shakalcross
дейенерис пишет: Неожиданная ухмылка веселит её. Она старается спрятать улыбку, но губы совсем не слушаются, потому она чуть наклоняет голову, сухо кашляет и снова выпрямляется. Предложение Геральта звучит дельно, если отбросить все шутки. У неё хотя бы будет имя — и это уже что-то. читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » фандом » таинство


таинство

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

таинство
sypha belnadesalucard tepes
http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/6/180932.png



+3

2

успокой нас криками рваными;
веди за берега и гавани;

— Я пойду, это необходимо проверить и, если нужно будет, помочь им.

Краткая фраза в уверенном звучании пощёчиной разрушает их краткое безмолвие, разбивается о повреждённые стены величественного замка, а после растворяется в наполненном пылью воздухе — принимает и озвучивает решение, пожалуй, слишком быстро, не видя особого смысла в долгом рассуждении о правдивости ситуаций, происходящих в ранее неизвестном, по крайне мере, ей поселении. 

Слухи имеют свойство распростереться с катастрофической скоростью, в сказании передаваясь от одного к другому; искажаться в кривом зеркале человеческого преувеличения, теряя свой исходный смысл — стоило бы следовать одному простому правилу и верить только достоверной информации, но правда в том, что в этом мире даже самое нелепое и невообразимое сказание может оказаться истиной. Она просто не может позволить себе исключить эту вероятность, закрыв глаза на то, что лишь только возможно где-то происходят странные случаи, что мешают обычным людям жить спокойной и размеренной жизнью. Она не может пройти мимо тех, кто нуждается в помощи, даже если потом окажется, что никому это и не нужно было.  Она не может изменить собственным концепциям, даже если множество раз её души коснуться острые лезвия лжи и разочарования в других, даже если её будут пытаться остановить снова и снова.

Плевать она хотела на всю существующую организацию общества.

Небезупречную.

Порочную.

Требующую доработок.

Плевать она хотела на статус других, звон золота и кнут власти.

Даже если бы его смерть могла решить все аномальные проблемы человечества, то проще бы не было.

Белнадес не принуждает Тревора или Алукарда иди за собой — вопрос так и не будет озвучен; сапфировый взгляд на них переводит в кратком ожидании хоть каких-нибудь действий — в нём ураганом будут бушевать эмоции; позволяет призрачной улыбке исказить её губы, когда сын покойного графа делает шаг навстречу — так и не признается, что рада, но в самом начале их общего пути с мягкостью в голосе поблагодарит.

Спасибо, что пошёл со мной.

Несмотря на то, что её раны после последней битвы ещё не успели зажить — может оказаться слабым звеном; несмотря на то, что боль его утраты ещё раскалённым копьём находится в грудной клетке — душевный пароксизм может быть невыносим; несмотря на то, что они не знают, что будет дальше — больнее уже точно не будет.

Лучи уходящего за горизонт раскалённого шара ещё освещают изменчивые из-за перемещения пейзажи; окрашивают окружающее в благородный кроваво-золотой цвет; предупреждают о том, что не только во владениях Ночи могут скрываться порождения тьмы — осторожность имеет место быть, как и призрачная надежда на то, что раньше времени им не придётся тратить свои силы.

На удачу надеяться глупо.

уйми нам боль, спой, успокой.

Отредактировано Sypha Belnades (2021-07-02 10:07:07)

+3

3

человечество осталось на своем месте. паразитами, до которых так и не смогли добраться. алукард смотрит на них снисходительно, проходит мимо разрухи и бедности, переступая через наследство его отца. горечь и крики впечатались в останки от прежней деревни, большой и процветающей. болезнь, она проникла в их сердца и осталась отчаянием и тревогой. не доверяют. это и можно понять. смотрят, как забитые животные, остро, готовые сделать выпад первыми.
[indent]
их обучили: длинные клинки вперед, святая вода и соль в ведрах. слухи распространяются быстро. сарафанное радио. от одного мальчишки, единственного выжившего после падения в одном городе, до старухи, ноги которой скоро откажут. она несет, передает благую весть: им можно спастись. так разносит свое знание, дорогое и кровавое, по полям и деревням, шепчет на ухо церковникам и девкам, стирающим тряпки, на которых переносят трупы. слухи распространяются быстро.
[indent]
и что чужакам не доверять. и что земля кровью не насытилась, потребует еще. бог их не оставил, он послал им новое испытание. люди должны вынести его с высоко поднятой головой, должны узнать, кто же на самом деле чужак. они ведь остались среди них. не глупые, все чувствуют. затаившихся в тенях, с когтями и клыками. только не ощущают самого главного, не видят под носом. алукард видит: те, которых седина коснулась слишком резко, держат руку на кинжалах, наверняка натертых солью. заговоренных. намоленных, окропленных собственными слезами. он не предсказатель, но свое оружие держит рядом. будет не слишком приятно, если им воткнут ножи в спины.
[indent]
сифа говорит. ее яркие глаза, открытый сочувствующий взгляд. он развязывает язык. сифа спрашивает, задает вопросы. и они ей отвечают, будто завороженные. в деревню пришел бог. светом своим осветил им дорогу. послал новых церковников, священослужителей искренних да благородных. дело свое знающих. и теперь у них все стало нормально. ни ползущей оказии, ни нечисти неблагородной, ни дьявола загребущего.
[indent]
только вот подлый нюх говорит: не так это. нутро вторит, просит: бегите отсюда, пока не поздно. закрывает глаза, делает глубокий вдох. на километры вдоль и поперек остался запах гнили и ладана. бог позабыл их. моисеев куст догорел синем пламенем, и до земли обетованной уже не добраться. алукард смотрит, как народ возводит новую церковь. камень за камнем, старик передает сыну глыбу, которая станет частью чего-то большего. они все станут частью чего-то большего. какое счастье так считать.
[indent]
- пойдем, переговорим со священником, - прерывает на середине наскучившей ему беседы, и старуха опускает взгляд, словно сказала то, чего не следовало бы.
[indent]
ведет ее за руку. знает, что позаботится сама. но это не ей здесь жутко, а ему. чувствует, что устройство мира где-то прямо тут, совсем недалеко, съехало в сторону, куда бы им не следовало лезть. но они уже тут, в самом эпицентре, на первой линии огня. что-то здесь не так. возможно, это в строении церкви проблема. набекрень, избегая знакомых канонов. или в воздухе, где ладан отдает в голову острой болью. он - нечисть, знает, о чем говорит.
[indent]
- почему купол церкви такой большой, святой отец?
[indent]
потому что не для него строят.

+2

4

Эмоции змеиным клубком стремительно запутываются где-то в грудине, вызывают жгучее переживание и приводят к мерзким мыслям; она бы хотела остановить это, но сил не находит —  взгляд цвета неба уже успел коснуться обедневших мест и сфокусироваться на лице пожилой незнакомки. Ведь у Сказателя есть дар смягчать обстановку и располагать к себе собеседника, тот сам начинает говорить.

Проклятье, не иначе.

Ветер уносит слова старухи, но те всё равно режут слух — слишком наивны и откровенно слепы, они разрубают чистейшую действительность, а та всё продолжает говорить о вере, спасении и о ком-то великом, но безрассудно отказывается замечать контрастное — Госпожа уже стоит за их спинами, костяными руками обвивая эти хрупкие шеи в бедности, голоде, болезнях, чем-то более ужасным, тёмным и с ощутимым запахом гнили. Всё окружающее —  лишнее доказательство, что вера в какого-либо Всевышнего бессмысленна и губительна.

В частных случаях.

Всё тело сгорает в чёрном пламени разочарования и злости, а Сайфа ещё мыслит здраво; понимает, что им сейчас не стоит тратить время чтобы внести ясность в один ум — незнакомка от помощи откажется, и ей повезет, если смерть не настигнет её быстрее, чем они смогут добраться до причин происходящего. Альтруист не отвечает на его предложение, но поддерживает прикосновение, тонкими пальцами в порыве цепляясь за чужой рукав – импульсивно и грубо, слова не нужны – без них понятно, что и она нуждается в нём.

Ведь он сможет усмирить.

Ведь он сможет остановить.

Ведь он сможет исцелить.

Разве не так?

Алукард —  спасатель, не даёт сорваться, пусть и самому тяжело, а ведьма смотрит на представителя этого дьявольского отребья и желает выбить всякое желание продолжать эту дурь; встречает чужое недоверие улыбкой и обманчивой мягкостью черт лица – не особо хочет, но украшает себя хрустальной маской лжи; слушает и анализирует каждое слово-ответ на ранее заданный вопрос.

Слухи правдивы, но это пытаются скрыть.

— Святой отец, - увы, перебивает — надоело, в тоне собственного голоса проявляя дружелюбие, - Какую цель Вы преследуете в попытке закончить строительство как можно быстрее? Разве Вы не видите, как Ваша спешка отражается на тех, кто вызвался помочь? Оглянитесь и посмотрите сами — им нужен отдых, так почему же Вы исполняете свою миссию, но не цените ближних по духу?

Нападает, прикрываясь любопытством и наблюдательностью, и лучше ему спеть молитву своему Богу, чтобы Белнадес устроил ответ — тщетно, всё равно не изменит выбора. Девичьи руки ощутимо дрожат, а глаза темнеют. Не грозовые молнии ли в них? Для них слишком рано.

Держись, не поддавайся искушению.

От собственной поддержки тошнит, иронично и не особого помогает. Может быть, он сможет отвлечь?

+1


Вы здесь » shakalcross » фандом » таинство


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно