эпизод недели: say your prayers
пост недели:

Ви смотрит внимательно. долгих шесть секунд не моргая и не дыша. просто потому что ему нужно держать себя в руках. просто потому что фраза «Сумасшедшая чувствительность — не всегда плохо» забирается глубоко под кожу, сбивая сердечный ритм. словно школьник, которому гормоны в голову ударили. хотя дело не в возрасте. и в его случае – гормоны могли легко ударить в голову. вынужденный большой глоток газировки, чтобы смочить горло и отвлечься на несколько секунд. читать далее

    shakalcross

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » shakalcross » фандом » //расскажи мне о своей катастрофе


    //расскажи мне о своей катастрофе

    Сообщений 1 страница 5 из 5

    1

    расскажи мне о своей катастрофе
    sano manjiro ✦ ryuguji ken
    https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/437/503980.jpg


    расскажи мне о своей катастрофе.
    я приду среди ночи, если так будет нужно.
    не знаю, найду ли подходящие строки,
    но обещаю, что буду внимательно слушать


    Отредактировано Sano Manjiro (2022-07-08 23:34:04)

    +3

    2

    [indent] Два чёртовых месяца Майки успешно делал вид, что с ним всё отлично. Всё прекрасно. Подумаешь нет больше сильнейшей в округе банды, которой он руководил, которая была его семьёй. Подумаешь жизнь влепила по обеим щекам такие оплеухи, что до сих пор внутри всё дрожит от несправедливости и боли. Майки всё это внутри запер, спрятал за беспечной маской и привычным инфантильным поведением. И просто старался жить дальше. Лишь бы друзья не беспокоились о его душевном состоянии, а думали в первую очередь о себе. Он справится. Он сильный.
    [indent] Пусть даже идиллия, для защиты которой Майки и создал Свастонов, и, как это обычно в жизни бывает, самими же Свастонами и была теперь разрушена навсегда.
    [indent] Ироничная, блядская жизнь посмеялась над его чувствами, мечтами и желаниями, с потрохами сожрала и отрыгнула их – уродливые и пожёванные останки прямо под ноги, глядя в глаза и улыбаясь довольно. И Майки ничего не оставалось как упасть на колени прямо перед этой тварью, с ужасом вглядываясь в то нечто, которое когда-то составляло большую часть его. Всего его. Все эти объединённые с друзьями мечты и надежды, будущее. В страхе и неверии только и осталось что застыть в таком положении: на коленях, склонив голову и ничего больше не испытывая. Ни-че-го. А за спиной тем временем смерть смотрит с нескрываемым весельем и чувством выполненного долга.
    [indent] И ведь это ещё не конец...
    [indent] Майки знал это и был к этому готов. Когда утром пришёл навестить деда и понял, что тот не дышит: умер тихо во сне от остановки сердца по словам врача.
    [indent] И всё по новому кругу.
    [indent] Несмотря, что Майки всю дорогу во время заупокойных служб и церемоний, поминок, а затем похорон, окружали люди, он как никогда в жизни не чувствовал себя так одиноко. Настолько, что удивительно было, как никто не слышит эту его звенящую пустоту. Словно его одного погрузили в вакуум в то время как все остальные продолжают жить, а не существовать.
    [indent] Приносят соболезнования, сочувствуют, говорят, что жаль. Манджиро принимает всё это с застывшей улыбкой, не трогающей стеклянные глаза.
    [indent] Жаль. Какое бессмысленное, отвратительное слово.
    [indent] Жаль.
    [indent] Жалостью мёртвых не вернуть. Зато можно ранить ненароком тех, кто провожает на тот свет близких.
    [indent] Майки это понял ещё в десять, когда ушла из жизни его мать.
    [indent] А он обещал ей быть настоящим мужчиной и никода не плакать. Только не при всех.
    [indent] Он не плакал на похоронах брата, утешал и гладил по голове рыдающую на его плече Эмму, потому что ей тоже было тяжело и больно.
    [indent] Надо было быть сильным для них. Шиничиро этого бы хотел, он этому Майки учил.
    [indent] Он не плакал на похоронах Эммы. Её смерть сильно подкосила здоровье деда и Майки не мог позволить себе проявить слабость. Душил её в зачатке вместе с болью.
    [indent] Он сильный. Шиничиро и Эмма этого бы хотели.
    [indent] Майки не плакал и на похоронах дедушки, что ушёл из жизни спустя несколько месяцев после смерти внучки.
    [indent] Он должен быть сильным до конца, как единственный оставшийся член семейства Сано.
    [indent] Должен. Слёзы – непозволительная для него слабость.
    [indent] Только вот чаша терпения оказывается не титановой, уже по швам трещит. Ещё немного и, кажется, его просто на части разорвёт.
    [indent] Майки думал, что готов принять и этот удар. Но он устал.
    [indent] Отсуя. Кокубецусики. Традиционные церемонии, знакомые Сано последние два года, что даже страшно становится. Потому что неправильно это. За пятнадцать лет похоронить всех родных.
    [indent] Это чувство абсурдности, неправильности, то и дело норовит вырвать из лёгких нервный, перерастающий в истерический смех. Майки запирает это желание на стальной замок и мысленно молится о том, как бы ему не сорваться. Лишь бы не при всех.
    [indent] Наконец, все расходятся. Майки слышит как прощаются с ним друзья, хлопают его по плечу, обещая навестить в ближайшее время. А он только каменно улыбается, не зная, насколько ещё его хватит. Баджи и Дракен, что знают его лучше всех остальных, кажется, колеблются, но вскоре тоже уходят. Остальную часть церемонии должны проводить только члены семьи.
    [indent] Для Майки и его друзья такая же семья. Но дань традициям всё же придётся отдать самостоятельно.
    [indent] На кремации в этот раз уже находится один. Тихо переговаривается с мамой, братом, сестрой, с дедом. Вспоминает лучшие дни, проведённые вместе. Так принято, но говорить о них не с кем, а стоять в тишине невыносимо.
    [indent] Традиционно собирает прах в урну, которая временно перемещается на полку, где не так давно стоял прах Эммы в ожидании, когда его переместят в фамильную могилу.
    [indent] Вот и всё. Вся семья в сборе, в лучшем мире. Кроме Майки.
    [indent] Перед кремацией его отозвал на короткий разговор представитель опеки. Сообщил что-то о том, что раз Манджиро осиротел ещё будучи несовершеннолетним, ему будет положено вскоре попасть под опеку другой семьи. Но все юридические вопросы обещали решать уже на следующий день после похорон, чтобы дать Сано попрощаться с умершим по всем правилам.
    [indent] Осознание его слов нагрянуло на Майки не сразу. К вечеру, когда он вернулся в пустой, ставший неуютным и неприветливым дом. Сано остался наедине со своими мыслями, что в голову вонзаются острыми иглами и режут острым скальпелем по сердцу.
    [indent] Это ведь была не шутка. Он и правда теперь один, последний член семьи, который пока не имеет право юридически вести самостоятельную жизнь без надзора взрослых.
    [indent] Таковы правила. Быть может, даже его заберут жить в район, находящийся на другом конце мегаполиса и он больше не сможет увидеться с друзьями. Единственной ценностью, что у него осталась.
    [indent] Тихо. Пусто. Холодно. Одиноко. И больно.
    [indent] Больно так, что немеет не только тело, но и душа.
    [indent] Но ведь сейчас в доме никого и не имеет смысла притворяться все ещё сильным. Попросту не для кого.
    [indent] Ноги сами ведут в семейное додзё, что пустует уже который месяц – дедушка после смерти Эммы был больше не в состоянии проводить занятия. И Майки не мог его винить.
    [indent] В темноте единственный деревянный тренировочный манекен отбрасывает тени на слабо освещённый уличным фонарём пол.
    [indent] Манджиро замирает около него, вслушиваясь в такую мёртвую тишину вокруг.
    [indent] Совсем недавно в этом доме, в этом додзё кипела жизнь. А теперь она их покинула. Майки и сам чувствует себя опустевшим домом с выбитыми стёклами, в которых ветер гуляет, надрывно завывая в тёмных углах.
    [indent] Майки тоже хочется в голос завыть.
    [indent] Он сглатывает судорожно и ослабевает душащий шею галстук.
    [indent] Дышать легче не становится. Потому что душит не несчастный галстук, а слёзы, колючим комом в горле застрявшие.
    [indent] Тишину помещения разрывает полный горя вопль, и Манджиро не сразу понимает, что это он кричит, когда обрушивает на стоящий перед ним манекен удар за ударом в слепой надежде болью физической заглушить душевную.
    [indent] Он не плакал на похоронах. Почему он не имеет право сделать это сейчас?
    [indent] Ломается часть деталь манекена, отлетая в сторону, а Майки всё бьёт, бьёт, бьёт, перемежая удары с криками.
    [indent]  [indent] — Простите меня, всё... я всё просрал, – отчаянное, болезненное обращение к семье, которой больше у него нет и не будет. Слёзы жгут глаза, а ноги подкашиваются сами собой. Майки бессильно падает на колени, и, наконец, ломается; плачет навзрыд, даёт волю эмоциям, выпуская наружу всю боль, копившуюся внутри и теперь лавиной накрывшую его самого.
    [indent] Какая ирония – именно в том месте, где дедушка учил его жить в гармонии с собой и миром, Майки и пал духом. Но сейчас ему всё равно.
    [indent] Даже "Непобедимый Майки" не такой железный, каким хочет казаться для всех.

    Отредактировано Sano Manjiro (2022-08-04 13:26:38)

    +3

    3

    и вроде бы все налаживается.
    (если то, что они испытали, они смогут преодолеть — это будет самой большой победой в их жизни)

    жить старую жизнь непривычно. как обноски донашивать.
    сидеть в классе на уроках. сбегать с уроков, чтобы посидеть с друзьями (вроде все те же, но уже что-то не то) в ближайшей кафешке, где они так часто бывают. смеяться. слушать болтовню чифую о том, какую мангу он прочитал. ждать, пока мицуя закончит работу в своем клубе. всей толпой делать домашку для баджи — на свою-то давно плевать, а вот его — это важно. об этом уже каждый знает.
    даже майки пытается вести себя как прежде — капризничает, жалуется, что хочет есть, и пытается каждого рассмешить своим поведением. все еще в центре внимания.

    в своем быте и старых привычках они находят опору. они находят ее друг в друге.
    свою старую жизнь они закапывают под деревом, к которому обещают вернуться через двенадцать лет. вместе с письмами они складывают в коробку вещи важные для них.
    дракен кладет фотографию — выбирал из тех, что висят у него в комнате на стене. выбрал быстро. самая подходящая у него только одна.

    неужели, это все?

    и вот они снова на тех же местах.
    в тех же одеждах.

    майки уже и сам похож на мертвеца. на лице — никаких эмоций. пустыми глазами он смотрит вперед. кажется, даже не видит дракена перед собой.
    дракену плохо физически — живот сводит так, будто его сейчас вывернет.
    ему кажется, он снова на похоронах эммы.

    они обмениваются шаблонными фразами, не решаясь заговорить по-настоящему.
    место совсем для этого не подходящее.
    все слишком официально. кругом слишком много людей.

    дракен не помнит ничего.
    все время, что они тут проводят — кажется, вечность — он молчит, но говорит с собой внутри — умоляет себя потерпеть еще немного.
    еще немного — и это закончится.
    закончится ли?

    баджи и дракен стоят столбами, не понимая, что им делать — должны ли они остаться с майки?
    ведь теперь остается только семья.
    а они кто?
    весь он – это они (майки, шиничиро и эмма).
    он хочет быть с ними.
    из живых только майки.
    значит, он останется на этой стороне. он будет с майки.

    — вам следует уйти. только члены семьи могут присутствовать.
    дракен успевает поймать баджи ровно в тот момент, когда тот вздумал открыть рот. потасовку сейчас лучше не затевать.
    он сдерживается с трудом, но соглашается. говорит — иди. я дождусь его.
    дракен кивает, даже не пытаясь храбриться.
    от себя ему тошно. поддержка от него сейчас нужна как никогда. он же — не может даже себе помочь.

    хочет бежать, куда глаза глядят. куда подальше. где никого не будет, и он, наконец, сможет выместить все то, что в нем.
    вместо этого кое-как доезжает до дома. падает на кровать и засыпает сразу.

    первая мысль — где майки?
    что с ним?
    баджи пишет — он дома. все норм.

    будто и не спал.
    хватается за телефон и звонит ему. на ответ особо и не рассчитывает. он и не отвечает.
    тоже спит?
    звонит еще раз. и еще.
    дурные мысли гонит прочь. но дурные мысли гонят прочь его.

    садится на байк и летит к его дому. ждать ответа у дракена сил нет — ответ он найдет сам.

    — майки!
    громко говорит с порога. плевать, если правда спит.
    но в ответ тишина.
    пустой дом даже не тревожит его сейчас, хотя все это время он старательно его избегал.
    здесь все о ней.
    первым делом идет в ванную — нет. его спальня — тоже нет.
    черт. как он посмел его отпустить?
    дракен уже каждую комнату обошел.
    — майки!

    он не решается звонить остальным, пока не убедится, что сам не справляется.
    выходит во двор, осматривается. и слышит голос (скорее звуки) знакомые — это точно он.
    звуки страшные, от майки таких не услышишь — он ревет навзрыд.

    майки и не замечает, как дракен подходит ближе. лежит на полу, спиной к нему. а рядом — разломанный манекен для тренировок.
    он садится рядом и кладет ладонь на его голову, погладив по волосам. и говорит тихо, чтобы не спугнуть: это я, майки.

    +3

    4

    [indent] Майки плачет, пряча лицо в ладонях, и сам чувствует себя этим самым разломанным манекеном, что рядом валяется.
    [indent] Он на самом деле и не железный вовсе. Майки слабый и разбитый. И за эту слабость он себя корит и ненавидит.
    [indent] Майки не плакал прилюдно даже в тяжёлые моменты в его жизни, но позволял себе прорыдаться наедине с самим с собой. Чтобы никто, никто не был свидетелем его слабости.
    [indent] Ему плакать не нравится. Его трясёт, ломает, коротит, наизнанку выворачивает под потоками слёз. А легче не становится, – остаётся ничего, кроме звенящей пустоты, к которой Майки уже и привык. Потом, когда сил плакать уже нет, он вытирает мокрое лицо и снова улыбается друзьям как ни в чём ни бывало. Он же «непобедимый Майки».
    [indent] Так всегда было. И должно было быть сейчас. Чтобы сам справился, выпустил эмоции. Но вот незадача – в этот раз ему хуже, чем когда-либо, и Майки кажется, что теперь он сам не справится. Не вывезет один, обезумеет от горя окончательно и бесповоротно.
    [indent] Так и захлёбывается в слезах, содрогается всем телом, выплёскивая наружу всю боль, что сидит внутри, сдавливая его грудь и голову тугим железным обручем, а легче почему-то не становится. Ни на йоту. Ни на секунду.
    [indent] Чего-то не хватает.
    [indent] Или кого-то. Хоть кого-нибудь.
    [indent] Ему кажется, что он балансирует на грани реальности, рискует сорваться вниз и сойти с ума окончательно и бесповоротно, пока по вискам стучит «один-один-один».
    [indent] Хочется завыть от отчаяния, и плюнув на всё, позволить нырнуть в это блаженное забвение, в котором оказываются люди, не сумевшие сохранить душевное равновесие.
    [indent] Чёрная волна безумия уже накатывала на Майки не единожды, сначала раз в детстве, а после с тех пор как его покинул Шиничиро. Покинул не по своей воле. Как и Эмма.
    [indent] Сейчас Сано близок к этому безумию как никогда.
    [indent] Ещё один шаг и сорвётся в пропасть, которая уже с приглашением распахивает свои объятия: ныряй же, не бойся, здесь хорошо – ни боли, ни страданий, ни-че-го...
    [indent] ... Голос Дракена выводит из транса, и Майки пронзает стыд. Он так с головой погрузился в собственное горе, что забыл о друзьях, которые наверняка за него всё это время волновались. Ни Дракен, никто либо другой никогда не видел его таким. И теперь, когда Кен рядом, Майки становится стыдно настолько, что он съёживается весь, колени к груди поджимает и спешит спрятать в них лицо. Словно бы надеется, что Дракен забудет о том, что увидел, глаза закроет и, может быть, уйдёт.
    [indent] Следом за стыдом незамедлительно приходит знакомый и прежде страх. Страх, что он останется совсем один. Что друг сейчас и правда уйдёт, оставив Майки наедине с давящими на него эмоциями.
    [indent] С этим осознанием он подрывается резко на месте, хватается судорожно за запястья Дракена, испуганно глядя в его обеспокоенное лицо.
    [indent]  [indent] — Ты только н-не уходи, л-ладно? Не хочу, не смогу сейчас один, – трясёт головой стыдливо опущенной головой, пряча лицо за растрёпанными волосами, давится всхлипами, но чужие руки отпускать не спешит. Майки понимает, что неправильно это – выплёскивать свою боль на других, он не хочет грузить Дракена, но ему сейчас так плохо и страшно, что присутствие друга рядом и его поддержка кажутся единственно верным спасением от того, чтобы заживо сгореть от отчаяния.

    Отредактировано Sano Manjiro (2022-08-04 18:48:39)

    +3

    5

    дракену становится не по себе.
    (любой другой нормальный человек сказал бы, что ему страшно).
    внутри от ужаса все сжимается и не отпускает. держит так, что тяжело пошевелиться или что-то сказать.

    ему не по себе не от того, что майки себя так ведет. его истерика пугает его меньше всего (совсем не пугает).
    его больше пугает то, что все это он держал в себе.

    все эти слезы, что он льет сейчас, он держал в себе так долго. вся эта тяжесть была в нем, камнем привязанным к ноге утягивая на дно беспросветной бездны, где майки перестает быть самим собой; где у майки в глазах пустота — в ней ничего живого нет.
    он ревет — и поток этих слез хоть чуть подталкивает его обратно, к поверхности, где можно увидеть свет и вдохнуть свежего воздуха.

    а сколько слез еще не пролито?
    даже сейчас, дракен уверен, майки себя сдерживает.
    не может признать в себе слабость.
    чувство для майки запретное.
    и откуда он это взял?

    когда умерла эмма — дракен слез скрывать и не пытался, пускай уже и поздно было их лить.
    майки же слабину, как он думал, не дал. и сохранял лицо. не понимая, что слабость в другом. это боязнь признать то, что тебе больно.

    он просит его не уходить.
    так, будто речь идет о мире загробном.
    не уходи следом за ними. не оставляй.
    такого он обещать не может. ведь если потребуется вступиться и отдать за него жизнь, дракен вызовется первым.

    ему хочется говорить слова ласковые, вот только дракен таких не знает.
    дракен — это действия. порой маленькие — флажок в детском обеде или глупый розовый медведь; порой большие — те, где он выражает свою непоколебимую преданность, и не отступает.

    — я буду с тобой майки.

    тяжелая рука (только ее удается высвободить из его цепких рук, которыми он схватился за его запястья. одну оставляет ему — это компромисс) падает на плечо майки, притягивает его ближе, пока тот лбом не утыкается в плечо кена.

    — только, пожалуйста, не притворяйся ради меня. я никому не расскажу, что ты умеешь плакать.
    говорит словами детскими (а кто они, если не дети?) и глупо улыбается тому, как это звучит — совсем ни к месту. будто бы это поможет майки взбодриться и повеселеть.
    кажется, никакая сила сейчас сделать подобное не сможет.

    — прости, что оставил тебя.
    возвращает себе серьезность и спокойствие, не расшатывая лодку, в которой майки и так штормит. гладит его по спине ладонью — не успокаивая, но показывая, что он здесь. рядом с ним. в реальности. пускай, и ужасной.
    дракен снова возвращается к тому, что сказал, и думает.
    все же не зря он его оставил. если бы дракен на мгновение его не отпустил, то майки бы так и не позволил себе слез.
    он прячется — за силу свою и за сильных людей.
    в тот момент рядом не оказалось ничего — ни силы, ни людей — что прикрыли бы его от того, чтобы взглянуть на себя прямо, не отводя взгляда.

    Отредактировано Ryuguji Ken (2022-08-11 00:50:21)

    +3


    Вы здесь » shakalcross » фандом » //расскажи мне о своей катастрофе


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно