shakalcross
ванда пишет: Ее иллюзия рассыпалась на части, утекала сквозь пальцы, заставляя захлебываться раздирающей болью. Еще каких-то пару часов назад у нее было все - брат, дети, семья... Сердце жгло, а кончики пальцев покалывало от искрящейся силы - Ванда готова была драться за то, что любит, но Агата и Моника Рамбо решили все за нее. Внутри, с кровью по венам пульсировал лишь один вопрос: за что? Почему ее не оставят в покое? Они с Пьетро и Мстителями остановили чудище Старка, она уже в одиночку угодила в тюрьму за пособничеству Кэпу, а после и вовсе рассыпалась прахом. Они считают, что могут диктовать ей как жить? читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » завершённое » моя стая


моя стая

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

моя стая
arya stark ✦ jon snow ✦ robb stark
https://wallpaperscave.ru/images/thumbs/wp-preview/800x500/18/04-25/tv-series-game-of-thrones-45022.jpg



и громко
слишком
сердце бьется о ребра
я чувствую локти тех, кто остался
тех, кто не бросил
я поднимусь с колен
и вцеплюсь в горло


Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+1

2

[indent] Грег. Меня зовут Грег. Когда Грег говорил, что поганая баба его оклеветала, ему никто не верил, уж больно скользким типом он казался. В Греге почти семь футов роста, лицо его изъедено хворью, а в сальной улыбке не хватает нескольких зубов. Тощий, как жердь, на узких плечах несуразно грязные лохмотья болтаются. Грег имел дурную привычку причмокивать, когда разговаривает, и от него несло какой-то терпкой кислятиной. Достаточно плох для того, чтобы статься насильником, но недостаточно хорош для того, чтобы избежать отправки в Ночной Дозор. Пойдет. Арья подумала, что так будет удобнее и безопаснее. Она больше не боялась встретить разбойников на королевском тракте, это скорее разбойникам не повезет повстречать её на своем пути. Однако каждое мгновение Арья чуяла острую сталь над своей шеей. И, похоже, будет чувствовать её до конца своих дней. Сегодня, завтра, через месяц или пятнадцать лет — Бог возьмет свое. Никого нельзя убить, сколько ни пытайся. Возможно, когда-нибудь она и сама примет дар с высоко поднятой головой, но Арье надо завершить свои дела, а для этого ей нужна теплая кровь в венах. Нельзя ни на секунду расслабляться.

[indent] В трактире, где она остановилась на ночь, также расположились перевести дух рекруты Ночного Дозора. Вербовщик, которого звали Уот, конечно, совсем не походил на Йорена. Он как-то успел обмолвиться, что Лорд Командующий Джон Сноу очень ждет его отряд. Говорил что-то про смерть, белых ходоков, короля ночи, великую войну, стену, одичалых, снарков, грамкинов... Арья слышала лишь одно — Лорд Командующий Джон Сноу. Над дальнейшим планом она думала недолго.

[indent] Недавно в Речных землях у неё появилось новое лицо, а повода его примерить все никак не случалось. Арье тогда было приятно смотреть, как он подыхал. Даже холодок бежал по хребту от возбуждения и пальцы предательски подрагивали: ей невероятно повезло — у павших солдат редко можно найти свежее лицо, которое сгодилось бы в дальнейшем. Этот солдат Ланнистеров, на которого она наткнулась случайно, умирал прямо на её глазах. Скорее всего, попал в какую-то пьяную драку, позабыв нацепить свой панцирь. У него был распорот живот, от него уже исходил знакомый холодный аромат и он продолжал умоляюще на неё смотреть, пока его взгляд совсем не опустел. Арья могла бы даровать ему легкую смерть, но не стала. Арья даровала ему вторую жизнь.

[indent] Грег вручил двум местным шлюхам по оленю, чтобы те устроили в трактире скандал, обвинив громилу в насилии. Девки явно сочли его умалишенным, ведь их нередко брали и бесплатно, но от серебра отказываться не стали и поступили так, как он велел. Уот предложил не дожидаться суда лорда, если Грег не планирует остаток жизни провести евнухом, и тотчас отправиться на Стену. Все шло по плану.

[indent] Путь был долгим и волнительным, ведь уже несколько раз Арья пыталась дотянуться до своей семьи, а в итоге только и получалось хватать пальцами воздух. Она выучила, что никогда нельзя надеяться на лучшее и радоваться заранее. Она поняла, почему отец был таким угрюмым. И в какой-то момент она обнаружила, что в компании крестьянских мальчишек, убийц и воров ей находиться вполне комфортно. Наверное, и на Стене она бы смогла найти свое место. Если бы не была девчонкой, просто бы отправилась туда вместе с Джоном и своим лютоволком. Она завидовала Джону. А Джон завидовал Роббу, мечтая стать Старком из Винтерфелла. Возможно, и ей стоило позавидовать Роббу, ведь он уже получил свой дар и больше не чувствует боли. Или?..

[indent] Арья не могла поверить свои глазам, когда увидела обоих братьев в Черном замке. Она уже возымела некоторый авторитет среди других рекрутов, но приближаться к командующему не смела, потратив день на то, чтобы прощупать обстановку. Ей надо остаться с Джоном и Роббом наедине, а это не так уж и просто, когда ты здоровенный безобразный насильник. Наводить шороху ей не хотелось. Только и оставалось бессовестно подолгу пялиться то на одного, то на другого, выжидая момент, и постоянно задавать себе три вопроса: действительно ли это её братья? Узнают ли они её, когда она покажется? Захотят ли её видеть?..

[indent] В чертоге, когда дозорные после ужина стали расходиться кто куда, Грег с шумом поднялся со скамьи, прихватив с собой кружку эля, и отправился к длинному столу, за которым сидели братья.

— Ты... Ты так похож на своего отца, — обратился Грег к Джону тихим низким голосом. Арье хотелось кинуться к нему на шею и крепко обнять, уткнувшись носом в родной запах каштановых волос.
— А вот ты, — он ткнул пальцем Робба в грудь. Глядя на него, Арья испытывала не меньший трепет, но сердце её прогрызал червь страха: а вдруг это все неправда? Вдруг это не бывший король севера? Вдруг это — никто? Все знали, что Робб давно умер. Грег же был абсолютно спокоен. Разве что охмелел немного. — Не очень. Это, наверное, тебе и помогло, да? Молодой волк.

[indent] Арья успела выяснить, что народ в Дозоре не имел понятия, кем этот молодой рыжеволосый мужчина являлся на самом деле. Просто ошивался около командующего. А Джону даже врать не приходилось — на Стене у него много братьев.

— Я встречал вашего отца в Королевской гавани, достойный был человек, — Грег сделал глоток эля и смачно срыгнул. Обтерев губы, он поспешил продолжить. — Не переживайте, милорд, я никому не скажу.

[indent] Арья была довольна собой. Никто и подумать не сможет, кто она и чем сейчас на самом деле занимается. Она внимательно посмотрела Роббу в глаза.

— Но общался я с этим... Как его... — Грег привычно причмокнул, — Крепыш с лошадиной северной мордой... Джери? Ведь так?

[icon]https://i.imgur.com/bvAmEWS.png[/icon]

Отредактировано Arya Stark (2021-08-27 18:08:03)

+3

3

В Черном замке их встретили тихо и без особенных восторгов, но Джон подмечал эти взгляды, которые уже были ему знакомы. Никто на самом деле не верил в их возвращение, но они вернулись, невредимые и с драконьим стеклом, которое сразу же пошло в дело - на производство оружия. Жаль, что его слишком мало, но все же это было лучше, чем ничего.
Сноу с некоторым удовлетворением отметил, что смена командующего прошла тихо и почти незаметно. Черный замок жил своей жизнью, Джон даже видел незнакомые лица - новые рекруты прибыли на Стену и скоро приступят к обучению. Что ж, Сноу не сомневался, что Эдд справится.
За ужином они сидели рядом с Роббом. Они только прибыли, а Джон уже думал, куда и когда они отправятся дальше. Его не оставлял в покое Винтерфелл, захваченный чужими людьми, не оставляли в покое мысли о сестрах - он не знал, что с ними. Здесь, на Стене, он долго учился не думать о своей семье, особенно после того, как узнал, что старик-мейстер был Таргариеном. Сейчас в этом не было необходимости, его семья снова была его семьей, и можно было не прикрываться черным. Это приносило какое-то… облегчение?
Сноу сделал глоток из чаши и уже хотел обратиться к Роббу, чтобы начать обсуждать с ним дальнейшие действия, как вдруг его внимание привлек незнакомец.
Собственно, его сложно было не заметить, потому что мужчина подошел прямо к ним. И, когда он заговорил, Джон нахмурился.
Он испытывал смешанные чувства. Незнакомец смотрел на него как-то странно. Джон не мог внятно самому себе объяснить, что в его взгляде было не так - но что-то определенно было. Он не знал этого человека, ему не очень нравилось, как фамильярно тот обратился к Роббу, но слова незнакомца не могли не вызвать у него определенных чувств. Кто был бы не рад, когда его сравнивают с отцом?
И все же Джон кашлянул, внимательно глядя на нового рекрута - а это был один из них, иначе ему нечего было бы тут делать.
— Вы знали моего отца? - с сомнением в голосе спросил Сноу, потому что с трудом мог себе представить, что этот человек мог настолько хорошо знать Неда Старка, чтобы сейчас так говорить о нем - как о своем лучшем друге. А потом Джон понял, что этот незнакомец знает куда больше, чем ему следовало. Про их общего с Роббом отца знал только Тормунд, а тот совершенно точно не был любителем разбалтывать чужие тайны. Это все, конечно, бастарду не понравилось. Он коротко посмотрел на Робба и нахмурился. Сноу втянул носом воздух, но даже заверения в том, что он будет молчать, Джона не удовлетворили. Слишком много вопросов вызывало поведение этого незнакомца, и Джон выпрямился за столом, поставив кружку на деревянную столешницу.
— Кто ты такой?
Призрак лежал под лавкой рядом с Джоном и вдруг выбрался оттуда, сел на пол, чувствуя настроение Сноу. Лютоволк ощетинился. Он не был агрессивен, нет, просто слегка обнажил клыки. Тихое утробное рычание было почти не слышным, скорее, ощутимым, как слабая вибрация. Краем глаза Сноу видел Призрака, но успокаивающе опускать ладонь на его холку не спешил.
Лютоволк вдруг сам перестал рычать, спрятал клыки, потянул воздух мокрым носом и скульнул, приподнимая уши. Он переступил с лапы на лапу, как будто не знал, как относиться к этому мужчине. Вот и Сноу тоже не знал. Только поведение Призрака его озадачило еще больше. Джон посмотрел на волка, потом на нового знакомого, и вскинул брови.
Вопросов меньше не стало.

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+3

4

Крайний день за Стеной оказался длинным. Нет, в общем-то все дни за Стеной были длинными, но в этот раз Черный замок был уже так близко, что никому не хотелось еще одну ночь оставаться на снегу, и все как-то единодушно решили, что надо постараться сделать этот переход за один раз. Вот и останавливались разве что покормить лошадей.
Ну что ж, это было вознаграждено - уже затемно, но подъехали-таки к воротам и услышали один сигнал рога. Приятный такой, надо сказать, звук. Еще и потому, - Робб отлично понимал Джона, - что замок жил своей жизнью, за лесом наблюдали дозорные и все шло своим чередом.
А они что? Зашли, разгрузили драконье стекло, выпили наспех подогретого эля с чем нашлось на кухне, даже особо не разговаривая друг с другом, и просто отправились спать. Все остальное могло подождать утра.
Следующий день был каким-то спутанным. Они вроде бы что-то делали с Джоном, где-то помогали, разбирались с применением обсидиана, решали всякие мелкие сиюминутные проблемы, но в голове у Робба - и как он думал, у брата тоже, - стоял только один вопрос. А что, собственно, дальше? До этого думать было некогда, а вот теперь... Они обозначили направление - Винтерфелл, и оно было верным; но здесь надо было понять, с чего начинать и с какого конца в принципе за эту задачу браться.
- Джон, после ужина надо будет поговорить обо всем, - негромко заметил Робб, пока они ели. - Пора что-то решать.

...После ужина к ним направляется рекрут Дозора. Тощий такой мужик с половиной зубов.
И Старк не успевает подумать даже о том, что ему может быть от них нужно, как он начинает говорить. Такие вещи говорить, что и непонятно, как здесь реагировать-то. Что тут самому говорить и что делать. Потому что...
- Ты... Ты так похож на своего отца.
"Что?"
- А вот ты не очень. Это, наверное, тебе и помогло, да?
"Что?!"
- Молодой волк.
"Чтооо?"
- Вы знали моего отца? - Джон успевает первым.
Отца он, оказывается, встречал в Королевской Гавани. Нет, то есть... Робб, разумеется, понимает, что наверняка отец, как и в Винтерфелле, решал какие-то проблемы и спорные вопросы местного населения, и его вполне могли запомнить как достойного человека даже вот такие вот личности, в конце концов, он действительно был достойным человеком. Для всех.
Но это настолько дико, настолько несуразно, что Старк даже не сразу осознает, что человек, который знал лорда Старка в Королевской Гавани, едва ли может узнать в лицо его-то самого. Но ведь тут уж, как говорится, одно из двух. Едва ли простой мужчина, у которого к этому никакого личного дела нет, может внезапно проявить такой интерес к делам Старков, чтобы от столицы и аж до Севера...
- Но общался я с этим... Как его... Крепыш с лошадиной северной мордой... Джери? Ведь так?
- Джори, - машинально поправляет его Робб, и едва не бьет себя ладонью по лбу, понимая, что вот сейчас сам все замечательно подтвердил. Для большинства-то что Джери, что Джори - не было бы ровно никакой разницы, а вот для Робба Старка - очень даже была. М-да. Если кого-то и учит жизнь, то это явно не старший сын лорда Эддарда. Это ж надо так.
- Нет такого имени, Джери, на Севере, - все же старается исправить, хотя бы относительно, он ситуацию. А Сноу задает вопрос, который очень хочется задать и ему самому.
- Кто ты такой?
И, не давая мужику ответить что-то вроде "я рекрут Ночного дозора", Робб добавляет.
- Ты говоришь, что знаешь в лицо Молодого волка, но при этом лорда Старка ты знал по столице. Робб Старк в Королевской гавани, все знают, не был. Что за удивительный интерес к делам знатных лордов, причем одного и того же Дома, что ты за ними по всей стране поездил?
Между тем, он замечает, что все братья уже разошлись и они сейчас здесь втроем. Что ж, это и к лучшему. Уж очень у них тут интересные разговоры пошли.
Где-то, как вариант, думает Старк, что Ланнистеры могли что-нибудь узнать, и если первый привет не сработал, то попробовать передать второй. Ну вот только... пусть пытаются. Сейчас он вооружен, рядом с ним брат тоже с мечом, а под столом Призрак. Чуть-чуть (ага, совсем немножко) другая ситуация. Но взгляда с рук этого странного рекрута не сводит.
Мало ли.

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+3

5

— Точно! — торжественно воскликнул Грег, будто бы Семеро вдруг открыли ему некое таинство. В порыве чувств он расплескал эль из кружки, пытаясь сделать вид, что вовсе не испытывал Робба Старка своим вопросом. Просто решил уточнить. Грег дурачок, почти шут! Но, судя по всему, Молодой волк ему не верил. — Джори, да, Джори. Не нравился он мне, тот еще скупердяй, каждый грош высчитывал, как будто от этого его жизнь зависела.

[indent] Арья любила Джори, у неё было много теплых воспоминаний о нем и он всегда был добр к ней, поэтому и пришелся первым к слову. Говорить про него в таком тоне было неприятно. Впрочем, много разных неприятных вещей ей приходилось делать постоянно.

— Я Грег, родился в Королевской гавани, в Блошином конце... — история была хорошо продумана, будучи основанной на многочисленных рассказах Джендри и Пирожка. Грег даже мог начать красочный монолог о правильном тесте для яблочных пирогов. Однако он осекся, разинув рот, и медленно поставил пустую кружку на стол перед командующим. Должно быть, первая реакция на появление лютоволка вышла вполне естественной. Призрак начал скалиться, и Арья с благоговением на него уставилась. Такой большой! И, кажется, её узнал, раз перестал рычать. А Робб все еще не растерзан в клочья. Да и Робб знал про Джори. Значит... Значит, её добротный план медленно шел насмарку.

[indent] В голове вдруг пробежала предательская мысль: а что если оставить всё, как оно есть? Уйти на задний план, пока еще не поздно. Не лезть в дела лордов. Дозорный Грег мог бы принести братьям больше пользы, чем восставшая из мертвых субтильная девчонка. С ним бы обращались так, как он заслуживает, а не как того требуют правила. А ей бы не пришлось выкручиваться, придумывая оправдания своим преступлениям и неукротимой жажде мести. Только тогда ни Джон, ни Робб не узнают, что она снова была рядом. Она никогда больше не сможет их обнять. В миг стало так горько на душе, Арье было тяжело сохранять контроль. Вот только все вокруг говорят о белых ходоках, которые скоро принесут вьюгу и смерть к югу от стены. Смерть придет за всеми, за лже-насильниками и за гордыми мужами, за женщинами и за детьми. Решимость быстро к ней вернулась: Арья Старк знает смерть.

— А не все ли равно, парень? — тихо отозвался Грег, стягивая с руки перчатку уцелевшими зубами. — Я мог быть на службе у Ланнистеров, мог быть на службе у Болтонов. Мог лично кого-нибудь из северян прирезать. Теперь я рекрут Ночного Дозора. Все, что было до этого, неважно, разве не так, лорд Сноу? Вы же не будете разбрасываться людьми?

[indent] Он многозначительно посмотрел на командующего и насмешливо улыбнулся, хотя не стоило бы. Тут главный Джон, а мнение Робба ничего не значит. Арья могла не говорить лишнего, но она всегда была приставучей надоедой. Грег присел на корточки и протянул Призраку руку. От него разит как от отхожего места, но вряд ли это отпугнет дикого зверя.

— Близ Трезубца говорили, что Робб Старк по ночам обращается в волка и пожирает своих врагов.

Призрак уткнулся носом в её костлявую ладонь. Грег снова причмокнул.

— Говорили, что его нельзя убить.

Она запустила пальцы в белую шерсть.

— Я всегда считал это чушью, но, похоже, Старков и впрямь убить не так уж и просто, как думаете?

[icon]https://i.imgur.com/bvAmEWS.png[/icon]

Отредактировано Arya Stark (2021-08-27 18:07:50)

+3

6

Рассказ о прошлом незнакомца закончился так же быстро, как и начался. Да и звучал он довольно типично - кажется, каждый третий на Стене мог рассказать подобную историю. И прозвучала как раз та фраза, которую Джон почти ждал - «теперь я рекрут Ночного Дозора». Сноу чуть прищурился, глядя на Грега. Он казался как будто недалеким, или только хотел казаться? Иногда в его словах проскальзывало что-то такое, что оставляло Джона в полной уверенности, что новый дозорный совсем не так прост.
— Ты прав, - немного помедлив, Джон кивнул, - здесь, на Стене, все равны, независимо от того, что было в прошлом. Но мы задаем тебе этот вопрос не для того, чтобы  получить какой бы то ни было предлог. Даже если так - решать, что с тобой делать, не мне, а новому лорду-командующему, - добавил Сноу.
Лорд Сноу. Джон невольно вспомнил, как не нравилось ему это прозвище, высмеивающее его, как оно злило тогда мальчишку, который только приехал в Черный замок. А сейчас… Сейчас он почти не обратил на него внимания. Сумел ли он примириться с тем, кем он был? Наверное, да. Ведь сейчас появились куда более важные проблемы, чем глупые детские обиды на судьбу незаконнорожденного.
Джон внимательно слушал, что говорил Грег о Роббе. Что вызвало такие слухи? Джон, конечно, понимал, что это все чушь, едва ли Робб пожирал своих врагов, но ведь люди это зачем-то сочиняли. Но, с другой стороны, прекрасно, что Робба боялись враги. И боялись не зря, они еще это поймут, когда Робб вернется и будет не один.
Старков убить не так просто? Если бы ты знал, парень, насколько ты близок к правде. Жаль только, что не на всех Старков это распространяется. Джон вспомнил про отца, леди Кейтилин, братьев и сестер, тихо втянув носом воздух. Вся ситуация его озадачивало, но больше всего…
Больше всего его озадачивало поведение Призрака. Он спокойно позволял незнакомцу трогать себя, а Грег тем временем совершенно не боялся лютоволка. Джон прекрасно знал, как выглядят лица людей, впервые видевших Призрака, и на лице Грега он видел изумление, но ни тени страха.
— И все же я задал этот вопрос, потому что ты знаешь, кто я, ты знаешь в лицо Эддарда Старка и Робба, знаешь, что говорили о молодом волке в Речных землях, а еще потому что мой лютоволк до сих пор не откусил тебе руку. Для простого Грега из Блошиного конца ты знаешь очень много, поэтому этот вопрос я тебе задал не как брат Ночного Дозора другому брату, но как Джон Сноу Грегу из Королевской Гавани.
Джон мельком посмотрел на Робба. Ему бы хотелось закончить этот разговор и обсудить с братом возвращение Винтерфелла - то, что действительно было сейчас важнее всего, но в рассказе Грега слишком много деталей не укладывалось в паззл. Джон совершил достаточно ошибок, наверное, пора начинать быть осторожнее. Робба пытались убить, его самого пытались убить (да и убили), а теперь некто сидит напротив и рассуждает о том, что Старков убить не так-то просто. Кому бы это понравилось?
— Это правда. Старков сложно убить, поэтому не стоит и пытаться, - угрозы были совершенно не в стиле Джона Сноу, но все эти разговоры звучали так, будто Грег сам на эти предупреждения напрашивался. В конце концов, Призрак, несмотря на свое необъяснимое дружелюбие, все еще может послушаться своего хозяина и все-таки откусить руку тощего, если понадобится.

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+3

7

Робб морщится про себя, слушая, что этот Грег говорит про Джори Касселя. Но вслух ничего на эту тему не комментирует. Смысл-то какой в этом?
"Не все ли равно?"
"Нет".
И вот то ли счастье, то ли беда Робба Старка именно в этом - ему совершенно не все равно. Да не в словах много знающего Грега дело, конечно, - это как раз неважно. Мог быть кем угодно, мог быть в любой армии, а Ночной Дозор равняет всех, известная с детства истина. И не дошел все же Старк до той степени озлобленности, чтобы кидаться, пусть словесно, на простых солдат, выполнявших приказы своих командиров, к какой бы стороне те ни принадлежали.
Но ему не все равно.
На то, что объяснения парня звучат не слишком-то по-прежнему убедительно. Ну что это, в самом деле: ты как-то слишком осведомлен - да вот так-то и так-то, но вообще ведь неважно все, что было до этого. Прекрасное объяснение.
На странную, миролюбивую реакцию Призрака.
На все глобальное "не так" этой ситуации - с чего вообще рекруту Дозора с ними говорить понадобилось, на такие личные темы?
В общем, ему до сих пор не все равно, что будет дальше. И с каждым днем здесь на Севере Робб это чувствует все более живо и ярко. Поход в Суровый дом перетряхнул многое и расставил по полочкам, может, впервые после Переправы. И в этом конкретном случае не все равно на странности и цели этого человека, потому что могут они затронуть - да вот хотя бы Джона, например.
"А теперь мы перешли к мифам и легендам?"
- Близ Трезубца говорили, что Робб Старк по ночам обращается в волка и пожирает своих врагов.
"Слышал-слышал. Но не знал, что это так популярно. Прелесть какая".
- Говорили, что его нельзя убить. Я всегда считал это чушью, но, похоже, Старков и впрямь убить не так уж и просто, как думаете?
А рука - на шерсти Призрака, около носа Призрака, внутри шерсти Призрака. "Еще бы в рот ему залез".
Джон между тем, - правильно, его слово здесь весит больше, - берет инициативу на себя и задает Грегу вопросы. Правильные, все неувязки сведя в единое целое; Старк сам бы лучше не спросил. Так что он и не считает нужным ничего добавлять. А потом - и это тоже хорошо сказано.
- Это правда. Старков сложно убить, поэтому не стоит и пытаться.
- Да и много чего люди говорят, - пожимает плечами Робб. Ему до сих пор не хочется прямо подтверждать этому типу свою личность. Мало ли. Уж слишком он, действительно, осведомленный. Догадываться он может, это одно дело, а вот именно знать - совсем другое. Сноу, между прочим, тоже не сказал до сих пор ничего, что бы непосредственно указывало на то, что "это Робб". - Ну вот говорят, что Ланнистеры золотом срут. Не проверял. Говорят еще, что лютоволка гладить - дурная затея, если с ним не знаком, а то и сожрать может. Что-то опять же непохоже. Старков я тоже убивать не пробовал.
Ну а что, правда же - не пробовал.
- Ты в общем-то уже столько всего сказал о Старках и так здорово с волком общаешься, - Робб улыбается, как-бы-дружески, - Что прям хочется и с тобой познакомиться поближе. Я, видишь ли, и сам с Севера.
"Так что ты отвечай на вопросы-то лучше как есть... "Мужик из Королевской Гавани".

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+3

8

— Разве служба в Ночном дозоре не пожизненная, Джон Сноу? — Грег поднял на него удивленный взгляд. Он слышал, что некий Толлетт теперь новый лорд-командующий, но так и не разобрался почему. По правилам, Джон должен служить лордом до конца своей жизни, да и братья продолжали исполнять его приказы, он выглядел главным авторитетом в Черном замке. Арья сочла новость про Толлетта дурацкой байкой.

— Я, Грег из Королевской гавани, видел много трупов. Пусть для этого мира ты и не Старк, но на труп ты не похож, — для Арьи он был Старком больше, чем кто бы то ни было. Джон, кажется, сейчас пытался угрожать Грегу, но Арья ощутила только тревогу за него. Что произошло? Едва ли Джон спокойно прохлаждался на Стене, пока его семья погибала. Почему он больше не во главе Дозора?

— Твой лютоволк не посмеет откусить мне руку, — Призрак, словно в подтверждение слов, отпрянул от незнакомца и вопросительно уставился на своего хозяина. Грег ухмыльнулся под нос, причмокнув, и выпрямился перед знатными отпрысками.

«Волк не кусает волка», — довольно подумала девчонка.

— Да, лучше и не пытаться, — тихо повторил Грег и выразительно посмотрел на Робба. Тот пытался выглядеть благожелательным, как настоящий правитель, но Арья нутром чувствовала, как закипает его волчья кровь. И это ей нравилось. Это был её настоящий старший брат.

— А ещё, ещё, милорд, ходят слухи, что в дом Фрей пришла зима.

[indent] Арья знала, что совершила много преступлений, вроде убийства конюшонка в столице, но за этот поступок ей совестно совсем не было. Наоборот — она стала спокойнее спать. Она гордилась им. И до сегодняшнего дня поделиться ей было некому.

— Король Севера хочет познакомиться со мной поближе? Что ж, очень лестно, — он опять деловито причмокнул и развел руки. — Сначала я перерезал глотку Черному Уолдеру. Он визжал как свинья, пока из него вытекала кровь. Запачкал, паскуда, мне добрые бриджи, — мужчина громко хохотнул, будто бы рассказывал безобидную шутку, однако его взгляд стал диким и на щеках проступил яркий румянец. — Не люблю много грязи, но он сам виноват, всем хвалился подробностями убийства леди Старк. Если бы молчал, то все было бы проще. Как с Хромым Лотаром, тот принял свою участь более достойно.

[indent] Грег взял со стола кружку одного из лорденышей и допил остатки эля. Скорее для образа, нежели по желанию души: Арья не любила алкоголь, даже разбавленное вино на пирах ей не нравилось. Её разум начал затуманиваться, а сердце колотилось как бешеное. Арья часто представляла себе этот момент, но и подумать не могла, насколько ей будет хорошо. Робб, должно быть, будет ей благодарен, будет гордиться ею. Хотя отцу она бы рассказать такое не посмела. Но Робб — не ее отец. Он жив.

— Помните историю про повара-крысу из Дозора? Из этой, как её... — он пощелкал пальцами, пытаясь вспомнить. — Твердыни ночи! Повар, который подал королю блюдо из его собственного сына, а потом боги покарали его за то, что он убил гостя, которому дал кров. И тот вынужден был пожирать своих детей до конца своих дней.

[indent] Грег опять хохотнул, его глаза блестели.

— Лживые боги не торопились карать старика Уолдера, а ведь у него отпрысков было много. Я подумал, что это будет справедливо. Видели бы вы его рожу, когда он нашел зуб Черного Уолдера в своем пироге. И ему же понравилось! Мой друг научил меня делать хорошее тесто.

[indent] Грег уже радостно смеялся. По его представлению, Робб и Джон тоже должны были начать смеяться, встать и с уважением похлопать его по плечу, а волчья девчонка наконец смогла бы показать себя и упасть в братские объятия.

[icon]https://i.imgur.com/bvAmEWS.png[/icon]

Отредактировано Arya Stark (2021-08-27 18:07:40)

+3

9

— Да, клятва пожизненная. И я сейчас не мертв, но мой дозор окончен, и я снимаю с себя черное, - Сноу не стал ничего объяснять, ни к чему всем подряд знать эту историю, весьма странную, к тому же. Главное, что близкие и он сам знал, что клятву он своим поступком не нарушает.
Джон часто думал о том, каково это - мстить. Иногда у него даже возникало желание это сделать. Отомстить за отца. Отомстить за Робба. За братьев. За сестер.
Но почему-то Джон никогда всерьез не думал о том, будет ли ему приятно это делать. Сноу не любил убивать, так же, как и его отец. Не было ничего прекрасного в том, как жизнь покидала человека - это всегда было отвратительно. Всегда. Даже если умирающий был самым мерзким существом на земле.
Джон ненавидел того же сира Аллисера всей душой, но когда казнил его (не потому что хотел, а потому что выбора не было), не почувствовал облегчения. Только опустошенность и отчаяние.
Наверное, поэтому сейчас Джон Сноу смотрел на нового знакомого очень пристально, практически в упор. От него не ускользнуло то, как изменились его глаза, выражение лица, голос, да вообще все… Перед ним как будто сидел другой человек.
Джон был уверен, что Фреи после того, что они совершили, не заслуживают ничего хорошего. Джон даже думал несколько раз, что убил бы любого из них, если бы у него была такая возможность. Но сейчас…
Сейчас он очень живо представил себе все, что рассказывал Грег. Ненависть к Фреям в какой-то степени роднила их, вот только красочное описание расправы облегчения не принесло. Напротив, эти слова комом вставали в горле Джона, ему хотелось прокашляться, избавиться от этого комка, но он сидел тихо, не производя ни единого звука.
И больше всего ужасали не столько слова рекрута, сколько его собственная на них реакция. Грег наслаждался, возведя жестокое убийство в нечто такое, что вызывало у него самого восторг.
Джон мог бы с удовлетворением подумать о том, что Север отомщен, но все, что делал лорд-командующий - смотрел на убийцу перед собой. Убийцу не вынужденного, а того, который получает ни с чем не сравнимое удовольствие, отнимая жизни.
В чем Джон не сомневался - так это в том, что все сказанное чистая правда. Нельзя подделать этот искренний блеск в глазах, блеск убийцы, Джон знал его.
Ему стало не по себе.
Здесь, на Стене, каждый первый был преступником. За очень редким исключением. Но впервые Джон почувствовал, что человек перед ним действительно крайне опасен. И как-то от этого было не легче.
Смех Грега затих, и в опустевшем зале повисло молчание. Только треск поленьев нарушал тишину.
Долгое время Джон не мог подобрать слов. А что здесь можно было сказать? Он не знал. Бывший командующий едва сжал губы, переводя взгляд на Призрака. Тот смотрел на хозяина с легким непониманием, иногда переводил взгляд с Джона на Робба и на Грега. В очередной раз Сноу подумал, что Призрак точно все понимает. Он протянул руку к лютоволку и скользнул рукой по его голове, почесав за ухом.
— Ты не Старк, Грег из Королевской Гавани. И не северянин. Ты решил покарать Фреев - зачем? Ты мстил им за Старков или утолял свою жажду убийства? - слова Джона звучали глухо, как будто с трудом ему давались. Задавая эти вопросы, Сноу смотрел не на Грега, а на Призрака, продолжая его почесывать пальцами.
Эта страсть к убийствам вполне может пригодиться, если направить ее на мертвецов. Вот только погибают вихты совсем по-другому.

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+3

10

И вот сейчас на попытки скрывать свою личность можно, видимо, наплевать. Этот мужик настолько уверен во всем, что говорит, и звучит настолько непринужденно, что скорее всего, действительно знает Робба в лицо. Откуда знает, еще предстоит выяснить. Но в любом случае... и смысл тогда продолжать притворяться?
Джон тем временем сообщает рекруту Дозора то, что несколько дней назад заставило и самого Робба очень непонимающе уставиться на брата. Только если с ним Сноу был откровенен, и в принципе хотя бы что-то встало на свои места, то в такой формулировке это звучит вообще интересно.
"Клятва пожизненная, но я не мертв, но мой дозор все равно окончен".
Если бы так сказали ему самому, то Старк бы точно очень долго пытался сопоставить одно с другим и третьим - а скорее, настойчиво попросил бы разъяснений. Но в конце концов, не одному же Грегу им мозги ломать!

- А ещё, ещё, милорд, ходят слухи, что в дом Фрей пришла зима.
"Ты говоришь "милорд" слишком правильно, парень", - отвлеченно думает Робб. Люди из простонародья жуют первый слог. Получается что-то вроде "млорд".
Он молчит. Только подается вперед, очень внимательно, выжидающе глядя на этого Грега.
"Что?"
...Ну и Грег рассказывает, "что".
Рассказывает такое, что это, на самом деле... Как бы так сказать...
Старк слушает его, глядя на него напряженно, почти не отрываясь. Видит диковатый блеск в его глазах. Едва не восторженный. Или действительно восторженный. И искреннюю радость.
Это выглядит страшновато даже, стоит признать. Но самое страшное здесь другое.
До Близнецов Робб от такого рассказа пожалуй пришел бы в ужас. Не показал бы, конечно, этого, но внутренне ужасался бы жестокости. А вслух настаивал бы на том, что человека с такими наклонностями надо в лучшем случае отправить на Стену.
"На Стену. Иронично".
И вот именно это же, некоторую оторопь от такого наслаждения убийством, он видит сейчас, поглядывая периодически на брата. Это естественно и правильно. Да он просто отражение взгляда отца видит в глазах Джона.

И с одной стороны Старк его прекрасно понимает. И этой же самой стороной своей, определенно, лучшей, разделяет то, что Джон сейчас чувствует. Нельзя наслаждаться, убивая. Не делают такого нормальные люди. Нельзя и все.
А с другой стороны...
Джон видел, что ли?
Джон не видел.
Не видел, как Амбер стол переворачивал, как впятером пытались организовать отчаянное сопротивление, - а после как его в цепях убивали. Не видел, как девочка Дейси вазой против мечей дорогу к выходу прокладывала, и меча в ней не видел. Того, как всех, кто с ним рядом был, кому доверял, с кем воевал рядом, с кем проводил в конце концов все время, методично, нагло, страшно убивали, предав. Всех. Вообще всех.
...Не видел, как матери горло перерезали.
И Старк не пожелал бы ему подобного видеть никогда.
О своем персональном - привете от Ланнистеров да ледяной мутной красной воде Трезубца - как-то даже не вспоминается. Живой ведь. Такое как раз и Сноу, спроси - свое вспомнить сможет.
Но он не видел.
И хоть мрачное, но удовлетворение от услышанного Робб не может скрыть.

А еще есть третья сторона. Тоже странная. Непрактичная. Досада, что ли. "Заплатить Фреям должен был я".
Нет, Робб понимал, что с этим придется ждать. Как только добрался до Севера и увидел, как здесь дела обстоят, так и понял это. Сперва надо думать о живых, только об этом, а уж после о наказании преступникам (сюда бы Фреи носа не показали, а стало быть, опасности не представляли) и мести за мертвых.
Но все же расплатиться за то, что было сделано, должен был он. Но это уже как раз в принципе неважно.

Вот это все сейчас, наверно, очень отчетливо отражается на лице, потому что слушая такие уж новости, следить за его выражением Робб начисто забывает.

Грег довольно смеется и ждет реакции.
И Джон, - Робб снова думает о том, что тот больше, чем кто бы то ни было, напоминает лорда Эддарда... и еще о том, как на самом деле любит брата, - мыслит логично и вопросы задает. Хорошие, правильные вопросы. Глухим голосом, тоже логичным, в этой ситуации естественным и правильным.
Что до самого Старка...
- Ты не врешь, - медленно говорит он, взвешивая каждое слово. Тут надо хорошо подумать, прежде чем что бы то ни было сказать. - Ты ведь действительно это сделал.
И кем бы ты ни был, Дом Фреев все заслужил,
- все то же мрачное одобрение в голосе все-таки звучит, пытайся это скрывать или нет. - Честно сказать, мне несколько жаль, что заплатил по счетам им не я, хотя до такого бы я и не додумался, и сделал бы иначе, - последнее скорее для Джона, да и тоже полная правда. - Но... это не главное. Они заслужили все. И это тоже.
Но я не понимаю.
Во-первых,
- "начнем с простого", - ты проник в охраняемый замок и устроил все это? Как?
И главное,
- он снова смотрит на брата, кивком подтверждая его слова. - Зачем?

Отредактировано Robb Stark (2021-08-20 09:35:55)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+3

11

[indent] Арья ожидала совсем иной реакции. Когда девочка наконец обнаружила, что никто не поддержал её радостное настроение, она заставила себя умолкнуть, и в мрачном зале повисло тяжелое, тягучее молчание. Сначала она с надеждой глянула на братьев, подумав, что ей показалось. А когда те перевели взгляд кто куда, лишь бы не смотреть на нее, улыбка сползла с некрасивого лица Грега. Арья была им отвратительна, и чужой образ дал ей это понять наверняка. Если бы она была Арьей Старк — то Робб и Джон нашли бы тысячу причин, чтобы её оправдать и выдавить хотя бы сочувственные улыбки в ответ. Грегу оправданий не находилось. Но Арья ничуть не жалела о содеянном, и в её груди начало медленно разгораться пламя гнева, она даже позабыла про странные слова Джона об уходе из Дозора.

[indent] — Зачем. Он был в моем списке, — небрежно бросает Грег, фыркнув, как будто то было очевидно. Список был не простым. Каждый день на протяжении многих месяцев Арья повторяла его днём и ночью, чтобы никого не забыть. Имена попадали в него за разные заслуги, кто-то убил её отца, кто-то кичился изнасилованием дочери трактирщика. Арья соврет, если скажет, что чувства со временем не притупились и она испытывает к этим людям всё то же самое, что чувствовала в день, когда впервые перед сном произнесла их имена. Но какая разница? Люди продолжают чтить богов, хоть и утратили их лики. У Арьи была своя непоколебимая вера, в молитве которой не приходилось сомневаться, и своей дланью она служила своему Богу.

— Отошлите ворона в Близнецы, если сомневаетесь, — Арья пыталась сохранять спокойствие, Грег продолжал сверлить братьев темным взглядом. — Может быть, это сделал кто-то другой. Никто не знает.

[indent] На этом всё. Арья осознавала, что ей сейчас следует уйти, а Грегу — исчезнуть навсегда. Она не получила то, что хотела, и никто не сможет ей этого дать. Да, через какое-то время она бы объявилась, но помалкивала бы. Роббу и Джону, которые не очень-то возрадовались свершившемуся правосудию, не стоит знать, что все эти зверства совершила их маленькая сестричка. Умный убийца, в отличии от Уолдера Риверса и Чизвика, о своих убийствах никому не рассказывает, свою причастность отрицает, и ты попробуй докажи.

[indent] Грег развернулся и пошел к выходу, сжав кулаки. Его бы не смогли остановить, король — не король, командующий — не командующий, странно что Призрак диким кабаном не оказался. Помимо злости Арья чувствовала обиду. В особенности на Джона, который раньше был ей лучшим другом, а сейчас выглядел так, будто бы Арья совершила нечто непоправимо ужасное. Робб хотя бы признал, что Фреи такую участь заслужили.

[indent] Лютоволк громко гавкнул вслед, и Арья остановилась, доходя до точки кипения. Эль, гнев, разочарование и обида — не так она себе это представляла.

— Вы ничего не понимаете, — Грег качал головой, будто бы убеждая себя в этом. Он зашагал обратно и громко ударил ладонями по столу, повысив голос.

— Ты ничего не понимаешь, Джон, и ты не имеешь права меня судить и говорить со мной так!

[indent] Так — это как? Спокойно? Укоризненно? Арья увидела в Джоне отца, и её это сломило. Мало того, что он был похож на него внешне, так теперь и вел себя похожим образом, чего она не ожидала. И, хоть девочка и не отдавала себе отчет, но злилась она сама на себя.

[indent] Милорды и короли закончились. Возможно, они сейчас её убьют, приняв за буйного душевнобольного. Плевать.

— Пообещал своих сестер Фреям, а сам женился по любви, да, Робб? — из Арьи сочился яд. Сидят важные мужи, демонстрируя свою брезгливость, которым с детства отец вложил в руку меч и научил сражаться. Они и понятия не имеют, что приходится испытывать девчонке, которая пытается выжить. Перебить семью своего жениха, чтобы не выходить замуж, впрочем, было бы вполне в духе Арьи Старк. — Ты спросил, как у меня все получилось?

[indent] Грег запустил руку за шиворот и достал что-то завернутое в грязные вонючие тряпки. Он неспроста был высокого роста, так легче было прятать и случайно не проколоть себе брюхо. Меч, выкованный в замке для детской девичьей руки, Грегу был не по статусу и вызвал бы вопросы. Он швырнул сверток на стол под нос Джона Сноу и в нетерпении снова зашагал прочь.

— Меня научил мой брат.

[icon]https://i.imgur.com/bvAmEWS.png[/icon]

Отредактировано Arya Stark (2021-08-27 18:07:27)

+3

12

Робб выглядит гораздо более спокойным, нежели Джон. Сноу переводит взгляд на брата и смотрит на него. Долго, внимательно. Брат говорит, что Фреи это заслужили, говорит, жалеет, что это сделал не он. Джон, несмотря ни на что, в глубине души рад, что Старк все-таки не взял это на себя. Это не помогло бы и не вернуло бы погибших, Робб не мог этого не понимать. Но только сейчас Джон начал полностью осознавать, как сильно произошедшее изменило Старка. И Сноу был не вправе брата судить, потому что его самого там не было, он ведь и понятия не имеет, что именно там произошло. Знает в общих чертах, а в остальном… И если Робб отреагировал на слова Грега именно так, значит, этому была причина. Джон слишком хорошо знал брата, чтобы подумать, что его гнев мог быть необоснованным. Нет, не мог. Другое дело – иногда нужно наступить своему гневу на горло, не позволить ему тобой овладеть. Ненависть хоть иногда и придает сил, но гораздо чаще отравляет изнутри, подобно яду.

Отводя взгляд от брата, Джон подумал, что им обязательно надо поговорить о том, что произошло. Робб делает вид, будто все нормально, держит себя в руках, как всегда, потому что не было у них ни времени, ни возможности расслабиться. Но Сноу отлично видел – нет, ничего не в порядке. А ведь Робб был не просто его братом, он был его лучшим другом, и кому еще он мог рассказать о пережитом в Близнецах?

Тем временем Грег изменился в лице, и произошло это очень быстро. Рекрут будто бы ждал от братьев чего-то другого. Чего, интересно? Благодарности? Говорит что-то про список, злится, разворачивается, уходит… а потом возвращается обратно. Интонации его голоса меняются до неузнаваемости, и Джон приподнимает брови. Как будто Сноу и Старк нанесли Грегу какое-то личное оскорбление. Он еще никогда не слышал, чтобы мужчина говорил с такой искренней обидой. Наверное, что-то подобное впору было услышать от женщины или ребенка, например, маленького мальчишки, такого, каким был когда-то Джон. Да, наверное, именно так он и выглядел, когда обижался на весь мир за то, что он бастард. 

И эти две разные части Грега как-то совершенно не складывались в общую картину. Джона не покидало ощущение чего-то неправильного, ненастоящего, его разум никак не мог соединить изменчивое поведение, слова и внешность в одного человека. Что-то как будто мешало.
Поэтому Сноу понятия не имел, как реагировать на эту тираду. Он смотрел на рекрута исподлобья, сжав губы. Только старые боги могут знать, чего ожидать от этого типа. Джон напрягся, когда Грег начал что-то вытаскивать, но тот кинул сверток на стол и снова отправился прочь. Сноу втянул носом воздух, обменявшись взглядами с братом, и потянулся свободной рукой к свертку, разворачивая грязные тряпки.

Ему хватило одного взгляда, чтобы понять, ЧТО лежало перед ним на столе. Лицо Джона окаменело, а глотку как будто обвила ледяная змея. Перед глазами мгновенно пролетел тот день, когда он подарил младшей сестре этот меч, ее радостное лицо Джон до сих помнил в мельчайших деталях.
Каждый день он думал, где были его сестры, живы ли они, в безопасности ли? О Сансе Джон думал тоже, но Арья, конечно, была намного ближе ему. И сейчас это непрекращающееся беспокойство, которому раньше Джон не давал воли, потому что все равно не мог покинуть Стену, захлестнуло его настоящей волной. Глаза Сноу потемнели, стали почти черными, рука сжала меч так, что костяшки побелели.

- Стой! – голос его прозвучал неожиданно громко и зло. Призрак навострил уши, глядя на хозяина, а Джон повторил, - я сказал, остановись, ты! – он быстро вышел из-за стола и преодолел расстояние до рекрута в несколько больших шагов.

Грег был выше Джона, но тело его не было привычным к схваткам, что давало Сноу определенное преимущество. Бастард быстро дернул Грега за грязную куртку, с глухим ударом прикладывая того спиной к стене. Его рука сжалась на горле рекрута, перекрывая ему воздух, почерневшие глаза впились в мерзкое лицо, а губы непроизвольно скривились от отвращения. Ноздри Джона раздувались от ярости, с которой он даже не пытался совладать.
- Откуда у тебя этот меч? Говори, - Сноу резко дернул Грега еще раз, прикладывая о стену затылком, - клянусь всеми богами, если ты тронул мою сестру хоть пальцем, я убью тебя, - Сноу стиснул зубы, - отвечай!   

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+3

13

"У кого-то из девочек был меч? Ну да, "у кого-то". Уж не у Сансы же", - Робб ничего не понимает.
Вот вообще ничего.
Что за список? Что за внезапная и такая яркая обида Грега? С чего это Джон не имеет права его судить, и чего такого ему сказали, что он почувствовал себя настолько оскорбленным?
Откуда - в седьмое пекло - этот мужик знает о том проклятом договоре с Фреем? Воспоминание об этом почти физически больно, заставляет сжать губы, но ничего Старк не говорит. Есть всего несколько человек, с которыми он мог бы объясниться на эту тему, и уж точно непонятный рекрут Ночного дозора в их число не входит.
Что за брат и что за тонкий, легкий меч в грязных тряпках?
И что за вспышка гнева у Джона, наконец? В какой-то момент кажется, что он сейчас убьет этого парня. Он что, заразился общим безумием? Но нет, Робб слишком уважает брата, чтобы даже на мгновение допустить подобную мысль. Джон разумен, и то, что он делает - правильно. В любом случае.
Так тогда какого гребаного Иного здесь вообще происходит?!
И только слова Сноу - злые, резкие и очень искренние, - хоть что-то расставляют на свои места.
- Клянусь всеми богами, если ты тронул мою сестру хоть пальцем, я убью тебя.
Вот оно как.
Старк идет и плотно закрывает дверь в зал. Гнев Джона чем-то помогает ему - не будь этой вспышки, он и сам готов был уже дать Грегу в морду.
А сейчас он неожиданно даже для себя чувствует, что растерянности больше нет, и что он вот прямо удивительно для данной ситуации спокоен. Внешне. На каком-то поверхностном уровне. В глубине - этакая пружина, которая фактически достигла точки максимального сжатия, и если распрямится - то мало уже не будет никому. Робб не догадывается, что примерно то же скрывалось за спокойствием в критических ситуациях Тихого Волка.
Не понимает - так выяснит. И выяснит любой ценой.
- Джон, - голос его тоже звучит спокойно, очень даже ровно. - Если ты вышибешь из него мозги, то он уже ничего не ответит, - он касается плеча брата. - Подожди.
А тебе, парень, я клянусь, - и на его лице сейчас весьма явственно читается, что шутить он не думает. - Если ты прямо сейчас не расскажешь правду, я тебя...
"Голым за Стену выкину".
- ...убью.
Таким все еще ровным голосом, что легко можно поверить - действительно убьет.
- Обо всем. Откуда у тебя этот меч, и как ты связан с Арьей Старк. Остальное подождет.
Вежливые разговоры и недоуменные выяснения кончились.

Отредактировано Robb Stark (2021-08-22 09:19:04)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+3

14

[indent] Многие совершают в такой ситуации ошибку — бьют ножом в живот. Человек если и умрет, то не так скоро, как хотелось бы, а если он вдобавок привычен к боли, то точно успеет тебя задушить. Или в грудь, пытаясь угодить прямиком в сердце, что совсем непросто из-за ребер. Ты зажат, пытаться не стоит, если ты не величиной с короля Роберта. Грег, несмотря на высокий рост, был тощим. Надо было бить под руку, которой тебя держат. Либо в бедро, если дотягиваешься, — легкие воины часто защищают ноги не особо хорошо. У тебя один шанс, важно уметь наносить точный удар, с первой в жизни попытки ничего не выйдет. Арья была прилежной ученицей, могла сделать так, чтобы противник быстро истек кровью, и ни один мейстер не смог ему помочь. Он также может успеть убить тебя, если его воля крепка, однако точно погиб бы сам. Лучше всего бить в шею, но это практически невозможно.

[indent] Первая мысль, цинично проскользнувшая в голове Арьи, когда Джон сдавил её глотку: «Есть ли кольчуга?» Хороший убийца должен был сразу приметить, даже если хороший убийца никогда не попадает в такую глупую ситуацию. Иногда это нужно для игры. У Арьи было оружие, запрятанное в лохмотья, в том числе кинжал, который можно легко выхватить. Только Арья бы никогда не стала трогать Джона, её руки беспомощно болтались по бокам, и она с неподдельным ужасом в глазах смотрела на брата. Девчонка не боялась смерти, но она никогда и подумать не могла, что её убьет Джон. Возможно, он не собирался, но явно свои силы не рассчитывал. Ели бы шея Грега принадлежала Арье Старк, то Джон бы сразу её переломил. Она никогда не видела его таким.

[indent] Арья попыталась ответить, но смогла только прокряхтеть нечто невнятное. Воздух быстро заканчивался, тело начинало неметь. Сначала она потеряет чувства, а когда Джон продолжит сдавливать её шею — умрет. Бог иногда бывает чересчур жесток. Неужели она проделала такой длинный путь ради этого? Серьезно? Вдруг Арье снова стало нестерпимо смешно, из глаз брызнули слезы, а громкому гоготу мешала рука брата на глотке, вырывались глухие звуки, похожие на лай помирающей собаки.

[indent] Её спас Робб. Ему удалось успокоить Джона, и тот разжал ладонь. Арья упала на четвереньки, зажмурившись и пытаясь унять истерику. Она судорожно хватала ртом воздух, дышать было больно. Если она ничего не расскажет, то они её убьют. Может быть, так ей и надо?

— Я много раз пытался её убить, но у меня ничего не вышло, — хриплым голосом проговорил Грег, пялясь вниз. Последняя соленая капля скатилась с носа на каменный пол, и он громко шмыгнул. Арья запустила два пальца себе под подбородок, стараясь, чтобы братья не увидели. Мастера проводят года в молитвах, обучаясь этому искусству, они могут менять лица просто проведя рукой. У Арьи этих лет не было, ей приходилось делать надрез на своем лбу и пить зелье. Она с отвращением отшвырнула маску в сторону Призрака, лютоволк с удивлением начал её обнюхивать. Вдруг тело потонуло в гигантской одежде, можно было бы подумать, что Грег исчез, если бы не виднелась темная макушка. Лицо Арьи было испачкано её собственной запекшейся кровью, но она не торопилась его показывать.

[indent] Ей хотелось просто раствориться в небытие, как Арри или Ласка, ничего не объясняя.

— Я же сказала, Робб, — болезненно прошипела Арья, ухватившись рукой за горло. На самом деле нет, не говорила. Но мысли уже давно запутались. — Мне его дал мой брат.

[icon]https://i.imgur.com/bvAmEWS.png[/icon]

Отредактировано Arya Stark (2021-08-27 18:07:11)

+2

15

Рука Робба, которая легла на плечо Джона, привела его в чувство. Сноу  посмотрел на мужика и понял, что тот задыхается. Да и неподдельный ужас был написан на его лице. Дверь была закрыта Роббом, брат всего по одной фразе Джона понял, что происходит, поэтому Сноу осознал, что Грег никуда от них не денется. Джон разжал ладонь и позволил рекруту рухнуть на пол, с отвращением глядя на потрепанную высокую фигуру.
Робб стоял рядом, и в словах его Джон явственно слышал ярость. Не такую, как у Джона, нет, Робб держал себя в руках, его ярость была холодной, но Сноу был абсолютно уверен: брат разделяет его чувства. Понимает, почему Джон так внезапно едва не задушил рекрута.
Бастард все еще тяжело дышал, на этот раз готовый пустить в ход Длинный Коготь. Он не сводил взгляда с Грега, и вдруг тот произносит эти слова…
Много раз пытался ее убить. Ублюдок. Не вышло. Тогда где она?!
— Да как ты… - ярость вскипает в крови Джона с новой силой, но то, что происходит дальше, внезапно заставляет его осечься. Рекрут что-то стягивает со своего лица и отбрасывает в сторону. Что-то, похожее на кусок кожи. Джон кинул взгляд на него, посмотрел на Призрака, с интересом обнюхавшего это непонятно что. А потом Сноу перевел глаза на Грега, и его как будто ударили чем-то мягким по голове.
Перед ним на четвереньках был другой человек. Тряпки Грега висели на тонкой, худой фигурке, волосы были совершенно другими, да, черт возьми, даже размер головы изменился. Джон отупевшим взглядом смотрел на все это, совершенно не понимая, что происходит.
А потом эта фигурка заговорила. Стоило Сноу услышать голос, как вдруг картинка сложилась сама собой. Он все еще не видел ее лица, но это была Арья. Арья Старк. Его сестра.
ИХ младшая сестра. Но как…
Открытие было столь внезапным, что Джон непроизвольно сделал шаг назад. Ноги подкосились, и он, плавно покачнувшись, буквально рухнул на скамью у стены, не контролируя свое тело. Руки дрожали.
Джон поднял свою ладонь, тупо разглядывая ее. Рука еще помнила ощущение глотки Грега, который задыхался, еще горела от прошлой ярости, которая теперь уступила место ужасу. Неужели он чуть не задушил Арью? Седьмое пекло, да он же мог ей просто шею переломить, если, конечно…
Если это была она.
Джон понятия не имел, что за чертовщина здесь происходило. Но варианта было два - либо Арья притворялась кем-то другим, либо кто-то другой притворялся Арьей. Если бы Джон сам не восстал из мёртвых некоторое время назад, был бы еще третий вариант - грибы в пироге были так себе, и ему это все мерещится. Но, судя по лицу Робба, он видел все то же самое.
И Джону, наверное, следовало бы приставить меч к горлу этого создания, похожего на Арью, убедиться, что это именно она, но Сноу не мог. Одна только мысль, что он только что чуть не убил собственную сестру, повергала его в ужас, поэтому и поднять свой клинок он не мог. Не сейчас.
Джон не знал, сколько времени прошло, по его ощущениям, вечность, на самом деле - несколько секунд. Сноу, наконец, смог выдавить из себя одно слово. С трудом, все еще не верящим во все это сиплым голосом: - Арья?…

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+3

16

- Я много раз пытался её убить, но у меня ничего не вышло, - совершенно внаглую признается Грег.
- Да как ты…
- И где она? - чуть не одновременно с Джоном. Но...
"Что?"
То, что происходит дальше, невозможно ни представить себе, ни объяснить. Все это как во сне. В каком-то странном, жутком сне. Нечто, отлетающее в сторону. Исчезающая - нет, не так, внезапно уменьшившаяся, - фигура рекрута Дозора. Чьи-то темные взлохмаченные волосы, торчащие из-под лохмотьев.
И, в завершение всего...
- Я же сказала, Робб. Мне его дал мой брат.
Знакомый голос. Знакомая интонация - может, скажи эта фигура-под-тряпьем что-нибудь другое, это не было бы так... Но как можно не узнать, когда...
Когда сестра произносит твое имя?
"Что?.."
Старк бросает взгляд на того самого брата (ну не Бран же это был и не Рикон) в отчаянной надежде увидеть какое-то объяснение, да что угодно, любое доказательство, что он не сходит с ума. Но единственное, что он видит на лице Джона - ужас и изумление. Что ж. По крайней мере вряд ли он повредился головой. Вдвоем с ума ведь не сходят, да?

Картина, значит.
Один сидит на скамье, глядя себе на руки.
Второй стоит, в прямом смысле открыв рот, и не двигается.
И третья прячет лицо где-то то ли в руках, то ли в вонючих тряпках.
Посмотри на них со стороны - точно можно подумать, что сумасшествие может настигнуть троих одновременно. А мысли об этом еще более неадекватны, чем сама ситуация.
Сперва, значит, брата убили, а потом некая жрица вернула его к жизни. Потом, значит, мертвецы встают и голубыми такими глазками на тебя смотрят. Потом существа из легенд по лесу шарахаются. А теперь рекрут Ночного Дозора на его глазах превращается в давно потерянную сестру. Которую они, кстати, в лице этого рекрута могли убить.
Что дальше?
Дальше, кажется, некуда.
Все эти мысли занимают точно так же мало времени, как и увлекательные размышления Джона, но Сноу первым берет себя в руки, находя возможность сказать хоть что-то.
- Арья?…
Звук его голоса как будто будит и самого Робба.
Он подходит, наклоняется, и поднимает мелкую фигурку - не в воздух, просто ставит ее на ноги. Каким-то остатком здравого смысла (или тем, что мозг выдает за здравый смысл, изо всех сил цепляясь за понятие "нормальности") ухитрившись удержать на ней тряпки.
- Арья.
Он не спрашивает, он утверждает. Пытаясь перевести дыхание. И хоть что-то сказать. Сделать. Да что угодно, лишь бы действовать только. Лишь бы как-то реагировать. Ну молчит же, как истукан. А надо. Да боги его знают, что надо!
И точно ли это Арья?
Да точно. Потому что никто. Больше. Так его имя не произносит. Точно так же как Джон, как Санса. "Робба" от каждого из них он бы узнал, даже если бы не видел говорящего. И не спутал бы ни с кем, будь голос хоть насколько похож.
"Как это ты?"
"Про Фреев и тебя это правда?"
"Как ты узнала?"
"Сможешь меня простить?"
"И все таки, как это ты сделала?!"
"Что это вообще было?"
"Подтверди, что это ты. Что ты делала дома, когда приехал король Роберт?"

Вопросов слишком много, они наезжают один на другой, сталкиваются, толпятся и в итоге не получается ни одного.
Да ведь не стальной Робб-то в самом деле, чтобы задавать все эти правильные вопросы!
(Да, врагов он тоже ночами не жрет.)
Он просто смотрит на сестру во все глаза и в конце концов, через несколько мгновений, делает то, что хотел бы... Боги знают, сколько месяцев. С того самого дня в Винтерфелле. Обнимает ее.
- Спасибо, что ты живая.
А еще "умнее" что-нибудь мог сказать?

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+3

17

[indent] Она впервые за множество лун не была уверена, хотелось ли ей оставаться живой, есть ли в этом смысл. Воссоединение с семьей она тоже представляла себе сотни раз, и эта встреча точно должна была пройти не так. Дело даже не в Греге или Джоне, который чуть её не убил: в какой-то степени это было даже приятно, никто за неё никогда так не заступался. Дело в том, что она практически ничего не чувствовала. Теплый Робб её обнимает, он действительно рад ей здесь, он её любит. А Арья вроде бы понимает головой, что её безумная мечта воплотилась в жизнь, и даже готова разрыдаться от счастья, но на сердце лежит огромный камень, который ничего не пропускает. Будто бы если она начнет ощущать что-то хорошее, судьба этим воспользуется, чтобы снова ударить побольнее. Ведь Бог все видит, и от него ничего нельзя скрыть.

— Я была тогда в Близнецах, Робб. Я опоздала совсем чуть-чуть, — а если бы успела, то давно бы покоилась где-нибудь на дне Трезубца под слоем ила, разбухнув и побелев. Арья, уткнувшись носом в грудь брата, говорит спокойно, тихо. Голос ещё не восстановился, и, наверное, восстановится нескоро. По шее пошли красные пятна, но телесная боль привела её в чувство, как внезапная пощечина. — Они всем рассказывали, что отрезали Серому Ветру голову и нацепили её на твое тело. Я долго не могла поверить своим глазам, что ты жив, когда увидела тебя здесь.

[indent] Но видеть можно не только глазами, и Робб все-таки был Роббом, её старшим братом, наследником Винтерфелла.

— Я была на площади в толпе, когда казнили отца. Санса вопила так, что по коже шел мороз. А когда я добралась до Долины Аррен, тётя Лиза умерла, — никаких эмоций от этих воспоминаний Арья теперь уже не испытывала. Но все же одна мысль глодала её весь путь. Она подняла голову и посмотрела на Джона: на перепачканном кровью лице волчьи глаза казались ещё более дикими. — Арья Старк боялась, что доберется сюда, а её брат будет мертв. Так всегда бывало, когда она надеялась добраться до семьи.

[indent] Арья подхватила Грегову одежду и подошла к Джону. Тот наверняка уже начал винить себя, хотя не должен был. Она ссутулилась и крепко обхватила его голову грязными руками, прижавшись лбом к виску.

— Прости, Джон, сюда только мужчин пускают, — Арья крепко зажмурилась, будто бы испытывала от радости невыносимую боль. Раньше она могла просто обкромсать свои непослушные волосы и сойти за пацана, но сейчас больше походила на девчонку, пусть такую же мелкую и костлявую. — Проще стать Грегом из Седьмого пекла, чем объяснять, зачем девчонке понадобилось идти далеко на Север.

[indent] Она с минуту так простояла, а когда отпрянула от Джона, стала черными ногтями отколупывать запекшуюся кровь со щек, то ли вспомнив о своем пугающем внешнем виде, то ли от напряжения. Острые отросшие ногти заново царапали лицо, и по нему поползли полосы. Арья опять тупо уставилась в пол.

— Это было непозволительно, мне стоило держать себя в руках, — она стушевалась, таким тоном Девочка обычно разговаривала с Добрым человеком. Теперь ей казалось, что никем быть проще, чем Арьей Старк. У никого ничего нет и он ничего не чувствует.

[icon]https://i.imgur.com/bvAmEWS.png[/icon]

Отредактировано Arya Stark (2021-08-27 18:07:01)

+3

18

Сомнения в том, что это именно их младшая сестра, растворяются с каждым словом, которое произносит девчушка. Джон прислушивается к тому, что она говорит, и каждое предложение отзывается болью у него в груди. Сноу страшно представить, что Арья, бойкая малютка Арья, которая, несмотря ни на что, была совсем юной девочкой, пережила все это. Проклятые Близнецы, будь они неладны. Казнь отца… Джон внутренне содрогнулся, когда понял, что Арья все это видела.
О, как бы много он отдал, лишь бы уберечь ее от всего пережитого. Да все бы отдал. Только вот не мог, не в его власти это было.
Ему вдруг стало так стыдно. Его семья переживала ужасные вещи, пока он жил себе здесь, на краю мира. Пусть у Джона тоже были приключения, но черт возьми, разве их можно сравнить с тем, что пережили Старки?
Он бы хотел повернуть время вспять. Забрать всю их боль себе, он бы нашел, как с ней справиться. Но Арья… разве она заслужила все это?
Когда сестренка обняла его, Джон, не выдержав, крепко обхватил ее руками. Она повзрослела, да, стала выше, но осталась все такой же худой.
Больше всего Джон был рад, что и на этот раз Арья опоздала. Опоздала и не узнала, что ее брат был мертв. Она и без этого натерпелась достаточно.
— Не смей извиняться, сестренка. Это я должен просить прощения за то, что сначала делаю, а потом думаю, - он покачал головой, шумно втягивая носом воздух. Не сводя взгляда, смотрит на лицо Арьи, испачканное в запекшейся крови. Седьмое пекло, больше всего ему хотелось отмыть с нее эту кровь, слишком жутко это выглядело на ней.
Так не должно быть.
Девчонки ее возраста не должны убивать. Когда он дарил ей меч, он совершенно не думал, что она… что она действительно будет убивать. Нет, он, конечно же, не винил Арью. Он винил судьбу за то, что Арье пришлось все это сделать.
Выражение ее лица, ее голос, ее извиняющийся тон беспокоили Джона все сильнее. Он смотрел, как девчушка царапает собственное лицо, и на секунду встретился взглядом с Роббом.
Им с братом сейчас не нужны слова, чтобы понять друг друга.
Мы должны что-то с этим сделать, Робб. Чтобы она больше никогда не оказалась в подобном кошмаре. Я не знаю, что, не знаю, как, но мы должны…
Джон свел брови к переносице, чуть наклоняясь, так, чтобы поймать взгляд младшей сестры, и перехватил тонкие запястья, не давая ей оставлять царапины на собственной коже:
— Никогда не думай больше, что тебе нужно притворяться кем-то другим, чтобы встретиться со мной или с Роббом. Девчонка ты или нет, седьмое пекло, пусть кто-нибудь только попробует не пропустить тебя куда бы то ни было, - он снова прижал Арью к себе, зарываясь носом в темную макушку и зажмуриваясь.
— Все позади. Робб здесь, я здесь, теперь мы рядом с тобой и мы не позволим ничему плохому случиться с тобой, слышишь? - он успокаивал ее, как маленькую девочку, совершенно не думая о том, что она успела натворить. Какое это имело значение? Да никакого, потому что для Джона Арья всегда будет любимой младшей сестренкой.
— Как же я рад, что ты с нами, - он хрипло произнес, - что мы снова вместе. Старки, никаких слов не хватит, чтобы сказать, как мне вас не хватало, - Сноу посмотрел на Робба. Кажется, в Винтерфелле он не понимал, что такое семья на самом деле.
А вот теперь понимал. И пусть его простит отец, но если бы сейчас Джону пришлось выбирать между клятвой и семьей, он выбрал бы семью.

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+3

19

"Была там тогда".
Какое вообще значение имеют собственные воспоминания Робба, если она там была? Ровно никакого. Она там была, и слышала... вот такое.
"Они еще и рассказывали".
"Была в толпе на площади там в столице. Видела..."

Да не должна она была такое видеть!
Не должна была видеть или слышать что-то такое. Да что ж это. Несколько взрослых людей, нормальных, любящих свою семью, сильных, имеющих власть - не смогли защитить свою мелкую девчонку от того, чтобы она в течение такого времени переживала сплошной, непрекращающийся кошмар. Медяк цена тогда всей их власти, всем их стремлениям и всем таким значительным ценностям.
"Прости дураков, Арья". Не говорит, потому что не хочет сейчас класть на нее эту ответственность, прощение-непрощение всякое. Не время.
Хочется выругаться вслух, или что ли долбануть в стену - но то был бы просто бесполезный выход эмоций. И уж точно Робб не собирается делать это на самом деле. Глупо же. Только стискивает ее. Ну так, аккуратно.
- Все было, - говорит он, изо всех сил сдерживая злость в голосе (что уж теперь-то...), стараясь, очень стараясь звучать мягко, - кроме вот того, с Ветром - нагло врали. Все было, но теперь закончилось. И больше не будет. Такого у нас больше не будет. - "Обещаю? Ага. Пообещай еще. Иные". - Мы постараемся. - "Это уж точно. Очень-очень постараемся".
Он никогда не умел никого нормально утешать. И не знает - но догадывается, - что Джон сейчас примерно то же самое чувствует.
Робб выпускает Арью, которая отправляется как раз к Джону, и смотрит на них. На своего брата и свою сестру. Кто бы мог подумать, что вот так... Здесь... Наверное, более странным было бы встретиться только в Дорне где-нибудь. А Джон молодец. Находит правильные, хорошие, теплые слова, под каждым из которых Старк и сам готов лично подписаться. Смотрит на них и улыбается, потому что вот только сейчас действительно, внутренне, начинает верить во все это. Арья вернулась к ним. И они втроем живы. Да это даже удивительно просто.
- Согласен, - подтверждает он слова Сноу относительно "не позволим".
- Как же я рад, что ты с нами, что мы снова вместе. Старки, никаких слов не хватит, чтобы сказать, как мне вас не хватало.
"Все так..."
Нечего тут больше Роббу сказать, да и на самом деле... Лишнее. Джон только что сказал все. Ни убавить, ни прибавить. Всем здесь друг друга не хватало ничуть не меньше - и он сам это отлично знает. Да и просто... слов нет. Не находится. Потому лишь кивает и молча треплет брата и сестру по плечам.
Расспрашивать сестру о пережитом желания никакого нет. Уже поворошили довольно, будет. Все они обязательно обсудят со временем, хочется верить, что время это у них найдется.
Призрак, между тем, таскает по полу тот непонятный лоскут. Робб подходит, забирает у него этот обслюнявленный кусок (ему лютоволк позволяет такие вольности) и не глядя засовывает в карман. Собственно, потом он собирается его выкинуть.
- А ты больше не превратишься в Грега? - Спрашивает он, так эти два события и не связав. "Превратишься" звучит странно, но как еще это назвать, Старк не знает.

Отредактировано Robb Stark (2021-08-26 01:17:12)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+2

20

[indent] Арья, не моргая, слушает, что ей говорит Джон. Сначала перехватывает руки, потом снова обнимает. Ей, может, и хочется снова стать его глупой младшей сестренкой, но те времена давно прошли. Братья уже совсем не походили на мальчишек, какими они были, когда Арья покинула Винтерефелл. Вряд ли, живя на Стене, Джон был наивным. Да и Робб, который вел войну... Значит, они пытаются её утешить?

Никто ничего не сможет сделать. Плохое всегда случается, и когда ты думаешь, что хуже уже быть не может, жизнь показывает, что это не так, — безразлично говорит она и смотрит куда-то вдаль, а после оживает от осознания.

— Вы же... Вы же все еще ничего не понимаете!
— в голосе Арьи читается сожаление, она много раз качает головой, будто бы отмахиваясь от назойливой мухи. Грег уже им это говорил, а они совсем не слушали. Она хватает братьев за руки и крепко, насколько может, сжимает их ладони, потом резко отпускает. Слова хоть и тихие, но четкие. Чтобы эта тема больше не поднималась. Она очень их любит, но она ни за что не позволит им считать себя слабой.

— Меня не нужно оберегать. Это я несу чуму.

[indent] Возможно, Арья убила людей больше, чем эти двое вместе взятые. Арья могла убить Джона в любой момент, если бы захотела: разъярённые люди теряют концентрацию и, похоже, кольчуги на нем всё-таки не было. Конечно, она бы никогда этого не сделала. Но мог сделать кто-нибудь другой. Из-за неё.

— Защищайте себя лучше, мне нужны живые братья, — тут Старк даже немного улыбнулась в ответ на теплоту, которой так давно не испытывала. Хотя просьба абсолютно серьезная: невыносимо будет снова потерять людей, которых она уже однажды потеряла. И это, скорее, ей придется их беречь. Или они будут беречь друг друга. Как настоящая стая. Как хотел отец.

[indent] Робб решил поднять её лик. Призрак его изрядно потрепал, но разные опасные вещи случаются с дозорными на Стене, не правда ли?

— Он сможет быть полезным. Многие новички уважают Грега. И наверняка будут спрашивать, куда он запропастился, — Арья вяло пожимает плечами. Не поворачиваясь в сторону Робба, разглядывает что-то на столе. Когда-нибудь она объяснит подробнее. Сейчас вряд ли они готовы её слушать. — Если ты мне его не отдашь. Но у меня есть другие.

[indent] Среди пустых кружек все еще лежала её Игла. Какое-то время она была единственным, что оставалось в этом мире от Арьи Старк. Кусок дома, усталый взгляд отца, недовольный тон Сансы, веселая улыбка Джона. Арья могла за неё умереть, а сейчас так просто швырнула брату обратно, когда не дождалась от него нужной реакции. В глубоком разочаровании, оказывается, очень просто утратить себя. И вся ненависть уходит на второй план.

[indent] Девчонка подошла поближе, чтобы забрать своё. Она на самом деле не готова так просто этим разбрасываться. У неё еще есть цели.

— Слышала, Джон недавно казнил какого-то мелкого пацана-стюарда, — прежним будничным тоном говорит Арья, заправляя Иглу за пояс, который практически на ней не держался. Она, нахмурившись, кусает губу и кидает задумчивый взгляд на братьев, перед тем как выйти из чертога как ни в чем не бывало. — Надеюсь, мне подойдет его одежда.

[icon]https://i.imgur.com/bvAmEWS.png[/icon]

Отредактировано Arya Stark (2021-08-27 18:06:47)

+2

21

Арья уже не была Грегом, она была Арьей, но странно себя вести не перестала. Джон ждал от нее чего угодно, только не тех слов, что она сказала.
Не понимают? Чего они не понимают? Почему ее не нужно оберегать?

Джон хочет возразить ей, покачать головой, сказать, что пусть она не похожа на обычную леди, но все же для них она младшая сестра, которую нужно защищать. А потом Джон запоздало вспоминает Грега, с упоением говорившего об убийствах, сопоставил это с тем, что Грег оказался Арьей, и…
Джон впервые посмотрел на сестру немного иначе. Нет, не с осуждением, но… Возможно ли было, что их сестра не просто приняла все, что с ней случилось, но и обратила это на то, чтобы стать сильнее? В конце концов, она была жива. Не просто жива – она одна уничтожила целый Дом. А еще она на его глазах превратилась из долговязого мужчины в саму себя.

Глядя на Арью, Джон подумал, что возможно, очень много не знает о своей сестре.
Время придет – и он узнает, а пока, кажется, не время для этих разговоров. Джону не нравилось выражение лица сестры – какое-то разочарование и сожаление не уходили с этого лица. Впрочем, Сноу, наверное, мог бы ее понять.

- За нас не беспокойся, - покачал головой Джон, правда, тут же думая, что в словах Арьи есть смысл. Но сейчас они не об этом.
Что это такое, седьмое пекло? – Сноу смотрел на кусок кожи в руках Робба. Выглядело, мягко говоря, мерзко. И вызывало много вопросов – что это было? Зачем? Что Арья собиралась с этим делать? 

Ладно, потом. Все вопросы потом.

Джон вздохнул и взял со стола Иглу, осторожно вытаскивая ее из тряпок. Аккуратно оголил лезвие, провел по нему кончиком пальца – такое же острое, как в тот день, когда он подарил этот меч сестре. Арья хорошо за ним ухаживала, и Джон чуть поджал губы, думая, что сыграл не последнюю роль в том, что произошло с его сестрой, подарив ей Иглу. Хорошо это или плохо – уже другой вопрос.

Сноу протянул меч сестре рукояткой вперед и кивнул: - Грег очень много узнал за это время на Стене, - он чуть напрягся, думая о том, что еще успели рассказать его сестре, а, самое главное, в каком виде. – Одежды у нас много, гораздо больше, чем людей, поэтому что-нибудь точно тебе найдем.

Подпись автора

... и снова выходить -
в слепой, солёный,
тёмный океан

+3

22

"Чуму она несет", - думает Робб. - "Да нет. Ерунду ты несешь. Я-то вот тогда что несу?"
А ведь думал... Чего он в общем-то только ни думал. Там, в Риверране, действительно временами казалось, что лучше ему, наверное, больше никогда ни за что не браться. Потому что хуже, чем вышло, получиться не могло просто.
Но путешествие по Северу, когда лично увидел, что же в самом деле происходит здесь, а после - встреча с теми, кто за Стеной, как-то вот заставили изменить свое мнение. Потому что рано опускать руки, пока дома такое творится, как бы это пафосно ни звучало. Потому что надо по крайней мере постараться что-то исправить, а что-то просто поменять. И совершенно неправильно сваливать все решение этих проблем на кого-то. Разделить с теми, с кем можно - это еще иной разговор.
Арья, естественно, имеет в виду что-то совершенно другое. Она-то не виновата ни в чем. Она просто (да уж, просто...) видела и испытала слишком много. Но в любом случае. Да, пусть они чего-то и не понимают. И да, пусть плохого порой происходит тоже слишком много. Но вот насчет "не смочь ничего сделать"...
- Защищайте себя лучше, мне нужны живые братья.
- За нас не беспокойся.

И вот что можно здесь добавить?
- Короче, все вместе постараемся все-таки что-нибудь сделать и не сгинуть, - усмехается Робб, подводя итог этому обмену теплом.
А дальше он спрашивает про Грега, и в ответ получает абсолютно непонятные вещи, которые так и не проливают свет ни на что. Она им... казалась? Или была? Робб достает из кармана эту тряпочку и внимательно ее рассматривает, то ли не желая признаваться себе, то ли в то же время... ну что уже врать? Что это кусок человеческой кожи. Точнее, кусок человеческого лица. Правда, да, изрядно пожеванный и обсосанный. И у нее есть другие...
Спросить ее хочется, очень хочется, но сама сестра смотрит куда-то в другую сторону, явно не желая сейчас откровенничать. Ну что ж. Время ждет. По крайней мере стоит в это верить. Да вон и Джон не торопится с расспросами, они вообще переходят к совершенно другой теме, практичной и нужной. И не столько цепляет Старка, как спокойно и ровно Арья говорит про казнь малолетнего дозорного, хотя и это тоже (не должны, опять же, маленькие девочки говорить так. Просто не должны), сколько ответ брата, тоже очень простой и практичный. Наверное, Сноу и не имел в виду ничего такого, но...
Одежды, действительно, уже сейчас на Стене куда как больше, чем тех, кому ее носить.

Отредактировано Robb Stark (2021-09-09 18:56:36)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+3


Вы здесь » shakalcross » завершённое » моя стая


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно