shakalcross
ванда пишет: Ее иллюзия рассыпалась на части, утекала сквозь пальцы, заставляя захлебываться раздирающей болью. Еще каких-то пару часов назад у нее было все - брат, дети, семья... Сердце жгло, а кончики пальцев покалывало от искрящейся силы - Ванда готова была драться за то, что любит, но Агата и Моника Рамбо решили все за нее. Внутри, с кровью по венам пульсировал лишь один вопрос: за что? Почему ее не оставят в покое? Они с Пьетро и Мстителями остановили чудище Старка, она уже в одиночку угодила в тюрьму за пособничеству Кэпу, а после и вовсе рассыпалась прахом. Они считают, что могут диктовать ей как жить? читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » фандом » implicit demand for proof


implicit demand for proof

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

implicit demand for proof
james potterremus lupin
https://i.imgur.com/3YfPYHt.png


I know you're not a liar


+5

2

несколько слов
перед войной
несколько слов
для оправдания

Серое ноябрьское небо лежало своим тёмным брюхом прямиком над долиной, покрывая мелкой противной моросью всё, что до этого каким-то чудом оставалось сухим. Джеймсу за ворот скатилась крупная холодная капля, и он невольно вздрогнул. До боли хотелось наколдовать над собой маленький дождевой щит, как следует просушить одежду, и лежать в кустах в тепле и комфорте. Но иные существа всегда острее волшебников ощущали присутствие магии, а последнее, что ему хотелось бы сделать – это обнаружить себя. Так что Джеймс лишь плотнее запахнул свою шерстяную мантию и смиренно вернулся к наблюдению.

Он торчал здесь уже пятый день, и будет торчать ещё минимум столько же: Аврорату потребовались месяцы подготовки, чтобы доставить сюда своего человека, и они были твёрдо намерены использовать возможность по максимуму. Миссия Джеймсу выпала мягко говоря неподходящая, он никогда не любил сидеть в засаде и ждать неизвестно чего, предпочитая действие и движение. Но сейчас его задача состояла в разведке и наблюдении. В шотландских лесах обосновалась крупная община вервольфов, о подавляющем большинстве которых Министерство слышало впервые. Лезть к ним с какими угодно предложениями без малейшего понимания ситуации было самоубийственно. Вот так и вышло, что неугомонный Джеймс Поттер, величайший пранкер всея Хогвартса и просто заноза в заднице, почти с неделю прятался по кустам под мантией-невидимкой или под личиной оленя, и безропотно слушал, смотрел и запоминал, что только мог. Постоянная бдительность, всё по заветам старика Грюма.

В долину тем временем начал наползать туман, такой же серый, как небо, камни, деревья, и вообще всё вокруг. «Мышиные спинки» – Джеймс тихо усмехнулся внезапной ассоциации. Кажется, он вычитал это в какой-то маггловской книжке? Хотя нет, вряд ли, наверняка как всегда Ремус пересказал.

Ремус…

От мыслей о старом друге в горле что-то болезненно сжалось. После окончания Хогвартса Лунатик – и раньше несколько замкнутый – отдалялся от Мародёров с каждым днём. Он почти не появлялся на собраниях Ордена, а когда внезапно объявлялся в штаб-квартире, ходил мрачнее тучи и прятал взгляд под ресницами, а всё новые шрамы под рукавами. На все попытки поддержать и разговорить Ремус отвечал скупо и односложно. Такое с ним уже было, бесконечно давно, в прошлой безмятежной хогвартской жизни, после того, как они догадались, куда Лунатик пропадает раз в месяц. Но в тот раз всё решилось как-то само собой: записками, шоколадными лягушками, визитами в больничное крыло после полнолуния. Сейчас же в них не осталось той детской непосредственности, чтоб поймать кого-то последи ночи и с оттопыренным мизинцем предложить мириться и дружить несмотря ни на что. Даже если бы таким способом можно было распутать гордиев узел их Взрослых Проблем, Ремус всегда исчезал так же неожиданно, как появлялся, и никогда не задерживался достаточно надолго, чтоб кто-то из них мог скопить достаточно смелости, мозгов и сердца для такого шага.

а потом ещё эти жуткие нападения.

По правде говоря, из-за Лунатика он и вызвался на это дурацкое задание, созданное для кого угодно, но не для Джеймса Поттера. Он не подозревал его, нет! Сердце билось запальчиво, болело от одной мысли об этом, отказывалось верить, почти кричало о том, что Ремус – их славный, стойкий, светлейший Ремус! – не может вот так взять предать их. Но разум, успевший за неполный год повидать мрак и грязь войны, спокойно и неумолимо шептал: «У него есть мотив так поступить». И это даже нельзя было назвать сомнением или навязчивой идеей. Скорее предупреждением. Чтоб быть готовым. Чтобы успеть защитить тех, что дорог. Чтоб не свихнуться от горя, если (когда?) вскроется измена.

Постоянная бдительность.

Пять дней – срок небольшой, но и немаленький. За это время Джеймс успел наскрести минимальное досье практически на каждого оборотня в стае. И ни разу, ни в одном разговоре, ни в одном уголке лагеря он не повстречал и тени Лунатика. Ради этого знания стоило бы торчать по сырым кустам и месяц.
За его спиной кто-то спускался в долину, Джеймс его пока не слышал, но знал, что путник где-то рядом. Оленье чутьё в последнее время обострилось до предела, видимо, рогатый так реагировал на огромное количество хищников под боком. Пожалев, что уже не успеет незаметно обратиться (всё-таки мантия прятала лишь самого человека, но не его запах), Джеймс быстро проверил, что он весь надёжно скрыт под мантией, и приготовился ждать.

+4

3

есть приказ. и плевать, что ты лежишь в луже грязи, мокрый и побитый. пока кровь остается красной кляксой на поверхности мутно-коричневого и серого. пока сбиваешь костяшки в кровь. пока, затаив дыхание, молишься, чтобы тебя не обнаружили. приказ есть приказ. и он пойдет во благо. ему, альбусу, им всем. бросается на передовую, отсрочивая хотя бы на секунду следующую атаку. закрывает собой. ему есть, что терять, кого оставить позади. но есть приказ.
[indent]
нет, не так. дружеская просьба. завернутый в платок пистолет. ты не видишь его, но знаешь. накрывает сверху своей морщинистой рукой. "это во благо всему миру". и ты не можешь сказать "нет". иначе как? отвернуться, закрыть глаза, прижать руки к ушам и надеяться, что оно пройдет само собой? пока его товарищи, пока его семья там, где-то лицом к лицу со смертью. страшная маленькая жизнь. не успеешь вдохнуть свободным человеком - тебя уже ударили в грудь, и дыхание сбилось. боль пульсирует у виска, пока он смотрит. напоминает: тебе следует это сделать. ему нужно быть благодарным, иметь, что уже есть. открыл дверь, вежливо подтолкнул в мир, полный ярких красок, но стоит позади и держит ключи наготове, чтобы запереть его снова одного.
[indent]
наверное, все-таки совет. шепнет на ухо между встреч, поддержит тост на званом ужине ордена феникса. кивнет, подмигнет. морщинистая могущественная рука направит в нужное русло, поставит на истинное место. путь господне неисповедимы. так где же окажется сегодня люпин? в промозглом зимнем дрездене или под серым небом парижа. ремус ловит себя на мысли, что не помнит даты сегодняшнего дня. пока заполняет дневник, пока проверяет время на часах. зачеркнуты цифры, он не сможет подсказать прохожему: какой сегодня год, молодой человек?
[indent]
остается зимовать. сливаясь с липким мокрым снегом, заметая свежие следы по лесополосе. перебьется. он давно должен был быть. грозная рука нависла сверху, дергает за нити так, что он вдыхает кислород слишком часто для ходящего мертвеца. где-то в земле могло бы гнить его тело, меж тухлых листьев, сцепившихся в один ком. он видит их глаза, горящие и все еще живые. поэтому делает новый шаг. замечает на губах его улыбку. поэтому кисть так болит от заклинаний. слышит вдохновленные победой речи. редкие и быстрые встречи ордена - моменты, ради которых он пока что не сдается. моменты, которые ему позволяют увидеть. чтобы точно знал. поощрение после правильно выполненной команды.
[indent]
шрамы растут, раны ноют под холод мерзкой осени. главное: не спать. ему говорит теплый и улыбчивый голос - "ты отправишься проследить за тем поселением". ремусу никогда не хотелось геройствовать. он не искал славы. похоронена под тремя метрами земли мечта об аврорате. ему бы дома остаться, просушить волосы и протянуть ноги в теплые носки. достаточно было бы просто крыши над головой и тишины. но вот он, медленно пробирается по лесу, ищет ориентир. "большая сосна с тремя ветками на юго-восток". география не была его любимым предметом в школе.
[indent]
зато зоти был. дуэльный клуб был. даже тренировки по квиддичу. что-то, что они делали сообща. сказать, что скучает, это ничего не сказать ровным счетом. и все-таки это напутствие. пока альбус поправляет чужой шарф перед уходом, ненароком. пока он стучит по книге, рассказывая очередной план для ордена. его задача - следить. дьявол кроется в деталях. в глазах дамблдора. люпин уже не знает, что ему думать. он делает, что от него нужно. этого будет достаточно. на сейчас. оставить на завтра в шкафу свои планы. оно наступит. наверняка.
[indent]
он - оборотень. это проклятье проникло глубоко под кожу, оставив ему в качестве компенсации чуткий нюх. маленькая плата за огромную утрату. за похороненную жизнь. опирается на свой нос, крадется. волк, выискивая свою добычу в одиночку, прячется за большими преградами. и в два-три прыжка настигает свою жертву. а люпин знает, что здесь он не один такой умный. палочку держит наготове.
[indent]
- выходи. обозначь себя.

Отредактировано Remus Lupin (2021-08-22 23:33:03)

+3

4

Блять. Блятьблятьблятьблять.

Дело не в том, что его обнаружили, несмотря на мантию, маскирующие чары и все возможные меры предосторожности. Это пиздец как страшно и бьёт по самолюбию, но ещё не смертельно. Если всё сделать правильно и быстро, противник даже не вспомнит, что кого-то здесь заметил.
Дело в голосе. Тихом, но уверенном в своём праве. Хриплом от долгого молчания, сигарет и регулярного выворачивающего наизнанку крика. До боли знакомом.

«вспомнишь лучик, вот тебе и луна»

Внутри что-то обрывается, ухает в пропасть, больно разбиваясь о стенки. Разум взрывается сотней «а я говорил!», как будто это может что-то изменить. Загнанный в дальний угол сознания, спрятанный от всех и вся страх потерять друга моментально заполняет всю черепную коробку, заставляет кривить губы в усмешке: вовсе не  э т о г о  он опасался. В своё время Джеймс попеременно боялся, что Ремус уйдёт из школы/сгинет в Азкабане/не вернётся с каникул из-за нового нападения Сивого/не вернётся с каникул из-за последствий сжигающей ненависти к себе. Чтож. У вселенной отличное чувство юмора.

По протоколу он сейчас должен сделать три вещи: а) свалить куда подальше б) обеспечить обнаружившему забвение любыми средствами и в) вернуться к выполнению задания как только ситуация стабилизируется.

Срать он ебал министерские протоколы.

«Лучший способ узнать у человека, какого чёрта он здесь забыл» – думает Джеймс, крайне не элегантно, но максимально тихо выбираясь из-под своего любимого куста, – «это спросить его самого».

За валунами действительно стоит Ремус («блять» – говорит неверующее сердце, «а кого ещё ты ждал, олень, группу Queen?!» – спрашивает усталый разум). Выглядит он ещё хреновее, чем при прошлой из встрече: очевидно долгое время не спавший, заросший щетиной (хотя Джеймс сам наверняка выглядит не лучше). Можно было бы решить, что он не представляет угрозы – настолько убитым кажется Ремус – но Джеймс слишком хорошо знает, на что тот способен, и слишком хорошо видит его глаза.

Он заходит Люпину за спину – подлый приём, но в случае чего у него будет на полсекунды больше. Вдох. Выдох. Мантию не снимает, конечно, но и голос менять не собирается. Выдох. Вдох. Нужно спросить о чём-то из общих воспоминаний. Лезть в них сейчас совсем не хочется, каждое приключение сродни пощёчине, но наверное он всё ещё надеется, что это морок, сон, оборотное зелье – что угодно, но не их Ремус.

– Какая тварь… – Хочется одновременно сглотнуть комок в горле и откашляться, чтоб перестать звучать, как испорченная пластинка. – Какая тварь гналась за нами на отработке в Запретном лесу на пятом курсе?

+3

5

он бежит и скрывается, спотыкаясь и падая, припадает к земле, чтобы не заметили. не попасться на глаза врагу, не дать ему почуять своего запаха. но попадается, натыкается на самый страшный капкан, из которого не выбраться. видит бог, он не хочет здесь быть. пока очередная птица где-то за спиной, в метрах пятнадцати от них каркает, пока там, в лагере, впереди них, шумно спорят о чем-то слишком бытовом, чтобы задумываться. у него замирает сердце, уходит куда-то, где оно быть не должно.
[indent]
голос узнает из тысячи. слушать его столько лет подряд каждый день, чтобы понять, что это он, тот самый, прямо сейчас. следовало выйти из купе еще тогда, но времени не обернуть вспять. остается взять в руки палочку. понимает, как это выглядит. не дурак. но и не лучший рассказчик. никогда не умел рассказывать истории нормально: постоянно сменялись темы, объяснялись ненужные факты, построение рассказа шло к чертям слишком быстро, пока ремус говорил и рассказывал слишком медленно. так, что тебе уже успеет надоесть, и ты пожалеешь, что спросил. так, что ты успеешь уснуть.
[indent]
сейчас не получится. нужно кратко и ясно, чтобы не было лишних вопросов. встает одно "но". вопросы все равно будут. у поттера язык длинный и острый, он-то умеет рассказывать истории. так, чтобы ты сидел на краю стула, подвинувшись ближе, и слушать внимательно, боясь упустить хотя бы одну деталь. это всегда восхищало люпина. сейчас тоже. спроси у него: "парень, ты что тут забыл?". все будет по полочкам. ты почувствуешь себя главным героем, прямо на месте джеймса. но ремус - второстепенный персонаж с парочкой фраз в сценарии. да и тех не учил, приходится делать эту ужасную паузу, ожидать суфлера, который не придет, заминаться прямо на сцене.
[indent]
палочка наготове. в голове бьет четким "об этом никто не должен знать". на грудь давит чем-то тяжелым, и это очень не вовремя. руки, и без того замерзшие под небом этого проклятого ноября, холодеют сильнее, до покалывания в подушечках. у него не осталось отговорок, все их использовал на последней встрече. эй, ремус, где же ты был полгода? эй, ремус, что ты делаешь здесь прямо сейчас? рядом с лагерем оборотней, рядом с роем твоих собратьев по несчастью? рядом с этими животными.
[indent]
плана нет. как и отступления. он знает: придется остаться, придется добыть эту информацию вместе со своей кровью, окропившей померзлую землю. иначе. он не хочет думать, что будет иначе. не знает, что можно ожидать от безумца. безумца, в идеи которого все еще верит.
[indent]
когда ты не слишком популярный ребенок, приходится учиться. ну, знаете, как-то быть полезным, зацепиться. учебник по зоти исписан помарками, разрисован формулами карандашом по жесткому пергаменту. это остается надолго, полезным грузом. вот, к примеру, сейчас он решает: косить под дурачка под империо - глупо. с поттером не прокатит. чуйка или дар божий - ремус не рассуждает, просто говорит правду.
[indent]
- огромная невидимая жаба. я загнал ее в болото. это задание аврората, джеймс?
[indent]
не профи в сражениях. и очень не хочет этого делать. но палочка рядом, уже готов произносить защитное заклинание. он сходит с ума? ему бы заглянуть в эту книгу, узнать концовку наперед, как делает всегда. но концовки не будет. бесконечный бег закончится нескоро.

+2

6

Он. Кажется, даже не удивляется, что невидимый Джеймс стоит сейчас прямо перед ним. Тоже с палочкой наготове. По голосу ведь узнал, по короткой фразе, как и он Ремуса. В другое время он бы улыбнулся этому факту. В другое время он бы бросился обнимать Лунатика, врезался бы в него с разбега, как всегда делал после долгих летних каникул. В другое время у него бы не ширилась чёрная дыра в солнечном сплетении при виде друга.
Такой дурацкий вопрос. Джеймс знает, что Ремус знает, что Джеймс сюда пришёл не гулять под соснами и трахать пауков. А задания ему может дать либо Аврорат, либо Орден, и в обоих случаях Грюм уебёт его за любое упоминание об этом. Неловко и очень по-лунатиковски. Так всегда было, когда Ремус пытался в сложные разговоры словами через рот. Будто не изменилось в нём ничего. Довольно забавно, учитывая, что сейчас пропасть между ними видится всё отчётливей.

это правда

как долго

почему

Ремус Блять Джон Люпин ПОЧЕМУ

У Джеймса всё по заветам: одна рука не ведает, что делает вторая; одна половина верит, другая нет, и он уже не осознаёт, не отличает, кому или во что. Пытается приглядеться к глазам, к позе, но не знает, что нужно искать: перемены или их отсутствие. Интуиция, обычно не подводящая, сейчас лезет под руки, устраивает одну за другой диверсии на поезде мыслей.

В какой-то момент он готов сделать что угодно, лишь бы наконец сдвинуться с этой сраной точки бифуркации. Поддаётся очередному порыву. Срывает капюшон мантии, за пару шагов преодолевает разделяющее их расстояние, хватает Лунатика за предплечье, бросает торопливое «пошли» и, не оборачиваясь, ведёт в сторону от лагеря и тропы, в свой защищённый уголок среди камней и деревьев, который он отгородил для связи со штабом. Плевать, что придётся потом переносить укрытие, это важнее. Что собственно за это, Джеймс не может адекватно сформулировать. О чём вообще можно поговорить с человеком, которого ты подозреваешь в измене, чтобы ну….знать наверняка.

Стоп. Джеймс умеряет энергичные шаги, чтобы в полной мере прочувствовать свой идиотизм. А с чего он вообще решил, что Ремус предатель? Только потому, что увидел его рядом с лагерем? А сильно ли он сам отличался от Лунатика? Послать оборотня в логово оборотней, что может быть логичнее. Будь он Дамблдором, он бы так и сделал. Да и Ремус спросил про задание из Аврората, не из Ордена. Конечно, шанс угадать тут 50/50, но всё же.
Воздух едва заметно колышется, когда они проходят сквозь охранную завесу магии, и Джеймс наконец останавливается и поворачивается к Ремусу. Ловит его взгляд, пока стягивает мантию-невидимку с плеч и складывает в компактный свёрток (в переводе с аврорского: руки заняты, навредить не смогу, расслабься).

— Извини, что так резко рванул, Лунатик, побоялся, что могут засечь. Отвечая на твои вопросы: да, Аврорат, нет, больше рассказать не смогу, сам понимаешь, как Грюм к этому относится. — Дибил, нахуя ты ему про Грюма сказал, а если всё-таки… — Ты ведь тоже здесь не природой любуешься. — Не вопрос. Легко, почти беззаботно, «все мы знаем эти задания Ордена», но не оставляя возможности отделаться да-нетками. Ему нужно услышать, что об этом скажет сам Ремус.

Маятник внутри вновь качнулся в обратную сторону и с каждой секундой Джеймс всё больше жалеет, что затеял эту авантюру. Если Люпин обманывал их столько времени, что помешает ему обмануть и сейчас. Джеймс давит подобные мысли ногами и надеется лишь на то, что получит ответы раньше, чем ситуация окончательно выйдет из-под контроля.

пожалуйста.

Отредактировано James Potter (2021-09-08 10:34:12)

+3


Вы здесь » shakalcross » фандом » implicit demand for proof


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно