shakalcross
дейенерис пишет: Неожиданная ухмылка веселит её. Она старается спрятать улыбку, но губы совсем не слушаются, потому она чуть наклоняет голову, сухо кашляет и снова выпрямляется. Предложение Геральта звучит дельно, если отбросить все шутки. У неё хотя бы будет имя — и это уже что-то. читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » завершённое » Вернуться


Вернуться

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Вернуться
"Срок придет, назад вернемся,
Что отдали - все вернем."
http://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/173/596449.jpg
Джон Сноу, Робб Старк

Они вернулись к жизни. Теперь надо вернуться домой.
Робб Старк приезжает на Стену к Джону Сноу. Их ждут Иные, бои и начало Зимы. Но еще их ждет - дом.

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+2

2

Все изменилось.
В первую очередь, он сам. Джон и представить не мог, что когда-нибудь ему доведется умереть, а потом… снова ожить. Кажется, эту мысль он до сих пор пытался уложить в своей голове, но ему не удавалось пока это сделать.
Все казалось каким-то неправильным. Острое чувство «меня не должно быть здесь» не давало Сноу покоя. Джон был опустошен; он чувствовал себя непонятым и преданным. Причем преданным людьми, ради которых готов был пойти на многое, если не на все. Они ведь называли себя его братьями.
И чем это закончилось?
Он всего лишь хотел сделать, как лучше. А теперь он не мог оставаться в этом месте. Предатели повешены, Черный замок вновь в его распоряжении, но последнее, чего теперь хотел Джон – так это продолжать то, что он начал. Джон не хотел думать, что жертвы, которые он принес, были так необходимы. Он определенно делал что-то неправильно, поэтому нужно было остановиться. Остановиться и обдумать, что именно он делает не так.
Не каждому выпадает шанс начать сначала, но Джону повезло, и у него была возможность попробовать еще раз. Армия мертвых, он это чувствовал, приближается, и сидеть сложа руки было нельзя, но оставаться лордом-командующим Ночного Дозора Джон больше не мог. Да и не хотел.
Сердце ныло и звало его домой, в Винтерфелл. Джон знал, что там не было никого из тех, кого он любил, но… Винтерфелл все равно оставался его домом. Джон, будучи ребенком, был там не очень счастлив, а теперь, несколько лет спустя, понимал, что это было самое счастливое время в его жизни. И думать о том, что в месте, где он вырос, обосновался Рамси Болтон, по сути, такой же бастард, как и он сам, Джон спокойно просто не мог.
Да, раньше его руки связывала клятва дозорного, поэтому Джон старался особенно об этом не думать. Но теперь все изменилось. Его Дозор длился ровно до его смерти, а теперь Сноу чувствовал, что он волен поступать, как ему вздумается. Он может остаться на Стене, а может вернуться домой.
Другой вопрос – а с кем он вернется домой? В одиночку ему Винтерфелл не отбить.
Джон выглянул из окна во внутренний двор, где, помимо оставшихся верных ему дозорных он увидел людей из вольного народа. Эта мысль пришла в голову сама собой, но очень быстро Сноу понял, что других вариантов у него нет. Только с их помощью Джон сможет отвоевать Винтерфелл. Вот только зачем им помогать ему? Винтерфелл – его дом, не их, и…
Из размышлений Джона вырвал стук в дверь и вошедший в комнату дозорный. – Лорд-командующий, к замку приближается всадник, - Джон нахмурился.
- Я не… - он осекся. Потом с этим разберется. Краем глаза из окна он уже успел заметить оживление в дворе замка, а потому поспешил вниз, за дозорным. Ничего хорошего он не ждал, честно говоря, потому что обычно посетители в Черном замке ничего благого не предвещали.
Старые боги, как он ошибался.
Когда Джон увидел во дворе Робба, повзрослевшего как будто на много лет, он не поверил своим глазам. Хотя кто-кто, а Сноу бы не должен удивляться, правда? И все же. Несколько секунд Джон стоял, как вкопанный, а потом рванул навстречу брату. В голове роились вопросы, и их было слишком много.
- Робб! Что… как ты здесь… - он не закончил, качая головой и не сводя взгляда с брата, потому что все еще не верил, что тот действительно перед ним, живой и невредимый.

Отредактировано Jon Snow (2021-09-10 02:18:56)

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+2

3

— Робб! Что… как ты здесь…
Несколько долгих мгновений Робб молча смотрит на Джона, а после, спрыгнув с лошади, делает два шага вперед. И крепко стискивает брата в объятиях.
- Сноу, - он коротко встряхивает головой и выпускает его. - Я рад тебя видеть.
"Боги, что я несу? Как будто мы расстались два дня назад", - но и эта мысль надолго не задерживается, потому что Робб снова чувствует себя... живым, что ли.

Он делал все ведь, потому что знал: долг есть долг.
Вначале-то умереть было куда легче. Просто... позволить себе. Несколько движений, и не стояли бы перед глазами Джон Амбер и Дейси, Гловер и Хорнвуд, и все, вообще все, и Бран и Рикон, и отец... и мама. И не было бы больно. Ни внутри, ни физически. Он бы присоединился к ним, но он был должен.
Во-первых, Бриндену Талли, который рискуя собой (сколько раз, и не посчитать) вытаскивал его. А ведь тоже казалось бы, когда пришел Джейме Ланнистер, встать с последним верным человеком бок о бок и просто до конца защищать Риверран было бы и проще. Король Севера был уже мертв так-то, оставалось только уладить один мелкий момент. Но ведь не для этого Талли...
А во-вторых, и это главное - Северу.
Робб пробирался домой тайком, в одиночку, по Речным землям, а после и здесь, дома - нельзя было, чтобы о нем узнали раньше времени, потому что если узнал бы хоть кто-то, могли бы узнать и враги. Не то, чтобы он их боялся, но ведь они могли подготовиться, а этого допускать было нельзя. Лез болотами в обход Королевского тракта на юге, забытыми богами тропинками то шел, а то ехал на Севере, даже издалека не позволив себе взглянуть на Винтерфелл - потому что был должен.
Он подвел всех, и должен был хоть немного исправить то, что еще можно было. Ведь, какой злой иронией ни звучало это сейчас, но зима действительно была близко, а измотанный междоусобными раздорами Север действительно не был к ней готов.
А еще - отомстить. Он не знал, где были его сестры. То ли Санса, то ли Арья вышла замуж за Болтона. Разные ходили слухи, а Черная Рыба, который был источником его знаний о внешнем мире очень долгое время, и сам не знал наверняка, в осажденном-то замке, даже того, было ли это и вовсе правдой. Но отомстить за мать, за отца, за братьев и за своих людей Старк знал - обязан.
Ну и дядя почему-то продолжал верить в него. Эта его слегка ироничная, но в глубине крепкая вера в него, потерявшего все...
Да, Робб был должен.
Он научился держаться. Научился выживать. Научился засыпать, несмотря на возвращавшийся каждую ночь зал в Близнецах, научился всему. Только искренне улыбаться разучился.

Но вот теперь...
Он быстро идет за Джоном, поручив лошадь кому-то из братьев Дозора, сам по пути отмечает многое (замок имеет вид довольно потрепанный), и особенно, необычного (для Стены уж точно), диковатого вида людей.
"Интересно".
Наконец, они оказываются в комнате, которую, видимо, выделил себе Джон. Здесь можно поговорить без лишних глаз и ушей, и это им, пожалуй, и нужно. Еда и отдых подождут, однозначно. Единственное, неплохо бы выпить чего-нибудь горячего, но и это спокойно ждет. Неважно это все.
- Как я здесь оказался, долгая история, и не особо интересная. Вести о свадьбе у Фреев, видимо, дошли до Стены, - получив подтверждение, Робб кивает. - Погибли все. Лорды Севера, леди Кейтилин. Я выжил благодаря сиру Бриндену Талли. Остальное время валялся в Риверране, - "а еще жалел себя и отчаивался, угу", - когда встал на ноги, двинулся на Север. Риверран взят Джейме Ланнистером.
Робб рассказывает это сухо, без лишних эмоций. Он так привык и так воспитан, и ни как человек, ни как лорд не может позволить себе жаловаться.
- Как ты сам, Джон? Лорд-командующий... поздравляю, - коротко улыбается Старк, и снова продолжает сухо и серьезно. - И как на Севере? По тому, что я видел в пути - плохо.
Про странные слухи, якобы кто-то убил лорда-командующего Ночного дозора, Робб не упоминает. Вот он Джон ведь, так и зачем сплетнями заниматься.

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+2

4

Джон внимательно смотрел на брата и подмечал, как сильно тот изменился. Робба он запомнил веселым, пусть и иногда немного серьёзным для его возраста, ведь он был старшим сыном и наследником.
И все же. Сколько раз они устраивали внезапные скачки? Сколько совершенно безумных идей воплотили в жизнь, будучи мальчишками?
От этого всего в Роббе, кажется, не осталось и следа. Говорил он сухо, коротко и по делу. И чертовски напоминал этим отца, хоть и не похож был на него внешне так, как сам Джон (и Сноу знал, как сильно его ненавидела за это леди Старк).
Сейчас, слыша про ее гибель, Джон все равно испытал горечь, потому что это была потеря для Старков, а значит, и для него тоже. Пусть он и не носил их фамилию, но ведь кровь Старков текла в его жилах.
- Я думал, ты… - Джон замолчал, не продолжая, потому что итак было понятно, что он хотел сказать. Сноу поднял на брата взгляд исподлобья:
- Ты даже представить себе не можешь, как я рад, что все это время ошибался, Старк, - старое шутливое прозвище. Чтобы хотя бы на секунду снова почувствовать себя беззаботными мальчишками. Увы, они оба слишком изменились с тех пор.
Когда Робб поздравил его, Джон едва заметно сжал губы. Да, несомненно, это было достижением в его возрасте. Вот только если бы Робб знал, каким бременем для Сноу стала служба лордом-командующим, едва ли он стал бы поздравлять с этим. Хотя…
Наверное, Джон просто не был рожден для того, чтобы управлять чем бы то ни было. Наверное, не просто так он был рожден бастардом. Может, ему нужно было просто смириться с этим?
Тот Джон, старый, которого убили дозорные, ни за что бы этого не сделал. Но Джон, вернувшийся с того света, был, кажется, совсем другим.
- Да, - Сноу чуть поморщился и отвел взгляд в сторону, усмехаясь, - первый лорд-командующий, против которого взбунтовались его же братья по Дозору, - по лицу Робба Сноу понял, что какие-то слухи дошли и до него.
- Это не слухи, Робб. На меня действительно напали. Свои же. Я был мертв, а теперь… - он поднял свои ладони, глядя на них, - сам не понимаю, как это возможно, - он ненадолго замолчал, а потом глухо продолжил, - я сам их повесил. Сам обрубил канат. Младшему и четырнадцати не было, - он нахмурился и покачал головой. И ведь рука у Джона не дрогнула, когда он оборвал их жизни. Имел ли он на это право? Хотя правильнее будет спросить, был ли у него выбор?
Наверное, нет. Хотя, говорят, выбор есть всегда. Только не на Стене. На Стене выбора нет, есть только честь, долг и клятва. А еще пронизывающий до костей холод.
- В Риверранне Ланнистеры, а в Винтерфелле Болтоны. Да, ты прав, на Севере действительно ничего хорошего, - Джон вздохнул. Еще недавно он не позволял себе думать об этом, но теперь все было иначе. - Но даже это не самое страшное. Самое страшное - там, за Стеной, - каждый раз, когда Джон говорил о белых ходоках с теми, кто их никогда не видел, он чувствовал себя глупо, потому что ему не верили. Но Старк прекрасно знает, что Сноу сказок рассказывать не будет. Хотя, конечно, в существование живых мертвецов поверить очень сложно.
- Вольный народ бежит от этих тварей на юг, и их очень сложно в этом винить. Мне нельзя оставаться на Стене, Робб, в роли лорда-командующего я не смогу сделать больше ничего, - знать бы ещё, что делать в другой роли? - Клятва дается только до момента смерти. Значит, теперь я от нее свободен и волен отправиться куда угодно, - да, Джон определенно на это решился. А появление Робба убило последние сомнения в том, что они должны вернуть Винтерфелл.
- Может, мне стоило это сделать еще тогда, когда ты начал войну, - добавил Джон. Кто знает, что было бы, присоединись он тогда к Роббу? Может, Санса и Арья были бы сейчас с ними. Как и Бран с Рикконом. Леди Старк, возможно, была бы жива, а отец…
Но история, как известно, не терпит сослагательного наклонения.
Джон только сейчас, вновь посмотрев на Робба, запоздало подумал, что тот ни словом, ни взглядом не дал понять, насколько тяжело ему было. В отличие от Сноу.
Может, Джону тоже стоило придержать себя в руках, не выдавать эту браваду, но… но слишком свежи были воспоминания, слишком опустошенным был сейчас Джон. Вот только едва ли Старк чувствовал себя лучше, несмотря на его стальную выдержку.
- Мне жаль, что это случилось, Робб. Жаль, что меня там не было и я ничем не мог помочь.

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+2

5

- А я-то как рад видеть тебя,  Сноу, - кажется, Робб это уже говорил. Но какое это имеет значение? Есть и еще больше, что он хотел бы сказать. Рад видеть живым. Рад видеть живым с той оговоркой, что... ему доводилось встречать людей, которые половину койки занимали после какого-нибудь боя. А Джон цел и невредим. Но всего этого не произносит Робб, потому что... ну, а что тут говорить, и так все понятно. Только смотрит на брата с тем теплом, от которого сам успел отвыкнуть.
А тот рассказывает - страшные вещи рассказывает.
"Мертв? В смысле?" - Робб непонимающе моргает. Нет, он и сам был почти что мертв. Первое время особенно. Но то ли Джон имеет в виду? Как-то непохоже, Робб не может себе это логически объяснить, на самом деле, непонятно, почему, но вот... не похоже.
Да и так ли это важно?
Важно то, сколько Сноу здесь пережил. Вот уж в этом Старк понимает его, как никто другой. Предательство тех, кому верил... тяжело это. Очень тяжело.
- Ты все верно сделал, - он не может помочь Джону, но по крайней мере в этом может его поддержать. - Они не лично тебя даже предали. Они предали лорда-командующего. И за это естественное наказание - смерть. Я не задумаюсь, когда встречу лорда Фрея. И знаешь... - он вдруг решает открыть Джону и это. - Я ведь казнил Карстарка. Своего знаменосца, главу Дома... за серьезный нарушенный приказ. И много раз спрашивал себя потом, прав ли был. И все-таки прав.
Старк достает кислолист, механически отщипывает кусок, подвигает сверточек брату. Это отвлекает мысли, помогает успокоиться и взять себя в руки. Лорды не жуют кислолист, так какой же он сейчас лорд?
Повисшую тишину нарушает Джон, говоря про Север и Риверран, и за это Робб ему благодарен. И так он уже слишком много сказал. Но потом...
Старк внимательно всматривается в лицо сводного брата, пытаясь понять, шутка ли это такая или что вообще. Твари из-за Стены и речь не об Одичалых? Вот только... Джон серьезен. Серьезен полностью. Он не пересказывает сказки Старой Нэн и не пытается шутить. Это уж Робб видит.
Не успевает он отреагировать, как Джон говорит еще больше странного. О моменте смерти. Так всё-таки не зря значит это Роббу что-то в его рассказе такое показалось? или... А после еще - что сожалеет, что его не было там. В Близнецах.
- А я рад, что тебя там не было, - Старк хмуро замечает, - ничего там нельзя было сделать.
"Сколько раз я говорил это себе же. Самому бы поверить".
- Просто потерял бы и тебя, - голос звучит тяжелее, чем ему самому того бы хотелось. - Но... Спасибо.
Только погоди. Что значит момент смерти? Я так подумал, что ты был серьезно ранен, но что-то здесь не сходится
, - тревожно Роббу. Ему так хотелось верить, что хоть у Джона все нормально. Так хотелось... и все же он просто переключается снова на расспросы. - И что за твари из-за Стены? Я не понимаю. О чем ты?
Говорить о деле проще, чем ворошить прошлое. Однако, едва Сноу успевает ответить, как откуда-то сверху раздается сигнал.
Первый.
Второй.
...и третий.

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+2

6

Джон от слов Робба почему-то снова вспоминает отца. Кажется, в тот день Бран впервые увидел казнь. Джон видел это не впервые, но почему-то именно этот день запомнился ему особенно. Запомнилось испуганное лицо бывшего дозорного. В тот момент Джон подумал, что тот наверняка тронулся умом – белых ходоков не существует, но дезертир говорил о них так, как люди не могут лгать.
Запомнил Джон и выражение лица Эддарда Старка. Лорду Винтерфелла было тяжело это сделать, но он сделал, сильным и коротким ударом, и никто не обвинил бы его в выполнении своего долга. Да и Джона, в общем-то, никто не винил, кроме него самого.
Кислолист – едва ли не последнее, что Джон ожидал увидеть сейчас у Старка, но, на самом деле, удивления у Сноу это не вызывает. Скорее, понимание. Джон чуть прищурился, глядя на Старка, – ему показалась, или он видел несколько седых волос у брата?
- Я знаю, как это звучит, - Джон кивнул, - но я был мертв, - он снова повторяет эти слова, и звучат они как что-то чужеродное, ненастоящее, - действительно мертв. День или два, не знаю. А потом меня вернули. Жрица. Я не знаю, как она это сделала, но… - в глазах Робба застыл вопрос, и Джон прекрасно его понимал. Он сам до сих пор осознавал это, особенно когда видел рубцы на своей груди. Рубцы, совершенно несовместимые с жизнью.
Неправильно это все было.
А вот про белых ходоков Джон Роббу рассказать уже не успел. Горн протрубил трижды, и Джон почувствовал, как спина покрывается холодным потом под толстым слоем кожаной одежды. Он уже встречался с этими тварями, но каждый раз был похож на первый. Этот животный страх, который испытываешь при встрече с вихтами, нельзя сравнить ни с чем, потому что они были самой смертью.
Впрочем, скоро Робб сам поймет, о каких тварях говорил Джон.
Лицо все еще лорда-командующего окаменело и стало напоминать лица Старков, охранявших крипту в Винтерфелле. Два сигнала больше не могли его напугать, но вот три… К трем он все еще не был готов. Они все не были к ним готовы.
Если армия мертвых уже добралась до Стены – им конец.
- Идем, - быстро бросил он, поднимаясь и хватая свой меч. Самым досадным было то, что это был единственный меч из валирийской стали на весть Черный Замок, а все драконье стекло осталось в Суровом доме – то есть они, фактически, беззащитны. Огонь – единственное, что могло обеспечить им хоть какие-то, пусть и самые минимальные, шансы.
Эта ответственность всей своей тяжестью ложилась на плечи Сноу, и по сравнению с ней тяжелый плащ лорда-командующего казался совершенно невесомым. Джон отлично понимал, что на его совести лежат жизни не только обитателей крепости и Дозорных, но и всех, кто живет к югу от Стены. То есть всех тех, кого эта самая Стена должна защищать от угрозы с Севера.
Во дворе творилась суматоха. Немногочисленные дозорные вытаскивали запасы стрел, а наверху, со Стены, уже просвистели первые выстрелы. Правда, внизу их не было слышно. Одичалые, включая женщин, похватали свои луки и разводили костры прямо здесь - чтобы было, чем защищаться, если незваные гости прорвутся через Стену.
Запыхавшийся Эдд бежал в их сторону.
- Сколько их?
Дозорный покачал головой, тяжело дыша:
- Не много, несколько десятков. И один всадник. Им не пробраться через Стену, - Джон втянул носом ледяной воздух и кивнул.
- Поднимите всех, у кого есть луки, наверх. Нужно быть готовыми ко всему.
Джон быстро посмотрел на Робба, а потом снова на Эдда. По легендам Стена стояла много лет именно для защиты от белых ходоков, но кто знает, что произойдет, если их будет много? Из легенд сложно было понять, что правда, а что вымысел, значит, они не знали, чего ждать.
Сноу проследил взглядом за Эддом, который раздавал распоряжения.
– Ты должен увидеть это, Робб, - он посмотрел на брата и повел его к лифту. Там, наверху, захватывало дух от открывающегося вида и без наличия живых мертвецов внизу, и Джону было в глубине души немного досадно, что Старк впервые увидит это в такой суматохе.
Стена была шире королевского тракта. Поскрипывали на ветру катапульты, которые пока никто не задействовал, ограничиваясь лишь горящими стрелами. Джон подошел практически к самому краю, глядя на окраину Зачарованного леса, который за многие годы, в которые у Дозора не было ресурсов на вырубку, подобрался почти к самой Стене. Небольшие фигуры внизу были едва различимы. Стрелы вонзались в эти фигуры, не причиняя никакого вреда – пока огонь с одной из стрел не перекинулся на вихта. Но они, похоже, действительно не могли подобраться к Стене, потому что, подойдя на определенное расстояние, больше не двигались вперёд. Значит, магия Стены все же не выдумана? С одной стороны, это успокаивало, но с другой... 
- Они еще никогда не подбирались так близко, - глухо проговорил Сноу, глядя вниз.

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+2

7

"Жрица", значит. Что ж, это уже хотя бы что-то объясняет. Старк где-то когда-то слышал, что есть за Узким морем некие жрецы с необычными способностями, но чтобы так...
А каково Джону вот это осознавать? Роббу вдруг приходит в голову, что он по крайней мере нормально понимает, каким образом остался в живых. С другой стороны, если брат обошелся без всех весьма сомнительных "радостей" восстановления (вроде "бесподобно, я уже выполз по стеночке из комнаты и вернулся, не развалившись по дороге на части - ну это вообще, уже вот хоть сейчас на Север, ага"), то в чем-то может оно и ничего... Вот только мозг должно знатно выкручивать. Это да.
"Да о чем я думаю? Сноу в принципе не_должны_были предавать и убивать! Как он выжил, уже вопрос-то десятый! Не должны были".
И уж точно не собирается докапываться до брата Робб с расспросами в духе "Как ты после этого?". Не физически, в смысле, а морально. И так понятно. И самому такого "заботливого" как-то раз хотелось не по-лордски послать.
- Спасибо этой жрице, - только и говорит он. Да и есть еще много непонятного, что упомянул в своей речи Джон и о чем нужно узнать. Вот только ответить на вопросы брат уже не успевает.
Что означают три сигнала рога, Старк, естественно, не в курсе. Вот только по лицу Сноу видит: совершенно ничего хорошего.
А раз так, то лишние расспросы сейчас ни к чему.
Просто пристегивает обратно пояс с мечом, попутно успев пожалеть о том оружии, что так и осталось в Близнецах. Раз там что-то происходит, что Джон смотрит вот так, хорошая сталь ему бы не помешала. А не эта штуковина, которую он купил в какой-то деревне, куда рискнул вылезти, между Риверраном и Рвом Кейлин. Ничего, еще заберет обратно. А вот у брата оружие ничего такое. Последний раз такую сталь Робб видел еще до... До отъезда отца на юг. Улыбнувшись коротко, он думает, что надо спросить Джона, откуда. У таких вещей всегда есть история, и может быть, она окажется несколько более приятной, чем то, что они друг другу успели рассказать.
Но сейчас не время.
На улице царит организованная суматоха. В смысле все куда-то бегут, но при этом каждый знает, куда и зачем он бежит. И Старк думает, что чего бы ни говорил про себя Сноу, но лорд-командующий из него отличный. "Это же Одичалые. Организовать Одичалых. Это ж... Уметь надо". Кто бы там ни пришел с той стороны, Стена выглядит крайне надежной защитой. Но костры, что женщины спешно раскладывают здесь во дворе...
И какое-то странно неприятное ощущение. Нет, перед боем обычно нехорошее чувство есть, во всяком случае у Робба, но вот сейчас это... другое что ли? Как будто там за Стеной происходит что-то, чего не должно быть, что-то категорически неправильное. И да, страшное.
- Поднимите всех, у кого есть луки, наверх. Нужно быть готовыми ко всему. Ты должен увидеть это, Робб.
"Увидеть" Роббу явно не достаточно, но с братом он не спорит, просто поднимаясь вместе с ним на Стену. Да, вид отсюда и впрямь впечатляющий. Кажется, обернись - Винтерфелл увидишь. Но во-первых нет, а во-вторых... Смотреть сейчас нужно в другую сторону. И вот там...
- Они еще никогда не подбирались так близко.
- Это кто? - спрашивает Робб вслух, хотя уже сам знает ответ. И то, что он на самом деле хочет спросить, звучит скорее как "Это вот бл... кто?! Как?! Какого хрена это вообще существует?!". Он добавляет. - Да я понял.
Выросли они, в конце концов, на одних сказках.
Он молча смотрит на лес. На оживших мертвецов. На то, как подернулся снег сизой дымкой, выпуская их предводителя. Мыслей в голове особо нет, там сейчас удивительно пусто. И только кирпичики, - "Стена", "лорды Севера", "Винтерфелл", - из которых были сложены его, пусть ненадежные, планы, сейчас, развалившись и покатившись с грохотом, осторожно начинают складываться в другие конструкции, совсем новые и пока не определенные. Ланнистеры, Болтоны, Фреи... М-да. Щурясь, он всматривается вниз. Отчасти - пытаясь хоть немного привести в порядок чувства, отчасти - машинально стараясь определить тактику врага. Не просто немножко погореть же они сюда пришли.
Но как можно взять Стену?
Про ее магические свойства Робб не помнит, но в принципе - как вот таким отрядом можно взять Стену, будь ты хоть трижды сверхъестественное существо? Да и что-то не стремятся они. Разве что...
- Слушай, Сноу, а ведь это разведка. Они ж, похоже, закрывают от стрел ту белую страхолюдину. И больше ничего не делают.
"Иного, Робб, Иного. Привыкай".

И в самом деле, спустя несколько минут, оставив на белом снегу несколько хорошо различимых куч пепла, это исчезает обратно в лесу. И становится теплее.
Старк молча смотрит вниз, пытаясь сказать что-то осмысленное. Да что там, пытаясь подумать хоть что-нибудь осмысленное. Потом на Джона.
"Самое страшное - там, за Стеной".
"Когда я отправлял разведчиков, я не просто посылал порисковать собой немного людей. Я планировал дать бой выгодным для себя образом".

- Ты уже имел с ними дело, - говорит он наконец. - Что вообще с ними можно сделать? Сжечь? И тех... Иных, - слово дается с усилием, - тоже?
И лишь в поскрипывающем лифте немного дает волю своим эмоциям.
- Вестерос грызется за железный стул, Сноу. Увлеченно и самозабвенно. А знаешь, что самое страшное, что если им даже доказать, им будет все равно. Железный стул важнее... Пока вот это не пройдет через Стену и не явится к ним в их замки. И даже тогда они будут делить оставшиеся кусочки незанятой земли где-нибудь в Дорне и звать себя королями. Пока их не прижмут к морю и не уничтожат всех до единого. Нам нужен Винтерфелл, Джон. И Север. Болтон не почешется. Но прежде - все же расскажи мне все, что ты знаешь о том, как бороться с этими тварями.

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+2

8

Робб, конечно, был абсолютно прав. Иные добрались до самой Стены, но штурмовать ее не спешили - и это, наверное, пугало больше всего, потому что могло означать лишь, что противник будет более чем серьезный. Это будет не просто куча вихтов, которые могут лишь беспорядочно нападать, нет. Ими управляют куда более опасные силы, те самые Иные. Джон медленно втянул носом воздух, буквально впериваясь взглядом в фигуру всадника. пытаясь понять, кто это, нет, что это такое… И не понимал. Видел лишь ледяное спокойствие в самой позе всадника, спокойствие и уверенность в своих силах.
Этот силуэт все еще стоял перед его глазами, когда они медленно опускались в скрипучей железной клетке вниз. Опускались рывками, но на это мало кто обращал внимания.
- Огонь может помочь, но… - Джон покачал головой, - но его недостаточно. Их способна убить валирийская сталь, - Сноу поднял взгляд на брата, вспоминая массивный меч их отца. Лёд должен по праву принадлежать Роббу, он заслуживает этот меч, как никто другой, но где Лёд после смерти Неда Старка, Джон не знал. Одно было понятно - точно не у Старка.
- Или драконье стекло, но в Черном Замке его нет,  - он замолчал. Перспектива выбираться на Север, когда Иные подобрались уже почти к самой стене, выглядела как самоубийство. - Все, что мы нашли, осталось в Суровом доме, это за Стеной. Далеко за Стеной, - он добавил, хмурясь.
- Даже если мы каким-то чудом убедим всех лордов пожертвовать своими валирийскими мечами, - а это, Джон был уверен, практически невозможно, - этого не хватит. Нам нужно вернуть драконье стекло. Пока их все еще сдерживает Стена, но надолго ли это?
Они наконец добрались до твердой земли и вышли из клетки. Обитатели Черного замка потихоньку успокаивались, но тревога на лицах, кажется, останется, никуда не уйдет. Потому что угроза миновала прямо сейчас - но все еще висит над ними дамокловым мечом, и едва ли хоть кто-то из них мог спать ночью спокойно.
До ужина было еще долго, а Робб выглядел уставшим, хоть и увиденное, несомненно, заняло его мысли - другого Джон и не ждал от брата.
- Ты проделал долгий путь, Старк, тебе нужно хотя бы поесть. Я попрошу принести что-нибудь.

Когда они вернулись в комнату Джона, им принесли остатки с обеда и кувшин эля - практически единственный напиток, который пили в Черном Замке. Отвратительный на вкус, но все же не слишком пьянящий и одновременно согревающий. Еда здесь, конечно, не могла ни в какое сравнение идти с тем, чем кормили в Винтерфелле, но к этому пришлось привыкнуть.
Винтерфелл.
Джон, сделав глоток, посмотрел на брата. Он был прав, да Джон и сам думал об этом. Винтерфелл надо возвращать, и это не было вопросом возвращения их дома. Это было вопросом выживания.
- Кто знает о том, что ты уцелел? - им были нужны люди, и если за ним, бастардом, северяне могли и не пойти, но за Роббом… - Болтоны заняли Винтерфелл, но едва ли Север будет на их стороне, когда узнает, что наследник Неда Старка жив, - Джон слышал многое о Болтонах, но при этом ничего хорошего или хоть сколько-нибудь приятного. Появление Робба, конечно, все меняет.
- Мы вернем Винтерфелл, Старк, - Джон говорил так, как будто ни капли в этом не сомневался. да так оно, в общем-то, и было. У них не было выбора и каких-то других вариантов.
А Ночной Дозор… Сноу вспомнил Скорбного Эдда, который сегодня распоряжался нисколько не хуже, чем он сам бы это сделал. Он справится, да и оставшиеся братья относятся к нему с уважением. А для Джона здесь больше места не было, и с каждым новым днем он чувствовал это все острее.
Пусть Черный замок и стал совершенно другим местом, не тем, куда он приехал зеленым мальчишкой несколько лет назад, но все же.
- Но нам нужны люди. Все, кого мы сможем найти.

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+2

9

"Валирийская сталь". Если бы Джон сказал, что помочь может, допустим, зуб из пасти дракона, так пожалуй, было бы не намного сложнее. Это где же столько валирийской стали-то набрать? Таких мечей на весь Вестерос единицы, и каждый для владельца - драгоценность.
- Или драконье стекло, но в Черном Замке его нет.
- А где есть? - Вопрос напрашивается сам собой.
- Все, что мы нашли, осталось в Суровом доме, это за Стеной. Далеко за Стеной.
"Прекрасно..."
- Есть у тебя карта? Надо будет посмотреть... - У лорда-командующего-то должна быть.
Ну и да. Это самое драконье стекло им определенно понадобится. Потому что так-то Джон полностью прав - даже если случится чудо и они соберут по всему Вестеросу, вот у всех, фамильное оружие... Ну и зачем им десяток мечей? Нет, нужно оно. Обязательно нужно. Но - "далеко за Стеной".
Робб задумывается о перспективах, привычно не обращая внимания на то, что устал, голоден и так далее. В одиночку через половину Вестероса добираться до Стены - задача непростая и хорошей еде с крепким сном не особо способствующая.
А Джон... Это приятно, вот правда. И что уж говорить - очень уместно.
- Спасибо. Совсем не откажусь.
Кажется, правда, Сноу не особо высокого мнения о местной пище и эле. Что ж, быть может, до... До всех событий Старк вполне разделил бы это его мнение. Но вы пробовали когда-нибудь путешествовать по Северу, не попадаясь на глаза людям? День за днем по глухим лесным тропинкам? В общем, отношением к кухне Ночного Дозора более всего сейчас напоминает Робб еще одного представителя Дома Старков - разведчика Бенджена. О судьбе которого, кстати, так ничего и неизвестно...
Ну, а дальше речь заходит о Винтерфелле. И Джон задает вопросы. Такие, ответы на которые Робб сам себе давать не хотел все это время.
- Пока никто не знает, ты первый. Наследник Неда Старка, - медленно произносит он, снова машинально потянувшись за кислолистом, - Увел на юг их лучших сыновей, наследников, но не привел назад ни одного. Зато вернулся сам. Я не уверен, что все Дома Севера поддержат меня, Джон.
Главное тщательно следить за тоном.
У Робба получается. Ему удается сказать это так, как будто он просто вводит брата в курс дела и обрисовывает ему, как обстоят дела. Ровно и твердо.
Но только сказать. Если бы сейчас выговорил Старк все, что чувствует...
"Наследник Неда Старка развязал войну. Созвал знамена. Увел воевать цвет Севера, взрослых, сильных людей. Увел и всех их... Мало того, что не удержал Винтерфелл, так главное - положил всех. Да, не по своей вине, хотя и тут могут быть вопросы. Но да, меня предали. Нас всех предали. Однако, теперь я появляюсь живым, а они все там, в Трезубце. Ты не знаешь, Сноу, как посмотреть в глаза их старикам и их детям? Что мне им сказать? И как снова звать воевать оставшихся?!"
Это больно почти физически, это вяжет внутри узел. Но вслух Робб говорит совершенно другое.
- Но другого выбора у нас все равно нет. Ты прав. Мы вернем Винтерфелл, а перед этим объедем Дома Севера с честным разговором о том, как обстоят дела. Только слушай, Сноу...
Винтерфелл - это действительно вопрос выживания.
Но есть и другое. Есть то, что сегодня было за Стеной.
- Открой карту, пожалуйста. Давай посмотрим, где этот ваш Суровый Дом.
Карта у Джона находится, и две головы склоняются над ней. Далеко. Отвратительно просто, как далеко. Робб вдумчиво ведет пером без чернил по пунктиром набросанным тропам.
- Сколько туда дней пути? Это ведь не дорога - снежная тропа. Тебе виднее, - пока только теоретически спрашивает. Лишь примеривается.
Долго. Далеко. Трудно и опасно до безумия. Практически самоубийственно.
- Сегодня была разведка, - говорит он, откинувшись на спинку стула и внимательно глядя на брата. - Если мы уйдем на Юг, мы можем пропустить штурм. А оборонять Стену, если я верно понимаю, нечем.
- Если говорить в теории, - Старк переводит взгляд на окно, за которым сыплется легкий снежок. - М-да. В теории я бы предложил на такую вылазку малый отряд. Четверо, максимум пятеро человек, это ведь не война, не наступление, здесь главное была бы - скорость. И Черный замок таким образом не остался бы без людей.
"В теории"... Но Робб не Дозорный, он первый день на Стене. Иначе, как в теории, он здесь ничего говорить не может.

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+2

10

- Я не уверен, что все Дома Севера поддержат меня, Джон.
Сноу сделал еще один глоток и отставил бокал в сторону, поднимая темные глаза на брата. Неужели он винил себя в том, что произошло? Джон нахмурился:
- Они должны, Робб. Они поклялись. Когда ты созвал знамена, ты принял единственно верное решение. Ланнистеры схватили Хранителя Севера, едва не убили Брана, удерживали Сансу. Робб, северяне гораздо хуже восприняли бы, если бы ты преклонил колено после случившегося. Ты ведь сам это знаешь, - да, наверняка, он это знает. Но в опасениях Робба была доля правды, это был как раз тот случай, когда что бы он ни сделал, все равно в случае неудачи оказался бы виноватым. Это доля лордов, доля правителей: их превозносят в хорошие времена и ненавидят в сложные. Независимо от этого нужно было найти в себе силы поступать правильно, и у Робба эти силы были. Во всяком случае, Джон в это верил. – Любой северянин знает, что если бы у тебя был выбор – ты бы отдал жизнь за любого из них, не колеблясь.
- Мы не зовем их воевать за какой-то мифический трон, мы зовем воевать за их жизнь, - Сноу вздохнул, думая о том, что призвать на свою сторону северян будет еще не самой сложной задачей.
Джон поднимается и достает карту, показывая брату мыс, на котором находился Суровый Дом. Он находился к Черному Замку ближе, чем Винтерфелл, но до Винтерфелла вел Королевский тракт, а вот до мыса – непроходимый снежный лес. – Не меньше трех дней, если нам повезет и если мы поспешим, - он задумчиво смотрел на карту. Не было бы лучше отправиться туда по воде? Но время поджимало, и тратить время на дорогу еще и до Восточного Дозора было бы не очень разумно. Это еще Джон не сказал самого главного.
- Проблема в том, что Суровый Дом захвачен Иными, Робб, - Джон как вчера помнил, с каким трудом они спаслись тогда. Если бы не это, разве мог бы он оставить драконье стекло, их единственный шанс на победу, там, в окружении? Прошлого не воротишь, к сожалению.
- Выступить мы сможем только небольшим отрядом, это правда, - да на самом деле, большой они и не соберут при всем желании. Не просто так одичалые бежали с Севера, а желающих пасть смертью храбрых едва ли наберется много. – Но их в любом случае намного больше, чем нас. И сражаться нам с ними нечем, - лорд-командующий сжал губы.
- Я знаю о них немногим больше, чем ты, на самом деле, да и по большей части из историй и легенд. Пока все они оказывались правдивыми. Наш единственный шанс – пробраться туда днем, - звучало очень и очень сомнительно, но других вариантов действительно не было. –Мы как-то нашли за Стеной погибшего разведчика и принесли его тело в Замок. Весь день он был мертвецом, только ночью ожил и напал, - Джон постукивал костяшкой указательного пальца по столу. – Но если это какое-то совпадение, а их активность только ночью - вымысел, тогда эта вылазка станет почти самоубийством, - он посмотрел на брата, втягивая носом воздух. А без вылазки и драконьего стекла им не обойтись.
- Станнис упоминал залежи драконьего стекла на Драконьем камне, но это слишком долго. Боюсь, у нас нет времени отправляться так далеко, - Джон покачал головой. А ведь еще сегодня утром этот вариант казался хорошей альтернативой – пусть сложнее, дальше и дольше, но безопасней. Но теперь, когда Сноу знал, что Иные уже буквально у них под носом, этот вариант отпал сам собой. Конечно, им еще придется отправиться туда, но только после того, как Стена и Север будут вооружены хоть чем-то.   
- Соберем добровольцев во время ужина, - Сноу свернул карту, - несколько человек наберется. А в Черном замке останется большинство… и новый лорд-командующий.

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+2

11

Как Джон сейчас похож на отца, когда говорит о клятве и долге северных лордов. Робб буквально слышит интонации, да и слова даже, Эддарда Старка. Спокойные и суровые. Слова человека, который не понаслышке знает, что такое честь и как поступать правильно.
- Именно так бы сказал отец. Да, согласен.
Вот только одно дело - согласиться вслух, а совсем другое - поверить в это самому. Ведь если бы он... Он же мог бы... Да что уж теперь говорить. В любом случае, сейчас уж другого выбора у него действительно нет. Раз он жив, то его долг - долг Старка - приложить все усилия к тому, чтобы Север пережил грядущую Зиму. А для этого нужен Винтерфелл.
Но прежде чем думать о родном замке, раньше и правда необходимо что-то решить по поводу драконьего стекла. А это, получается, минимум шесть дней за Стеной. Самое меньшее шесть дней с вот этим... ужасом. Так еще Джон сообщает потрясающую весть.
- Проблема в том, что Суровый Дом захвачен Иными, Робб.
- Прекрасно, - отзывается Робб. Ставит подбородок на руки, сцепляет пальцы.
И слушает дальше информацию от Джона. Полезную информацию, про повадки Иных и оживающих мертвецов. Совсем, мягко говоря,  не приятную и не радостную.
Одно Робб знает точно: он сам лично обязан участвовать в этой вылазке. И дело здесь не в желании "искупить свои ошибки", и не в чем-то подобном, столь же "умном". Просто он должен их увидеть вблизи. Должен лично понимать эту угрозу.
- Драконий камень? Кем он сейчас занят? В любом случае, согласен, будет долго. Плюс - там же залежи, а не готовые изделия. Но иметь это в виду будет обязательно нужно.
А потом Джон подводит итог.
- Соберем добровольцев во время ужина, несколько человек наберется. А в Черном замке останется большинство… и новый лорд-командующий.
- Ты все-таки точно решил? Столько вложено труда. Сил. И все оставить. Но да, это то решение, которое принимаешь только ты.
А насчет добровольцев понял. Я иду, естественно, - и, предупреждая возможные возражения Сноу (что-нибудь на тему - мы не можем засунуть в такое место единственного оставшегося Старка), добавляет. - Я должен лично знать, с чем мы имеем дело. А лишние руки там пригодятся.
Кстати да. Там за ужином Сноу еще придется как-то его представить, и...
- Да, не стоит при всех представлять меня Старком из Винтерфелла, пожалуй. Робб - и Робб, да хоть друг детства; кто-то догадается, да глазам не поверит, а большинство меня в лицо и вовсе не знают. Мы пока не готовы сообщить тем же Болтонам, что Винтерфелл нам тоже нужен, - усмехается он.

И в самом деле, его появление за столом никакого ажиотажа не вызывает. Да если кто и видел лично короля Севера... попробуй, соотнеси. Куда больше заинтересованных взглядов направляется на него, когда Джон говорит о Суровом Доме.
И повисает тишина. Сперва почти звенящая.
- Нет, лорд Сноу, - откуда-то с одного угла. - Все понимаю, да это уж слишком.
- И тогда-то еле ноги унесли.
- Нет, дело нужное, но я нужен здесь.
- Да ну куда...

Тихо, в сторону, будто самих себя стесняются. Да и есть чего, хоть и понимает их Робб, но оправдать такую трусость трудно. И вдруг за одним из столов поднимается рыжий мужик. Большой, бородатый рыжий мужик в шкуре Одичалого. И вот он уже не "тихо, в сторону", а на весь зал объявляет.
- Харр. Я с вами. Я, понимаешь, в Суровом доме забыл куриную ногу. Пойду доем. Да и тебя, ворона, с твоим южным дружком, кто-то за ручку провести должен, чтоб не потерялись.
И заканчивает неожиданно серьезно.
- Дело ты задумал правильное.
Звенящая тишина повисает над столами снова. Больше желающих нет.

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+2

12

Вечером, в общем зале, Робб не привлек к себе почти никакого внимания. Для одичалых все южане были похожи друг на друга, оставшиеся дозорные итак видели в своем замке слишком много новых лиц, чтобы обратить внимание на еще одного незнакомца. Что же, оно было и к лучшему.
Сноу решил заговорить уже ближе к концу ужина, когда негромкие звуки поглощения долгожданной еды и относительная тишина сменились негромкими разговорами, возникающими то тут, то там. Сам Джон практически ничего не съел - ему кусок в горло не лез, учитывая то, что именно он собирался им сказать.
Наконец, решив, что момент настал, Джон медленно поднялся за своим столом. Тишина наступила очень быстро, а Сноу только этого и ждал.
- Братья, - он оглядел присутствующих, - вольный народ. Все мы днем своими глазами видели, что приближается к Стене. Сегодня нам повезло, и наступления не последовало, но это не будет продолжаться бесконечно. Иные найдут способ пройти через Стену, и мы должны быть к этому готовы, - тишина, висевшая в общем зале, была ощутима почти физически. Большинство, конечно, догадалось, к чему ведет лорд-командующий.
- Единственное оружие, которое может нам помочь, осталось в Суровом доме. Я собираю небольшой отряд, чтобы вернуться за драконьим стеклом. Дело, о котором я говорю, крайне опасно, потому я никого не намерен принуждать или просить присоединяться к нам. Но если среди вас есть те, кто найдет в себе достаточно сил и желания, то мы будем рады любой помощи, - когда он закончил говорить, по залу прошлась волна перешептываний. Вот теперь много любопытных взглядов устремлялось к Роббу, и Джон буквально видел в них вопрос - кем был этот незнакомец, после появления которого лорд-командующий начал собирать отряд самоубийц?
Когда поднялся Тормунд, Джон втянул носом воздух. В очередной раз он видел доказательство тому, что не ошибся, когда пропустил вольный народ сюда. И хотя он не хотел обвинять остальных в трусости, прекрасно понимая, что мало кто добровольно захочет идти на свидание с Иными, все же осадок внутри него оставался. Он на несколько мгновений вдруг снова стал мальчишкой-бастардом, который внезапно понял, что на самом деле представлял из себя Ночной Дозор - сборище бывших преступников и бродяг, а не прославленное братство героев в черном.
Наконец, поднялся еще один человек. Это был Скорбный Эдд, который сейчас выглядел не только скорбным, но и весьма обеспокоенным.
- Лорд-командующий, этот поход очень опасен, но опасно сейчас везде. Мы не можем оставлять Черный Замок ослабленным, - Джон смотрел на него пару секунд, а потом кивнул головой, - так и есть. Именно поэтому я зову с собой лишь добровольцев, даже если он будет лишь один. Стену все еще необходимо защищать, поэтому братья останутся здесь во главе с лордом-командующим, - люди в зале переглянулись. Тем временем Джон вышел из-за своего стола, подходя к Эдду. Под пристальными взглядами всех присутствующих он снял с плеч тяжелый плащ главы Ночного Дозора и накинул его на плечи Эдда, а после обернулся к остальным: - Ваш новый лорд-командующий будет распоряжаться обороной Стены, начиная с этого момента.
Он ждал каких угодно чувств, но долгожданного облегчения так и не наступило. Тяжесть плаща командующего сменила другая, никто не отменял ответственности Сноу за безопасность живущих здесь людей. Растерянным выглядел и Эдд, и все остальные, но это продлилось недолго. Кто-то из братьев, наконец, решился и поднял чашу первым: - за нового лорда-командующего, - и сначала неуверенно, а потом все громче эти слова повторялись снова и снова, пока Джон пробирался к Тормунду: - Будь готов выступать завтра на рассвете, - рыжий хлопнул его по плечу, кивнув. Джон, оглянувшись на брата, вышел вместе с ним из зала.
Выспаться, конечно, не удалось, несмотря на то, что впереди ждал сложный и долгий путь. Джон подыскал себе и Роббу одежду потеплее - потому что, как иногда говорили дозорные, «там - это вам не здесь». В полном снаряжении разведчиков было видно только глаза, в таком виде ночью дежурили наверху, а уж в такой долгой дороге им теплая одежда явно понадобится.
Они оседлали коней практически на рассвете. Тормунд кряхтел, но испуганным не выглядел - несмотря на наличие Иных за Стеной, он провел там слишком много лет, чтобы сейчас бояться. Рыжий то и дело поглядывал на Робба, но молчал, пока, наконец, Джон не выдержал и не покачал головой, усмехнувшись и посмотрев на Робба: - Тормунд хочет спросить, кто ты такой, - рыжий, услышав это, довольно крякнул.
- Вы, южане, для меня все на одно лицо, - он сосредоточенно проверил сбрую еще раз, - но было бы неплохо знать, с кем придется провести следующие несколько дней. Да и ты, ворона, слишком доверчив, - Тормунд многозначительно посмотрел Джону в область груди, туда, где остались следы от ножей. Джон вскинул брови, запрыгивая на вороную кобылу, - этому человеку я доверяю, как себе, Тормунд, - наверное, рыжему вольному и этого было бы достаточно, да и Джон не хотел самостоятельно выдавать Робба кому бы то ни было. Он сделает это сам, если посчитает нужным, ну а Тормунд… Тормунд не будет задавать лишних вопросов, если поймет, что они неуместны.

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+2

13

А страшно, конечно, было.
Даже не то, что страшно - это было то, какое-то натянутое, состояние, которое Робб всегда испытывал ночью перед боем. И которое сейчас забивал подборкой и примеркой снаряжения, изучением карт (надо было запомнить маршрут хотя бы по бумаге,  потому что возможность, что кто-то из них не вернется и доделывать дело придется остальным... существовала), переукладкой припасов в десятый раз и подобными вещами.
- Кстати вот что, - как-то буднично и просто заметил в процессе Робб, - если вдруг что, то возиться с Винтерфеллом и Севером тебе. Я думаю, ты понимаешь и сам. Король, хранитель - разберешься, - и нет, он однозначно собирался выйти из этого дела живым. Умирать ему вовсе не хотелось. Но они втроем ехали к существам из легенд...
Лишь за три часа до рассвета, когда вроде бы все было готово, он посмотрел на брата - тот выглядел уставшим и Старк знал, что сам не лучше - и сказал:
- Надо бы поспать, Джон.
Надо было, да. Легли и Роббу лично даже удалось уснуть. И Близнецы ему в эту ночь не снились.

Ранним, морозным утром три человека седлают лошадей. Пар вырывается изо рта у людей и животных, а лес, куда им сейчас предстоит влезть, обманчиво красив, освещенный розовым  солнцем.
И ничего удивительного нет в том, что этот Одичалый (нет, мужик из Вольного народа, одергивает себя Старк) хочет знать, с кем вообще имеет дело. Царапает где-то внутри другое - это его "слишком доверчив". Потому что это так. Потому что напоминание о том, что было. Они оба доверчивые идиоты, и может быть хоть теперь научились чему-то. А за брата Робб переживает больше, чем и сам себе готов признаться.
- Я брат Джона, - отвечает он этому "оказывается его зовут Тормунд". Отвечает честно (мужик ему вполне себе нравится, и отношением к делу, и отношением к Сноу), просто не распространяясь о деталях. - В смысле родной брат, у нас был один отец.
Этого, пожалуй, и достаточно.

Два дня пути проходят спокойно. Днем они едут, почти без остановок, стараясь покрыть максимально возможное расстояние, к ночи останавливаются, разводят костры - четыре штуки, по периметру лагеря, быстро едят. Спят по очереди - в первую ночь спали вдвоем, дежурил один, во вторую оставляют двоих на часах - очень уж быстро и тихо нападает этот враг. Даже Тормунд не слишком настроен травить байки и большую часть времени они или вообще молчат, или переговариваются о чем-то незначительном.
На третий вечер поднимается метель. Влажная метель, сырая, с плохой видимостью и проникающим до костей промозглым холодом. И северный ветер. На плащах постепенно намерзает тонкая ледяная корочка. Робб не знает, что означает такая смена погоды, или что она может означать, но ему она не нравится. Не нравится и Джону и Тормунду, который замечает что-то про белый холод.
Костры они сегодня раскладывают с меньшими интервалами, а спать не ложатся совсем, напряженно вглядываясь в пургу.
Тихо, только огонь трещит, ветер воет, да беспокойно всхрапывают лошади.
И тут с тихим хрустом ломается сучок в лесу.
- Иные не шумят, - говорит Тормунд. - Хватай головню, вороний братец.
У Джона есть валирийская сталь. А вот Робб кивает, и по примеру Одичалого толстой рукавицей вытаскивает из костра горящее с одной стороны полено.
Они выходят из леса. Синеглазые, кривые, два больше похожи на обтянутые лохмотьями кожи скелеты, еще один... два... три в сохранившейся даже одежде.
Пять.
Старк щурится и сжимает губы. Может быть, чтобы не сказать чего-нибудь вроде "мамочки". Но в Близнецах было страшнее. Все-таки здесь они окружены кострами... а он знает, что от кого ожидать. Так проще.
Бой короткий, бой злой. Горящие головни хорошо берут этих тварей, главное не вдумываться, не давать себе времени понять, с кем имеют дело. А после затащить тела в костры.
Но потом метель усиливается еще больше, и на одном порыве ветра...
Эта фигура красива.
Она захватывающе красива, на нее можно засмотреться, даже любоваться. Этот... не-человек переливается как лед в солнечный день, ступает легко и изящно. Но вот теперь Роббу не хочется бояться. Хочется опустить оружие и сдаться такому превосходству...
И лишь одно упорство Старка заставляет из затухающего (почему?..) костра вытащить еще горящее новое полено. И выговорить тихо, охрипшим неожиданно голосом.
- Давай, Сноу. Мы прикроем.
Краем глаза он замечает одобрительный кивок Тормунда.

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+2

14

Робб так просто, между делом говорит об этом «если что, то Винтерфелл на тебе», что Джон на какие-то доли секунд дар речи теряет.
Во-первых, потому что обретение брата значило для него так много, что Сноу был готов костьми лечь, только бы не допустить этого «если что».
Во-вторых, он не Старк. Да, кровь Эддарда и прочее, но по какой-то причине отец все же не дал Джону своей фамилии, а значит и права наследовать Винтерфелл. С каких пор лордом Винтерфелла мог стать бастард?
Да и даже если не принимать во внимание первые два пункта, Джон и с Дозором-то едва справлялся, а Робб тут говорит о вверении в руки Сноу всего Севера? Джон уже почти успел возмутиться этому вслух, но вовремя себя остановил. Этой ситуации просто-напросто не возникнет. В конце концов, не зря жизнь свела их снова вместе, вдвоем они будут стоять друг за друга горой.
— Старк, - усмехнулся в ответ Джон, - и не надейся избавиться от власти. Ты - законный наследник отца, винтерфелльский Старк, и никто не справится с Севером лучше тебя. А если ты думаешь, что я дам тебе так легко этой участи избежать - то ты сильно ошибаешься, - он говорил наполовину в шутку, но на самом деле Сноу был серьезен как никогда. Если, будучи мальчишкой, он еще мог иногда мимолетно мечтать о том, чтобы однажды унаследовать Винтерфелл, то сейчас… Нет, он хотел этого меньше всего. Разумеется, Джон приложит все усилия, чтобы помочь Роббу, но занять его место? Нет, никогда в жизни.
Когда они покинули Стену, Эдд еще долго провожал взглядом их спины.
Нужно было отдать северу должное - несмотря на суровую погоду, земли за стеной были не так страшны, как представлялись мальчишкам в сказках старой Нэн. Во всяком случае, днем. Ночью, конечно, все менялось. Преимуществом небольшого отряда было то, что они примерно знали, чего им ждать. Мертвецы не могли застать их врасплох, а это уже лучше, чем ничего.
Правда, чем дальше они заходили, тем тяжелее им приходилось. Тем суровее были ветры, реже шутки Тормунда - да и вообще все чаще царило молчание. Сна тоже было меньше, и это сказывалось больше всего. Когда много часов подряд нет возможности нормально отогреть кости у огня и банально выспаться, даже сидеть в седле становится тяжелее. Но Сноу не жаловался - да и остальные тоже. Тормунд жил за стеной, Джон уже провел много времени в этих землях, а вот Робб… Робб был здесь впервые, и от того, как стойко он переносил все происходящее, Джон еще сильнее понимал, почему отец возлагал на Робба столько надежд, почему весь Север пошел за старшим сыном Неда Старка. Потому что Робб этого заслуживал как никто другой.
Когда очередной ночью незваные гости все-таки появляются, это не становится сюрпризом. Даже погода кричала о том, что идет в их сторону. Сноу, правда, все никак не мог понять - это Иные заставляют погоду меняться или же они пользуются этой влажной метелью?
Костры горят ободряюще, и кажется, только они как-то поддерживают этих трех авантюристов. Они сражаются отчаянно, во всю силу, потому что знают - здесь медлить нельзя, а второго шанса не будет. У Джона был меч, который он сегодня держал за спиной, но вихта, который подобрался к нему, Сноу убивает огнем - так же, как справился с первым, там, в Черном Замке. Возможно, он бы и вообще меча не обнажил, да вот только…
Когда появляется Иной, языки пламени у костров как будто бы съеживаются. Точно так же холодеет все внутри Джона - к этим существам невозможно привыкнуть. Вихты внушали отвращение и страх, но эти создания были чем-то совершенно другим. Будто сотканы из чистого сверкающего льда, они были совершенно не похожи на живые трупы, нет. Но тем не менее, вселяли ледяной ужас.
Из оцепенения Джона вывел голос Робба - охрипший, но отрезвляющий. Костер рядом с Джоном погас совсем, и Сноу понял, что и остальные скоро постигнет та же участь. Ночь была безлунной, и если погаснет весь огонь - они окажутся в кромешной тьме в метели среди мертвецов и Иных. Этого нельзя было допустить.
Джон обнажил меч одним быстрым, легким движением, двинувшись в сторону Иного. Отблески пламени неистово плясали, то почти затихая, то снова разгораясь - и в таком свете лес выглядел только более зловещим. Сноу сделал выпад, но недостаточно быстрый, потому что его противник легко увернулся и уже в следующее мгновение замахнулся ледяным копьем. Лед встретился с валирийской сталью, и сталь выдержала. Джон сильным толчком отбросил Иного в сторону и вырос перед ним с другой стороны, намеренно отвлекая от Тормунда, Робба и огня. Сноу не успевал посмотреть, сколько костров уцелело, свет был тусклым, но он все же был. Затылком бывший лорд-командующий слышал, как трещат ветки за его спиной - если это снова мертвецы и их много, им конец.
Джон увернулся от копья в очередной раз и вдруг почувствовал, как на него сзади наваливается нечто. Сноу резко развернулся, разрубая слетевшего с него вихта на две части, а, когда он снова обернулся, увидел Робба совсем рядом с Иным - с поленом в руке, которое едва ли могло спасти ему жизнь. А ходок тем временем уже занес копье. Kак вдруг…
Он появился внезапно, как белая молния, из самой густой лесной чащи. С коротким рыком Призрак вцепился в занесенную руку с копьем, и Джон, недолго думая, воспользовался этой заминкой в несколько мгновений. Он пронзил мечом тело Иного, и тот развеялся прахом в ту же секунду.
Вот только вихты рассеиваться почему-то не хотели. Трое бежали к Тормунду, двое подбирались к Старку. Призрак метнулся в сторону одичалого, разрывая мертвеца за его спиной на куски, а Джон крикнул Роббу: - Сзади! - но он мог этого не делать, потому что его брат наверняка и сам все отлично слышал.
Скоро все было кончено. Джон тяжело дышал, вглядываясь в заснеженную темноту, Призрак скользнул к нему, воинственно рыча, но больше из леса никто не вышел. Метель как будто стала слабее, и Джон, выдохнув, потрепал лютоволка за ухом. - Ты, как всегда, вовремя, Призрак, - он даже позволил себе слабую улыбку, а потом посмотрел на своих спутников: - вы в порядке?
Рассвет забрезжил довольно скоро, и поспать им той ночью не удалось - да и, честно говоря, заснуть после такого Джон едва ли смог бы. Но теперь Призрак шел вместе с ними, и Джону было немного спокойнее - иногда ему казалось, что один лютоволк стоит их троих.     
И действительно - остаток пути они прошли относительно спокойно, вот только добрались до Сурового дома они через два дня как раз незадолго до заката. У них оставалось совсем немного времени до темноты, и Джон уже начал думать, где им провести эту ночь, потому что чем ближе к этому месту, тем ночью было опаснее.
— Солнце еще высоко, - Тормунд посмотрел наверх, - как раз успеем забрать это стекло. Не знаю, как вы, а я не хочу морозить задницу лишнюю ночь, да еще и по соседству с мертвецами, - Джон посмотрел на друга и вздохнул. Ему и самому не нравилась эта перспектива, но…
— Если мы окажемся в Суровом доме, когда стемнеет, больше мы своих задниц точно не поморозим, - он потрепал Призрака за ухом. - Найдем место для ночлега. Утром пойдем искать обсидиан.

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+1

15

"Не надейся избавиться от власти". "Никто не справится с Севером лучше тебя".
Когда власть пришлось взять, Робб, честно говоря, так и не понял, зачем она всем настолько нужна. И чего в ней такого хорошего. И не понимает до сих пор.
Но зато он знает другое - что несмотря на полушутливый тон Джона, тот совершенно прав. Власть - это ответственность, это много дел, много решений. Много трудностей, которые ни на кого нельзя переложить, если уж ты родился старшим сыном лорда. И пусть с войной он в итоге... не справился, это значит лишь то, что ему придется начинать все еще раз сначала и с худших условий. Другого выбора-то и нет.
А спорить с братом Робб не собирается. Тот, конечно, все понял, и он уверен - если вдруг что-то пойдет не так, то Джон сделает ровно то, что нужно. В конце концов, отец у них был один. И смысл тут далеко не только в правах на Винтерфелл.

Ну вот а теперь Старк стоит с горящей головней в руке и смотрит на Иного. А Иной на него.
И ни один вопрос власти и наследования его сейчас совсем-совсем не волнует. Мир сужается до нескольких простых вводных: нас трое, врагов неизвестно, меч вот, огонь вот. Убивай. И не давай убить себя. И своих.
Это всего лишь мгновение, а потом все заверчивается в ту круговерть, что называется рукопашным боем.
Костер. Подложить дров, не дать затушить - или все.
Оживший труп и головня. Короткая злая схватка.
Костер. Новая головня.
Где-то фоном - короткие ругательства Тормунда, возня драки.
"Джон!" Сейчас оценивать шансы некогда - у брата враг на плечах и Робб бьет мгновенно потухшей головней в куда-то в идеальное-сияющее ледяное тело. Меняет ее на меч, атакует, выигрывая Сноу секунды. Не успевает. И...
"Ого", - большое, белое, мохнатое влетает в их драку, дарит им то самое бесценное время на перегруппироваться. И Джон не подводит.
- Сзади!
Вовремя.
И снова совместить то, что знал о владении мечом, с владением горящим поленом. Обмен ударами-уклонениями - похоже, при жизни эта тварь была хорошим бойцом. Рядом - звон стали, шипение огня, звуки ударов.
И как-то внезапно - все.
И они втроем стоят здесь на утоптанной снежной площадке, переводя дыхание, а вокруг догорают костры. А враги уже нигде не стоят. Костры надо бы обновить, а тела тех, с кем они только что сражались - сжечь.
- Офигеть, - совсем не достойно лорда выдыхает Старк, подводя итог всему... вот этому. А Сноу и Тормунд даже, кажется, не особо и удивлены, во всяком случае переговариваются как ни в чем не бывало.
- Вы в порядке?
- В полном, ворона. Сюда б теперь еще бабу и эля хорошего, вообще бы порядок был,
- но Робб замечает, насколько внимательно тот скользнул взглядом по Джону, видно, оценивая по движениям, действиям, походке, цел ли тот.
- В порядке, - подтверждает и Робб, переставая зацикливаться на бессмысленном вопросе "что это было вообще". - А ты, Сноу?
Он тоже.
И если вдуматься, то это уже само по себе отлично. Они пережили сражение непонятно с кем, и сами все живы и здоровы. Напряжение постепенно отпускает, и Старк тоже коротко улыбается брату и новому товарищу, да и просто самому этому факту. И смотрит на их мохнатого спасителя.
Он намеренно не спрашивал Джона о Призраке, потому что знал - если лютоволка по какой-то причине уже нет, то это очень трудно, говорить об этом тоже и лучше вообще темы этой не касаться. Но вот сейчас, глядя на эту гору белого меха и клыков, он не чувствует так-то остро ту утрату. Грусть - да, но и радость встречи тоже.
- Привет, Призрак, - он присаживается перед ним и осторожно протягивает руку вперед, позволяя тому самому решить, что делать. Лютоволк мог так-то его уже давно забыть, и тогда необдуманное хватание запросто может и руки стоить. Но Призрак смотрит на Робба умными красными глазами и тыкается носом ему в ладонь, признавая. И только тогда он позволяет себе его погладить. Тот не против.
- Ну ни хрена себе, - слышит он тем временем голос Тормунда. - А я-то думал, ты врешь, что брат, да вроде как не мое дело. Ишь ты!

А вчетвером двигаться легче и проще, хоть и физически с каждым днем труднее - холоднее становится, ночевки более напряженные. Но Робб, пожалуй, впервые благодарен своему долгому пути от Риверрана до Стены - он привык к долгим переходам непонятно где, привык мало спать, мало есть, ночевать где получится, спокойно переносить неудобства, вот к этому всему, чему не научишься даже в самом северном замке. Джона, видно, к этому же приучила Стена, а Тормунд и так понятно, он здесь вырос. Никто у них вечером от усталости с ног не падает, нормально все.

И вот она, наконец, их цель.
Суровый дом - небольшая деревня, как теперь видит Робб с высокого холма, - уже совсем рядом. Переход, пусть даже здесь, займет никак не более часа, и они на месте.
Здесь, на этом холме, и собирается импровизированный военный совет. Тормунд - за "пробежаться туда и обратно", Джон - за "переждать и утром уже пробежаться". У Старка своего мнения пока нет.
- Нам надо именно искать драконье стекло или просто подойти и забрать? - Уточняет он. - Искать, значит... Я за выждать. Не больше вашего хочу морозить задницу лишнюю ночь, но пока свет, мы можем отойти назад и соорудить нормальное укрытие. На таком расстоянии от... них, оно нам понадобится. В нем же и на обратном пути сможем встать, если потребуется.
- Южане, - бурчит Тормунд, разводя руками. - Согласен.

Ночью никто не спит. Слишком близко враг, его присутствие чувствуется прямо кожей, внутренностями. У леса есть свои звуки, если даже он кажется совершенно тихим, но не сегодня - здесь тишина стоит поистине мертвая. Ни белка по ветвям не пробежит, ни ночная птица не крикнет. Даже ветер не шумит в ветвях - все, кажется, застыло, заледенело. Заморозилось. Даже костры трещат как-то тише, чем обычно. И над головой небо ясное-ясное. Казалось бы знак хороший, но при взгляде на него единственное, что приходит в голову, это "выстылое".
- Такими ночами замерзают насмерть, птенчики, - говорит Тормунд. - Замерзают у своих костров, потому что они больше не дают тепла.
Робб хмуро жует кислолист.
- Такой ночью нужно быть под крышей, - Одичалый сейчас полностью серьезен, - Это не тот холод, что вы знали раньше. Пока он - здесь. Потом придет к вашей Стене. А после уйдет за нее. Это называется...
И Старк вдруг очень ясно понимает, что имеет в виду их товарищ.
- Зима пришла, - говорит он, глядя куда-то в сторону все еще чуть светлого неба на западе, обращаясь ко всем и ни к кому. Они узнают об этом раньше, чем прилетит белый ворон из Цитадели.
- Зима, - кивает Тормунд. - А рядом с нами, в Суровом доме - белый холод.
И тут, подняв голову, тоскливо и протяжно начинает выть Призрак.

Выбора у них все равно нет. До рассвета в Суровый дом нельзя, и они ходят здесь среди костров, стараясь не садиться - впадаешь в оцепенение и друг вынужден тебя тормошить, - вслушиваясь и всматриваясь в замерзший лес, уже не принадлежащий живым.
Объективно они проводят здесь что-то около часа, а по ощущениям - приблизительно вечность.
- Справа, - почти шепотом вдруг говорит Робб. - Вон там.
Среди деревьев не торопясь, неспешно перемещаются тени. Много теней. Той походкой, которая им уже до тошноты знакома. Вихты - мертвецы ожившие.
Испуганно бьются лошади, привычные за Стеной, казалось бы, уже вообще ко всему, а Призрак сидит, припав к земле и злобно ворча.
Они не только справа, но и слева.
Везде.
Робб медленно вытягивает меч, а в другую руку снова берет полено, понимая, что в общем-то бесполезно, но не сдаваться же без борьбы, и краем глаза глядя на брата.
"Мы по крайней мере попытались, Сноу", - хочет сказать он, но озвучить это вслух означает "сдаться". И он все еще не решается.
А Тормунд качает головой, что-то оценивая, и потом быстро идет к лошадям.
- Не отобьемся, вороньи птенчики. Давайте-ка попробуем пробиться.
Если уж он говорит...

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+2

16

Джон терпеть не может ошибаться. Вот только это ничего не меняет, и ошибается он с завидной регулярностью. Это были уже не промахи на тренировке с сиром Родриком, не учебные стрелы, мазавшие мимо цели, не пропущенные изредка удары деревянным мечом в Черном замке (что, конечно, вызывало радость Торне, но не имело никаких далеко идущих последствий). Ошибки, которые Джон совершал теперь, вели к ужасным событиям. К чьей-то возможной смерти, например, как это было сейчас. Сноу, как обычно, хотел поступить правильно, так, как он считал, будет лучше, а получилось… Он подставил не только самого себя (это его волновало меньше всего), он подставил под угрозу жизни Тормунда и Робба.
Джон сжал губы, растерянно обегая взглядом мертвецов, которые, кажется, были повсюду. Почему он не послушал Тормунда, который всю жизнь прожил за Стеной?
«Ничего ты не знаешь, Джон Сноу» - голос Игритт прозвучал в его голове так ярко, так реально, как будто она была сейчас рядом. Знакомый укол где-то внутри, и Сноу вдруг быстро мотает головой, отбрасывая в сторону рефлексию. На это не было времени, если, конечно, он не собирался лечь и сдаться.
А он не собирался.
Голос Тормунда подстегнул его. Джон оглянулся на Робба, шумно выдохнув, будто извиняясь перед братом за все это, а потом вскочил на коня, который вел себя крайне беспокойно. Знаю, знаю, - подумал про себя Сноу, - знаю, тебе страшно. Мне тоже, - он незаметным, легким движением провел по шее коня, и свистнул, давая знак Призраку. Лютоволк рванул в ту же секунду, набрасываясь то на одно тело, то на другое, но не позволяя вихтам втянуть себя в долгую борьбу - при любой возможности мчал дальше. Джон помчал вслед за Тормундом, то и дело следя за тем, как там Робб, чтобы прийти к нему на помощь в случае чего.
Конь мчался вперед как будто помимо своей воли, Джон чувствовал его животный страх своим нутром, но не позволял дать ни секунды слабины. Коготь четкими, сильными ударами разбрасывал мертвецов по обе стороны от Сноу, но это не особенно помогало. Их прибывало все больше и больше, они заполонили все пространство вокруг.  В какой-то момент Джон перестал думать, превращаясь в чистое движение. Тело стало продолжением меча, подчинилось ему полностью, и этот симбиоз действовал, кажется, абсолютно без какого-либо участия Джона. Все происходило само собой.
Он не понял, в какой момент конь под ним споткнулся и рухнул, и Джона закинуло в самую гущу шевелящихся вихтов. В этот момент Сноу как будто проснулся, отчаянно отбивая нападавших одного за другим. Непонятно откуда взялся Призрак, с рычанием и все больше возрастающей злобой бросавшийся на мертвецов.
Джон в какое-то мгновение оглянулся назад, чтобы увидеть Робба. И у него перехватило дыхание, потому что чуть поодаль он увидел всадника. Белого ходока. Он не спешил вступать в бой, лишь отстраненно наблюдал за происходящим. Джон вдруг остро почувствовал, что Иного нужно убить. И сделать это в первую очередь, может тогда у них будет шанс…
Только вот у Робба не было подходящего оружия, а Джон был слишком далеко от ходока, да и коня своего Сноу не мог найти взглядом, как ни пытался. Ему нужно как-то передать меч брату. Тогда он сможет добраться до Иного, убить его, и потом…
Что будет потом, Джон не знал. - Робб! - он крикнул что было силы, но совершенно не был уверен, что брат его слышал. Джон начал пробираться в сторону Робба, одновременно отбиваясь от мертвецов. Кто-то сзади вцепился в его плащ мертвой хваткой, и Сноу все никак не мог это тело с себя сбросить.
Если бы у Джона была возможность обернуться и посмотреть вперед, на Тормунда, он бы увидел, как яростно тот пробивался через толпы мертвецов и как скрылся за дверью одной избы. Потом рыжий снова выбрался наружу, а из окна дома повалил сначала дым, а потом показались языки пламени, немного осветившие ночь.
А Тормунд, не теряя времени, пробивался к следующей халупе.

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+2

17

Когда-то Бран спросил отца: может ли, мол, человек быть отважным, но при этом бояться? И даже уже взрослому Роббу неплохо запомнился его ответ - а только так, сынок, и можно быть смелым.
Понятно это было. Но теоретически. Понятно практически стало тогда же, когда и многое другое - когда войну начал.
Если не боишься умереть, ты безумец. Если не боишься принять неверное решение и угробить людей зря, ты опять же безумец.
...если ты не боишься оживших мертвецов, особенно втроем против толпы, то ты точно так же просто псих.
И Робб боится. Но думать об этом сейчас некогда. Слишком быстро происходит все. Слишком много их вокруг.
Головню с мимолетным сожалением (последний кусочек огня в руках все же) приходится выбросить, иначе лошадь не удержать, и Старк занят довольно бесполезной работой - бьет обычной сталью оживших мертвецов. Толку маловато. Но и у него цель не уничтожить противника, а пробиться - туда, к домам, стало быть - к укрытиям. Каким-никаким.
За Тормундом он смотреть не успевает, и в принципе все, на что его хватает - время от времени бросать мимолетный взгляд на Джона. Жив? Отлично, ползем дальше.
...именно в "ползем" перерастает, захлебывается их прорыв.
- Робб!
Как удается это расслышать, Старк не знает. Но то, что он видит, на секунду повернув голову...
- Б***дь.
Это не подобает лорду, но это единственное, что сейчас есть в голове. Нет времени думать.
А, нет, еще одно.
"Только в пекло не снова".
Потому что внутри его захватывает ужас. И злость. До Джона - довольно расстояния, его спешили (не удивительно, Робб и сам пока верхом только разве что чудом) и он обвешан этими мерзкими тварями. И... Снова наблюдать за тем, как убивают того, кто дорог?! Снова ничего не сделать?! Снова?!
Такое каждому сложно, но Роббу - невозможно просто. Снова... и жить потом с этим?
"Жить? Оптимист".
Снова?! Да вот уж... нет!
Робб даже Иного не замечает, даже не чувствует ужаса, который в его непосредственной близости было бы нормально испытывать. Слишком он, весь, захвачен единственным: только не вот это!
Он поворачивает к Сноу.
Еще несколько метров делает в его сторону.
И естественно его тоже стаскивают с лошади.
Ну и в пекло. Доберется он до брата и пешком, и они вылезут отсюда оба, или оба уже не вылезут.
Старк не знает, что Джон задумал с Иным, поэтому он просто прокладывает себе дорогу к брату и добирается ведь до него. Ну что ж. Так можно и повоевать. Успешно или нет - вопрос другой. Куда там уже думать. Это уже не бой, это толкучка, хаотичная совершенно, но пока им удается жить и даже (очень медленно) пробиваться в сторону деревни. Ну, скорее всего в ту сторону.

...и тут Робб взлетает в воздух.
Это примерно последнее, чего он ожидает сейчас, поэтому даже отмахнуться мечом не догадывается, просто позволяет поднять себя за шиворот, наблюдает позади себя не менее обалдевшее лицо Джона, которого так же точно подняли буквально за пару мгновений до, и обнаруживает себя на лошади. На чужой.
И горящую ярким огнем булаву, которая то слева, то справа прилетает на головы вихтам.
И спину какого-то мужика в одежде Дозорного. Вот только тепла от него не чувствуется, хотя он фактически носом в эту спину утыкается, чтоб у Джона побольше места оставалось. И снег на нем не тает.

Буквально... быстро они оказываются около огромных костров, устроенных Тормундом, который ухитрился - как?! - пробиться к Суровому дому самостоятельно. Робб не видел, не успел заметить, что и ему загадочный черный мужик помог, хорошо подрасчистив дорогу.
А тот поворачивается к ним лицом, которое до самых глаз замотано шарфом, и Старк думает, что глаза у него какие-то уж очень знакомые, и...
- Не время для вопросов. Выполняйте свой долг.
Им машут рукой, чтобы слезали, ну и они слезают. Здесь, среди огня, которого много - Тормунд жег лачуги, так ведь уже и не жалко, - Робб чувствует себя увереннее. Да и эти твари в основном опасаются подходить так близко. Тех, кто все же решается, убить вполне можно.
А загадочная фигура исчезает где-то в противоположной от мертвецов стороне.

У Робба еще будет время поделиться своим удивлением, сейчас есть дела более важные.
- Сноу. Ты как?
Это первое. Только выдохнув, самое главное.
- Тормунд, а ты?
Это второе. Он нормально. И продолжит жечь дома, пока вороньи птенчики будут забирать ценности. Что ж, лично Робба это вполне устраивает. И вот это как раз третье.
- Показывай, куда нам, Джон.

Отредактировано Robb Stark (2021-08-20 08:10:39)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+2

18

Время смешалось, смазалось, как неаккуратные мазки на холсте посредственного художника. Собственный крик, ржание лошадей, рычание лютоволка, удары стали по мертвой плоти, визг мертвецов – все превратилось в кашу. Джон уже плохо понимал, где он, а где Робб – когда брат оказался на земле, как и Сноу, бастард то и дело терял Старка из виду. Джон коротко, разочарованно выдохнул, мотнул головой – кажется, их единственный шанс потерян. Они никогда не доберутся до Иного, не вырвутся отсюда, и в голову Джону закралась предательская мысль – недолго же он прожил. Значит, судьбу все-таки не обойти?

Короткие секунды, на которые глаза Джона выхватывал из серой массы Робба, необъяснимо растягивались в бесконечно долгие мгновения: неужели он правда видит брата в последний раз? Ему хочется закричать, чтобы Робб не пробирался к нему, а пытался спастись сам, он слишком нужен Северу, чтобы рисковать, но сил на это уже не было. И хоть рука, сжимающая меч, продолжала отчаянно сражаться за жизнь, Сноу отчетливо понимал – им не спастись.

Поэтому, когда чья-то рука вдруг выдернула его из гущи тел, как восьмилетнего мальчишку, Джон даже не сразу понял, что произошло. Меч он не выронил только чудом, и успел заметить, что Робба вытащили тем же легким, но сильным движением. Под ними была сильная спина коня, который каким-то чудом выдерживал вес трех всадников, а их незнакомый спаситель, весь в черном, разбивал толпы вихтов, разбрызгивая кругом огненные капли. Джон был слишком шокирован, чтобы думать о том, кто это был – все произошло слишком быстро, слишком внезапно. Считанные минуты – и они оказываются в окружении настоящих пожаров, от горящих домов исходит тепло, и Сноу видит Тормунда. Как он это сделал? Как прошел сюда через толпы вихтов?

И лишь когда Джон услышал знакомый голос всадника в черном, осознание свалилось на него, как ушат ледяной воды. – Дядя Бенджен! – Джон думает, едва не выкрикнув это вслух, восторженно и изумленно. Он знал, он ведь верил, что его дядя не мог погибнуть, и он был совершенно прав, хотя все убеждали его в обратном!
Вот только дядя Бен вовсе не разделяет радости Джона. Более того – он игнорирует ее, и, как только племянники спешиваются, скрывается в темноте. Сноу растерянно смотрит ему вслед, не понимая ровным счетом ничего. Первым порывом было помчаться следом, уговорить дядю Бенджена вернуться в Черный Замок, ведь не может он бросить дядю здесь, за Стеной, среди белых ходоков?

Не можешь, только вот толку от тебя, - сердито думает про себя Джон. Это их с Роббом дядя только что спас, а сам он провел в этих лесах сколько времени?
Из мыслей Джона вырвал голос Робба. Сноу посмотрел на брата и кивнул.
– Да… порядок. - он еще раз оглянулся в ту сторону, куда направился дядя Бен. «Выполняйте свой долг» - слова дяди эхом пронеслись в памяти Джона. Он прав. У них не так много времени, да и то – все произошедшее выглядело каким-то чудом.
- А ты, Старк? - Сноу пробежался взглядом по Роббу, пытаясь понять, невредим ли его брат, и, кажется, с тем все было в порядке. Во всяком случае, Старк первый из них двоих пришел в себя. Тем временем Тормунд, держащий в руке полыхающее полено, сверлил братьев взглядом.
– Ну что, южане, может, на ночевку хотите здесь остаться?

Нет, этого Сноу определенно не хотел. Мертвецы перестали подходить к полыхающим строениям, но это было ненадолго. Бывший лорд-командующий кивнул, пробегаясь взглядом по ближайшим уцелевшим домам. Вспомнить нужный не составило большой сложности, и Джон еще раз запоздало укорил себя, что не согласился сразу на план Тормунда. Вот что бывает, когда пытаешься смалодушничать, это будет прекрасным уроком для него на будущее.

- Туда, - хрипит Джон, кивнув в нужную сторону. Главное – добраться до обсидиана, а с ним выбраться обратно будет намного проще. Вот только… их с Роббом кони остались где-то позади, облепленные вихтами. Ладно, потом. Это все потом.

Они добрались до строения и забежали внутрь, плотно закрывая за собой двери. Пламя от полена, которое держал Тормунд, тусклым светом освещало комнату. – Оно должно быть где-то здесь, - Джон нахмурился, бегая взглядом по полу.

Внезапно с громким визгом на него выбежало нечто, и Сноу рефлексивно разрубил мертвеца пополам. – Седьмое пекло! – Джон ругнулся, замерев в боевой стойке, но, кажется, больше здесь этих тварей не было.

Тормунд решил не дожидаться, пока снаружи их снова окружат. – Ищи быстрее, ворона, я разведу побольше огня снаружи, - он нашел какие-то палки и поджег их от своего полена. Вручил одну Джону, другую Роббу, а сам скрылся за дверью. Джон услышал шум снаружи и нахмурился. Тормунд наверняка справится, но нужно было торопиться.

- Оно выглядит, как груда черного стекла, - Сноу направился вглубь комнаты, а потом вдруг замер, потому что задел что-то ногой и услышал звон стекла. Присев, бастард присмотрелся и выдохнул: - вот оно, Робб! – он отдал брату свой самодельный факел, сгребая обсидиан в одну кучу и заворачивая его в тряпку.  Только предусмотрительно вытащил пару кусков – для Робба и для Тормунда. По его лицу даже скользнуло и сразу исчезло что-то напоминающее улыбку, хотя радоваться было определенно рано.

- Отлично, теперь нужно… - Джон замолчал, поднимаясь и глядя на брата. – черт возьми, Робб, наши кони, - и вдруг снаружи раздалось дикий топот и ржание, а потом вой Призрака и смачные ругательства Тормунда. – Держи, Старк, - Сноу быстро отдал брату его обсидиан. 

Они выбежали наружу почти сразу. Джон с облегчением заметил трех коней, один был ранен, но все три были в пене и бесновались от страха, как безумные. А ведь их еще ждал впереди долгий путь… Но выбора не было. Мертвецы снова наступали, а Тормунд с лютоволком сдерживали их изо всех сил.
Окликнув одичалого, Джон подкинул ему обсидиан, а потом снова поднял свой меч, оборачиваясь к Роббу: - Попробуй успокоить коней, мы тебя прикроем!

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+2

19

"Груда черного стекла, значит".
Несколько секунд после этого растягиваются будто на минуты. Старк не знает, как насчет Джона, а у самого все же мелькает мысль: что, если драконьего стекла здесь давно уже нет? Если те же Иные решили подстраховаться, его забрать и уничтожить? Насколько они вообще разумны?
Говорить этого, конечно, нельзя. Да он и не успел бы - тихий "звяк" оповестил их, что обсидиан действительно здесь.
- Вот оно, Робб!
- Да. Вижу, - ну что ж. В этот раз им определенно везет, думает Робб, держа факелы, пока брат собирает стекло. Только вот обратно...
Он представляет себе путь отсюда до Черного замка, который придется проделать пешком. Ну пусть их трое. Пусть они могут сменяться, прокладывая дорогу в сугробах поочередно. Но даже обычной зимой, когда тебя не пытается чуть не каждую ночь убить непонятно что, это было бы очень трудно и долго. И кстати...
- Черт возьми, Робб, наши кони.
- И сумки, а в них еда, - усмехается в ответ брату, подумавшему, выходит, в тот же момент о том же самом, Робб. Тут можно больше ничего и не говорить, хотя... - Интересно, в этих хижинах остались какие-то запасы? Поищем, - Ну не согласен он вот так. Добраться, забрать драконье стекло, уцелеть едва не чудом в толпе ходячих мертвецов, чтобы что? Тихо помереть с голоду на обратном пути? Бред же. Правда бред.
Конское ржание.
Старк недоверчиво оборачивается, быстро открывает дверь и видит, как на фоне костров и загоряющейся полоски рассвета бьются три насмерть перепуганных лошади. По-своему это было бы даже красиво, если бы было время смотреть. А его, само собой, нет - вокруг снова лезут вихты, все-таки явно твердо намеренные убить трех обнаглевших живых, которые явились туда, где им не место.
- Попробуй успокоить коней, мы тебя прикроем!
"Успокоить? Эхех", - Робб так-то отлично понимает сейчас лошадей. Тут всякий запаникует и от страха обезумеет, при виде... этих всех. Только вот люди права такого не имеют.
Он не спорит - кто-то в любом случае должен это сделать, так какая разница, кто. Только замечает - чтобы Джон не пытался проявить излишнего геройства. Прокладывать дорогу там, или еще что-то такое.
- Принял. Джон, рассвет, - он кивает на восток. И потом... да просто действительно пытается успокоить лошадей. Не так-то это легко и быстро. После их привязать бы, чтобы помочь напарникам, и...
Первые лучи солнца окрашивают Суровый дом в тот же, обманчиво красивый, розовый цвет. Вихты не рассыпаются пеплом или что-то там такое, но атаковать начинают слабее, медленнее. Как будто ночью им... удобнее, что ли. "Может, они в темноте видят, а солнце им глаза слепит?" - Но, определенно, это не та задача, которую надо решать вот прямо сейчас. Сейчас нужно лишь...
- А давайте-ка попробуем отсюда свалить, - похоже, Робб высказывает общее мнение. И еще раз оценивающе смотрит на рану лошади. Ну...
- Как оторвемся от них, остановимся, будем перегруппировываться.
Спорить с ним никто и не собирается.
Прорыв сейчас оказывается совсем другим, не то, что было ночью. Хотя все равно, конечно, непросто. Все равно, конечно, это бой. Но если тогда у них, на самом деле, шансов-то не было, помогло им всем буквально чудо, то сейчас - с трудом, а все-таки оставляют толпу вихтов позади. Даже оживший мертвец не может по снегу догнать конного... А эти, самые жуткие, настоящие Иные, сейчас показываться не спешат. Да и думать не стоит о них. Во избежание.
Ну что ж. Вот здесь уже можно и остановиться, и прикинуть, как лучше быть дальше. На самом деле, положение все еще сложное. По сути дела, они остались здесь с двумя конями на троих - третью лошадь их прорыв вымотал полностью, но какой у них выбор-то был?
- Джон, я думаю, тебе придется подвинуться. И терпеть мое сопение тебе в затылок, - "Джон легче Одичалого, а я сейчас, пожалуй, легче и Джона". - Тормунд, заберешь все сумки? Будешь обеспечен едой еще на три такие прогулки, - Робб улыбается, а после добавляет уже без улыбки. - Третью лошадь видимо, только разгрузить и пустить сзади. А вот драконье стекло давайте разделим...
Он думает. В идеале было бы на три части. Каждому по трети, и держать при себе. Они за Стеной - и не факт, что вернутся все. Таким образом, если один не возвращается, то Дозору достается две трети всего обсидиана, не возвращаются двое - по крайней мере треть. Но стекло довольно тяжелое, а лошадь и так двоих всадников повезет...
- Наверное, пополам. Повысить, так сказать, вероятность успешной доставки.
Не хочет он подробно обрисовывать свои мысли на тему "все ли доберутся обратно". Да и незачем, все и так все поняли.
- Согласны?

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+3

20

Отбиться от мертвецов при свете дня настолько проще, что Джон пожалел, что они прибыли в Суровый дом к закату. Быть может, стоило пораскинуть мозгами и подстроить все так, чтобы они приехали туда как раз на рассвете, тогда этого всего бы не было.
Но, в конце концов, они все живы и невредимы, не считая лошади, драконье стекло у них, а еще… еще Джон теперь точно знал, что дядя Бенджен жив. Его то и дело посещала мысль о том, что они должны отправиться за дядей, вернуть его в Черный замок, но… как его найти? Это было невозможно. Дядя Бенджен, к тому же, научился отлично отбиваться от мертвецов, а уж дорогу к Стене точно знал получше Джона – да иначе и быть не могло, он ведь первый разведчик. Значит, была у Бенджена Старка какая-то причина оставаться здесь, и причина наверняка была весомой.
Джон не мог себе позволить отклоняться от того курса, который они наметили. Слишком много находится на чаше весов.
Когда они остановились, чтобы перегруппироваться, Сноу внимательно оглядывает коней. Было видно, что животные держатся из последних сил, и Джон почувствовал легкий укол совести. Ничего, стоит им только добраться до Черного Замка…
Он внимательно выслушал брата, кивнув. Другого выбора у них не было, и оставалось надеяться, что конь выдержит их двоих. А вот что касается обсидиана – это ведь Джону и в голову не пришло, когда он сгреб все стекло себе. Ведь, правда, если бы его там убили? Все остальные остались бы без оружия?
Сноу подумал, что Робб стоял во главе войска, и не просто так. И не просто так его назвали королем Севера. Этой предусмотрительности частенько не хватало Джону, который чаще всего шел и сломя голову делал «то, что правильно». А потом получал за это кинжалы в сердце.
Что же, теперь они вместе, будут сражаться бок о бок, и оба станут намного сильнее, чем по одиночке. – Согласен, - Джон кивает, доставая обсидиан, а Тормунд грохочет с высоты своего коня, забирая сумки: - Обойдусь одной прогулкой, южанин, да и вас чем-то кормить надо, - Сноу не смог сдержать легкой улыбки.
Внезапно он остро ощутил накатившую усталость и просто зверский голод, но терять время на отдых сейчас было нельзя. Путешествовать по ночному Северу было совершенно невозможно, поэтому как минимум до темноты нужно было дотерпеть. Поэтому все, что они сделали – разделили обсидиан, привязали раненую лошадь к седлу, чтобы не отставала, и отправились дальше. Чуть медленнее, потому что с двумя всадниками лошади было сложнее, но… Обратная дорога показалась Джону намного короче – так всегда бывало. Даже если бы на них снова напали, теперь, с обсидианом, они были гораздо более защищены. Но – и это было настоящим чудом – все ночи прошли спокойно. Только вот никто из них толком не мог сомкнуть глаза несмотря на прямо-таки чудовищную усталость.
Поэтому Джону показалось, что он вывалится из седла, когда впереди показалась Стена. Он услышал одиночный сигнал рога и облегченно выдохнул. – Черт возьми, сейчас я бы не отказался полежать мертвым, - спать они, сегодня, скорее всего, так и будут: крепко, как мертвецы.

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+2


Вы здесь » shakalcross » завершённое » Вернуться


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно