shakalcross
дейенерис пишет: Неожиданная ухмылка веселит её. Она старается спрятать улыбку, но губы совсем не слушаются, потому она чуть наклоняет голову, сухо кашляет и снова выпрямляется. Предложение Геральта звучит дельно, если отбросить все шутки. У неё хотя бы будет имя — и это уже что-то. читать дальше

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » завершённое » the north king and the south queen


the north king and the south queen

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

the north king and the south queen
Robb Stark ✦ Daenerys Targaryen
http://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/260/709378.jpg


Они дали друг другу слово. Настало времени обсудить положение вещей и раскрыть друг другу карты.


Подпись автора

от spectre

+2

2

Робб думает, как одеться.
Вообще ему это не свойственно. Благо, даже будучи королем Севера, можно было сильно по этому поводу не беспокоиться - в сущности, существовало три вида одежды. Повседневная, на особый случай и доспех. Выбирай по необходимости, и было тебе счастье и уместность.
Ну и сейчас его выбор заключается не в том, как бы пленить южную королеву своей "красотой невероятной". Он выбирает между последними двумя вариантами. А точнее...
Между совершенно неправильным, иррациональным (а вдруг нет) страхом и пониманием, что надень он пусть даже под одежду кольчугу, рискует испортить все дело, которое только-только начало получаться. Такое проявление недоверия!..
Машет рукой недовольно, и натягивает обыкновенное, из ткани и кожи. Только нож захватывает с собой, да и то - открыто, на поясе, как часть костюма.
С каких это пор он вправе позволять эмоциям руководить его поступками? Будущая королева хочет личной встречи, будущая королева ее получит. В лучшем, подобающем и достойном виде.

Все размещены, все отдыхают, хочется верить, что у Джона, леди Мелисандры и северян действительно все хорошо. Ну, а самого Старка встречают два местных воина - он таких уже видел в тронном зале Дейенерис Таргариен, - и вежливо сопровождают... куда-то. Пока идут, старается запомнить дорогу. Зачем? Да... Так, на всякий случай. Никогда ведь не лишнее.
Они куда-то поднимаются, потом подходят к какой-то двери - ну, логично, - и оказываются как бы... на улице.
Да. Это что-то вроде средних размеров зала, только стена у него лишь одна - собственно, та, где и располагается дверь. В остальном от улицы его отделяет только невысокое ограждение. И все. Балкон такой.
Стол стоит и два кресла.
И Робб не может сдержать легкой улыбки. Это ж надо было бы... Хорош бы он был. Выбирать подобное место для ужина, если планировать недоброе, мог бы только круглый идиот. Зато, разумеется, для подлета драконов место подходящее, но от них бы и полный доспех не спас.
Да и просто... с чего бы ей вообще?! Хватит уже ерундой-то заниматься наконец!
Те воины вышли, здесь в помещении, похоже, один. Не прячется - хорошо.
Весь вот этот осмотр много времени не занимает, разумеется - только несколько мгновений. После этого он уже, как полагается, приветствует легким, в рамках южных приличий, поклоном леди Дейенерис.
Кстати, она все-таки действительно красивая.
Красивая яркой такой, классической красотой, наверняка у большинства мужчин при виде нее замирает сердце и перехватывает дыхание. Только вот ему... Ну вот правда... Думая о женской красоте, все равно вспоминается только, далеко не столь правильное, лицо сердечком и вечно чуть смущенная улыбка. Ладно! Все это не к тому.
- Доброго вечера, Ваша Милость, - говорит он примерно то, что и полагается говорить в подобной ситуации. - Надеюсь, я не заставил себя ждать.
"А она ведь не любит долгих формальностей и дипломатических танцев".
- Благодарю, что пригласили меня. Нам с Вами действительно о многом нужно поговорить.

Отредактировано Robb Stark (2021-09-10 09:13:36)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+3

3

Слова Красной жрицы не выходили у Дейенерис из головы. Её реакция, в отличии от северян, была другой. Она увидела в последней из Таргариен истинную правительницу - того, кто должен занять Железной трон. И не только по праву наследования. Драконья королева ощутила исходящую веру от Мелисандры, и такое подделать было очень сложно. Последовательница Бога Света была искренна в своих словах и ощущениях.

Но сейчас были куда важнее обещания Робба Старка, данные некоторое время назад. Она не доверяла ему целиком и полностью, и было бы глупо, если бы она так поступила. Он не лгал на счет вихтов и долгой ночи из-за стены. Но так же ли он правдив в отношении других своих слов? Старки выступили против короны дважды за столько короткое время. Кто знает, может названному Королю Севера захочется поступить так еще раз, когда угроза минует?

Именно поэтому Дейенерис решилась на личный разговор. Сира Барристана Селми и Тириона Ланнистера она попросила отужинать вместе с другими северянами. Ничто так хорошо не развязывает языки, как отличное вино и воспоминания о былых временах. Ей же предстояло понять кто такой Робб Старк. И хотелось рассчитывать, что он ровно тот, кем кажется.

Подле себя, Кхалиси оставила лишь Миссандею и Серого Червя. Остальных же отослала прочь, чтобы не напрягать гостя количеством воинов, которым надлежало защищать свою королеву. Какими бы не были умелыми воителями северяне, но им далеко до мастерства Серого Червя. И в его присуствии Дейенерис всегда ощущала себя в безопасности.

Её преданные советники, включая Десницу, выразили свое сомнение по поводу такого способа ведения переговоров. Они предлагали собраться за общим столом, но Дейенерис хотелось следовать тому, куда вела её собственная интуиция. А чутьё упрямо подсказывало, что она и Робб Старк должны выяснить все лично, без участия советчиков и приближенных. Ведь это они принесли друг другу клятвы, а значит решения принимать им необходимо тоже вместе.

Девушка успела принять ванну и переодеться к ужину в голубое легкое платье. И несмотря на то, что все казалось выверенным и четким - Дейенерис немного волновалась. Ей было важно, чтобы Робб Старк так же увидел в ней истинную королеву, которой трон принадлежит по праву. Его поддержка в Вестеросе для неё значила очень многое. Это был первый и весомый шаг становлении своей кандидатуры в Семи Королевствах.

Дейенерис любовалась первыми появившимися звездами в небе, когда дверь за спиной скрипнула, впуская гостя. Кхалиси повернулась к нему и сделала несколько шагов навстречу. На её лице покоилась легкая и вежливая улыбка, но не с намеком на претенциозность, как в самую первую минуту их знакомства. Драконья королева была настроена более благосклонно. Пока что.

- Надеюсь, вы хорошо обустроились в своих покоях, - скорее утвердительно, чем вопросительно проговорила она и легким жестом указала на стол. - Прошу вас, вы должно быть, успели проголодаться.

Чуть подобрав полу своего платья, Дейенерис устроилась по другую сторону стола и кивнула Миссандее. Та почти бесшумно подошла и подхватив кувшин с вином, изящно наполнила кубок Робб, а затем своей королевы. После чего принялась раскладывать еду по блюдам, отрезая сочные куски дичи.

- Вам нравится Миэрин, милорд? - Дейенерис подняла свои необыкновенные глаза на Молодого Волка. Обычно она переходила сразу к делам, но сейчас куда большее значение имело то, как держался северянин. И совсем не безупречные манеры имелись в виду. Кхалиси желала увидеть его искренность и честность, понять его. Он явно ощущает себя не совсем уютно, ведь климат и запах здесь совсем иные, нежели на Севере.

Но сейчас Дейенерис могла разглядеть его получше. Настороженность и подозрение мешали кхалиси сосредоточиться на чьей-либо внешности. Но то чтобы это имело значение. Но сейчас она отметила для себя, что Робба Старка природа наградила благородной красотой, лишенной намека на слащавость.

Подпись автора

от spectre

+1

4

- Вам нравится Миэрин, милорд?
И вот что тут скажешь?
Роббу не нравится Миэрин. Не нравится иррационально, потому что здесь для него все "слишком": слишком тепло, слишком насыщенные запахи, причем совершенно любого рода - что в порту, что во дворце. Слишком яркие краски. Он и сам не ожидал, что будет как какая-нибудь романтичного склада леди скучать по нормальной северной природе, но да. Слишком чужие люди. Ему представители "вольного народа" и то кажутся куда как ближе и понятнее.
Ну и? Говорить "Ваш город совершенно прекрасен"? Но общей стандартно-вежливой фразой обходиться не хочется. Однако, и не выдавать же Дейенерис Таргариен вот такого рода... эмоции, что сейчас у него в голове.
Да и в самом деле, она ведь спрашивает - наверное - не о том.
- Я ведь не был в нем, - отвечает ей Старк. - Я был в гавани, во дворце и на равнине. Но в Миэрине я не был.
Подождав, пока леди приступит к еде, он следует ее примеру, и не торопясь продолжает.
- Я не знаю, как здесь живут. Не знаю, довольно ли зерна у крестьян и хлеба на городском рынке. Когда проезжает знатный человек, люди дают ему дорогу, не обращают внимания, забрасывают гнильем или что еще происходит.
А еще вспоминаются слова Тириона, которые он произнес при встрече. Мол, "в городе неспокойно, поэтому без оружия лучше не ходить, не все готовы принять новый порядок", как-то так выразился лорд Ланнистер. Цитировать это дословно Робб, впрочем, не собирается.
- Насколько спокойно ходить по улицам. Буду с Вами честен, вот Север как он есть сейчас мне не нравится, - а ему не нравится, почти физически неприятно в этом признаваться. - Хотя в целом лучше земли - разумеется, лично по моему мнению, Ваша Милость - нет.
А про Миэрин... мало что я могу сказать. Однако, я слышал, что Вы здесь сотворили великие дела и изменили буквально все. Слухи доходили и до Вестероса, а недавно я встретил Джораха из Дома Мормонт.
Ну как сказать, "недавно".
- В смысле, незадолго перед тем, как мы отправились сюда. Он отзывался с восхищением о Вас и о Ваших свершениях. И пусть мой отец признал его преступником, но не доверять ему в этом я смысла не вижу, - тем более, что сведения о драконах оказались правдивыми. Вполне вероятно, что и остальное, рассказанное Мормонтом, тоже верно.

Отредактировано Robb Stark (2021-09-13 08:28:23)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+2

5

Дичь хорошо прожарена, сочится соком, пахнет дымом и пряностями, втертыми в мясо. Дейенерис умело орудует ножом и вилкой, отрезая себе кусочек. Она совсем не торопила гостям с ответом, позволяя тому собраться с мыслями. Робб Старк явно застрял на какой-то внутренней дилемме. Привыкший к суровому климату и холодным ветрам, ему явно было не по себе в знойном Миэрине с его тысячью запахов. И очевидно, что он тщательно подбирает слова, чтобы не обидеть королеву, которой совсем недавно поклялся в том, что примет её и поддержит притязания на трон.

Дейенерис давит улыбку, когда слушает сбивчивые объяснения винтерфелльского лорда. Кхалиси нравилось чужое смущение, которое тщательно прикрывалось уверенным говором и размытыми фразами. Робб пытался играть в политику, но правда была в том, что это совершенно не его стезя. Даже при условии, что люди признали его королем Севера. В силу ли неопытности или молодости или быть может впечатление, которое произвели на него дети Таргариен, но Дейенерис разглядела человека, который готов вести открытый и честный разговор. Но никак не составлять хитроумные планы.

- Иными словами, вам тут не нравится? - Бровка изогнулась вверх, Дейенерис посмотрела прямо на собеседника, отложив вилку. На уголках губ блуждала тень хитрой улыбки. Да и в глазах плясали озорные искорки. Это все, конечно, приятно: как Молодой Волк подбирает слова, как следит за интонациями в голосе и как при этом пытается быть честным с ней. Да вот только Дейенерис его уже раскусила и дала это понять абсолютно четко.

Упоминание имени верного соратника слегка гасит настроение Таргариен. Она сухо кашлянула, затем поднесла кубок к губам. В горле мгновенно пересохло от волнения, которое было не так уж легко скрыть. Много ночей тому назад, кхалиси отправила Джораха излечиться от серой хвори, чтобы он вернулся к ней обратно. И с тех самых пор от медвежьего рыцаря не было вестей. И теперь, услышав от Робба Старка, что Мормонт жив и цел, путешествует по Северу, ей стало спокойнее и тревожнее одновременно.

Драконья королева бросила быстрый взгляд на Миссандею. Та неотрывно и обеспокоенно наблюдала за Дейенерис, понимая, какие эмоции могут вызвать слова о Джорахе Мормонте.

- Когда вы его видели? Как он выглядел? - Это её первая возможность узнать о преданном друге, Дейенерис не смогла ею пренебречь, даже если это было неправильно и неподобающе. - Джорах Мормонт, как вы уже знаете, один из моих ближайших друзей. Верный советник и преданный защитник. Ему пришлось покинуть меня не по своей воле. Он ищет лекарство от одного недуга. И мне хотелось бы знать, нашел ли он его.

Она чуть склонила голову набок, глядя в темные глаза напротив. Дейенерис не ведала, рассказал ли Джорах Старку о своей болезни. А потому не понимала может ли она упоминать серую хворь. Ведь совершенно неясно как к этому может отнестись её гость.

Хотя, исходя из того мнения, которое Дейенерис успела составить о Роббе Старке, то едва ли это вызовет у него отвращение или омерзение. Он мог быть каким угодно, но только не таким. Может быть, им действительно удастся возродить то, что было потеряно её отцом. Уверенность в этом становилась все сильнее.

Подпись автора

от spectre

+2

6

- Иными словами, вам тут не нравится?
Робб больше наблюдает за собеседницей, чем ест (и уж тем более пьет), и в ответ на ее тонкую, с легкой хитринкой, улыбку, улыбается сам.
- Не то, чтобы, - пожимает он плечами, - но для меня здесь чужой край.
"Как и для Вас..."
А вот такой реакции на упоминание имени Джораха из Мормонтов Старк даже не ожидал. Она как будто в лице меняется, и вместо этой чуть лукавой улыбки, вместо обмена любезностями, Дейенерис становится серьезной, и даже, пожалуй, слегка встревоженной. Внимательный у нее такой взгляд.
Он видел ее улыбающейся, видел с трудом сдерживающей гнев, видел царственно-любезной, видел и тогда, когда она торжественно давала слово биться с порождениями из-за Стены. Он видел будущую королеву во многих проявлениях характера, но он еще не видел человека Дейенерис Таргариен.
И честно признаться, эта новая Дейенерис Роббу нравится много больше, чем все предыдущие. Может быть, потому что отзывается это в нем самом глубоко и лично. И дадут ей боги, она никогда не узнает, как это, когда... Не суть важно. В любом случае на вопрос, заданный так, ответ должен быть подробный и уже без всякой игры в слова.
- Мы виделись с ним перед отплытием, около шести-семи недель назад. Сложно сказать, что и насколько его беспокоило, со мной он не откровенничал на эту тему. Выглядел, однако, вполне живым, по внешнему виду не сказать, чтобы плохо себя чувствовал. Не найдя желаемого у нас, он как был с несколькими сопровождающими, так с ними и направился в Цитадель. Скорее всего, сейчас уже туда и добрался. Это почти через весь Вестерос, но все равно быстрее, чем плыть по морю. Но да. К нам он прибыл в поисках мейстера Эйемона. К сожалению, мейстер скончался в преклонных годах. Замена ему если и была бы у нас, то в любом случае, недостаточно... - Робб делает паузу, подбирая правильное слово. - Он говорил о некоей хвори, для излечения от которой нужны лучшие мейстеры. Мейстер Эйемон был лучшим, но его преемник бы таким не был. Сейчас таких можно отыскать только в Цитадели. Я искренне надеюсь, что там он найдет то, что ему нужно.
Больше, пожалуй, Старку и нечего рассказать, но только сейчас он замечает, замолчав, что Стену и Черный Замок машинально называет "у нас", "к нам".
К кому "нам" и у кого "нас"? Где оно вообще для Робба, это "у нас"? Лорд без Винтерфелла и король - или хранитель - без Севера.
- Говоря "у нас", Ваша Милость, - спокойным, ровным голосом продолжает он, - Я имел в виду Черный Замок на Стене, не Винтерфелл. Именно там служил мейстер Эйемон. Винтерфелл в настоящее время не принадлежит Дому Старков.

Отредактировано Robb Stark (2021-09-14 15:13:48)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+2

7

Дейенерис внимательно слушает Робба, отложив приборы в сторону. Беспокойство за близкого человека упало камнем с души, когда становится ясно, что с Джорахом все хорошо. По крайней мере, так было семь недель тому назад, если верить Старку. А у неё не было причин, чтобы не доверять. Тут Молодому Волку не зачем обманывать. И она благодарно улыбнулась ему за добрые вести, которые он принес в стены её замка.

Их разговор незаметно, но все уже уходит от метки официальности к более личному. И это, пожалуй, хорошо. Такие разговоры гораздо честнее. И в чем-то понятнее и приятнее. И хотя Дейенерис не хотелось смешивать политику и человеческие отношение, но иногда это было неизбежно. Или даже необходимо. Людям часто нужно было знать за кем и с кем они идут по дороге.

Однако следующие слова гостя неприятно режут слух. Кхалиси внутренне напрягается, нацеживая на зубцы вилки кусочек мяса, стараясь не подавать виду, что подобное сообщение её напрягло.

- Я не совсем понимаю, милорд, - Драконья королева обтерла края губ салфеткой, а затем пригубила вина из своего кубка. Мысли огненными искрами закружили в её голове, подсовывая самые разные догадки - одна хуже другой. Но любопытнее всего было узнать, почему Король Севера остался без родового поместья и обретается в Черном Замке? Дейенерис словно получила подтверждение всем своим подозрениям после такого откровения. Она честно не торопилась делать выводы, но они сами напрашивались. И все, что Таргариен оставалось - это держать себя в руках. И ждать, пока Робб Старк объясниться с ней.

Дейенерис не нравилось, когда её пытались использовать. Да, угроза существовала и приближалась к Стене - это неоспоримо. После привезенного вихта, в том не осталось никаких сомнений ни у неё самой, ни у её советников. Но не хочет ли Молодой Волк за её счет поправить ситуацию на Севере и вернуть то, чего лишился? Дейенерис была наслышана о произошедшем. И сейчас все кусочки отдельно взятых слухов сливались в единую историю.

- Лорд Старк, позвольте быть с вами откровенной, - отодвинув стул, девушка поднялась и с кубком в руках шагнула к широким перилам, глядя перед собой. - Я дала вам слово. И я не заберу его обратно, иначе грош цена тому правителю, что не держит обещаний. Но вы поступили, по моему мнению, бесчестно!

Кхалиси повернулась к гостю, прямо глядя ему в глаза. Серый Червь напрягся - это читалось по тому быстрому взгляду, который он бросил в сторону Робба. Дейенерис достаточно было лишь кивнуть, чтобы тот пленил северянина. Но Дейенерис не торопилась давать команду. Ей хотелось услышать, что Молодой Волк может сказать в свое оправдание.

- Будет справедливым, если вы расскажете мне всю правду, как она есть. - Дейенерис жестом пригласила его к себе. Сейчас ей и кусок в горло не лез после таких откровений. И досаднее всего в этом было, что она готова была поверить в его искренность. Где-то в глубине души, драконья королева даже надеялась на то, что Робб Старк действительно тот, кем кажется. И сейчас она стремительно теряла эту веру, цепляясь за её жалкие остатки. И, возможно, только поэтому она была готова дать ему шанс и выслушать его.

Подпись автора

от spectre

+2

8

- Я не совсем понимаю, милорд.
Вежливо так. Сдержанно. Только у Робба возникает ощущение, что эта вежливость, как тонкий ледок ранней осенью. Любое неосторожное движение и треснет, сломается.
- Лорд Старк, позвольте быть с вами откровенной. Я дала вам слово. И я не заберу его обратно, иначе грош цена тому правителю, что не держит обещаний.
Он молча кивает, хотя она, наверное, этого и не видит - отворачивается куда-то в сторону улицы, прямая, твердая. Оскорбленная?..
- Но вы поступили, по моему мнению, бесчестно!
...Да.
Даже неосторожного движения не требуется, лед уже подернулся мелкими такими, белыми трещинками. И все бы ничего, только от того, насколько он крепок, зависит не одна его судьба, но и Джона. Возможно, и жрицы. И тех, кто приехал с ними. Наверное, не Севера. Наверное, не войны с Иными, обещала же, хотя кто знает. Но их личная - точно.
Когда Робб замечает изменившееся выражение лица телохранителя Дейенерис (ждет приказа от своей госпожи?), чувство "подобное уже было" снова становится очень ясным и четким. Ярким таким. Но... Почему-то именно сейчас, даже неожиданно для себя самого, Старк успокаивается и перестает внутренне дергаться. Он просто больше никогда не допустит ничего подобного. Просто не позволит, чтобы все пошло не так.
- Будет справедливым, если вы расскажете мне всю правду, как она есть.
- Будет, - и это первое, что он говорит за все это время.
Не торопясь подходит к столу, берет кубок, символически притрагивается губами к вину, и возвращается к Дейенерис. Да что он в самом деле? За ним столько всего стоит, самого важного, а он позволяет себе переживать тут.
- Ваша Милость, уточню сразу: я не прошу у Вас помощи в освобождении Севера от тех, кто сейчас захватил там власть. Старки еще не потеряли честь и разум, чтобы вмешивать другие Дома в персональные проблемы нашего.
Я просил Вашей помощи только в войне с Иными - и я благодарен за то, что Вы обещали ее дать. Это не беда конкретно Старков, даже не одного Севера, а Вестероса и, может быть, человечества. Сейчас Вы можете поверить, что я не преувеличиваю
, - помимо его собственной воли, в голосе Робба звучат отцовские сухие нотки, а не мягкие, плавные "от Талли", более свойственные ему. Он не горячится. Не злится. Но и не оправдывается. И сам не обращает внимания на то, что так же бы говорил и лорд Эддард. Вылезло вдруг откуда-то вот это, его. - Эта война на пороге. Текущий "Хранитель Севера" и не думает к ней готовиться, он больше занят своими развлечениями. И она настолько серьезна в то же время, что не позволяет пока даже о том думать, чтобы освободить наш дом от узурпаторов. Война - дело не одного дня. Одержав победу в Винтерфелле, я не хочу стать лордом замороженных руин.
Но я верну то, что принадлежит мне по праву, как собираетесь сделать и Вы. Вы хотите правды? Меня предали и обманом взяли Винтерфелл - это правда.

Интересно, что она знает о событиях, что привели к его "смерти"? А к потере Винтерфелла? У нее советник - Ланнистер, а второй - Варис. Надо полагать, знает все, либо же узнает, если захочет. Что ж.
- Я совершал ошибки, которые влекли за собой последствия. Но изменником, Ваша Милость, я никогда не был и не буду. Я обещал Вам, что как только я буду в Винтерфелле, преклоню перед Вами колено при полном собрании верных мне лордов Севера - так я и поступлю. Не все на Севере присягнули предателю, и еще меньше сделало это по доброй воле, - и только на этих словах мелькает в голосе что-то эмоциональное, потому что это то, на что Робб надеется... А не то, что должен. - Раньше сделать это я, к сожалению, не вправе. Но слова моего это не отменяет.
Надеется ли он на самом деле на помощь Дейенерис в борьбе с Болтоном? Может быть, от какой-то части. Конечно бы не отказался - зачем бы? Но и в ином случае... Болтон - лишь человек, и с ним можно воевать. С теми, кто за Стеной, воевать фактически невозможно.
Дальнейшее Старк оставляет на ее суд. Он действительно постарался объясниться максимально честно.

Отредактировано Robb Stark (2021-09-14 23:29:28)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+1

9

Дейенерис внимательно слушает Робба, не перебивая. Она взвешивает каждое его слова, мысленно оценивает его вес. И одна часть неё хочет верить, а другая противится этому. И снова кхалиси оказывается на перепутье собственных размышлений. Но этот сложный выбор за неё никто не сделает. Даже больше - она бы никому и не доверила бы. Это должно стать её личным решением, последствия за которое понесет тоже она.

Все, о чем говорит Старк - знакомо не понаслышке. Его рассказ пробуждал старые воспоминания, которые в свою очередь снова вскрывали старые, и уже зарубцевавшиеся, раны. Она слишком хорошо помнит какого это, когда из-за предательства того, кому случилось довериться, можно потерять все. Как погибли Дрого и не проживший и дня Рейго. Как её кхаласар скитался по немилосердным землям беспощадной пустыни, и как быстро редел от зноя, голода, жажды и болезней. И, когда казалось, что ей протянули руку помощи, то это обернулось очередным предательством - желанием забрать у Дейенерис Таргариен последнее в её жизни. Её названных детей, еще маленьких и беззащитных. И она выстояла не вопреки, а потому что. И с тех самых пор верить кому-то - дорогая роскошь.

- Слухи доходили до меня, милорд, однако все считали вас мертвым. Но слухи на то и слухи, чтобы делить трижды, а потом еще дважды, чтобы получить хоть толику правды, - Дейенерис выдыхает, любуясь ночным Миэрином. Этот город расскажет лучше других чем велики её деяния. Конечно, бывшие господа не были довольны сложившимися обстоятельствами и сеяли смуту. Но драконья королева знала, что справится с этим восстанием и выкорчует эту гниль навсегда.

Теперь она лучше понимала, почему Молодой Волк не смог сделать того, чего Таргариен требовала в тронном зале. Он мог быть дать эту клятву, но именно она была бы обманом. Потому что Робб Старк более не являлся хранителем севера, и даже если оставались дома, преданные ему - это не означало, что весь север присягнул на верность. Но это также и говорило том, что данное обещание королевой не более, чем жест доброй воли. Дейенерис поведет своих людей на плаху, но чем это обернется для неё? Даже если армия ночи будет повержена, что останется ей?

Она долго наращивала мясо на кости, чтобы облачить в доспехи и забрать свое. Противопоставить свою силу узурпаторам. И если сейчас она принесет огромную жертву, которая не принесет ничего, кроме убытков... Дейенерис не могла об этом не думать. С одной стороны, она хотела помочь людям, она искренне верила в то, что может спасти Вестерос. С другой стороны она рискует потерять все, остаться даже без поддержки Севера. Хватит ли у лорда Старка сил, чтобы вернуть себе свой дом и своих людей? И сколько времени пройдет, прежде чем это произойдет? И - опять же - где гарантия, что тогда он сдержит свое обещание по отношению к союзнице?

- А что, если этого не случится? Почему вы так уверены, милорд, что сможете вернуть себе Север? И если у вас есть эта уверенность, что почему вы не сделали этого? - Дейенерис сцепила пальцы между собой и взглянула на Робба. Она старалась говорить так же ровно и спокойно, но внутри происходил хаос из целой кучи сомнений и страхов. По-прежнему, оставался вариант прибыть в Винтерфелл и просто захватить его. Едва ли там будет огромная армия стоять на защите. А даже если и была бы, то куда им справиться с тремя драконами?

- Я понимаю, что речь идет не только Севере. И даже не только о Вестеросе, возможно. И я тоже не хочу править на руинах. Но сейчас именно я ставлю на кон все, что у меня есть. Милорд, вы прошли тяжелый путь, полный горечи и потерь. И поверьте, я сочувствую вашей утрате. Вы потеряли почти всю свою семью, и мне это очень хорошо знакомо. Но... - Дейенерис замолкает, стараясь подобрать нужные слова, чтобы объяснить Старку, почему этот трон для неё важен так же, как и судьбы людей. - Я должна вернуть своей семье то, что было вероломно украдено. Я последняя из великой и древней династии Таргариенов. Последняя, кто несет в себе валирийскую кровь - её огонь и её величие. И если я не смогу, то уже никто не сможет. Моя семья будет стерта с лица Семи Королевств и останется лишь в летописях. И со временем, мало кто будет помнить о великой истории, которую вершили мои предки.

Подпись автора

от spectre

+2

10

Что он будет делать, если Старки не возьмут Винтерфелл и Север? Ну, как бы это так сказать. Тогда, скорее всего, лояльность Севера короне станет уже совершенно не его проблемой. Как и то, проведет ли Болтон Север через Зиму хоть как-нибудь или просто окончательно угробит край (что весьма вероятно, однако). Собственная жизнь Робба сейчас имеет значение лишь в контексте того самого Севера, будь то Иные или нормальная и правильная власть в Винтерфелле.
Не выйдет у него - будет дальше действовать Джон. Брат его линию поддержит, здесь он не сомневается.
Не выйдет у Джона - тогда Арья. Где Санса сейчас, Робб не знает.
А и все. Не выйдет у всех - придется людям жить (жить, угу...) под властью отмороженного психопата. И с ним же придется решать вопросы леди Таргариен. Тем или иным способом.
Разумеется, отвечать прямо так вслух нельзя.
Он просто кивает на ее слова об утрате. И о том, что ей это знакомо.
- Благодарю. Да... Взаимно.
- Я должна вернуть своей семье то, что было вероломно украдено. Я последняя из великой и древней династии Таргариенов.
А вот это и все, что она говорит дальше, очень близко и понятно Старку. Должна, да. Как и он должен. И, пожалуй, можно даже допустить, что не только ради вот этого "величия династии", хотя конечно, и это тоже, это она прямым текстом говорит ведь, а еще и по той же простой и банальной причине - на троне должен быть нормальный правитель. Который укрепит, а не развалит страну. По крайней мере сделает для этого все, что в его силах.
"Мы с Вами похожи, Ваша будущая Милость. Только масштабы различаются".
Он видит ее сдержанное спокойствие, и это тоже вызывает уважение. Они сейчас говорят о тех вещах, что крайне важны для обоих, и при этом оборачиваются не очень-то просто, и здесь не так легко сохранить самообладание. Хорошо, когда у обоих получается.
- Я не начал войну за Винтерфелл, - отвечает он ей, - потому что не успел. Слухи - не самый надежный источник информации, я согласен с Вами. Но здесь они были ближе к истине, чем может показаться теперь.
Очень не любит поднимать он такие темы. Но придется. Потому что если не расскажет сам, то вот тут не подскажут ей ничего ни Тирион, ни даже Варис. А непонимания здесь быть не должно.
- Большая часть заинтересованных лиц до сих пор считает меня мертвым, - Робб прячет воспоминания за короткой усмешкой, но не отворачивается. Пора научиться говорить об этом не с Джоном. - Меня не существует, я был убит на свадьбе - известная Вам история. Остальным она известна не хуже. Объявить о себе я намеревался с Севера, куда отправился, как только появилась возможность. Единственный человек, в котором я был уверен совершенно, и которого знал, где искать - мой брат Джон, поэтому я пришел на Стену. Из Черного Замка, оттуда как с... базы, что ли, уже собирался начать переговоры с лордами Северных Домов. А оказавшись там, быстро понял, что сейчас есть вопросы острее и важнее, чем те, что касаются власти. Пусть даже власти в Винтерфелле. И ими пришлось заниматься немедленно.
А насчет ее "что, если не случится"... Ему хочется быть с ней и дальше честным. Не давать ложных надежд, но и не вселять неуверенности. Того хочется, чтобы она увидела всю ситуацию так, как видит ее он. Без бравады и без обреченности.
- Что до моих шансов. Я бы сказал так, миледи - мы все рискуем. Начиная войну, человек неизбежно идет на риск. Вам ведь это хорошо знакомо, - он не с юной неопытной девушкой говорит, а с леди, которая освободила - и завоевала - несколько городов в вообще чужой для себя земле. - Вы несомненно понимаете, о чем я говорю. Я не могу дать Вам гарантии, что обязательно одержу победу, но такой гарантии дать никто, кроме лжеца или дурака, не сможет.
Разве Вы, когда шли освобождать Миэрин, могли быть наверняка уверены, что у Вас получится? Когда начинали здесь войну, или сейчас, когда собираетесь в Вестерос?
Но вероятность победы, как у Вас, так и у меня, достаточно высока. Относительно меня, люди не любят Болтона, нынешнего Хранителя Севера, потому что любить его по его делам не за что, а Старки - законные правители края. Север помнит отца как достойного правителя, помнит и процветание при нем. За мной пойдут. Плюс, знание местности - мы выросли в Винтерфелле, - должно дать нам преимущество. Поэтому я взял на себя смелость обещать Вам лояльность - думаю, я смогу выполнить это обещание.
Поверьте, Ваши слова о том, что у Вашего Дома вероломно отобрали принадлежащее по праву, для меня очень близки. Вы хотите вернуть себе законную власть, вернуть величие своей семье. Это понятно и правильно. И я хочу того же, лишь в масштабах своего края, вернуть Старкам то, что у них забрали, а на Север - нормальную жизнь. Только вот опять же, если заняться этим сейчас, может статься, будет уже все равно, кто и где правил.

По сути, - задумчиво говорит Робб, глядя мимо Дейенерис, - Настоящую угрозу на Юге и в столице пока никто не понимает и не признает. Все, что Вы сделаете, в полной мере оценит только Север. И это несправедливо, на самом деле. Но если оно придет к ним в теплые края, я боюсь, будет уже слишком поздно. Однако, вероятней всего, что Вас в любом случае воспримут положительно - я не очень осведомлен о положении дел на Юге, но насколько мне известно, война всех против всех стране совсем не пошла на пользу.
Он видел Речные Земли, в конце концов.

Отредактировано Robb Stark (2021-09-19 13:28:08)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+2

11

Дейенерис стоит на перепутье. В её голове упрямо сидят две, кардинально разные, мысли, и каждая имеет свой голос. Одна, самая гадкая и паршивая, говорит голосом Визериса. Он утверждает, что нельзя ему верить. Что красиво стелет, да жестко спать будет. Зачем тебе этот Старк, - насмешливо вопрошает тот, - у него и Севера-то даже нет. У тебя же, - продолжает он, - есть огромная армия и драконы. Тебе, - утверждает он, не нужны союзники. Вспомни, - шепчет он, - что ты обещала, когда вырастут твои драконы. Ты - Таргариен! - заключает он, - завоюй Вестерос снова, сожги всех неверных, и остальные упадут на колени.

Другой голос, отчего-то звучит как Тирион Ланнистер. Он более спокойный, не такой истеричный, как голос погибшего брата. Тирион убеждает мягко, бросается логичными фактами. Королевствам не нужен очередной завоеватель. Вестерос и так раздроблен и изнурен постоянным сражениями и войнами. Там правят бал страх, жадность до власти и предательства. Спалив все дотла, кхалиси, вы породите только еще большую злобу. Дайте им правителя, которой принесет мир в их края и перестанет забирать близких на бессмысленные войны. Дайте им зерна в кладовые и скотину в стойло. Дайти им огонь, который согреет их сердца, а не уничтожит их дома.

Дейенерис не может отвергать ни одного из них. Они правы и не правы одновременно. И это ставит драконью королеву в трудное положение. И вместе с тем вспомнились слова жрицы Р'Глора. От них становится немного легче. Голоса Визериса и Тириона затихают, позволяя дать слово её собственному.

А может быть, в этом и есть весь смысл? Может именно для этого она столько времени копила свои силы? Чтобы дать бой той угрозе, которую не под силу уничтожить остальным. Может она должна принести что-то в жертву, чтобы завоевать доверие людей. Чтобы они увидели - она не пришла их порабощать. И она не та, как о ней говорят.

Робб Старк говорит так искренне и так чисто, что Дейенерис все сложнее видеть в нем того, кто собирается предать. Если верить его словам и некоторым фактам - ему не зачем обманывать. Она и для него последняя надежда. Потому что никто из влиятельных семей не поддержит его в войне с Болтонами. Но она, Дейенерис Таргариен, может помочь ему вернуть статус. А для неё это значит, что лорды Севера выступят в её битве за трон. И это уже большой шаг на её пути, который будет преодолён.

- Моя вера никогда не угасала, милорд. Даже тогда, когда мои люди погибали от голода и жажды посреди бескрайней пустыни, а мои драконы были слишком малы. Моя вера всегда вела меня, и вот я здесь. Вас тоже привела вера в меня и в мои силы. Я бы никогда не стояла здесь, если бы хоть раз моя вера покинула меня.

Она снова замолчала. Любые клятвы должны закрепляться действиями, поступками. В конце концов, дарами. Даарио принес ей головы Младших Сынов. Джорах Мормонт привез Тириона Ланнистера и спас ей жизнь, не раз. И она хотела бы получить от Робба Старка что-то, что подкрепляло бы её уверенность. Но как скрепить такую сделку?

- Милорд, как у вас на Севере скрепляются подобные обещания? - Она снова поворачивается к нему с неожиданным вопросом. Может, Молодой Волк подскажет как подобает поступить при таких переговорах.

Отредактировано Daenerys Targaryen (2021-09-19 17:09:25)

Подпись автора

от spectre

+2

12

Робб договаривает, а леди Дейенерис... молчит. Долго. Обдумывает его слова, наверное, а вот что именно думает обо всем этом, какое у нее сложилось мнение? Поверила ли ему? Кто ведь ее знает.
Но он был с ней честен, полностью, и сказал все так, как есть. Не пытался юлить, а то, что ложных обещаний не давал и ничего не приукрашивал - так зачем это нужно? Она ведь сама все увидит на Севере. Так что лучше уже пусть знает сейчас. Им, в конце концов, еще - он все же надеется, что слово свое она действительно обратно не возьмет, как и обещала, - на тот самый риск, что он только что упомянул, идти вместе.
И тут она начинает говорить. Снова такие слова... Хорошие. О вере. В себя и в свои силы.
Хотел бы Робб сказать то же самое о себе.
Однако, если в будущей войне за Винтерфелл он действительно вполне себе верит в успех (если все сложится и пойдет так, как нужно), то вот та, которая главная... В победу действительно верится меньше, чем он готов кому бы то ни было признаться. Тем более, ей. Но, как они и говорили с Джоном, одно дело - не слишком светло смотреть вперед, а совсем другое - перестать за эту победу бороться. Первое - нормально и естественно, второе - неприемлемо.
А леди Дейенерис нарушает вдруг наступившую снова тишину неожиданным вопросом.
- Милорд, как у вас на Севере скрепляются подобные обещания?
"Да как бы..."
Все методы, что он знает, сейчас не слишком хорошо подходят.
- Разные способы есть, - он слегка хмурится, собираясь с мыслями. - Бывает, например, так, что оставляют детей в качестве воспитанников в том Доме, с которым договорились. У нас вообще часто так делается, и чтобы скрепить договор тоже, в том числе.
"Но Ваши дети, боюсь, не слишком подойдут на такую роль, а у меня их и вовсе нет".
- Иногда союз между Домами скрепляют браком, - и это удается сказать спокойно, в конце концов, зачем леди Таргариен его эмоции? Не говоря о том, что вообще самокопания по поводу прошлых ошибок здесь совсем-совсем не нужны. - Если есть подходящие обстоятельства. Потом еще, берут оруженосцев, как правило, из младших ветвей семьи, хотя бывает по-разному. В общем, так или иначе стараются сделать два Дома как можно более тесно связанными друг с другом. Но честно говоря, я даже не знаю, что из всего этого могло бы подойти в нашем случае.
Робб понимает, что ей хочется каких-то доказательств, более надежных, весомых, чем просто данное слово. Но ведь на самом деле, что из всего этого можно ей предложить? Оставить кого-то из северян в качестве оруженосца для нее? Ну да. Нужны они ей.
И не брак же уж. Даже если не брать в расчет... Ничего не брать в расчет, союз и победа важнее, то она ведь на Железный трон хочет, а не стать Старком и в Винтерфелл.
- А как принято закреплять союзы у вас?
Возвращает вопрос. Может быть, Дейенерис и сама знает, чего бы хотела от него в качестве такого вот доказательства? Он так-то в целом готов... не на все, но на многое, чтобы доказать ей, что не собирается ее предавать.

Отредактировано Robb Stark (2021-09-24 23:00:06)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+2

13

- Вы уже знакомы с Даарио Нахарисом, - констатирует Дейенерис, - моим союзником и капитаном Младших Сынов. Некоторое время назад, работорговцы из Юнкая наняли их для войны против меня. Я предложил им биться за меня. Спутники Даарио посчитали, что будет правильным убить меня. Но Даарио выбрал другой путь. Он выбрал меня, и в качестве своей преданности, он принёс мне головы своих товарищей, которые желали мне смерти.

Она внимательно наблюдала за эмоциями на лице Робба, чтобы понять, как он отнесется к такой истории. Может быть, ему покажется жестокой такая кровавая цена, но для кхалиси тот поступок Даарио много значил. И до сих пор она ни разу не усомнилась в его преданности. Но потребовать того же самого от Старка не может. Она просто хотела показать ему, что доказать свою верность можно и другими способами.

Но в данной ситуации, Дейенерис все яснее видела лишь один выход. Она понимала, что рано или поздно, но ей придется вступить с кем-то в брак, если это потребуется. Так почему бы этим кем-то не быть Роббу Старку?

- Милорд, вы хорошо знакомы с историей Семи Королевств? Как я уже говорила ранее, долгие годы Вестерос расцветал под знаменами Таргариенов. А Старки всегда были хранителями Севера. И признаться честно, я бы хотела, чтобы это все так и осталось. Насколько я знаю, ваша семья понесла немало потерь, милорд. Судя по всему, вы доверяете своему брату, раз позволяете говорить за вас. Но почему не признаете его, как должно?

Конечно, это был весьма личный вопрос и, возможно, Молодому Волку не совсем будет приятно дать ответ на него. Но Дейенерис беспокоила мысль о том, кто сможет стать во главе Севера, если не Робб? Как она знала от своих советников, детей Старков было много: Санса, Арья, Бран, Рикон, сам Робб. И Джон Сноу, бастард Эддарда Старка. Но все их следы давно утеряны. Кроме старших сыновей. Во всяком случае это то, что известно драконьей королеве на данный момент.

Брак с Роббом казался дельной мыслью, которую стоило обдумать хорошенько. В таком случае, она, Дейенерис, становится тесно связана с Севером. И тамошним лордам, которые уже величают Робба - Королем, должно прийтись по душе, что он займет место в Королевской Гавани. Но так же она понимала, что он не может оставить Север, а значит, нужна достойная замена на роль хранителя.

- Я думаю, что нам с вами стоит рассмотреть брак, как выгодное заключение нашего союза. И тем самым тесно связать наши дома. Ваши враги станут моими врагами. Но и мои враги будут вашими. Вместе мы сможем выстоять против армии ночи и вернуть Винтерфелл Старкам. Я не заставляю вас давать ответ прямо сейчас. Но вам стоит подумать над этим.

Её голос даже не дрогнул, словно она говорила о чем-то обыденном. В её понимании была проблема, которую требовалось решить лишь тем способом, который бы её устроил. И, было бы хорошо, если бы такой вариант подходил и ему тоже. Она кивнула Серому Червю и Миссандее. Дальше начинались те разговоры, при которых стоит остаться с глазу на глаз. К тому же, Дейенерис была уверена, что Робб не причинит ей никакого вреда. Было видно, что соратникам кхалиси не по душе такой исход, где их королева остается одна с чужаком. И тем не менее, перечить ей никто не осмелился. Серый Червь склонил голову, Миссандея слегка поклонилась и оба, почти бесшумно, покинули помещение, оставив молодых правителей разговаривать о будущем.

Подпись автора

от spectre

+2

14

- Знаком, - подтверждает Робб, и слушает историю про Даарио Нахариса и головы ее врагов в подарок.
И этот сам факт так-то не удивителен. В общем, да, он сам бы не стал притаскивать чьи-то головы молодой леди, пусть и в качестве доказательства верности, но ничего особо критичного конкретно в этом он не видит.
Если бы не один нюанс: Даарио-то по сути получается предателем. Хотя Старк не знает, какие там отношения были приняты среди этих Младших Сынов; не знает и того, каким путем Даарио добыл те самые головы. Но тот, кто способен перебить союзников, чтобы добиться расположения той, кого выбрал... Стоит ли после этого доверять ему?
"Но у нее сила. А пока у нее сила, этот Даарио точно будет на ее стороне", - пожалуй, это вполне себе аргумент, чтобы не пытаться очернить перед леди Дейенерис ее доверенного советника. Но и вполне себе аргумент, чтобы не слишком доверять ему.
- Безусловно впечатляющее доказательство, - замечает только вслух.
А Таргариен переходит к истории Семи Королевств, к тому, что правили Вестеросом как раз Таргариены, а Север хранили Старки, и Робб даже не совсем понимает, к чему она это. Хотела бы, чтоб так и осталось. Логично. Здесь их планы полностью совпадают. Он же ведь и хочет на Север. И в Винтерфелл. И дал ей слово, что признает ее законной королевой, как только будет вправе сделать это официально, так что...
- Все верно, - вставляет он про доверие Джону, все еще пытаясь понять, к чему она ведет.
- Но почему не признаете его, как должно?
"А, правильно, - догадывается (и совершенно не о том догадывается) Старк. - Мы едем воевать, и Вы заранее решили предусмотреть тот вариант, если Винтерфелл останется без Хранителя Севера. Очень разумно". Он и сам думал, что перед сражением с Иными действительно даст Джону право называться Старком. Но...
- Это ведь тоже надо делать официально, - отвечает. - И объявить как должно не было ни времени, ни случая. Что толку было бы из того, что я при братьях Ночного Дозора сказал ему, мол, Джон, ты теперь Старк? Для кого это дальше стало бы аргументом? В глазах лордов он был бы все еще Сноу, незаконно присвоившим себе фамилию.
И ничего неприятного он в этом вопросе не видит. После всего, что они уже обсудили, совершенно нормальный вопрос.
Леди Таргариен молчит, что-то обдумывая, и...
- Я думаю, что нам с вами стоит рассмотреть брак, как выгодное заключение нашего союза.
Вот если у Робба не вылезают сейчас глаза на лоб и не открывается рот, то это только мейстеру Лювину за воспитание большое спасибо, и отцу за характер.
Потому что он ожидал чего угодно.
Нет, серьезно, чего угодно. Но не этого.
А пока она развивает свою мысль, в голове Старка начинают прорисовываться еще далекие, неясные перспективы. Которые складываются, - и хорошо, что есть время, пока она отсылает своего стража и темноволосую девушку, - в какой-то пока тоже отдаленный, но настойчивый, суровый и требовательный призыв.
И звучит этот призыв как "это было бы для Севера хорошо". Неожиданно уверенно звучит.
"Но так я не буду жить в Винтерфелле".
"Что тебе важнее, благополучие Винтерфелла или жить в нем?"

Ответ однозначен и требователен.
"Но..."
"Да, ты не мог оставить на волю Ланнистеров живую девушку, после уже всего, но теперь уже..."

Ответ однозначен и требователен.
Он не может позволить руководить собой своим желаниям и предпочтениям.
"Ты женишься на одной... по выбору. - Да."
Он не может и позволить своим воспоминаниям руководить собой. Тем более.
Это ведь шанс сделать хорошо Северу. Это шанс исправить. Это шанс победить. Если они все не погибнут в войне с Иными, конечно. Это шанс привести свой край в прочное и твердое согласие со столицей, и при удаче вернуть туда благополучие и нормальную жизнь. Если все будет хорошо. А Джон Старк ничем в Винтерфелле не хуже Робба Старка. Так что ж.
Робб улыбается коротко и кивает.
- Такое предложение - большая честь, Ваша Милость, и большое доверие. Надеюсь, это станет разумным и выгодным для нас обоих решением. А после мы вернем столицу законной королеве.
Кажется, не так надо договариваться о вступлении в брак. С другой стороны, подсказывает все то же требовательное чувство, как раз так и надо. Как раз так и правильно. Он и разумом это понимает, и где-то в глубине - ощущением, что все идет правильно, и даже лучше, может быть, чем ожидаемо "правильно".
Торжественная часть договора о браке между тем заканчивается, не успев начаться.
- Я думаю, - говорит он, - нам надо обсудить приблизительные планы. Как скоро Вы хотели отправляться в Вестерос? Я так понимаю, что у Вас есть дела здесь, в Миэрине, которые требуют Вашего присутствия?
"Раз Вы еще не отплыли и без нашего появления".
- Если я могу, я был бы рад помочь Вам с ними.

Отредактировано Robb Stark (2021-09-29 03:07:24)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+1

15

Как должно - эхом отзывается в голове. Её - вопросительным тоном и его - утвердительным. Дейенерис и сама сторонница широких жестов. В прочем, в таких ситуациях не может быть по-другому. Десятки, сотни людей тому должны стать свидетелями, чтобы молва разошлась и закрепилась среди жителей Семи Королевств. В этом Таргариен могла его понять. Хотя и вручила брошь Тириону без триумфальных оваций. В прочем, знак десницы и сам по себе живое доказательство свершенного, без лишних церемоний.

- Понимаю, милорд, - Дейенерис склонила голову, - но после того, как вы едва не погибли - это первое, о чем вы должны были задуматься. У вас нет детей, ваша сестра, - Санса, верно? - ныне носит иную фамилию. А о судьбе младших совсем ничего неизвестно. Вы должны подумать о том, кто может продолжить вашу линию, ваш род. Иначе от великого дома Старков не останется ничего. Как это произошло с моим домом.

Кхалиси скорее давала совет, но впору было самой себе его посоветовать. И, если быть честными, Дейенерис намеренно оттягивала любые моменты, которые могли бы привести к браку. Она не хотела терять свою фамилию - ведь даже её дети не смогли бы продолжить род. И дело не только в том, чтобы сохранить кровь, пусть и разбавленной другой. Но если уже это делать, то только с представителем древнего и уважаемого дома, чья история не менее велика, чем история Таргариенов. Старк прекрасно подходил под эти критерии. К тому же, чего греха таить, он был молод и собой хорош - разделить с ним ложе будет не противно.

И Робб, - хотя видно по глазам, что он удивлен! - разделяет её мнение на этот счет. Очевидно, исходя из примерно таких же размышлений, что и сама Дейенерис. Они оба - представители величайших домов в истории Вестероса. Они оба - правители, пусть и молодые, но любимы своими людьми. Они - молоды и красивы. А что самое главное - их цели совпадают.

- В Миэрине сейчас не спокойно. Мудрым господам не по душе то, что я делаю. И некоторые из них пытаются свергнуть меня, чтобы вернуть все, как было раньше. Они называют себя Сынами Гарпии, сеют смуту и беспорядки, убивают моих людей, они пытались убить меня и моих советников. Как вы могли понять, у них это не получилось. Но я не могу оставить Миэрин, пока восстание не будет подавлено. Иначе, как я могу называть себя королевой, если не могу удержать власть и бросаю своих людей на произвол судьбы?

Робб Старк должен это понимать. Несмотря на все произошедшее с ним, Молодой Волк хочет отстоять своё и вернуть то, что ему принадлежит по праву. Горькая ирония была в том, что их судьбы оказались до боли схожими. И он, как никто другой, способен войти в положение Дейенерис. Теоретически, она могла собрать своё войско и отправиться в поход на Семь Королевств. И будь, что будет с Миэрином. Но совесть внутри, взятая ответственность, желание добиться того, к чему она шла и проливала кровь - все это не позволяло ей двигаться дальше.

Однако, от мыслей её отвлекла тень, которая резко спрыгнула и приземлилась, прямо за спиной у северного гостя. В полумраке блеснула сталь.

- Милорд! - Только и успела вскрикнуть кхалиси, как кто-то сзади схватил её и грубо швырнул. Дейенерис впечаталась в стол, опрокинув кувшин с вином. Её глаза быстро пробежались по поверхности, отыскивая нож, которым они недавно разделывали мясо. Кхалиси успела ухватиться за рукоятку, прежде чем ей зажали рот и с силой придавили руку, заставляя выпустить оружие из пальцев. Страх отчаянно пульсировал в висках - Таргариен казалось, что ей совсем не хватает воздуха. И в какой-то момент её боязнь начала трансформироваться и обращаться в гнев. Кровь в венах буквально забурлила, словно расплавленная магма курсировала по телу. Она изо всех сил ударила ногой противника по коленке. Лезвие чужого меча прошлось по коже на её руке. Но Дейенерис только стиснула зубы от боли. Развернувшись лицом к отшатнувшемуся нападавшему, она заметила, что его лицо зарывала знакомая маска.

Сыны Гарпии!

Подбородок задрожал от гнева, губы скривились. Дейенерис ощущала, как клокочет ярость внутри неё. Она не была намеренна сдаваться, и её жизнь никто из них сегодня не получит! Мятежник метнулся к кхалиси, выставив меч перед собой. Боковым зрением, Дейенерис увидела рядом с собой чашу, где ярко горели угли. Она схватила их голыми руками и швырнула в противника. Огонь не причинил никакого вреда нежной коже, зато не подпустил несостоявшегося убийцу ближе.

Однако, он не долго кружил вокруг неё, и бросился вперед, прижимая королеву к стене и представив лезвие к самому горлу.

Подпись автора

от spectre

+1

16

Да, это Старк понимает: покидать город, пока здесь беспорядки, действительно неправильно. Она хочет оставить за спиной благополучный и спокойный Миэрин, и ему такой подход нравится - вероятно, в Вестеросе она будет вести себя так же, как ответственный правитель. Вот только сколько времени это займет, у них-то его не так много; что там сейчас происходит на Стене, он даже и предполагать опасается. А ведь обратная дорога будет такой же длинной как путь сюда.
Но все-таки она права в этом.
В отличие, между прочим, от вопросов наследования в отдельно взятой семье Вестероса. Точнее, по сути-то да, все верно. Никто не бессмертен, и вопрос с фамилией Джона действительно больше технический, по факту-то Робб все для себя решил. Так будет и надежнее, и вернее. Но вот в роль королевы Семи Королевств она уже, похоже, вжилась очень качественно, и... Да ладно, сейчас в общем-то это споров не стоит, и он просто кивает, не развивая тему.
Так вот, о чем он - насчет Миэрина леди Таргариен определенно права. Бардак за спиной оставлять можно только в крайнем случае, если другого выхода совсем нет. И он уже собирается как раз сказать, что мол да, он мол ее прекрасно понимает, но время, которого нет, тоже как-то учитывать надо...
- Милорд!
Изменившееся лицо собеседницы.
Тихий стук за спиной - как будто кто-то в мягкой обуви приземляется на каменный пол.
Практически одновременно.
Бывают ситуации, когда надо сначала сделать, потом уже думать (хотя обычно лучше все-таки наоборот). Когда тебя предупреждают вот так - это одна из них. Мгновения будто растягиваются, каждое становится драгоценным, весомым, значимым.
Дернуться в сторону, одновременно полуоборот назад. Вовремя! Тусклый блеск клинка - его бы просто сейчас проткнули им. "Бы" в таких случаях тоже не бывает. Не проткнули. Пока.
Старк не думает, не рефлексирует, даже испугаться нет времени. Мозг решает другие задачи: ввязываться в фехтование (чем, ножом?) глупо, разрывать дистанцию тоже глупо, пойти с ним в контакт - они не в песне, а он не легендарный герой.
Пока - уклоняется, каким-то чутьем (а скорее, выучкой, спасибо, сир Родрик, да опытом) угадывая его атаки. Но долго так не пробегать.
Под ногой подворачивается кувшин. Тяжелый и вроде бы прочный. Вспышка-воспоминание (сейчас без эмоций, просто: кувшином можно сделать много). Вариант!
Поднимает его. Попробовать приблизиться на дистанцию удара ножом. Сбивает им атаку, блокируя, как дубиной. Вторую. Хороший кувшин. Уклоняется от третьей, четвертую пропускает, успевая только развернуться и подставить руку, избегая удара в спину. Не до того. Пятая - кувшин все-таки разлетается на куски, но... нормально. Позиция ничего. Есть ли под его многослойной тряпкой доспех, Робб не знает, цена ошибки слишком высокой получится. Выпустив уже бесполезный кувшин, перехватывает чужую руку с мечом и бьет ножом под маску. Отлично.
Из дернувшейся руки выдирает меч. Еще лучше.
Осмотреться надо.
Дейенерис бросается во второго противника углями. Прям руками. Робб мельком отмечает, что обожжется она основательно и лечить это дело будет долго. Также мельком - что рука двигается, значит, не сломана, значит нормально все. Третий мужик в маске запер дверь и сторожит. С ним бы разобраться, но тот второй бросается на Дейенерис и явно считает, что без головы ей будет лучше. Старк не согласен.
Вот только банально ударить в спину - фактически наверняка убить и Таргариен. Да, тип в маске умрет, но уж дернуть мечом и шею перерезать успеет. Как в принципе и после любой другой атаки.
Если только...
Робб просто перехватывает его руку с оружием и тянет на себя, освобождая Дейенерис пространство для маневра. Да, выгодное положение для атаки со спины упущено. Зато и масочный тип ничего не успевает с ней сделать. А вот Роббу еще и удается его зацепить.
Третий бросается подельнику на выручку, оставив без внимания дверь, и несколько секунд они оба заняты - увлеченно загоняют Старка в угол. Он мечник не прекрасный, но неплохой, и удивительно, но совсем не против. Сколько-то продержаться сможет. Лишь бы леди Таргариен не растерялась и не впала в ступор (да не должна же). Открыть ли дверь и позвать на помощь, самой ли чем-то тяжелым со спины оприходовать одного из врагов - Робб за двумя клинками следит, смотреть, на что у нее есть возможность, а на что нету, уже просто не получается.
И лишь бы их только трое было.

Отредактировано Robb Stark (2021-10-03 12:25:30)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+2

17

Злость кипит в Дейенерис, бурлит, что лава в проснувшемся вулкане. Абсолютно все, что она может испытать в этот миг - обращается в одну единицу. Гнев. Она мысленно готовит наказание для всех и каждого, кто хоть как-то оказался причастен к тому, что происходит сейчас. Все эти мысли проносятся за те доли секунд, что острие готово впиться в шею. Но этому случиться не суждено. Робб Старк перехватывает внимание противников на себя, освобождая Дейенерис. Она поспешно покидает угол, оказываясь почти на свободе.

Но в последний момент оборачивается, видя как Молодой Волк храбро бьется с оставшимися двумя мятежниками. И почему-то понимает, что не может вот так сбежать и оставить его одного. Её взгляд снова натыкается на нож, который она пыталась схватить ранее. Кхалиси подхватывает его и изо всех сил вонзает острие в плечо одного из воинов. Кровь брызнула во все стороны, попав на лицо и волосы Дейенерис, оставляя яркие рубиновые капли на белой коже и светлых косах. В ноздри ударил щекочущий мерзковато-металлический запах. Она отступила назад на пару шагов, разглядывая собственные, чуть дрожащие пальцы. Замешательство длилось всего мгновение. И драконьей королеве удалось взять себя в руки и рвануться к запертым дверям своих покоев. Раненный противник бросился за ней, зажимая плечо из которого сочилась кровь. Дейенерис лихорадочно пыталась вытянуть щеколду из разъема, но та никак не хотела поддаваться, словно была вбита по самый корень. Она торопится, то и дело оглядываясь назад и отмечая, что сын гарпии сокращает расстояние между ней и собой.

Время неожиданно растягивается. Каждая секунда превращается в маленькую вечность. И, наконец, кхалиси слышит скрип - щеколда поддается под её напором. Она распахивает дверь и с ужасом отмечает, что та пара безупречных, что всегда стоит на карауле - убита. И прежде чем драконья королева успевает закричать, её настигает убийца. Он грубо хватает за руку и буквально швыряет назад в комнату. Дейенерис впечатывается спиной в стенку и больно прикладывается головой, отчего в глазах начинает темнеть. Сознание путается и смазывается, а все звуки притупились и доносятся откуда-то из-под толщи воды. Дейенерис понимает, что нужно закричать, позвать на помощь. Но вместо этого тяжело дышит, сползая вниз. Но она отчего-то знает, что не умрет сегодня. Нет, только не так. Если Боги действительно есть, то они не даром послали ей сегодня гостей с Севера.

Поэтому возвышающуюся тень Дейенерис совсем не боится. Она даже выдавливает из себя улыбку, больше похожую на довольный оскал.

- Я найду каждого из вас. Я найду вас всех. Ваши дома и ваши семьи. Я поставлю вас на колени и мои драконы сожгут вас дотла! И даже памяти не останется о вас в истории! - Чеканит каждое слово, чтобы он слышал и внимал, на какую судьбу себя обрек. Она была не намерена больше играть в политику - на её жизнь покушались. И несмотря ни на какие договоры - это продолжалось. И это будет продолжаться. Пора было все это закончить раз и навсегда. Эти люди способны понять только силу и смерть. Что ж... Дейенерис Таргариен устроит им встречу.

Немало людей пытались отобрать у неё жизнь. Но где они все? И где она?

Подпись автора

от spectre

+2

18

Что там делает леди Таргариен, Робб так и не успевает увидеть. Но один из нападавших вдруг отшатывается, дергается назад, зажимая плечо.
"Зараза", - мысленно характеризует положение Старк.
Он ей благодарен. Не сбежала. Не предоставила ему одному справляться с двумя врагами сразу. Действовала смело и благородно. Очень смело и очень благородно. Это на самом деле восхищает.
Вот только такая рана - совсем не смертельная, и при должной упертости он может... столько всего еще может, а она-то ведь не воин, и не вооружена!
И хорошо, если успеет открыть дверь и позвать на помощь.
Впрочем, он-то драться умеет. Опять же, пугаться некогда. Злиться тоже.
Воспользовавшись предоставленной ему возможностью, Старк усиливает напор, атакует того, который остался с ним, куда наглее и более открыто. Нельзя сейчас осторожничать, просто нельзя, нет ни секунды лишней. Пока они тут, если там что-то пойдет не так...
Он наступает, делает сейчас буквально все, что может и умеет. И еще немножечко больше. Не только королеву и девушку защищает - союз свой и шанс для родного края. Быстрый, злой, короткий бой - ближний в помещении. Пара ударов пропущена, но пока обходится. Ничего того, что действительно могло бы сильно испортить жизнь. Ошибка собственная - заминка, счастливый случай - без последствий, лезвие только царапает щеку, вместо того, чтобы проехать по шее. Ошибка чужая. А вот врагу так не везет, и уже убедившись, что брони эти ребята не носят, Робб нахально бьет напрямую в грудь. Вытаскивает меч. Нормально.
Теперь - что там?
Леди Дейенерис лежит у стенки и на какие-то очень мерзкие мгновения у Робба возникает мысль, что все. Только это не повод, чтобы... Расстояние до нее он преодолевает буквально одним движением, замечает краем глаза двух местных воинов около открытой двери, но даже "ну ничего себе" проскальзывает где-то только на краю сознания. Ну да, справился с двумя вооруженными мужиками в доспехе. Может, со спины напал. Все равно мощно. Но это ведь опять же не повод. Надо...
И тут Таргариен улыбается.
И говорит.
И такое говорит, что у Старка у самого вот в этот-то момент едва ли рот не открывается. Потому что "я вас найду" - это сильно, а вот "найду ваши семьи и пожгу все к Иным" почему-то наталкивает на воспоминания о том, что только дождь в пустынный зал слезы льет и дальше по тексту. Но конкретно сейчас и это значения не имеет.
Имеет другое: пока он слушает, можно ему меч в спину...
Нет.
"Найду", говорит она. Этот тип нужен им живым.
Это риск, конечно, но оправданный. Свой единственный удар, который в общем-то у него есть прежде чем влезть в новый бой, Робб вкладывает в сильный, горизонтальный, справа. И почти с удовольствием слышит хруст ломающейся кости. Да неужели получилось. С тошнотворным "шлеп" падает на пол отрубленная рука.
Тот отшатывается, рычит и кидается на него врукопашную, в полный контакт, пытаясь к полу прижать и оружие отобрать. Ближайшие мгновения в их возне разобрать нельзя ничего, кто-то кого-то хватает, кто-то кого-то прикладывает об пол, потом... А потом берет верх тот, кто значительно более цел.
Робб держит меч у горла этого мужика. Прямо как недавно один из них у леди Дейенерис, вот только врагу-то помогать уже некому.
И вот только теперь он может выдохнуть. И осознать всю эту ситуацию. Хотя нет. Еще нет. Рано.
- Миледи, - подойти бы к ней и осмотреть, но кто тогда пленного держать будет? Однако, если с ней что-то серьезное, он просто его убьет, и будет помогать, пока не подойдут ее люди. А что там, интересно, где ужинали остальные? Ладно, это Робб скоро узнает. Сперва здесь. - Помощь нужна? Ранены?
Важны не только слова. Важен взгляд, движения, действия. Сказать можно что угодно, хоть вот из желания порисоваться, или не волновать, остальное выдаст все равно.
В коридоре слышатся шаги, гулко раздаются по каменному полу. Старк сжимает губы, ожидая уже любой новой гадости. Но уж очень размеренно и спокойно они звучат. Крадучись, по чужой территории, так не ходят. Наверно.

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+1

19

- Нет, ты сдохнешь сейчас, шлюха табунщика! - Злобно шипит противник, не зная того, что за его спиной северный гость кхалиси уже расправился с его напарником и направляется прямо к ним. Дейенерис предусмотрительно отвернулась, когда увидела взмах меча. Кровь из отсеченной конечности брызнула в разные стороны, попав королеве на лицо. Дрожащими пальцами, она цепляется за стену, пытаясь подняться, наблюдая за борьбой двух мужчин. Место мирного ужина и переговоров превратилось в бойцовскую яму - арену для ристалищ, всю заляпанную алыми мазками проигравших. И на лорда Старка Дейенерис уже смотрит по-другому. Не как на выгодную и подходящую партию. И не как на свой проход в Вестерос. Но как на мужчину, способного отстоять её  саму и её интересы. И не побрезгует искупать руки по локоть в крови врагов, если это понадобиться.

- Я в порядке, милорд, - голос королевы едва подрагивает. Она уже успела подняться на ноги. И хотя голова все еще болит от того, как один из сынов гарпии приложил её о стену, Дейенерис чувствовала себя нормально. Чего нельзя было сказать о двух мертвецах на полу, и всхлипывающем выжившем, крепко зажимающим свою руку. Кхалиси оглядела поле боя, затем услышала шаги за дверью и бросила встревоженный взгляд на Старка. Она осторожно двинулась к двери, намереваясь в случае чего задвинуть задвижку обратно. Проверять себя на прочность в новом раунде совсем не хотелось. Своим людям они нужны оба - и живыми.

- Кхалиси, мы слышали шум... - раздался голос Серого Червя, и Таргариен облегченно выдохнула, открывая дверь и отшатываясь вглубь комнаты. Глава Безупречных быстро оценил положение в помещении и окрикнул воинов, пришедших с ним. Они быстро оказались подле Робба, поднимая покалеченого Сына Гарпий.

- Я хочу, чтобы он жил, Серый Червь. Мы должны узнать, где прячутся его люди и наказать. - Голос королевы звучал на удивление спокойно и твердо. Она бросила взгляд из-за плеча на Старка, затем снова повернулась к Серому Червю. В глазах воина читалось очень отчетливо чувство вины.

- Я не должен был оставлять вас, кхалиси.
- Это не твоя вина, Серый Червь. Ты выполнял мой приказ. Это вина лишь тех людей, что проникли в мой дом.
- Я должен был защищать вас!
- И ты всегда делал это! - Она положила руку на плечо Безупречного. Тот почтительно склонил голову, словно нашкодивший мальчишка. - Проверь наших гостей. Я надеюсь, что с ними все в порядке.

Пока Серый Червь раздавал команды, распределяя обязанности, Дейенерис повернулась к Роббу и приблизилась к нему, глядя прямо ему в глаза.

- Вы храбро сражались, лорд Старк, и спасли мне жизнь. Для меня это очень много значит. Как бы не было ужасно то, что произошло - я вижу, что могу доверять вам. Я уверена, что наш с вами союз приведет Семь Королевств к расцвету и благополучию. - Кхалиси протянула ему свою руку для пожатия. Не считая того, что кожа была испачкана сажей и брызгами крови - ней не было не единого следа.

Подпись автора

от spectre

+1

20

Она, говорит, в порядке. Вроде бы действительно в порядке на первый взгляд.
А когда в дверях появляется этот ее воин со своими подчиненными, который присутствовал здесь на балконе, пока они ужинали, Робб понимает, что и все остальное в порядке. И можно отойти от пленника, меч чужой положить на стол, выдохнуть и понять, что - все в целом-то, оказывается, нормально.
Точнее, конечно, вообще не нормально. Не нормально совершенно, когда ужин превращается в поле боя. Вот вообще, никогда и ни для кого, а уж... Но тут ведь что - отбились же, и оба живы, пленного взяли, и даже оба не пострадали сколько-то серьезно - это, можно считать, в сложившихся обстоятельствах полный успех.
Как ни странно, когда Робб шел сюда и выгонял из головы идиотские (ага, и сбывшиеся абсолютно диким образом) мысли на тему "а не стоило ли мне надеть доспех, а не стоило ли настоять, чтобы Джон его надел", перспектива чего-то такого казалась страшнее. А сейчас... он просто пережил бой. Бывает. Не первый, не последний. Весьма подлое нападение, да, не без того - но не более. Никаких гадостей не всплывает, никаких лишних ассоциаций, несмотря на все очевидные параллели - ну и он не дурак, чтобы специально разное вспоминать и себя накручивать. Честное слово, обдумывать перспективу брака было сложнее.
Защитили важнейший для Севера союз (и себя самих) - вот и ладно. Вот и хорошо. А леди Дейенерис тем временем говорит со своим воином, и Старк мельком удивляется.
"И что он там должен был защищать? Точнее, не что, а кого, но почему? Его же отослали прямым приказом".
Вот только один вопрос действительно заставляет переживать.
Как там во втором зале? Их-то не тронули? Не должны были, но...
- Проверь наших гостей. Я надеюсь, что с ними все в порядке.
К чести леди Таргариен, она думает о том же, и Робб кивает (скорее, для себя), мол, да, спасибо, вот это как раз то, что я бы очень хотел узнать.
А потом она разворачивается к нему и говорит - хорошие такие, искренние слова.
- Благодарю, Ваша Милость, - Старк аккуратно сжимает ее пальцы (странная традиция, пожимать руку леди, но, собственно, почему бы и нет), и вдруг вспоминает те угли. Которые она как раз правой рукой бросала в одного из нападавших. Это... Это как? - Без Вашего мужества мы бы с ними не справились. И, я тоже в это верю, - слегка улыбнувшись, договаривает он. Вот уж кажется, обменялись любезностями, как в самом начале, но за этими красивыми словами стоит, по крайней мере для него (да и для нее, похоже, тоже) теперь куда больше. Значительно больше. Впору поблагодарить этих, да уж... А кого, кстати, хоть?
- Это, кстати, кто вообще были? Чем мы им жить помешали, что они к нам вот так решили на ужин заглянуть?
Увлекательно как получается - сперва чуть не убивают тебя, потом убиваешь сам, а потом уже задумываешься, а кто это такие-то. Но что поделать, они не представились.
И еще... Спросить, что ли. Руку леди Таргариен он давно уже выпустил, но нет-нет, а и бросал взгляд на невредимую светлую кожу. Да нет, как-то оно... "Миледи, а Вы разве не должны были обжечься так, чтобы потом месяц восстанавливаться?" М-да. Звучит слишком уж странно.
Тем временем, возвращается воин, посланный узнать, что там было в зале, где ужинали остальные. И как выясняется, ничего там не было. Ну что ж. И это тоже безусловно хорошая новость.
Теперь, пожалуй, можно пойти и все осознать. Вечер получился совершенно... нестандартный. И все-таки, хочется верить Старку, многое решающий. Может быть, наконец-то, и к лучшему.
Должно же однажды быть что-то к лучшему.
По вестеросскому этикету он на прощание касается губами руки леди Дейенерис.

Отредактировано Robb Stark (2021-10-13 07:49:27)

Подпись автора

Представьте себе, что возможно любить
Страну под названием Север

личная хронология

+1

21

Дейенерис видит, да при том отлично, удивление в глазах Старка, когда тот сжимает её руку. Аккуратно, осторожно, будто боясь навредить. Он видел, как раскаленные угли не причинили никакого вреда? Ведь по всем правилам, на коже должны остаться ожоги. Однако, Молодого Волка никто не предупреждал о том, что один из многочисленных титулов королевы, - Неопалимая, - имеет самое, что ни на есть, буквальное значение. Что ж, кхалиси не собирается ему сейчас объяснять, что огонь не может причинить вреда тому, в ком течет настоящая драконья кровь. Часть Древней Валирии, все еще живущей в нынешнем мире.

Но если бы Робб задал бы прямой вопрос - она бы ответила.

Но король Севера этого не стал делать, уводя разговор в иное русло и старательно спрятав свои эмоции. Может не верит тому, что увидел или нашел какое-то другое объяснение, которое устроило его бы больше, чем истина. Таргариен не вправе вмешиваться этот процесс. А потому и отвечает на вопрос, заданный вслух.

- Я говорила вам, милорд, что есть люди несогласные с моей политикой. Сыны Гарпии. Это были они, - в это время безупречные подхватили раненного мятежника и грубо поволокли прочь из комнаты, не обращая внимания на его болезненные стенания. Дейенерис проводила их взглядом, затем снова повернулась к северному гостю. - Я приношу вам свои извинения за то, что вы оказались втянуты и едва не пострадали. Зато вы теперь понимаете, почему я не могу прямо сейчас отбыть с вами. Я должна положить этому конец. Иначе мой отъезд могут ошибочно расценить, как бегство. К тому же, сегодня я дала еще одно обещание, которое обязана сдержать.

Голос королевы звучит звонко, словно сталь. Наверняка, эта решимость должна быть понятна Старку. Он, меж тем, прикасается губами к её руке, И Дейенерис ненадолго, всего на пару секунд, чуть сжимает его пальцы. А её взгляд смягчился.

- Доброй ночи, милорд, и не беспокойтесь. Этой ночью они не рискнут напасть снова.

Кхалиси кивнула воинам, чтобы те сопроводили лорда Старка в его покои. В это время в дверях показалась обеспокоенная Миссандея. Безупречно вышколенная, девушка лишь печальным взором обвела помещение, ставшим полем боя, а затем перевела свое внимание на королеву.

- Ваша милость, у вас кровь...

- Она не моя. - Дейенерис прерывисто выдохнула и посмотрела на свою соратницу. Несмотря на произошедшее, кхалиси не могла не оценить продуктивность этой встречи, которая дала ей очень много. Никогда еще в своей жизни Таргариен не оказывалось так близко у своей цели. И приезд северян случился очень вовремя. Если все пойдет так, как задумано, то у Дейенерис больше не осталось никаких веских причин для сомнений. Они уже договорились с Роббом между собой - остальное уже детали, требующие официального налета.

Но у них будет для этого завтра и любые другие дни. Для Дейенерис их договоренность о браке уже стало дело решенным. А сейчас ей хотелось смыть себя чужую и уже засохшую кровь, которая неприятно стягивала кожу.

- Распорядись приготовить для меня горячую воду. Хочу смыть с себя эту грязь! - Кхалиси слегка скривилась, выражая свое призрение к тому, чьей кровью оказалась испачкана. Затем последовала прочь из комнаты в сопровождении Безупречных.

Подпись автора

от spectre

+1


Вы здесь » shakalcross » завершённое » the north king and the south queen


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно