эпизод недели: say your prayers
пост недели:

Ви смотрит внимательно. долгих шесть секунд не моргая и не дыша. просто потому что ему нужно держать себя в руках. просто потому что фраза «Сумасшедшая чувствительность — не всегда плохо» забирается глубоко под кожу, сбивая сердечный ритм. словно школьник, которому гормоны в голову ударили. хотя дело не в возрасте. и в его случае – гормоны могли легко ударить в голову. вынужденный большой глоток газировки, чтобы смочить горло и отвлечься на несколько секунд. читать далее

    shakalcross

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » shakalcross » принятые анкеты » genshin impact ✦ raiden shogun


    genshin impact ✦ raiden shogun

    Сообщений 1 страница 1 из 1

    1

    RAIDEN EI
    сёгун райден/эи/вельзевул/баал

    https://i.imgur.com/Vh1Atye.jpg

    — genshin impact —


    акция/твинк
    [indent]в царстве эвтюмии всегда царит покой. здесь нет ни шелеста опадающих лепестков сакуры, ни ряби на зеркальной поверхности воды, ни ветра.

    здесь нет ничего, что ей нравилось бы. здесь нет ничего, что пробудило бы болезненные воспоминания.

    [indent] один из принципов медитации - раствориться в ощущении и осознании себя, существовать в секунде и в вечности, отдельно от самого себя, своих эмоций и опыта, каким бы он ни был. в медитации не существует ни завтра, ни вчера, есть один лишь миг неизменной вечности, ясный и холодный, как вспышка молнии, разрезающая небеса одним ударом мусо но хитотати. чистая, закаленная, несгибаемая, кристальная воля божества. воля, которой никто не сможет противостоять.

    [indent]так было не всегда. что такое пять сотен лет, когда в твоем распоряжении вечность? лишь миг, взмах крыльев кристальной бабочки, распустившийся бутон, которому суждено скорое увядание. она слишком хорошо помнит иназуму, созданную их совместными усилиями. она слишком хорошо помнит улыбки друзей, счастливые возгласы жителей, славящих её - их - имя, помнит застолье среди равных им, тех, кто согласился хранить тейват, взойдя на престол две тысячи лет назад. эи всегда была карающей дланью, рукой, держащей меч, воином тени, в то время как макото грелась в солнечных лучах, и это их более чем устраивало, ведь они всего лишь две стороны одной медали. они едины в этом мире и тысяче следующих, кровью и плотью - на мече, на своем собственном холодном трупе, на который эи смотрит свысока. её вера в макото настолько незыблема, что она подождет в небытие, пока сестра садится на трон, ведь селестии нужен один избранник, а затем призовет её обратно. новые кости почти так же крепки, как прошлые.

    [indent]макото верила в инадзуму - счастливую, цветущую и прекрасную в каждом миге. именно такой её хотела сохранить в своей вечности эи, такой, которую они оставляли, идя навстречу бездне.

    [indent] из них двоих эи всегда шагала в первом ряду возглавляемых армий, не страшась смерти - вечность убить нельзя. небесный уклад не должен быть нарушен. каждый из них был уверен, что делает то, что должно, даже если были не согласны с приказом, даже если они впустили каэнриах в свой дом, никто из них не хотел увидеть бедствие на своем пороге.

    [indent] из двух зол выбирают меньшее, кто-то выбрал сохранить свободу своих подданных, кто-то не нарушил скрепленный кровью павших богов контракт, она пришла, чтобы защитить свое право на скоротечную вечность и соблюсти порядок. единственный поступок, простить ей который эи не в силах, потому что пасть в битве - её судьба, она ничего не смыслит в людских желаниях или заваривании чертового чая.

    [indent] в те времена их ценности и вправду были иными, а к крови на руках быстро привыкаешь. эи не страшилась вида ни своей, ни чужой, но побледневшее лицо сестры - половины её самой, никак не вписывалось в их закон неизменности. они не имели права требовать от неё жизни, после всех поцелованных тьмой товарищей, которым эи пришлось собственноручно принести скорое избавление. они, алчные и мелочные людибоги, не стоили даже капли божественной крови, не имели права посягнуть на её вечность. эи не нужен треклятый престол, гнозис и контракты, требующие жертвовать всем дорогим для них во имя чужого эго небесного порядка. эи справится самостоятельно.

    [indent]пять сотен лет гроз и штормов могут выбелить кости старого другакоторому хватило мужества не жить дальше в спасительной лжи, могут стеной укрыть их дом от внешнего мира и всей скверны, что смотрит на них со стороны темного моря, но им не залатать зияющую рану в её груди, глубже ущелья мусодзин, смертельную и бездонную. это её бремя, проклятие и цель, собрать осколки вселенной, которую они создали и сохранить её в неизменном виде. ведь макото заслуживает, чтобы её инадзума жила.

    [indent] её инадзума заслуживает видеть на троне своего архонта, баал райден, неизменной и несокрушимой.

    [indent]в основе неизменности лежит цикл - дня и ночи, жизни и смерти, который нужно поддерживать и заботливо контролировать. плоть, подверженная боли, утратам, эрозии, не может обеспечить ясность ума и максимальную рациональность решений и вельзевул подходит к этому вопросу радикально, максимально, как ей кажется продуктивно. не с первой попытки, но со второй - сосуд приближен к совершенству настолько, чтобы быть достойным архонта вечности. сёгун райден является своему народу и будет с ним, как была когда-то баал, а кагэмуся предназначено остаться тенью, клинком, несущим смерть.

    [indent]так как тело обращается прахом, камень песком, вечность - лишь цикл, всякому циклу приходит конец и начало, повторяя виток судьбы. эи слышит, нехотя, но обращает свой взор на желания тех, кто осмелился перечить воле сёгуна. и хотя сам способ не кажется ей лишенным смысла, ведь за свои дары боги получают взамен куда больше, чем ведают смертные, ей все же приходится отозвать охоту и пересмотреть концепцию вечности, вложенную в сосуд. станет ли это началом нового цикла или спираль оборвется?

    [indent] как солнце встает и садится над горой ёго, неизменной остается лишь воля архонта вечности.


    пример поста

    [indent] В Аретузе холодно и светло, от магии воздух под высокими сводчатыми потолками плотный, практически осязаемый, иногда кажется, можно услышать, как он потрескивает от напряжения. У Йеннифэр внутри сжатый комок чувств и врожденного упрямства. Она будто натянутая струна, хватит одной искры, и взорвется, переполненная Хаосом. Обреченность сменяется решимотью во взгляде и ей уже совершенно нечего терять. Нож, припрятанный после ужина поблескивает в полумраке. У неё есть всего час до отбоя, а её соседки, к счастью не привыкли возвращаться раньше. Времени должно хватить, Йен крепко сжимает рукоять и приставляет лезвие к запястью. 

    [indent] Впрочем, поначалу, Таннед с его дворцами, галереями и садами казался юной Йен иным миром, где прежние беды растают словно кошмарный сон в рассветных сумерках. Студентки Аретузы, адептки магии сновали стайками между лестницами с витиевато украшенных колоннами. Все дворцы на острове были созданы магией, которой некоторые из них могли пользоваться, на первый взгляд, вполне свободно и Йеннифэр, горбунья из Венгерберга долго верила, что совсем скоро сама сможет быть одной из них. Магия внушала благоговение и восхищение, обещала великие свершения, позволяла надеяться, что для девочек вроде неё жизнь не ограничится стыдом и проклятиями родственников. Им, жертвам неудачной и злой шутки судьбы, внушали мысли о высшем благе, престиже чародейской профессии и миссии в этом мире. Разве удивительно, что юная и наивная еще девичья душа верила любому слову старших чародеек? Все, что от неё якобы требовалось – усердный труд, который преобразит глыбу сырого мрамора природного таланта в произведение искусства.
    [indent] «Все однажды будут говорить о Йеннифэр из Венгерберга», - убеждала она себя перед зеркалом в минуты одиночества и мечтала как, достигнув мастерства, преобразится и сама, чтобы во взглядах, направленных на неё никогда больше не было и тени насмешки или жалости. И она шла к своей цели денно и ночно сражаясь с этими взглядами, со временем наполнившимися желчи и зависти, с тенью отца, преследовавшую её по ночам,будучи уверенной что лишь её талант и труд имеют какое-то значение. К сожалению, Йеннифэр никогда не была глупа, а значит её заблуждение не могло длиться долго.

    [indent] - Красота чародейки – часть репутации. Даже если она использует все до последней капли, ей не хватит всей магии, чтобы исправить ...это, - хихиканье группы девушек резало слух и Йеннифэр что было мочи сжала кулаки, чтобы сдержаться и не обернуться к обидчице. - И представьте, она думает, что великой архимагистр есть до неё какое-то дело, - Йен, как всегда, сделала вид, что не слышит слишком громкого разговора и поспешила удалиться из сада вместе с книгой. Её терпения обычно хватало, чтобы сосредоточиться на изучении очередной формулы, но порой желание какую-нибудь из них применить на наглой роже Марти или её подружках было слишком велико. Йеннифэр понимала, что за это её скорее всего исключат, обычно ректор не церемонилась с проблемными студентками. Больнее всего было осознавать, что Марти и её мерзкие прихвостни были правы. Большинство из них не слыли большой красотой, некоторые и вовсе являлись нежеланными бастардами или не имели шансов на удачное замужество, они были лишь бельмом для самых богатых семей Редании. За несколько лет учебы Йеннифэр успела понять, что именно благодаря именитым (читай богатым) выпускницам у Аретузы есть её репутация, денежные средства и влияние. Но большинство их недостатков легко можно было исправить небольшим магическим вмешательством, будь то кривой нос, косоглазие, следы оспы, пережитой в детстве или нескладная фигура. И лишь  немногие из них находились в положении подобном ей, когда ни одна гламария на континенте не смогла бы помочь. И в подобных случаях лишь те из девушек, чьи фамилии имели достаточный вес в обществе, могли надеяться на вмешательство кого-то из известных чародеек, чтобы устранить дефекты внешности. Йеннифэр из Венгерберга не была одной из них, она попала в Аретузу лишь из-за магического таланта, хоть её мать-полуэльфка и не бедствовала. Посему, единственным шансом для неё была призрачная возможность впечатлить Тиссаю де Врие и она не собиралась отступать, даже если для этого придется вырвать кому-нибудь глаза.

    [indent] Йеннифэр стоит, тяжело дыша и опирается ладонью о стену, пока внутри бушует настоящий шторм из эмоций. Она не привыкла плакать, её лицо даже не дрогнуло перед архимагистром, но почему-то сейчас дыхание перехватило, а руки дрожали от напряжения. Тиссая де Врие ей отказала и выставила за дверь, как побитую собаку. В голове эхом отдаются обрывки её слов:
    [indent] «..этого недостаточно..,  ..почему ты считаешь себя лучше остальных.., ..ты умна и способна, но в тебе нет ничего особенного, ничего, что стоило бы моих усилий, девочка...»
    [indent] Йеннифэр хочется сжечь это место дотла. Она прошла весь этот путь, она черт возьми стоит двадцати этих глупых напыщенных куриц, которые едва ли что-то смыслят в магии, а лучшее, что они умеют так это раздвинуть ноги перед тем, на кого им укажут. Такие чародейки нужны Аретузе? Тупые овцы, проститутки при каждом королевском дворе Севера?
    [indent] Вслед за яростью приходит горечь разочарования. Ей светит разве что роль какой-то ассистентки у чародея глупее её самой, который, возможно, сжалится над бедняжкой Йеннифэр. Или жизнь какой-нибудь деревенской ведьмы, которая станет лечить больную скотину и сводить с кметов порчу, ранее оплаченную их же соседями. От всех этих мыслей её тошнило, уж лучше она и вовсе закончит все здесь и сейчас, вскроет себе вены и уйдет по своей воле и на своих условиях, лишь бы не видеть такого будущего. Спонтанное решение плотно засело в её сознании, пока не превратилось в навязчивую идею, завладевшую лихорадочным умом юной магички. Это казалось банальной трусостью, но в то же время говорило «я не стану жить по вашим правилам», что для девушки, с которой большую часть жизни обращались едва ли лучше, чем с бродячей собакой, оказалось достаточным.
    [indent] Все складывалось как нельзя удачно, никто не считал столовое серебро, никто не обращал внимание на замкнутую одиночку Йеннифэр, сидящую в углу, никто не бросил взгляда на её тарелку с нетронутой едой, когда она тихо вышла спустя десять минут после начала ужина. 
    Она долго смотрела на свое бледное запястье, прежде чем окончательно решилась. Не оставив после себя записки – да и кому, на милость, она должна писать? Сабрине Глевиссиг? Йеннифэр вспомнила последний взгляд, брошенный Тиссаей де Врие. Отстраненный и безразличный, лишь с малой долей жалости, как к уличной бродяжке, которую эта жалость никогда не накормит. Йен закусила губу и с силой надавила ножом на собственную кожу. Столовый прибор, не предназначенный для подобного, сначала просто больно надавил на запястье, но остальное сделало врожденное упрямство. Багровая линия вдоль запястья росла, а Йеннифэр старалась сдержаться чтобы не взвыть от боли и не привлечь ненужных свидетелей. Тяжелее всего было держать нож в этой самой руке, чтобы завершить начатое со второй. От напряжения перед глазами плясали черные точки, голова начинала немного кружиться, а из прокушенной от боли губы сочилась кровь. Шумно вздохнув Йен медленно сползла на пол и уже почти без сил взглянула на содеянное. Второй порез оказался короче первого, вся она была перепачкана кровью, точно забитый поросенок. Зрелище едва ли достойное чародейки, которой ей уже не стать.

    личное звание (оберните в код)

    Код:
    <a href="https://shakalcross.ru/viewtopic.php?id=1169" class="link3">районе эи;</a> birds fly in different directions<br>I hope to see you again

    ваши твинки

    Скрытый текст:

    Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

    Отредактировано raiden shogun (2022-08-03 22:18:44)

    +10

    Быстрый ответ

    Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



    Вы здесь » shakalcross » принятые анкеты » genshin impact ✦ raiden shogun


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно