shakalcross
дейенерис пишет: Неожиданная ухмылка веселит её. Она старается спрятать улыбку, но губы совсем не слушаются, потому она чуть наклоняет голову, сухо кашляет и снова выпрямляется. Предложение Геральта звучит дельно, если отбросить все шутки. У неё хотя бы будет имя — и это уже что-то. читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » завершённое » мы разбиваемся


мы разбиваемся

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

мы разбиваемся
морозов ✦ старков
https://media.tumblr.com/29280a792884b859c1a2f295e80bcde9/tumblr_na1ccv95Tk1s25bcfo4_250.gif  https://media.tumblr.com/4630a60cc6fdd628d3ad1602d2d0099a/tumblr_nfhuqqdauW1smcqr3o1_250.gif


мы останемся лишь воспоминаниями. лишь тени, призраки которых ползут по земле.
я хочу захлебнуться в сладком пламени
⠀⠀   той души, что знает мою душу.


+4

2

Ускользнула. Снова!

Он в ярости. Дарклинг дышал тяжело, шумно, сжимая руки в кулаки и закрыв глаза. Столько месяцев гоняться за этой упрямой девчонкой, чтобы она снова сбежала от него. Столько веков ждать, когда родится хоть кто-нибудь с этим даром, так необходимым ему для воплощения планов.
Он долго ждал. Он подождет еще. Только злость не унять так просто. Дарклингу дорого обошлась эта задержка в Каньоне, стоила изрядной части нервов и почти — жизни.

Что думала Алина, интересно? Что он умер? Больше никогда не появится в ее жизни? Вряд ли. Не так-то просто убить того, кто “умирал” бессчетное количество раз, возвращаясь каждый раз под новой личностью. Не было никакого множества Дарклингов на службе короля Равки и во главе Второй Армии.
Всегда был он. Никто этого не знал… до недавнего времени.
Чертова старая ведьма! Интересно, как ей там живется без возможности взглянуть на мир, а?

Дарклинг не прощал предательств. Не пощадил никого, кто от него отвернулся и попытался спутать ему планы. Не пощадил даже собственную мать. Из-за нее Алина убежала в первый раз, из-за нее почти все пошло прахом.
Он их нашел. И Заклинательницу Солнца, и этого следопыта — Оретцева. Они привели его прямо к оленю и все почти шло по плану, но…
Почему он не смог подчинить ее силу? Дарклинг убил оленя Морозова, он должен был все контролировать, но Алина вырвалась из-под его контроля, а он…
Второй раз пришлось обратиться к скверне. Собственное творение обошлось с ним жестоко, но так теперь даже лучше.
Ничегои, теневые солдаты. Сильные, послушные, способные сокрушить любого и ничего фактически не могло их так просто уничтожить. Даже света Алины недостаточно.
Она обязательно будет в его распоряжении.

Дарклинг не станет снова пытаться забрать ее насильно. Нет, он сделает так, что Алина придет к нему сама. Выберет его, поймет, что он делает все правильно. Согласится с этим, а как иначе? Дважды он пытался ее заставить.
В первый раз, когда нашел ее, следопыта и оленя посреди морозного леса. Второй раз, когда нашел ее в Новом Земе и путь ко второму усилителю. Она его уже получила и вернулась во дворец с принцем Николаем? Ну что же. Пусть так.
Придется пойти другим путем.
Скверна пока подчинялась ему, Дарклинг знал, что она выходил далеко за пределы силы гришей. Знал, что придется за это дорого заплатить.
Однажды он уже это сделал. Готов сделать еще раз.

Глубокий вдох, он на секунду закрыл глаза — обстановка изменилась моментально. На губах заиграла торжествующая улыбка — получилось.
Вокруг — стены, драпированные черным и многоугольная комната. Большая кровать и герб с затмением. Его комната, которую он сам лично обустроил и она служила ему не одну сотню лет. Личные покои генерала Второй Армии Равки, положенные ему по статусу, а теперь…
Алина забрала себе? Это уже интересно.

Дарклинг сделал несколько шагов, протянул руку, касаясь кончиками пальцев края кровати, но почти и не ощутил металла кожей. Он здесь и не здесь одновременно, даже скверна не всесильна. Пусть. Так лучше. Не нужно, чтобы его кто-нибудь видел или слышал, кроме…
Дверь открылась. Дарклинг повернул голову за звук. Все та же улыбка на его губах, глаза сверкнули предвкушением, а сердце, давно отравленное тьмой, забилось чаще.
Алина не ожидала такой встречи и это понятно. Он сам не думал, что получится как-то так.
Удача на его стороне. Заклинательница Солнца сама плыла в его руки. Он найдет ее всегда и везде, где бы она не была.
Алина могла сколько угодно упрямиться, отказываться, оскорблять его… Но разве будет она отрицать, насколько похожи они двое? Не такие, как все гриши, они всегда будут выделяться и приковывать внимание.

Дарклинг сделал шаг навстречу застывшей в дверях девушке и развел руками.
— Не ожидала? — поймет ли она, что это почти иллюзия? Что здесь он только для нее, ради нее и никто не сможет понять.
Расскажет ли своему следопыту, молодому принцу, старому королю — кому угодно — что видит того, от кого они все здесь спрятались, захлопнувшись на все замки. Дарклингу не достать ни королевскую чету, ни других гришей, что остались в Ос Альте, а не пошли с ним. Ни Багру, эту старую предательницу, отвернувшуюся от собственного сына.
Только Алину. Но большего и не надо.

Дарклинг ответ от нее взгляд, снова оглядел спальню. Алина ничего здесь не поменяла. Или не успела, или не захотела.
— В Малом дворце достаточно комнат, где можно комфортно обустроиться. Ты забрала мои покои. Почему?
Он догадывался. Но хотел бы услышать это от нее. Она еще поймет. Нужно лишь подтолкнуть в правильном направлении.

Подпись автора

https://media.tumblr.com/f231dc4c06a16c8c7cfd15a1636b1413/319b340ec2b3a620-04/s540x810/62b25cf812b9008ff771e3834902e0aadf42bfb7.gif https://media.tumblr.com/979c5532a616d330f804343efaf5cf28/af8c10ef3d240fb5-eb/s540x810/036275cc0b010d4a9c43d8d273f7678f50b96721.gif

+3

3

[indent] Она живет, оставаясь ярким пятном в истории. Живет, следует собственным желаниям, обманывает себя и всех, кто ее окружает. Она прокладывает свой путь мелкими шажками, терпким ядом обволакивая все вокруг. Алина знает, что сложит голову на плахе, не удивляется, исследуя запретные уголки дворца. Заклинательница сама провела сюда своих людей, осмелилась возглавить остатки, некогда великой, армии. Жесткой рукой отдавая распоряжения, не соглашаясь с уговорами и жалким блеяньем. Ей было противно и чуждо подчиняться собственным страхам, она поклялась себе - больше никогда не склонить голову, назло всем, вопреки всему. Сердце выбивало уверенную дробь, оно ждало, в предвкушении смаковало дальнейшие ответвления от ее масштабного плана. Старкова ускользала от своего друга, скрывалась в лабиринтах библиотеки от будущего царя, прятала взор, стоило ей увидеть близнецов. Ей казалось, что ее можно прочитать, испить до дна, ведь она словно открытая книга, в которым черным по белому написано: я готова умереть, чтобы жили вы.

[indent] Его покои - ее обитель. Алина ныряет в них, в темные балдахины, кипу бумаг, сотни исписанных рукописей, проводит пальцами по жесткому, ровному почерку, вздрагивает, когда осознает - ей нравится, ход его мыслей, трактовка важных сведений. Святая оборачивается в прошлое и с ужасом прикрывает глаза, как она смогла так легко погрязнуть в эту ложь. Глупая, маленькая девчонка, с жаждой поиграть в великие цели, спасти мир, который раздавит ее по одному щелчку. В спину кричат: «святая», «спасительница», а она хочет скорее стянуть с себя серый, непримечательный кафтан, ей чужды иные цвета. Отмыться бы от этих прозвищ, забыть, что на плечи возложена огромная миссия, важное дело, с которым не справится ни одному живому, лишь Дарклинг мог манипулировать сознаниями, втираться в доверие, подчинять себе тысячи душ. А ей, так далеко идти к его влиянию, возможностям и мощи, что уже пора взвыть.

[indent] Заклинательница солнца сбегает в его покои, жадно хватая ртом воздух, чувство паники захлестывает с головой и она проводит рукой по лицу, сбрасывая очередную маску, бросая себе под ноги лишь собственную браваду. Смешно и по-детски наиграно, но иначе же никак? Поднимает свой взор. Застывает, словно кукла, боится даже сморгнуть наваждение. В глубине души, что-то отпускает, напряжение и глухое, забитое желание вновь увидеть его, отпускает ее горло, она может вновь дышать свободно. Алина пугается своих чувств и делает шаг назад, спиной натыкаясь на двери. Вот он - твой путь к спасению, дерзай, кричи, зови всех, своди с ума всех, главное - не сойди сама.

[indent] - Ты..
Ее голос дрожит, предатель, как смеет подвести свою хозяйку. Где же твоя твердость, самоуверенность, дорогая? Не ты ли била себя в грудь давеча и обещала справиться с самым темным гришом, поглотить его своим светом? Почему же сейчас, из тебя лишь выходит едкий страх? Ты рада, Алина? Что же это трепещет в груди, птица-сердце? Пора открывать клетку, лететь? Да, подальше, прочь.

[indent] - В Малом Дворце я могу жить там, где я хочу. Теперь у тебя здесь нет власти. О, как долго она хотела сказать эти слова, самоутвердиться, заставить его прийти в бешенство. Пусть почувствует, каково ему сейчас, быть на ее месте, быть без всепоглощающей власти и возможностей? До Алины доходит медленно. Они стоят в сердце дворца, вокруг множество охраны и до зубов вооруженных гришей. Как он смог пробраться, стоять сейчас на расстоянии вытянутой руки? Безумие. В груди колотится желание повернуть время вспять, отмотать до того момента, как она только погрузилась в этот водоворот, в его мир. Отмыться, молить всех святых, чтобы ее отпустило, заставило что-то, ненавидеть его, всей душой. Но не могла, не поддавалась, напускное безразличие, било по щекам. Она глубоко дышит и страшится вновь ощутить его запах, поддается влечению, не двигаясь с места. Дарклинг отводит взгляд и она инстинктивно поддается вперед, все еще рассчитывая, что сможет сбежать, скрыться, позвать на помощь.

[indent] - Как ты здесь оказался? Как проник в мои покои? Она нажимает на болевые точки, которые по ее мнению, могут причинить ему хотя бы дискомфорт. Пытаясь сбить то напускное безразличие, спесь, браваду, что он выстраивал тысячелетиями.

Отредактировано Alina Starkov (2021-06-14 14:33:23)

+3

4

О, нет, этой девчонке его не обмануть!
Алина могла храбриться сколько угодно, но Дарклинг видел ее первую реакцию. Широко раскрытые глаза, в которых плескались удивление и… страх? Она все еще боялась?
Она понимала хоть, что ей он не причинит никакого вреда, так чего же она боялась? Ах, да. Не за себя, глупая Заклинательница.
Она боялась за других. Дарклинг готов беречь ее, оберегать это солнце, которое искал столько столетий, с тех пор, как Каньон разделил пополам Равку и даже его создатель не смог пересечь его без тяжелых последствий. Волькры — все еще злая насмешка природы, привет от скверны, намек, что он залез туда, куда бы не следовало лезть вообще, но ему наплевать — он будет брать все, что нужно, чтобы добиться своей цели.
Любой ценой.

И ее он возьмет тоже. Дарклинг не собирался сдаваться, пока она не перестанет смотреть на него вот так. Как на врага, как на… чудовище? Пожалуй. Скверна оставила на нем свои следы, теперь не получится их стереть, но на это ему тоже плевать.
Она колеблется. Она все еще смотрела на него. Сколько бы ни было решимости и ненависти в ее взгляде, но стоит найти лишь один проблеск понимания — и Дарклинг схватится за него, потянет, словно нитку, распутывая и тогда все изменится.

Она думает, что здесь ее друзья и соратники? Она заблуждалась.
Дарклинг видел не одного правителя, Дарклинг застал не один состав Второй Армии, Дарклинг помнил, когда ее не было вообще и как все относились к гришам.
Читала “Житие Святых”, Алина? Никакие они не святые, а такие же гриши, которые когда-то продемонстрировали свои способности и были жестоко растерзаны толпой простых людей, каждый.
Радуйся, девочка, для вас еще все смягчили. О чем ты подумаешь, если узнаешь настоящую историю Ильи Морозова?
Дарклинг знал ее с самого детства. Багра не раз ему рассказывала, что сделал ее отец и что с ним случилось.

Отказники не любят тех, кто от них отличался. Они будут кланяться солдатам второй армии, а в спину сверлить их злобным взглядами и шептать ругательства.
Одно отличие — и больше их не примут. Разве не ты, Алина, страдала от презрения за всего лишь шуханскую кровь?
Пусть к гришам стали терпимее (его стараниями!), но ты даже от них отличаешься.

Они ей не друзья. Даже ее драгоценный следопыт чуть не отвернулся. Даже Женя Сафина сделала свой выбор. Дарклинг помнил, как загорелись ее глаза от восторга, едва ей дали в руки красный кафтан. Она же так о нем мечтала, а взамен он попросил у нее верность. Честная сделка.
Хотя… Всего лишь награда. Женя всегда делала так, как он говорил, чтобы ее заслужить. Женя знала, что стоит ей отступиться и она потеряет все, что получила. И даже чуть больше…

— Ты так уверена в этом? — он спокоен, чуть приподнял бровь и склонил голову набок. Возможно, она права. Но царь Александр не будет просто так делиться властью. Даже старшего сына не допускал к государственным делам, не говоря уж о непутевом младшем, которому интереснее играться в грозу Истиноморя под псевдонимом.

Возможно, Дарклинг пока ничего не мог противопоставить Алине, что так комфортно расположилась в его Малом Дворце, командуя его армией, принимая решения и указывая всем, что делать…
Ну конечно!
Он ядовито улыбнулся, в глазах сверкнуло торжество.
— Тебе это нравится, Алина? Нравится командовать? Принимать решения в свою пользу? Нравится ведь? Это приятно, ощутить хоть немного власти в своих руках. Ты уже почувствовала это? — Дарклинг ухмылялся, приближаясь к ней с каждым шагом и внимательно смотрел в ее глаза.
Встал почти вплотную рядом с ней, выдерживая паузу.
— Ты похожа на меня гораздо больше, чем тебе кажется, Алина. И в глубине души… Ты сама это прекрасно знаешь.

Он прекрасно видел, чего она добивалась. Глупая девчонка. Недостаточно смотреть на него таким взглядом, пытаться манипулировать через то, что еще недавно принадлежало ему. Он себе все вернет. Всегда возвращал. Только сначала стоит заняться ею.
Нужен ли Дарклингу ее страх? Определенно. Нужно лишь спровоцировать, сыграть на ее чувствах? Да.
Алина сломается и признает правду. Алина потом поверит ему, даже самой гнусной лжи.
Она ему нужна.
— С чего ты взяла, что я на самом деле здесь? — улыбка сошла с лица Дарклинга. Он наклонился ниже, Алина могла почувствовать его дыхание. — Я не прошел бы незаметно в Малый дворец, в эту комнату не ведет ни один тайный ход, меня бы обязательно кто-нибудь заметил. Я здесь только для тебя.
Дарклинг наклонился к ней ниже, прошептал на ухо, едва касаясь его губами.
— С чего ты взяла, что это все по-настоящему?
Он знал, что да. Скверной проложил между ними ментальную связь, чтобы оказаться рядом с ней — не телом, но душой, будь она хоть тысячу раз отравлена тенями.
Но Алина ведь этого не знала.

Отредактировано The Darkling (2021-06-15 16:30:54)

Подпись автора

https://media.tumblr.com/f231dc4c06a16c8c7cfd15a1636b1413/319b340ec2b3a620-04/s540x810/62b25cf812b9008ff771e3834902e0aadf42bfb7.gif https://media.tumblr.com/979c5532a616d330f804343efaf5cf28/af8c10ef3d240fb5-eb/s540x810/036275cc0b010d4a9c43d8d273f7678f50b96721.gif

+2

5

[indent] Что-то держало ее, крепко, за узды. Святая убеждала себя, что это все любопытство, чем больше она сейчас узнает про его планы, тайные замыслы, тем проще будет в дальнейшем возводить оборону. Отчаянная жажда разузнать, как можно больше била ее под дых, перехватывало дыхание, сбивала помыслы. Его невозмутимость, вся эта показушная уверенность в самом себе очень раздражала, ведь Алина не могла похвастаться таким же боевым настроем. Ей было невыносимо тяжело играть роль мессии, она не привыкла жить по правилам, в которые не верила сама. С самого детства, знала же, чем обернется ее жизнь, никогда не была кем-то важным, нужным, примечательным. Ждала лишь, что на нее обратит внимание ее единственный, истинный друг, а в итоге погрязла в грязном омуте из интриг, хитросплетений, жалких манипуляций, доверилась Дарклингу и проиграла. Она умела признавать свои ошибки, анализировать их, учиться сигнализировать самой себе, более не наступать на такие же грабли, не хотела на них танцевать.

[indent] Стоя сейчас слишком близко от Дарклинга, чувствуя, как кровь в ее жилах закипает, тянется жидкими мазками по венам, Алина еле сдерживала свой нарастающий гнев. Лучшая защита в ее жизни – прятаться за хаосом, что разрывает ее на куски. Ее захлопнули в этой клетке, представили поближе охрану, дали в руки «видимую» свободу, даже какие-то признаки власти и все еще продолжали дергать за ниточки, уничтожать по крупицам все ее самообладание, вынуждали противиться. Они ее не знали, не чувствовали и не понимали ее мотивов.

[indent] - Я ни капли не похожа на тебя, - ее слова четкие, она вторит его тону, попадает в такт с ним, смотрит в глаза, тонет в черноте его души. – Мне не нравится смотреть, на обломки армии, на то, что ты сделал с Равкой и к чему пришла твоя «великая армия». Ты решил, что сможешь поставить этот мир на колени? Все было возможно, до того, как появилась я. Ты сам решил воспитать чудовище, которое уничтожит тебя.
Обмениваться дыханием, перекатывать его на кончике языка, жадно ловить каждое слово, угадывать интонацию, звук, что так легко вырываются из глотки. Знать, насколько близок тот край, что подтолкнет ее к бездне.

[indent] - Я никогда не звала тебя и не хотела, - ложь, Алина, -  желаю тебе только поражения.
Она вздергивает подбородок, стоит так близко, что становится больно, так глубоко, куда она только смогла затолкать все свои чувства, затоптать их ногами, в самое укромное, темное место своей души.

[indent] - Если ты пришел играть в свои игры или надеешься, что я поддамся на провокации и устрою истерику – ты ошибся, можешь уходить. Встретимся на поле боя, где я смогу разогнать тьму, созданную тобой, не сомневайся.
Ее пальцы прикасаются к его кафтану, серебряным застежкам, которые она совсем недавно с жадностью сжимала в своей руке, съедаемая жаждой проникнуть к оголенной коже, почувствовать ее тепло. Малый дворец – его гнездо, любовно выстроенное столетиями, она уверенна – тут был не один потайной ход, переход на все стороны света, сколько не ищи, все равно останется тайной, пока тебе не покажут, что скрывается за гобеленами.  На удивление, страха не было, лишь ноющее чувство растянуть момент сумасшествия, уверовать в то, что все лишь снится, кажется ей.

[indent] - Чего ты хочешь, Александр? Что ищешь здесь? Я уже выбрала сторону, ты же знаешь.
От Мала всегда пахло лесом, теплом, солнечным весенним днем, даже тогда, в армии, не видя ванных месяцами, ему удавалось отличаться от других, быть особенным. От самого темного гриша всех времен пахло грозой, угрозой, терпким чаем, морозным днем. Тем, что всегда ей будет недоступно. Алина разглядывает его лицо, сеточку мелких морщин в уголках глаз, темные ресницы, черную радужку, впитывает каждую мелочь и по глупости своей, не отступает назад, играет с смертью, не страшится переступить черту.
[indent] - Я не смогу предать свои убеждения, не смогу стерпеть ложь и извечный обман. Мне необходима правда, любая, даже если я к ней не готова..
Эта игра заранее проиграна, она знала, чувствовала, что ступила не на ту дорожку. Но не могла себе позволить не попробовать, хотя бы сейчас, пока вырван кусок этого момента, где ей никто не помешает сделать то, что она хочет. Не будут внимательно наблюдать, изучать каждый шаг, поправлять при любом удобном случае. Не страшно прикоснуться к нему, не гадать, оттолкнет ли? Тлеют ли еще угли их близости или уже кануло в адское пламя и не повернуть вспять?

Отредактировано Alina Starkov (2021-07-20 15:05:43)

+2

6

Он еле сдерживал смех. Гнев Алины Дарклинг чувствовал в воздухе, видел, как почти вибрируют тени от ее голоса (его тени, окружающие ее, это ведь почти правда). Выразительно смотрел на ожерелье из костей на ее шее — усилитель, первый усилитель Морозова, который он с таким трудом смог отыскать (не своими собственными руками, но ведь сути это не меняет?).
Второй усилитель дразнил с запястья — вот так легко, Алина? Сколько сопротивлялась даже первому, тем более — второму, а теперь небось мечтала о третьем, да?
Она еще поймет. Чем больше получаешь силы, тем больше ее хочется. Еще и еще, никогда не бывает достаточно.
Он знал это на собственном примере.
В чем она его обвиняла сейчас? Не в том ли, в чем грешна сама и к чему стремилась, даже толком этого не осознав?
Дарклинг задумался, стоило ли ей все сказать сейчас или пусть сама догадается, когда придет время? Пожалуй, подтолкнуть все же стоило. Алина Старков почти танцевала под аккомпанемент нот, тщательно прописанных его рукой, сама шла в его ловушку.
Больше сопротивления сейчас — больше послушания потом.

— Что я сделал с Равкой? А знала ли ты, Алина, чем была Равка до меня? Кем были гриши до того, как стали Второй Армией? Изгои. Уроды. Отбросы общества. И всего лишь за то, что каждый из них рождался со своей силой. Ты знаешь, за что каждый Святой в свое время поплатился жизнью? Они хотели помочь людям, да только люди не простили им то, что Святые от них отличались. Они не простят это и тебе. Пока ты — героиня и надежда, но как станешь не нужна, толпа тебя растерзает точно также, как и каждого из них. Ты задумывалась над этим? Что с тобой будет дальше, когда ты уничтожишь “великое зло”? — смех сдержать у него получилось, но на губах играла снисходительная улыбка. Александр даже не злился, он немного наслаждался ситуацией.
Многие думали, что могли его переиграть. Это пока не удалось никому. Алина полна решимости одержать над ним верх, но он разрушит эту решимость — камень за камнем. Так даже лучше. Интереснее. Сдалась бы она ему сразу и чего бы она стоила?

Легкое прикосновение к его кафтану немного заставило напрячься. Скорее от неожиданности. Дарклинг повернул голову, встречаясь с ней взглядом.
Сложно было отрицать свою тягу к ней, да он и не отрицал. Лишь напомнил себе, что она не должна помешать его планам, не должна заставлять сбиваться с пути. Эмоции способны испортить любой, даже самый безупречный план.
— Правду хочешь? Я тебе ее уже сказал, — он снова изменил тон голоса, теперь в нем звучало сочувствие. — Знаешь, в чем мы с тобой похожи на самом деле? Мы уникальны, Алина. Таких почти нет даже среди гришей. Я живу на свете много столетий и ни разу не встречал такую, как ты. Заклинатели Солнца считались мифом, но я знал, что рано или поздно ты появишься. Мир требует равновесия, и если тени — моя стихия, найдется и свет. Сейчас ты чудо, почти Святая, — он скривил губы, не удержавшись от легкой насмешки. — Все смотрят на тебя точно также, как и в тот день демонстрации света в тронном зале. Пока ты для них — явление чуда. Но скажи мне… Тебе комфортно здесь? Ты чувствуешь себя своей? Все тебя понимают? Все знают, что тебя тревожит, каково тебе нести ответственность за Равку на своих плечах? Каждый здесь в глубине души вздыхает от облегчения, что есть на кого свалить эту грязную работу. Но никого, никого не волнуют твои чувства. Ни царя, ни его жену, ни принцев, ни даже твоего следопыта. Он принял тебя другой? Не такой, какую знал всю свою жизнь? Разве ни разу в голову тебе не приходила мысль, как с каждым днем вы все больше отдаляетесь друг от друга? Отказник никогда не поймет гриша. Гришам хочется верить в то, что они не одни — кругом им подобные. А что насчет тебя? На кого ты похожа больше всех, Алина? Ну же, подумай.
Пальцы слегка коснулись ее подбородка, Дарклинг бросил на нее еще один внимательный взгляд, а затем отошел на два шага назад.

Как бы она ни была уверена в своей правоте, но прекрасно знала, что он прав. Он посеял в ней сомнения. Каждый день она будет смотреть на своих так называемых друзей и думать о его словах. Даже если сейчас будет все отрицать, кричать, глядя прямо на него.
Дарклинг в одном уверен точно — она никому не расскажет про их встречу. Его здесь на самом деле нет, даже если кто-то зайдет в эти покои, он увидит только разъяренную Заклинательницу Солнца в гордом одиночестве, что разговаривала сама с собой.
Это будет их маленький секрет, о котором никому нельзя рассказать. Надо сказать, справедливо, что и он будет молчать.
Дарклинг готов набраться терпения и ждать ее, осталось лишь подавить острое желание, чтобы Алина сказала ему “Да” прямо здесь и сейчас.
Иначе это будет очень сильно его злить.

Отредактировано The Darkling (2021-07-23 02:35:49)

Подпись автора

https://media.tumblr.com/f231dc4c06a16c8c7cfd15a1636b1413/319b340ec2b3a620-04/s540x810/62b25cf812b9008ff771e3834902e0aadf42bfb7.gif https://media.tumblr.com/979c5532a616d330f804343efaf5cf28/af8c10ef3d240fb5-eb/s540x810/036275cc0b010d4a9c43d8d273f7678f50b96721.gif

+2

7

[indent] Солнце внутри медленно распадается на предзакатные лучи, Алина с содроганием наблюдает за его изучающим взглядом. Они все еще стоят слишком близко, недопустимо, запретно. В его словах была толика разумных доводов, но разве свобода для гришей - это смерть обычным людям? Такова цена их возможностей? Она не росла в окружении своих братьев и сестер, не была пропитана до костей, гадким смрадом, ей не внушали с самого детства, что она особенная, ценная, неповторимая. В ней еще бился картограф, который готов был пожертвовать жизнью ради своей армии, своих солдат. Две личности сражались друг с другом, внутри нее под ребрами, более не ворковали, с легкостью обмениваясь шуточками, они встали в сопротивление, не соглашаясь друг с другом и кишки летели в разные стороны, разрывали целостность Старковой напополам. Дарлинг играл ловко, виртуозно, подталкивая ее к краю, чтобы она смогла задержать дыхание, вот-вот отпустит и девчонка полетит вниз. Каждый звук, каждая буква трещат по швам у ее ног, разбиваются на осколки, высасывают душу, тянут за собой в преисподнюю, (ранят ее, ковыряют до самых потаенных, скрытых, безумных ран которые она не позволяла себе даже вспоминать).

[indent] Два совершенно разных человека, лед и пламя, день и ночь. Искуситель, в речах которого она слышит эхо своей боли, что сжимает тиски, сдавливает всю грудную клетку. Помнишь, Алина? Как спрятав лицо в ладошках, ты плакала, беззвучно, скусывая губы в кровь, сжимая маленькие кулачки. Надеясь, что физическая боль заглушит душевную, напрасно веря, что сможет побороть в себе хаос и бурю, что грудным воем будила ее демонов. Она отмахиваясь, пряталась в толпе, не чураясь прикоснуться  бедным, потерянным, чужим людям. Дарила им надежду, заглядывала в глаза каждому из них, силясь запомнить, осознать, что же стоит за ней и как сильно санкта обязана каждому из них. Сейчас же обласканная, укутанная тенями, прячась от всех осуждений, горечи и отчаянья, впервые внутри было спокойно, как когда-то, стоило ей протянуть руку к небу, щурясь от легкого ветерка. Беззаботность и чувство легкости давно покинули ее тело и Алина с ужасом осознает, что с каждым его словом действием, поступком, слышит отголосок под ребрами, ведь внутренний голос шептал ей, мягко, не настойчиво, убеждал - он прав. Диковинная зверушка, на которую сбегается толпа, тычут пальцами, смеются в спину, наговаривают за глаза такие страшные вещи, что не присниться и в самом кошмарном сне. А она не отбивается, гордо смотрит ввысь, тянется к чему-то великому, не осознавая что стоит ей оступиться и пустят в расход, не посмотрят на способности, дождутся нужного часа и.. прощай, девочка. Мы будем помнить о тебе в песнях.

[indent] Алина боялась войны, рек крови и горького пота, что стекает по ее щекам. Страшилась потерять своих друзей, близких, невинных и тех, кто не сможет постоять за себя. Александр сделал два шага назад, что показалось пропастью, настолько большой и дикой, кто-то выбил из нее весь воздух, запер в клетке, не позволил показать точащее чувство отчаянья. Его монолог вынудил ее сделать паузу, погасить в себе светлые ожидания. Он прав, жертв станет еще больше, ей не под силу всех спасти и дорога к спокойной жизни будет вымощена трупами. Сможет ли она смотреть на них? Станет ли идти все также, гордо поднять голову? Она не сумела бы сыграть в эту игру лучше, чем он. Ее впереди ждет не одно столетие и даже тогда, она не догонит этот опыт, размах. Все будет путаться в военных терминах, смущаться, когда начальники войск станут сыпать хлесткими выражениями и станет что, прятаться за спину Мала? Но ведь это не его дело, Алина ни разу не спросила хочет ли следопыт участвовать в походе, где цена одна - жизнь.

[indent] На кого она похожа? Где та грань, что разделяет ее с жестокостью Морозова? Есть ли черта за которую не стоит переступать? Или всех ждет таков итог? Бессердечный расчет, люди - пешки, а жизнь гриша - бесконечность, без болезней, вечно цветущие, сильные, упиваются своим могуществом. Алина сжимается, все еще неотрывно глядя на того, с кем оказывается и не была знакома, на того, кто открылся ей с другой стороны. В голове звучал лишь один вопрос: почему он молчал об этом раньше? Неужели держал ее за хрустальную куклу, которой так легко свернуть шею?

[indent]  - Такой как я больше нет.
Она держится, все еще выносит на себе груз ответственности. Она готова решено.
- И я хочу изменить мир, при условии, что мы будем договариваться. Разговаривать и .. - пальцем указывает в грудь Александра, нахмурив брови, - больше никакой лжи. Никогда. Ни при каких условиях.
Клубы черного дыма ласково окутывают ее ноги, плечи, шевелят волосы на спине. Она не сбрасывает их, не злится. Ей чудится, что так мог бы касаться ее он. Она позволит ему предложить свой план, где-то в глубине своего сознания, девчонке хотелось довериться его опыту, силе, возможностям, но тоненький голосок шептал: не спеши, нельзя так быстро довериться ему вновь. Тьма отступала и последнее, что успела ухватить взором Алина, так это улыбку Дарклинга. И он исчез, не дав ей ответа, не соизволив продолжить разговор.

Отредактировано Alina Starkov (2021-07-31 00:21:18)

+1


Вы здесь » shakalcross » завершённое » мы разбиваемся


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно