shakalcross
ванда пишет: Ее иллюзия рассыпалась на части, утекала сквозь пальцы, заставляя захлебываться раздирающей болью. Еще каких-то пару часов назад у нее было все - брат, дети, семья... Сердце жгло, а кончики пальцев покалывало от искрящейся силы - Ванда готова была драться за то, что любит, но Агата и Моника Рамбо решили все за нее. Внутри, с кровью по венам пульсировал лишь один вопрос: за что? Почему ее не оставят в покое? Они с Пьетро и Мстителями остановили чудище Старка, она уже в одиночку угодила в тюрьму за пособничеству Кэпу, а после и вовсе рассыпалась прахом. Они считают, что могут диктовать ей как жить? читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » завершённое » untold


untold

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

untold
robb stark ✦ jon snow
https://i.imgur.com/rxzllv9.gif https://i.imgur.com/47pWjun.gif


два брата, которые часто думали, что расстались навсегда, но все же встретились снова.
за их плечами невыразимое количество пережитого, это видно по их глазам.
но иногда молчания становится недостаточно, и тогда
даже самые страшные истории легче пережить, если рассказать их.


Отредактировано Jon Snow (2021-08-22 18:57:58)

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+1

2

После такого вечера - не спится.
Нет, Робб ложится спать и честно пытается этим и заняться, настраивая себя на очередной длинный день. Он не хочет быть здесь в Дозоре праздным гостем, поэтому надо оставаться в нормальной форме, тем более раз так удачно вышло вернуться из их несколько самоубийственной вылазки.
Но вот не спится.
Слишком много мыслей. Слишком непростых.
Часу в третьем он плюет на попытки заснуть, встает, одевается и выходит во двор Черного Замка. Надо проветриться, что ли. Мелькает даже идиотская мысль предложить подменить кого-нибудь из часовых на Стене - отвлечься на что-нибудь полезное. Но внутреннему укладу Стены не должно быть дела до личных переживаний одного человека. Кто должен в эту ночь, тот и наблюдает за лесом к северу, а кто не должен - тому и незачем лезть, Старк это понимает.
Поэтому просто стоит неподалеку от входа, задумчиво пережевывая очередной пучок кислолиста ("надо узнать, у кого здесь можно купить"), и смотрит - не то на замок, не то на Стену, не то куда-то в будущее, не то в прошлое. И там, и там, на самом деле, хорошего мало.
Черная фигура вдруг выделяется из тени, и точно так же, как сам Робб только что, не торопясь двигается ко входу. Приобретает потихоньку очертания. Ну, конечно... Ничего удивительного.
- Не спится? - Он слегка улыбается брату. Не почему-то, а просто потому что этому человеку ему хочется улыбнуться. - Да уж заснешь тут.
Холодно, кстати. Не так, как было там, за Стеной, в пределах нормы, но все-таки действительно холодно.
- Пошли, что ли, - и какие-то нотки того счастливого времени в Винтерфелле вдруг чувствуются в этом простом предложении, - Посидим где-то, где мешать никому не будем.
Они иногда сидели так. Давно. Там, дома. Где-то, где не могли выловить их отец с матерью или застать кто-то из замковых слуг. Рассказывали анекдоты и страшилки, посмеивались над сестрами и малявкой Браном, обсуждали какое-нибудь яркое впечатление дня, или просто мечтали о будущем. Тогда они хорошо умели мечтать.
Здесь этим местом оказывается комната, которую Сноу занимал по праву лорда-командующего. Естественно, выгонять его никто и не думает - да и мало ли комнат в Черном Замке?
Джон предлагает выпить, и Робб вдруг... не думает даже отказываться. Он не пил, на самом деле, очень давно. Подогретый легкий эль с целью не промерзнуть насквозь не считается. Страшновато, конечно, - да а что в конце концов? Что в их жизни не страшновато?
- За что выпьем, Джон? - Старк поднимает стакан. - Давай что ли... за наших. За тех, кто с нами. Во всех, скажем так, значениях этого слова.

Отредактировано Robb Stark (2021-08-23 08:01:48)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+3

3

I’m so tired I can’t sleep
Sit and drink pennyroyal tea
Nirvana – Pennyroyal tea

Человек, когда устает, как правило, спит как убитый. Да и Джон был абсолютно уверен, что после такого количества бессонных ночей проблем со сном у него не будет, но… Он еще никогда так не ошибался.
Иногда усталость бывает настолько сильной, что уснуть не удается совсем никак. А сегодня к этой усталости присоединилось еще и появление Арьи, которое само по себе было потрясением, а уж если вспомнить, в каких обстоятельствах оно произошло… Сноу еще долго будет это осознавать, да и Робб, без сомнений, тоже.
Прогулки по улице частенько помогали прогнать бессонницу. Джон ни капли не удивился, когда увидел во дворе Робба, жующего кислолист. Почему он не мог уснуть, Сноу понимал, почему оказался на улице, тоже. Только вот холод пробирал до костей. Джон знал, почему – когда не спишь, мерзнешь сильнее обычного, это рекруты Дозора усваивали в первые недели пребывания на Стене. Особенно те, что прибывали с юга. Им-то с Роббом, казалось бы, к чему привыкать? Но даже в Винтерфелле не часто было так холодно.
Не спится? – вопрос, в общем-то, ответа и не требовал, но Джон кивнул. – Тебе, как я вижу, тоже? – он скользнул взглядом по жующему лицу брата. Джон не то что бы был очень осведомлен, но после кислолиста, кажется, в сон клонит еще меньше, а значит, спать сегодня Старк не планирует.
Но вот проводить всю ночь на холоде было плохой идеей, поэтому они идут внутрь, в келью Джона. Идут, как когда-то давным-давно в Винтерфелле. Эти воспоминания были такими далекими, как будто все это произошло много лет назад, хотя на самом деле они не виделись всего несколько лет.
У всех были свои способы расслабиться. У Робба - кислолист, Джон в Черном замке чаще пил вместе с братьями (да что говорить, он и в Винтерфелле мог выпить больше остальных, пока законные Старки чинно сидели под присмотром родителей).
- Будешь? – дождавшись согласия Старка, Джон разлил напиток по чашам. «Настоящее северное пойло», как называл это Тормунд. Сноу понятия не имел, как и из чего они его делают, но…
- Такого ты точно никогда не пробовал, - со смешком Джон поднял стакан.
- Давай. За семью, - они стукнулись бокалами, и Сноу сделал несколько больших глотков. Жидкость обожгла горло, огненной змеей побежала вниз, и тепло очень быстро разлилось по всему телу. Джон выдохнул и прижал кулак к губам, шумно втягивая носом воздух.
- Как будто мы в последний раз виделись в прошлой жизни, - он задумчиво посмотрел в свою чашу, медленно двигая рукой и болтая жидкое содержимое в бокале. – Отец в тот день обещал мне рассказать о матери, когда увидимся с ним снова, - Сноу усмехнулся едва заметно и сделал еще глоток, который пошел уже легче. Теперь он, наверное, никогда не узнает, какой же она все-таки была. Имеет ли это какое-то значение?
Сноу поднял взгляд на брата, чуть сжимая губы. Что хуже – никогда не знать своей матери или увидеть, как ее убивают на твоих глазах? А ведь там, кажется, погибла не только леди Кейтилин. Если верить слухам, в Близнецах Робб потерял еще одну леди Старк. Наверное, поэтому его брат был раздосадован, когда понял, что не он разобрался с Фреями. И сейчас Джон чувствовал, что совершенно его понимает. – До Стены слухи доходят медленно, и не обязательно все в них правда. Если Арья расправилась с Фреями именно так, как они этого заслуживают, то… Что там произошло, Робб?

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+3

4

"В прошлой жизни". Робб согласно кивает, чувствуя, как это самое "северное пойло" растекается внутри. А ведь приятно. Да, это было невероятно давно, и все они сейчас совсем другие. Во всяком случае все, кто вообще существует в этом "сейчас". Не так и много.
- Он бы рассказал. Сам знаешь - обещать у него было все равно что сделать, - невесело усмехается Робб. - Ни разу не помню, чтобы отец слова не сдержал.
Помолчали. Каждый о своем, а скорее, наверное, об одном и том же. Робб уж точно об этом - об отце.
"Знаешь, чего я боюсь, Джон? Что мы забудем. Не в том смысле, конечно, что действительно забудем. А вот, что он... Знаешь... Будет спустя время помниться нам так, как потом всякие мейстеры в Цитадели напишут в своих книгах. Лорд Севера, который известен был своей честью, своим стремлением всегда поступать по совести. Да все это правда, но больше подходит каменному изваянию в крипте, чем нашему отцу. Я не это помнить хочу!"
Он выпил уже достаточно, чтобы об этом думать, но еще слишком мало, чтобы говорить такое вслух. Пусть даже Джону. Которому в принципе готов сказать много того, чего не рассказал бы никому другому.
А Сноу задает вопрос. Такой вопрос, что...
- Слушай, - Робб смотрит не на брата, а куда-то в чашу. - Давай не будем о Близнецах. Хреново там было. Очень. Я... не думаю, что это хорошая тема для разговора.
Чтобы не пугать людей и как-то жить и самому, Старк внутри построил стену. Такую, что именно... Стену. Не хуже, значит, Брандона Строителя. Высокую, ледяную Стену. Которая довольно надежно закрывает воспоминания того дня (или очень хочется, чтобы закрывала) - живые и яркие, будто вчера все это было. И незачем их выпускать наружу. Совсем незачем.
Чаши пустеют и наполняются снова.
- Твой черед говорить, Сноу, - Робб крутит свой стакан в руке. - За что мы будем пить. И вот что, расскажи давай лучше о себе. Как ты жил? Ведь ни много ни мало - лордом-командующим стал.
"Несмотря на то, что было потом".
Кажется, разговор у них уже шел похожим образом. Тогда, в день встречи. Да только сейчас все как-то даже - откровеннее, что ли.

Отредактировано Robb Stark (2021-08-23 15:47:23)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+3

5

- Да, - Джон вздохнул, соглашаясь со словами Робба про отца. Он не сомневается, что лорд Старк сдержал бы слово, вот только судьба распорядилась иначе.
А потом, глядя на брата, Джон понимает, что заговорил о том, о чем не следовало бы. Не потому что Робб не доверял ему, нет, Сноу знал, что это не так, просто… Просто есть воспоминания, которые ворошить было слишком больно, и Джон мог бы подумать об этом заранее. Но сказанного не воротишь.
Сноу внимательно смотрит на брата. Он даже представить боится, что Робб там, в Близнецах, пережил, если так сильно изменился в лице от одного лишь вопроса. Наверное, и правда лучше отвлечь его от этих мыслей, рассказать что-нибудь… Благо, Джону есть что рассказывать. На всю жизнь вперед хватит.
- Извини, мне не надо было… - Джон не стал продолжать. Он был уверен, Старк поймет, что он хотел сказать.
- Да, стал. На самом деле, это была почти случайность, Сэм, мой друг, решил меня выдвинуть, ну и… - Джон не говорил ничего об обороне Стены, которой ему пришлось командовать тогда, в ту ночь, когда у него на руках умерла Игритт. – Я говорил, что не стоит, я всего лишь делал то, что на моем месте делал бы каждый, - он пожал плечами и сделал глоток, шумно выдыхая. Тут он немного лукавил – вольный народ через Стену не пропустил бы никто, кроме него, слишком недовольны этим решением были черные братья.
- Когда я приехал на Стену, поначалу было сложно. Никто из тех, кого привезли сюда вместе со мной, меча в глаза не видел, а я-то думал, здесь все будут такими, как дядя Бен, - Джон чуть улыбнулся воспоминаниям. Да, не все тогда было гладко, но сейчас вспоминалось лишь хорошее. – Сначала дядя Бенджен уехал за Стену и так и не вернулся, потом меня определили в стюарды вместо разведчиков – знал бы ты, как я был зол тогда! – усмехнувшись, Сноу покачал головой. Да, зол и глуп, ничего не скажешь.  – Я всегда хотел сражаться за Стеной, а пришлось обхаживать Старого Мормонта, - юноша посмотрел на Длинный Коготь, - это он подарил мне этот меч. Никогда бы не подумал, что у меня будет меч из валирийской стали, - Джон по-прежнему не был уверен, что заслужил его. И, кажется, никогда уверен не будет.
- За Стеной я, правда, оказался, и очень скоро. Даже пожил какое-то время среди вольного народа, - в голосе Джона на мгновение проскользнуло что-то… Он вспомнил Игритт, вспомнил ночи, которые они провели вместе, вспомнил ее улыбку, рыжие волосы, которые повергли бы любую благородную леди Вестероса в ужас. Ему не хватало ее.
- Однажды чуть не нарушил клятву. Точнее, все же нарушил. Когда узнал, что ты созываешь знамена, решил сбежать из замка. Если бы меня не вернули обратно братья, пришлось бы тебе, Робб, решать, что делать с братом-дезертиром из Ночного Дозора, - Джон допил из своей чаши и наполнил ее снова, и добавил напитка Роббу. Им ведь действительно так много нужно было обсудить…
- Ну да ладно. Расскажи, как ты стал Королем Севера?

Отредактировано Jon Snow (2021-08-24 00:04:44)

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+3

6

Почти случайность. Просто почти случайно занял высшую должность в Ночном Дозоре, отслужив здесь сколько на тот-то момент?
Но чего только ни бывает. Да и если так подумать, Робб сам никогда не собирался становится Королем Севера. Почти случайность... да уж.
- Я говорил, что не стоит, я всего лишь делал то, что на моем месте делал бы каждый.
"Да я тоже, Джон. Я тоже", - Старк приподнимает брови, слушая. Не в недоверие, а просто потому что все-таки как же удивительно - очень по-разному и в то же время очень похоже, - складывалась у них жизнь.
Первые разочарования от Дозора Сноу вспоминает с легкой улыбкой, и Робб улыбается тоже. Конечно. Они были молодыми так-то, совсем молодыми, наивными, верящими во все хорошее и против всего плохого. И не в возрасте тут дело. И еще стремились к подвигам. Кстати о них...
"Погоди, Мормонт вот так просто подарил тебе валирийский меч? Ничего себе. Хотя почему-то я думаю, что что-то ты умалчиваешь, - и нет, ни на половину секунды не возникает у Робба подозрения, что Джон мог бы завладеть этим мечом каким-то хоть минимально бесчестным образом. Просто нет - это не про его брата. - Что ж там у тебя за заслуги были?"
- Подарил? Сноу, хватит скромничать. За что наградили-то?
"И, среди Вольного народа?" - Ничего себе, какие приключения здесь выпали на долю брата. Что-то Старку подсказывает, что здесь было все далеко не настолько легко и просто, как хочет это сейчас Джон показать. Возможно, сам факт - Дозорный среди Одичалых, это не может быть легко, а возможно - что-то такое неуловимо непонятное, промелькнувшее в его голосе.
Уточнить не успевает, потому что Джон переходит дальше, но делает себе пометочку, обязательно спросить, что там такое было у него.
Про едва не удавшееся дезертирство тоже с легкой улыбкой слушает. Бывает же.
- Ценю. Но молодцы твои братья.
А что бы он решил? А Старые Боги знают. Уж точно не то, что полагается дезертирам Дозора. Отослал бы брата обратно, наверное. Или... Хорошо, что не пришлось решать.
- Ну да ладно. Расскажи, как ты стал Королем Севера?
- На самом деле, это была почти случайность, - с коротким смешком сообщает Робб. Ну а что... Правда ведь.
Дальше-то впрочем веселого ничего нет.
- Когда мы узнали, что отца в Королевской гавани посадили в темницу, - начинает он свой рассказ, - я созвал знамена. Собственно, идеей было - во-первых, взять пленных на обмен, а во-вторых, помочь Риверрану, который тогда грабили Ланнистеры. Ну и все шло нормально. А потом прилетел тот самый ворон. Казнен как изменник. Джон, наш отец - как изменник, это само по себе уже дико ведь! - А "северное пойло" сказывается, Робб говорит сейчас откровеннее и честнее об этом, чем когда бы то ни было.
- Не говоря уже о самом факте казни. Это было... Да ты-то понимаешь, чего тебе рассказывать. По правде говоря, я понятия не имел, что с этим всем делать, когда собирал совет.
Да-да, вот это самое "делать хоть что-то".
- И... я только в тот момент понял, как на самом деле они все относились к отцу. Это не то, чтоб верность грандлорду нормальная - в тот момент это было что-то полностью личное. Не только для Старков, а для всех. Вот на этом совете и получился независимый Север. И Трезубец заодно.
Да, Трезубец...

Робб сцепляет руки под подбородком и смотрит в упор на брата. Джон имеет полное право его осудить. Не захотеть его знать, что угодно. Но он все равно скажет, потому что именно от него не имеет права такое скрывать.
- Арья правду сказала. Чтобы перейти Трезубец, нам пришлось ублажать старого Фрея. Пообещали ему кучу всего, впрочем, выполнимого. В том числе, что когда она подрастет, выйдет замуж за одного из его отпрысков - вполне нормального, во всяком случае. А сам я, Джон, обещал жениться на одной из его дочерей. Но не женился. Мы после воевали, и вот - взяли замок Вестерлингов, это такой вассальный дом Ланнистеров на западе, я сам не помнил, пока воевать не начали. И там. Дочка лорда - Джейн Вестерлинг. Впечатлилась Севером, нашей борьбой... Или мной лично. Я помнил про слово Фрею, всегда помнил, кроме одного момента. В этом замке я на некоторое время застрял, так уж вышло по объективным причинам.
Про "объективные причины" Робб умалчивает - еще не хватало, чтобы Джон ему сейчас сочувствовать начал. Он не для того об этом рассказывает.
- И именно там я узнал про смерть Брана и Рикона и что Винтерфелл взяли, - ровно, как будто действительно должен отчитаться (а и должен) продолжает Робб. - Она пришла со мной поговорить. И вышло так, что не только поговорить. А наутро я понял, что на самом деле получилось. Я обесчестил замечательную девчонку. Из вассального Дома Ланнистеров. Влюбленную в меня и в Север. Я мог просто покинуть их замок, но что ждало ее? Вот так. Выбирал между бесчестьем и бесчестьем, и нарушил слово.
Для Фрея мы впрочем нашли ничуть не худшую партию. Талли - такие же грандлорды, как и Старки,
- усмехается он.
Робб замолкает. По сути он ждет от брата суда. И если тот сейчас скажет, что, мол, "от тебя-то я такого не ожидал", то он отлично поймет. Что бы ни творилось - Старк должен всегда помнить о своем слове. Совсем всегда. Отец бы так не сделал.

Отредактировано Robb Stark (2021-08-24 08:43:03)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+3

7

- Да… - Джон ненадолго замялся. - Не меня нужно было награждать, а Призрака, - он качнул головой, а потом, встретив вопрос в глазах брата, продолжил, - за Стеной мы нашли тела погибших братьев, и забрали в Черный замок, чтобы их осмотрел мейстер. Ну а ночью… - наверняка Робб и сам догадывался, что было дальше. - В общем, получилось так, что мертвец почти подобрался к Мормонту, а я оказался рядом. Все равно я почти не понимал, что делаю, это был первый вихт, которого я видел, сжег его, да и все, - если бы Призрак сейчас был рядом, Джон потрепал бы его за ухом, но лютоволк бродил где-то неподалёку от замка.
А вот когда Сноу видит реакцию брата на то, что он едва не покинул Стену, он снова чувствует благодарность друзьям, что остановили его. Это было бы ошибкой, да и Роббу принесло бы больше проблем, чем пользы, в эту секунду Джон отчетливо это понимает. Дальше Сноу внимательно слушает рассказ брата. Понимает, что тот оказался почти в такой же ситуации, как и сам Джон - когда тебя внезапно выбирают командующим, какой у тебя выбор? А какой выбор был у Робба, когда его провозгласили королем Севера? У Старка тоже особенно не было выбора. И все же Джон не считал это случайностью. Северяне не тот народ, который преклоняет колено перед любым правителем. Поэтому, если они подтвердили свою верность Роббу, они видели в нем настоящего короля, истинного Старка, сына его отца, и Джон понимал, как непросто должно было быть его брату. Одно дело - склонить на свою сторону несколько десятков бывших преступников, бастардов и сирот, и совсем другое - завоевать авторитет среди своенравных правителей Севера.
Когда Робб вспоминает про отца, Джон молчит. А что тут можно было сказать? Любому было ясно, что их отец не мог быть изменником. Вот только это не вернет Неда Старка к жизни. Поступил бы Джон на месте Робба так же? Сноу почти уверен, что да. Другое дело, что на месте Старка ему никогда быть не придется. Каждому свое.
Да вот только во всем, о чем рассказывает Робб, Джон находит для себя что-то знакомое. Потеря родных не в счет. Старк рассказывает о девушке, на которой в конечном итоге женился, а Джон вспоминает про Игритт. Снова. Да, его история немного отличалась, но все же – Сноу тоже нарушил данное слово. Да, конечно, было очень много «но», вот только… Как там говорил отец – все, что говорят до слова «но» - лошадиное дерьмо?
Сноу отчетливо слышал в голосе Робба вину, и прекрасно понимал, почему. Этим они оба пошли в отца, но, в конце концов… Даже у их отца был бастард, Джон не один раз думал об этом. – Я… я знаю, как это бывает, - негромко сказал Джон, кивнув. Да, Робб совершил ошибку, которая стоила ему очень дорого, и он мог сколько угодно себя за нее корить, но Джон Сноу его за это казнить не намерен, потому что сам не безгрешен. И, правда, прекрасно знает, как сложно бывает в такие моменты удержать себя в руках. – Я тоже нарушил свой обет, - можно бесконечно говорить о том, что ему пришлось, что иначе его бы посчитали вороной, убили бы, да миллион причин по списку, но в глубине души Джон прекрасно знал, почему это сделал. И обманывать самого себя было глупо – он это сделал, потому что этому было чертовски сложно сопротивляться. Ну и…
- Подумай о самом благородном и честном человеке, которого ты знаешь. Человека, для которого данное однажды слово значило все, - Сноу внимательно посмотрел на брата. Он подумает об отце, конечно же, Джон это отлично знал. – А теперь посмотри на меня. Я его бастард, Старк, - Сноу чуть улыбнулся. – Даже отец оступился однажды, - он положил брату руку на плечо и чуть сжал его. Возможно, такие поступки не следовало оправдывать, но сейчас уже все равно ничего нельзя было изменить. – Все совершают ошибки. Ты заплатил за свою сполна, Робб, - Сноу сжал губы и сделал большой, жадный глоток. Вряд ли его слова хоть как-то облегчат груз Старка, но… видят Старые боги, Джон пытался.
- И я нарушил этот обет не один раз. И не два, - Сноу вздохнул. Конечно, совершенно не то, чем стоило бы гордиться, но почему-то воспоминания о том, что было между ним и Игритт больше не приносили угрызений совести, а только печаль от того, что он все-таки потерял ее. – И тоже за это заплатил. 

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+3

8

То есть Джон убил первого вихта. Не впал в панику от ужаса, впервые такое увидев-то, не растерялся, не погиб в конце концов, действуя по отработанному шаблону, который здесь не мог сработать, "да и все".
Всего лишь спас жизнь лорду-командующему, а то, пожалуй, и еще многим братьям Дозора, "да и все".
"Ага. Всего-то ничего, Сноу. Прям вот такая малость, не стоящая упоминания, и вообще все сделал Призрак", - но да, говорить о собственных заслугах сложно. Начнешь рассказывать - так кажется, что хвастаешься, что не надо так уж в красках. Это верно.
Наверное, будь Робб трезв, он бы нашел какие-то более правильные слова. А так качает коротко головой и первое, что в голову пришло, выдает.
- Охренеть, Джон.
Ну, а после идут другие разговоры.
И с каждой минутой - все более... непростые, что ли, но и откровенные, честные. От рассказов о том, с чего все началось, к таким признаниям, что...
Робб смотрит на брата со смесью удивления и - благодарности, да. Он рассказал про худший поступок в своей жизни, а вместо закономерного осуждения, получает в ответ... понимание. Он и правда не ожидал такого. Может быть, где-то в глубине души и надеялся, но так в принципе вполне ждал, что в глазах брата встретит холодное удивление, а то и что похуже - отвращение, скажем. Заслужил так-то. Может, брат и вслух ничего особенного не произнес бы, да все было бы понятно. А тот на него смотрит с теплом. И да, с пониманием.
"Джон, Джон..." - Робб сомневается в том, что сколько бы он ни выпил, он сможет выразить ему все, что о нем думает.
Но что все про него самого?
- И я нарушил этот обет не один раз. И не два. И тоже за это заплатил.
"Заплатил", - это слово как укол внутри. Он знает ведь, догадывается, как тяжело здесь порой приходилось брату.
"Меня убили, а жрица меня вернула. О том ты, или о еще чем другом?"
Старк допивает одним глотком все, что было в стакане, и разливает еще.
- Расскажешь?
"Дурак".
- Прости. Если не хочешь, то не надо. Конечно.
Самому-то легко было бы рассказать? Сам-то смог бы поделиться? Вот хотя бы с братом?
А что. Может и смог бы. И может тогда и Джон смог бы ему рассказать, что было с ним.
Единственный раз.
Робб задумчиво смотрит на стакан, потом на кислолист, потом на брата. Стоит ли? Или может, не стоило столько пить? Он с того самого дня не пил, боялся - что слишком потеряет контроль.
- Ты хотел знать, что было в Близнецах. Так я расскажу.
Фрей согласился на свадьбу своей дочери с Эдмуром Талли. Мы туда приехали ее праздновать... Все. Мы за столом сидели, без оружия, в праздничной одежде, без доспехов - все, как положено. А потом, солдаты Фреев и Болтонов. Начали они с того, что нас расстреляли из арбалетов. Просто, внезапно. Мы - Дейси Мормонт, Флинт, Локк, Амбер, Блэквуд, и я, - мы попытались организовать что-то вроде обороны, но ты понимаешь сам. Только в песнях так побеждают. Знаешь, Дейси... Мы с ней никогда не были интересны друг другу как мужчина и женщина, но я вот думаю - как же это так? Она ведь леди, она могла родить наследников, почему она должна была кувшином отбиваться от предателей с мечами, а? Почему Амбер, который любого Фрея мог бы в узелок завязать в честной борьбе, да он и меня на тренировках только что не завязывал, должен был умереть вот так?
А потом они убили Джейн Вест... Старк. Просто закололи мечом. Она ждала нашего ребенка. А потом - леди Кейтилин. Ее они зарезали. Знаешь, она взяла заложника. Сына этого Фрея, который подвернулся ближе. Просила отпустить меня - не то, что я бы ушел, согласись он. Пусть бы ее лучше. Но...

Робб допивает все, что осталось в стакане. Как вода в этот раз.
- Дальше пришел Русе Болтон. Подходит ко мне значит, и обнимает. Я уже не слишком был наблюдателен на тот момент. И говорит, мол, привет мне от Ланнистеров. Я до сих пор не понял, как он ухитрился скосячить по неподвижной-то цели, кинжалом в спину, но видимо, ему было неудобно из того положения. Да и стоит отдать ему должное, все почти получилось. Дальше - трупы скинули в Трезубец. Много там было. Все. Лорды и нет. Вода там не особо теплая, я тебе скажу - пришел в себя. И там Бринден Талли...
Бринден Талли - дядя матери. Он на это событие опоздал. Какие-то дела в Риверране задержали. Если ему когда-то что-то будет от меня нужно... Я надеюсь, что будет, хотя за такое все равно не отблагодарить. Из-за него я сейчас тут с тобой беседую.

Рассказывая, Робб на Джона не смотрит. Куда-то в стену перед собой. А теперь встряхивается и переводит взгляд на брата.
- Потом путь до Риверрана, почти не помню, сам Риверран... долго, и все тот же Талли. Вот так вот было, Джон. Никому об этом не рассказывал и никому не расскажу вперед.

Отредактировано Robb Stark (2021-08-25 20:04:07)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+3

9

Джон, честно говоря, действительно не ждал от брата, что он расскажет о Близнецах. Но тот, так или иначе, решился, и…
Слушая все это, Джон закрывает глаза. От ярости, от того, что брату пришлось все это пережить. От того, что во всем произошедшем Робб винит себя, это сквозило буквально в каждом его слове. Черт возьми, Джон понимает теперь, почему Старк не хотел это рассказывать, Сноу тоже на его месте было бы чертовски сложно это сделать. Но Робб все же сделал, и Джон это ценил.
В тот момент, когда Сноу услышал про ребенка, он стиснул зубы, а потом все же открыл глаза, посмотрев на Робба. Он знал, что не было ничего такого, что он мог сказать, и что бы облегчило боль брата. Но он мог просто выслушать и быть рядом. – Я бы сказал, что они заплатят за это, - но они уже заплатили. И после того, как Джон услышал эту историю, он ни капли не сомневался, что Фреи заслужили то, что получили. Даже больше.
- Робб… не вини себя в том, что произошло. Ты не мог знать наперед, что они опустятся до такой низости… - закон гостеприимства могли нарушить только самые последние ублюдки, потому что… убить гостей, которые преломили с тобой хлеб, искренне тебе доверяя – кем нужно быть, чтобы это сделать? И, главное, из-за чего? Да, Робб нарушил слово, но он поступил настолько честно, как только мог, вернувшись с этим к Фрею. Джон сжал пальцами переносицу, качая головой. Сейчас ему начало казаться, что, если бы он все это видел воочию, может быть, даже помог бы Арье в ее расправе. 
- Они погибли не потому, что ты однажды ошибся. Они погибли, потому что Фреи вероломно предали ваше доверие. И я до конца своей жизни буду благодарен дяде твоей матери за то, что вытащил тебя оттуда. В память о тех, кого предали в ту ночь Фреи, мы вернем и освободим Север. И Север скажет тебе спасибо за то, что ты выжил в этой бойне, Старк.
По сравнению с Роббом история Джона будет звучать как рассказ о детской прогулке по зимнему саду. Но Джон знал, что должен ее рассказать, поэтому заговорил после того, как они посидели в молчании некоторое время, то и дело глотая из чашек, куда Сноу добавил напитка.
- Что до меня, то… тоже погибли люди. Погиб брат Ночного Дозора. Мы попали за Стеной к одичалым, и мне, чтобы они приняли меня за своего, пришлось убить черного брата. Он сам попросил меня, но… Я очень долго не мог понять, притворялся я предателем или на самом деле был им.
И девушку я встретил среди них. Ее звали Игритт, говорили, что она счастливая, поцелованная солнцем. В том, что вольный народ принял меня за своего, была и ее заслуга. И я был с ней много раз, сам себя успокаивал, что делаю это только для того, чтобы не вызвать подозрений, но это не всегда было так.
Потом мне, конечно же, удалось сбежать от вольных на Стену, и на этот раз я снова предал, вот только предал уже Игритт. Может, если бы этого всего не произошло, она и не погибла бы от стрелы здесь, во дворе Черного Замка,
- Джон замолчал на секунду, - у меня на руках, - да, кажется, они с Роббом оба знали, что это такое – смотреть, как умирают те, кого ты любишь. Но больше Джон ничего подобного видеть не хотел.
- Пока я жил среди вольного народа, ясно понял, что они ничем от нас не отличаются, и имеют такое же право на жизнь. С той стороны идут мертвецы, а мы отгородились этой Стеной и не даем спастись таким же людям из плоти и крови. Это ведь совершенное безумие... Поэтому я и пропустил их через Стену, и снова стал предателем в глазах братьев. Ну а что было дальше, ты уже примерно знаешь, - Джон поднес чашу ко рту, делая небольшой глоток. Голова уже понемногу начинала гудеть, а мысли бежали беспорядочно, путаясь между собой.
- Винтерфелл, Робб. Мы должны вернуть Винтерфелл, - они говорили о совершенно разных вещах, о, казалось бы, не связанных между собой историях, но красной нитью они все вели к одному – им необходимо вернуть свой дом. Чтобы показать, что Север не сломлен и все помнит.  И чтобы избежать бессмысленных смертей. Их и так уже было достаточно.

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+2

10

Да, Робб знает. Знает, что вина в том, что там было, все-таки по большей части не его - не он ведь предавал. Знает и то, что они Север вернут. Приложат все усилия, по крайней мере, чтобы вернуть. Обязаны.
И еще знает, что Джон - лучший брат, которого можно пожелать, и хороший честный человек.
- Спасибо, Джон, - отзывается он, не торопясь поднимая стакан.
Больше Робб не расскажет об этом никому, но жалеет ли, что сделал это сейчас? Нет. Определенно, нет.
Они молчат, каждый думая о своем, а может быть, и снова об одном и том же. И вдруг Джон произносит... Даже не то, что с той же интонацией, с которой начал свой рассказ Старк, а как-то... Тем же тоном, что ли. И он понимает, что сейчас услышит - то, о чем, скорее всего, точно так же никогда не рассказывал Сноу.
- Что до меня...
"Я слушаю, Джон", - да и что Робб еще может. Только слушать.
А у брата здесь было очень трудно.
Старк выстраивает картину: убить своего товарища, с которым служил рядом - видимо, чтобы выполнить боевую задачу (тяжело до безумия, но только начало), успешно внедриться в ряды врагов, настолько успешно, что и самому едва не потеряться в этом внедрении, полюбить, - в том, с каким теплом говорит Джон об этой девушке Игритт, слышится Роббу его собственное "Джейн". А ведь нельзя было это, любить. Нельзя. Ему - не ту, а брату - в принципе. И ты понимаешь это, но что-то все равно идет не так. А потом... потом война. И брат, что остался верен долгу, и девчонка, оставшаяся верной долгу своему собственному, и...
Война - это страшно. Предательство - страшно, и война - тоже страшно, особенно если на той стороне находится кто-то... вот так.
"А я не смог к ней пробиться там. Она была одна", - думает Старк, хотя и не знает, а как оно, на деле-то, хуже? Да какая в пекло разница. И то, и то хуже.
А дальше - Джон пропускает через Стену Одичалых. И это верное решение было, потому что Робб теперь уже видел, против кого в действительности Стена построена, и какая здесь на деле война. Да и все ведь видели, но вот...
- Ну а что было дальше, ты уже примерно знаешь.
- Они предали тебя, - тяжело заканчивает за него Старк. - Я хотел бы познакомиться с той жрицей Красного бога при возможности. И ее... то же самое, что и Талли. За такое невозможно отблагодарить, но постараться, если что, стоит.
Что он может сейчас сказать Джону? Какие здесь вообще могут быть слова?
- А ты был прав, - разве что так просто. - Ты делал то, что было нужно. И людей спас. Не один раз.
И снова молчание.
Не умеют они здесь на Севере должным образом выражать эмоции, а уж мужчины и подавно. Вот и молчат оба. Долго, угрюмо, вспоминая.
Но несмотря на это молчание, Робб чувствует - и знает - еще одно. Они друг с другом рядом. И вот это цены не имеет.
А предатели-хранители древних традиций и предатели-нарушители древних традиций, кто еще не нашел свое пекло - найдут его.
- Винтерфелл, Робб. Мы должны вернуть Винтерфелл, - нарушает молчание Джон. А Робб отвечает то, что никогда бы не сказал трезвым. Да и так бы даже не сказал, это как-то случайно вырывается.
- Домой хочется, как никуда больше.
Но разве это главное?
- Должны, да. Не поэтому. И даже не столько в память. Нам просто никогда не победить их, пока он там сидит, - Старк не уточняет, кто сидит и кого не победить, потому что уверен - Джону это понятно и так. - Нужен единый Север, нужны союзники.
И знаешь... Я не знаю, получится ли у нас. Понятия не имею, откуда начинать. С какого конца вообще за это взяться. Не пошлют ли меня наши лорды. То, что от них осталось. Выстоит ли Черный замок, если... эти придут его серьезно брать. Король Севера, в пекло. Я вообще совсем ни в чем не уверен.
Вот уж это - еще одна вещь, которую можно сказать только Джону (а трезвым и ему не скажешь). Для всех Робб Старк должен быть уверенным и сильным. И он будет, иначе не получится.
- Когда я думаю, с кем нам придется иметь дело... Мы вернулись оттуда чудом. Это не Ланнистеры и не Одичалые. Или не Вольный народ, не суть важно. Это нечто такое, что... Слушай, Джон. Ты вообще веришь в победу?
Робб трет руками лицо и выдыхает.
- Ты не переживай. Я никогда ничего такого никому не скажу. Но если честно - у меня ощущение, что мы с тобой идем по какому-то льду, который туда встань - провалится, а сюда поверни - в метели потеряешься. Но это ничего. Завтра, трезвыми, мы обсудим стратегию, и будем работать. И будем делать вид, что мы все такие ничего вообще не боимся. Но по правде сказать - страшно.
И, - он усмехается, - хочется до весны дожить.
А вот то, что это - очередное откровение, не знает даже Джон. И вот этого не узнает даже Джон, сколько бы Робб ни выпил. Потому что о том, что мысли бывали и в духе "а смысл мне теперь дальше-то" не должен знать никто. В нормальном северном представлении - а Старк нормальный северянин - это просто... ну, нет хуже. Впрочем, к чести Робба, он и сам тем мыслям воли не дал ни разу.
- Ничего, Сноу, - повторяет он. - Разберемся. И... спасибо, что ты лезешь в это со мной.
"Надеюсь, Эдд здесь справится".

Отредактировано Robb Stark (2021-08-26 20:38:03)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+3

11

— Они предали тебя, - Джон вздохнул. – Или я их. Сложно их в этом винить, Робб. Они видели предназначение Дозора только в защите от одичалых, а я это предназначение уничтожил. Правильно я поступил или нет – это уже другой вопрос. Просто я надеялся, они поймут, для чего я это сделал, - Джон покачал головой. Не поняли. Возможно, в этом была и его вина – не сумел донести, не сумел убедить.
Они молчат, но молчание это их не тяготит. Кажется, они могли бы всю ночь рядом просидеть и слова не проронить. Важнее было то, что они вместе, и сейчас Джон ощущал родство с Роббом так сильно, как еще никогда не ощущал его. У них было одно детство, у них было мало времени на то, чтобы повзрослеть, а теперь, Джон надеялся, одно будущее. Ведь никто не поддержит тебя так, как брат.
А потом они снова говорят. Говорят о Винтерфелле, о Севере, и то, что слышит Джон… он был уверен, никто этих слов от Робба никогда не слышал. Потому что говорить с северными лордами в таком ключе Старк не стал бы никогда. А если бы стал, едва ли его сделали королем Севера.
Но несмотря на всю свою выдержку, несмотря на блестящее воспитание и стойкий характер, несмотря на устрашающие легенды про Робба Старка, брат Джона в первую очередь был человеком. Даже, скорее, мальчишкой, таким же, как Сноу, которому пришлось очень рано узнать, что такое стать мужчиной, потому что другого выбора не было.
Джон был благодарен брату за то, что он так настолько откровенен с ним. Что делится с ним сомнениями, которые, конечно, не беспочвенны. Если бы Старк был абсолютно уверен в их победе, вот тогда Джона бы это насторожило. А то, что брат говорил ему, лишь подтверждало, что Старк прекрасно представляет, что его ждет.

А еще Робб сказал кое-что, что очень отозвалось у Джона внутри.
- Ты не хотел, - это был не вопрос, а утверждение. – Не хотел становиться королем, - Сноу кивнул, - как и я командующим. Но они выбрали тебя, и пришлось, - как забавно получается. Люди, которые жаждут власти и готовы убивать за нее, идут к ней долгими годами и тяжелыми жертвами. А Старк и Сноу, которым эта власть совершенно не была нужна, все никак не могли от нее избавиться. Пытались, точнее, но она норовила снова к ним прилипнуть в том или ином виде. А их воспитание не позволяло подвести людей, которые в них поверили.
Слишком похоже на их отца. Теперь Джон понимал, что Неду Старку тяжело далось решение согласиться на пост десницы, но еще яснее он понимал, что как такового выбора у отца не было. Честность и принципиальность Старков ставила их всех в жесткие рамки. Но… в этом и были Старки.
Верит ли он в победу… Джон не знал, мог ли брат задать ему вопрос сложнее, чем этот. Сноу помолчал с минуту, разглядывая пустую кружку.
- Я не знаю, Старк, - он покачал головой, глядя на брата, - правда, не знаю. Если быть честным, я вообще не знаю, что нам делать, - ну или знает, но весьма и весьма смутно, ведь не существует никаких книг с советами под названием «Как вернуть Север и уничтожить Иных». Если бы существовали, Джон уже спросил бы об этом у Сэма, и жить стало бы чуточку проще. – Я не знаю, возможно ли вообще их победить, - вполне может быть, что они лишь зря барахтаются, и все их волнения и тревоги напрасны, потому что все равно они все в скором времени погибнут.
Но с другой стороны… все люди смертны. И рано или поздно они все равно умрут. Но ведь это не значило, что жизнь теряла из-за этого смысл? Скорее, совсем наоборот. Именно мысль о конечности, мимолетности и придает смысл бытию, гонит их вперед, заставляет прожить каждый день так, будто он последний…
- Даже если проиграем, мы хотя бы сделаем все возможное, Робб, - Джон легонько стукнул кружкой по деревянному столу, - а там и узнаем, можем мы победить или нет.
Да, Старк абсолютно прав. Джон кивнул.
- Разберемся, Старк, - Сноу поднял на брата внимательные глаза, - а как же иначе? Нам не стоит разделяться, это плохо заканчивается. И тогда, быть может, не только до весны доживем, но и до следующей зимы, - мрачная, неуклюжая шутка Джона в духе холодного Севера. Если подумать, что он теоретически уже мертв, становится немного легче. Значит та жизнь, которая дана ему сейчас, нужна для того, чтобы Сноу все-таки мог сделать все возможное и невозможное. Для своей семьи и людей в целом. Когда Джон думал об этом, все становилось гораздо проще. Уходил страх, уходили предрассудки, оставалось только твердое намерение брать и делать.
Что угодно – лишь бы делать.
- И я понимаю, что ты не хочешь быть никаким Королем, - добавил Джон, - понимаю, как никто другой. Но ты сам знаешь, что уже поздно, и выбора другого нет. Я бы хотел иметь возможность помочь тебе с этим раньше, но клятва… Больше она меня не держит, и теперь я точно буду рядом с тобой, когда ты снова созовешь знамена.

Отредактировано Jon Snow (2021-08-27 12:11:10)

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+3

12

- Как можно было не понять? Они в многих лигах к югу от Стены жили, что ли, чтобы настоящего врага не видеть и не понимать? Нет, Джон... Как ни говори, а все ты сделал верно, я считаю, - а поднять оружие против лорда-командующего всегда называлось только одним словом - измена. И в общем-то с какой стороны ни посмотри, и как ни пытайся это вывернуть, даже при желании - а желания такого у Робба нет, - найти оправдание такому преступлению невозможно.
И говорит он это сейчас не для того, конечно, чтобы заставить брата еще раз вспомнить самые жуткие моменты из жизни, а потому, что по себе оценил - если вот так, честно (это важно), близкий человек тебя понял, то... дорогого оно стоит.
Ну, а потом разговор с воспоминаний о прошлом медленно, через молчание и всякие мысли, перемещается в сторону будущего.
И параллельно количеству выпитого становится еще более открытым.
Они ведь с Джоном не могут позволить себе сомневаться, бояться - по крайней мере, вслух. А чаще всего и мысли такие лучше сразу гнать из головы, как появляются, потому что ни к чему хорошему они не приведут. Лучше уж брать и делать. Но вот иногда... все-таки можно. И снова Робб видит, что брат его очень даже понимает. И скорее всего, сам нечто подобное испытывает. А еще...
- Ты не хотел. Не хотел становиться королем.
- Вообще нет, - признается он, и Джон кивает в ответ.
- Как и я командующим.
"Угу... Я и не сомневался".
- Но они выбрали тебя, и пришлось.
- Как и тебе, - соглашается, и слегка улыбается брату.
"И придется еще. Не лордом-командующим, но все равно - и мне и тебе придется заниматься всем вот этим. Брать ответственность, принимать решения. Потому что так получилось. Как ты там говорил - почти случайность".
А Джон не слишком верит, что у них получится победить. И это, как бы ни звучало странно, тоже правильно. И тоже логично. Потому что враг у них... такой, страшный. Было бы просто глупо твердо верить в победу в их случае. Но здесь есть тонкий момент, и оба его прекрасно видят - не очень-то верить, это одно, а перестать бороться за эту самую победу - совсем другое. Первое больше похоже на холодную оценку их шансов, а второе на то, что они тогда предали бы все, что дорого, и все, за что отвечают. И вот этого не будет, конечно. Будут искать выходы, будут цепляться за все возможности, какие найдут, и значит...
- Даже если проиграем, мы хотя бы сделаем все возможное, Старк, а там и узнаем, можем мы победить или нет.
Да, значит выйдет именно так. Так, как надо.
- Так и будет, - подтверждает Робб просто. - Само собой.
И Джон дальше тоже с ним соглашается, да еще и прибавляет это "а может, и до следующей зимы", заставив Старка тоже усмехнуться. Ну да. Зима, она, как известно, с первого дня весны начинает приближаться. А там уж и всего ничего до следующей. Хотя здесь в самом деле... пережить эту, да так, чтобы всем (всем, кто остался), это уже было бы - лучшего и желать невозможно.
- Да знаю, конечно, - что придется это все делать. И титул, и все, что он с собой несет, теперь уже никуда не денешь. Да и никогда нельзя было. - Раньше... Да что ты. Клятва - это клятва. Нельзя было. А вот теперь уж вместе нам и правда проще будет.
А в общем-то они оба уже основательно напились.
И в общем-то вставать завтра все равно придется, и почему-то забавляет мысль о том, как они будут выглядеть в глазах Дозорных. Вот Арье бы лучше в первое время не попадаться - почему-то как-то стыдно. Ну, непорядок. Взрослые братья надрались до того состояния, что от них утром воняет.
- Вместе, да, - добавляет Робб. - И Арья. Арья теперь тоже с нами... я до сих пор поверить не могу. Нам бы Сансу отыскать, и были бы... вот, все. Где она может быть, ты не знаешь? Я пытался выяснить, но Бринден и сам ничего толком не знал - то ли Арья, то ли Санса замужем за Болтоном. Но не Арья точно, выходит. Но вроде как и не Санса. Тоже вот... Аккуратно надо будет с Винтерфеллом поступать. В лоб-то пока не выяснено штурмовать нельзя будет... Разве что в крайнем случае. Когда будет, с кем возвращать его - будем думать.
Потому что если там действительно Санса, если она замужем за этим уродом, то прямой штурм Винтерфелла может стоить слишком дорого. За ним ведь не задержится и убить ее, например, где-нибудь на стене замка в назидание нахалам, которые посягают на его "законную власть".
- А Арья... Слушай, мы тут с тобой сегодня много друг другу порассказали. Но мы - одно дело. А вот ей, конечно... Маленькая ж она еще. И вот все это ей пришлось. И расспрашивать не хочется. Захочет - расскажет, конечно, но зачем ей все это... заново. Но я теперь вообще не очень понимаю, что делать насчет нее дальше. Это не тот уже человек, которого можно запрятать в безопасное место, чтоб не отсвечивала и сидела в безопасности. Хотелось бы, конечно, да ты сам видишь... Ну и мест таких нет. Но и чтобы... ребенок, младшая сестра, которая воевать будет? Ну как так-то.
И еще одно.
- Ты понял, что такое было с Грегом? Я нет.

Отредактировано Robb Stark (2021-08-27 22:03:12)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+2

13

Джон посмотрел на брата с благодарностью. Что ни говори, а поддержка и одобрение того, что дорог для тебя, и кто знает, что такое честь – бесценно. И все же, несмотря на то, что Джон поступал правильно, это все равно закончилось плохо. Если тебя могут убить за правильные поступки – то как тогда вообще поступать?
Впрочем, сейчас это уже не имело значения. Предатели были мертвы, а Сноу жив. Нужно было идти дальше, тем более что, мягко говоря, было чем заняться.  И Робб говорит точно о том, что волнует Джона сейчас больше всего.
Арья… она была рядом с ними, но это не означало, что все было прекрасно и хорошо. Им только предстояло узнать, как сильно она изменилась. Понять, действительно ли ей не сильно нужна их зашита, как она об этом говорит. В общем-то, это довольно похоже на их младшую сестренку, но… но все же.
Санса… Услышав это имя, Джон хмурится. Так уж вышло, что Санса единственная относилась к Джону не так, как остальные его сиблинги. Джона чаще всего как будто не существовало для нее – и да, конечно, иногда Сноу это задевало. Но, в конце концов, он ведь правда был бастардом, за что было ее винить? Не за что, как и леди Кейтилин.
И все же Санса Старк была его единокровной сестрой, и он волновался за нее ничуть не меньше, чем за остальных. О младшем Болтоне ходили не очень приятные слухи, и если подумать, что Санса действительно может быть у него… Это наводило на определенные мысли. Возможно, им нужно не только Винтерфелл освобождать, но и сестру спасать.
Джон кивнул.
- Арья с нами, но… - он внимательно посмотрел на брата, - в Винтерфелле нужен Старк, помнишь? Взять в жены Сансу – лучший способ узаконить свою власть на Севере через наследника, поэтому… - поэтому Джон был почти уверен, что Санса у Болтонов. Или сейчас, или когда-нибудь к ним попадет. Да, это было очевидно и для него, и для Робба, но Сноу все равно говорил это вслух. Выпитый алкоголь давал о себе знать, слабость растеклась по его телу, голова была затуманена. Джон с того момента, как стал командующим, редко позволял себе выпить больше одной кружки эля, потому что ответственность за Стену не позволяла ему этого сделать. А сейчас он наконец-то был свободным. Свободным и почти в кругу семьи.
- У меня было очень много вопросов к Арье, - Сноу согласился с братом, - но спрашивать обо всем этом… ты прав, Старк, достаточно уже того, что она сказала, - перед глазами все еще стояло восторженное от рассказа об убийствах лицо Грега, - что-то мне подсказывает, мы многого не знаем о ней. Но, как бы то ни было, все равно будем ее защищать. В крепости или на поле боя – это уже как она захочет. Ее даже в Винтерфелле было невозможно переспорить, а уж сейчас… - Джон едва улыбнулся, вспоминая многочисленные выходки младшей сестры. Арья была бы не Арья, если бы прекратила их. Пусть выходки немного и изменились.
А дальше Робб говорит про Грега, говорит о том, о чем Джон старался все это время не думать.
- Если бы я не видел живых мертвецов, если бы сам не восстал из мертвых, решил бы, что мне это померещилось, - он покачал головой, - не знаю, Старк. Никогда ничего такого не видел, никогда об этом не слышал. Можем послать ворона Сэму, я отправил его в Цитадель, чтобы он стал мейстером, он что угодно сможет узнать, - вот только едва ли Джон дождется ответа. Хотя бы потому, что его к тому времени уже не будет на Стене.
- Я предлагаю вот что. Соберемся в путь, объедем северных лордов, начнем с самых верных. Я уверен, Робб, мы соберем людей. Если не получится сделать это в замке у кого-нибудь у знаменосцев – соберем их здесь. На Стене останется Вольный народ, Эдд заселит остальные замки, Стена будет защищена, пока мы не вернемся в Винтерфелл. Чтобы не терять времени, Дозор отправит людей на драконий камень. Это будет… – он замолчал на пару секунд, - чертовски сложно, но правильно. А Санса… - Сноу провел пальцем по своей кружке, - если она действительно у Болтона, думаю, мы узнаем об этом в первом же Доме, который посетим.   

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+3

14

"Ребенок будет воевать за нас", - сама по себе эта мысль холодная, неприятная, заставляет что-то внутри просто взвыть от неправильности всего происходящего. - "До чего мы дожили. Ребенок, сестра, будет воевать".
И хоть сколько угодно убеждай себя, что Арья, может быть, стала более взрослой, чем они оба. Хотя видят боги, они с Джоном - взрослые мужики, повидавшие разных гадостей в своей жизни, успели и поруководить людьми, и войны у них были свои, но что довелось увидеть и пережить сестре... Слишком много для ее возраста и слишком много вообще.
Но все равно. Это их младшая сестра, и она...
- Но, как бы то ни было, все равно будем ее защищать. В крепости или на поле боя – это уже как она захочет.
- Ясное дело, - соглашается Робб.
Ну что ж. Пусть это сколько угодно неправильно, но это уже вот так. Изменить ее, изменить ее опыт, к огромному сожалению, не в его силах. Значит, действительно, только это и остается.
А Джон строит планы, про ворона некоему Сэму в Цитадель...
- Посмотрим, - отвечает Старк, потому что и он сам не слишком уверен в том, что они смогут получить ворона обратно, да и в том, что это вообще кому бы то ни было стоит пока рассказывать. Может быть, Арья и сама им как-нибудь расскажет обо всем этом. Когда она будет готова. Когда они все будут готовы.
...и про то, что следует, наверное, объехать северных лордов с прямым и откровенным разговором о том, как обстоят дела. Начиная с самых верных, да. Кто-то да поддержит. А кому-то да не нравится власть Болтона настолько, чтобы снова согласиться подняться и пойти за ними.
А брать Винтерфелл между прочим, сложно. Уж они-то знают, насколько хорошо укреплен замок, и насколько подготовлен для защиты от любых захватчиков. Кто бы мог подумать когда-то, что захватывать Винтерфелл будут они сами...
И снова будут потери.
А Зима близко. Как никогда.
И новая, куда более страшная, война близко.
А выбора все равно нет. Потому что иначе потерь будет еще больше.
И еще Санса.
- Сложно, но правильно, - повторяет он слова брата. - Это ты прав. Да, думаю, нужно будет начать именно с этого. А там... Там разберемся.
Они допивают свои стаканы и Робб чувствует, что на самом деле пьян. И смотрит на уставшее, с темными кругами под глазами лицо Джона, подозревая, что и сам представляет из себя нечто подобное. Они так-то только той ночью из-за Стены вернулись. Ему даже вставать уже не хочется и идти куда-то, но уж не на столе же засыпать. Это уж как-то вообще... Неприлично.
И Сноу вон тоже как-то уставился в одну точку и медленно моргает.
- Джон, - он тормошит брата за плечо и думает, что его бы самого кто сейчас потормошил. А еще лучше довел до комнаты, где он спит. Хотя в пекло комнату. И в пекло "довел". У брата отличная по здешним меркам широкая кровать, а никуда идти он сейчас просто не в состоянии. Поместятся как-нибудь.
- Пошли спать.
Да, Джон не против.
Робб встает, придерживаясь за стол, чтобы не потерять ориентацию в пространстве.
- И спасибо. Завтра мы все нормально обсудим... А за сегодня спасибо. И это...
Робб коротко обнимает Джона и после выпускает его.
"За то, что ты - лучший брат во всем Вестеросе", - хочет он сказать, но все-таки говорит другое.
- Все у нас так или иначе получится.

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+3


Вы здесь » shakalcross » завершённое » untold


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно