяснять не нужно. Мне кажется, Вы про Север и нашу ситуацию и сами все понимаете".

- И каким же образом вы собираетесь доказать Королеве их существование, милорд?
И ему - тем более, как человеку, имеющему непосредственное отношение к безопасности Дейенерис - Старк решает ответить (негромко, пользуясь тем, что Даарио отошел немного вперед). А вот Джон его слышит.
- Мы привезли одного сюда. Безопасность Королевы и всех остальных будет соблюдена. Даю слово.
Лицо сира Барристана Селми при этом просто надо видеть.

Каменистая равнина, куда их приводят, большая и до сих пор дышит дневным жаром - хотя относительная вечерняя прохлада уже пришла в эти края.
Большой сундук установлен прочно между нескольких крупных камней - чтобы его пленник, когда сундук будет открыт, не смог его перевернуть и выбраться как-нибудь непредсказуемо. Вихт все еще немертв, Робб специально прислушался, как вышли из тронного зала, но сейчас затих.
Все вообще стихает.
"Как затишье перед бурей. Ну что ж."
Старк напряжен, хоть и виду не показывает. Ну, старается.
- Кто знает, - пожимает он плечами на слова наемника. Сейчас он больше занят другим - подготовкой.
У сундука с четырех сторон по человеку, вооруженному драконьим стеклом - раз.
Мелисандру он попросил подстраховать на всякий случай - два.
У Джона Длинный коготь, а у самого Робба - обсидиановый кинжал, помимо обычного меча, теперь всегда при себе - это три. Едва ли им придется вступать в бой лично, но никогда нет лишней безопасности, когда имеешь дело с... вот этим вот.
На крышке сундука закреплена цепь, чтобы можно было откинуть ее с расстояния (мертвец, вцепившийся в шею, никому не нужен) - это четыре. Ключ от сундука у Старка. Другой конец цепи в руке у Джона. Этот процесс не слишком хочется доверять даже тем, кому доверяешь в принципе. Лучше уж самим.
Вот так, пожалуй, все готово. Теперь уж точно остается только ждать.

Отредактировано Robb Stark (2021-08-29 14:58:02)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+3

13

Вечерний воздух Миэрина несет в себе бодрящую свежесть. Поднимаясь по тропинке вверх, Дейенерис улавливала тонкий аромат пряностей, тянущийся с города. Ветер игриво перебирал белоснежные локоны и уносил далеко все плохие думы с головы драконьей королевы. Слова Тириона не выходили у неё из головы, ровно как и слова Вариса. Первая и, видимо, приоритетная - это некая угроза из-за Стены. Поверить в армию ночи, сотканную из льда и мрака, пока не получалось. Хотя бы просто потому, что не существовало ни единого доказательства их существования когда-либо, кроме старых страшных сказок, которыми пугали детей.

Это нельзя сравнивать с драконами, существование которых не получалось оспорить. И их сохранившиеся останки тому доказательства. Их просто считали вымершими. И все же... Как северяне смогут убедить Дейенерис в том, что не они сошли с ума или не пытаются заманить её в ловушку?

А вторая же мысль, идущая далее по списку важности - отношения с Севером. Для драконьей королевы не было секретом, что никто её там не ждет. Мало кто готов и хочет поддержать её притязания на Железный трон, какими бы справедливыми они не были. Дейенерис Таргариен не задумывалась над этим до появления лорда Робба Старка и Джона Сноу. В её мире все было просто. Она - законная наследница престола. И все, что ей нужно - сместить узурпаторов. О чем она совершено не подумала, так о том, как отнесется к этому простой люд.

Север вот предпочел выбрать своего короля. Так с чего ради им воевать за справедливость во имя той, которую они даже в глаза не видели? Её задевало, что люди там не судят по закону. Хотя если разобраться - у них она просто была своя справедливость, идущая врознь с пониманием Дейенерис. У неё были драконы, у неё было огромное войско из самых лучших воинов, готовых сложить головы ради того, чтобы их королева выполнила свое предназначение. Но у неё не было ни любви, ни веры народа Вестероса. И это было действительно проблемой.

Первое, что бросается в глаза - увеличившееся количество северных гостей и огромный сундук в цепях, который они сторожили. Драконья королева нахмурилась, затем бросила взгляд на Тириона - тот едва заметно пожал плечами, но напрягся. И несмотря на то, что все присутствующие выглядели собранными и серьезными, прежняя накаленность уменьшилась, пусть и не исчезла совсем. 

- Милорд, - Дейенерис подошла к Роббу, остановившись на расстоянии вытянутой руки, - прошу меня извинить за недостаточное гостеприимство. Я надеюсь, что мы всё еще сможем прийти к взаимопониманию. И в качестве первого шага, я познакомлю вас и ваших спутников с моими детьми. - Она улыбнулась одними уголками губ, затем кивнула своим советникам.

- Лорд Старк, Сноу, леди Мелисандра - оставайтесь на месте, - коротко проинструктировал Тирион гостей.

Дейенерис направилась вперед. В вечернем розово-оранжевом мареве появились три тени, который исчезли за скалой. Кхалиси застыла, выжидая, когда драконы появятся над равниной. Громкий взмах крыльев - и Дейенерис накрыло огромной темной тенью, обдав мощным дуновением ветра. Дрогон, Рейгаль и Визерион появились неожиданно и резко, вынырнув из-за скалы и пролетев совсем низко, в нескольких метрах над головами собравшихся людей. Они взмыли ввысь, сделали круг, затем аккуратно приземлились перед своей королевой.

Дрогон склонил морду перед Дейенерис, позволив приложить ей ладонь и прикрыть веки. Кхалиси тепло улыбнулась своим детям. Абсолютно преданные существа, которые никогда бы не оставили её. И если Дейенерис умела испытывать подобную искренность, то только к ним. Она провела рукой по шее ящера - тот припал к земле, чтобы ей было легко взобраться на него. Устроившись поудобнее меж крыльев, кхалиси ухватилась за острия пластин.

Дракон слегка отступил назад, затем взмыл вверх. От быстрого полета засвистело в ушах. Дейенерис задержала дыхание. Она помнила, как впервые села на дракона и оказалась в небе. Это был неподдельный восторг, ощущение, что в жизни возможно всё  - и собственное величие. Ничто в этом мире не могло больше дать подобного чувства. И она решила показать это своим гостям.

Дейенерис позволила Дрогону покружить немного прежде чем направить его вниз. Он послушно опустился на землю, прижавшись брюхом, как можно сильнее. И лишь когда наездница спустилась вниз, он оттряхнулся и величаво выгнулся, разглядывая людей перед собой. Его взгляд был не по-звериному умным и проницательным, словно он понимал всё, что происходит.

Драконья королева вернулась на своё место подле Робба.

- Как видите, мои драконы - это не старая сказка кормильцы или септы. Они действительно сейчас здесь, перед вами. - Она снова посмотрела на своих детей. Только так, не иначе. Не питомцы, не животные, не оружие - это её дети, которые родились в пламени. Которые растут рядом с ней, словно младенцы, вскормленные грудным молоком. И понимали это далеко немногие.

Подпись автора

от spectre

+2

14

Сомнительное удовольствие - вытаскивать вихта из сундука, более того, едва ли кому-то этот живой мертвец понравится. В одном Джон не сомневался - равнодушным не останется никто. Потому что невозможно к самой смерти оставаться равнодушным.
Дейенерис присоединилась к ним на равнине, и Джон поначалу не поверил глазам - настолько изменилось ее настроение. Сноу вопросительно посмотрел на Тириона - что он, интересно, мог ей такого сказать? Вполне может статься, что это что-то для Старков не совсем удачное, но… что уж теперь.
Джон поглядывал на крышку сундука и крепко держал в руке цепь, немного ржавую, но надежную, как Станнис Баратеон. Он ждал подходящего момента, а, главное, знака от Робба. И все равно старался держать цепь как можно крепче. Мало ли что может пойти не по плану?
Прислушиваясь к Дейенерис, Джон недоуменно посмотрел на Робба и на советников королевы. По очереди. Дети? То есть «матерь драконов» не было такой уж фигурой речи?
Драконы появились внезапно, заставив Джона присесть от неожиданности. Он едва не выронил цепь, через мгновение крепко стискивая ее в ладони снова. Они были настолько огромными, что у Джона в прямом смысле отпала челюсть. Казалось бы, чего он только не видел на Стене и за ней. Вихты, Иные, великаны, мамонты, но…. Но все же драконы были чем-то совершенно иным. Они внушали ужас и благоговение, трепет, который было сложно отличить от страха. Были ли они красивыми - сложный вопрос. Может ли быть красивым топор, который может в любую секунду опуститься тебе на шею?
Но во всем этом было нечто неуловимо прекрасное. Не сводя взгляда, бастард жадно следил за тем, как легко Дейенерис управляется с тремя огромными зверями. Как послушно они двигаются возле нее - как котята, а не ящеры размером с внушительную башню.
Таргариен явно понимала, какое впечатление производят ее драконы, поэтому не преминула покрасоваться еще немного, оседлав одного из драконов. В глубине души Джона поселилось волнение. Если эти существа будут сражаться на их стороне, быть может, у живых даже есть какие-то шансы. Теперь главное - сделать все, чтобы эти драконы действительно оказались на их стороне, а не на….
В какой-то момент Сноу понял, почему Торрхен Старк однажды преклонил колено перед Таргариеном. Не Таргариен был страшен, нет. А сражаться простив драконов, кажется, было просто невозможно. так же, как и против Короля Ночи.
Правда, они с Роббом как раз и решили попробовать на зуб эту «невозможность».
Пока они оправились от первого шока, королева уже снова слезла с дракона и подошла к Роббу. Джон смотрел на нее уже немного иначе, просто потому что… Он не был уверен, что если он подойдет к одному из этих ящеров, его не сожрут в первые пять секунд. А Дейенерис, хрупкая девушка, ни капли не боялась их. Разве могло это не вызвать уважение?
Джон хранил молчание, поглядывая на драконов, потому что вот тут потерял всякий дар речи. Что здесь можно было сказать? Что драконы прекрасны? Что они ужасают? Таргариен и сама все это знала, Сноу был уверен, притом без их подсказок. Так что…
Кажется, не оставалось сделать ничего другого, кроме как ответить делом на дело. Джон посмотрел на брата и кивнул ему, звякнув цепью в своей руке.
— Милорды и миледи, отойдите на пять шагов, - сами Джон с Роббом, конечно, были сейчас намного ближе к сундуку, чем все остальные, но в конце концов, если подумать… Сколько они их перебили за Стеной, ночью, в снегу? А здесь - всего один, и тот прикованный к сундуку. Что может пойти не так?
Сноу проследил за тем, как брат повернул ключ в замке и медленно отошел на несколько шагов. Джон, посмотрев на небо - солнце как раз спряталось за горизонтом, и невероятный по своей красоте закат медленно уступал место легким сумеркам. Втянув носом воздух, бывший лорд-командующий повел плечом и с силой потянул цепь, заставляя крышку сундука отделиться и отлететь в сторону.
Джон ждал чего угодно - что вихт выползет, выпрыгнет, опрокинет сундук - но… ничего не происходило. Люди, стоявшие вокруг, в напряжении смотрели сначала на сундук, потом переглянулись между собой.
Постояв так секунд десять, Сноу отбросил цепь и положил ладонь на рукоять меча в виде волчьей  головы. Он сделал несколько осторожных шагов вперед, заглядывая в сундук, и… сердце его упало куда-то вниз. Тварь лежала неподвижно, скорчившись в сундуке, и не подавала никаких признаков жизни. Джон поднял взгляд на Робба, поглядев на него исподлобья, и сжал губы. И что им теперь делать?
Сноу уперся руками в сундук, заставляя его упасть на землю, и оттуда выкатился мертвый человек с заметными признаками разрушения плоти. И, да, по-прежнему абсолютно мертвый.

Отредактировано Jon Snow (2021-08-30 17:21:13)

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+2

15

- Я также очень надеюсь, что у нас это получится, Ваша Милость, - отвечает Робб, думая, что перерыв, похоже, пошел всем на пользу.
Наверное. Может быть. Много бы он понимал в Таргариенах, да.
"С детьми?"
И тут появляются... дети.
"Оставайтесь на месте", говорит им Тирион, но в принципе ничего другого лично Старк бы сделать и не смог (вариант "исчезнуть отсюда", само собой, не рассматривается - за этим ведь и пришли). Он стоит, не двигаясь, и просто смотрит. Ошарашенно так смотрит. Разве что когда они летят прямо над головой, обдав ветром, дергается назад, но это так, одна секунда. А потом - смотрит.
Краем глаза видит, что и Джон успевает взять себя в руки - хорошо.
А вообще, драконы - это страшно... и мощно. Робб не бард, чтобы подбирать красивые эпитеты, но вообще они напоминают ему почему-то о том, когда смотришь со Стены в сторону Севера.
Вот эта вот мощь, древняя, которой ты, со всеми своими стремлениями, с планами и целями, вообще не нужен, она тебя перемелет и не заметит, ты, да и все, что ты делаешь, в сравнении с этим мелочь просто. Таковы земли за Стеной, таковы, как выясняется, и драконы.
Но люди живут (жили; а сейчас лишь выходят, но все же) и в тех землях, а три дракона подчиняются - а точнее, думает Старк, любят, глядя на то, как ложится перед ней один из них, - человека Дейенерис Таргариен.
И пока она делает на одном из своих драконов круг над равниной (красиво, очень красиво!), Робб уже откидывает все теоретические мысли, и в голове остается одно.
Им нужен этот союз.
И если так будет нужно - да, он преклонит колено.
Потому что это того стоит. Потому что вот он здесь - шанс для Севера, да и в общем-то для людей. Но если всем людям в целом он ничем не обязан, то защитить свой родной край - да. А здесь, глядя на это все, он впервые с первой вылазки за Стену думает, что если такому союзу быть - они что-то пожалуй и смогут. Робб не знает, но догадывается, что мысли его совпадают с мыслями Джона сейчас. Да и что тут еще можно думать.
- Как видите, мои драконы — это не старая сказка кормильцы или септы. Они действительно сейчас здесь, перед вами.
- Благодарю Вас, - как бы ни был Старк поражен увиденным, но он-то обязан найти слова, правильные сейчас. - Обходясь без длинных красивых речей - Ваши драконы прекрасны.
"Особенно как возможность для нашей Родины. Не то, чтоб я их не боялся".
Ну что ж.
Теперь очередь за Севером.
- Милорды и миледи, отойдите на пять шагов, - и Старк кивает. Сам он, в общем-то, вихта как такового не боится. Он их уже достаточно видел, а соотношение сил, случись чего, сейчас один к... семи (было и семь, и десять, и сколько хочешь к одному, вот это было страшно). Боится он дипломатического скандала. Никого эта тварь не убьет естественно, но все-таки они очень непредсказуемы. И что будет, если он хоть пальцем притронется к леди Таргариен? Отсюда и все меры предосторожности. Лучше перестраховаться.
А потом...
Потом они открывают сундук и...
И ничего не происходит.
Пять секунд. Десять. Пятнадцать.
Джон подходит к сундуку и выкатывает оттуда труп. Вполне себе такой типичный малость подгнивший труп. И все.
И вот в этот момент Робб понятия не имеет, что в принципе говорить, что делать, и вот из этого-то как выруливать вообще. Надо, конечно, что-то сказать, объясниться, как-то исправить ситуацию... Как?
Он видит яркую такую насмешку на лице Даарио (да тот лишь только не смеется вслух), изумление на лицах Дейенерис и Тириона...
"Что я им скажу? Прошу прощения, но он сдох?" - И все-таки Робб пытается сохранить лицо, как бы он ни был растерян, даже потерян. Кому еще-то здесь говорить.
- Возможно, - медленно произносит он, - они не предназначены к перевозке вот так. Вы понимаете, что это первый, которого вообще кто-то попытался везти на Юг...
Старк снова смотрит на всех по очереди, а они смотрят на него все так же, все, и это, разумеется, провал.
- Ваша Милость, - вдруг негромко, но твердо говорит Барристан Селми. Он-то почему? Он сейчас должен точно так же, как и остальные, смотреть на них. С разочарованием, может быть. - Не подходите близко.
То, чего не заметил никто другой, но заметил он, опытнейший воин, столь же непримечательно, как и значительно. Северяне везли этот сундук - ну, сколько там плыть с их Севера, - после этого он весь день простоял на миэринской жаре. Ни одно бальзамирование не справится, не говоря о том, что выглядят бальзамированные тела не так. Но оттуда нет вони.
Робб, который всех вихтов до сих пор видел только за Стеной, где они не могут пахнуть по естественным причинам, даже не думает об этом.
Не успевает сир Селми объяснить свои слова, да и больше объясниться не успевает никто.
Труп встает.
Встает, как будто не лежал здесь только что, нормальным таким подгнившим телом. И где-то мельком Старк думает, что, наверно, единственный раз в жизни радуется тому, что мертвый немертв.
Встает и направляется прямиком к Джону, светя в сгустившихся сумерках (а ведь последние лучи солнца только что ушли за горизонт) ярко-голубыми глазами. И это значит, что сейчас все идет как надо.
Северяне, охранявшие сундук, быстро формируют заслон между Дейенерис и вихтом, и Робб, - Джон, под контролем? - получив подтверждение и увидев у того в руке Коготь, делает то, что запланировал - втыкает прямо в туловище мертвеца меч из обычной стали, буквально насквозь. Клинок с характерным хряпающим звуком входит в тело, протыкая плоть и ломая кости, но вихт спокойненько продолжает идти, еще и схватившись за оружие - и Старк едва успевает его вытащить, чтобы не вооружить эту тварь, после уже отступая назад.
Теперь дело за Сноу и его валирийским мечом. Робб в нем не сомневается (да и вихт безоружен), но на всякий случай держится рядом, готовый вмешаться. Мало ли!
Или Королева решит сделать что-то другое?

Отредактировано Robb Stark (2021-08-31 09:34:58)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+2

16

Северные гости не пытаются скрыть потрясение. И это было неудивительно, потому что ни у кого не получалось сохранить маску невозмутимости, столкнувшись с этими невероятными и потрясающими созданиями. Одним своим видом они внушали ужас и благоговейный трепет. И привыкнуть к этому до конца не удавалось никому. Драконы - её дети - не могли восприниматься, как нечто что-то само собой разумеющееся. И Дейенерис нравилось, видеть в чужих глазах полное осознание того, что они столкнулись с такой силой, которая никогда не будет им подвластна. И это делало её особенной. Порой только этого было достаточно для того, чтобы люди признали королевскую кровь - древнюю кровь - и готовы были склониться перед ней.

Ни лорд Старк, ни лорд-главнокомандующий так и не смогли найти подходящих слов. Названный король Севера попытался было, но скорее для того, чтобы не стоять совсем уж как юный и неопытный мальчишка. Он попытался взять себя в руки, - "и это хорошо" - отметила про себя драконья королева, украдкой разглядывая чужой профиль.

Стоило им переключить внимание на свой ящик, как северяне мгновенно посерьезнели и напряглись. Еще сильнее, чем до этого. Дейенерис оглянулась на своих советников, которые также наблюдали за действиями гостей, и послушно отступила немного назад. Драконы выгнули шею, ноздри Дрогона расширились - он с шумом втягивал воздух, словно пытаясь понять, не грозит ли его матери чего.

Из огромного сундука выкатился труп. Полуразложившееся жуткое тело какого-то несчастного. Брови Таргариен изогнулись в недоумении. Ей казалось, что северяне смеются над ней. Либо она чего-то не понимает? И обескураженные лица гостей говорили о том, что совсем не то они жаждали увидеть, вытряхивая содержимое из сундука.

Дейенерис ощущала, как драконья кровь снова начала бурлить. Она решилась сделать шаг им навстречу, показала Дрогона, Рейгаля и Визериона, а в ответ получила изломанную и отвратительную груду из тухлого мяса, костей и остатков грязной разорванной одежды. Она внимательно взглянула на Робба, ожидая от него хоть каких-то объяснений. Но звучали они примерно так же, как и то месиво из сундука. Дейенерис уже собиралась высказать Старку в лицо все, что она думает об этой глупой шутке, но тут вмешался сир Барристан.

- Ваша Милость, не подходите близко!

Дейенерис хотела резко возразить, но тут происходит то, чего она никак не ожидала. Труп поднялся с земли, направляясь в сторону бастарда Джона Сноу. Драконья королева смотрела в ярко-синие, словно два язычка ледяного пламени, глаза - и ощущала, как жуткий холод забирается под одежду. Жутко захотелось спрятаться от него под шкуры, у самого сильного огня. Подобное чувство раньше было неведомо ей, оно страшило с каждой секундой все сильнее и сильнее. Дейенерис не могла стоять и ждать, когда произойдет что-то; пока северяне не сделают задуманное. Она обязана была защитить своих людей от этой угрозы.

Драконы выгнулись, громко взревев.

- Все назад! - Голос королевы звучит пусть и жестко, но, на удивление, хладнокровно. Её люди отступают, утягивая северян за собой, прочь от ожившего трупа. Потому что настало время для проявление другой стихии - не менее разрушительной и страшной.

- Дракарис! - Дрогон мотнул головой, а затем широко раскрыл пасть, изрыгая струю пламени в сторону живого мертвеца. Труп пошатнулся и даже попытался двигаться дальше, к своей цели. Но засчитанные секунды выгорел до горстки черной угольный массы, осев на земле. Дрогон заревел, затем повернулся к Роббу и Джону и направился в их сторону. Дейенерис встала перед ним, выставив руку перед собой. Огромный ящер замер на месте, злобно дернув ноздрями, выпуская облачка пара. Кхалиси видела по глазам дракона, что он злился на тех, кто пытался подвергнуть её опасности. А потому пожелала расправиться с чужаками немедленно. И видят семеро, он сделал бы это!

- Нет, Дрогон! Отойди! - Дейенерис передвинулась ближе: уверенно, строго, но ласково. Дракон нехотя отступил назад под натиском своей королевы, недовольно рыча. Затем резко развернулся и взмыл вверх. Его братья последовали за ним.

Некоторое время Дейенерис осмысливала все происходящее. Она не могла демонстрировать свой ужас и замешательство более. Воистину, безумное время - время оживших драконов и древних сказаний. Драконья королева повернулась и подошла к северянам.

- Вы явно рисковали, не только тем, что привезли его сюда. Полагаю, что заставить это... существо пойти с вами, было опасно для вашей жизни. - Она взглянула на Сноу. У Джона был упрямый взгляд, который он ни разу не отвел в сторону. Так прямо могут смотреть честные люди, которым нечего скрывать. В прочем, никто из северян сюда не прибыл с желанием обмануть южную королеву. Им действительно нужна была помощь. И в глазах Робба она увидела надежду на этот союз. Он горячо переживал за свой дом, за всех тех людей, что сейчас находятся близ стены. И он хочет спасти их. Дейенерис это уважала.

Думать тут было больше не о чем.

- Вы показали мне более, чем достаточно, чтобы убедиться в реальности ваших слов, - её голос звучал звонко, она смотрела прямо в темные глаза короля Севера, - лорд Старк, я буду биться за Север. Я буду биться за вас. Я даю вам слово!

Краем глаза кхалиси замечает, как переглянулись между собой советники. Вероятно, они не рассчитывали, что решение будет принято так быстро с учетом того, что знакомство не задалось. Кому-то могло бы показаться, что Дейенерис ветреная и не стабильная личность. Но все приближенные знали, что если кхалиси дала свое слово - она его сдержит.

Подпись автора

от spectre

+2

17

[indent] Первой на колени упала Мелисандра. Неукротимое чувство эйфории подкосило её ноги. Перед драконами жрица не испытывала и крупицы страха, все, что она ощущала - это безудержный восторг. Из глаз брызнули слезы счастья, которые Мелисандра поторопилась стереть рукавом своего платья, чтобы её не сочли слабой. О да, она была обычной слабой женщиной. Но сила, которую красный Бог разливал по её венам, была могущественной. Впервые за долгое время она вновь это ясно чувствовала. Она чувствовала Бога в себе, она видела Бога перед собой. Её сердце горело вновь.

[indent] Всю дорогу до Миэрина Мелисандра молилась пламени, лишь изредка прерываясь. Кожа её уже не была такой белой, спина ссутулилась, алые волосы потеряли блеск. Только фитиль веры не давал ей рассыпаться окончательно. Она никогда не думала, что вновь окажется в Эссосе, решив отправиться в путь лишь для того, чтобы увидеть своими глазами возрождение живого огня. Она знала, что ей предстоит вернуться в Вестерос, где путь её продолжится, но Мелисандра долго не могла понять, куда именно ей идти. Раньше она была уверена в том, что делает. Уверена, что слышит Его тихие речи правильно. Но все то прежнее обратилось в песок. Король Станнис Баратеон - лишь песчинка, смерть обрела ясную форму, а мальчишке с края земли Владыка Света даровал жизнь. Почему? Теперь она это понимала.

[indent] Всё вело её сюда. К спасительному огню.

[indent] Жрица поднялась, поправив своё одеяние, и, как подобает, глубоко поклонилась Дейенерис Таргариен. Девчонка уже дала свое слово, и теперь Мелисандра была вольна высказать всё то, что ей хотелось, чтобы это никак не повлияло на исход переговоров важных господ. Политические распри её не интересовали абсолютно.

— Ваша милость, Мать Драконов, — она заговорила на валирийском. Благородные отпрыски Вестероса обычно изучают его для чтения книг, но редко какой мейстер способен бегло на нем разговаривать. Едва ли её спутники понимали, о чём она говорит. Вернее, о чём говорит её Бог, вкладывая свои слова в её уста.

— Как уже было сказано, меня зовут Мелисандра, я...

— Красная женщина, которая служила Станнису Баратеону и оказывала влияние на его леди-жену, — вставляет на том же валирийском Варис, который не сводил с неё свой презрительный взгляд все это время. Мелисандра улыбается, вглядываясь в душу евнуха. Она всё знает и всё понимает.

—Мы давали советы разным королям, лорд Варис, но я служу только Богу Пламени, - не желая растрачивать время, она переводит глаза обратно на королеву. — А драконы — это огонь, облаченный плотью. Вы ниспосланы сюда Владыкой, Мать Драконов.

[indent] Мелисандра прекрасно осознает, к чему может привести дальнейший рассказ, но её эти последствия никак не трогают. Только одно важно — война света со тьмой. И Дейенерис, которой предстоит сыграть в этой войне ключевую роль, должна знать правду.

— Как и Джон Сноу. Бог Света вдохнул в него жизнь, когда тьма уже постигла его тело и кровь его стала холодной. Отныне сомнений моих нет в том, что Джон Сноу жив, ибо должен был убедить вас вступить в Великую Войну. На деле, ни у кого из нас нет выбора, ваша милость, если не одержать в этой войне верх, все живое обратится в лед. Чтобы попасть на север, надо было отправиться на юг, как было обещано. Север пришел к вам, ваша милость, но, помните, ночь уже близко.

[indent] Сумерки над Миэрином, словно вторя словам Мелисандры, окончательно развеялись, накинув на город черное покрывало. Вот только звезды не торопились зажигаться.

— А она темна и полна ужасов.

+3

18

Почему вихт не зашевелился сразу, было не очень понятно. Может быть, все дело было в юге, а может быть, в том, что солнце едва село. В очередной раз Сноу подумал, что они слишком мало знают о своем враге, только развивать эту мысль времени не было, потому что мертвец направился прямиком к нему. Впрочем, совсем не удивительно – Джон находился к нему ближе всех.
Они с братом не спешат разделаться с вихтом.
— Джон, под контролем? - Сноу кивает, выхватывая Коготь и занимая удобную позицию, готовый в любое мгновение использовать валирийский меч.
Сначала Робб нападает на мертвого обычной сталью, демонстрируя всем, что оружие практически бесполезно. Дальше – он понимает это по взгляду Старка – выход Джона, и он чуть крепче сжимает меч. Вот только дальше ничего сделать не успевает, потому что драконы начали бесноваться, и необычно жесткий голос Дейенерис изменил все планы.
Джон уже почти занес свой меч, но, кинув мимолетный взгляд на драконов, подчинился и отошел на несколько шагов, и, надо сказать, как раз вовремя.

Драконье пламя не было похоже не обычное. Кажется, даже на расстоянии Сноу чувствовал жар, исходивший от огненного потока. Мертвец рассыпается, причем гораздо быстрее, чем тогда, когда Джон поджег другого вихта обычным огнем. Наводит на мысли.
Вопреки всему, уничтожив угрозу, дракон не успокоился. Он развернулся и пошел… прямо на них. С совершенно не добрыми намерениями. Седьмое… Джон неосознанно снова схватился за меч, который, конечно, был бы совершенно бесполезным, но дорогу зверю уже преградила Дейенерис. В очередной раз Сноу поразился легкости, с которой эта девушка подчиняла себе этих… монстров? Правильным ли будет так их назвать?

А вот дальше происходит то, на что Джон и надеяться не смел. Дейенерис обещает биться на их стороне, причем делает это без каких-то колебаний и сомнений. Сноу знал, что такое держать слово, и знал, что такое его нарушать, и видел по драконьей королеве – обман не входил в ее правила. Едва заметно Джон облегченно выдохнул, быстро посмотрев на Робба. Ни слова не было сказано о каких-то условиях, Таргариен просто сказала, что точно будет биться. Это ли не лучшее, на что они могли надеяться?

Мелисандра, молчавшая все это время, заговорила неожиданно. Несмотря на то, что решение уже было принято, все слова жрицы могли только убедить королеву в правильности принятого ей решения, но вот… Джон сжал губы, когда услышал свое имя. Кроме него, он не понимал ни слова, и не знать, о чем говорит жрица, было не самым приятным чувством на свете. Сноу нахмурился, пытаясь рассмотреть выражения лиц жрицы и королевы, чтобы хоть по ним понять, о чем идет речь. И почему говорит Мелисандра именно о нем. Что бы там ни было, это сейчас для решения проблемы никакого значения уже не имело.

Сейчас имеет значение только грядущая война и… и возвращение Севера, которое еще только предстояло обсудить.
Джон молчал, никак не реагируя на слова жрицы и втайне надеясь, что ничего важного жрица не сказала, и что слова ее не создадут новых вопросов. С тихим звуком он убрал меч в ножны, посмотрев на кучку пепла, оставшуюся от вихтов.
Может, еще рано об этом судить, но, кажется, не зря они все же решились отправиться на юг.

Отредактировано Jon Snow (2021-09-04 12:30:33)

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+3

19

- Все назад!
И Старк даже не успевает ничего спросить, потому что когда говорят вот так - надо сперва сделать, а потом уже можно и думать.
- Дракарис!
Ну, что тут сказать.
Робб не говорит ничего. У Робба слов нет, закончились. Робб просто смотрит, потому что и мысли-то всего две остаются в голове, только две, и больше никаких. Банальное "охренеть", и в принципе для него не менее уже банальное "нам нужно".
Остальное, кажется, выжигает - хоть и не касается его тела - драконий огонь.
А после это существо разворачивается и идет к ним. И вот это, наверное, все. Потому что юная королева не сможет остановить своего "ребенка", потому что кто вообще его может остановить? Ну вот, - это все думается в те несколько мгновений, что дракон шагает к ним, пыхая паром из ноздрей, - только поверил во что-то и на тебе. Да и как оно еще могло быть? Он краем глаза видит упавшую на колени с каким-то совершенно восторженным лицом Мелисандру, но важнее Джон, потянувшийся к мечу вроде бы, да только... только смысл в этом?
"Шел бы ты к Иным отсюда", - застревает на языке, - "Иди отсюда, Сноу, и не вы... делывайся". Но сказать что-то такое, даже если бы Робб успел, не так и просто, да и можно подумать, согласился бы...
- Нет, Дрогон! Отойди!
И Старк, кажется, впервые с того момента, как дракон повернулся к ним, выдыхает.

А потом...
На ее слова про их риск он не отвечает ничего. Ну а что тут ответишь? "Да, рисковали"? Набивание себе цены в таком духе выглядит и смешно и неприлично. Но самые главные слова еще впереди, как выясняется.
Дейенерис Таргариен переводит взгляд с него на брата и обратно. И таким звонким голосом, твердо и уверенно произносит... то, ради чего они вообще все это затеяли.
- Вы показали мне более, чем достаточно, чтобы убедиться в реальности ваших слов. Лорд Старк, я буду биться за Север. Я буду биться за вас. Я даю вам слово!
Старк давно не слышал ничего... вот такого.
Честно говоря, Робб не слишком-то верит в людей, не считая вот буквально единиц, которых по пальцам пересчитать можно, и даже сейчас, когда казалось бы, бери и радуйся, поклянись ей в верности и можно думать, что это большой шаг к победе уже, но...
Он просто не может заставить себя поверить в то, что все правда хорошо. Хотя наверное, так это и есть. На сей раз. Но все-таки...
Джон бросает на него быстрый взгляд, и Робб отвечает ему тем же. Да, сейчас он должен сказать. И не испортить... Ничего не испортить.
- Ваша Милость, - произносит он, обдумывая и взвешивая каждое слово. - За Ваше обещание простой благодарности мало, и все же я благодарю Вас. Слухи о Вас были правдивы - Вы человек, способный на благородный поступок. Это не только судьба Севера, это судьба, возможно, всех живых людей в Вашем будущем королевстве.
В свою очередь, я даю Вам слово: Север войдет в состав Семи Королевств под Вашим правлением. В Винтерфелле, когда мы заберем его назад, и я буду лордом не только по праву, но и на деле, я преклоню перед Вами колени при собрании знаменосцев Старков.

"Ну вот как-то так", - мелькает в голове снова не лордское, потому что... ну как тут? Это Джону можно было бы ответить что-нибудь вроде: "слушай, вот вижу что ты все понял, спасибо, глядишь так и победим, да еще вот и Винтерфелл заберем (ээ, ну да, я и назвался лишь "законным лордом Винтерфелла", это не значит, что меня там по факту ждут), так там уже и правильно будет как раз вернуться, и расколов не устраивать. Всем хорошо, Вам - лояльный регион, который будет Вас любить, а не точить на вас зубы, и живые подданные, а нам - опять же сохранить жизни и вернуть свое". Но ей-то так нельзя. Вот и старается то же самое выразить, но как учили отец и мейстер Лювин.
А дальше в разговор вступает Мелисандра. На валирийском.
Речь эта для Робба звучит примерно как "непонятно что... Джон Сноу. Непонятно что... Джон Сноу... непонятно что. Север... непонятно что. Север, непонятно что".
И честно говоря, это ему не нравится.
Он думает о том, что после переговоров надо будет попросить жрицу использовать при других людях все-таки общий вестеросский, потому что ну стоять как идиот, когда речь про брата и про Север, как-то вот не очень приятно. И да, именно попросить, вежливо попросить, без чужих глаз, потому что к Мелисандре так-то он относится с большим уважением, и благодарен ей. Она ему родного человека вернула!
А пока остается только смотреть то на королеву, то на нее, то на Вариса, пытаясь догадаться, о чем же здесь вообще говорят.

Отредактировано Robb Stark (2021-09-05 10:55:20)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+3

20

Данное Драконьей королевой слово впечатляет всех присутствующих. Брови Даарио приподняты, словно он безмолвно вопрошает: "вы уверены, кхалиси, что стоит разбрасываться такими обещаниями только потому, что вам показали ходячего мертвеца?" Лицо сира Барристана Селми выражало полное согласие с поступком Дейенерис. В глазах же остальных читалось легкое смятение от неожиданного решения. Но так же каждый из приближенных кхалиси понимал, что им придется мириться с этим выбором. И сейчас в их задачу будет входить подготовка плана и стратегия, чтобы выбранный путь прошел для Дейенерис Таргариен без поражения.

От северян же веет смесью из недоверия, настороженности и робкой надежды. Они прибыли сюда за помощью, хотели её получить, но кажется, все они слабо верили в успех данной затеи. И сейчас не могли никак поверить в то, что все прежние опасения позади, а им боятся совершенно нечего. В прочем, дополнительно говорить тут было нечего. Гости смогут сами убедиться в чистоте намерений последней из династии Таргариен. Слова могут быть красивыми и даже убедительными, но настоящий вес имеют лишь обещания, подкрепленные делами.

Ответ Робба Старка приятно удивляет Дейенерис. Она не могла сказать с точной уверенностью: желание это быть благодарным, попытка быть вежливым или же искреннее признание справедливости её притязаний на железный трон. Что крылось за этой клятвой - покажет лишь только время. И все, что им остается - это верить друг другу на слово. Дейенерис смотрела в глаза Старка, с легкой улыбкой, застывшей на уголках губ. Она едва склонила голову в знак того, что принимает его обещания и крепко держит в своей голове.

В разговор неожиданно вмешивается Красная женщина - жрица Р'Глора, прибывшая с Севера. Она казалась потрясенной после встречи с драконами. Это шокировало всех, но её реакция отличалась от остальных. Дейенерис видела в ней благоговейный трепет, присущий религиозным личностям, которые узрели явление чего-то божественного. Слезы все еще плескались в глазах Мелисандры, когда она обратилась к кхалиси на высоком валирийском.

Дейенерис удивилась тому, как свободна она говорила на древнем языке погибшей Валирии. Совсем немногие могли похвастать подобным умением. Из стоявших на равнине всего четверо: Миссандея, Варис, Мелисандра и сама Дени.

Слова жрицы неприятно кольнули кхалиси. Она взглянула на стоящего Джона Сноу. Мелисандра утверждала невероятные вещи, но в пору ли было им удивляться после того, что они все увидели сегодня. Однако, все это вызвало еще кое-что в памяти Дейенерис. Видения из Дома Бессмертных. Железный Трон, усеянный пеплом. И как бы ей не хотелось этого признавать - Мелисандра была права. В Лорде-Командующем было что-то до боли знакомое. Драконья королева решила про себя, что она обязательно выяснит для себя, кто такой этот Джон Сноу и что из себя представляет.

- Нет ничего сильнее и живительнее, чем огонь. Он дарит жизнь и может забрать её. Тьма не способна ни на что, кроме разрушения. У меня нет сомнений, что мы одержим вверх над тем, что скрывается в ночи и холоде. Мои драконы обратят их в прах и пепел. И от них не останется ничего, кроме страшных сказок, которым будут рассказывать детям на ночь.* - Она взяла Красную женщину за руку и слегка сжала. Жрицы Р'Глора вызывали в Дейенерис уважение - они поддержали её, когда кхалиси вторглась в Миэрин. Кивнув ей, Дейенерис снова повернулась к лорду Старку.

- Я полагаю, что нам стоит многое обсудить, лорд Старк. Я предлагаю вам разделить со мной вечернюю трапезу. Вашим людям будут предоставлены бани, хорошая еда и мягкие постели для отдыха. - Она поймала взгляд Миссандеи, которая тут же кивнула своей королеве, без лишних приказов понимая, что нужно организовать.

И хотя Дейенерис удалось сохранить внешнее спокойствие, слова Мелисандры не выходили из головы. Она хотела задать ей множество вопросов, но не могла сделать этого прямо здесь и сейчас. Те ответы, что она желала получить - не предназначены кому-либо еще. Даже ближайшим советникам и доверенным лицам.


* - на валирийском

Подпись автора

от spectre

+3

21

— Слова истиной королевы, — Красная женщина улыбнулась, как счастливое дитя, когда Дейенерис взяла её за руку. Жрица чувствовала огонь в её душе. Этот огонь порождал жар в её собственном теле. Мелисандра потянула за нитку на корсете, обнажая белую грудь. Она осторожно поднесла руку Дейенерис к своему сердцу. Вера её была так крепка в тот момент, она знала, что любой бы обжегся от такого прикосновения.

— Но даже самый живительный огонь не сможет убить дракона.

«Азор Ахай возродится вновь среди дыма и соли и пробудит драконов из камня»
, — в который раз пролетело в голове Мелисандры. Как она могла быть такой слепой всё это время? Дейенерис Таргариен пробудила драконов, и ей для этого не нужны были дешевые фокусы.

Королева ушла, верные её слуги последовали за ней. Варис продолжал хмуро пялиться на жрицу, пока не скрылся. Мелисандра могла подумать, что Бог разжег в нем пламя, если бы не знала, что он евнух. Дейенерис — мудрая девочка, вести переговоры с толпой бессмысленно. Она нравилась Мелисандре, но жрица не была уверена, хочет ли давать королеве советы как когда-то Станнису. Она ошибалась, а вот огонь никогда не врет. Дейенерис сама была драконом, Владыка Света вел её. Ей стоило слушать пламя в своей душе, а не своих советников.

И все-таки пара советов у неё найдется. Северные спутники не понимали, что происходит, и явно беспокоились по этому поводу. Мелисандре следовало бы их успокоить. Она с хитрым прищуром взглянула на Джона Сноу.

— Не стоит переживать, милорд. Я рассказала королеве о замысле Господа. Мать драконов умна не по годам, и сможет принять его как должное. Ей предстоит вести эту войну, и вы должны ей помочь. Только и всего.

После Мелисандра повернулась к Старку, медленно завязывая узлы на своем платье. Бог сделал её привлекательной, потому что люди склонны оценивать других по внешности. Красота несла за собой веру. Её красный взгляд впился в волчонка.

— А вот узурпатор Робб Старк должен был погибнуть, как и другие два ложных короля. Я сама об этом позаботилась, — на лице Мелисандры расцвела очередная улыбка. Но тонкая и острая в этот раз. Она давно не чувствовала себя так хорошо. — Владыка Света оставил вам жизнь, и это значит только одно. Узурпатора Робба Старка никогда не существовало. Нравится вам это или нет, но вы не лорд, никогда им не были и не будете, даже если сотню раз преклоните колено. Потому что таков Его замысел. Помните об этом, когда раздаете обещания. Король Севера.

Не спрашивая разрешения у господ, Мелисандра подняла алую юбку и быстро зашагала вон, оставив братьев наедине со своими темными мыслями.

+3

22

Из того, что отвечает леди Дейенерис Мелисандре, Робб не понимает ни единого слова вообще. Знакомых имен и названий она не использует и о предмете их беседы по-прежнему остается только гадать. Но ведь о чем-то они договариваются... Южная королева берет жрицу за руку, а та и вовсе касается ее рукой своей груди. Не то, чтобы это прямо вот ожидаемо было.
"О чем вы?" - Но не спрашивать же. Не сейчас.
Тем более, что дальше Королева обращается уже непосредственно к нему. С приглашением разделить с ней ужин.
И вот радоваться бы. Да он и радуется. Просто так в таких случаях поужинать не приглашают, и им действительно надо многое обсудить, потому что дать друг другу слово - это одно, а за каждым ярким решением потом тянется много вопросов, деталей и мелких (и не очень) нюансов. И всякий из них должен быть учтен, само собой.
Вот радоваться бы тому, что переговоры, на которые шел действительно как на битву, пока... ну уж поражением точно не завершились. Но...
- Вашим людям будут предоставлены бани, хорошая еда и мягкие постели для отдыха.
Это так похоже. Это практически дословно похоже. И эти кивки, которыми леди Дейенерис обменивается со своей служанкой.
Нет, Робб виду не подает, естественно. И на лице у него ничего такого не появляется, сомнительного. Напротив, он улыбается вежливо и с легким поклоном благодарит королеву.
- Это большая честь для меня, Ваша Милость. И спасибо за заботу о моих спутниках.

Ну что ж.
А дальше королева уходит. А Мелисандра решает объяснить им...
И вот снова: вроде бы все, что она говорит Джону - хорошо. Леди Дейенерис примет участие в войне. А им предстоит помогать... Ну, кто кому будет помогать, это еще спорный вопрос. А больше ничего особенного, чего бы они и так не знали.
Будто и так непонятно, что им предстоит воевать дальше. Но откуда тогда эта хитрая улыбка?
Ну, а потом жрица подходит к нему самому. И говорит...
"Что?"
Он должен был погибнуть и она сама об этом позаботилась?
Нет, Робб благодарен ей, благодарен так, что готов для нее на многое - она его брату жизнь сохранила. Или вернула, в данном случае, как по его мнению - не слишком-то большая разница. Это в любом случае цены не имеет.
Но вот это-то сейчас что вообще было? Она и - эти? Какая связь? И дальше?
- Владыка Света оставил вам жизнь...
Ну, вот здесь у Робба возникает смутное такое ощущение, что... Слишком смутное, чтобы сказать, действительно, "что". Потому что Джону жизнь действительно оставил тот самый ее Владыка Света. А вот назвать Владыкой Света Черную Рыбу было бы все-таки довольно сложно.
И не Владыка Света его по кустам от Трезубца тащил. И не он, ругаясь, как портовый грузчик из Белой Гавани, откуда только под тем ливнем чистую ткань раздобыл-то, его... И не Владыка...
Ладно. Понятно, что по ее мнению всем этим Р'Глор руководил.
Но вот что дальше имеет в виду Мелисандра - Робб вот честно, понять не может. То ли "не стоит тебе лезть в правление Севером", то ли наоборот "стоит, но колени преклонять нельзя", то ли... То ли что?
И попросить бы объяситься подробнее, но договорив, Мелисандра легко взмахивает юбкой и уходит, и только в спину получается выговорить более удивленное, чтоб не сказать растерянное, более, чем самому хотелось бы.
- Спасибо.

А потом они остаются на равнине вдвоем с Джоном.
- Ты понял, что она хотела сказать? - Интересуется Робб у брата. - Ну в смысле, версий я тоже могу много построить, но может быть, тебе все это как-то... более ясно понятно?
Ну, кому уж тут будет понятно...
- В любом случае, - чуть разводит руками Старк, - Надо делать то, что нужно, а там будет видно. Но ведь скажи, - он чуть сбрасывает впечатление от слов Мелисандры и улыбается Джону не вежливо, как только что вот Дейенерис, а искренне. - Пока вроде бы все не так уж плохо?
Но все-таки, еще этот ужин.
Да, ужин. Нормальная часть любых переговоров. Нормальная! И незачем тут...
И все-таки, для чего она кивнула своей служанке?
Не столько за себя страшно, сколько вот...
- Джон, - они уже идут обратно ко дворцу, и пока можно поговорить без лишних ушей, Робб решает все-таки сказать. - Вас там тоже будут угощать, я так понял. Это хорошо. Отдохни как следует. Но... Ты слушай, там это... Аккуратно, ладно? Проследи, чтобы когда зайдете - двери никто не запер. Кто там в зале будет, и не вызовет ли кто сомнений. Вообще на все обращай внимание. Меч нельзя конечно будет... В общем, - он машет рукой со смешком, - Зря я начал. И все-таки будь осторожен и внимателен, ладно?
Он выдыхает, отгоняя бесполезные в общем-то опасения.
- И хорошо проведи там вечер.

Отредактировано Robb Stark (2021-09-10 09:10:24)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+3

23

До последней секунды Джон не знал, что Робб скажет на все это от лица Севера. Точнее, в глубине души догадывался, но все же не хотел строить никаких точных предположений. Лорд или король – Севером все же владел Старк, и решение мог принять только он. И когда брат его все же произнес эти слова – о том, что преклонит колено, Джоном овладели смешанные чувства. Нет, он прекрасно понимал, что это было важно, нужно, может быть, даже необходимо, понимал, что в политике что он сам, что Робб совершенно по-северному неповоротливы – как и их отец, но так же Сноу беспрестанно думал о северных лордах и о том, как непросто с ними придется. 
Впрочем, сейчас это уже не имело никакого значения, дело было сделано. Робб Старк был человеком чести и слова – Джон не сомневался в нем ни капли, несмотря ни на какие «но», которые могли бы возникнуть благодаря Фреям. Брат его не только честен, но еще и учится на своих ошибках – и повторять их не станет никогда.
Тем временем жрица и королева продолжали говорить на незнакомом языке. Мало того, что Джон слышал свое имя – он еще и поймал на себе взгляд королевы, причем взгляд, как бы сказать… Точно не полный обожания. Скорее, озабоченный или озадаченный. О чем могла Мелисандра рассказывать драконьей королеве? Впрочем, Сноу догадывался – вероятно, красную жрицу вдохновили недавние события с восстанием из мертвых. Какое, правда, это теперь имело значение – большой вопрос.
Обнаженная женская грудь стала для Джона полной неожиданностью, хотя Мелисандра периодически развязывала свое платье быстро и как-то уж очень ловко. Когда жрица (о боги) начала поворачиваться к ним, не успев еще надежно укрыть свои женские прелести, Сноу предусмотрительно рассматривал стены города в другой стороне, на которых отплясывали крохотные огоньки факелов. Впрочем, любоваться видами Сноу пришлось недолго, и, судя по всему, в выражении лица Джона Мелисандра увидела его немой вопрос.
— … Ей предстоит вести эту войну, и вы должны ей помочь. Только и всего, - Джон бросил короткий взгляд на Дейенерис, и слегка кивнул. – Мы добирались сюда долгие месяцы, чтобы договориться об этом, - вот только слова леди Мелисандры ни на какие вопросы Джона не ответили. Более того, своими словами про узурпатора Робба Старка она поставила Сноу просто в тупик. Он еще несколько минут молчал, глядя ей вслед, как и его брат, пока они не остались вдвоем.
— Ты понял, что она хотела сказать? – Джон медленно покачал головой. – Все, что я понял – мое имя. Даже пожалел, что мейстер Лювин не учил нас валирийскому, - впрочем, в случае с Мелисандрой он и на общем языке не всегда понимал, что она хочет сказать. – Но да, как минимум у нас есть союзник, драконы на нашей стороне, и это лучшее, чего мы могли добиться. Ты отлично держался, - Джон не знал, стоит ли ему говорить это брату, который вообще-то успел уже войско за собой поводить, но все же.
- Только ее слова про Короля Севера, - Сноу задумчиво посмотрел в ту сторону, в которую ушла жрица, - ладно, обсудим это потом. Думаю, тебя будут ждать на ужине, опаздывать к королеве не очень-то почтительно, - Джон шутливо пихнул брата и пошел вместе с ним к городу.
Когда Робб вдруг говорит об осторожности, Сноу внимательно смотрит на брата. Определённо, это отголосок того, что случилось. Вид озабоченного Старка сеет зерно тревоги и в душе Джона, которое он спешит отогнать. Он не знает о Таргариенах ничего, но раз они до сих пор живы, все не так уж плохо. Да и королева эта не похожа на безумную.
- Робб, я думаю, если бы нас хотели убить, - Джон многозначительно посмотрел в небо, вспоминая огромных драконов, - это бы уже случилось. Но я буду осторожен и за людьми прослежу, за них не беспокойся. Лучше думай о себе, - Сноу хлопнул брата по плечу, прекрасно понимая, что этот вечер они оба проведут как на иголках. Робба еще и ждет непростой разговор с королевой, это Джон мог бы выбросить ненадолго из головы все эти мысли. Мог бы, да не станет.
- И да, Старк… удачи тебе.

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+3


Вы здесь » shakalcross » завершённое » The dragon and the wolves


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно