эпизод недели: say your prayers
пост недели:

Ви смотрит внимательно. долгих шесть секунд не моргая и не дыша. просто потому что ему нужно держать себя в руках. просто потому что фраза «Сумасшедшая чувствительность — не всегда плохо» забирается глубоко под кожу, сбивая сердечный ритм. словно школьник, которому гормоны в голову ударили. хотя дело не в возрасте. и в его случае – гормоны могли легко ударить в голову. вынужденный большой глоток газировки, чтобы смочить горло и отвлечься на несколько секунд. читать далее

    shakalcross

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » shakalcross » альтернатива » На пороге дома [kny]


    На пороге дома [kny]

    Сообщений 1 страница 5 из 5

    1

    https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/61705.jpg

    Akaza & Kyojuro

    Ты поймёшь, как это больно,
    Когда на пороге дома встанешь у дверей.

    Отредактировано Rengoku Kyojuro (2022-06-26 14:00:10)

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

    +2

    2

    В этот раз ему снова повезло, кто-то щедро отсыпал ему удачи в этой демонической жизни. Он не оправдывался, даже не объяснял - поставил перед фактом, что не смог выполнить задание. Прекрасно реакцию предвидел и последствия для себя тоже, сам для себя так решил и ответил сполна.

    Он приведет нового демона, создаст для себя новую Высшую Луну, удовлетворит свой эгоизм и станет сильнее, последнее являлось тем фактором, что всегда толкал его на опрометчивые и сумасбродные поступки. Теперь задумал сделать Столпа демоном, прошелся по краю потакая своему капризу, пережил встречу более опасную, чем стычка с охотником, осталось завершить задуманное, а в этом своеволия и упрямства ему не занимать.

    Ты ведь меня ждешь, Ренгоку?

    Чего демон не выносил, так это города, постоянно находиться среди людей ему было нестерпимо. Рядом с ними он задыхался, чувствуя к ним отвращение, эта удушливая вонь злобы, зависти, подлости и трусости, только разжигала в нем неукротимую ярость и горечь. Аказа лениво наблюдал за толпой внизу, сидя на краю крыши того самого вокзала, откуда несколько месяцев назад в свой последний трип отправился Низшая Луна с одним высшим демоном и одним Хаширой на борту. Несмотря на наступившую ночь здесь светло и ярко как днем. Очередной состав (на этот раз совершенно обычный) скоро отправится по тому же маршруту.

    У людей короткая память, у них полно своих забот, они слишком спешат жить, чтобы помнить о поезде сошедшем с рельс. Пестрая толпа снизу похожа на бурлящий суетливый поток: непрерывная людская речь, смех и крики, такие беззаботные, такие беззащитные. Ночной воздух кажется густым и тягучим от обилия запахов, терпких, сладковатых, пряных. Демон на секунду отвлекается от созерцания толпы на шумную парочку, что явно припозднилась и теперь второпях пытается запрыгнуть в первый попавшийся вагон. Они привлекают к себе излишнее внимание, они слишком жизнерадостны, они сильно пахнут алкоголем и вожделением. Они пахнут жизнью. Аказа брезгливо отворачивается и спрыгивает вниз как только состав приходит в движение, унося в ночь новых пассажиров. Это какая-то людская магия, вот только что перрон наполняла живущая собственной жизнью разношерстная толпа, но стоило последнему вагону скрыться, как вокзал мигом опустел.

    Несправедливо полагать, что если демоны изменили свою природу, встали на противоположную сторону, то они не пользуются благами человечества, не следят за развитием техники, не интересуются событиями происходящими в мире, пусть отношение к людям изменилось кардинально, они все еще сосуществуют в одном мире с демонами. Найти Столпа демону трудно, обычно после встречи с ним уже некому делиться информацией. И совсем другое дело, когда обычный человек ищет другого пусть и не совсем обычного человека. Когда нужно демоны спокойно прибегают к услугам людей.

    Высшая и сам не знает что за такая неуместная тяга к ностальгии в нем проснулась, но ему просто захотелось назначить встречу именно здесь, в этом месте и в это время. Он направляется в небольшой закуток за билетными кассами, неприметный темный тупик, сделай шаг и яркий освещенный вокзал поглотит тебя, но здесь на контрасте, мрачно и затхло.

    - Ты принес, что нужно? - Чуть измененные глаза демона хищно сужаются, скрывать свое раздражение Аказа даже не собирается. Слишком худощавый пожилой мужчина утвердительно замотал головой и запоздало склонил голову, протягивая засаленный листок с нацарапанным мелким подчерком адресом. Ему хватает мгновения, чтобы прочесть и запомнить. Он даже не берет листок в руки, тот теряет для него ценность, как и сам информатор впрочем, мгновенно становясь ненужным свидетелем.

    Он ломает ему шею одним движением, быстро, тихо и безболезненно, если вещь утратила значимость, от нее следует избавиться. Совсем рядом на перроне слышаться шаги и тихие разговоры. Люди проходят мимо, люди стараются не замечать, стараются не слышать. Так было всегда. Даже если бы кто-то кричал или звал на помощь ничего не поменялось. Разве кому-то есть дело, что в какой-то подворотне только что кто-то умер, пока это не касается твоей жизни, пока это не задевает тебя лично, лучше не вмешиваться.

    Демоны не колеблются, демоны не подвергают свои действия сомнениям. Они не жалеют о сделанном, не взращивают ненужных надежд и никогда не чувствуют вину. Демоны утоляют голод, демоны потакают своим желаниям. Они достигают цели, иногда возводя ее до идела. Они алчны и ненасытны в своем стремлении ублажить свое эго. Демоны ломают судьбы совершенно об этом не задумываясь, но и абсолютно к этому не стремясь. У людей все сложнее и чаще всего наоборот.

    Теперь он знает где искать и выдыхает спокойно, напряжение преследовавшее его все это время отпускает. Теперь аномально спокоен в своем предвкушении, набрав воздух полной грудью, сдерживает торжествующую скотскую ухмылку.

    Счет времени потерян. Уже несколько ночей Высшая находится опасно близко к дому Столпа, но все еще далеко, чтобы тот смог вычислить его местоположение. Ему нравится наблюдать, создавать мнимую иллюзию контроля и власти, смакуя каждую минуту. Не упускает из виду ничего, похож на любопытного ботаника с фанатичным исступлением, изучающего муравьиную ферму. Но еще больше приводит в восторг тот факт, что Ренгоку его чувствует, знает что он рядом, давление Луны трудно игнорировать, это не спишешь на ненастную погоду, это скорее похоже на сход лавины, когда не знаешь останешься ты жив или нет. Но с любой прелюдией рано или поздно нужно заканчивать.

    Чуть приоткрывает окно и легко запрыгивает внутрь, впуская с собой свежий полночный воздух. Он струится по стенам, по полу и лишь после заполняет помещение полностью, приносит с собой прохладу, запах земли и озона. Демон облокачивается спиной о подоконник, упираясь в него ладонями, взглядом скользит по обстановке в комнате, начисто игнорируя присутствующего здесь охотника.

    - Думал, обстановка будет более, - перебирает пальцами в воздухе, подбирая нужное слово, - изысканная. Столпам так мало платят? Да и атмосфера тут у тебя не слишком располагающая, я бы прям сказал недружелюбная. Ты не рад мне, Кеджуро? – наконец обращается напрямую, не моргая уставившись на Ренгоку. - Я дал тебе столько времени, мог бы получше подготовиться. Не устал ждать?

    Прошелся кончиками пальцев дробью по подоконнику, демонстрируя полную расслабленность и отрешенность, как будто это и не демон пришел ночью на порог охотника. Но напряжение все же нарастает, растекается так же плавно – вниз по стенам, по полу - как и прохладный воздух из окна. Запах крови щекочет нос, возвращает Аказу назад в ту ночь. Дразнящий привкус прошлого на кончике языка – живое прошлое перед ним.

    [icon]https://i.postimg.cc/QC70th7J/image.jpg[/icon]

    +1

    3

    Наверное, можно проснуться.
    Всё ещё можно проснуться,
    Будто бы после кошмарного сна.
    Наверное, можно вернуться.
    Всё переиграть и вернуться
    К брошенным так неосторожно
    словам.


    Аказа не приходит ни через неделю, ни через две, ни через месяц. Эта звенящая тишина заполняет всё вокруг, забирается под кожу и остаётся там. Сначала Ренгоку знает, что делать. Ему кажется, что знает. Он выкладывает Ояката-сама как на духу, ведь знает: демон будет искать и найдёт, это всего лишь вопрос времени, которого у врага с лихвой. Кёджуро путает следы, внимательнее следит за каждым инцидентом на своей территории, ждёт известий о подозрительных известиях от Убуяшики-сама, но тот молчит. Аказы нет. Аказа как провалился сквозь землю, оставшись при этом где-то в тени, выжидая момент, когда можно будет оттуда выпрыгнуть.

    Но время идёт, тишина затягивается и продолжает звенеть даже среди будничного шума насыщенной жизни Столпа.

    В этой тишине и обнаруживается самый опасный враг.

    Кёджуро не помнит, когда задумался об этом впервые. Просто поймал себя на мысли один-единственный раз и больше не смог от неё отделаться. А она, с каждым днём становясь сильнее и увереннее, лишила его покоя. Одна простая мысль. Простой вопрос.

    Стоило ли оно того?

    Ренгоку спрашивает себя каждый раз, когда ловит улыбку брата, когда видит не в стельку пьяного отца. Когда дышит воздухом в саду, глядя на цвет любимых матушкиных деревьев.

    Стоили они того?

    Сначала Хашира в ужасе эту мысль отгонял, теперь - обдумывает. Были на самом деле пассажиры поезда важнее семьи и близких? Нужно ли не оставить чужих, чтобы в итоге своих покинуть? Мама всегда учила его служить слабым, возводила эту службу в неоспоримую обязанность. Но она никогда не говорила, что делать, если придётся выбирать. Что делать, если служба людям означает разлуку с семьёй.

    Если бы Ренгоку сразился с Лунами, то скорее всего погиб бы и не помог никому. Но выторговал всех, только чего ради?

    Чтобы молчать о том, что сам проиграл?

    Кёджуро больше времени проводит дома и не может отделаться от ощущения, что уже мёртв. Они готовятся к встрече с Луной, он сам готовится, но это не приносит успокоения. Кёджуро обнимает Сенджуро, зарывается лицом в его волосы и дышит, дышит, дышит, никак не в силах надышаться. Кёджуро хочется выть. Или расплакаться. Или сжечь всё вокруг себя до самого пепла. Или уйти и дожидаться, пока Аказа найдёт его - и сразиться. И победить. Или проиграть, обрекая спасённых людей на более мучительную смерть. Ответственность за них бьёт обухом снова и снова, в какой-то момент начинает злить.

    Он не должен об этом задумываться, не должен допускать сомнений, но он задумывается и сомневается. В какой-то момент даже допускает мысль, что ошибся, и отшатывается от неё, как ужаленный. Он исполнял свой долг. Если бы не уговор, с Бесконечного бы, скорее всего, никто не вышел. Если только охотники, которых разбудила бы Незуко. У людей не было и шанса. Но благодаря Кёджуро они живы.

    Отчего же на душе тогда так тяжело?

    Столп старается говорить со своим отцом. Тот остаётся глух, и Ренгоку-младший только поджимает губы, чтобы не рявкнуть, не встряхнуть его за грудки в отчаянной просьбе: "Очнись!". И несказанном: "Мне нужна твоя помощь! Нужна как никогда, ты нужен!". Но Кёджуро уходит, чтобы позднее вернуться снова. Одним вечером они с Шинджуро почти дерутся, терпение совсем сдаёт - у обоих. В какую-то секунду сыну кажется, будто отец что-то понял, услышал наконец-то, рассмотрел, но тот лишь выставил его прочь. Как и всегда.

    Стоила ли эта боль того, что его ожидает?

    Кёджуро перерабатывает её не сразу, ему требуется время, Аказа даёт его сполна, и тишина заполняет всё вокруг. В этой тишине Хашира находит странную полутоскливую отдушину, которая сворачивается под сердцем каждый раз, когда он закрывает за собой дверь, оставляя Сенджуро видеть сны. Когда приходит к себе и подолгу смотрит на плащ, ярким знаменем переходящий от одного Пламенного Столпа другому. Свой Кёджуро подбирал с земли, как ненужную тряпку, отмывал и штопал.

    Ради чего?

    Кому по итогу сдалось это знамя, кроме него? Кому оно останется? Может, и к лучшему, что никому?

    Ренгоку всё-таки решает уйти и встретить Аказу самостоятельно. Он знает, что Ояката-сама держит руку на пульсе и постарается извлечь из этого максимум пользы, только не уверен, что задуманное получится исполнить целиком. Но решится многое, и это факт. У них почти всё готово, когда Кёджуро чувствует демона дома. И тишина лопается в одночасье, превращая эти недели в ничтожное мгновение.

    Аказа возвращается каждую ночь, но никогда не приходит. Сенджуро его не чувствует, отец... кажется, тоже, хотя пару раз Кёджуро кажется, будто видит в его плечах напряженную скованность. Но тот продолжает молчать. То ли не хочет замечать чужое присутствие, то ли озабочен чем-то другим. Кёджуро больше ничего ему не говорит.

    Когда окно его спальни еле слышно открывается, Хашира размыкает глаза и садится, впиваясь взглядом в лицо Третьей. Меч под рукой успокаивает своей тяжестью, но Ренгоку кажется, что он слышит шелест рассыпающего плана. Ведь Аказа нашёл его дом. И может сюда вернуться, если у Кёджуро ничего не выйдет.

    - Не помню, чтобы ждал тебя в гости, - отвечает он, откидывая одеяло и поднимаясь на ноги. Нелепое, должно быть, зрелище, встречать врага в юкате. - Не смей входить в мой дом.

    Кёджуро переступает футон, хмуро глядя на незваного гостя. Тоска за рёбрами вновь раскрывается и потягивается причудливым зверем, а затем растворяется внутри, принимая свою окончательную форму.

    Желание жить.

    И я больше не стану ни мечом, ни весами.
    Разберутся сами. Разберутся сами!

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

    +1

    4

    Хашира уж точно не рад его видеть, но облегчение в его взгляде невозможно не заметить. И причиной этому стал визит Аказы, как бы парадоксально это не звучало. Гнетущая неизвестность в купе с ожиданием тягучим и нестерпимым, хуже этого вряд ли что можно представить. Предчувствие, что привычный знакомый мир может рухнуть в любую минуту, разъедает изнутри куда сильнее обычного страха за собственную жизнь.

    - Не ждал значит. То, что ты спишь с катаной в обнимку говорит об обратном, Кеджуро, – ухмыляется все явственнее обнажая клыки. Не стоит забывать кто именно пришел к тебе в дом. И уйдет такой «гость» только если сам захочет, сейчас в планы Третьей это не входило. – Извини, но я как-то не успел той ночью назначить тебе свидание. Пришлось прийти без приглашения.

    Аказа и не надеялся на теплый прием, демонов мало кто ждет к себе в гости и дом Хаширы не исключение. Тем более, как оказалось, Ренгоку жил не один, и хотя его родственные связи мало интересовали Высшую, эти были интересны. Похожи все ювелирно, но только внешне. Пахли абсолютно по-разному, и возникало ощущение что кроме внешности общего у них ничего и нет, каждый живет в своем отдельном микрокосме, оберегая его от близких тщательно, старательно прячась под созданными масками.

    - Решил слово свое нарушить и убить меня? - многозначительно кивает на катану. К такому повороту Аказа тоже был готов, даже больше – он удивился, что в доме его не встретил отряд из защитников-охотников, ведь присутствие демона не было тайной для Столпа, и все же на помощь он никого не позвал. Либо смирился, либо не хочет больших жертв. Рассчитываешь победить высшего демона, Хашира? Дорожишь своей жизнью, цепляешься, защитить ее хочешь. Только получится ли. Еще ни одному охотнику не удавалось подтолкнуть Аказу к грани, что отделяет его существование от небытия. – Уверен, что сможешь?

    Вопрос риторический скорее. Все убитые им охотники были уверены, что одолеют демона, убьют, отрубят голову, развеют в прах в утренних лучах. Все ошибались. Ценой собственной жизни. И сейчас лишь тебе Кеджуро выбирать: ошибся ли ты там, когда пошел на сделку с демоном или ошибешься здесь, решив начать схватку.

    - Готов к последствиям, если у тебя не ничего не выйдет? - создается ощущение, что демон озвучивает вопросы, которые Ренгоку несомненно задавал себе сам, вот только смог ли он ответить на них. Аказа сел на подоконник, подогнув одну ногу под себя и облокотившись на стену, так привычно и знакомо как будто делал это сотни раз - вот так сидел на подоконнике, задавал неудобные вопросы и рассматривал небо снаружи. И хотя небо сейчас демона интересовало меньше всего, ощущение дежавю ощущалось все сильнее.

    И все же что-то поменялось, Высшая внимательнее всматривается в Ренгоку, понимая, что не ошибся. Тот больше не горит, не светит для него как тогда. Азарт и яростный пыл, такие схожие с жаждой присущей демону, сменил банальный инстинкт самосохранения. Кеджуро скорее похож на загнанного зверя, хищного и опасного, но все же затравленного, ожесточенного и измученного своим положением. И виноват в этом был не Аказа. Куда ему тягаться с настоящими демонами внутри каждого человека. Они изводят изнутри сомнениями, вопросами, подтачивают решительность.

    - Ты ведь не жалеешь ни о чем, Кеджуро? - лишь уточнение, но будто воздух вокруг вдруг стал холоднее. Никаких уговоров и сделок больше не будет. Третья здесь чтобы забрать свое или убить. Но ему почему-то по-настоящему интересно, что чувствует Ренгоку. Он дал ему достаточно времени, чтобы все обдумать, остыть, осознать насколько велика будет цена за спасенные жизни. И готов ли ты ее заплатить?

    - Защитил всех, – произносит не без явной иронии, сощурив глаза и подавшись вперед, - а мог попробовать убить меня еще там. Вдруг вышло бы, вернулся героем, - смешок с губ слетает сам по себе, но глаза по-прежнему серьезны, - или сбежал бы. Родственников прихватил и вперед, доживать жизнь в постоянном страхе, что однажды найдут.

    И тут не лукавит - он нашел бы Ренкогу. Неважно чтобы им двигало – уязвленная гордость, обычная скука или желание вырвать Хашире ноги, чтобы не бегал – отыскал рано или поздно, вытащил из любой глубокой норы, добрался бы до него чтобы шею свернуть и успокоиться.

    - Большой у тебя дом, - излюблено меняет тему и делает вид, что заинтересованно осматривает комнату, хотя за прошедшее время успел изучить почти все поместье, - и семья интересная. Твой младший брат тоже охотник? Ты ему правду сказал? Или наврал что тебе просто нужно надолго уйти? А отцу рассказал? Он поэтому не просыхает, заливает горе разлуки с сыном?

    Вываливает вопросы с непосредственностью ребенка, который хочет знать все и сразу. Ему правда интересно и хочется знать, такое любопытство чужой жизнью ново и непривычно. Казалось бы чего демону интересоваться такими вещами. Такими людскими вещами, к которым он был абсолютно равнодушен. С другими. Не с Ренгоку. Быть может поэтому демоны стремятся быть ближе к людям, пытаются обмануть себя, пытаются имитировать эмоции и чувства. Но обертка как всегда фальшива, Аказа может позволить себе быть участливым и даже где-то понимающим, может попытаться в сочувствие, но по щелчку станет тем кто есть – Высшей Луной – если Кеджуро вдруг вздумает обнажить меч.

    [icon]https://i.postimg.cc/QC70th7J/image.jpg[/icon]

    Отредактировано Akaza (2022-07-08 22:43:44)

    +1

    5

    Кёджуро катану не обнажает. Она лежит в руке знакомой тяжестью, словно якорь, а ещё - как напоминание, кем является старший сын Шинджуро Ренгоку. Он - охотник, воин, он не должен допускать даже тени сомнения, особенно находясь в присутствии демона. Но в этот раз меч остаётся в ножнах, ведь сражаться здесь, рискуя своей семьей, Пламенный Столп не станет.

    Как он вообще позволил этому дойти до такого?

    - Долго же ты добирался, - это не ответ, но ведь ответа Аказа, кажется, и не ждёт. Демон не ступает в комнату, устраиваясь на подоконнике так, словно делает это уже не в первый раз. Наталкивает на нехорошие подозрения, но охотник осаживает себя: не пропустил бы, почувствовал наверняка. От этого не становится легче, но что-то внутри отзывается странным удовлетворением. Кёджуро важно, чтобы Третья не зашёл дальше, оставался не на пороге, но на границе, не вторгаясь в дом. Дом, который Ренгоку любит всем сердцем. - Чего выжидал? Проверял, не придут ли охотники?

    Бьёт не мечом, но ответными вопросами. Смотрит серьёзно, пристально. В глазах - раскалённые угли, которые вспыхнут от малейшего дуновения, только их потревожь.

    - Ты разве не заметил? Я не из тех, кто бежит, - Кёджуро не отступал даже под натиском смертельной опасности, но каждый раз он рисковал лишь собой. До тех пор, пока не подставил под удар самое ценное. Горечь этой ошибки оседает непроходящим привкусом на языке и тяжестью на сердце. Меч всё ещё служит напоминанием, кто такой Кёджуро Ренгоку. Кем он должен быть. - И сожалеть мне о чем!

    Выхватывает себя за шкирку из этого болота, потому что назад идти поздно. Если сделать хоть шаг, спиной можно наткнуться на спящих отца и брата, которым Третьей Высшей Луне противопоставить точно нечего.

    - Не впутывай в это кого-то ещё.

    Но демон сыпет вопросами, а взгляд его загорается тем же заинтересованным огнём, как и тогда, в поезде. Кёджуро шагает ближе, хватка на мече крепкая, но не боевая, равно как и стойка. В этом шаге прорывается подсознательное желание загородить родных от чужого любопытства, а ещё - собственное решение. То самое, которое Ренгоку ещё не озвучил и с которым даже не смирился окончательно пока.

    Аказа напоминает ему сытого хищника, которому интересно понаблюдать, на что способна жертва ради выживания - куда побежит, как бросится? За его вопросами Хашира не видит ничего, кроме насмешки. Отказывается замечать и не желает верить в искренность. Демон желает лишь выбить его из колеи, поиграться напоследок, ведь чем бы ни закончилась их сегодняшняя встреча, один из них перестанет существовать. Какое ему дело, что будет с семьёй Ренгоку, когда Кёджуро погибнет и пропадёт без следа или вернётся с тяжелыми ранами?

    Какое ему дело?

    Какое дело до этого отцу, который остался глух к робким просьбам о поддержке? Впрочем, как бы Кёджуро ни уверял себя в его неравнодушии, сталкиваться со стеной он устал. Наверное, поэтому и оставил попытки достучаться. Наверное, поэтому предпринял самую последнюю - и чуть не выбил эту проклятую преграду вместе с тем, что за ней скрывается. Чуть не уничтожил всё подчистую.

    Но труднее придётся Сенджуро. Его оставлять - сердце ноет и обливается кровью. Его оставлять - невыносимо, словно кто-то рёбра выворачивает заживо. Кёджуро никогда не ошибался, и ему так страшно, чудовищно жаль, что неверное решение в первую очередь скажется именно на брате.

    - Они не охотники, - говорит Хашира. - И ничего не знают.

    Скармливает демону полуправду, умалчивая о том, что не знают они лишь сейчас. Что узнают обязательно, но когда его здесь уже не будет - их с Аказой не будет. У Кёджуро оказалось достаточно времени, чтобы решить, как уходить.

    Оказалось достаточно времени, чтобы совершить ещё одну ошибку, допустить ещё одну слабость. Ведь если попрощаться с ними лицом к лицу, Ренгоку уйти ни за что не сможет. Вместо этого - каждый вечер как прощание, каждое слово как последнее. Всё, что Кёджуро может им оставить, поддавшись своему эгоизму и, чёрт возьми, страху.

    Всегда ли он был настолько слаб? Как только за собой не замечал?

    - Ты никуда не торопишься. Почему? На этот раз до леса бежать дальше.

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/816092.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/990334.png https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/349/915247.png

    +1


    Вы здесь » shakalcross » альтернатива » На пороге дома [kny]


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно