эпизод недели: say your prayers
пост недели:

Ви смотрит внимательно. долгих шесть секунд не моргая и не дыша. просто потому что ему нужно держать себя в руках. просто потому что фраза «Сумасшедшая чувствительность — не всегда плохо» забирается глубоко под кожу, сбивая сердечный ритм. словно школьник, которому гормоны в голову ударили. хотя дело не в возрасте. и в его случае – гормоны могли легко ударить в голову. вынужденный большой глоток газировки, чтобы смочить горло и отвлечься на несколько секунд. читать далее

    shakalcross

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » shakalcross » фандом » 【あなたの側で】


    【あなたの側で】

    Сообщений 1 страница 7 из 7

    1

    by your side
    draken ✦ mikey
    https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/437/755163.jpg


    эпоха токийской свастики ушла. остались вопросы и недосказанность.


    +3

    2

    он вызывает капитанов каждого отряда выйти из строя. благодарит каждого. довольно оглядывает толпу.
    никто не понимает, как реагировать на сказанное. пересматриваются, пытаясь найти подсказку в другом. но никто из них не знает. никто и не мог подумать, что такое случится.
    как?
    ведь они только одержали победу. вышли на новый уровень. вот все то, к чему они стремились. а теперь снимите свою форму и уберите ее вместе со своими амбициями на верхнюю полку подальше от посторонних глаз.
    потому что так решил майки.

    — и, наконец, вице-капитан, рюгуджи кен.
    дракен делает шаг вперед, услышав голос майки. смотрит на него прямо — сомневаться в лидере при толпе он не может себе позволить. как и промолчать. говорит ему правду — это эгоистично — но разве есть у них выбор? без майки и его харизмы они бы сейчас не находились здесь. и без него же они не смогут идти дальше — об этом он тоже говорит.
    говорит правду. как есть. он ведь, действительно, в это верит.
    — возражений к решению лидера нет. спасибо, капитан!
    но здесь он позволяет себе сказать неправду.
    прижав руки к бокам, он склоняется в поклоне — и жест этот отсекает все сомнения в рядах. гул и перешептывания стихают, и все радостно скандируют название банды.

    майки в своих действиях не сомневается.
    вот только он забыл ответить на один важный вопрос — и что нам теперь делать?

    кен в действиях майки сомневается.
    спешка и самоуверенность сано выбивают складность той истории, что он им пытается скормить.
    кен беспокоится — и все больше своего внимания обращает на майки. на его горделивую улыбку и радость. ведь решение его приняли и поддержали. никто не разоблачил его план.
    и никто не посмеет оспорить.

    кен и не хочет.
    он хочет понять — почему? он же обещал создать такую банду, что будет защитой для каждого.
    но смог ли он защитить тех, кто дорог ему?

    все, кто дорог майки, мертвы.
    и дракен тоже должен быть в этом списке, но дар такемичи предотвратил это.
    и даже с этим даром они уже потеряли многое.

    растерянность — пройдет ли она? — сдавливает кишки не хуже удара от сильного противника в драке.
    и если в бою он мог замахнуться кулаком и дать отпор, то сейчас он этого сделать не мог.
    может, майки все же прав?

    на байках по полупустым улицам они гоняют еще долго.
    после собрания все расходятся, еще не до конца осознавая, что оно было последним. они поймут это позже — когда в привычной рутине не будет собраний, забивов и гонок на байках.
    дракен с трудом верит, что все они станут на путь истинный. скорее всего каждый из них продолжит свой путь — они найдут себе новые банды или создадут свои.

    — майки, лови.
    дракен возвращается к мотоциклам и бросает прямо в руки сано шоколадку, что он только что вытащил из автомата.
    они останавились на заправке. больше тут никого, поэтому спешить им не обязательно.

    начать разговор он решается не сразу — сейчас ошибится нельзя. нельзя спугнуть его или надавить. этим ничего не добьешься. как и нытьем о том, как ему жаль. и всем жаль. и все это очень печально.
    — и что же будет дальше, майки?

    +3

    3

    [indent]  [indent]  [indent] [indent] Сегодня я распускаю Свастонов.
    [indent] Слова, что вызвали резонанс буквально у каждого, кто услышал эти слова на площади храма Мусаси.
    [indent] Решение, что Майки принял с тяжёлым сердцем и чувством, словно от себя оторвал заживо что-то важное, родное.
    [indent] Майки знает, что они все думают: кто-то осуждает; кто-то расстроен; кто-то злится; кто-то разочарован; кто-то обижен; кто-то растерян. А кто-то всё вместе взятое.
    [indent] И прекрасно понимает и принимает чувства каждого из них.
    [indent] Тем не менее, он - лидер. Ему до последнего нужно излучать уверенность в своих словах. Сомнения, даже малейший их проблеск здесь ни к месту. Лучше свернуть эпоху свастонов на пике её величия, нежели, спустя года, наблюдать, как банда прогнивает насквозь вместе с предводителем.
    [indent] Об этом Майки, конечно же, молчит. Лишь произносит торжественную прощальную речь. Благодарит всех командиров за верную службу, гордо улыбается, глядя на Дракена, что удивлён не меньше всех остальных, но держит лицо и не смеет при всех сомневаться в лидере. Поведение, достойное вице-президента, и по совместительству лучшего друга.
    [indent] Они расходятся не сразу. По крайней мере уже бывшие командиры. Как бы то ни было, конец группировке вовсе не означал и конец их дружбе. Хаккай предлагает идею закопать капсулы времени с посланиями самим себе, и её дружно поддерживает каждый из них, решив сделать это спустя неделю. А через 12 лет 19 июня они соберутся снова, чтобы отдать дань доброй ностальгической традиции и прошлому.
    [indent] Майки уже знает, что среди них его на месте встречи не будет. Не место такому, как он, среди нормальных людей.
    [indent]  [indent] Не место.
    [indent] Пока они катаются на мотоциклах, эта мысль гулким эхом отдаётся в черепной коробке, а рассказ Такемичи прокручивается в сознании рваными, окрашенными в красный кадрами. Майки не сомневается, что его ещё долго будут преследовать кошмары, но он благодарен Ханагаки за искренность. Она действительно дорогого стоит.
    [indent] Стоит остро лишь один вопрос: что делать дальше?
    [indent] Брошенный в его сторону предмет Майки ловит практически рефлекторно. И уже после выныривает из пучины собственных удушливо-тяжёлых размышлений, разглядывая рассеянно батончик в цветастой упаковке. Майки любит сладкое, никогда от него не отказывается, и Дракен об этом знает. Но сейчас почему-то не хочется.
    [indent] На душе так паршиво. Голову посещает только один гениальный план: в один [не]прекрасный день отмудохать собственноручно своих друзей так, чтобы они его возненавидели и отвернулись, и чтобы стыдно было показываться им потом на глаза. А затем уйти, чтобы больше никогда не появляться в их жизнях и более не навредить. Почему именно избить? А что он ещё в принципе умеет в этой жизни? Дипломатично провести переговоры, да устроить голосование с поднятием рук? А потом собрать письменные согласия с подписями «за» и «против». Да, конечно, так он и поступит.
    [indent] Майки не дурак, он прекрасно понимает, что сам тогда погрязнет в пучине своего одиночества и безумия. Ему повезёт, если снаркоманится где-нибудь в подворотне, в компании малознакомых торчков с дешёвой травкой, не сделав ничего более ужасного. Он прекрасно понимает, что не вывезет, но ради спасения друзей от себя же самого он это сделает не колеблясь.
    [indent] Майки склоняет голову чуть набок, глядя на Дракена, оттягивая момент, когда всё же придётся дать честный ответ на заданный вопрос.
    [indent] Это лицо для пятнадцатилетнего пацана слишком мужественное и точёное, как обычно, выглядит до скрипа в зубах флегматично и не отражает абсолютно никаких эмоций. Казалось, даже набитый на виске дракон пытается передать хоть какую-то экспрессию, своим видом показывая то ли желание напасть, то ли готовность держать оборону. Но сам Дракен, как обычно, профессионально делает рожу кирпичом и глядит куда-то сквозь него, в душу. Будто моментально понимая, о чём думает его друг. Этого придурка нельзя обмануть. Во всяком случае, у Майки это не получается. Он смотрит в это до боли знакомое лицо и медленно, как подхваченная ветром пушинка, успокаивается и расслабляет мышцы тела. Оказывается, ровно до этого момента он сидел в диком напряжении, с силой стискивая свободные пальцы до костяшек побелевших на руле своего бабу, и вжимаясь задом в сиденье, но стоит только увидеть чужую-родную физиономию, как происходит магия дружбы, и все те мрачные мысли, что крутились в голове до этого, как пластинка заевшая, мало-помалу отступают на второй план.
    [indent] Майки слезает с мотоцикла, выдыхает длинно, опираясь на поставленный на подножку верный "бабу" и пожимает плечами.
    [indent]  [indent] — Что дальше? Не знаю, Кенчин. – Дракен наверняка хочет услышать честный ответ и он его получает. — Я пока не думал на этот счёт. Но теперь всё будет хорошо, вот увидишь.
    [indent] Адресованная лучшему другу улыбка быстро погасает. Майки опускает голову, слегка отпинывая носком ботинка попавший под ногу камушек, и озвучивает свои опасения:
    [indent]  [indent] — Злишься?
    [indent]  [indent] Конечно, злится. Или, по меньшей мере, разочарован больше остальных. Для Дракена Свастоны были такой же семьёй, как и для Майки. Последнему стыдно, что он даже не пытался обсуждать своё решение с Кеном. А он ведь имел на это полное право не только потому, что был его заместителем. Перед глазами возникает отчаяние отразившееся на лице Баджи, когда Манджиро объявил о роспуске, и из груди вырывается нервный смешок. Позже и с Баджи предстоит тяжёлый разговор, но сначала Дракен.

    Отредактировано Sano Manjiro (2022-07-06 20:31:36)

    +3

    4

    — не давай мне таких обещаний.
    дракен хмурится и оптимизма сано не разделяет.
    рассматривает его — без любопытства и интереса, бегая глазами, но спокойно, видя его целиком.
    он весь — сгусток напряжения. сжат настолько, что кажется еще мельче обычного. вот-вот взорвется.
    это он от взгляда кена так?
    но стоит дракену заговорить, так майки резко меняется — оживает, сбрасывает то оцепенение, что сковало его так сильно. руки его перестают цепляться за байк так, словно он летит на нем на всей скорости. а угловатость его позы сменяется мягкостью.
    он слезает с байка — одним движением. он снова легкий. неуловимый — и проходится между их мотоциклами. и все же близко не подходит.

    злишься?

    — честно?

    будто он умеет иначе.

    — мне страшно.
    признаться в этом тяжело — ведь разве может им, отбитому хулиганью, быть страшно? они ведь хладнокровно избивают людей до полусмерти, и сами получают увечья, выживая чудом, гоняют на бешенных скоростях, не боясь разбиться.
    но если он не начнет быть искренним первым, складывая перед майки оружие и броню, он первого шага не сделает.
    он будет держаться до последнего — смеяться и улыбаться. обещать, что все будет хорошо, и доказывать, что все в порядке. разве может быть иначе, кенчин? — но внутри него может твориться беспросветный ад.
    он будет думать, что справится сам — но будет лишь сильнее увязать в топком ужасе своего сознания.

    — почему ты принял это решение сам?
    говорит спокойно, не ругая майки или осуждая. глупо, но, кажется, на майки он зла совсем не держит. будто это не он забрал у него и каждого из банды часть сердца. если не все целиком.

    — да, ты лидер. но ты не единственный основатель.
    разве не должны они участвовать в принятии такого решения? это и их ответственность тоже. просто свою долю они вверили в руки манджиро. а тот об этом с высоты своего положения забыл.

    или побоялся?
    зная, что все его поддержут — разве что баджи будет жаловаться, что теперь чаще придется ходить в школу — майки об этом не заговорил.
    ход его мыслей неуловим для дракена.

    и все же решение о роспуске, как и решение об основании, должны были принять все вместе.

    — к тому же говоришь, что и сам не знаешь, что делать дальше.
    но что-то дракену подсказывает, что все же он знает. он знает немного больше, чем остальные.

    он говорил с такемичи.

    что он еще мог спросить у человека, который знает, что будет дальше? — он попросит его этими знаниями поделиться.
    рассказал ли он?
    разумеется — от этого простака другого не жди.
    что он ему рассказал?
    может, оно и к лучшему? может, в мире без банды их, правда, ждет счастливое будущее?
    они все останутся живы — такемичи свою миссию выполнит.
    а они просто будут жить обычной жизнь, заниматься тем, что им так нравится. они перестанут терять то, что им так дорого, наблюдая за тем, как погибают близкие.
    надо только смириться с одной потерей — потерей банды.
    может, обещание майки не пустословие?

    — что он тебе сказал?
    юлить и подбираться к сути издалека дракен не может. потому спрашивает прямо.
    такой прямой удар может застать майки врасплох — он может и рассказать, и закрыться в себе еще больше, спрячась за широкой улыбкой.

    +3

    5

    [indent]  [indent] — Я не обещаю, я надеюсь, – ведёт плечом, пряча не тронутую шоколадку в карман – всё равно аппетита нет от слова совсем.
    [indent] Дракен честно признаётся, что ему страшно. И Майки его прекрасно понимает. Потому что чувствует то же самое.
    [indent]  [indent] — Мне тоже.
    [indent] Ему тоже. Страшно перед неизвестностью. Страшно, что будет, когда чёрный импульс, это персональное безумие, сделает Майки своей марионеткой. Кисаки и Изаны больше нет рядом, но они были всего лишь катализаторами, а не виновниками того, что творится с Майки. В конце концов, шрамы Санзу – свидетели тому, что Майки с детства какой-то... чокнутый. Нормальные дети не калечат других. Сначала это, а в будущем – руки по локоть в чужой крови. И самое страшное – в крови друзей.
    [indent] Ладони, на которые он опускает взгляд, на миг кажутся пугающе глянцево-алыми. Майки смаргивает наваждение и спешит убрать руки в карманы.
    [indent] Хоть вопрос Кена и звучит без намёка на упрёк, Майки и правда неловко что перед Дракеном, что перед Баджи, как сооснователями Свастонов, что он принял решение, не удосужившись узнать их мнения. С другой стороны о чём тут можно было говорить? Он бы всё равно не передумал.
    [indent]  [indent] — Признаться, это было спонтанное решение.
    [indent] Не совсем. После похорон Эммы Майки много времени проводил в гордом одиночестве на набережной, перебирая в голове все возможные варианты прошлого и будущего. А когда Такемичи рассказал часом ранее, как встретился с той версией Сано Манджиро, это поставило жирную точку в решении.
    [indent] Майки поднимает голову, задумчиво глядя на Дракена. Живого, здорового, не подозревающего даже, в какой ад Майки может затянуть его и остальных друзей, если останется рядом больше, чем требуется. А слишком преданный Дракен ведь обязательно поддержит любое решение, которое примет Майки. Даже если оно будет неправильным, глупым, аморальным, – скажет об этом прямо, но будет стоять рядом до последнего. И Мицуя возьмёт с него пример. И Баджи.
    [indent] И чем всё кончилось для них в одной из версий тёмного будущего? Незаслуженной смертью.
    [indent] Что он может тут сказать? "Ты знаешь, я убил всех вас поочерёдно. В общем, был конченным психопатом, позволяющим дёргать себя, как марионетку за ниточки, чужим людям"? Это определённо не то, что хочет услышать Дракен. Не поверит ведь. Или, – что ещё хуже, – станет относиться как к больному. Майки болен, конечно, но такого отношения ему не надо.
    [indent] А ему в свою очередь надо думать о тех, кто всё ещё остался с ним, потому что больше потерь он не вынесет. Ни морально, ни физически. В его душе и так борются противоречивые чувства и на четвёртой космической пролетают такие гениальные идеи, как: создать какую-нибудь новую группировку, не впутывая туда своих друзей, отдалиться в принципе от товарищей, ради их же блага в дальнейшем, или просто пустить всё на самотёк, трясясь в ожидании какого-нибудь припадка, в котором он проломит кому-то голову. Ему всё ещё не по себе после того рассказа Такемичи о будущем, в котором он убил всех своих друзей. Ему было не то что не по себе — его наизнанку от осознания выворачивает и хочется кричать, схватившись за голову, вырывая волосы, да катаясь по пыльному асфальту, проклиная всё на свете. Это сраное осознание того, что у него в любой момент может с лёгкостью произойти короткое замыкание, пугает до ужаса. Осознание того, что внутри него сидит нечто настолько беспросветное и неудержимое, из-за чего он и бровью не поведёт, держа на весу обоюдоострую катану над Дракеном; заряженный пистолет, направленный на Чифую; или смотря в глаза Мицуе, пока он умирает из-за того, что пальцы Майки стискивают горло; или связывая Хаккая, для того, чтобы оставить его гореть заживо в пылающей заборошке... Про Баджи, Казутору, Па и вовсе по словам Такемичи было известно, что они пропали без следа...
    [indent] И всё это настолько паршиво и отвратительно невыносимо, что к горлу то и дело колючим комом поступает тошнота. Майки не хотел верить в это, не хотел верить в рассказ Мичи, но тот кидал факты в лицо, и против них переть было бесполезно. Майки ненормальный, больной, и ему нельзя в таком состоянии находиться в обществе, потому что больше самого себя Майки, боится именно этого — слететь с катушек и навредить тем единственным оставшимся в его близком кругу людям. Потому что после смерти сестры он всё чаще стал замечать за собой непроизвольные вспышки агрессии и тоски, которые со временем переросли в непроницаемую апатию и похуистичное отношение ко всему, что пугает даже больше. Потому что теперь эмоции выуживать из себя получается с трудом, и он не знает, когда именно порвёт трубу, в которой доверху наполнится всё это дерьмо.
    [indent] Тишина, перерываемая лишь стрёкотом цикад, становится слишком затяжной, а сказать хоть что-то надо.
    [indent] Майки не любит врать. Особенно Дракену. Предпочитает не договорить, умолчать, но не лгать.
    [indent] Но рассказать всё, что слышал от Такемичи, категорически не хочет.
    [indent]  [indent] — Свастоны свернут с верного пути под моим руководством, – полуправда, достаточная, чтобы звучать как толковое оправдание. – Не могу этого допустить. Я подумал, что может быть роспуск банды именно сейчас предотвратит цепочку событий, о которых говорил Такемичи. Не будет Свастики, которая не гнушается грабежей, контрабанды и убийств – не будет плохого будущего. У вас каждого теперь есть выбор, как жить.
    [indent] Он подбирает слова с осторожностью, как по минному полю ходит. Нельзя сказать лишнего, как и слишком много недоговорить. Но, кажется, ответ получается довольно складным, от чего Майки устало выдыхает.
    [indent]  [indent] — Кенчин, – прозвище, повторенное вслух скорее для того, чтобы лишний раз убедиться, что перед ним стоит живой человек, а не чёртова галлюцинация, – ты ведь мне доверяешь?
    [indent] Вопрос звучит немного по-детски, глупо, и срывается с губ раньше, чем Майки успевает его осознать. Глупо, потому что он и так знает ответ, но зачем-то уточняет.

    +3

    6

    он говорит о том, чего дракен боялся — банда их приведет не в то будущее, каким они грезят.
    отойти от заданного курса боится каждый в тосве. ведь они ходят по хрупкой границе, где один неверный шаг — и о кодексе чести босодзоку можно забыть. они станут преступниками, а не храбрецами, что бьются за свою честь.
    это предсказуемо.
    став сильнейшей бандой в токио, у них путь один — бросать вызов группировкам, которые связаны с делами более темными, чем драки на заброшенных парковках.
    об этом майки и говорит — грабежи, убийства. не ради этого они создавали банду. в этом майки абсолютно прав.

    — ясно.
    и нет смысла спорить.
    все закончится плохо.
    решение радикальное, но сработает наверняка. иначе же их попытки сохранить банду превратятся в игру с огнем — кто-то да обожжется. такемичи не сможет вечно прыгать во времени, исправляя их ошибки. да и он далеко не всесильный — не всех он может спасти.
    — спасибо, майки.
    он снова его благодарит. на этот раз — искренне.
    теперь ему понятно. ему понятно, чего боится майки — своей силы и влияния, которой он пользуется, ведя за собой остальных. на нем ответственность за жизни большого количества человек. и вести их в тупик он не намерен.

    — каким ты был в том будущем?
    том — ему уже не бывать. банда распущена. значит, таким майки уже не стать. что с ним стало? тот темный ужас захватил его сознание?
    про себя не спрашивает. уже догадывается, что он в этом сценарии мертв — иначе как так получилось, что майки довел свастику до границы дозволенного и позволил себе границу эту перешагнуть.

    [indent] ты ведь мне доверяешь?

    — да.
    смотрит на него сердито, отвечает резко и сразу же, не позволяя ни ему, ни себе засомневаться.
    дракена вопрос сбивает с толку. неужели, об этом нужно говорить? словно кен дал ему повод усомниться  в своей верности.
    — почему спросил?
    возможно, нет никакого сомнения. но есть желание получить более ощутимое подтверждение лояльности дракена. о том, что майки — человек, кен и сам порой забывает.
    поэтому он смягчается — перестает хмуриться и усмехается, криво улыбнувшись ему — и уже не так строго говорит: ты же знаешь. я всегда буду на твоей стороне. какую бы херню ты не натворил.
    кажется, майки забывает о том, что он не обязан нести все на своих плечах. в этом он еще больше стал походить на своего брата. и опыт его он не учитывает.
    забывает, что он не один. у него есть они, его друзья.

    +3

    7

    [indent] Майки окончательно убеждается в том, что Дракен не злится на него.
    Благодарит за честность и Майки с облегчением расслабляет плечи.
    [indent] Дракен не показывает, насколько тяжело ему было принять роспуск банды, и Майки понимает, что ему нужно будет время, чтобы с этим смириться, но сейчас он не упрекает, не пытается переубедить. Просто принимает решение Майки таким, какое оно есть, невзирая на то, что может иметь другое мнение на этот счёт.
    [indent]  [indent] Верит.
    [indent] Майки запинается о вопрос о нём будущем, как если бы налетел на стену невидимую. Замирает и отворачивается, губы поджимая и метаясь между желанием выложить всё как на духу и не говорить вообще ничего.
    [indent] Говорить об этом Майки не хочет. Но он знает, что тогда Дракен при удобной возможности спросит об этом у прямого свидетеля –Такемичи. А тот врать и долго уходить от ответа не умеет.
    [indent] Можно просто не договорить. Кен не глупый – и сам догадается об остальном.
    [indent]  [indent] — Представь худшую версию меня, – Майки глаза прикрывает и улыбается ломано, – и помножь её на трое.
    [indent] Открывает друг потяжелевшие веки, и встречается взглядом с тёмными серьёзными глазами, пытается понять, что Дракен думает на этот счёт, верит ли ему. Баджи, пожалуй, сказал бы, что это ерунда, что Майки, естественно, со своими тараканами бешеный, но даже он не способен превратиться в дикое животное. А Кен... Кен тоже может не поверить. Манджиро и сам не мог [не хотел] верить, пока слушал Такемичи, если бы тот не апеллировал фактами, против которых Майки пойти не мог.
    [indent] В том, что он больной на голову, виноват никто, кроме него самого.
    [indent] Дракена вопрос Майки ожидаемо коробит, но успокаивается он так же быстро. Ответ короткий, резкий, без лишних слов.
    [indent] И Майки нравится так: чётко и по делу. Ему нравятся их отношения с Дракеном своей искренностью, их разговоры чёткостью формулировки и пониманием друг друга с полуслова. Ему нравится Дракен, этот прямолинейный переросток, который вроде как и прогнулся под него, став личной собачкой на привязи, готовой без слов понять и выполнить любой приказ, но всё ещё сохраняет свою независимость и гордость, и спокойно может называть главу Свастонов самыми разными словами и говорить с ним в любой интонации. Смотрит на него сверху вниз своими раскосыми большими глазами, пытаясь в своём взгляде намешивать только какие-то оборонительные чувства показушного хладнокровия. Но Майки-то прекрасно видит там безграничное уважение и преданность, из-за чего Дракен всегда проигрывал эту игру в гляделки и сдавался ему без шанса.
    [indent] А если однажды и правда всё? Пус-то-та. Майки представил, что этих отношений больше нет; что нет больше редкой, но зато искренней улыбки перед глазами, крепкой широкой спины и спадающей на неё косички, которую изредка Майки и сам ему заплетал, или, по крайней мере, пытался. Не будет больше этих откровенных разговоров под тусклый свет звёзд, забивающийся в комнату в предрассветный час, не будет мутных и замысловатых рассуждений о будущем, которое обоим уже было тяжело представить друг без друга. Обязательно проскальзывали слова по типу: «Что насчёт общего дела?», «Может что-то связанное с мотоциклами», «Буду приходить в гости к вам с Эммой». И несмотря на то, что Эммы больше нет, Майки, как бы эгоистично это ни звучало, всё еще не хочется терять эту надежду и эти разговоры.  [indent] Его вгоняет в тихую агонию одна только мысль о потере Дракена.
    [indent] Но это сраное будущее, которое ему поведал Такемичи...
    [indent] Он не сможет. Он просто не сможет навредить ни ему, ни кому-либо ещё из своих близких товарищей. Потому что они – единственное, что осталось у Майки, и что он бы хотел защитить даже ценой своей жизни, а не собственноручно сломать. Он не сможет жить с мыслью, что их всех больше нет. Но сейчас в сознание Майки вплетаются явные ноты эгоизма, ведь он прекрасно понимает, что сам не справится без них. Без мудрого и спокойного Мицуи, улыбчивого и заботливого Хаккая, двух таких одновременно разных и так похожих друг на друга братьев Кавата, внимательного и милого Чифую, безбашенного, но преданного Баджи... И особенно без вот этого ублюдка, который, хоть и норовит постоянно подшутить над ним из-за роста или специально нагрубить, но всё равно приходит по первому зову Майки и исполняет любой его каприз.
    [indent] Столько мыслей в голове, что она начинает болеть. И тряхнув волосами, словно пытаясь тем самым перестать думать чуть-чуть меньше, Майки выживает из кармана шоколадку.
    [indent]  [indent] — Хорошо. Не бери в голову, – легко улыбается, вскрывая обёртку и запихивает половину в рот, невнятно добавляя: – Поехали домой, а? Уже поздно.

    Отредактировано Sano Manjiro (2022-07-29 18:45:59)

    +2


    Вы здесь » shakalcross » фандом » 【あなたの側で】


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно