shakalcross
ванда пишет: Ее иллюзия рассыпалась на части, утекала сквозь пальцы, заставляя захлебываться раздирающей болью. Еще каких-то пару часов назад у нее было все - брат, дети, семья... Сердце жгло, а кончики пальцев покалывало от искрящейся силы - Ванда готова была драться за то, что любит, но Агата и Моника Рамбо решили все за нее. Внутри, с кровью по венам пульсировал лишь один вопрос: за что? Почему ее не оставят в покое? Они с Пьетро и Мстителями остановили чудище Старка, она уже в одиночку угодила в тюрьму за пособничеству Кэпу, а после и вовсе рассыпалась прахом. Они считают, что могут диктовать ей как жить? читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » фандом » какого дьявола ты здесь шумишь?


какого дьявола ты здесь шумишь?

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

какого дьявола ты здесь шумишь?
олег волков ✦ юля пчёлкина
https://i.imgur.com/c29z0C6.png https://i.imgur.com/BdfLVU4.png


У двух калек было 2 мешка обезболивающих, 75 таблеток снотворного, 5 мощнейших успокоительных, угнанная гондола и огромное желание свалить во Францию.


Отредактировано Yulia Pchelkina (2021-06-15 17:11:40)

+3

2

Он засыпает и просыпается под сопровождение боли, разрывающей все тело на мелкие кусочки. Боли физической и душевной - она сжимает холодную руку на его шее, заставляя медицинские приборы истошно пищать, когда сердцебиение учащается, а горло душит очередной приступ хриплого кашля.

Прости, Олег, но правила есть правила!

Всё то время, что он провалялся между жизнью и смертью, ему мерещился звук выстрелов вперемешку с режущим по самому сердцу родным голосом, эти воспоминания смешиваются с нежной сладостью его голоса, мягких волос и заливистого смеха того Сережи, который приходит к нему во снах - он танцует под Лану Дель Рей, таскает большие ему футболки Олега, ласково называет его Олежей, шепчет, между поцелуями, признания в любви, а затем кошмар пробирается и в сон: мягкая улыбка сменяется ожесточенной ухмылкой золотых глаз, и Разумовский безжалостно выпускает в него целую обойму. Олег думал, что его уже ничем не сломить - и вот Разумовский, сжимая тонкими пальцами пистолет, смахивает его с доски несколькими выстрелами, как ненужную пешку.

Итальянского Олег не знает, он и на английском с трудом свяжет пару предложений, изъясняется с врачами даже не на пальцах - первые дни он не мог даже поднять руку, и от того оставалось лишь красноречиво сопеть и слабо кивать головой на вопросы, подразумевающие ответ “да” или “нет”.

Впервые он пытается заговорить, когда окончательно приходит в сознание после операции - все тело ноет от боли, и он хрипит в попытках попросить обезболивающее, воды - да чего угодно, хоть шестой, прицельно в голову, пули - заходится в кашле, и впервые за долгое время ловит приступ паники, чувство беспомощности затапливает с головой, и Олегу кажется, что он выжил лишь для того, чтобы умереть вот так вот - на больничной койке, опутанный проводами и датчиками, в одиночестве и никому не нужным.

Тогда, уверенно отдавая команды медсестрам, врачи вкололи ему успокоительное, и он уснул.

Уснул для того, чтобы на следующее утро проснуться все с тем же плотно засевшим в его голове чувством - кому теперь нужен такой наемник? Выживший после того, как наниматель пристрелил его, словно бешеную собаку, но абсолютно бесполезный с многочисленными повреждениями и - уж в этом-то Олег не сомневался - диеты из лекарств до конца жизни. Сжимает кулаки на здоровой руке и шумно дышит, плотно сжав зубы, обида и злость неконтролируемо поселяются где-то внутри него, соседствуют с одним единственным вопросом - за что?

Тянется рукой к стакану воды, стоящему на прикроватном столике - спустя три недели рука слушалась лучше, но все еще недостаточно хорошо, судорога пробегается по мышцам, и он роняет стакан, разливая воду по полу. Матерится сквозь зубы, а затем, когда мышцы предплечья расслабляются и судорога спадает, встает, придерживаясь за тошнотворно-белые стены, и неуверенно бредет по коридорам в поисках кулера.

Яркую макушку он замечает случайно - не догадывался, даже не допускал мысли, что кто-то еще с той безумной бойни мог оказаться в этой больнице, не предполагал, что Разумовский мог позволить кому-то уйти живым - или, быть может, Игорь вышел победителем в той игре?

В первый раз он видит её через открытую дверь, Пчёлкина сидит на кровати, мыслями она была явно не здесь. Олег не психолог, но бездумное поглаживание повязки на шее и взгляд, смотрящий куда-то в пустоту, говорили о многом - у него и самого, он уверен, было схожее состояние, когда воспоминания подкрадывались слишком близко.

Во второй раз с ней беседует полицейский - Олег, раздобыв тогда себе стакан воды, думал всю ночь, а потом еще два дня, прежде чем решился все же подойти и поговорить с ней. Что-то подсказывало ему, что она - не плохой человек, Олег, если уж честно, и Грома плохим не считал - скорее он сам в этой истории злодей, выполняющий приказы своего нанимателя и не задавая лишних вопросов. А их, черт возьми, задать стоило бы - в машине, когда выкрал Разумовского из тюрьмы; в самолете по пути в Венецию, в спальне, когда Серёжа - его Серёжа, такой, каким Олег его помнил во времена их студенчества - проснулся от кошмара, когда на несколько минут повисло доверительное молчание, которое оба предпочли задавить в зародыше и не откровенничать. Поэтому, завидев полицейских, Олег вернулся в свою палату - если они наведались к Юле, то и к нему вот-вот нагрянут.

Только вот ни через час, ни через два, ни на утро никто не явился, Олег прождал, всю ночь, побег через окно с третьего этажа больничной палаты в его состоянии был заранее провальной идеей, но Волков рассматривал даже её - рано или поздно полиция все равно нагрянет к нему, и от чего-то не хотелось за решетку.

С утра пораньше, еще до утреннего обхода и назначенных процедур, он соскакивает с койки и, прихватив с собой украденные шмотки - водолазка была ему маловата на один размер, но в больничной робе он куда более заметен, чем в обтягивающих шмотках. Голос Разумовского в его голове игриво хмыкает, и Олег трясет головой, отгоняя наваждение. Он переодевается в туалете - его будут искать по больничным шмоткам, возможно, так он выиграет себе время?

Кнопка лифта заедает, вызвать получилось только с третьего раза, и вместе с ним в едущую вниз кабину набиваются какие-то подростки - у девушки, которую заботливо придерживают за талию друзья, ярко-рыжие волосы, и Волков, смачно выматерившись, в последний момент выбегает из лифта и быстрым шагом идет по знакомому маршруту до палаты Пчёлкиной.

- Привет. Помнишь меня? К тебе вчера заходили копы - почему ты не сдала меня? - Голос тихий, хриплый, Олег вынужден  прерваться на середине фразы, чтобы сделать глубокий вдох - врачи обещали, что при соблюдении всех рекомендаций дышать и говорить ему будет легче, но сейчас Олегу даже после такой короткой фразы нужно отдышаться. - Знаешь, русских здесь не очень любят - на нас обоих найдут что повесить. Улавливаешь, к чему я?

Отредактировано Oleg Volkov (2021-09-06 09:55:46)

Подпись автора

I don't need your games, game over                 
http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/15/664285.gif  http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/15/34079.gif
I spent all of the love I've saved                              
[indent]Loving you is a losing game

+1


Вы здесь » shakalcross » фандом » какого дьявола ты здесь шумишь?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно