эпизод недели: say your prayers
пост недели:

Ви смотрит внимательно. долгих шесть секунд не моргая и не дыша. просто потому что ему нужно держать себя в руках. просто потому что фраза «Сумасшедшая чувствительность — не всегда плохо» забирается глубоко под кожу, сбивая сердечный ритм. словно школьник, которому гормоны в голову ударили. хотя дело не в возрасте. и в его случае – гормоны могли легко ударить в голову. вынужденный большой глоток газировки, чтобы смочить горло и отвлечься на несколько секунд. читать далее

    shakalcross

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » shakalcross » фандом » лучше бы рикошет


    лучше бы рикошет

    Сообщений 1 страница 5 из 5

    1

    [nick]Matthew Murdock[/nick][info]marvel[/info][desc]the kingpin is at <a href="https://shakalcross.ru/profile.php?id=463">your</a> service[/desc][status]this city needs me[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/446/799428.gif[/icon]

    лучше бы рикошет
    фрэнк каслмэтт мёрдок
    https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/446/587081.jpg


    в прицел опасно смотреть на свет,
    но в глаза — смертельно


    +1

    2

    злость, как правило, ни к чему не приводит - кроме, разве что, глупого попадания в плен.

    смешно. попытка обыграть оппонента привела к крайне неблагоприятному инциденту и теперь, вот, приходится смотреть снизу вверх со скованными конечности и, мать его, намордником на половину лица, мешающим не то что разговаривать - дышать нормально, но если это пытка, то весьма неумелая ( таким его не сломить и даже не поцарапать ); это и так известно человеку, командующему этим тупым парадом.

    поймать карателя? очаровательно.
    хочется выплюнуть с ехидцей: ( бинго, приятель, это джек-пот. что дальше? ) - ничего, ровным счетом. хотели бы убить - убили бы, не стали сохранять жизнь тому, кто может здорово подпортить планы своим вмешательством, просто потому что с этим давно следовало что-то сделать. воистину, они все нашли достойного преемника на пост кингпина. гораздо лучше, чем уилсон фиск. не в плане добродетели, нет.

    отвратительно бездушная ухмылка, за которой нет ничего; пустота не тянет, пустота не пугает.

    просто что-то с самого начала не так и фрэнк даже не пытается понять, что именно, потому что самому же придется разбираться с последствиями - переоцененные супергерои зарылись в свои дела и делают вид, что ничего не происходит. нынешний капитан полиции потворствует, делает вид что все прекрасно и адская кухня не горит в пламени геенны огненной. опустевшие церкви кажутся насмешкой, обреченные задохнуться в строительной пыли. серьезно? он хотел бы сейчас встать и размозжить череп ублюдка голыми руками, потому что жажда насилия - жажда убийства клокотала не горечью, но скорее отвращением.

    ( такое раньше уже бывало, вспомни )

    здесь слова не помогут - фрэнк касл понимает это как каратель, фрэнк касл понимает это как бывший полицейский - справедливость, правда, давно уже отошла в сторону и опустила в подчинении глаза, повинуясь новому боссу, расставившему приоритеты слишком уж правильно. настолько, что никто не смел и слова сказать. у уилсона фиска были помощники - у мэтта мёрдока были только пешки.

    и тень, агрессивно пытающаяся скалить клыки.

    что-то с ним не так. с этим кингпином. с этим адвокатом. с этим человеком. с человеком ли? касл морщится, насколько это вообще ему позволяет литая пластина на половину лица, фиксирующая каждую попытку в мимику. выбраться из такого захвата будет сложно, но не невозможно. бывало - бывало же гораздо хуже ( а, может, и никогда ). слишком много грязи стало не только в нью-йорке, но и по всему миру разом. таблоиды и сми повторяют лозунгами одно и то же концептуальное: 'великое зло пробудилось'. где угодно и когда угодно? черт бы с ним, но этот город принадлежал людям и ему в том числе, желающим когда-то спокойно прийти домой, а не быть замаранными в крови.

    чужой или же своей собственной, что чаще. этот кингпин - мэтт, чтоб его, мёрдок - носит строгий костюм тройку красного цвета и очки с таким же багряным оттенком, словно стандартный черный испортил бы всю картину. может и так, но фрэнк не присматривается - каратель следит пристально - бывший полицейский пытается просчитать дальнейшие ходы - вечный морпех прокручивает в голове способы заманить в ловушку.

    убить, свернуть шею?

    можно, но какой в этом смысл - в этом помещении полумрак и слишком много плотных теней, в которых естественно кто-то есть. попытка не сойтись на формулировке 'что-то' проходит достаточно успешно. и прежде чем он успеет сделать хоть что-то - над ним посмеются и все снова начнется заново. со звенящей тишины и неестественно ровной осанки; когда пытаешься задержать дыхание и прислушаться, то можно услышать убийц и еще более медленное, едва слышимое, на грани любого жизнедеятельного процесса - мёрдока.

    мертвецы, как правило, не дышат вовсе - хоть в чем-то фрэнк уверен, но и живые не дышат так. словно это просто игра, словно это просто притворство. злит. хотелось, черт подери, определенности. вместо этого никто даже не пытается выяснить что бы то ни было. ему больше всех надо? выходит, что так. иронично, когда чужое нетерпение натыкается на глухую стену; иронично, когда за человеком без особых сверхъестественных навыков ведут охоту сильные мира сего.

    остановился бы, обязательно и когда-нибудь. но сейчас смотря на главу преступного мира в этом сегменте америки - фрэнк в действительности теряется, не знает что делать по большему счету, но и сдаваться не собирается. о, такого удовольствия точно не доставит. дергает в очередной раз руки, понимая что за этими потугами со стороны довольно забавно наблюдать - кто-то куклами стоит, марионетками, в пустоту смотрят живые манекены.

    он мог бы сказать, что у мёрдока : извращенные интересы

    он мог бы предположить, что мёрдок : это тупо насмешка над всем, что есть

    и не ошибся бы, конечно. просто потому, что так оно всегда и было и будет. жаль, раньше было иначе. или касл хотел в это верить. хоть во что-то в этой гребаной жизни, которая ничерта не стоит. ничто. не вызывает. вообще.

    он словно смотрит на восковую фигуру с насосом изнутри, с симуляцией дыхания в программе. хотелось подойти, ощутить как есть: либо живое, либо мертвое. третьего не дано, не так ли? крепления ослабли - шанс есть.

    каково чувствовать себя распятым?
    ( сарказм лезет из всех щелей )

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/463/364590.png[/icon][info]marvel[/info][desc]<center>eternal <a href="https://shakalcross.ru/profile.php?id=446">outsider</a></center>[/desc]

    Отредактировано Frank Castle (2022-07-26 22:15:19)

    +1

    3

    [nick]Matthew Murdock[/nick][info]marvel[/info][desc]the kingpin is at <a href="https://shakalcross.ru/profile.php?id=463">your</a> service[/desc][status]this city needs me[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/446/799428.gif[/icon]

    тучи над нью-йорком сгустились ещё задолго до того, как мэттью мёрдок надел красный костюм — тройку или тот, что с рогатой маской, не имеет значения. может быть, город был обречён погрузиться во тьму ещё до своего расцвета. нити причин и следствий так ненадёжны, когда нет представлений о том, с кем на самом деле идёт война. или с чем. город пал без боя, потому что его защитники разобщены и слишком погружены в самих себя. уязвимая человеческая природа; в любом, даже в самом чистом сердце есть брешь, и вопрос, как в неё проникнуть, это всегда вопрос только времени. вопрос времени, уже решённый семью тысячами миль к западу через тихий океан, когда в трюмы непримечательных грузовых суден были спущены испещрённые иероглифами сосуды; уже решённый, когда дьявол адской кухни трагически погиб в безвестности. вопрос времени, решённый окончательно, когда в этой же адской кухне объявился мэттью мёрдок — кингпин.

    сейчас, семью тысячами миль к востоку через тихий океан в стеклянном пентхаусе — полумрак, разгоняемый неоновыми экранами с соседних зданий. тени скрадывают очертания предметов и охраны в одинаковых чёрно-красных одеждах. они не дышат, их ядовитые клинки покоятся в ножнах за спинами. одно слово или один жест, и каждый из них отдаст свою жизнь без единого колебания. но быстрее, вероятно, успеет отнять чужую. идея служения вписана в их сознание кровью и древним как мир учением. они — оружие. они — клан руки. но никто в этом городе ещё не знает и не может знать, для кого расчищается путь на улицах.

    мэтту мёрдоку свет нужен так же, как и охрана, но его поведение не зависит ни от чего, кто не он сам.

    в его движениях нет ни одной присущей людям случайности. несмотря на слепоту, его походка легка и уверенна. он пользуется тростью, как пользуется любой незрячий — но так идеально, что невозможно задать вопрос, а в самом ли деле она так необходима. мэтт мёрдок идеален во всём, от укладки — рыжие волосы набриолинены до блеска, — и до ботинок, в которые можно смотреться, как в зеркало. его руки всегда в перчатках. взгляд скрывают очки — ото всех, но за некоторым исключением. мэтта мёрдока обожает пресса и ещё больше обожают жители города, потому что он тот самый «герой из народа», прошедший путь от пешки и до ферзя.

    — спасибо, что так любезно отреагировал на моё приглашение. ради тебя пришлось ввести новый дресс-код, но я считаю, что перемены — это к лучшему, фрэнк. я могу звать тебя фрэнк?

    мэтт мёрдок выходит из тени. в мягком голосе нет усмешки, однако на лице он носит её, как мог бы носить ножи. пусть даже такие как он не дерутся холодным оружием. такие как он не дерутся в принципе — им нет нужды, хотя не стоит обманываться, что за этим прячется неспособность; крой пиджака скрывает тело бойца, красные стёкла — глаза, в которых сидит сам дьявол. в комнате, полной воинов руки, в комнате со взятым в плен фрэнком каслом, самое опасное оружие — несомненно, он. мэтт мёрдок. слепой адвокат, не сходящий с обложек по всему нью-йорку, а в особенности — в адской кухне.

    — ты поднял такой шум, фрэнк. три банды с интервалом в несколько дней, и все — расстреляны. несколько членов мексиканского картеля подвешены на мясные крюки. я был в восторге, — опять улыбка. — ты здорово мне помог.

    мэтт складывает трость — сегмент за сегментом, не переставая сокращать дистанцию. перед карателем проведена черта, обозначающая безопасное расстояние. мэтт перешагивает её, как вовсе не существующую. и он расслаблен, когда останавливается в полуметре, и он спокоен, когда наклоняется ниже; он замирает, как будто прислушиваясь, чуть ведёт головой и приподнимает лицо касла за подбородок. но не рукой, а концом сложенной трости.

    секунда, вторая, третья. мэтт достаёт нагрудный платок, держит уголок во рту и далее, им же, стирает со лба касла засохшую кровь, как мог бы стирать каплю грязи с любимого красного «бентли».

    — возможно, ты спрашиваешь себя, зачем ты здесь. зачем этому ублюдку в высокой башне каратель на поводке. и, будь ты в более благодушном настроении, я бы рассказывал тебе про принцип destruam et aedificabo. «разрушу и воздвигну», если латинский тебе не знаком, — мэтт убирает платок в карман, но сам остаётся на месте; его голос похож на бархат — тихий, шероховатый, вкрадчивый, но за ним — безразличная пустота. — я бы рассказывал тебе про то, что система больше не работает, не забыв надавить на твоё увольнение из полиции по собственному желанию. кстати, мы оба знаем, что это неправда. но я бы рассказывал дальше — про то, что я нужен этому городу. и ты бы, возможно, заинтересовался, потому что я бы привёл минимум пять аргументов, три из которых ты бы действительно оценил. но ты умный человек, фрэнк, и я буду говорить с тобой как с умным, без попыток очаровать тебя своим красноречием. просто и по существу.

    мэтт слышит, как раскрываются и спадаются альвеолы в лёгких фрэнка при каждом вдохе и выдохе. мэтт чувствует каждую молекулу его адреналина, как будто бы держит их на языке.

    — я предлагаю тебе работу, — опять улыбка, и в ней на какой-то момент что-то искреннее; рука в перчатке ложится поверх маски, чтобы провести по линии нижней челюсти. — не на меня, фрэнк. со мной.

    Отредактировано Matthew Murdock (2022-07-30 17:59:13)

    +1

    4

    если бы кто-нибудь поинтересовался сейчас, как мог охарактеризовать сложившуюся ситуацию фрэнк касл в трех словах, то услышал бы раздраженно выплюнутое, как между делом, признание: 'повод для мигрени'.

    голова от этого чужого тона раскалывалась беспощадно и непрестанно, выворачивая наизнанку любое воспоминание о мэтте мёрдоке - принципиальном адвокате из адской кухни, - искажая каждое из них этим вот благодушно-пустым бахвальством. раньше фрэнк мог сказать, что этот человек ему нравился; сейчас он бы сказал, что готов разобраться с ним собственными же методами, совершенно не испытав при этом мук совести. единственное что останавливало: он еще не до конца знал весь спектр возможностей нового кингпина, обрядившегося в красный костюм, вместо кипенно-белого. возможно, что никогда и не узнает ( если не переживет этот досадный момент времени ). то, что его хотели убрать с пути - очевидно; за свою карьеру полицейским, а после - карателем, касл многим успел перейти дорогу и многим же успел эту дорогу обрубить на корню, пулей в затылок или в грудину.

    потенциальная угроза зачастую была весомее явной;
    ( про это стали забывать слишком часто, опускать в сводках новостей о супергероях на страже спокойствия города ) фрэнк согласен с принципом, что всех не спасти - фрэнк не согласен с тем, что об этом не говорят вслух. говорят, жертвы не бывают напрасными, но лично он может перечислить больше двадцати моментов, когда те были совершенно необязательны.

    об этом же мог сказать и нынешний кингпин. четко и спокойно; заставляя к себе прислушаться схожим мышлением, но в этом-то и дело: слишком похожи, а проблемы начинаются, как правило, и из меньшего. литые наручи не хрустят и не ломаются, металл достаточно прочный, чтобы не сломать его одним лишь усилием или желанием - но само крепление относительно хлипкое, в какой-то степени даже бракованное. возможно, что намеренно, но это было бы слишком глупо и наивно со стороны мёрдока, позволять себе такую ошибку. от них не застрахован никто, от живых к пропавшим без вести до мертвецов.

    почему его вообще должно заботить, на что пришлось пойти этому костюму? уровень агрессии возрастает и падает одновременно, зашкаливает на какой-то промежуточной стадии, словно ожидая очередной дозы или повода. нужно приложить не так уж много усилий, но в целом каратель смотрит все еще ровно, все еще не сбиваясь с дыхания, достаточно шумного за счет фиксированно прилегающей плотно маски. содрать ее нет никакой возможности и говорить она в целом не мешает, просто голос получается более глухим и шипящим ( это не имеет никакого значения ); знает, что его все равно поймут, даже если не скажет ничего. только вот играть в немого явно не входит в привычку касла, когда дело касается некоторых фундаментальных моментов, кои приходится разъяснять буквально на пальцах. или на кулаках. или, как сейчас, словами через рот.

    - нет, не можешь, но ты ведь не перестанешь, так что какой прок спрашивать, зная ответ?

    если бы можно было так просто взять и уничтожить одним лишь желанием, но полномочия фрэнка на этой арене кончились ровно в тот момент, как повязали; в тот момент, как только вышел из полицейского участка в очередной раз. все эти психологические приемчики он мог бы использовать сам: расписать всю картину и поставить перед выбором, но люди - вопят и стенают. где-то там, за стенами этой высотки. где-то там, на улицах адской кухни и всего нью-йорка. где-то там, во всем остальном мире.

    фрэнк - не мессия, и каратель - не спаситель обездоленных. вовсе нет; святость давно сгнила, человечность выброшена на обочине в сточную яму: - я это не для тебя делал.

    разумеется, тот, кто называет себя мэттом мёрдоком, это прекрасно знает и понимает. касл тоже, но ответить на провокацию ему ничего не мешает, в конечном итоге, к чему лишняя спешка. вряд ли он согласится на эту авантюру, даже если ему предложат мертвую семью гонораром. отвратительно. когда-то ему уже доводилось пересекаться с кланом руки, решившим его завербовать методом проведения внезапной экзаменации боем.

    - даже если ты мне сейчас будешь заливать про общество, мне-то что с того? если знаешь детали, то должен понимать почему я отвечу тебе 'нет', как и остальным твоим друзьям, - он становится спокойнее, пусть это и максимально обманчивое ощущение; крепление смято, готовое выскользнуть из пазов и освободить крепко сцепленные за спиной руки. главное, без резких движений, но звук все равно будет оглушительным: - или ты настолько отчаялся в обществе своих марионеток, что прибегаешь даже к таким безнадежным случаям? не ожидал от тебя такого, а ведь вроде бы всегда был сообразительным.

    он чужого дыхания не чувствует вообще, не слышит и сердцебиения кроме своего. это - не страшно. это - просто пусто, никак. за спиной звенят цепи, опавшие на пол, но никто не двинется с места. нет, это слишком просто. фрэнк смотрит в стекло очков, скрывающих чужие глаза - там, за ними, ничего нет; ни единой эмоции и в голосе, только фальшь, красиво подстроенная под искренность.

    - у тебя бы и не вышло хотя бы потому, что нет того, что мне нужно.

    потому что по сути, карателю - не нужно ничего.

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/463/364590.png[/icon][info]marvel[/info][desc]<center>eternal <a href="https://shakalcross.ru/profile.php?id=446">outsider</a></center>[/desc]

    +2

    5

    [nick]Matthew Murdock[/nick][status]this city needs me[/status][desc]the kingpin is at <a href="https://shakalcross.ru/profile.php?id=463">your</a> service[/desc][info]marvel[/info][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/446/799428.gif[/icon]

    досье толщиной в конституцию сша под заголовком «каратель» мэтт мёрдок знает наизусть — о, к этой встрече он готовился тщательнее, чем к выступлению в суде. он знает всю историю фрэнка касла от начала и до конца. историю, терпеливо собранную лучшими информаторами руки из доверенных источников. что-то в ней ложь, безусловно, но ведь и правду нужно читать между строк, перед этим разделив надвое. живой человек всегда отличается от того, что о нём говорят; не отличаются только мёртвые.

    кто-то скажет, бумага — пережиток прошлого, но в цифровой век нет ничего надёжнее. положи её в место, о котором знаешь единолично, и можно не опасаться за сохранение. ни один, даже самый продвинутый хакер не нанесёт вреда неожиданной кибер-атакой. разумеется, дела юридической фирмы мэтта мёрдока ведутся в электронном виде, но все представленные там документы чисты, как слёзы святого; в делах организаций кингпина такой же строгий порядок. уилсон фиск горел на мелочах, на разницах в цифрах, пересылаемых с одного электронного адреса на другой; уилсон фиск горел на междоусобицах — сводил ирландцев с русскими, русских с китайцами, китайцев с мексиканцами; уилсон фиск пытался прибрать к рукам огонь, забыв надеть защитные перчатки. мэтт мёрдок и не думал пытаться, он действовал сразу же и без промедлений. ему не нужно было защищаться — он не оставлял шанса атаковать в ответ. он убрал ирландцев, убрал русских, убрал китайцев и мексиканцев. теперь в этом городе нет разделения территорий. новый кингпин контролирует всё, каждую улицу, и да — на них теперь как никогда спокойно. преступность снизилась, горожане ликуют. не об этом ли молился нью-йорк в те тёмные дни, когда пал один из самых преданных его защитников? который молился о том же — и был услышан. новый кингпин ведёт свои дела с точностью человека по прозвищу «меченый», разделившего участь ирландцев, русских, китайцев и мексиканцев. его досье уже давно занимает одну из далёких, покрывшихся пылью полок. в папке из дорогого картона с выпуклым шрифтом брайля. мэтту мёрдоку неинтересна месть, но интересен рациональный подход к устранению препятствий; на повестке дня вопрос, кто в этой системе фрэнк касл. препятствие или всё-таки потенциальный союзник.

    мэтт мёрдок знает наизусть, что они с фрэнком каслом уже встречались. в прошлой жизни, какой бы она ни была. прошлая жизнь его больше не беспокоит; не вызывает никаких эмоций, если быть точным, и, соответственно, не вызывает любопытства. сын боксёра, набожный католик, благотворительный юрист, фемида в костюме дьявола, друг, любовник, небезразличный сосед, кем бы он там ни был, какую роль ни исполнял — мёртв. голос в голове мэтта, его собственный голос говорит ему, что смысл не в прошлом, а в том, что грядёт. неважно, кем он был раньше, его прошлое — балласт, от которого требовалось избавиться. и он избавился. ту часть мэтта мёрдока, которая помогает укрепиться в нью-йорке, он умело использует, всё остальное лежит в тёмном омуте. мэтт не помнит ни лиц, ни имён, ни образов. ни друзей, ни врагов — не помнит никого, кто лежит вне планов по перестройке адской кухни и города нью-йорк.

    прошлое — ложь. мэтт мёрдок не знает человеческих чувств, они не нужны, они бесполезны, отвлекают от цели; он не может их испытывать — больше нет.

    но почему тогда голос карателя пускает рябь по тёмной глади переполняющего равнодушия?

    — в этом городе есть всего два варианта, фрэнк, — мэтт пожимает плечами, — ты либо со мной, либо против меня.

    крепления поддаются — конечно, мэтт это слышит. игра начинается, в ней появляется — так может казаться, — элемент неожиданности. поведение мэтта от этого не меняется, поза не становится напряжённее, с лица не сходит улыбка. конечно, он знает, на что способен фрэнк касл. не потому ли фрэнк здесь. а знает ли фрэнк, на что способен — теперь, — мэтт мёрдок?

    — наши методы одинаковы. одинаково эффективны, — продолжает мэтт. — мы преследуем одни и те же цели — сделать наш город лучше. ты один, и у тебя ничего нет. а я предлагаю тебе всё, фрэнк, абсолютно всё, что тебе может потребоваться: информацию, деньги, связи. транспорт. оружие. ты и сам в глубине души знаешь, что это предложение — твой единственный шанс делать работу карателя. никто не сможет тебе помешать — ни власть, ни общественное мнение. конечно, ты можешь отказаться и выйти отсюда живым. почему нет? выйти в резервуар к акулам. мои люди будут дышать тебе в затылок, пока ты смотришь в лицо тем, против кого ведёшь свою вендетту. один. против всех.

    интересно, как скоро фрэнк вернулся бы обратно? как скоро фрэнк принял бы свою смерть.

    мэтт коротко стучит краем трости о подбородок пластмассовой маски; звук полый, пустой — то ли дело стук сердца. мэтт слушает его, чуть склонив голову набок. ещё немного, и ему словно бы начнёт казаться запах — не тот, который чувствуется сейчас, другой, стёртый с памяти. может быть, это дешёвый кофе из дайнера, может быть — собачья шерсть; сгоревшая проводка и плесень — запах той маленькой конторы на двоих адвокатов.

    мэтт не шевелится и не дышит; голос внутри молчит.

    Отредактировано Matthew Murdock (Вчера 00:40:13)

    +2


    Вы здесь » shakalcross » фандом » лучше бы рикошет


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно