эпизод недели: with the snow
пост недели:

Сидеть в четырех стенах — паршиво. Кисе в принципе не любил сидеть на одном месте, ему всегда нужно куда-то двигаться, что-то делать. Сколько всего Рёта перепробовал, прежде чем заняться баскетболом, который наконец-то будто что-то зажег в нем, заставил развиваться, совершенствоваться… Плевать даже, что на самом деле делать все это Кисе заставляло прежде всего стремление превзойти Аомине. По крайней мере, в самом начале. читать далее

shakal

shakalcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shakalcross » фандом » прикосновенья этих рук


прикосновенья этих рук

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

прикосновенья этих рук
stephen ✦ tony
https://forumupload.ru/uploads/001b/29/0d/456/711292.webp


звенела музыка в саду
таким невыразимым горем
свежо и остро пахли морем
на блюде устрицы во льду


[icon]https://i.imgur.com/Bufi7Uq.png[/icon]

Отредактировано Stephen Strange (2022-07-28 13:16:59)

+2

2

[indent] Один два три четыре тысячи шестьсот двадцать пять тысяч семьдесят один миллион одиннадцать двенадцать сто три миллиона пятьсот тридцать два шесть семнадцать сорок восемь тридцать два восемьдесят шесть тысяч три миллиона десять двадцать сорок шесть девяносто девять четырнадцать миллионов шестьсот двадцать пять.
[indent] Тони Старк умирает, Питер Квилл умирает, Наблюдатель умирает, Питер Паркер выживает, но потом умирает, Стэфан Стрэндж умирает, Дракс выживает, Мантис умирает, Небула умирает, Танос выживает, Смерть исчезает. Тони Старк умирает в муках, Питер Квилл выживает, Дормамму умирает, Питер Паркер умирает, Стэфан Стрэндж умирает, Дракс умирает, Мантис умирает, Небула умирает, Стивен Роджерс умирает, Танос выживает. Тони Старк выживает, Питер Квилл умирает, Питер Паркер умирает, Стэфан Стрэндж умирает от рук всех, Дракс умирает, Мантис умирает, Небула умирает, Адам Варлок умирает, Танос выживает.
[indent] Четырнадцать миллионов шестьсот двадцать четыре попытки отыскать правильную комбинацию действий. Четырнадцать миллионов шестьсот двадцать пятая оказывается той самой, при которой расклад получается верным, пусть и слишком сложным, с отсрочкой на пять лет, все с тем же огромным количеством жертв - без этого никуда - но, в итоге, победным. Количество жертв перестает пугать Стрэнджа после того, как количество попыток переваливает за три миллиона: оно кажется ему несоизмеримо маленьким по сравнению с тем числом жертв, которые вызвал Танос одним простым щелчком пальцев. Вызвал. Нет. Вызовет. Мысли путаются, язык тоже, дыхание сбивается. Он словно проспал несколько дней подряд и теперь его разбудили и заставили решать задачи по биоорганической химии без какой-либо подготовки, орудуя лишь учебником для начинающих и плохо заточенным карандашом. Стэфан чувствует, что голова идет кругом, чувствует, как Тони Старк поддерживает его и не дает упасть, он переводит на него взгляд и смотрит так, словно знал его целую тысячу лет, а не встретил буквально этим утром, выдернув с утренней пробежки. Выдернув, чтобы потом с головой окунуть в тайны космического мироздания, секреты камней Бесконечности и того, что может пойти не так, если одно безумное существо соберет их все воедино и приведет в исполнение свой страшный замысел.
[indent] Словно перед ним был не тот, кем Тони Старк отчаянно хочет показаться, скрываясь за маской надменного самовлюбленного гордеца, который привык руководить бесконечным парадом вокруг себя и остался очень недоволен тем, что встретился с кем-то, кому хватает усталости, себялюбия и точно такой же надменности, чтобы не плясать в том же хороводе. Он видел травмированную душу, глубоко несчастную душу. Он видел чашу, из краев которой хлещет чрезмерная ответственность за себя, за других, за то, за что и отвечать-то он по сути не должен. Он видит того, кто рвется вперед не потому, что хочет присвоить все лавры себе, а потому что себя не жалко, потому что лучше пусть он один погибнет, чем он и еще несколько его товарищей. Каждая случайная или сопутствующая жертва - его крест, каждая поломанная судьба - его поломанная судьба, каждый упрек в сторону любого из его окружения - кидайте палки и камни в Тони Старка.

[indent]  [indent]  [indent] Кто же ты такой?

[indent] Стэфан смотрит ему в глаза и на собственных наворачиваются слезы, он ощущает себя палачом, который отправит его на убой, который должен сохранить его жизнь сейчас, чтобы пожертвовать им потом - спустя пять лет. И он не имеет права сказать Тони о том, что вынес ему такой страшный приговор. Он может лишь дать несколько простых рекомендаций о том, как им всем начать действовать, немного скорректировать первоначальный план, прекрасно понимая, что он провалится. Мантис исчезает, Дракс исчезает, Питер Паркер исчезает, Питер Квилл исчезает, Небула остается, Тони Старк остается.
[indent] - Тони, по-другому не могло быть, - Стэфан Стрэндж исчезает. Исчезает, чтобы оказаться посреди бесконечного равнодушного ко всему океана, безмятежно спящего под ярко-золотым небом. Остаться в одиночестве посреди многочисленных призраков, которые не видят один другого. Он погружается глубоко в свои мысли, словно в длительный сон, в котором течение времени не ясно, в котором сложно уловить суть самого себя, в котором сложно почувствовать границы своего тела, границы своих собственных мыслей, в котором невозможно подумать ни о чем-то конкретном, ни о чем-то глобальном. Стрэндж замирает, словно в стазисе до тех пор, пока неведомая сила не приводит его в сознание, снова выбрасывая на отдалённую планету в безграничном космосе. Его и всех остальных. Хорошо, что двойное кольцо всегда при нем.
[indent] - Помнится у нас один шанс из четырнадцати миллионов. Скажи, что это он. - Стрэндж оборачивается на голос и видит Тони, эмоции снова перехватывают горло, потому что Стрэндж знает. Помнит все в мельчайших деталях, но все еще не может даже намекнуть.
[indent] - Если скажу, что случится, то это не случится, - он говорит сквозь ком в горле, ловит взгляд Тони, старается его выдержать и только с облегчением выдыхает, когда тот возвращается к битве.
[indent] Четырнадцать миллионов шестьсот двадцать пять попыток отыскать правильную комбинацию действий. И всего одна победная. Одна. Как он думал. Но оказывается, что Стэфан просмотрел не все варианты, не учел один-единственный. Четырнадцать миллионов шестьсот двадцать шестой.

[indent]  [indent]  [indent] Тот, в котором Тони Старк не умирает.

[indent] Тогда Стэфану на секунду показалось, что все то, что Старк сделал для окружающих, все те жертвы, которые он принес, все те павшие, которые он оплакивал собственной кровью, вернулись к нему. Космос отдал Тони Старку то, что забирал у него годами. Он отдал ему право продолжать жить. Стэфан открывает портал в центральную больницу в Нью-Йорке - это позволяет сэкономить драгоценное время и не слишком сильно тревожить Старка транспортировкой, а дальше все в руках хирургов. Долгие шестнадцать часов сложнейшей операции, шестнадцать часов ожидания для того, чтобы Кристина вышла к ним с Капитаном Роджерсом и сказала, что Старк стабилен, но пробудет без сознания какое-то время. Стэфан выдыхает, окунает лицо в дрожащие ладони изувеченных рук. Самое страшное позади. Как ему казалось. Впереди только лишь бесконечные последствия, бесконечное множество мнений о том, кто был прав, а кто нет. Обвинений, конфликтов, стычек, личных травм и попыток разобраться в самих себе, переварить все произошедшее. Стэфан больше не верховный чародей, им стал Вонг - это снимает с его плеч огромную ответственность и высвобождает немного времени, чтобы вызваться следить за периодом восстановления Тони. Чтобы приходить к нему и помогать возвращаться в нормальную жизнь. Хотя бы попытаться.
[indent] Он выходит из портала возле его лесного домика и поднимается на крыльцо.
[indent] - Доброе утро, доктор, - отзывается искусственный интеллект, - Мистер Старк на кухне, - Пятница пропускает его внутрь, Стрэндж прячет руки в карманы толстовки и переступает порог дома.
[indent] - Тони?

[icon]https://i.imgur.com/Bufi7Uq.png[/icon]

Отредактировано Stephen Strange (2022-07-28 13:17:04)

+2

3

[indent]  [indent]  [indent] Твое сердце не выдержит, Тони.

Тони сжимает собранный буквально на коленке генератор для магнита, который удерживал мелкие осколки шрапнели, отчаянно рвущиеся к его сердцу. Кровь в артериях болезненно пульсирует, позволяя даже сквозь кожу видеть и ощущать то, насколько же великому Энтони Старку было страшно. Оказаться среди вооруженных до зубов террористов, в плену, в чертовом не пойми где и без возможности на спасение. Впереди лишь неизвестность, а перед глазами лишь страх. Умирать ведь всегда страшно, верно? Особенно в первый раз. Когда сталкиваешься лицом к лицу с собственными ошибками и понимаешь, что никак, совершенно никак не можешь их исправить и стать хоть немного лучше, хоть на несколько минут перед смертью.

[indent]  [indent]  [indent] К несчастью для Тони, его сердце выдерживает.

Один раз, затем еще один и еще. Удар за ударом, от самых близких, от самых родных и любимых. Он заменяет бомбу замедленного действия у себя в груди на высокотехнологичный протектор. Небольшой кружок холодного синего свечения, который защитит его сердце от любого удара. Который выстроит плотную непробиваемую стену между ним и целым миром. Который сконцентрирует в себе все радиационное излучение от шести чертовых разноцветных блестяшек.

Который не даст Тони Старку героически, эгоистично, самовлюбленно умереть. Или как там еще говорили о нем.

На самом деле Тони принял свою смерть уже очень давно. С тех самых пор, как на собственных плечах держал чертову ядерную ракету, направленную прямиком на Нью-Йорк. Он готов был умереть. Он хотел умереть. Ни секунды не сомневаясь, он готов был отдать свою жизнь в обмен на жизни миллионов человек. Упав на колени перед громадным фиолетовым самодовольным клоуном, едва не теряя сознание от боли, что прошивала, казалось, все нервные окончания насквозь, Тони смеялся. Тони смотрел в глаза самой Смерти, что выглядывала из-за плеча могучего Таноса и ни о чем в этой жизни не жалел. Разве что лишь о том, что не успел извиниться перед Пеппер, Роуди и Хэппи за то, что был таким невыносимым мудаком столько лет. За то, что предавал их дружбу неисчислимое количество раз.

[indent]  [indent]  [indent] Тони щелкает пальцами.

[indent]  [indent]  [indent] Его сердце отзывается острой болью, но не прекращает биться.

[indent]  [indent]  [indent] Тони Старк выживает. И ненавидит себя за это.

Все тело предательски ноет, мышцы сводит судорогой и ему хочется к чертям оторвать себе хотя бы руку, если не всю половину тела. Кровь пульсирует под обожженной кожей, раны воспаляются, не дают забыть о себе ни на секунду. Наверное, не стоило столько пить вчера. Алкоголь разжижает кровь, учащает сердцебиение и шлет нахер действие всей той тонны таблеток, которые ему прописали врачи, сквозь скрип зубов отпуская его из больницы. Наверное, не стоило пить и сейчас.

[indent]  [indent]  [indent] Но Тони плевать. Как никогда сильно плевать.

Ему нужен отдых, нужно время, чтобы восстановиться, чтобы стать сильнее. Чтобы найти хотя бы одну причину жить дальше. Заботы о компании он может переложить на Пеппер. Миллион раз уже так делал, она справится. А он потом подарит ей что-нибудь невообразимо нелепое. Например, огромного плюшевого медведя или корзинку с клубникой. Точно, у нее ведь аллергия на клубнику, как он мог забыть. Наверное, Тони просто подарит ей отпуск. Когда-нибудь позже, когда немного придет в себя. Вопреки устоявшемуся мнению, Тони Старку никогда не нравилось руководить. Он даже заботы о Мстителях оставил на плечах Роджерса. Ему бы уйти. Насовсем. Скрыться в глуши, никого не подпуская к себе. К чему Мстителям подавленный инвалид? Он даже себя не может спасти.

[indent]  [indent]  [indent] Тони уже давно не было настолько паршиво.

Начинать свое утро с виски — дурной тон. Когда-то давно ему об этом говорил Роуди, когда приходилось вытаскивать Тони из состояния, близкого к алкогольной коме. Он не справляется. Никогда не справлялся, если быть честным. Одного щита в груди недостаточно, чтобы отгородиться от всего мира. Тони Старку нужно заглушить собственный разум, собственную совесть и чувство вины, которые медленно пожирали его изнутри. Он спас сотни тысяч человек, если не миллионов. Он нарушил новый порядок. Нарушил новый баланс. Сломал жизни тех, кто уже успел привыкнуть к новому миру. Он виноват. Виноват. Виноват.

[indent]  [indent]  [indent] Во всем виноват.

Босс.

Тони отвлекается от бутылки, отставляет ее в сторону, вопросительно вскидывает голову куда-то к потолку, будто надеясь там увидеть живую голограмму собственной секретарши, которую он почему-то так и не создал, оставляя ее лишь надоедливым голосом у себя в голове. Он надеется, что ее алгоритмы смогут распознать хоть какие-то эмоции на его лице и Тони не придется напрягать голосовые связки, тихо и тактично интересуясь какого хрена ей нужно.

К вам гость. Доктор Стэфан Стрэндж.

Тони медлит. Замирает на мгновение, будто пытаясь вспомнить кто такой этот доктор и какого хрена он забыл на лесной отшибе около его дома. Тот самый заносчивый маг, который втянул его в этот. Тот самый, который спас его, поставив под угрозу все человечество. Тот самый, у которого всегда был свой план, свои мотивы, свои демоны. Тони не доверял таким людям. Людям, которые были слишком похожи на него.

— Открывай.

Импульсивное, глупое решение. Кто он такой, чтобы запрещать людям приходить сюда и разочаровываться в Железном Человеке еще больше? Тони допивает болтающийся на дне стакана виски и оборачивается, чтобы выйти к парадной двери, но сталкивается взглядом с Стэфаном, одетым в пугающе обычную одежду. Как будто он был самым обычным человеком.

— Доктор. — Тони улыбается. Находит в себе силы выглядеть трезвым, радостным, удобным, привычным Тони Старком. — Какой неожиданный визит. — Тони старается улыбаться искренне, но мышцы у запекшихся шрамов болезненно сводит. — Снова какие-то межгаллактические, межпространственные инопланетные угрозы? Жаль в этот раз я ничем не смогу помочь, слишком плотное расписание.

Он спас тебе жизнь, Тони.
Перестань паясничать, Тони.
В тебе есть хоть капля человеческого, Тони?

[icon]https://i.imgur.com/ARUNalV.png[/icon]

+2

4

[indent] Стэфан смотрит на Тони, смотрит на его улыбку, пропускает мимо ушей его колкости, и в самой глубине души понимает, насколько Тони больно, насколько он устал, насколько много сил потратил, о сколько глухих стен разбился. Стэфан был там, где отчаянно пытаешься мириться с тем, что жизнь оставила тебя позади, выкинула, словно ненужную отработанную вещь. Возможно, если отобрать у него его силы без возможности вернуть их обратно, то он наверняка окажется в точно такой же яме, в какую попал Тони.
[indent] - Нет, никаких угроз нет, Тони, - он подошел ближе и остановился возле стола, скользя взглядом по тем повреждениям, которые не были спрятаны под бинтами и пластырем, - Я пришел помочь тебе с перевязкой и обработкой ран, заодно осмотрю тебя, раз уж в больницу ты ехать отказываешься, - Стэфан вежливо улыбается, вытаскивает одну руку из кармана и кладет ее на стол, без слов предлагая ему приступить прямо сейчас на тот случай, если Тони захочет избавиться от него как можно скорее.
[indent] Он мог понять желание Тони уединиться, уехать как можно дальше из города, как можно дальше от всего, что хоть как-то напоминало ему о Мстителях и всем том, что им пришлось пережить. Всем том, что они переживают до сих пор и будут переживать еще очень и очень долго.

Танос был прав.

[indent] Едва ли Тони хотелось в очередной раз натыкаться на взгляды всех вокруг: одни винили его в том, что при повторном щелчке пострадало так много людей, что у тех, кто пять лет назад смирился с их утратой, вскрылись старые раны, что теперь пришлось оплакивать их снова, а вторые смотрели на него, словно на самого бога, который совершил нечто поистине великое и невообразимое, подвиг, на какой не был способен больше никто из Мстителей. И те, и другие жаждали его плоти и крови - одни, чтобы воспевать, а другие - чтобы сжечь. И то, и другое страшно. И то, и другое причиняет боль. И Стэфан несколько раз ловил себя на мысли о том, что он бы с радостью забрал эту ношу у Тони, с радостью бы щелкнул сам, если бы его не отвлекло что-то другое. Потому что с Тони хватит, Тони отдал достаточно, но ведь мир будет продолжать и продолжать требовать все больше и больше, пока от Тони совсем ничего не останется. Почему-то эта мысль заставляет Стэфана нахмуриться, сжать зубы сильнее.
[indent] Он сам с трудом выходил в мир, сам с трудом смотрел на людей, смотрел на резко выросшее количество могил, на количество траурных одежд. Мир оплакивал свое спасение, не понимая, что теперь делать со всеми этими подвигами Мстителей, мир находился в агонии, не понимая, как ему выбираться из одного кризиса, когда они только-только выбрались из другого, мир снова пытался учиться жить дальше, пытался предугадать новую угрозу, чтобы успеть защититься от нее. Все, что мог сделать Стэфан, это надежно закрывать разрывы между пространствами, отправлять пришельцев из других миров обратно, или уничтожать их на месте. Он стал более ожесточенным, он закрылся от Вонга, он закрылся от попытавшейся наладить отношения Кристины. Он стал тихим молчаливым хранителем Санктум Санкторума, который лишь иногда позволял себе выбраться из своей неприступной древней крепости не по магическим делам, а чтобы, например, переместиться в местечко далеко за городом, куда и на машине-то трудно добраться.
[indent] Здесь спокойно. Тихо. Но затишье это не приносит удовлетворения, спокойствие только лишь настораживает, заставляет ждать удара откуда-то из-за угла, заставляет ждать опасности, что смотрела на него со дна черного озера неподалеку. Да и в доме спокойнее не становится: Стэфан не чувствует защищенности. Потому что здесь много боли, здесь много усталости, здесь физически трудно находиться - еще труднее, чем на улице. Стэфан словно переступил через границы измерений, попал в соседнее, где все поставили с ног на голову. Ему хочется вернуться обратно, да поскорее, но его останавливает стоящий напротив Тони. Тони, которого нельзя забирать от сюда ни при каких обстоятельствах, который погибнет вдали от этого домика. Разбитый Тони. Тони, с которого хватит. Тони, которого обязательно обратят в прах. Дискомфорт Стэфана, это лишь малая часть той цены, которую он будет платить Тони за все то, что тому пришлось пережить.
[indent] - Давай, показывай, где у тебя здесь аптечка.

[icon]https://i.imgur.com/Bufi7Uq.png[/icon]

Отредактировано Stephen Strange (2022-08-23 16:11:19)

+1

5

— Я не отказываюсь, они сами меня отпустили. — Тони почти безразлично пожимает плечами. — Абсолютно здоров. Даже прорывная современная медицина может только отрезать мне искалеченные конечности, но никак не залечить их, Док. — Усмехается, но снова хмурится и едва не шипит от боли в натянутой коже, исполосованной глубокими шрамами.

Доктор Стрэндж всегда был для Тони загадкой. Появился в его жизни, будто гром среди ясного неба, торжественно объявил, что всему миру, всей вселенной, необходима помощь Железного Человека и каким-то совершенно невероятным образом затянул за собой в самую гущу событий. И самое страшное, что Тони был совершенно не против этого. С момента того громкого инцидента в аэропорте Берлина, он ждал и хотел, чтобы хоть кто-то, хоть на мгновение, начал в нем нуждаться. Чтобы хоть кто-то прислушался, признал, наконец, что мир не устоит без помощи Железного Человека и что все это время он был прав, когда хотел окружить Землю стальным куполом. Любой ценой. Любыми жертвами. Даже если придется поставить на чашу весов свободу всего человечества. Свобода и изобилие неизменно приносят за собой хаос и разрушения. Так было сотни лет до этого, так было сейчас, так повторится снова. А человечество раз за разом отказывалось видеть собственные ошибки и учиться на них.

[indent]  [indent]  [indent] Не то что ты, Тони. Верно?

Тони смотрит на Стэфана немного расфокусированно, немного сонно, сквозь пелену тяжелого похмелья, но от этого не менее пристально. Жизнь — до боли странная и порой до омерзения ироничная штука. Человек, который всеми силами пытался показать, что ему плевать на жизни простых смертных, что баланс вселенной для него важнее всего на свете, что он, не раздумывая, пожертвует жизнью Старка, или ни в чем неповинного мальчишки, который еще не успел даже окончить школу, сейчас стоял перед ним и предлагал свою помощь. Пытался спасти ему жизнь. Уже спас однажды и сейчас вернулся, чтобы не дать Тони рухнуть в яму отчаяния, зарыться в ней, закрыться от всего живого, медленно пожирая себя изнутри день за днем.

[indent]  [indent]  [indent] А разве он не пожертвовал?

Тони соврал бы, если бы сказал, что не прокручивал у себя в голове слова Стрэнджа раз за разом. Про четырнадцать миллионов попыток отыскать выигрышный сценарий, про один единственный шанс, про финальный раунд, про то, что у него не было иного выхода и все идет так, как и должно. Старк почему-то хрипло усмехается собственным мыслям и едва покачивает головой, опуская ее, изучая пустым взглядом слегка поскрипывающий деревянный пол. Стэфан уже возложил его на жертвенный алтарь, а сейчас просто пытался договориться с собственной совестью. Почему-то Тони был уверен, что она у него все еще есть. Иначе он бы тут не появился. Ведь именно совесть толкает нас на самые нелогичные, импульсивные и бессмысленные поступки, поддаваясь агоническому желанию срочно искупить свои грехи, исправить ситуацию.

— Давай на чистоту, Док. — Тони вздыхает тихо, сухо усмехается собственным мыслям, собственному голосу, который звучал до тошноты хрипло и устало. Он замечает его жесты, вслушивается в его голос, который разливался, будто мед, отчаянно пытаясь вселить в Тони мнимое спокойствие и умиротворение. Унять ту бурю, что бушевала в его сознании долгие недели, месяцы. Тони перестал бы быть самим собой, если бы вдруг оставил попытки сопротивляться чужой бескорыстной доброте. — Это какие-то мутки с совестью? Если вдруг что, я тебя ни за что не виню. Даже за то, что ты меня не слушал, отказался спрятать в кармашек свой зеленый камень и не отдавать его этому фиолетовому дуболому. Никаких обид, просто двигаемся дальше.

Тони будто намеренно пропускает мимо ушей упоминание аптечки, перевязки, ран. Как будто, если он будет отрицать свою беспомощность, то она пройдет сама по себе, то никто ее не заметит, а он не перестанет быть для мира всесильным Железным Человеком, который спас вселенную. [Или же обратил ее обратно в первородный хаос.] А ведь помощь ему действительно требовалась. В самых банальных бытовых делах, с которыми он и будучи абсолютно здоровым справлялся с трудом, не говоря уже о регулярных перевязках и контроле за буквально почасовым принятием всех нужных лекарств. Но Тони Старк перестал бы быть самим собой, если бы вслух признался, что ему нужна помощь. Вместо того чтобы показать Стэфану аптечку, Тони плотнее сжимает пальцами стакан. Вместо лекарств наливает в стакан еще немного виски, болтая янтарную жидкость на дне.

— Я вроде так и не сказал… но спасибо за то, что спас мою шкуру. — Тони поднимает стакан, едва усмехаясь, будто только что сказал самый оригинальный тост в своей жизни.

— Больше мне ничего не нужно. — Он произносит почти безразлично, а пальцы предательски вздрагивают, руку сводит болезненной судорогой и стакан едва не выскакивает из рук.

[icon]https://i.imgur.com/ARUNalV.png[/icon]

+1

6

[indent] Торги с совестью? Трудно сказать, если быть честным. С одной стороны, Стэфан прекрасно осознавал, на какую жертву он идет, прекрасно понимал, что делает, кем жертвует, чем жертвует, почему жертвует, ради чего, к какому финалу они в итоге должны были прийти. С другой стороны, при всем его расчете, ни что не мешало Стэфану чувствовать боль от того, какие решения он принимал. Хоть он и мог сказать, что сделал все возможное, подобрав вариант, значительно занижавший потери, но где-то внутри покоя не давала мысль о том, что он должен был потратить чуть больше сил и времени, что у них было это время, что он должен был заглянуть еще дальше, что он что-то не просчитал, что-то не сделал. Что все те жертвы, которые их реальность понесла после того, как Тони щелкнул пальцами, были только на совести Стэфана и не на чьей больше. Потому что это именно он направил остальных по этому пути. Стэфан записал всех погибших на свой счет, и не прав будет тот, кто подумает, что ему наплевать. Он продолжал оправдывать себя тем, что ткани реальности восстановлены, что эти жертвы того стоили, а потом ложился спать, призраки всех этих людей окружали его кровать, наполняли весь его дом, и молча смотрели на него, задавая немой вопрос.
[indent]  [indent] Стоило ли оно того?
[indent] Стоило ли оно того, чтобы нарушить клятву "Не навреди"? День ото дня Стэфан не мог не думать о том, чтобы не обратиться к высшим сущностям, попросив их исправить эту ошибку, вернуть к жизни тех, кто погиб из-за их халатности. Даже был готов заплатить цену, если ему ее назначат. Все, лишь бы договориться с совестью. Лишь бы обрести покой, лишь бы не превращаться в того, за кем по пятам волочится кровавая мантия.
[indent] - Нет, Тони, - спокойно и даже немного мягко говорит Стэфан, - Это не торги с совестью. Цену за принятые тогда решения я заплатил, будь уверен, - он качнул головой и подошел чуть ближе, наблюдая за ним, - Я здесь для того, чтобы помочь. Я ведь врач.
[indent] Благодарность Тони режет поперек груди. Болезненно, молниеносно. Останется шрам. Стэфан не знает, оказал ли он Тони услугу, спасая его жизнь сразу после того, как толкнул его в пропасть. Или же он все еще продолжает тянуть его на дно этой самой пропасти, продолжает втаптывать его все глубже и глубже. Усиливая его боль, усугубляя его страдания, преумножая его и без того безграничную усталость. Была ли эта благодарность камнем в его огород? Спас одну жизнь, но погубил сотни тысяч. Так ли Стэфан Стрэндж далек по уровню своей жестокости от Таноса или, например, Мефистофеля? Закончить эти мысли Стэфану не дала дрогнувшая рука Тони - отточенная годами магической практики молниеносная реакция заставляет его сделать практически неуловимый жест рукой, оставляя стакан и всё его содержимое висеть в воздухе. Оказавшись рядом с Тони Стэфан аккуратно ставит стакан на стол в стороне от них, туда же отставляет и бутылку.
[indent] - Тебе наверняка назначили антибиотики. Они плохо сочетаются с алкоголем, - Стэфан качнул головой и аккуратно провел ладонью над искалеченной рукой, чуть охлаждая ее, чтобы было не так больно, - Давай, прекращай пререкаться, на меня это не подействует.
[indent] Потому что Стэфан прекрасно знает, что чувствует Тони, в каком он состоянии: сейчас Тони может говорить все, что угодно, преследуя цель побольнее задеть Стэфана, прогнать его, оставить дальше гнить в одиночестве с бутылкой алкоголя. Нет, Стэфан его не оставит. Даже, если в глубине души понимает, что делает это больше ради собственного успокоения. Даже, если торгуется со своей совестью.
[indent] - Давай, раны нужно перевязать, - Стэфан жестом руки призывает аптечку, открывает ее, но теперь сталкивается с попытками Тони сопротивляться, отбиваться, снова и снова показывать, что никакая помощь ему не нужна. Стэфан терпеливо, аккуратно старается его успокоить, знает, что все как рукой снимет, как только на Тони накатит новый приступ боли. Он и накатывает, заставляя Стэфана нахмуриться.
[indent] - Тони, пожалуйста, - с нажимом говорит Стэфан, почему-то вспоминая, что в прошлой жизни он бы не был так мягок с пациентами. Тони, все-таки, сдается, и Стэфан усаживает его на стул. С помощью магии, чтобы было не так больно, избавляется от старых бинтов и повязок, осторожно обрабатывает каждый мельчайший сантиметр, осматривает, просвечивает магией насквозь, чтобы убедиться, что долгий процесс заживления хотя бы начался.
[indent] - Вот, другое дело, - говорит он, когда заканчивает перевязывать руку, накладывать повязку на глаз, - Если начнешь пить таблетки и перестанешь пить алкоголь, то все пойдет даже быстрее, - жестом руки прячет аптечку на место и поднимается, рефлекторно осматриваясь по сторонам, только сейчас замечает гору немытой посуды, общий легкий бардак в доме, - Твоя электронная помощница будет так любезна и покажет мне медикаментозные назначения врачей? - Стэфан смотрел куда-то наверх и обращался больше к тому самому женскому голосу, нежели к Тони. Интересно, сколько приемов лекарств тот уже пропустил?

[icon]https://i.imgur.com/Bufi7Uq.png[/icon]

+1

7

[indent]  [indent]  [indent] Заплатил цену, как же.

Тони хочется засмеяться во весь голос. Выплюнуть усмешку, будто яд, прямо в лицо колдуну, стоящему перед ним, утверждающему, что он, оказывается, просто обеспокоенный врач. Злость медленно вскипает в его жилах, густым, бурным потоком крови разливаясь по всему телу, заставляя сжимать пальцы здоровой [уцелевшей] руки, впиваясь короткими ногтями в кожу. Стэфана захотелось заткнуть как можно скорее. Схватить за ворот его до одури раздражающей, обычной, простой, повседневной толстовки и, если не приложить головой о стену, то просто, без лишних слов, выкинуть из дома.

Как он смеет произносить эти слова? Смотреть прямо в глаза Тони и говорить с интонацией выбешивающего своей мудростью великого старца, что он тоже заплатил свою цену за единолично принятые решения. Какое право он имеет? Никто, ни единая живая душа в этой вселенной или десятках, тысячах, четырнадцати, блять, миллионах других, не заплатил настолько же высокую цену, как Тони Старк. И дело даже не в отмирающих тканях искалеченной руки или уродливых шрамах на лице. Он принес в жертву самого себя. Свою жизнь. Свою личность. Железного Человека. Не оставляя себе никакого запасного выхода, хитрой лазейки или высокотехнологичного решения. Ни шанса хотя бы отдаленно понимать, что ему делать дальше, когда [если] он выживет. Как собирать себя по кусочкам.

[indent]  [indent]  [indent] Железный Человек должен быть умереть.

Всегда одно и то же, верно, Тони? Высокомерен, горделив, самовлюблен, эгоистичен. Твои проблемы выше всех остальных, всегда обесцениваешь старания других, их горе, их страдания. Думаешь, что во всем мире ты один такой, великий мученик, недопонятый гений, единственное спасение человечества, если не судьбы всей вселенной. Отворачиваешься, затыкаешь уши и закрываешь глаза, чтобы не знать и не думать о том, что каждый заплатил свою цену. И что кто-то взял на себя ответственность решить судьбу человечества, не спрашивая его мнения. Тони Старк, человек, который просто не может принять тот факт, что кто-то оказался более эгоистичным, чем он сам. Как же ты жалок.

[indent]  [indent]  [indent] Жалок.

Мысли звучат в черепной коробке гулким эхом. Мышцы сводит в судороге, а мозг, кажется, вовсе отказывается работать, превращаясь в один сплошной оголенный нерв, пульсирующий от боли, концентрирующий в себе болевые импульсы всего тела. Как будто он снова чувствует как мощь шести камней разрывает его изнутри. Как выжигает живую плоть, приваривая куски металлической брони к оголенным мышцам, к костям. Как тонкие струйки светящейся космической энергии подбираются в шее, скользят по лицу.

— Мне не нужна… — Тони сбивается. Не чувствует в себе сил закончить фразу, лишь жадно хватает губами воздух, будто надеясь, что это сможет спасти его от нового приступа боли. Он смотрит на Стэфана, видит беспокойство и жалость в его взгляде, чувствует, как он прикасается к нему, как какая-то незримая сила холодным потоком обволакивает руку и буквально ощущает, как тошнота подступает к горлу. Тони смотрит на Стэфана и видит в нем лишь квинтэссенцию собственной злости, собственной ненависти ко всему этому миру.

Тони было сложно попросить о помощи, полностью доверять и делиться собственными мыслями даже с теми немногочисленными людьми, которых он знал десятки лет. Что уж говорить о чародее, знания о котором ограничивались знакомством на несколько часов, затем небольшим перерывом на пять лет и парочкой незначительных заходов в архивы университета и больницы, в которой он когда-то работал. Чудо было то, что он его хотя бы впустил к себе.

— …помощь. Мне не нужна помощь. — Он старается просто отстранить Стэфана от себя. Затем оттолкнуть. Действуя все грубее, настойчивее, агрессивнее. — МНЕ. НЕ НУЖНА. ПОМОЩЬ. — Горло раздирает боль, а голос срывается на крик. От накатившей боли, слабости и дрожи в мышцах Тони едва не падает. Благо Стэфан успевает усадить его на ближайший стул.

[indent]  [indent]  [indent] Блять.

Ему хотелось кричать снова и снова, хотелось взвыть, что было сил. Вот только горло предательски сковывает спазмом, голосовые связки будто каменеют, превращаясь в тугой ком в глотке. Он молча принимает чужую помощь. Не благодарит, не произносит ни слова, не позволяет себе даже глухо заскулить от боли, что сдавливала спазмом сердце под медленно пульсирующим реактором. Просто надеется на то, что это скоро закончится. Все скоро закончится. Боль в теле, боль в сердце, боль в разуме. Но облегчение так и не приходит.

— Пить таблетки, правда? Не зря ты свой диплом врача получил, я уже вижу. — Откидываясь спиной на спинку стула, вжимаясь в деревянное покрытие свежими бинтами, Тони дышит так тяжело, будто одно только сердцебиение давалось его организму с титаническим трудом. Он криво усмехается и опускает голову, только в этот момент, только сейчас замечая продольные шрамы на руках Стрэнджа. Только сейчас он смог рассмотреть их так близко. Убедиться в том, что они реальны. Что его руки дрожат и эксцентричное поведение Тони не имело к этому совершенно никакого отношения.

— Пятница. — Тони произносит внезапно и неожиданно тихо.

Да, Босс. — Кухню наполняет мягкий женский голос с легким ирландским акцентом.

— Покажи факиру все, что он хочет. Мне все равно. Что уж говорить о медицине, если даже магия бывает совершенно бессильна. — Произносит с безразличием, но безразличием присущем исключительно Тони Старку, по которому можно было безошибочно считать каждую его эмоцию. Он почему-то делает особенный упор на магии. Пытается вложить в голос, казалось, весь свой сарказм, пренебрежение и недоверие к подобным практикам. Пускай и видел их действие своими глазами. Но Тони Старк все еще был слишком убежден в том, что магией глупцы называют науку, которую не могут объяснить.

Да, Босс. Вывожу на экран подробное врачебное назначение лечения, которое вы просили меня удалить уже пятнадцать раз с момента Вашего возвращения. Всем предписаниям врачей Вы следовали ровно сутки, босс. Чтобы быть абсолютно точной… Воспроизвожу видеозапись, босс.

Тони успешно игнорирует льющийся из слов Пятницы сарказм, но даже не успевает спросить какую еще к черту видеозапись, когда посреди кухни появляется ростовая проекция самого Тони, в мягком синем свечении.

Хэй. Это Тони из прошлого. Во-первых, прекрати отдавать Пятнице идиотские указания, она не может стереть напоминания от врачей, окей? Во-вторых, займись уже лечением. Серьезно, Тони. А еще позвони Пеппер и извинись перед Роуди. Когда бы ты это ни посмотрел, я уверен, что ты ничерта из сказанного так и не сделал.

Тони лишь хмыкает и цыкает языком, наблюдая за голограммой, что в качестве отчета называет контрольную дату записи, которая была больше недели назад. Перед эгоистичным колдуном его пытается пристыдить его собственный искусственный интеллект. Что ж, ему не привыкать.

[icon]https://i.imgur.com/ARUNalV.png[/icon]

Отредактировано Anthony Stark (2022-09-14 11:32:57)

+1

8

[indent] Насколько же сильно нужно ненавидеть самого себя, чтобы собственными руками создать искусственный интеллект, который относится к нему вот так? Или, нет. Не так. Насколько сильно нужно желать помощи, желать, чтобы хоть кто-то иногда встряхивал его посильнее, не давая погрузиться в депрессию еще больше, чем есть сейчас? Насколько глубоко Тони закрылся в себе, чтобы не быть способным попросить помощи хотя бы у кого-то, кто состоит из плоти и крови, кто сможет реально ее оказать? У Тони есть искусственный интеллект. У Стэфана этого не было. У Тони на самый крайний случай останется хоть кто-то, кто не отвернется от него, сколько бы раз Тони не послал его к чертовой матери. У Стэфана в конечном итоге не осталось никого.
[indent] Стэфан отвлекается от прочтения назначений и заключений специалистов, оборачиваясь на голографическую проекцию все того же Тони Старка из прошлого. Почему-то слабо улыбается: как удобно, можно записать самого себя в моменты просветления, протянуть самому себе руку, дать самому себе подзатыльник. Технологии, это удобно. Стэфан на секунду забывается и, рискуя дать Тони Старку из настоящего причину для насмешек, протягивает чуть подрагивающие пальцы к голограмме, окунает их в голубоватое свечение, проводит по ней где-то в области груди, едва касается пальцами того места на ней, где света было чуть больше. Убирает руку и на секунду бросает взгляд на свою ладонь.
[indent] Два безнадежных инвалида. С одной лишь небольшой разницей: Тони Старк технологиями все-таки продлил себе жизнь, а Стэфан почему-то не стал спасать свои руки при помощи магии, предпочел оставить все, как есть, отдавая себя на достижение иных целей. Но Тони Старк продолжил создавать, изобретать и защищать мир, починив самого себя. Почему Стэфан Стрэндж не может сделать то же самое? Наверное, это способ наказать себя. Заставить не забывать всё те причины, по которым он оказался там, где оказался. Помнить пройденный путь, не зазнаваться слишком сильно. Хах. Стэфан Стрэндж и "не зазнаваться". Кристина бы закатила глаза.
[indent] - Что ж, - "...отлично, что ты хотя бы иногда понимаешь, что не стоит отворачивать от себя близких", хочет сказать Стэфан, возвращая свое внимание назначениям врачей, сверяется с датами, понимая, что прошло уже так много времени, что любой нормальный человек давно бы уже умер от заражения крови, - Кажется, что ты чем-то насолил Смерти, раз она даже не планирует убивать тебя через заражение крови, которое ты мог заработать, не принимая препараты для профилактики сепсиса, - Стэфан качает головой, но в его голосе совершенно нет никакой злости, насмешки или яда, никакого желания задеть. Ну, может быть совсем немного пристыдить, пользуясь положением специалиста, который видел много того, к чему приводит игнорирование назначений лечащего врача. И зрелище было весьма нелицеприятным.
[indent] - Пятница, подскажи, пожалуйста, где мистер Старк оставил все назначенные ему препараты? - Стэфан снова посмотрел куда-то в потолок, все еще ожидая то ли лица, то ли чего-то непонятного, что покажется ему и проведет экскурсию по дому. Когда все лекарства были найдены, Стэфан при помощи нескольких изящных движений рук и сотворенной из воздуха таблетницы рассортировал все препараты согласно времени и очередности их приема, - Кажется, мне придется здесь поселиться, чтобы ты наверняка не пропускал приема лекарств, раз уж свою очаровательную помощницу ты игнорируешь. Держи, первая партия, - Стэфан хмыкнул, присаживаясь напротив Тони и постепенно предавая ему лекарство за лекарством, наблюдая, чтобы он точно их выпил, - Вот, отлично. Теперь ложись и отдохни, - Стэфан удовлетворенно улыбнулся, забирая у него опустевший стакан из-под воды и поднимаясь, относя его к раковине, ставя рядом, рассматривая гору посуды и общий бардак. Что это? Следствие депрессии или неспособности делать домашние дела одной рукой? Скорее всего, одно и то же.
[indent] Стэфан размышляет несколько секунд и стаскивает толстовку, оставаясь в одной футболке, бросает ее на спинку стула и включает воду, принимаясь мыть посуду, вытирать ее, расставлять по местам. Пришлось, конечно, немного покопаться в ящиках, чтобы понять, что здесь к чему, но в конечном итоге на кухонной столешнице порядок он навел. Снова посмотрел на Тони.
[indent] - Тебе нужно поесть после некоторых лекарств, - да и в принципе поесть ему бы не помешало. Почему-то Стэфану кажется, что основную часть диеты Тони Старка составлял алкоголь. Как еще задавить в себе чувства вины и беспомощности? Жаль только, что алкоголь здесь слабый помощник. Из найденных в холодильнике продуктов, Стэфан не без помощи магии собирает более-менее питательный завтрак, накрывает для Тони стол, - Давай, садись и поешь, - Стэфан подходит к нему и протягивает руку, чтобы помочь встать. Внимательно смотрит на него и, словно пытаясь предугадать его реакцию, качает головой, - Я врач, Тони. Я не преследую цель унизить тебя или задеть, пойми это. Я хочу помочь тебе, - "Потому что, ты это заслужил. Потому что это хотя бы малая часть благодарности за то, что ты сделал для всех нас. Потому что ты заслужил хотя бы немного заботы о себе."
[indent] Потому что ты - мое отражение, Тони.
[indent] А я - все еще самовлюбленный эгоист, как бы сильно я не задавил это чувство в себе.
[indent] Потому что я несу ответственность.
[indent] Потому что я виноват в том, что ты сейчас в таком состоянии.
[indent] Мне магия не помогла, ты прав. Может быть, она поможет тебе.

[icon]https://i.imgur.com/Bufi7Uq.png[/icon]

Отредактировано Stephen Strange (2022-08-30 11:17:14)

+1

9

У нестерпимой боли были свои преимущества. Когда каждый нерв в теле был натянут, будто струна, пульсируя и судорожно посылая сигналы в мозг, Тони Старк становился на удивление покладистым. Он позволяет перевязать себя, послушно глотает таблетки и только беззвучно молит [тех богов, в которых не верил] о том, чтобы это поскорее закончилось. Боль затуманивала разум, выталкивая из головы все остальные мысли, вынуждая подчиняться и беспрекословно принимать чужую помощь. Чтобы хоть как-то встать на ноги, Тони практически мертвой хваткой вцепился в плечо Стэфана, с силой стискивая зубы, чтобы не застонать, чтобы не заскулить, чтобы ни на секунду не показать [еще больше] собственной слабости. Он сильный, он справится, он Железный Человек, он не может ничего чувствовать. Не имеет права. Перед глазами все поплыло и несколько шагов до небольшого дивана оказались для него целой чертовой вечностью. Со свежей перевязкой было невозможно лечь, поэтому он лишь устало откидывается на спинку дивана, вжимаясь в подушки.

Тони растерянно наблюдает за тем, как Стэфан ловко берется за рутинную бытовую работу. Зачем-то моет ту гору посуды, которая каким-то вообще непонятным образом скопилась возле раковины. Разве кто-то настолько малознакомый может искренне хотеть о нем позаботиться? Подсознание играло с ним злую шутку. Давние детские обиды превратились в безусловные рефлексы. В особый паттерн поведения, где Тони не доверял никому. Он так и не смог себя заставить подпустить ближе к себе хотя бы кого-то из Мстителей, не говоря уже о Хэппи, Пеппер или даже Роуди. Между ним и людьми вокруг всегда была стена. Еще с самого детства, когда его единственными друзьями были собственные же изобретения. Так было и сейчас.

Потому что дружба всегда заканчивается болью. Потому что рано или поздно он услышит

…кажется ты относишься к этой дружбе слишком серьезно. Серьезнее, чем я.

А потом снова будет больно. Всегда было.

— Пятница. Включи доктору ободряющую музыку для мытья посуды. — Тони хрипло смеется, когда слышит какую-то легкую попсовую мелодию, запрокидывает голову назад и упирается затылком в мягкие подушки. Слова благодарности застревают в горле, и так и останутся навсегда недосказанными.

В голове вдруг всплывает воспоминание о том, как Стэфан, будто зачарованный каким-то заклинанием, подошел к ростовой голограмме, что мерцала полупрозрачным небесным цветом и расходилась на широкие полосы, будто картинка на старых ЭЛТ телевизорах. Он зачем-то подошел тогда ближе. [Ненормально близко] Зачем-то провел пальцами около реактора, что сиял в центре груди, будто правда надеясь коснуться его. Вспоминая об этом, Тони на мгновение перестает дышать и едва заметно хмурится. Стэфан не мог не понять, что перед ним находится самая обычная проекция кучки пикселей, он все-таки ведь был врачом и должен понимать как работают технологии. В своей магической робе он, конечно, выглядел порой как те самые монахи-отшельники, которые сознательно решили отказаться от благ современного мира во имя какой-то своей невиданной великой цели, но почему-то Тони был уверен, что Стэфан был другим. Пускай и пытался казаться закрытым, загадочным, вечно себе на уме. Губы почему-то едва подрагивают в подобии улыбки. Все-таки было в их схожести что-то пугающее.

Вспоминая жест Стэфана, Тони рефлекторно и сам тянется пальцами к реактору, едва слышно постукивая пальцами по закаленному защитному стеклу. Небольшой комок мягкого синего свечения, который спас ему жизнь только затем, чтобы потом попытаться уничтожить. Он — ответ на все вопросы. Он — причина по которой Тони все еще продолжал дышать, его сердце все еще билось, а организм не истощил все ресурсы, не давая ему умереть от заражения крови, сепсиса и чего-то там еще, о чем говорил Стэфан. Очень дорогой и очень пафосный якорь, который намертво приковал его к этой чертовой вселенной. Очень в духе Тони Старка.

Погрузившись в собственные мысли, Тони даже не замечает, как в воздухе возникает запах еды, как слуха касается мягкий бархатный голос Стэфана, как он подходит к нему и снова, черт его побери, просит подняться и сесть за стол. Тони смотрит на протянутую руку, снова замечает легкий тремор, снова в груди как будто что-то сжимается. Отвратительное чувство.

— Не пойми меня неправильно, док, но… сложновато, когда знаешь о человеке только то, что он может пускать бенгальские огни пальцами и, судя по всему, ходит в магическую качалку. — Кивает на его плечи, пытаясь изобразить привычную легкую усмешку, поднимая взгляд, всматриваясь в глаза Стэфана. — Сначала ты посылаешь меня к черту, говоришь, что проблемы твоей магической тусовки важнее всего на свете, затем зачем-то жизнь спасаешь, потом… — Тони запинается, прикрывает глаза и поворачивает голову немного в сторону. В памяти, будто огненные всполохи, проносятся воспоминания прошедших пяти лет. Боль одиночества в самоизгнании на отшибе мира. Снова и снова в голове звучит один и тот же вопрос: а может не стоило? Не стоило ничего менять? Решил потешить свое эго, решил оставить след в истории, захотел, чтобы на него молились, возвели несколько до неприличия огромных статуй и основали культ. Все ради этого, а не ради спасения жизней миллиардов людей. Все ради этого. Чертов эгоцентрик. — Не знаю каково это быть пылью пять лет и что ты там видел, но… должен сказать, что это огромный пробел в наших отношениях. Не буду скрывать, даже забыть о тебе успел. — Усмехается по привычке, тут же об этом жалея, тихо зашипев от тянущей боли в обожженной щеке. — Потом вся эта муть с Таносом, и ты опять спасаешь мне жизнь, приходишь ко мне домой. Я понять не могу что же у тебя в голове творится. — Тони понижает голос едва ли не до хриплого шепота, внимательно смотря в глаза Стэфана и слегка прищуриваясь. Как будто в одном только его взгляде он мог найти ответы на все вопросы вселенной. — А еще говорят, что это меня сложно понять.

Мистер Старк хочет сказать, что у него проблемы с доверием.

— Пятница. — Цедит сквозь зубы, давясь злостью, отвращением и ненавистью. Тони Старк терпеть не мог, когда кто-то оказывался прав в своих предположениях касаемо него самого. Еще больше он терпеть не мог, когда этим грешил его же собственный AI. — Режим без звука.

Да, босс.

Кажется, она прозвучала даже обиженно.
Ничего, Тони извинится когда-нибудь потом.

— В любом случае я не поднимусь. Сам говорил, что мне нужно отдыхать. Вот, я отдыхаю. — Тони кладет на колени подушку, кажется, для большей убедительности собственных слов.

[icon]https://i.imgur.com/ARUNalV.png[/icon]

+1


Вы здесь » shakalcross » фандом » прикосновенья этих рук


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно