yay. capitalism эпизод недели
хината пишет: Смерть брата изменила меня. Привычный мир перестал существовать, и его жертва была ненапрасной. Он до последнего придерживался своих идеалом и себя самого. В детстве я понятия не имела, как ему приходится тяжело. Как он ненавидит главную ветвь. Как он старается выживать и старается показать свое превосходство. В то время я не понимала, что он просто хотел вырваться из своей клетки, в которую заковали мы. Родиться первым – такая глупость. Судьба. Случай. Разве это правильное решение?читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » альтернатива » suffer with me


suffer with me

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/V5ZagDs.png

[nick]Chisaki Kai[/nick][icon]https://imgur.com/9z6oquv.png[/icon][info]boku no hero academia[/info][desc]<a href="https://shakalcross.ru/viewtopic.php?id=557#p33485" class="link3">кай;</a> but in our story, who is the monster at the end of the book? — oh my love, the monster is <a href="https://shakalcross.ru/profile.php?id=190">time</a>.[/desc]

Отредактировано Diluc Ragnvindr (2021-10-04 15:01:36)

+1

2

[indent] Некоторые дни строятся исключительно на череде случайностей и совпадений. Тойя давно это уяснил, еще когда чистая случайность позволяла уйти прямо из-под носа у копов - вовремя выброшенный камень, которым только что хотел разнести витрину супермаркета в отместку за непроданную банку пива - или же другая случайность защищала от тяжелой руки отца. Совпадение становилось первым звеном в череде событий столь стремительных, что оставалось только с удивлением пялиться на воронку, засасывающую его прямо в новую пучину.
[indent] Сегодняшней судьбоносной случайностью был тот простой факт, что он вообще успел к первой паре. Откровенно говоря, не хотел, не собирался - утро началось с отцовских криков. И с его криков. Они не утихают и тогда, когда он садится на заднее сидение автомобиля. Последний звучат прям перед самым хлопком двери - Тойя старается закрыть ее настолько шумно, настолько сильно, насколько вообще может. Гневная гримаса отца через стекло служит лишь подтверждением, что у него получилось.
[indent] Он старается проторчать как можно дольше в курилке - тянет каждую затяжку с придыханием, долго пялится на тлеющий кончик сигареты. Еще дольше он растирает окурок под подошвой ботинка. Сильно, настойчиво - пока тот не рассыпается в труху, пока фильтр не растягивается по шершавому асфальту тонким слоем пожелтевших от никотинового дыма волокон. После даже успевает попинать торговый автомат на входе в корпус. Смиренная железяка сдается после первого же пинка, великодушно выронив шоколадный батончик - вполне возможно, не доставшийся кому-то более ответственному, кто потратил на него свои деньги, но остался ни с чем из-за капризного механизма. Тойя делает все, что угодно, чтобы растянуть время. Чтобы не успеть. И все равно заходит в аудиторию до звонка.
[indent] Знакомой компании не наблюдается - парень цыкает раздраженно, но злится скорее на себя за присутствие, чем на друзей за то, что они, как и всегда, не явились к началу занятий. Если кто-то из них явится хотя бы к обеду, это уже будет достижением. Вместо приветствия - ехидный смешок со стороны кого-то из одногруппников. "Надо же, посмотрите, кто явился" - Тодороки даже головы не поворачивает в сторону источника звука. Каждый раз одно и то же, одни и те же шутки про "великое появление". Сегодня не было настроения отшучиваться в ответ. Брезгливая отмашка рукой - металл множества колец поблескивает угрожающим подобием кастета, дополняют картину сбитые костяшки. Одногруппник давится шуткой, затыкается, но лишь затем, чтобы буркнуть своему дружочку что-то про отморозков и отцовские деньги.
[indent] Сумка летит на стул громко, падает тяжело - не под весом учебников, их там не было уже давно. Одна тетрадь под все предметы, на которые он таки соизволил явиться. А вот другого хлама найдется на все случаи жизни - или на все случаи ночевки вне "родного" дома. Тойе требуется долгие полминуты, чтобы сообразить, что соседний стул занят. Взгляд голубых глаз долго мечется между собственной сумкой и коленями в черных  брюках.
[indent] — Бессмертный что ли? Съебал, — слова выдыхает сквозь зубы, не успев поднять головы. Чужие колени к угрозам глухи, однако - наверное, стоит смотреть все же в лицо. Тойя кривит губы, щурится недовольно - затем удивленно, когда натыкается на лицо совершенно незнакомое. Незнакомое, но чертовски красивое.
[indent] Коротко оборачивается - заинтересованные одногруппники не отрывают глаз, жмут плечами в ответ на немой вопрос на лице Тодороки. "Новенький" коротко бурчит кто-то из девушек, расплывается в обольстительной улыбке, до которой, в прочем, ни ему, ни новенькому дела нет. Вновь вцепляется пронзительным взглядом в новичка - оценивает и от собственной оценки раздражается так, что толкает коленом парту. Все, чтобы привлечь его внимание - как он вообще посмел сесть на его место?
[indent] — Ты вообще кто? — он и сам не верит, когда слышит собственный предательски тихий голос. Неужели всему виной это чертово лицо? Или просто утро - не лучшее время для хулиганов?

[nick]Todoroki Toya [/nick][icon]http://images.vfl.ru/ii/1633853469/65c8be2e/36192452.png[/icon][info]boku no hero academia[/info][desc]<a href="ссылка на анкету" class="link3">тойя;</a> this love sickness I endure ‘cause you're the symptom and the cure;[/desc]

Отредактировано Count Lucio (2021-10-10 12:04:18)

+1

3

Поступление в новый университет даётся с некоторым усилием. Кай долго уговаривает себя, что он готов, что это просто дело привычки — привыкнуть к самому себе и перестать делать всё с таким неимоверным усилием. Дядя в нём уверен — и добр к нему, вот незадача. Добр, насколько вообще может быть добрым босс якудза. Каю хочется доказывать ему, что он не справится. Хочется доказывать себе, что он победит эту слабость.

Стресс выливается в безразличный штиль, который сменил бушевавший накануне шторм.

До университета добирается на такси, не желая в первый же день выделяться огромным внедорожником с насмерть тонированными стёклами. Дядя недовольно хмурится, но позволяет вольность — с улыбкой надеется, что ничего «такого» в первый же день не случится.

В любом случае, однажды слухи о том, частью чьей семьи он является, всё равно поползут — и тогда скрываться точно не будет смысла. А пока что… пока что можно прикинуться кем-то обычным.

Возвращение в Мусутафу наконец добирается осознанием только сейчас, когда он стоит у лестницы главного входа в университет. Он был тут раньше, когда подавались документы и улаживались дела с пересдачами и поступлением. Но тогда не было такого ощущения — волнение топит с ног до головы, забирается в горло и вытесняет оттуда дыхание.

Воздуха категорически не хватает, приходится стянуть маску на подбородок. Тут же просыпается ощущение освежёванного, беззащитно открытого лица. Чисаки недовольно хмурится, почесав кончик носа, и всё же находит в себе силы войти внутрь здания.

Аудитория заполнена едва ли наполовину — кажется, в списке учащихся его группы имён было больше, чем присутствующих по факту. Впрочем, может, он лишь пришёл раньше.

Смутное подтверждение второму варианту всплывает ближе к началу занятия, но людей всё равно мало. Словно он волею судьбы угодил в группу, где главной проблемой было посещение и — успеваемость. Уверенность в отсутствии оной становится крепче, когда на соседний стул с грохотом падает чужая сумка.

Кай едва ли заинтересованно поднимает взгляд, отвечая молчанием и на угрозу, и на вопрос. Кажется, его угораздило угнездиться там, где предпочитал сидеть король громких появлений. Буквально одновременно с желанием отвернуться или, о боже, пересесть в аудиторию залетает староста, с которой его уже знакомили ранее. Встрёпанная, угрожающе высокая и крепкая, она шлёпает пачкой листов и тетрадей о пустующий стол в первом ряду и без приветствий сообщает: «У нас новенький. Чисаки Кай. Препод задержится».

Кай нехотя поднимает руку, мазнув пальцами по воздуху, бросает взгляд на безымянного яркоглазого зверька и тонко усмехается, поднимая маску с подбородка и цепляя её на нос. Душная защита тут же добавляет баллов к внутреннему спокойствию.

— Мне и тут хорошо, спасибо, — запоздалый ответ звучит ровно и блёкло несмотря на низкий тон голоса.

[nick]Chisaki Kai[/nick][icon]https://imgur.com/9z6oquv.png[/icon][info]boku no hero academia[/info][desc]<a href="https://shakalcross.ru/viewtopic.php?id=557#p33485" class="link3">кай;</a> comparison is an act of violence against the self[/desc]

+1

4

[indent] Чужое имя впивается в мозг непривычно - раскаленный гвоздь жжет подкорку, оставляет след. Лишь единицы своих одногруппников он знал по фамилиям, часто путаясь, меняя местами буквы, перевирая ударения. Те либо привыкли, либо фыркали, исправляли, сетовали - столько вместе учимся, а знает лишь своих дружков, да и тех окликает по прозвищам.
[indent] Имена в их компании звучат редко, словно защита от того, во что это имя их окрашивало. Тодороки - слышит он и сразу же видит облик отца. Скрещенные руки, хмурые брови, желваки перекатываются под кожей, вот-вот прозвучит громогласный крик, а следом обожжет удар. Тойя - пахнет слабостью матери, пустой яростью, ядовитыми жалобами брату, за которые стыдно, ибо вслух озвученные они стали словно пустыми, дешевыми, веса не имеющими. У других, он думает, было так же, иначе почему они с такой готовностью прикрываются этими кличками, шустро слетающими с языка, простыми как жизнь, которой им бы хотелось.
[indent] Но тут - иное. Тойя проводит языком по губам, оглядывается на старосту вопросительно - та лишь раздраженно отмахивается, кивает в сторону новенького, мол, не ошибешься, он самый. Зажимает между зубов штангу пирсинга, повторяет мысленно чужое имя - пытается ошибиться, пытается убедить себя, что не мог запомнить так быстро мельком услышанное. Но ошибки мозг не допускает - Чисаки. Одними губами повторяет снова - Чисаки - словно пробует на вкус. Горько, словно целебная пилюля, но произносится легко.
[indent] — А, блядь... — звучит уже вслух. Он вкладывает в слова как можно больше раздражения, выдыхает их громко, напоказ. Скалятся одногруппники, довольные чужим ложным дискомфортом  - шикает староста. — Хорошо ему... Комфортно устроился, надеюсь?
[indent] Он зарывается пятерней в светлые волосы, взъерошивает их еще сильнее - шипит тихо, когда одно из колец цепляется за прядь. Сталкивает собственную сумку бесцеремонно на пол. Шумно та падает в проход между рядами, металлическим грохотом обозначает свое содержимое. Тодороки садится рядом с новичком резко - всем своим видом словно старается запугать, доставить шумом дискомфорт. Борется внутри желание заставить его сбежать и надежда, что тот действительно столь же уверен в себе, как и звучит. Острые колени почти упираются в край чужого стула, Тойя почти что вторгается в личное пространство, но остается на тонкой, невидимой грани - ровно столько, сколько нужно, чтобы не коснуться его, чтобы только смотреть внимательно в лицо, скрытое (очень жаль) под маской. Длинные ресницы заставляют нервно усмехнуться, сглотнуть тревожный ком - и вместе с ним желание аккуратно коснуться, проверить, не накладные ли они, не накрашены ли незаметно тушью.
[indent] — Боишься заболеть? Или заразить нас чем-то? — Тойя закусывает губу лишь тогда, когда тупой вопрос уже разрезал воздух. Бестактно - даже по его меркам бестактно. Должно ли его вообще волновать, зачем Чисаки маска? Нет. Волнует ли? Да. Он разворачивается резко - цепляет дыркой в джинсах край стула, чувствует, как кожу жжет отрезвляющая ссадина от шершавого торца. Прячет за ладонью скривившиеся губы и немой мат. — В прочем, забей. Мне не интересно

[nick]Todoroki Toya[/nick][icon]http://images.vfl.ru/ii/1633853469/65c8be2e/36192452.png[/icon][info]boku no hero academia[/info][desc]<a href="ссылка на анкету" class="link3">тойя;</a> this love sickness I endure ‘cause you're the symptom and the cure;[/desc]

Отредактировано Count Lucio (2021-10-24 16:01:20)

+1


Вы здесь » shakalcross » альтернатива » suffer with me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно