shakalcross
ванда пишет: Ее иллюзия рассыпалась на части, утекала сквозь пальцы, заставляя захлебываться раздирающей болью. Еще каких-то пару часов назад у нее было все - брат, дети, семья... Сердце жгло, а кончики пальцев покалывало от искрящейся силы - Ванда готова была драться за то, что любит, но Агата и Моника Рамбо решили все за нее. Внутри, с кровью по венам пульсировал лишь один вопрос: за что? Почему ее не оставят в покое? Они с Пьетро и Мстителями остановили чудище Старка, она уже в одиночку угодила в тюрьму за пособничеству Кэпу, а после и вовсе рассыпалась прахом. Они считают, что могут диктовать ей как жить? читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » фандом » there's something dark inside


there's something dark inside

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

there's something dark inside
александр морозов ✦ алина старкова
https://media.tumblr.com/e3a28cf68ffd98e61960877ffb168352/a77c0dc3ac5f509f-e4/s1280x1920/21c8bade7bb776cc492042f95809d308acc14893.png


душит, сжимает глотку; ночь застывает гадкой пленкой, не отмыться.
перед ней стоит выбор, после которого она не сможет сделать шаг назад.


[icon]https://images2.imgbox.com/c3/0f/WQjDxDgc_o.gif[/icon]

Отредактировано Alina Starkov (2021-09-14 23:42:56)

+1

2

Стоило сказать спасибо принцу Василию за то, что открыл им путь. Дарклинг смеялся тихо, когда ничегои прорвались сквозь оборону замка в Ос Альта. Всего лишь нужно было открыть один путь — и больше их не сдерживало ничего.
Он не собирался разрушать столицу Равки. Как так можно? Ему еще пригодится этот замок. В конце концов, он собрался забрать все то, что выстроил сам.
Сам, сколько бы каждый отпрыск династии Ланцовых не присваивал себе его заслуги. Они сменяли на троне друг друга, но кто они? Всего лишь отказники, пусть и голубой крови.
Всего лишь обычные люди, которым плевать на гришей. Пока те служили королям, они были нужны, а стоило бы лишь один раз оступиться...
Кто рискнет выйти один на один против гриша и, тем более, против него? Его Величество Александр? Его старший сын, Василий, вот тот самый, чье тело ничегои разорвали на части? О, может быть, принц Николай?..
Дарклинг бы рассмеялся снова, но он давно уже не наивный идиот, чтобы недооценивать настоящих противников.

Он знал, кто его цель. И она тоже знала. Равка нужна ему лишь только во вторую очередь. Все это он затеял ради Заклинательницы Солнца.
Несколько раз их сводила неведомая магия. Они видели друг друга, слышали, но никто не знал о том, что Алина Старкова видит Дарклинга. Она ведь так никому и не рассказала.
Дарклингу льстило, что он стал ее маленькой тайной — постыдной, о которой не расскажешь. Алина знала ведь, что это никто не одобрит?

Он не появлялся молчаливой тенью за ее спиной постоянно, нет, в этом не было необходимости.
Он даже не молчал в те моменты, когда Алина была не одна.
Дарклинг видел их всех в своих бывших покоях, пусть и не в спальне. Удобный стол для заседаний, гриши бывали там и раньше.
Дарклинг наблюдал, как младший принц очаровательно улыбался его Заклинательнице, оказывал ей знаки внимания. Никогда еще он не ощущал единения с простым следопытом, что смотрел на это неодобрительно. Дарклинг тоже злился, но держал себя в руках.

“Ты знаешь, скольким девушкам он это говорил за свою недолгую жизнь? Ты не первая и не последняя. Ему льстит, если сама Святая обратит на него внимание, очень потешит его эго”, — невзначай шептал Дарклинг Алине на ухо, когда ей улыбался принц.

“Посмотри на него, в его взгляде отторжение. Ты для него давно уже не та Алина, с которой он рос”, — шептал он, когда видел взгляд Оретцева в ее сторону.

“Ей необходимо работать с тобой, пока она здесь, но что будет дальше? Ты ведь знаешь, как она тебя ненавидит”, — и снова шепот в ухо, когда сидящая напротив Алины Зоя Назяленская поджимала губы.

Можно перечислять бесконечно. Дарклинг появлялся, сеял сомнения и исчезал. А тем временем, пока что верные ему гриши и ничегои готовились к вторжению, искали брешь, лазейку, путь и… нашли.

Часовня разрушена, многие ранены. Ничегои кружили снаружи, готовые сорваться в атаку по его щелчку пальцев.
Тут и там лежали мертвые и раненые тела. Алина в центре. В его руках — Жена Сафина.
Изуродованная жуткими шрамами, дыра вместо глаза. Наверное, Жене очень больно, но еще больше — обидно.
Она предала его и понесла страшное наказание. Дарклинг мог бы ее убить, но он выбрал уничтожить то, чем Женя так дорожила — ее красоту.

Женя — талантливая портниха. Много лет она ухаживала за внешностью царицы, много лет она (по приказу Дарклинга) ложилась в постель к царю, отравляла его специальным ядом через поцелуи, терпела все ради красного кафтана, о котором столько мечтала, вместо белого, унизительного, который носили обычные слуги.
Женя никогда его не подводила, и вот, надо же. Дрогнуло сердце в пользу Алины. Теперь Сафина будет расплачиваться всю свою жизнь, смотря на себя в зеркало.

Ничегои — порождения скверны, страшные и сильные, такое не лечится. Дарклинг и сам себя изуродовал, теперь по коже змеились тонкие черные шрамы (иронично, что у Жени они красные), но его это не беспокоило. Ему это было нужно.
— Видишь, что бывает с теми, кто меня не послушал, — Дарклинг даже слишком бережно усадил Женю на пол и та забилась в беззвучных рыданиях. — Если бы сразу согласилась, Алина, этого бы не было. Все, кто мертв, были бы живы. Все, кто ранен, не получили бы ни царапины. Женя по-прежнему оставалась бы такой же красивой, какой ты увидела ее впервые. Это все — последствия твоих решений, которых от тебя ждали все в Равке. Скажи мне… Ты довольна?
Он улыбнулся, подойдя к ней ближе. Дарклингу плевать на собственных ничегоев, на раненых и мертвых, на плачущую Женю и даже на будущее Равки (он ее отстроит заново).
Сейчас все его внимание досталось исключительно ей, ради кого он это все и затеял.

Подпись автора

https://media.tumblr.com/f231dc4c06a16c8c7cfd15a1636b1413/319b340ec2b3a620-04/s540x810/62b25cf812b9008ff771e3834902e0aadf42bfb7.gif https://media.tumblr.com/979c5532a616d330f804343efaf5cf28/af8c10ef3d240fb5-eb/s540x810/036275cc0b010d4a9c43d8d273f7678f50b96721.gif

+1

3

[indent] Жить в кошмаре, не иметь возможности проснуться, биться о прутья клетки, что собственными руками воздвигла, загнав в угол. Алина с ужасом осознала, что отдала бы все, лишь бы вновь оказаться в ветхой палатке, спрятавшись от всех бед, погрузив голову в сотню пергаментов, усердно выводя на карте незамысловатые узоры. Она не выбирала свою эту жизнь, четко зная, что хочешь простого и человеческого - спокойствия. Но вихрь перемен закрутил ее планы в тугой узел, сковал все мечты и желания, вынудив следовать четкому плану. Он был прост, неказист, легок в обращении. Стой насмерть. Защищай гришей, собери остатки своего самообладания, подними голову, выше. Пожертвуй собой, если потребуется, но окажи Ему сопротивление.

[indent] Не смыкая глаз, чувствуя каждой клеточкой своего тела, как за ней наблюдают, считают ее шаги, контролируют вдохи, следят за взглядом. Она чувствует, что отныне не одна. Та незапланированная встреча в его (ее) покоях, снится ей ночами, Дарклинг издевается, дергает за ниточки, играет со своей игрушкой, подталкивая ту к краю, вынуждая сходить с ума. Святая вздрагивает от каждого шороха, ищет его глаза, угадывает ту самую улыбку, сама же зовет его в своих мыслях. Она может сбежать, унестись так далеко, пока не разорвется сердце, спрятаться в самых потаенных глубинах мира, скрыться от чужих упреков и неодобрительных взглядов. Не оглядываться, самое главное, ведь если еще раз ей придется столкнуться с ним лицом к лицу, она останется, навсегда. Побег не решит ее душевных метаний, невозможно скрыться от самой себя, отречься от самых запретных, диких и неправильных желаниях. Алина берет за привычку напевать себе под нос, выстраивает еще одни стены, чтобы не допускать в сознание воспоминания. У него горячая кожа и холодные, жестокие глаза.

[indent] Николай улыбается ей, мягко берет под руку, ведет за собой, будто точно знает, что должно произойти в это самое мгновенье. Его речи сладки, убедительны, голос жаждет донести истину. Алина медленно ступает рядом, незаметно зажмуривается, чтобы прогнать наваждение, горький голос, что шепчет ей: он лжет.. Озноб пробегает по позвонкам, легкий ветерок забирается под кафтан, пробирает до костей, девушка несознательно сжимает сильнее протянутую ей руку. Наследник принимает этот знак, словно поощрение и заливается соловьем, не замечает, как бушует боль внутри заклинательницы, с каким трудом она выжимает из себя каждое слово, малейшее действие. Как странно, прошло всего несколько месяцев, а ей уже претит ее роль «хорошей», «послушной» девочки, что легко поддается на уговоры, будто неразумное дитя, следует за великими мира сего.

[indent] Старкова ищет в Оретцове поддержку, спешит за ним по пятам, не успевает нагнать, а слова не складываются даже в жалкий окрик. Она мысленно проводит его, желая удачи, останавливаясь, сжимая пуговицы на груди. Дверь в комнату Зои глухо стучит о косяк и до не не доходит, почему он предпочитает проводить ночи с той, кто ему чужой? Почему не готов к разговору с ней? Ведь между ними никогда не было тайн, Алина всегда могла доверить следопыту свои мысли, переживания, разделить с ним крупицы счастья. Что изменилось теперь? Где же девчонка - картограф так запачкалась, что даже самый близкий друг содрогается от ее прикосновений? Обида захлестывает ее сердце и ей приходиться плестись обратно в черноту покоев, к тому, кто всегда ее ждет.

[indent] Ночь темна и полна ужасов. Ночь стала ее подругой, тяжелые клубы дыма ласкали ее похлеще самых смелых обещаний и слов. Она ждала ее, пряталась в тени, становилась сама собой. Звала Его. Притягивала мысленно, позволяла себе заглянуть в его сознание, проникнуть в день, рассеяться в лучах света - это ее царство, именно здесь она сильна, как никогда. Алина задыхалась, убеждала себя, все что с ней происходит - сон. Дикий, необузданный, жестокий, ненастоящий. Но стоило ей перешагнуть за порог своей уверенности, отпустить вожжи хоть на мимолетное мгновение, как появлялся Александр. Смело разбрасывая все ее бравые убеждение, проникая под кожу, путая мысли, расставляя их в своем любимом, безумном порядке. Он смеялся, а ей хотелось рыдать, рвать себя на части, позволить ничегоям изуродовать ее, разорвать на мелкие лоскуты, просто чтобы наконец это закончилось. Окровавленное лицо Жени больше походило на кусок мяса, хаотично разбросанные тела, напоминали ей о полях сражений, что война настигнет каждого, не спрятаться, не скрыться. Все не будет так, как ты хотела, Алина. Тебе пора признать.

[indent] Его голос стал вершиной всего, заклинательница сосредоточилась только на нем. Вбирая, впитывая, позволяя проникнуть в кровь, словно неизлечимую болезнь и роковой приговор: сдаюсь. Подчиняюсь, принимаю. Ей не пришло больше в голову, как она сможет сражаться с ним; ни просьбы, ни мольбы, ни уговоры, ни время; ничего не поможет ей сейчас. Пора вывесить белый флаг, променять свою жизнь, продать ее подороже.
Собственные мысли не складываются в слова, но тело все еще слушается, подчиняется приказам и Алина делает шаг. Чувствует, как позади, жалкая горстка гришей дрожит от страха пред неизбежным.

[indent] - Ты выиграл.
Сдавленный возглас раздается за ее плечами, но девчонка не хочет оборачиваться, опасается того, что увидит в глазах своих «друзей». Она должна быть уверенна, что Николай в безопасности, значит у Равки есть шанс. Единственное, что ее сейчас волновало так - это время, которое есть в ее руках. Выиграть его, как можно больше, чтобы.. что? Что, Алина?
[indent] - Отпусти их.
Умоляю тебя, прошу. Хочешь, я буду ползать в твоих ногах? Но если ты убьешь Мала, Зою и еще десяток беззащитных людей, я не справлюсь, не смогу. Как барабанная дробь, тихим шепотом, про себя, зная, что он услышит. Внутри что-то с треском ломается, осколками разлетается в разные стороны, солнечная девочка знает - это все хорошее, что годами она пыталась в себе взрастить. Сейчас она шагнет в объятья тьмы, позволит ей окутать с ног до головы, связать, сдавить горло, подтолкнет к неизбежному, на самый край. Откуда не будет выхода. Не сможет больше сбежать. Несмелый шаг, навстречу, еще один, решающий. Маленькие ладошки сжимаются в кулаки, а подбородок дерзко вздернут. В глубине сознания, детдомовская малышка еще готова постоять за себя.

+2

4

“Почему они нас так ненавидят, мама?”
Александру было всего десять, когда он впервые это спросил у Багры. Он смотрел отчаянно, жадно, взгляд усиливал произнесенный вслух вопрос, когда рука маленького мальчика настойчиво вцепилась в подол черного платья. Багра лишь поджимала губы и печально качала головой, подбирая слова.
У нее была трудная задача — объяснить так, чтобы сын понял и при этом не ранить нежные детские чувства.

“Мы не такие как все, Александр. Даже среди нам подобных мы отличаемся.”
Спустя много лет он понял ее слова. Они были не такими, как все остальные гриши.
Те подчиняли себе стихии, управляли человеческим организмом. Никто из них не мог подчинять себе тени, как Александр и Багра, редкими были живые усилители.
Даже другие, им подобные, на них смотрели настороженно, чего уж говорить о простых отказниках.

Много лет спустя, когда Александр Морозов стал Дарклингом, а Равку надвое разделил Теневой Каньон, он принял себя таким.
Что? Мир не мог его принять? Значит, Дарклинг его изменит и подчинит себе.
Детская обида за презрительные взгляды, оскорбительные слова и летящие в его сторону камни до сих пор жила где-то в глубине его сердца, пусть он сам не желал себе в этом признаваться.

Дарклинг обещал сам себе, что этот мир еще поплатится за свое отношение. Равка будет принадлежать ему, а потом и другие страны.
Тени всегда были с ним, слушались его, накрывали собой целые города, а теперь теневые солдаты внушали настоящий ужас. Это стоило Дарклингу части рассудка и множества шрамов, но он был готов заплатить такую цену.

Она пришла с лучами света, осветив его бесконечную тьму шести веков, которая окутывала Дарклинга со времен создания Каньона. Даже родная мать, Багра, так и не смогла достучаться до сына.
Он злился на нее.
Злился, что она отказывалась его понимать и принимать таким, каким он стал. Кто угодно, но только не Багра с тем же даром, который она подарила сыну.
Она учила его, что они отличались от остальных. Они не хуже, они лишь другие и надо гордиться этим и принимать себя. Сплошное лицемерие. Чего от него хотела Багра? Каким она мечтала его видеть? Разочаровал ли ее сын?
Он не ожидал, что мать от него отвернется, а затем и предаст, отпустив заклинательницу солнца. Багра поплатилась за это. Как и Жена Сафина.

Годы, века и мир, что менялся на их глазах (под его началом, с его подачи) разделил навсегда убеждения матери и сына, и это он был разочарован.
Он всю жизнь ждал ту, кто его поймет. Кто тоже будет отличаться от других. Кто пойдет за ним и поможет прогнать единственную тень, которой Дарклинг управлять не в состоянии — тень одиночества.
Она пришла.
Досадно, что пришлось открывать ей глаза, а девчонка слишком упряма и цеплялась за свои убеждения о добре и зле. Алина просто не понимала главного — нет в этом мире добра. Нет и зла. Есть те, у которых своя правда. Есть те, кто не познал всю жестокость мира.
Есть те, у кого закрыты глаза и они не желали замечать очевидного. Алине стоило помочь это понять.
Дарклинг сделал все, что мог. Теперь выбор за ней. Что решит Алина Старкова, заклинательница солнца, объявленная Святой?

В часовне темно. Не только от теней, свет сюда не проникал. Свет не окружал Алину в такой момент.
Дарклинг лишь ухмыльнулся — она потеряла надежду. Он увидел в ее глазах готовность сдаться, но не обольщался. Чтобы Алина стала по-настоящему покорной, понадобится время.
Слишком упряма, слишком верила в свои идеалы… все еще.
Тем не менее, она готова пожертвовать собой, чтобы выжили все остальные. Он знал, как ему стоило бы поступить.
Дарклинг предпочел бы убить их всех, едва Старкова окажется в его руках. Так безопаснее, это убережет его от неприятных сюрпризов в будущем. Так бы думал любой тщеславный злодей, желающий положить мир к своим ногам.
Ну уж нет! Он не настолько глуп.

— Отпущу, — он приблизился к заклинательницы, окинул ее внимательным взглядом. — Так уж и быть. Всем, кто сегодня выжил, я дам десять минут, чтобы покинуть Ос Альту. Бежать, не оглядываясь, и никогда не возвращаться. Впрочем, выбор я им дам тоже. Если они хотят, то могут остаться здесь и встать мою сторону. Избежать гибели и последующей расправы. Остальные сегодня могут уйти. Но это не значит, что их не ждет смерть, если они перейдут мне дорогу. Взамен я прошу только одно.
Он вздохнул, оглядел притихших раненых гришей. Часть смотрела на него с интересом, часть уже готова бежать куда глаза глядят, лишь бы подальше от него.
— Останься со мной, Алина. Дай мне шанс показать тебе, что все может быть иначе. Дай мне шанс доказать, что я способен сделать мир лучше, таким, как мы его заслуживаем. Как его заслуживают гриши, которых веками угнетали лишь за их дар. Наберись терпения и ты увидишь, что даже через кровь и смерть можно добиться мира. Порой эффективнее, чем вшивой дипломатией. Останься со мной.
Дарклинг протянул ей руку с раскрытой вверх ладонью, ожидая ее решения.

Подпись автора

https://media.tumblr.com/f231dc4c06a16c8c7cfd15a1636b1413/319b340ec2b3a620-04/s540x810/62b25cf812b9008ff771e3834902e0aadf42bfb7.gif https://media.tumblr.com/979c5532a616d330f804343efaf5cf28/af8c10ef3d240fb5-eb/s540x810/036275cc0b010d4a9c43d8d273f7678f50b96721.gif

+1


Вы здесь » shakalcross » фандом » there's something dark inside


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно