shakalcross
дейенерис пишет: Неожиданная ухмылка веселит её. Она старается спрятать улыбку, но губы совсем не слушаются, потому она чуть наклоняет голову, сухо кашляет и снова выпрямляется. Предложение Геральта звучит дельно, если отбросить все шутки. У неё хотя бы будет имя — и это уже что-то. читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » альтернатива » чем дальше в лес


чем дальше в лес

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

чем дальше в лес
Ламберт ✦ Роше
http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/63/427686.jpg http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/63/160077.jpg


Логово темерских партизан может найти только ведьмак, а попасть в него - только лично знакомый с их командиром ведьмак.

Неожиданно таких в мире оказалось больше одного.


+4

2

Ведьмаки уже давно были не в чести у простого народа - настолько давно, что Ламберт и не помнил времен, когда было иначе: когда им вслед не плевались, а женщины не прятали детей за спиной. Сильные мира сего, конечно, тоже не выражали особой любви к убийцам чудовищ, не приглашали их к столу и не общались на равных, но им и не нужно было произносить это вслух, чтобы чувствовалось их превосходство: оно ощущалось в надменной манере речи, в дорогих одеждах, охране, всегда кружившей вокруг и пристально наблюдавшей за ведьмаком. Но они и не пытались обмануть, когда речь заходила об оплате - королям не было дело до лишней сотни монет. Наместники же и простые люди пытались сторговаться, но предпочитали не обманывать ведьмака с оплатой. Ламберт полагал, что дело в том, что большинство из тех, с кем он имел дело, были в состоянии догадаться, что наживать в лице ведьмака проблему - сотня новиградских крон ничто, в сравнении с жизнью.

А вот среди простых работяг таких уникумов было куда больше. Что городская стража, что деревенские мужики, что ушлые торговцы - кажется все они были готовы зацепиться за любой, даже незначительный факт, чтобы обмануть ведьмака с оплатой. Заказ был на лешего, но это волколак в лесу пожирал девиц - но ведь лешего не убил, за что мы должны платить? Брал заказ на утопцев, а на деле - выматывающий и длительный бой с водной бабой и туманниками, но ведь и договаривались на утопца, нечего завышать цену, мутант.

Последний заказ и вовсе оказался пустышкой - страшные завывающие звуки, пугавшие жителей Врониц, издавал не призрак и не опасный монстр, а дочь кузнеца, которую тот прятал в подвале собственного дома, а своей женушке, слегка глуховатой, сообщил, что дочь, слабая умом, не вынесла собственной участи, да утопилась, бросившись в речку с тяжелым камнем на шее.

- Не было никакого монстра, за что тебе, мутант, платить? - Глуховатая женщина кричала так, что Ламберт и из соседнего дома услышал бы, и размахивала руками, наступая на ведьмака, пятившегося к двери.

Убитая горем, женщина думала, что призрак дочери преследует её ночами, мстит за нелюбовь, за отсутствие материнского тепла, за тумаки и крики - бросилась к ведьмаку, когда тот только заглянул к кузнецу подковать коня да заточить мечи, была готова заплатить, отдать все, что откладывала на приданое Мильвы, умоляя ведьмака взяться за работу и избавиться от преследовавшего женщину морока.

Теперь же она отмахивалась от него, в гневе она огрела мужа вилами - тем, что и держала в руках в момент, когда узнала правду - да сразу так, что он и погиб на месте. И Ламберт хохотал бы до коликов в животе и поспешил бы поделиться этой историей с собратьями по цеху сразу же, как только увидел бы их - сделает, обязательно, сразу же, как только придумает, как и где приврать, чтобы самому выглядеть не дурачком, оставшимся без оплаты.

- Верни мне то, что я отдал твоему мужу за заточку мечей, которые он не успел заточить, - стоял на своем ведьмак, злить разозленную женщину, конечно, не хотелось, но и у ведьмаки не были представителями высокооплачиваемых профессий, и считать приходилось каждую монетку.

Плюнув, женщина швырнула в ведьмака мешочком с монетами и велела убираться - что он и поспешил сделать. Пополнил припасы и собирался было выдвигаться - возможно, отправиться в Каэр Морхен и залечь там на несколько месяцев, лишь бы не видеть, как Темерия окончательно теряется на карте под влиянием Радовида, Ламберту было глубоко плевать на политические игры, но во время войны людям нет дела до утопцев, грифонов и прочих бестий - все думали о том, как выжить, а о монетах для ведьмаков никто, к сожалению, не думал.

- Ведьмак! Дело есть! - Окликнул его сонный стражник - похрапывал, опираясь на забор, но топот копыт лошади Ламберта, видимо, разбудил его. Ведьмак натягивает поводья, притормаживая коня, и вопросительно кивая стражнику. - Завелась в болотах какая-то тварь - забивает людей и тащит их в лес, там кусками их и находят. Курва, врача нам загрызли на прошлой неделе, сегодня вот кузнеца его баба забила - мы так всех потеряем. Посмотришь? А я с капитаном договорюсь - заплатит тебе.

И Ламберт соглашается - утопцы, наверное, расшалились, а может быть накеры, утаскивающие жертв к своим норам. Оставляет коня, наказав конюху - пригрозив, по правде говоря - расседлать, почистить и покормить, и спешит к болотам.

Матерится, хлюпая грязью и безуспешно пытаясь разглядеть следы - дождь закончился пару часов назад, но, видимо, все следы водой уже размыло, а новые, наевшаяся бестия, еще не успела поставить.

- Да какого лешего здесь происходит? - Наклоняется к туше утопца, кто-то умело отрубил ему голову - не оторвал, а именно отрубил острым предметом: мечом или, быть может, топором.

И отчего-то не хочется еще одного провального заказа.

[sign]thnx, medusa[/sign][nick]Lambert[/nick][status]хер моржовый[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/91/559272.png[/icon][info]the witcher[/info][desc]<a href="https://shakalcross.ru" class="link3">Ламберт;</a> Да со мной не просто, а кому сейчас легко? Да походу разберемся, кто, кого, чего![/desc]

Подпись автора

http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/91/939950.gif  http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/91/184727.gif
Этот мир – веретено, совпадений ноль [indent]
[indent] Все переплетено, но не предопределено
ava by sharona

+3

3

Если бы некий целомудренный хроникёр решил  записать речь темерских партизан, – несомненно ценных исторических фигур, – убрав при этом весь нелитературный слог, он бы столкнулся с невозможностью сложить из остатков слов хоть сколько-нибудь осмысленный текст. В записях о данном славном дне читателю пришлось бы догадываться о происходящем в лучшем случае по «там», «у этой», «синие эти», и «командир».

- Ясно, - цедит Роше, вытаскивая из зубов трубку и хмуро рассматривая представленный ему в качестве доказательства огрызок сапога с висящими лохмотьями, оставленными острыми зубами. Владелец сапога, с перевязанной ногой и кислым видом, зябко переминался и отчаянно ждал, когда ему уже, наконец, позволят пойти к костру. – И чё, сколько их там было?

Полученный ответ привёл бы потенциального хроникёра в состояние полного безнадёжного уныния, так как не только не поддавался частичной цензуре, но и не имел никаких приличных аналогов, и мог быть указан исключительно как «непереводимая игра слов». Вероятно, именно поэтому у последующих поколений и не осталось ни малейших записей о быте прославленных темерских партизан, засевших в лесах под Оксенфуртом в самой гуще удивительного разнообразия северного бестиария.

И хер с ним, с тем грифоном, на которого они наткнулись в самом начале своего ухода в подполье, он был меньшим из зол. Бьянка, у которой периодически язык подвешивался в нужную сторону, наловчилась рассказывать новобранцам о том случае как о весёлом приключении, свидетельствовавшем о героизме командира и собственной смекалке и ловкости. А не как об опасности, чуть не уложившей рядком обе их жизни, ни за что и даже не за родину, как это запомнил сам Вернон. Но грифон, скотина, хотя бы был заметным, как и та груда камней, блуждающая по опушке, которую не составляло труда просто обойти.

Главным злом были те твари, которые появлялись из ниоткуда, так, что не предугадать, не подготовить ни себя, ни отряд. От нападения накеров у дороги его ребята отбились, но одного подрали так, что пришлось его в деревню отправлять к лекарю, самим такое было уже не заштопать; мечи с топорами затупили, устали, а главное – натоптали так, что ни о какой дальнейшей засаде и речи быть не могло. Про туманников Вернон сам помнил, как и помнил ту ночь, когда его Полосок белки заманили в низину – и все пятеро как один полегли; и в туманы всем настрого запрещалось и носа казать из пещеры, что на пользу ни делу, ни духу отряда не шло. Но главной паскудой оказалась тварь, появляющаяся из чавкающей трясины – быстрая, с длинными руками и острыми когтями, скачущая по топкой земле и бесследно пропадающая, стоит навести на неё арбалет. Прямо на глазах у Роше она располосовала Чеслава, он и нож вытащить не успел. Правда, после того, как они ловушек на неё растянули по всем кочкам, она, вроде, потише стала. Бьянка утверждала, что та даже прихрамывать начала, но радоваться всё равно нечему – ходит где-то, бестия, недобитая и злая. И стягивает к себе утопцев.

Ну, с утопцами было проще всего. Из серебра ли у тебя меч или из махакамской стали – подманить ближе, да голову снести, вот и вся наука. И закапывать не надо: гнилая плоть не привлечёт падальщиков, само разложится, хотя запах, конечно, – мда. Этих «синяков» и сам Роше, и его люди по всем окружающим болотам и порогам рек уложили немало. Но безымянная тварь привлекала их к себе снова и снова, и партизаны стали опасаться ходить в места скопления утопцев: а ну как выскочит? Да и злее те стали, шутка ли – сапог изорвали, а сапожника среди них нет. Пригодился бы, конечно, да где его взять.

Роше многозначительно смотрит на тёмное ночное небо, на ребят, на свою трубку – и со вздохом принимается выколачивать её в мешочек на поясе. Мусорить в лесу – последнее дело, и одного следа хватит, чтоб на их пещеру навести.

- Иди переобуйся и покажешь, где что было.

- Так там это, Мицлавка ещё сидит, он бы и…

- Бегом!

К болоту идут от ручья, пригибаясь, таясь. Ступают бесшумно, - ну, скоя'таэли бы с веток со смеху попадали, если б узнали, что у них вот это вот считается за незаметное подкрадывание к врагу, но пусть нахуй идут со своим потенциальным глумлением. Нормально они прячутся: человек не заметит, если только сам не охотник и не член специального отряда. Или не-человек.

- Человек это, - сипит Мицлав, знаками заставляя их упасть на траву и подползти ближе, царапаясь об ветки. – Не эта.

После «этой» должна была следовать длинная цепочка слов, как титул описывающая тварь, терроризирующую болота и засевшую у партизан глубже печёнок. Но в рамках тихой операции пришлось оставить её подразумевающейся.

- Во что одет?

- Да в говно какое-то.

- Что делает?

- В грязи копается.

Исчерпывающе.

Вернон придвигается поближе, вглядываясь сверху вниз в действительно различимый человеческий силуэт. Кто мог зайти в эти топи и чащобу, зачем? Заблудившийся реданский дезертир? Или шпион?

Он задумчиво тянется рукой к шее, расчесать укусы облепляющего болотного гнуса, но замирает – и встаёт на ноги, в полный рост. Нечего брюхом траву протирать, их заметили.

- Эй, ты! – тычет пальцем в сторону неопознанного субъекта так резко, будто камень в него кидает. – Стой на месте! Дёрнешься – пристрелю.

Земля под ногами скользит, когда он сходит вниз по склону, едва различимым знаком указывая оставшимся двум партизанам на их позиции. И приходится остановиться: между ним и незнакомцем зыбкое место, ногу не туда в темноте поставишь – провалишься.

Вот только незнакомец ли это?

Отредактировано Vernon Roche (2021-06-10 12:08:24)

+1


Вы здесь » shakalcross » альтернатива » чем дальше в лес


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно