yay. capitalism эпизод недели
хината пишет: Смерть брата изменила меня. Привычный мир перестал существовать, и его жертва была ненапрасной. Он до последнего придерживался своих идеалом и себя самого. В детстве я понятия не имела, как ему приходится тяжело. Как он ненавидит главную ветвь. Как он старается выживать и старается показать свое превосходство. В то время я не понимала, что он просто хотел вырваться из своей клетки, в которую заковали мы. Родиться первым – такая глупость. Судьба. Случай. Разве это правильное решение?читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » фандом » яблоки и яблочки


яблоки и яблочки

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

яблоки и яблочки
Цири ✦ Геральт
https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/88/340326.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/88/459663.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/88/489937.jpg


— Не вертись, княжна, будущая княгиня Вердэна.
— Не буду я, — буркнула она,— никакой княгиней.
— Хорошо, хорошо. Не будешь княгиней. Станешь хомячком и будешь жить в норке.


Подпись автора

Билась о скалы черная вода,
я буду рядом всегда, но это не навсегда

+3

2

[indent] Вопрос с чего вдруг Геральта понесло в такую глушь стоял остро как никогда и дело даже не в том, что глушью это называла одна ехидная чародейка, а в том, что это было глушью даже по меркам самой Цири, которая в своей не шибко длинной жизни уже успела понасмотреться на места, которые обычно называют либо чертовыми куличиками, либо козьей сракой. От чего зависит наименование глуши ведьмачке было не понятно, но спорить с народной молвой она не решалась, уже во всю примеряя на новое место обиталища белого волка ту самую козью. Тут конечно наверняка выяснится, что есть какие-то тайные тропки и не такие уж очевидные пути обхода, по которым можно добраться с комфортом, но знает о них небось полтора инвалида, которым посчастливилось из этой глуши вместе с хозяином выбраться, два криворожих ведьмака, искавшие зачем-то товарища и один не по годам наглый менестрель, которого просто где только этой жизнью не мотало. С лошади спешится пришлось ещё пару часов назад. Своенравная кобылка нехотя велась под уздцы, демонстративно пыхтя и совсем неспешно переставляя ноги. Не была бы та кобыла помимо своенравности ещё дюже умной и прыткой Цири бы честное слово давно бы уже кинула упрямицу посреди леса и пусть жрут нахалку волки, и даже не давятся. Но боевая подруга уже не раз выносила её из самого полымя и поведала не меньше хозяйки, так что бросать её не хотелось да и совестно как-то. Приходится терпеть и медлить.
Конечно можно было бы подойти к делу куда обстоятельнее. Поспрашивать по округе, где пол видали белоголового,  чем он занимается нынче, где бывает. Всё бы выяснила да там бы и встретила. Или можно было бы договориться с кем из местных, её бы провели, дали бы где лошадь оставить, что бы не тормозила упрямица. Денег оставить где на попечение кобылку у неё хватало. С этим проблем никаких не было. Не хватало у неё терпения. Возится с расспросами, отделяя плевел сплетен от зёрен правды было некогда. Знает она эти россказни, как начнут байки травить про ведьмака, который обитает на болоте, голыми руками монстрю бьёт, да потом жрёт её прямо там на месте. Чесс слово, вот те крест, сам вот этими глазами видел, да провалиться мне на этом самом месте. А глазища у него знаешь какие? Черные и в темноте светятся! И когти, такие когти, этими бы когтями скотину драть да колоть. У меня у свата троюродный племянник кинжалом свиней дырявит, ну в шею, шоб кровь спустить и померла быстрее, так у того ведьмака когти шо тот кинжал. И острые. Не веришь? Ну сходи на болото сам на следи посмотри, мне то врать не к чему.  Правды из всех этих историй только то что глаза у ведьмака в темноте светятся и когда ума не хватает и вправду на чудо какое готов с голыми руками пойти. Всё остальное литературные преувеличения свойственные людям либо крайне образованным, либо наоборот, того самого образования лишенным даже в качество церковно-приходской школы. Лютик видимо по этому с крестьянами так хорошо ладит. Стоило ли ради этого заканчивать Университеты ясно не до конца. Сам бард утверждал что образование оно вообще не за тем нужно и пускался в заумные объяснения. Маленькая княжна слушала их открыв рот. Большая ведьмачка слишком хорошо понимала, что это всё пустое балабольство, но какое ладное, заслушаешься, рот сам открывается.
[indent] Щас бы конечно у огня сидеть сушить ноги и бардовы байки слушать, не обращая внимания на из глупость и сказочность. Но ни огня ни барда рядом не было, а из всего пожелания имелись только мокрые ноги, которые совсем не сушились, а звучно  хлюпали по грязи. Ну вот и куда они залезли на пару с Келпи? Снова в какую-то низину, будь она неладна. И ведьмак это будь неладен. И чародейка эта ихняя будь она не ладна. Вообще она во всём виновата, не полезла бы к Цири со всякими глупостями и дурными размышлениями всё было бы нормально. Ну вот зачем Йенифер так с ней, всё эти разговоры серьёзные, ответственность, важность, политика там какая-то. Обижено было чуть ни не до слёз. Так по глупому, по детски обидно, что даже стыдно. От большого стыда деться было некуда, по этому Цири решила, что деться к Геральту поближе не самый плохой вариант из всех возможных. В дороге и мысли развеет и отвлечётся на какую-никакую работёнку, на народ посмотрит, себя лишний раз покажет. Уже успокоиться к своему приезду в Каэр Морхен и даже будет чего ведьмаку рассказать. Может на дело какое его вытащит, не всё же ему в лесу сидеть и по округе жуть наводить. Келпи пыхтит и возмущенно мотает головой. Цири перед кобылой уже даже как-то неловко, затащила бедную невесть куда, самой бы не заблудится. Это конечно будет тот ещё номер, учитывая, что почти всю дорогу основные заказы, которые она перехватывала это как раз таки поиски не шибко умных, то детей, то пьяниц.
[indent] Из низины, стремящейся к превращению в болото они вышли уже ближе к сумеркам. Дорога сквозь лес внезапно заняла намного больше времени чем она предполагала, глупо надеясь, что местность недалеко от ведьмачьего замка будет ей как родная.
- Тише моя хорошая, ну что ты ругаешься? Сейчас выйдем на какую поляну, там и заночуем. - Таскаться по лесу на пару с кобылой в ночи ей как-то совсем не грело. Тем более, что мысль о костре, рядом с которым можно погреть ноги становилась всё более и более навязчивой. Кобыла о костре думала навряд ли, но в ночи через лес тоже пробираться не хотела, что демонстрировала ну совсем бесстыдно. - Да иди же ты, башка твоя дурная! - Цири раздражённо дергает уздечку. Лошадь мотает головой и стрекочет ушами продолжая стоять на месте и разглядывая хозяйку как дурную. Ведьмачка от такой досады аж ногой в грязи топает пытается. Получается только хлюпать. От этого становится ещё как-то обиднее. - Да и гори ты в синем пламени, жопа твоя коровья! - Келпи с укоризной мотает мордой. Цири становится стыдно. Ладно, видимо привал они сделают прямо здесь, обе слишком устали, что бы пробираться дальше. Надо только осмотреться, может есть где-то место почище, что бы округа проглядывалась получше. - Геральт? - То ли это и вправду ведьмаковская светлая макушка, то ли у неё уже начались галлюцинации. И первое и второе одинаково вероятно, кто знает чего там растёт в этом лесу у Каэр Морхена. - Геральт! - Она практически уверена, что видит ведьмака и тут же забыв уже и при усталость и про кобылу свою упрямую срывается на неловкий бег.

Подпись автора

Билась о скалы черная вода,
я буду рядом всегда, но это не навсегда

+4

3

Когда ты слишком долгое время находишься на каком-то отдыхе, то постепенно начинаешь терять связь не только с происходящим, но и со всем временем в прошлом.  Всё оно то было прекрасно. И вставать, когда тебе захочется, и еда всегда приличная. Коли голова болит после выпивки? Так никуда и двигаться не надо. Воды нагрей себе, да отмокай под солнцем. Только мошек отгоняй, да изредка не забывай пива себе подлить в кружку. Коли и это надоест, так всегда можно было по лесу прогуляться. Сесть там у дерева, да подремать чуток. Пока муравьи под одежду не заползут, да не заставят тебя, чертыхаясь, обратно уйти. Или же косолапый какой решит поужинать путником заблудившимся. Тогда только знак и спасёт, чтобы заставить бурого след потерять. А уж об остальном и волноваться не надо. Впервые в этой жизни он остался далёк от политики, воин и заговоров тайных. Чародейки не врывались в его жизнь, не считая Филиппы, да не предлагали награды огромные. Лютик все меньше в истории впутывал, а уж о тварях и вовсе успевал позабыть. Изредка выходящие из леса гули и, из водоёмов, утопцы, были чем-то вроде тренировочных кукол, которых он бил в Каэр Морхене. Вспоминать как меч держать и двигаться всегда было необходимо. Уж коли назвался ведьмаком, так будь готов, что рано или поздно придёт к тебе в руки заказ какой-то. А там уж столкнёшься с Бесом условным. А далее то что? Поминай как звали? То-то же.

Плотва так и вовсе обленилась до нельзя. Даже когда они выехали до Каэр Морхена добраться, чтобы там переночевать, для пущего разнообразия, на пол пути начала возмущаться. Устала мол она, да и не пойдёт дальше. Даже угрозы не помогали, что отдаст её на съедение в деревню. Знала ведь, что всё равно не сделает подобного. Упрямая скотина.

Но всё же он скучал. Его мозг требовал каких-то приключений. Первое время всё это можно было пустить на самотёк. Он слезал с постели и, даже иногда, это происходило ещё до первого крика петуха. Лёгкий туман, заставляющий его вспомнить молодость. Утренняя прохлада и роса. Ведьмак всматривался в лес, слыша, как кто-то копошится, но не рискует выходить. Ощущал на себе пристальный взгляд чего-то таинственного. Он наблюдал, за движением тени, слышал, как она рычит и всячески зовёт Ведьмака прямо сейчас пойти туда. А затем пропадала. Бесследно. Геральт пытался отследить его, двигался по прерывающимся резко следам, но не мог. Тогда-то он вновь посетил деревушку. Ничего. Никто не слышал, заказов не было. Лишь один малец странно смотрел на ведьмака всю его дорогу. Не сводил своего взора с бредущего белоголового путника. И даже когда Ведьмак скрылся в чаще, то всё ещё слышал, как этот мальчик шёл за ним. Шоркая своими ножками, он то догонял белоголового, то вновь отпускал. Рассказывал какой-то стишок, да про опушку говорил. Изредка шёпотом проговаривая послание какое-то, что ему одному должно быть передано. Не иначе!
Филлипы же не было уже внутри дома. Только разбросанные бумаги, да запах от её присутствия. Чарующий, утончённый. Глядя на внешность чародейки явно нельзя было сказать, что она вызывала в нём куда более сильные чувства, чем сирень и крыжовник. Однако по его телу всё ещё пробегали лёгкие мурашки, когда та оказывалась рядом. Не то вибрации исходили из-за их особых отношений с любыми чародейками. И это заставляло даже изредка, но хоть как-то, избегать прямого контакта с ней.

В избе то тогда он вновь вспомнил, какого это доспех надевать, да тащить на себе меч. Плотву выводить ему явно не хотелось, покуда в лесу неудобно ей будет, да и польза какая? Разве только чтобы второй не на себе нести. Но решил тогда он, что не от проклятия это. Иной кто-то. Потому и меч с серебром оставить дома можно было, а вот попытаться набрать сведений лучше с утреца. Ночью явно придётся вновь обнажить сталь, да вспомнить, какого это.
Геральт прочёсывал всю чащу и все возможные опушки, но никаких следов чудища не было. На лешего не указывало абсолютно ничего. Волколак? Были бы жертвы среди местного населения, трупы животных, быть может даже яма. Но ничего подобного он так и не встретил на протяжении всего пути. Птицы щебетали, и даже ближе к вечеру, звери выходили из своих владений спокойно, без какой-то опасности.

Мужчина почесал бороду, успевшую вырасти у него за это время, да нахмурился. Что-то здесь было не так, вот только… Почему?
Выйдя из леса, он останавливается где-то за версту до деревни. Отсюда были видны её огни, да и дорога вела туда. Он мог вновь пойти, взять там койку в трактире и позволить ногам отдохнуть. С непривычки мышцы начинало сводить ужасной болью, время от времени. А ходить в настолько плотной обуви и вовсе, бывало, ужасно тяжело. Плечи, от сильного давления доспех, натирались. Что уж говорить про спину, которая то и дело, заставляла его остановиться и выпрямиться, дабы просто размять затекающие мышцы. Однако Ведьмак даже не подумывал о том, чтобы развернуться. Нет. Вместо этого, он лишь достал из сумки маленький флакончик с темновато-синей жидкостью. Слегка взболтал. Кошка сейчас была нужна лишь для того, чтобы ещё лучше видеть в темноте. Второе содержимое было несколько берёзового оттенка. Более вязкое. Ласточка. Восстановить силы. Ну и третье обычная вода. Запить. Смешение подобных зелий надолго оставит о себе напоминание во рту. Вкус будет тем ещё приятным сопровождением. Вода позволит хоть немного перебить это, ну а уж найдя какую-нибудь ягоду, явно сумеет справиться.

Откупорив каждый эликсир в последовательности, Геральт тут же заливает их в себя, после забивая водой и слегка кривится. Наморщив брови и, поведя головой слегка в сторону, мужчина стискивает зубы, вновь заходя в лес… Однако до этого, раздаётся до боли знакомый голос.
Её голос.

Цири мужчина узнал бы из тысячи других девушек. Никто не произносил его имя подобно ей. Большинству всегда было либо что-то нужно, либо они явно недовольны действиями Ведьмака. Требовательный или жёсткий голос бывал даже у Йеннифер. Пусть она и произносила его имя с неким надрывом, иногда, но чаще бывало всё же именно что с каким-то недовольством. Ласточка же всегда была больше ребёнком для него. И то ли дело в восприятии им этой девушки, то ли в её отношении к Белому волку. Но все складывалось так, в его голове, что она всегда говорила имя по-особому. Как-то волнительно, что ли. Вот только голос раздавался из чащи леса. Где-то далеко. Он услышал его только благодаря своему слуху, а уже дальше крик девушки заглушило воронье карканье. Хотя никто толком и не взлетал.

- Цири? – проговорил мужчина, увеличивая скорость своего движения, - Цири!

Геральт побежал в лес, стараясь двигаться на звук других шагов. Вот только он словно начинал блуждать. Поляны менялись, будто бы его никогда здесь раньше и не было. Не ходил он здесь уже около двух месяцев, да не проезжал всю свою жизнь по дороге этой. Иное было. Чужое.

- Блуд, - тихо проговорил Ведьмак, останавливаясь на каком-то пустыре. Вдалеке виднелись пепельные волосы, которые он сумел разглядеть только благодаря чайке.

- Цири, стой! Не двигайся! – его голос отражался от деревьев, эхом проходя по всему лесу. Ощущение, что кто-то держал его за руку, но явно вёл в никуда становилось только сильнее. Ведьмак вытащил меч из ножен, продолжая двигаться к силуэту девушки.

Это Блудница, - голос был всё ещё достаточно громким. Вероятность того, что это была не роскошная иллюзия, дабы увести его ещё дальше от предназначения становилась куда меньше. Поскольку тело девушки начало поворачиваться, - она будет водить нас, пока мы окончательно не выдохнемся.

Мутант чуть прокрутил меч, доходя-таки до девушки. Прищурился. Её зелёные глаза узнать было легко, да и теперь, когда они оказались в расстоянии вытянутой руки куда проще понять, что вообще происходит.

- Пришла по заказу? Ежели да, то какой план, - Геральт посмотрел ей прямо в глаза, делая акцент на последнем слове – ведьмак?

+3

4

[indent] Сапог застревает в грязи. Цири дергает ногой - никакого толку. Что ты будешь делать, угодила в какой-то огрызок трясины. Хорошо хоть не обеими ногами, а только одной, да и ту вытянуть можно. Без обуви правда останешься, но это не страшно. Хотя с сапогом расставаться как-то не хочется. Денег на новую, такую же ладную, пару у неё пока что нет, а когда будет неизвестно. Ведьмачка раздражённо дёргает ногой. Один. Два. Три раза, от неловкости ухватывается за колючую еловую лапу, выбирается из западни без каких либо потерь. Бесстыдно костеря в полный голос всю округу, местность и в особенности трясину Цири оглядывается. Белой макушки уже нигде и не видно. Черного крупа тоже.  Она это что, потерялась получаться? Глупость какая-то. Она потеряться просто физически не может. Права никакого не имеет, не для того она продиралась сквозь бурьян, кущери и сельские сплетни, что бы вот так просто заплутать в лесу у самого Каэр Морхена. Это вообще видано, что бы ведьмачка в ведьмачьей округе плутала? Аж злость на саму себя берёт. Ещё и так позорно всё это, под самым носом у самого Геральта. Носа правда чего-то совсем не видно, в этом же вроде как и была проблема?
[indent] Отвлеклась, расслабилась. Заприметила ведьмака и как всегда будто ей всё ещё то ли одиннадцать, то ли двенадцать лет и она вместе с крестьянскими детьми топчется на крыльце в ожидании не чужого, но доброго человека давшего кров, а самой судьбы, наконец-то милостиво уступившей ей и предназначению. Цири так бесконечно злило, что её всё ещё принимали за ребёнка, забывая, что пережить ей пришлось за свою не слишком то длинную по чародейским и ведьмачьим меркам жизнь уже такого, что хватало и на неё саму и на чародейку и на ведьмака. На троих вроде бы достаточно, хотя тем, кто стоял поближе тоже доставалось изрядно. Она давно выросла, закалилась, знала что есть добро и зло, что мир не чёрно-белый, что бывает и грязь и боль, что нужно потерпеть или очень-очень сильно постараться, иногда и отказаться от чего-то тоже надо. Что люди умирают, даже самые хорошие и близкие. В основном самые хорошие и близкие. Цири была взрослой, понимала и видела куда больше чем большая часть ровесниц. Те уже давно повыскакивали замуж, укрепив положение семей на карте, обзавелись четвёртым, а если всё хорошо шло, так и вообще шестым дитём, третьим любовников, парой десятков венерических заболеваний и полным смирением со своей судьбой. Ей бы наверно тоже стоило, не рожать и заводить любовников, а смиряться, говорят это обязательная часть морального роста. Но мало ли что там говорят, кметы вон приговаривают что кур, доят, но чёт ни разу ещё сисек под перьями найдено не было. Голос Геральта разлетается по лесу, не громко, но ей хватает, что бы в очередной раз махнуть крылом перед самым носом у судьбы и снова ощутить себя одиннадцатилетней девчонкой. Бежать только на встречу к кому не совсем понятно, кругом лес да болото. Или оно всё ей только кажется?
[indent] Кажется конечно. Блудница крутит, водит за нос, что бы завести, изморить. Терпеливая же она скотина, столько времени тратить готова. Ладно ребятню деревенскую дурить по округе, там дело не хитрое, да не долгое. Детвора быстро путается, загуливает, мёрзнет без крова, скоро дохнет от голода. Но лезть на взрослого человека, тем паче что ведьмака, это уже какой наглостью надо обладать. Или, быть может, в отчаяние впасть. По округе тяжело видать нынче не только людям и зверям, но ещё и твари волшебной тоже туго приходится. Иначе бы на меч сама не полезла.
- Геральт! - Тут же подаётся вперёд. Хочется обнять, прижаться к широкой груди щекой, самым шрамом, не боясь ободрать мягкую кожу о жесткий доспех, что бы потрепал по макушке и накрыл её широкой горячей ладонью.
[indent] Хочется, а нельзя. Ей же уже было сказано — стоять на месте. И так дел наворотила, забрела куда не надо, лошадь ещё наверняка потеряла. А на лошади той сумки вообще-то висели, одежда, деньги, не большие, но ровно на то небольшое больше, что у неё сейчас осталось. Хорош ведьмак, сказать нечего, спасибо что о собственный мечик не режется, но до этого видимо тоже уже недалеко осталось. Тут же ещё и стыдно становится, что вот так вот притащилась, потревожила несчастного Геральта, причём не по делу какому, а так, от обиды на Йеннифер. Прибежала жаловаться, хныкать. Словно кто из старших пригрозил в угол поставить и ремнём отлупить. А ей не хочется. Взрослая, да, как же.
- У меня был план — найти тебя. Можно сказать он выполнен. - Ведьмачка разводит руками и обеззараживающее улыбается, про себя с какой-то тоской отмечая, что Геральт словно резко постарел, только не временем, а сытой и спокойной жизнью, что разлилась по когда-то поджарым бокам и спокойному взгляду.

Отредактировано Cirilla (2021-05-25 02:20:15)

Подпись автора

Билась о скалы черная вода,
я буду рядом всегда, но это не навсегда

+2

5

Когда-то давно, ещё во времена его юности, если можно так сказать, Геральт уже сталкивался с подобными чудищами. Они не были опасными для большинства своих. Лишь для чужаков, которые пытались напасть на деревню. Местные же страдали лишь в одном случае, они шли со злыми намерениями, ужасными мыслями и чувствами. Ломали что-то в лесу, разжигали костры, которые не тушили после своих деяний. А дальше продолжали жить, будто бы ничего никогда и не бывало в их, и без того, счастливой жизни. Он помнил заказ на такую тварь, что целый отряд сгубила. Как шёл по их следам, но не встретил ни одного намёка на блудницу. Ночь ждал, вторую, третью. Лишь на четвёртые сутки, когда он убил какую-то живность, она появилась. Девушка. Нагая. Её волосы, прикрывая грудь, опускались до самой поясницы. Тёмные, не расчёсанные, создавали ощущение как будто её только-только расплели.  А вот обратно собирать вовсе не собирались. Глаза были карими, глубокими. На лице несколько родимых пятен и идеальные ровные и тонкие брови. Взгляд не был злым, скорее печальным. Словно она хотела расплакаться на плечах Геральта за то, что он пришёл за ней. Сложив пальцы в знак Ирден, он запечатал место, чтобы она чуть дольше провела с ним времени. Девушка и поведала полную историю гибели того отряда. Да и со своей поделилась. Дочерью она была деревенщины одного. Пошла в лес, а тут отряд шёл, прямо из Новиграда. Как раз те девятнадцать человек. Увидев девушку, сначала улыбнулись и предложили проводить её, а уж после, как только она согласилась показать им дорогу через чащу, тут же настроение изменилось. Её криков не слышал никто, стонов о помощи, да и тихих всхлипываний под каждым следующим солдатом.

С тех пор она и мстила, сначала им, потом всем остальным мужчинам, что шли через этот лес с мыслями плохими. А вот Ведьмака то забоялась. Когда же он на том самом месте остановился, решила заплутать. Да вот только умнее Белый Волк оказался. Не двигался с места. Лишь десять шагов делал, да обратно возвращался. А так напасть не могла, как бы не захотела.

Сейчас же иначе всё было. На них не боялись совершить атаку, вновь решили заставить плутать. Вот только не было никакой информации о том, что люд пропадал тут. В деревне заказ не появлялся, да и сам медальон не дрожал, когда он в первый раз ехал. Значит иное что-то. Но что?
Цири заставляет его поднять брови и издать протяжное «хм». Раз уж, и она ничего не заподозрила и не знала, то история и вовсе начинала пахнуть как трупоед. Они здесь могли застрять на очень долгое время.

- Прекрасно, - издаёт он тихим грубоватым голосом, убирая меч в ножны, ближе подходя к Цири. Конечно же, сейчас Геральту хотелось бы прижать её к себе, даже потрепать по голове, на которой лежало несколько опавших листьев, но это подождёт. Прежде им необходимо было дожить до рассвета, а уж дальше и путь отыскать проще будет. В дневное время они не атакуют, а вечно плутать вдвоём и вовсе не смогут. Он же знает эту чащу. Бегал здесь мальчишкой, сражался с фанатиками, да и в прятки с Цири играл. Уж они-то точно сумеют вспомнить кто за какой сосной оставался.

- Видишь? – он чуть приподнимает руку, указывая на небольшой участок леса, где можно было, как минимум, присесть, - разведём там костёр. Гляди и досидим до утра, Цири. А там попробуем выйти к деревне.

Последние слова ведьмак говорил, уже двигаясь чуть впереди Цириллы. Не так далеко, чтобы она его потеряла, но и на достаточном расстоянии, чтобы успеть среагировать на любое её движение. По пути он обломал несколько веток, да обратил внимание на кусты. Шевелятся они, хотя ветра не было. Уж явно не медведь там малину ест, верно?

- Ежели не по заказу, - проговорил он, останавливаясь уже на участке, да бросая деревяшки на землю. Позднее опустился на одно колено, да складывать начал их в какое-то подобие шалаша. Часть, что поменьше, складывал в центр. Побольше устанавливал в виде уже упомянутого сооружения, - так зачем шла? Неужто соскучилось?

Улыбка на лице была скорее доброй, нежели какой-то саркастичной. Безусловно Геральт знал о том, что девушка вполне могла скучать. Но давайте честно, ежели бы она действительно ездила к нему только из-за подобных чувств, то проще было бы поселиться, или уговорит белого ходить с ней парочкой. Тут было что-то ещё, вот только… Что? Загадка посложнее той, которую ставил перед ними блуд.

- Рассказывай, - сложив пальцы в знак Игни, он сначала почувствовал небольшое жжение в их кончиках, а уж затем костёр вспыхнул, даруя двум ведьмакам хоть какое-то освящение и тепло. Ведьмак сел, теперь уже полностью расслабляясь и упёрся спиной в лежачее за ним дерево. Глаза же посмотрели на стоящую перед ним девушку, слегка прищуриваясь. В них была какая-то обида. Злоба. Ежели на себя из-за подобного происшествия, то и понятно было. Неприятно когда тебя кто-то за нос водит, да убить пытается. Несмотря на это он даже как-то, невзначай, похлопал по земле рядом с собой. То ли приглашая присесть Цири, то ли просто подойти. Уж сейчас она явно не заблудится, нет?

- Опять кто-то чувства княжны оскорбил? Или баллады Лютика начали врать куда больше, чем со мной? - теперь уже взгляд был серьёзным и направлялся куда-то за спину девушки. Вновь это странное ощущение, что кто-то наблюдал за ними. Словно любовался, как на уродца какого-то. Даже твари теперь ведьмаков за диво чудное принимать начали?

+2


Вы здесь » shakalcross » фандом » яблоки и яблочки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно