эпизод недели: say your prayers
пост недели:

Ви смотрит внимательно. долгих шесть секунд не моргая и не дыша. просто потому что ему нужно держать себя в руках. просто потому что фраза «Сумасшедшая чувствительность — не всегда плохо» забирается глубоко под кожу, сбивая сердечный ритм. словно школьник, которому гормоны в голову ударили. хотя дело не в возрасте. и в его случае – гормоны могли легко ударить в голову. вынужденный большой глоток газировки, чтобы смочить горло и отвлечься на несколько секунд. читать далее

    shakalcross

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » shakalcross » фандом » я не слышу бога, я вижу гарь


    я не слышу бога, я вижу гарь

    Сообщений 1 страница 3 из 3

    1

    я не слышу бога, я вижу гарь
    клинт бартон ✦ мэтт мёрдок
    https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/446/561837.jpg


    да и что мне, действительно, сделается теперь?
    ты ломаешь ногти, ты стучишься в дверь,
    а она заперта снаружи


    +2

    2

    и мне кажется, если вдохнуть поглубже — открываю глаза.


    у клинта много слов, и все они матерные.
    это сейчас.

    [indent] тогда.
    фейерверк летит перед глазами. вместе с ним вьетнамские флэшбеки, несмешные шутки памяти, ударяющие поддых, будапешт. перед глазами, как он едва не умирает, но его вытаскивает один из близнецов. в этот раз он вытаскивает ванду. 
    не первый
    не последний — так наивно кажется.
    дергает, роняет на себя (не сжигай весь мир, милая).
    дергает — растягивается на какие-то бесконечные мгновения, где полтора шага тянутся на километры. где вселенная не хочет подпускать к себе кого-то лишнего, но клинт не хочет смотреть на то, где все распадается на щепки (снова).
    где.
    где-то о плечо бьется мэтт, совсем рядом. 
    не твоя территория, старик (благодарность)
    они как-то справляются, это ли не отлично.
    нью-йорк устоял еще раз.
    фейерверк мельтешит пятнами перед глазами — все менее и менее яркими.
    темнота. 

    [indent] еще немного к тогда, но потом.
    где он хватает ванду за запястье (чтобы не зыбучие пески, чтобы чувствовать, что еще живой)
    — вы же не исправите это, — “воообще” - это вопрос, — сейчас.
    молчание падает
    он знает, что это не он не слышит.
    он слышит, как она молчит.
    клинт криво усмехается, выдыхает.
    упускает, как сжимает чужое запястье слишком сильно. [ii](отведи меня домой, ванда)[/i]

    он переломает себе ноги
    станет совсем инвалидом
    по всем канонам
    (клинт
    а т е и с т )

    [indent] совсем сейчас.
    клинт трет глаза, они горят
    все горит (ванда, переставай
    все ронять)

    мир починили — узнает клинт, и пытается порадоваться разлепить слезящиеся глаза тогда. те не хотят открываться, нельзя открыть то, что уже открыто. вот такая еб… неприятная, конечно, подстава.
    осталось совсем немного, ванда (твою мать).
    почини
    меня.

    заключение врачей: он в полном порядке.
    заключение ванды: извини-извини-извини-извини.

    клинт никого не винит, он просто смотрит в пот… ах, да. он не смотрит.
    он вытаскивает из уха аппарат, и глухая, вязкая, ненатуральная тишина накатывает так осязаемо, что пальцы разжимаются и слуховое устройство падает куда-то на пол (клинт устало думает, что не разглядеть куда. не разглядеть).
    да ты ведь спишь, клинт.
    примерещилось.
    старость.
    синоним — бесполезность.

    говорят:
    с потерей зрения обостряются все остальные чувства. слух, — говорят они. слух, обостряется до предела. со всей этой супергеройской героикой клинт так часто балансирует на пределе, переступает предел по пять раз на дню в свои лучшие (худшие) дни, что тот, вероятно, ушел в минус. минус на минус сегодня не дал плюс. или арифметика, это тоже не его. для всего такого есть старк, лайла еще.
    там, вы знаете.
    на всех билбордах сегодня:
    “дорогу молодым” — сказать бы.
    клинт искренне думает, верит в это ваше старперское (старческое) “дорогу молодым, да пожалуйста” (да, пожалуйста). ровно до этапа, когда видит, какие дети туда рвутся.
    им же едва ли не пять. десять. двадцать два? да одна хуйня, господи.

    обостряются. чувства.
    клинту совершенно не смешно, но из уха выпадает слуховой аппарат, и не смешно становится так осязаемо, затягивается в каком-то остановившемся моменте вселенной. он не слышит собственного смеха, та отдается рябью, дрожью (истерикой)
    но он смеется, пытаясь его найти. аппарат. момент нашел его сам.

    гулко хлопающую дверь он слышит, щелкая туда сюда переключателем на аппарате.
    давайте, ему померещилось. он не видит, но может представить, как глупо сейчас выглядит.
    на выдохе он соприкасается затылком со стеной, запрокидывает голову. он просто присел. всего-то. почему бы не на полу.

    Отредактировано Clint Barton (2022-07-12 22:27:03)

    +2

    3

    — я как насмешка над тобой. слишком много слышу.
    — зато я вижу, насколько это глупо.

    это — тогда.

    тогда нью-йорк опять захлебнулся кровью, как будто бы нет в соединённых штатах америки более подходящего города для начала конца. но мир начал катиться в ад ещё задолго до условного часа икс, и дьявол занял место в первом ряду. так было всегда. кодовое название «инцидент» не обязательно разбирать по буквам, чтобы отражать нападение. особенно если уверенность в выборе стороны носится, как нательный крестик. бороться мэтт мёрдок умеет лучше всего на свете. не за себя — за свой город, и пусть силы хоть четырежды не равны. он редко берётся за правосудие вне границ адской кухни, но часть неотделима от целого. а ещё клинт бартон. он не просил, но помочь ему было правильно. в конце концов, бояться нужно не смерти, а жизни. с мыслью, что ничего не сделал. или оступился. или что проиграл. уличные геройства не чета тому, во что их втянул клинт бартон, которого втянул кто-то третий. это правда. но кулаки — в конце концов, кулаки понятны всегда.

    они побеждают. побеждают, чтобы собраться по частям обратно через недели бинтов и гипса. мэтт мёрдок, чтобы собраться в адвоката. клинт бартон — чёрт знает, в кого, но дни обещают вернуться в своё прежнее русло. к будильникам на семь. к кофе в конторе (карен научилась наконец делать хороший). к клиентам, которые платят чем угодно, но не деньгами (в последний раз это был абонемент в шахматный клуб). к пиву у джози с фогги. это — тогда.

    — окончательные решения всегда принимаются в том состоянии духа, которому не суждено повториться.
    — кто сказал?
    — пруст. этот никогда не ошибается.

    они побеждают, но победа ощущается поражением. на короткий миг мир вокруг практически замолкает — так бывает, когда в пустой церкви закрывают входную дверь. мэтту кажется, что земля на короткий миг меняется местами с небом. его охваченный пламенем мир становится красным, как кровь вернувшегося с ринга отца. мэтт думает, что всё-таки умирает. он был близок к смерти такое количество раз, что можно сбиться со счёта. но вот подобное ощущает впервые. как будто выбили душу — не фигурально. как будто душа, отделившись, потеряла дорогу. ад, чистилище, рай? красный цвет выжигает глаза (как будто осталось, что выжигать). мэтт трёт их под маской — они горят. и всё горит тоже.

    всё-таки ад — потому что всё (почти) возвращается. просто почему-то не на свои места.

    — почему я?
    — почему нет?

    это — сейчас.

    ирония, но двадцать с лишним лет назад именно в этих стерильно белых больничных стенах очнувшийся мэтт мёрдок метался на кровати с криками, что не видит. двадцать с лишним лет спустя в этих стенах он не мечется и не кричит; его ужас — тихий (уже давно). это должна быть радость, это должно быть счастье, потому что мир вокруг впервые за двадцать с лишним лет снова имеет форму, резкость и цвет. мир исполняет его мечту увидеть небо — вот оно, в окне под потолком, пронзительно-голубое. звуки не исчезают. ощущения тоже — хлопковое больничное бельё трётся о кожу наждачной бумагой. температура, давление, запахи. всё на месте, просто... просто. теперь мэтт видит. и не обманывается. и сразу понимает, в чём дело, он просто складывает осколки витража в сюжет.

    ванда, ванда. что ты наделала?

    бог давал дьяволу множество испытаний, но это — одно из самых жестоких.

    это — сейчас.

    когда получается отсоединить от себя все аппараты и иголки, когда получается встать, когда получается объяснить медсестре, что он стабилен, что проступающая через повязки кровь это всего лишь кровь, когда спустя уговоры, спустя сообщение «я в порядке» на несколько важных номеров, спустя пару подписей удаётся попасть в соседнюю палату, мэтт думает, что в порядке он не будет уже никогда. а может, и не был. просто всегда находится, куда хуже.

    не твоя территория, старик. так сказал клинт. он был прав.

    мэтт знает, что это такое. то, что он (не хочется думать, что видит, но) чувствует. когда единственной опорой в жизни кажется собственный позвоночник, упирающийся в холодную стену. ему так знаком этот стеклянный взгляд, рассеянно скользящий в пространстве. и вот сейчас — сейчас уже хочется закричать. но мэтт тихо, почти бесшумно садится рядом, мысленно благодаря врачей за вколотый трамадол. вот бы придумали укол от боли, которая не-физическая. мэтт отдал бы клинту свой.

    мэтт осторожно касается чужого плеча — там, где нет бинтов и ссадин.

    — я как насмешка над тобой, — произносит мэтт вслух, хотя догадывается, что может быть не услышан. и про себя добавляет: «ты и я, мы обязательно это исправим».

    Отредактировано Matthew Murdock (2022-07-23 12:17:00)

    +1


    Вы здесь » shakalcross » фандом » я не слышу бога, я вижу гарь


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно