эпизод недели: say your prayers
пост недели:

Ви смотрит внимательно. долгих шесть секунд не моргая и не дыша. просто потому что ему нужно держать себя в руках. просто потому что фраза «Сумасшедшая чувствительность — не всегда плохо» забирается глубоко под кожу, сбивая сердечный ритм. словно школьник, которому гормоны в голову ударили. хотя дело не в возрасте. и в его случае – гормоны могли легко ударить в голову. вынужденный большой глоток газировки, чтобы смочить горло и отвлечься на несколько секунд. читать далее

    shakalcross

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » shakalcross » фандом » take me home


    take me home

    Сообщений 1 страница 3 из 3

    1

    anger, love, confusion
    roads that go nowhere

    https://i.imgur.com/uMcsMfe.png

    https://i.imgur.com/AOsHicp.png
    i know that somewhere better
    'cause you always take me there

    +2

    2

    Когда Алекс закрывает глаза, она почти всегда видит одно и тоже: пугающую до дрожи в пальцах темноту, влажные стены лабиринта шахты и место, которое стало могилой для ее отца. Мрачные образы будто клеймо, отпечатавшееся на обратной стороне век. Призрачный слепок чужих голосов и криков о помощи кажется таким реальным, словно она в самом деле была там, когда случилась катастрофа.

    Воспоминания о событиях, произошедших в тоннелях Хэйвен-Спрингс терзают даже когда она уже дома, лежит на кровати и прижимает подушку к груди. Все кости в теле перемолоты будто на мясорубке и не болят разве что глаза, но все это ерунда в сравнении с агонией, которую порождает любая попытка обдумать события последних нескольких дней [а от ускользающих из памяти галлюцинаций о брате и семье и вовсе в висках начинает гудеть мигрень]. Алекс чувствует других людей лучше, чем саму себя, и потому переварить бурлящие в груди эмоции оказывается намного труднее, чем бывало раньше.

    Она хотела бы, чтобы внутри у неё была гнетущая пустота, но вместо этого она ощущает обиду. Злость. Сожаление.

    А еще, что её снова предали.

    Алекс старается полностью абстрагироваться от ситуации и остаться в стороне от шторма дерьма, который поднялся после окончания истории с «Тайфоном», но, когда приходится осмысливать не только свои чувства, но и чужие, равнодушным быть не всегда получается. Она игнорирует навязчивых журналюг, закидывающих спамом все ее соцсети, потому что она должна сначала разобраться в себе и только потом заниматься проблемами остального мира.

    Уходит немало времени, прежде чем Алекс вспоминает каково это не вариться в собственных мрачных мыслях двадцать четыре на семь. Судьба поставила ей уже столько подножек, что подниматься и идти дальше стало делом привычным, но к Райану раньше жизнь была более благосклонна и оттого ему сейчас гораздо сложнее, чем ей. Ещё тогда, во время собрания в «Чёрном Фонаре» она видела, как ему было тяжело принять вскрывшиеся грехи отца. В суде с Джедом не церемонятся, да и зачем, когда он открыто во всем признался, и Алекс даже представить боится, какие чувства гложут Райана в этот момент.

    Вина Джеда ощущается как проволока, сдавившая горло до синюшных следов. Но то, что чувствует Райан… Обычно у Алекс не возникает проблем с тем, чтобы описать чужие эмоции через набор витиеватых метафор, но для Райана у неё не находится подходящих слов. A B C#m восьмеркой и сдавленный всхлип вместо заглушки. Или, скорее похоронный марш, но на гитаре его сыграть непросто.

    Алекс хочет как-то помочь, но в глубине души у неё свербит страх, что Райан на неё все еще злится, ведь это именно она вскрыла загноившуюся рану, о которой никто не вспоминал уже много лет. Но игнорировать его дальше уже нельзя: если Алекс никак не поможет, то будет жалеть об этом ещё сильнее. Если он хочет ненавидеть её – пусть ненавидит, только не держит свой гнев в себе [с Шарлоттой это ничем хорошим не закончилось].

    Алекс набирает сообщение в окне диалога текстового мессенджера.

    приходи к озеру через полчаса. пожалуйста
    01/06/2019 11:43 AM

    +3

    3

    Хорошо.01/06/2019 12:03 AM

    Чтобы набрать одно короткое слово у Райана уходит пять минут.
    Еще шесть — чтобы перестать сверлить зависшим взглядом мигающий на экране смартфона курсор и быстро тапнуть по кнопке «Отправить». Пока не передумал.
    С мыслями, казалось, он собирается намного дольше, но к порядку в голове так и не приходит.

    И чем дольше он смотрит на сообщение Алекс, тем ярче вспоминает, как чувствовать что-то кроме бескрайнего ничего, в котором он тонет последнюю неделю.

    Возможно, стоило бы написать еще что-нибудь, а не ограничиваться одним сухим, сдержанно односложным ответом.
    Ему же хотелось, черт возьми, поговорить. Не замыкаться в себе, не бежать на внеочередное дежурство и до поздней ночи задерживаться на вечернем патруле туристических тропок, не донимать каждого второго жителя Хэйвен-Спрингс однотипным: «Вам требуется помощь с чем-нибудь?»
    [как будто это избавит его от отцовского клейма]
    Просто поговорить, пока не стало хуже.

    Но пальцы замирают над экраном, и не заставить себя набрать еще хотя бы одно слово.

    Райану на самом деле не хватало Алекс, и одиночество, с которым он сроднился за последнее время, превратилось из спасательного круга в петлей затянутый на шее груз, что тянет на дно.
    [тебе еще есть, куда падать ниже, Райан?]
    Он гипнотизирует пустое окошко диалога: нужные слова отказываются идти на ум, а те, что пытается оформить в связный текст, стоит перечитать, уподобляются бессвязному бреду, за сумбурностью которого теряется истинный смысл.

    Это ведь не должно быть настолько сложно, разве нет?

    Но Райан слово проходит курс принятия в ускоренном темпе и без предварительной подготовки.
    И без возможности пережить по-настоящему, обдумать и отпустить, как полагается.
    Оно гложет и грызет, не давая и минуты передышки.

    Тянется за ним с самого собрания в «Черном Фонаре», когда так сложно признать вину отца в чем-либо [он ведь герой], но так легко поверить, что это Алекс, прошедшая через кошмар наяву, нуждается в срочной помощи и тщательном уходе [о ней ведь говорят слишком многое]. Даже когда отец переходит на личности, теряет голову и перестает быть собой, Райан не может — отказывается — верить, тупо мотая головой, как щенок, выброшенный на обочину. Так сложно сосредоточиться, так сложно понять, где правда, а где ложь, вскрывшаяся спустя годы.
    Позже, оставшись наедине с собой, Райан ненавидит себя за каждую из этих проклятых мыслей, что он допустил в адрес Алекс.
    Но что ему еще оставалось делать?
    Семья всегда на первом месте — так ему говорят на протяжении долгих лет. Не девчонка, которую ты едва успеваешь узнать за пару недель.

    Навещая отца за решеткой участка, Райан с трудом держит себя в рамках и не переступает границы.
    И это, блять, непросто.
    Ему хотелось бы повысить голос, из-за чего Пайку, профилактики ради, наверняка пришлось бы временно закрыть его в соседней камере, пока не остынет. Хотелось бы кричать и дать сдерживаемым обычно эмоциям волю, чтобы достучаться до отца и добиться ответов. Оправданий. Хоть чего-нибудь, кроме смиренного «мне жаль». Так было бы проще, чем видеть Джеда сдавшимся, будто все для себя уже решившим.
    В себе Райан подобного смирения найти не мог, и невольно чувствовал, как детская обида застилает глаза, точно красная пелена.

    Когда настырный журналист вылавливает его у участка и наседает с вопросами, Райану больших усилий стоит не оттолкнуть придурка в сторону, а процедить сквозь зубы:
    — Никаких комментариев.

    Когда такой же придурок караулит его у рабочей будки, Райан приходит в себя лишь после того, как сжимает чужой воротник в стальной хватке и впечатывает урода в деревянную стену.

    После суда не остается ни разочарования, ни тоски, ни ненависти; уходит чувство обмана, навязчивое, словно чей-то внушающий шепот, повторяющий: «Тебе лгали всю жизнь», которому волей-неволей начинаешь верить.
    Эмоции не исчезают, но сплетаются в тугой ком. Игнорировать его, погасить пыл и принять стало в какой-то момент проще, чем разбираться в чувствах. История с «Тайфоном» остается позади, отец теперь далеко, а жизнь продолжается.

    Ведь так?

    Об этом ведь и повествуют все эти дурацкие фильмы, которые крутят по кинотеатрам в середине лета: каждый маленький городок полон скелетов в шкафу, но затем все встает на места и не остается больше тайн.

    Героем не такого фильма Райану хотелось быть.

    — Алекс, — он негромко зовет её, давая понять о своем присутствии. Встает с причала поспешно — взволнованно. — Как… как ты?

    В случае с Алекс скрывать эмоции не получится, но ему ведь ничто не мешает попытаться, верно?

    Отредактировано Ryan Lucan (2022-07-23 20:33:38)

    +1


    Вы здесь » shakalcross » фандом » take me home


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно