shakalcross
дейенерис пишет: Неожиданная ухмылка веселит её. Она старается спрятать улыбку, но губы совсем не слушаются, потому она чуть наклоняет голову, сухо кашляет и снова выпрямляется. Предложение Геральта звучит дельно, если отбросить все шутки. У неё хотя бы будет имя — и это уже что-то. читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » завершённое » now i wanna be your dog


now i wanna be your dog

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

now i wanna be your dog
sirius blackremus lupin
https://i.imgur.com/vlOBX1B.png


and lose my heart on the burning sands


+4

2

секреты. шелест бумаги и тихий смех. о них знают все, слов уже не надо. жгут спину взглядами, знают. и от этого смех клокочет в глотке, тот самый, который лучше гасить бутылкой. ещё шаг - тихий шепот. встречает из-за угла, оставаясь смешливыми искрами во взгляде. знают. не нуждаются в правде и доказательствах. достаточно того, что торопливо начеркали на клочке бумаги. новая истина - из уст в уста. может, и сам бы поверил, если бы правда не жгла глаза.
[indent]
его правда прячет взгляд. уже не говорит, не шепчет, но тоже знает. верит - окропляя ложью каждую букву на бумаге. однажды он перестает бороться. ставит точку после колкого «пошёл нахуй» и оставляет догорать. его правда погрязла во лжи. не поймать, не дотянуться, не увидеть. он перестает искать, начинает вторить шепоту. «как пожелаешь» - вкладывает в каждый новый поцелуй. «мне наплевать» - с каждым глотком дыма. теряет контроль. и голоса становятся громче, бьют вслед громким смехом. в ответ только улыбка, чтобы усилить гул.
[indent]
когда он находит новую пассию, вслед за ней приходит и правда. та, в которую он и сам верит с трудом. он влюблён. не в тонкие изящные пальцы, не в золотистые локоны и миловидное лицо. пытается, всматривается вновь и вновь, но всё равно не находит. ни-че-го. зато сердце пропускает удар, когда всё же ловит его взгляд. вот только слышит в ответ своё собственное «пошёл нахуй». даже тогда, когда слов то и нет.
[indent]
кажется, говорить всё же придётся. становится понятно уже тогда, когда они остаются вдвоем в тишине. чувствует, что нарастает. замшелое раздражение, которое отдаётся ноющей тяжестью в груди. захватывает, словно буря, и вот уже слова сами собой вылетают из глотки. непрошеные, но долгожданные. не похожи на дружескую колкость или оправдания. нет, теперь только правда. не та самая, а лишь одна из тех, что может прилететь в скомканной записке. знает, что несправедливо, но уже не может сдержать.
[indent]
- и что, теперь мне всегда придется созерцать твое кислое ебало? - не мелочится, топит сразу, с интонациями и рвением истинного блэка. должно быть нестерпимо стыдно, но почему-то ощущается хорошо. так, что на лице расцветает улыбка. не та, с которой встречают друзей. но та, с которой они травят врагов. никогда не предназначалась ему. но время пишет новые правила, новую правду. он хорошо адаптируется - успевает ровно в такт.
[indent]
сириус должен был быть лучше. всех тех змей и их острых улыбок. должен был быть собой, а не очередной тенью угасающего рода. но кровь гуще воды. она и бурлит, когда вновь находит лишь его. ни-че-го. до невыносимого тускло  - придется устроить пожар. жаль только, что огонь больше жжет его самого. с каждым разом оставляя всё меньше от того, кого ещё недавно можно было назвать другом. горькая правда. такую не скроешь, просочится под явным блефом.
[indent]
- и смотрите-ка, я вновь ничего такого не сделал, - ни-че-го. не лжет, хотя лучше бы обзавёлся ещё одним секретом. лучше бы взял себя в руки, потушил бы пламя перед тем, как останется только пепел. кажется, что так легко. всего-то нужно молчать, не открывать свой грязный рот. но он вторит шепоту из коридоров. и с каждым разом ненавидит всё больше. себя, но никогда не его.

Отредактировано Sirius Black (2021-08-17 18:10:16)

+3

3

ему кажется, что он все чертовски знает. это в нем говорит кровь. отражается в глазах надменной усмешкой, щелчком по лбу первокурсника, искренним смехом над очередной похабной шуткой. лишь между строк виднеется одинокий и отсутствующий взгляд, пока не видят. клоун класса. не хватает красного носа и уродливого парика да пары больших ботинок, будто расплющенных галош. ремус не хочет этим заниматься. не будет лезть и разбираться. сириус достаточно взрослый парень, чтобы понять: он ведет себя, как кретин.

у него есть свои проблемы. свои дела, на которые хватит всего времени мира. направить мысли в нужное русло, не обращать внимание на заскоки богатых детишек. закрыть глаза на все выскочки, отделить свое от чужого. но он сидит на лестнице в час ночи вместе с очередной симпатичной девчонкой с рейвенкло и утирает ей слезы своим старым застиранным платком. сириус блэк то, сириус блэк сё. она, бедняжка, вчера с ним до вечера сидела прямо вот на этой лестнице, они вот прямо на этом месте с ней целовались. она для себя твердо решила: закроет глаза на его непутевый отказ от родни во имя любви, наставит на путь истинный и все объяснит толково. а сегодня он, этот чертов сириус блэк, уже обхаживает новую девчонку.

кафель в приемной перед кабинетом у директора начищен до блеска. песчаный, в мелкую бурую крапинку. кажется, в левом углу пятой плитки от двери можно разглядеть лицо. с каждым приходом сюда ремус все больше убеждается, что видит его. такое несуразное и немного недовольное. возможно, это люпин на него проецирует свое настроение. у него и так все в порядке, ясен пень: это же каменная крошка. какие у нее будут проблемы? хотя тоже неверно. называется "обезличиванием проблем другого". когда директор отпускает сириуса из кабинета, ремус еще раз извиняется перед очередным могущественным волшебником за предоставленные неудобства, и только идет следом, почти бежит, догоняя трудного подростка. это повторится еще раз.

он мог бы попытаться понять, но от девчонок и выходов сириуса болит голова. остается только поджать губы, закрыть глаза и накрыться одеялом с головой. чтобы с ним точно не пытались разговаривать. чтобы ему точно не рассказывали, как сириус блэк сегодня:
а) подрался;
б) залез под юбку к;
в) устроил очередную пакость;
г) сделал все, что угодно.

остается стиснуть зубы, сжать кулаки и понимающе кивать. ему должно быть все равно. он имеет право злиться. но прощает быстро и безболезненно. расходится с ним после кабинета директора по разным коридорам, приходит ночью с мокрым платком в комнату, проверяя чужую кровать, укрывая одеялом тупого надменного засранца, оправдывает его в своих глазах после очередной истории с дракой. ему бы прекратить этот цирк, разорвать порочный круг. кладет ему на парту готовое эссе, поправляет черти как повязанный галстук, не ставит пропусков. бред. зачем?

- можешь проваливать подальше, если не нравится, - огрызается, утыкаясь носом в книгу. ублюдок. когда они разговаривали нормально за последнее время?

- скажи это макгонагалл, я не буду сегодня выгораживать тебя.

+3

4

хуевое начало. нечего добавить, но вот убавить можно. к примеру, все произнесенные ранее слова. без них было бы легче, пусть и осели бы горечью на языке. глотай и терпи - говорит себе. вот только вслух почему-то звучит очередная гадость в адрес люпина. лжёт вновь, когда говорит себе, что не планировал. накипело. оправдания, оправдания, оправдания. их так много, но помощи не жди. только очередную желчь, так и рвущуюся из глотки. глотай, придурок.
[indent]
кажется, получается. но выглядит всё равно несуразно. стоит молча, вперив в ремуса раздраженный взгляд. тут и пасть раскрывать не надо, и так чертовски красноречиво. знает, что его безмолвный язык транслирует избитое и изношенное "пошёл ты". но в голове это всё равно звучит по-другому. "прости". не идёт на язык, застревает ещё в подкорке. истинный блэк, матушка бы гордилась.
[indent]
и ведь ремус всё равно будет: выгораживать, ждать, терпеть. уже не настаивает, но в этом вся суть. ремус делает всё сам, спасая его шкуру из раза в раз. не ждёт благодарности, чем вгоняет в ступор. а он что? лицемер. не любит ходить в должниках, но каждый раз занимает всё больше. времени, сил, пространства рядом. сейчас тоже подходит ближе, почти касаясь чужих острых коленок. но кажется, будто между ними мириады шагов. может поэтому так нестерпимо хочется сделать ещё один.
[indent] 
вот только его не ждут. поэтому пальцы касаются не кожи, а гладкой поверхности книги. хватает, быстро тянет на себя, не оставляя шансов отбиться. слепо смотрит на строки, не шибко пытаясь найти суть. уже упустил, раз очутился в такой ситуации. ему бы взяться за голову, но он лишь крепче сжимает бумагу в руке. внутри столько умных слов. позаимствовал бы одно попроще, всего-то шесть букв. никто не обеднеет. но он молчит, прилагая к этому ещё и немало усилий.
[indent]
- чего это ты так бесишься? - вместо "прости" и тысячи других. произносит и сам хмурится, потому что знает - виноват он сам. наказание настигает сразу - они встречаются взглядами. не отводит, но гадко ухмыляется. пытается спрятать свою маленькую грязную тайну за меньшей поганью. но уже сейчас понимает, что проигрывает. поэтому всё же делает шаг.
[indent]
касается колен, чувствуя чертову бурю в потрохах. то ли вырвет, то ли подкинет до небес. но он остается на месте, как и улыбка. нависает сверху, теперь не уйти, не спрятаться. вот только кажется, что касается это совсем не люпина. сам сириус открыт, ещё слово - будет распят за грехи. без сопротивления и промедлений. наверное, он чертов мазохист. потому что наклоняется ниже. потому что не молчит.
[indent]
- что-то не нравится? - слова диссонируют с действиями. должен был уйти подальше, рвануть туда, где уже не будет видно грязи, запятнавшей их некогда крепкую дружбу. и всему виной только он один. крепче сжимает книгу, до побелевших костяшек. не смеет двинуться, шелохнуться. кое-как выравнивает дыхание и велит себе быть осторожнее. не делать того, о чем пожалеет. жаль, что поздно. он уже слишком близко, непозволительно. знает, будь то ложь или правда, ему уже обрезали путь. подойди ближе - придётся сделать ещё два шага назад. ремус вновь отведёт взгляд.

+5

5

от него тошнит. ремус смотрит ему прямо в глаза, сжимая руки в кулаки. ему хватает самообладания не наброситься первым, не вырвать чертову книгу из рук, не повестись на детскую провокацию. он - капризный ребенок, которому запрещают сладкое. он - упрямый подросток, не согласный с устоями общества. он - щенок, пытающийся захватить доминацию. достаточно одной неосторожной фразы, брошенной колкости. а завтра на совете старост, в учительской комнате, на лестничной клетке к совятне он будет стоять и с пеной у рта доказывать: сириус блэк - лучший человек, которого он знает.
[indent]
а сегодня ему нужно сдержать свою пасть на замке. не раскрыть ее, чтобы не нарушить хрупкого равновесия. не жертва обстоятельств, а прямой конфликт. спичка, нависшая над разлитым бензином. упади - и пожар пожрет все на своем пути. ходит по острию, оставаясь субъективным. оставаясь слепцом, но не провидцем. его мутит, живот исколот иголками. ему не нравятся их ссоры. каждая может стать последней, и завтра они проснутся чужими людьми. сириус пройдет мимо и сделает вид, что не знает его. так по-аристократки.
[indent]
ему, ремус чует, нужен воздух. нужно что-то свежее. что-то, не покрытое шрамами прошлого. он мечется по углам, бешеный не приструненный пес. цепляется за яркое, горящее чем-то отличным. глаза горят, сверкают искрами чего-то недоброго. ремус боится, что это закончится плохо. но злость наполняет легкие, заставляет тяжело дышать, скалить зубы в ответ. "сириус блэк. чего это ты так бесишься?" - он протягивает руку, пока люпин пытается развязать нелепо повязанный бант на подарке от родителей - книге "как общаться с людьми и завести друзей". автор - человек, который покончил с собой из-за полного одиночества. бант завязан на три узла. первый - крест на крест, второй - неудачная попытка завязать бантик, вторая - успешная, но узловая и громоздкая. отец завязывал в попыхах. ремус убирает ее в попыхах, чтобы пожать руку мальчику - высокому, улыбчивому и очень красивому.
[indent]
теперь люпин выше блэка. теперь они не пожимают руки. цапаются, отсаживаются друг от друга на обедах, и ремус все так же бесится. смотрит волчьим взглядом, пока сириус все больше становится похож на свою мать. у нее такие же высокие скулы. темные глаза и недовольный взгляд. до полной копии осталось два шага: поджатые губы и безумство на крови. ремус не хочет, чтобы дошло до второго. сириус блэк - лучший человек, которого он знает.
[indent]
поэтому вместо удара по заслуженного удара по лицу есть только скрещенные руки на груди. защитный жест, говорит умная книжка. береги друзей, ремус, иначе помрешь в одиночестве. совет отца года. возможно, поэтому он так отчаянно хватается за бродягу. о других причинах он не станет говорить. не вслух. не здесь. не ему. в гостиной остается оглушающая тишина, больно бьющая по ушам. каждое слово, как патрон. берешь и стреляешь наотмашь, но попадаешь прямо в цель. ничего не пройдет мимо.
[indent]
- ты и твое идиотское поведение мне не нравятся, - он не хотел открывать рта, но слетает само собой. обсуждайте ваши общие проблемы вместе - говорит суицидник-бестселлер. 
[indent]
- что с тобой вообще не так?

+5

6

что с тобой вообще не так?

бьёт по цели. резонирует так, что сбивает всю спесь. отступает, будто от пощёчины. у него есть тот же вопрос, но ни одного ответа. и от этого гадко настолько, что хочется избавиться от шкуры. закутаться в собачью, сбежать, возвещая скулежом о своем поражении. но блэк остается, возвышается безмолвным изваянием. придумать бы что-то остроумное, задеть в ответ. но знает, что с ним что-то не так. другое не тревожит мысли.

не так. чужими касаниями и бессонными ночами. грязный и изувеченный, а смотрит, как загнанная в угол псина. сам навлек беду, но скалит клыки. уже не подпускает даже того, из-за кого потерял сон и голову. но тут  только рубить - никак больше не избавиться от мыслей. тех самых, с которыми что-то не так. знает, в чем оплошал, но не хочет признаться даже самому себе. 

рефлекторно ведёт рукой по волосам, не отводит взгляда. горазд только на автопилот, но и этому рад. с явным дефектом, но всё ещё в строю. не повод для гордости, но уже хоть что-то. на этом и держится, стирая с лица пустое выражение. раздраженно хмурит брови, не выдерживает - отводит взгляд в сторону. надо сделать несколько шагов, уйти от дребезжащего напряжения. но он слишком упертый, поэтому не спешит выполнять свои же рекомендации.

- ты, - это эпитафия. хрипит свой провал, прокладывая путь в могилу. не вырвалось без воли - он сам позволил. может, потому что устал прятать. а может, потому что захотел совершить ещё большую глупость. уже не важно, когда так, один на один. с правдой вместо привычной лжи. ясно одно - больше не сбежать. есть шанс отшутиться, сделать больно и скрыться. но ремус не забудет. вопрос только в эмоциональной подоплёке.

опускает плечи, прячет руку в кармане. дискомфорт - весь вид одним словом. знает, что это надо пережить. это надо. не будет легче, подходящий момент - дремотная фантазия. он и так ждал слишком долго: выжигал словами, отталкивал действиями. ещё чуть-чуть и уже не будет никакого "раньше". может, поэтому стоит сейчас. обрубить осознанно, чтобы мучительно больно было не потом, а уже сейчас.

- ты - та причина, по которой я схожу с ума, - честно настолько, что перестает дышать. смотрит исподлобья, жадно пытаясь увидеть реакцию. чистой воды мазохизм. осознание? отторжение? ненависть? готов ко всему. не работающий самообман, всплывающий кривой улыбкой на лице. он хочет услышать ответ, но одновременно хочет просто забыться. сгореть в том огне, что выжигает кислород в лёгких. так было бы проще.

было, но стало только сложнее. блэк раскрывает рот, глотает воздух, словно перед длинной речью. но так и не произносит вслух, цепляясь за какую-то призрачную надежду. ремус поймёт. оттолкнет отказом, но примет любым. от грязи уже не отмыться, но он привык ко всем этим отвращенным взглядам и тихим шепоткам за спиной. вряд ли будет хорошо, но проглотить можно. кажется, только на это и уповает, когда вся же раскрывает свою хулящую пасть вновь.

- и что мне с этим делать? - не риторический, хоть и самому себе. но сказал вслух, потому что ремус умный. он точно знает ответ. не тот, который он хочет, но тот, который соответствует действительности. отрезвит, и уйдут бессонные бдения, канут в небытие записки и грязные слухи. всё будет так, как должно. а так "как он хочет", останется тлеть в дурной башке. и может, однажды не проснётся.

+4

7

бьет хлесткой пощечиной по лицу. смотрит ему в глаза, словно бросает вызов. каждым словом, словно гвоздем, вбивает в голову, замахивается невидимым молотком, целится и даже не мажет по пальцам. резкая волна, обдающая люпина жаром, с головой захватывает, сносит все, на чем держится мир. вскрыл все его замки, нашел отмычку к ящикам, где спрятана страшная тайна.
[indent]
победной песни не будет. потише и поскромнее. чертовски хочется курить. сердце, больное и давно уставшее, колотится, бешеное, не успокоится теперь. не хочет верить. но надеется. болезненно, до стиснутых на чужих лацканах руках. делай глубокий вдох. дыши, не теряй лица. смотри в глаза, они все скажут. не верит, но убеждает себя. очередной розыгрыш оставит на нем очередной шрам. глаза в глаза, не моргая, высматривая в них хотя бы намек на нечестность.
[indent]
блять. мурашками по спине. слишком близко, чтобы что-то менять. слишком страшно, чтобы что-то делать. зачем делает это с собой? дурит себе голову. ударить бы себя наотмашь да посильнее, чтобы отпечаток остался на память гореть красной пятерней. сбежать не получится, ответить - сейчас. пока пальцы, подрагивая невольно, все еще держат сириуса, не дают отпустить, разойтись до следующей стычки.
[indent]
сжег страшную тайну еще давно. с последним дневником. смотрел, как догорает, и поклялся: никому. он ведь в своем уме. пока еще. она умерла вместе с детской привычкой, осталась в далеком прошлом невозможной фантазией. тушил водой, втаптывал ногами в землю. сердце его, измученное и изуродованное, надорвалось, держа тяжелый камень. и теперь его нет. не станет.
[indent]
плохо врет. всегда выдают глаза. бегают по сторонам, смотрят с этими подлыми искрами в глазами. сам себя обманет триста раз, зароется под землю, но его не проведет. чуйка или аллергия. но не врет. не врет, сукин сын. бьет дрожью по всему телу, задевает самое больное. сейчас в них нет ничего, кроме тупой и прямой уверенности. того, чего боится ремус. им не избежать этого. ему не избежать этого. как начать?
[indent]
пойдет за ним. куда-то, в непроглядную тьму. не закрывая глаз, не дергаясь, осознанно. туда, за закрытую дверь, спрятавшись от лишнего шума, от чужих глаз и мерзких грязных ртов. грубыми подушечками пальцев медленно, напуганно, касается чужой щеки, проводит вниз. не сводит пытливого взгляда, не отворачивается. что сказать?
[indent]
он не мастак в разговорах. уходит от сложных тем, молчит, замыкаясь в себе. не хочет обсуждать. не подбирает слов, бросает их на ветер, бьет по больному и прячется в своей конуре снова. у них такая семейная традиция. отец избегает сложного, сын идет по протоптанной тропинке. запирает в себе, исписывает страницы тетрадей, сжигает и запирает. тянет сириуса ближе к себе, осторожно, как напуганный зверь. лишнее движение, и он сбежит. мажет по щеке, пока никого нет рядом.
[indent]
а говорить ничего и не нужно.

+4


Вы здесь » shakalcross » завершённое » now i wanna be your dog


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно